00:30 

Двуликий, снарри, NC-17, пролог + главы 1-8

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Автор: феникс (ljnkzncv)
Пейринг: снарри
Рейтинг: NC-17
Жанр: romance, angst, fluff, hurt/comfort, detective
Размер: макси
Предупреждения: ненормативная лексика, злоупотребление алкоголем (немного)... АУ начиная с 7 книги, ООС героев. ОС. ПостХогвартс.
Саммари: Гарри работает под прикрытием. Ему приходится играть роль лояльного Пожирателя и у него неплохо получается. Но налет на одну магическую деревушку меняет все в его жизни.
Публикация на других ресурсах: только с разрешения автора!
Текст в комментариях.


запись создана: 21.05.2013 в 00:41

URL
Комментарии
2013-05-21 в 00:44 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Я мечтою ловил уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.

И чем выше я шел, тем ясней рисовались,
Тем ясней рисовались очертанья вдали,
И какие-то звуки вдали раздавались,
Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.

Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,
Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,
И сияньем прощальным как будто ласкали,
Словно нежно ласкали отуманенный взор.

И внизу подо мною уж ночь наступила,
Уже ночь наступила для уснувшей Земли,
Для меня же блистало дневное светило,
Огневое светило догорало вдали.

Я узнал, как ловить уходящие тени,
Уходящие тени потускневшего дня,
И все выше я шел, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня[1].



Больше всего Гарри ненавидел те дни, когда ему приходилось возвращаться в Группу. Так между собой называли свое сборище новые выкормыши тьмы, обосновавшиеся в Лютном переулке. Такая организация была не одна: еще несколько возникло в других городах магической и маггловской Британии. Новое поколение Пожирателей Смерти оказалось еще более отвратительным и бесчеловечным, чем их предшественники.

У Группы не было строгих правил или лозунгов, которых придерживались последователи Темного Лорда ― они не пытались снискать власти волшебному народу или очистить мир от магглорожденных. Внушение страха и наведение хаоса – вот их цель. Удивительно, но всегда находился человек, который мог объединить вокруг себя тех, кто недоволен новой системой правления, и тех, кто жаждет битвы. Главной задачей английского Аврората стала поимка этого инкогнито, который очень хорошо прятал свою личность и заметал следы.

Однажды стражам правопорядка удалось накрыть одно из собраний в Йорке, но допросить пойманных они не смогли: большинство преступников воспользовались порт-ключами, а остальные умерли, как только оказались в Аврорате. Эксперты Отдела Тайн установили причину смерти: каждый из Пожирателей носил в своем теле капсулу с ядом, которая активируется дистанционно.

Несмотря на то, что суть работы группировки лежала на поверхности, ее скрытые мотивы были не ясны – к Пожирателям стали внедрять шпионов. Гарри Поттер оказался в числе тех, кому выпал жребий. Кингсли Бруствер – глава Аврората - лично попросил его заняться этим делом и назвал много причин, почему именно он подходил для такого задания.

Когда Гарри соглашался на шпионаж, он и не предполагал, насколько он не готов к ожидавшим его испытаниям. Чтобы сойти за своего, ему требовалось титаническое терпение и стальные нервы. Одно дело, когда ты четко знаешь, кто ты, и ведешь себя соответственно, и совсем иное, когда выдаешь себя за кого-то другого. Иногда он думал, что сходит с ума, так как совершать то, что требовалось для его прикрытия, мог только бесчувственный человек.

Миновал месяц с начала его двойной жизни. Гарри все больше понимал, что не подходит для этой работы – так он и сказал Кингсли сегодня утром. Он почти требовал, чтобы его сменили, а еще лучше перевели в Отдел Тайн. Лучше иметь дело с артефактами и темной магией, чем с психопатами. Бруствер очень долго объяснял невозможность такой просьбы и настаивал на завершении начатого. Поттер, скрепя сердце, согласился.

