ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Название: Самое дорогое (джен)
Автор: феникс
Рейтинг: G
Пейринг: ЛМ, ДМ, ТЛ, СС
Предупреждения: Действия происходят после 5 курса.
Жанр: ?
Размер: Виньетка
Саммари: Темный Лорд решил поставить Драко метку. Люциус в ужасе.

Внутренний круг приверженцев Темного Лорда собрался в полном составе за огромным столом главной залы в Руквуд-мэноре. В этот раз собрание посетили оборотни и парочка гоблинов, последние, видимо, для особых дел Повелителя.

Люциус поморщился от запаха псины и грязи и посмотрел на заерзавшего рядом сына. Драко сидел ближе, чем полагалось по этикету, но отец не возражал, прекрасно понимая, что мальчику страшно. Наследник не понаслышке знал, что из себя представляют приближенные Волан-де-Морта. Частенько некоторые из них захаживали в Малфой-мэнор, прихватив с собой одну из своих игрушек. Крики бедных магглов не затихали достаточно долго, чтобы вывести из себя даже такого закаленного мага, как Лорд Малфой. Это было частью наказания Люциуса за прокол в Министерстве. Он не мог противиться хозяину, но, тем не менее, пытался защитить семью от визитеров. Драко скоро вернется в школу. Нарцисса уже отправилась к своей тетке во Францию. Жена очень долго не желала уезжать, боясь за сына и мужа, но после долгих уговоров и заверений, что он не позволит пострадать их мальчику, она согласилась. Люциус понимал, что если бы он отправил Драко с ней, то это вызвало бы сильные подозрения со стороны Хозяина. Лорд Малфой никогда не слыл добрым и мягкосердечным человеком, но за своих родных был готов на все.

Наконец все места за столом были заняты и последние голоса стихли: Реддл всегда появлялся после того, как все соберутся, и наступит тишина. Так случилось и в этот раз. Дверь у дальней стены распахнулась, и в зал вошел темный маг. Повеяло силой, и это ощутили все.

- Я рад видеть вас господа, – поприветствовал всех вошедший. Дойдя до своего места за столом, волшебник повернулся к застывшим у стены оборотням. – Сивый, ты можешь отвести своих друзей в северный зал. Там ждет вас долгожданная пища и забавы.

Оборотни довольно оскалились и возбужденно зашумели. Фенрир выступил вперед и, склонив голову, пророкотал:

- Спасибо, Хозяин.

- Вы хорошо поработали в Гростершире. Идите, - отпустил их Реддл и повернулся к гоблинам. – Рад видеть, что вы не забыли о нашем договоре Роун-Рул. - Самый старый гоблин склонил голову в знак согласия и уважения. Волан-де-Морт обратился к Петтигрю, который не сидел за столом, а стоял в углу зала, ожидая, когда Лорд его позовет. – Хвост, отведи этих господ в мой кабинет и развлеки.

- Да, мой Лорд, - раболепно поклонился маленьких человек и сказал гоблинам: - следуйте за мной, господа.

Реддл повернулся к своим слугам и обвел их взглядом. Некоторые маги вдавливались в кресла под этим взором и забывали, как дышать.

- Люциус, как мило, что ты не отправил своего сына с женой, - вдруг раздался шелковый голос, взгляд Темного Лорда остановился на Драко. Люциус ощутил, как перехватывает дыхание. Откуда хозяин знает о Нарциссе?

- Мой Лорд, моя жена уехала навестить тетушку, - ничуть не смутившись, ровным голосом ответил Малфой.

- Надеюсь она не оставила тебя, Люциус? – насмешливо протянул темный маг, его губы изогнулись в отвратительной ухмылке, искажая и без того жуткое лицо.

- Нет, повелитель. Она вернется через две недели, - заверил Люциус.

- Что ж, хорошо, не стоит надолго оставлять нас, – прошипел Реддл, выделяя последнее слово. – Но я хотел поговорить не о твоей жене. – Он вновь посмотрел на Драко и мягко, почти нежно, сообщил: – Сегодня великий день для тебя, мальчик. Ты получишь метку чести, как и твой отец когда-то.