В Лютном переулке в этот день было необычно многолюдно, несмотря на то, что дождь лил уже второй день, а свинцовые тучи своим видом навевали тоску и хандру. Пройдя через толпу пьяных и спорящих о чем-то мужчин, вышедших из паба, Гарри протиснулся в двери заведения и осмотрелся. Здесь никогда ничего не менялось: так же тускло, пыльно, много магов и разных существ жуткой наружности, и запах выпивки и ядреного табака. Поздоровавшись с громилой-барменом, который кивнул в знак приветствия и продолжил разливать пиво по кружкам, он нырнул за стойку, а затем в подсобку.

Спускаясь по каменной скользкой от плесени лестнице, Гарри сжал покрепче палочку в кармане, стараясь дышать ровнее. Воздух был сырым и пах гнилью и перебродившим вином. Факелы горели очень слабо, но давали достаточно света, чтобы разглядеть впереди волшебника, ковырявшего тонким ножом между камнями в стене, а рядом с ним широкую дверь. Парня звали Мот. Настоящее ли это имя или, может, это фамилия, а то и кличка, неизвестно. Он был того же возраста, что и Гарри, с голубыми глазами и грязными русыми волосами. Его черты и бегающий взгляд напоминали аврору Дрю Робертсона – работника из Отдела по Контролю Магических Существ. Для своего спокойствия Поттер проверил этого мага, как только увидел. Это были два разных человека.

- Привет, Эди, - поздоровался он, завидев Гарри. – Ты сегодня в деле?

- Да, - на лице прибывшего не отразилось ни эмоции, хотя в душе ему хотелось развернуться и уйти.

- Давай, заходи. Терри и Крок уже ждут, - подмигнул Мот, толкая дверь спиной.

«Ах, да, друзья-Пожиратели, - с отвращением подумал Гарри. – Пожалуй, с ними я стал видеться чаще, чем с настоящими.

Войдя в зал, он, или точнее Эди Миддл, невысокий кареглазый брюнет, окунулся в шквал звуков и смрад от сигарет и виски. Людей на этот раз собралось намного больше обычного, поэтому и до того просторное помещение было расширено чарами. Поттер сразу же нашел взглядом двух своих приятелей, к которым и направился, спустившись по каменной лестнице.

Терри – блондин с серыми глазами и приятной наружностью, подпирал стену, поигрывая палочкой в руках. Возле него стояла симпатичная девушка и что-то ему щебетала. Он не обращал на нее внимания, пока не заметил появление Гарри. Смерив колдунью надменным взглядом, парень бросил ей несколько фраз. Девица возмущенно поджала губы и, развернувшись, присоединилась к другой компании.

Рядом с Терри сидел Крок, коренастый седой волшебник со шрамами по всему лицу и с крюком вместо левой руки. О том, как он ее потерял, маг предпочитал умалчивать, но ходили слухи, что еще во время первой войны он входил в ряды Пожирателей, и Воландеморт дал ему задание, связанное с великанами. Один из гигантов посчитал парламентера весьма неплохим на вкус. Длинный серый плащ подметал пол, пока хозяин, закинув ноги на стол, покачивался на стуле, стоявшем на двух ножках. Одновременно Крок уговаривал молоденького парня забраться ему на колени. Гарри посмотрел на несчастного и внутренне содрогнулся. Это был подросток лет семнадцати с круглым лицом и вьющимися каштановыми волосами. Мальчишка вовсю хлестал виски из горлышка бутылки, что было делом непростым даже для профи. Не смотря на изрядное опьянение, он старался подальше убраться от пристающего к нему старика, но друзья обступили того полукругом и, посмеиваясь, подталкивали к ухмылявшемуся старшему товарищу.

- Привет, жеребенок, - приветливо улыбнулся Терри. – Сегодня у нас будет веселье, - он плавно приблизился к Гарри и игриво провел пальцем по его подбородку. Поттер не пошевелился, игнорируя жест.

- Давно пора, а то мы уже захирели без дела, - проскрипел Крок, громко ставя стул на все ножки и хватая сопротивляющегося юнца. – Ах ты, мышонок!

- Нет, Крок, отстань! – заплетающимся языком промямлил пацан, слабо вырываясь.

Грузный маг неприятно засмеялся и сильнее прижал парнишку к себе. Еще немного потрепыхавшись в его руках, тот сдался на милость победителя и сидел смирно, хлопая глазами на своих друзей.

«Интересно, он также будет себя вести, когда этот верзила насадит его?» - с содроганием подумал Гарри. Подобные мысли помимо воли закрадывались в его голову. Атмосфера, царившая здесь, в любом случае влияла на Поттера, развращая.

Гарри посмотрел на «предводителя» их круга.

Труди – человек, организовывавший людей и приносивший задания от хозяина. Он сидел на столе у стены с сигаретой во рту, скрестив ноги по-турецки, его рыжие спутанные волосы закрывали лицо. Болотного цвета глаза следили за собравшимися магами сквозь грязные патлы. Заметив взгляд Гарри, он выпустил дым через нос, выплюнул сигарету и произнес:

«Гробовщик по крышке гроба молотком стучит
И, склонившись над работой, пасмурно молчит.
На полу белеют стружки. На пол сквозь окно
Солнца луч кладет, играя, светлое пятно».[1]


С каждой строчкой его голос усиливался, пока не привлек внимание всех Пожирателей. Это был не первый раз, когда он цитировал стихотворение. У Гарри всегда бежали мурашки по спине от этих слов. С безумной улыбкой рыжий колдун поднялся на столе и, хлопнув в ладоши, оповестил:

- Господа, сегодня наш путь простирается в деревушку под названием Месмер[2] в Глостершире. Кто там не был, я выдам портал.

Поттер напрягся. Это было магическое поселение. Опять.

- Хозяин хочет, чтобы там был ад, - глаза Труди заблестели от предвкушения, и он возбужденно прокричал: - всем, что найдете, владейте и пользуйтесь!

Поднялся довольный рев, маги вскакивали со своих мест. Крок и Терри были одними из первых, кто аппарировал. Гарри сжал небольшой шарик в кармане – артефакт для записи голоса – и тот растворился в воздухе. Затем аврор последовал примеру своих «коллег».

[1] Стихотворение Константина Бальмонта «Я мечтою ловил уходящие тени…».

[2] Маг читает строки из стихотворения Константина Бальмонта «Гробовщик».

[3] Эта деревня есть только на картах магической Британии (от Автора).

URL
2013-05-21 в 00:48 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Ощутив землю под ногами, он с наслаждением вдохнул чистый лесной воздух. Когда-то давно Поттеру уже приходилось бывать здесь, поэтому аппарация не вызвала затруднений. После победы над Темным Лордом, Министерство магии удостоило Гарри великой чести (так, по крайней мере, написали в Пророке, но на самом деле это больше походило на настоятельную просьбу) добавить свой щит к чарам высокопоставленных магов на каждом магическом поселении, что по значимости приравнивалось к Ордену Артура[1].

Спокойно разбредающиеся по домам деревни темные маги были отличным подтверждением того, что система защитных чар больше не работает. Когда же купол исчез? И кто его снял? Такую магию нельзя преодолеть, не зная контрзаклятий. Значит, кто-то выдал их и этот кто-то из секретной конторы, так как все наложенные чары четко фиксировались в архивах.

Гарри спустился с пригорка и, не выбирая, пошел по первой попавшейся улице. Несколько темных фигур вплыли в коттедж, мимо которого он проходил. Оттуда не раздалось ни звука. Аврор представлял, как все будет, и знал, что тишина и неожиданность – это главный фетиш Группы Труди. Так сильнее страх.

Поттер надеялся, что Кингсли поторопится. В этот раз прикрытию Гарри ничего не угрожало ― взломанные щиты на деревне уже были сигналом аврорату.

- Ты чего задумался? - голос прямо над ухом и прикосновение к плечу заставили Поттера до скрежета сжать зубы и невероятным усилием воли не заавадить мерзавца на месте.

Он развернулся и вперил взгляд в мерцавшие от света ламп глаза Терри. Блондин мило ему улыбнулся.

- Выбираю, - без эмоций ответил Гарри.