Малфой-старший побледнел, и с силой вцепился пальцами в подлокотники кресла.

- Мой Лорд, Драко еще слишком молод, - осторожно проговорил он. – Он еще не совсем готов, чтобы принять такую честь.

- Неужели? – ухмыльнулся Реддл, его алые глаза прищурились, впившись в Люциуса. Последний задохнулся: темный маг ворвался в его разум, причиняя ужасную боль. – Я так не считаю. И ты должен быть рад. – После того, как оставил в покое мужчину и переключился на его сына, сообщил Темный Лорд, остановившись позади стула Драко, он вцепился своей длинной костлявой рукой в плечо наследника. Паренек был неподвижен, как каменная статуя, только цвет лица стремительно менялся. – Идем Драко, нам нужно… пообщаться наедине, - тихо, но отчетливо прошипел Хозяин, почти нежно проведя пальцами по щеке подростка.

Люциус помертвел от увиденного жеста.

- Милорд, возможно, стоит подождать несколько лет, - предложил Малфой, пальцы которого невольно сжались в кулаки, унимая мелкую дрожь. От поразившей его мозг догадки, появление метки на руке сына было наименьшем из зол. Раньше для того, чтобы поставить ее, Темному Лорду не было нужды уединяться с подчиненным. Если только Хозяин ни желал развлечься.

- Молчать! – отчеканил Реддл, сильно сжав плечо Драко. Люциус увидел, как от боли исказилось лицо сына. Малфой, замолк, стиснув зубы. – Ты не доверяешь мне? – подозрительно спросил темный маг, вновь впиваясь взглядом в серые глаза.

- Как вы могли так подумать, мой Лорд? – Люциус старался придать лицу и голосу возмущенный тон. Это получилось успешно, но в голову не приходило ни одной уважительной причины, которой можно было бы отсрочить задуманное темным магом.

- Идем, Драко, - нетерпеливо велел Лорд и убрал руку.

Все окружающие наблюдали за развернувшейся картиной. Парень, дрожа, повернул голову к отцу, в его взгляде был ужас и мольба.

- Повелитель, возможно, я могу выполнить… - начал блондин.

- Люциус, ты меня поражаешь, - поцокал языком Реддл. – Кажется, ты совсем не хочешь, чтобы твой сын служил мне. Это расстраивает. – Его голос стал режущим и опасным.

- Люциус, не позорь нашу семью, замолчи! – зашипела Беллатрикс, сидевшая напротив него. – Наш Лорд милостив, будь благодарен!

– Думаю, нашему скользкому другу, нужно напомнить с кем он разговаривает, – процедил Волан-де-Морт, но вместо того, чтобы проклясть провинившегося колдуна, он резко отодвинул стул Драко и сдернул с него мальчишку.

- Прошу вас, мой Лорд, простите меня, не наказывайте его! Он еще ребенок! - Люциус вскочил следом и бросился за темный магом, который волок его сына к той самой двери, из которой вышел. – Накажите меня…

- Всенепременно, Люциус. Для тебя всегда было истинным наказанием твоя семья. Вот и наслаждайся, – Реддл распахнул дверь и втолкнул туда мальчика.

Отец заметил большую застеленную темным пледом кровать и в отчаянье схватил Волан-де-Морта за руку, моля:

- Мой Лорд, я готов служить вам вечно и отдать свою душу, но мой сын…

- Как ты посмел ко мне прикоснуться, тварь! Круцио!!! – заорал Том, не ожидавший такой смелости от своего слуги.

Сквозь режущую боль, Люциус слышал голос сын, он звал его, и от этого разрывалось ледяное сердце. Казалось, прошла вечность, как страдающий мужчина смог вдохнуть воздух – проклятие прекратилось. Малфой перевернулся, движения отдавались тупой болью в висках, и посмотрел на закрытую дверь.

- Драко, - прохрипел он, чувствуя такой сильный ужас, что темнело в глазах.

«Как я мог допустить?!» - не верил он.