- Ты сегодня, кажется, не в настроении, – нахмурился «друг» и быстро предложил: – если это тебя расслабит, то мы можем поискать спокойный домик, быстренько отправить хозяев на тот свет и потрахаться, – он шагнул ближе к Поттеру и соблазняюще погладил его по груди. – Вкус опасности меня возбуждает.

- Остынь, Терри, - если бы не маска, то Поттера просто стошнило бы от такого предложения. Желудок и так нехорошо крутило от дурных предчувствий. Он перехватил наглую руку, старавшуюся пробраться под мантию, и оттолкнул ее. Этот недоносок уже не в первый раз пытался соблазнить его.

- Я же знаю, что ты хочешь… - с придыханием прошептал тот, прижимаясь ближе к Поттеру.

Гарри отошел на шаг и выплюнул:

- В следующий раз.

- Недотрога, мне такие нравятся. Ловлю тебя на слове, - страстно прошептал Терри, коснувшись губ Гарри пальцами. Поттер мотнул головой и стремительно зашагал в конец улицы.

Его товарищ тоже направился к ближайшему дому, пинком распахнул дверку забора и взбежал на веранду.

Первые крики взмыли над деревней, когда Гарри свернул к последнему коттеджу. Тянуть время больше нельзя, нужно было приступать к пожирательским обязанностям, как бы противно это ни было. Юноша замер, как только миновал калитку забора, ощущая остатки очень сильной темной магии. Взглянув под ноги, он увидел на траве выгоревший след, очерчивающий края былого барьера.

«Кто же здесь живет?» - невольно удивился он. Раз остался отпечаток – чары были невероятной мощи.

Поднявшись по нескольким ступеням на веранду, Гарри толкнул приоткрытую дверь, ведшую в дом. Держа палочку наизготовку, аврор нырнул в темноту. Оказавшись в гостиной, он окинул ее быстрым взглядом, чтобы оценить, где находятся проникшие сюда Пожиратели. Комната была обставлена со вкусом, но не имела ничего лишнего, это было заметно даже при свете фонарей за окном. У стен стояли шкафы с множеством книг. Мебели было по минимуму: пара кресел, столик и какие-то странные приборы. Камин уже прогорел, и в нем тлели угольки. Поттер немного расслабился, поняв, что здесь никого нет, но ненадолго, так как с верхнего этажа послышались возня и смех. Гарри взбежал по лестнице и оказался в коридоре. Сразу заметив полоску света из открытой настежь двери, он направился к ней. Прислушиваясь, Поттер узнал голос.

- Стой на месте, сука. Я и не думал, что мне так повезет.

Это был Крок, и в его интонациях было удовольствие. Гарри мог представить, с чем оно связано.

Потом послышался звук рвущегося материала и сдавленный мужской стон. Парень бесшумно подошел ближе, стараясь, чтобы половицы под ногами не заскрипели. Но дом, видимо, был новым, и ничто не выдало подкрадывающегося аврора. Он заглянул в приоткрытую дверь, чтобы иметь представление, сколько там человек. От увиденной картины его прошиб холодный пот, а дыхание перехватило.

Свет от свечей выхватил из темноты две фигуры на кровати – Крока и человека, которого Гарри не видел многие годы ― Северуса Снейпа.

Пижамная куртка пойманного Пожирателем волшебника была рассечена надвое, открывая бледную кожу спины с алевшими росчерками от трансфигурированного в острый штырь крюка. Было очевидно, что Снейп находился во власти какого-то заклятья. Он стоял на коленях, опираясь руками о кроватный столбик, на его лице, повернутом как раз к двери, можно было прочесть целую гамму чувств. Глубоко врезавшиеся морщинки у глаз и рта выдавали боль, искусанная в кровь губа говорила о том, что маг еле сдерживается, чтобы не закричать, а в темных глазах блестело безнадежное отчаянье, смешанное со страхом. И было от чего.

Штаны с мужчины были стянуты, и Крок с широкой улыбкой наслаждался тем, что, приставив кончик заостренного наконечника к грубо раздвинутым пальцами ягодицам, пронизывал им анус своей жертвы. Кровь капала на постель почти непрерывным ручьем. По пропитавшимся влагой простыням было ясно, что это продолжалось не одну минуту.

- Сейчас я тебя подготовлю, Снейп, чтобы было совсем мокро, и ничто не мешало моему члену добраться до твоего желудка, - с наслаждением проурчал верзила, высвобождая из расстегнутой ширинки внушительных размеров орган с потемневшей от перенапряжения головкой.

Заметно дрожавший в его руках мужчина начал до крови кусать свои пальцы, чтобы хоть немного заглушать ад, творившийся ниже пояса.

Гарри вывел из оцепенения тихий болезненный стон, и он, не ощущая того, что делает, влетел в комнату и метнул в Пожирателя заклятье. Как бы ему хотелось бросить в него что-нибудь посильнее «Ступефай», но в последний момент мозг каким-то непостижимым образом смог сообщить затуманенному сознанию, где сейчас находится крюк Крока. Поттера всего трясло, когда он быстро взобрался на кровать и осторожно вывел острие из израненных ягодиц, ужасаясь нанесенному урону.

Темный маг не мог пошевелиться и лишь непонимающе таращился на Гарри. Аврор развернулся и с размаху зарядил ему кулаком в челюсть. Злость и острая, как бритва, ярость клокотали в груди, он даже не ощущал боли в разбитых костяшках. Пожиратель слетел к кровати. Поттер последовал за ним, невербально послал в негодяя «Силенцио», и с секундным заминкой ― «Круцио». Видя, как извивается тело извращенца, Герой магического мира впервые за много лет получал от этого удовольствие.

Резко очнувшись, Поттер вернулся к пострадавшему. Развеяв наложенные на него чары, Гарри в последний момент успел подхватить чуть не свалившееся на пол тело. Поддерживая за грудь и талию, он потянул волшебника на себя, и через мгновение тот оказался прижат спиной к груди юноши. Безвольная голова легла на плечо Поттера, губы чуть приоткрылись, и по подбородку потекла струйка крови. Взгляд Гарри невольно скользнул вниз: пах Снейпа был весь в крови, а на бедрах и их внутренней стороне темнели следы от синяков, оставленных не пальцами. По всей видимости, Крок его там бил.

Снейп был без сознания. Кажется, заклинание Гарри отменило Энервейт Пожирателя.

«Тварь, когда только успел?!» - кипел Поттер.

Сканирующее заклинание показало, что у мага было несколько внутренних повреждений, открытое кровотечение и множество ушибов. А также на него наложили не просто парализующее, а Темный Морок[2], вот почему он мог стонать и двигаться, но не сопротивляться. Поттер ощутил, как теплая кровь пропитывает его брюки: нужно было немедленно уносить его отсюда. Внезапно из гостиной дома разнесся шум. Гарри прислушался. Раздались крики и брань. Кто-то решил заглянуть на огонек.

Больше не раздумывая, он активировал порт-ключ.

URL
2013-05-21 в 00:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
***

Поттер не мог отправиться в больницу Святого Мунго, да и не любил ее по многим причинам. Основной, конечно же, была тайна его работы, а другая – общественное любопытство. Кингсли все это прекрасно знал и не раз отправлял к нему домой наряд доверенных медиков. В каком бы состоянии Гарри ни находился, он уже наловчился дотаскивать себя до шкафчика с зельями и накачиваться всем необходимым.

Положив раненного на свою кровать, аврор стянул с него порванную пижаму и отбросил на пол, затем побежал в ванную. Достав из ящика все необходимые зелья и мокрое полотенце, он вернулся обратно.

Сделав шаг к кровати, парень замер, встретив затуманенный от боли взгляд. Гарри присел рядом и заставил слабо сопротивляющегося мага выпить снадобья, а потом начал шептать целебные заклинания, которым его обучили в аврорской школе. Первым делом поставить поддерживающее поле, затем остановить кровь, начать зачаровывать рану, делая легкие магические стежки на ее краях. И следующий шаг: понемногу вливать в него свою магию, чтобы она через нити жизненной силы восстановила поврежденные органы и ткани. Это займет много времени, так как травм было предостаточно. Гарри не был профессионалом, поэтому его метод врачевания длился долго, но лечил основательно.