На его плечо легла теплая рука, Люциус посмотрел на ее обладателя.

- Северус... Драко! Он хочет...

- Тише, - прошептал Снейп, опускаясь рядом с ним. – Он не сможет его изнасиловать, если ты боишься именно этого.

- Почему тогда Лорд увел его в свою спальню?! – не понимая, спросил Люциус.

- Скорее всего, хочет дать секретное задание. – Ответил зельевар. – Поднимайся. Зря ты затеял это представление. Он тебя проверял.

Не было возможности расспросить мастера зелий, с чего тот решил, что Лорд не может “использовать” Драко, но Люциус помнил, что друг готовил для Реддла какие-то зелья. Возможно, он знает о здоровье хозяина намного больше, чем кто-либо. Насчет того, что Лорд проверял его, Малфой не волновался. Лучше быть наказанным, чем видеть наказание сына.

- Он не благоволит мне больше. Что я еще мог подумать? Я не мог спокойно смотреть…

- Я понимаю, - прервал Снейп и помог аристократу подняться.

- Спасибо, Северус, - тихо поблагодарил Люциус, незаметно сжав руку друга.

Мастер зелий кивнул и направился к своему месту за столом.


***

Минуты тянули медленно, а дверь спальни все не открывалась. Малфой весь извелся, не зная, что и думать. Ровные ногти впились в ладони, оставляя на них четкие следы и чуть ли не прорезая до крови. Он закрыл глаза и старался не слушать болтовню Беллы.

- Ты идиот, Люциус. Драко уже давно пора пройти посвящение. Когда-нибудь он заменит тебя!

- Думаю, что парень не способен и кролика убить, хиловат! - пробасил МакНейер.

Дверь, наконец, распахнулась, все обернулись. Темный Лорд гордо вышел к своим слугам и ухмыльнулся замершему Люциусу, который смотрел в открывшийся проем.

"Где, Драко? Почему он не вышел вместе с Повелителем?"

- Забери своего отпрыска, Люциус, - бросил Риддл и сел во главе стола. Он повернулся к остальным Пожирателям: – Эйвери, жду вашего отчета из Уэльса…

Малфой уже не слушал, он шел к спальне хозяина. Если бы он мог, то бросился бы очертя голову, но этого делать было нельзя. Переступив через порог апартаментов, он осмотрелся. И когда увидел сына лежащим ничком на полу у платяного шкафа, то метнулся к нему и перевернул.

Лицо юноши было бледным, а из уголка губ струилась струйка крови. Мужчина не был колдмедиком, но довольно часто видел, как колдует Снейп, поэтому провел палочкой над телом Драко, шепча заклинание. Хвала всем богам, Лорд ничего страшного не сделал с мальчиком, и даже метки на бледных предплечьях не наблюдалось. Возможно, Риддл что-то искал в его воспоминаниях, потому что скан выявил истощение. Люциус содрогнулся и недолго думая, достал портал. Через секунду оба были в Малфой-мэноре. На этом пребывание Люциуса и его сына в рядах Пожирателей смерти окончено. Через несколько часов, убедившись, что жизни сына ничего не угрожает и, возведя вокруг замка чары Фиделиус, он отправился к самому могущественному волшебнику в школу чародейства и волшебства Хогвартс. Там у ворот его встретил ни кто иной, как Северус Снейп, он открыл ему доступ через барьеры.

- Как Драко? – первое, что спросил зельевар, снимая маску Пожирателя.

- Он ничего не сделал с ним, - отрешенно сказал Люциус.

«Но напугал меня до полусмерти», - хотелось добавить ему, но он сдержался.

- Что ты намерен делать? – поинтересовался друг.

- А как ты думаешь? Моему сыну и жене нужна защита, - четко отчеканил он. – И я сделаю для этого все что угодно.

- Даже заключишь сделку со старым маразматиком? Это не лучше прежней службы, - заметил друг.

- Мне уже все равно. Из всего, что у меня имеется, семья для меня – самое дорогое.

Конец.

@темы: Гарри Поттер, Позитив, Самое дорогое, Фанфик, мой фик