Среди зелий, что он дал профессору (пусть и бывшему, но даже в мыслях он не мог обращаться к нему как-то иначе), было обезболивающее. И Гарри понял, что оно подействовало спустя несколько минут, когда бледные пальцы с коротко стриженными ногтями впились в его предплечье.

- Кто вы? – еле шевеля губами от начинающей подсыхать крови просипел Снейп.

Гарри не ответил, продолжая колдовать: первую стадию нужно было закончить без прерываний.

Снейп дергался прочь от движений палочки, стараясь отстраниться, как можно дальше, но в его положении он лишь уперся головой в спинку кровати. Видимо из-за остаточного действия морока, мужчина не мог понять того, что чертил Поттер, и произносимых им заклинаний. Профессор предпринял попытку отобрать оружие у парня, но обе его кисти были с легкостью зажаты свободной рукой аврора: то ли Гарри был настолько силен, то ли пострадавший вконец истощен.

Зельевара заметно затрясло.

- Кто вы? – сдавленно и как-то отчаянно повторил он.

- Ваш нелюбимый Поттер, - наконец, смог ответить Гарри, сбрасывая магический щиток, который помогал ему поддерживать первый этап обряда.

Снейп постарался сосредоточиться, борясь с туманом в голове и режущей болью, которая даже после дозы обезболивающего чувствовалась. Сильные тиски на руках заставляли сердце выпрыгивать из груди, а мозг сходить с ума от паники. Но он нашел в себе силы отгородиться от этого, и недоверчиво смотрел на молодого волшебника.

- Я накладываю на вас целебные чары, не сопротивляйтесь, сэр, - попросил парень.

Он приготовился читать следующую часть заклинания, как вдруг услышал слабое, но угрожающее сипение:

- Отпустите меня… немедленно!

Сначала Гарри не понял в чем дело, но когда зажатые в его руке кисти дернулись, смысл слов до него дошел.

- Извините, но по-другому было нельзя, – выдохнул он, убирая ладонь.

Снейп буравил его взглядом и молчал.

Гарри сглотнул и продолжил колдовать. Кончик палочки понемногу спускался все ниже и ниже к паху.

- Нет, не смейте! Я сам, - темные угли глаз полыхнули пламенем.

Маг дернулся и опять попытался обезоружить Поттера.

Гарри не мог прервать заклинания, поэтому среагировал машинально, повторив прием с запястьями.

Зельевар тяжело задышал. Казалось, что все мышцы в его теле натянулись до предела, грозя порваться. Бледное лицо покрылось испариной, а глаза закатились. Когда Гарри закончил колдовать, то заметил состояние мужчины и, что тот опять закусил истерзанную губу. Кровь стекала по щеке. Поттер чертыхнулся и отпустил тонкие запястья. Промокнув полотенце заживляющей настойкой, он склонился над магом.

- Сэр, успокойтесь, - содрогаясь от вида таких отчаянных страданий Снейпа, мягко попросил Поттер. Заглянув в затуманенные болью глаза, он прошептал: – я хочу вам помочь и не причиню вреда. Не бойтесь меня.

Тонкие брови слегка дрогнули, и морщинка между ними разгладилась. Венки на виске продолжали биться, грозя лопнуть; сжатые зубы разомкнулись, и рот расслабился, позволяя без сопротивления смочить губы зельем.

- Молодец, - забывшись, облегченно выдохнул Гарри.

Он почти улыбнулся, хотя внутри него сжимался ноющий клубок. Стирая кровь и обрабатывая ранки, он начал замечать, как взгляд профессора становится более осознанным. Тонкие губы задрожали, стараясь произнести что-то, но Гарри прервал его.

– Я закончил с внутренними повреждениями. Магические швы еще слишком тонкие, но я дал вам несколько зелий, которые должны подкрепить их. Для эффективности нужно, чтобы лекарства впитались еще и в кожу. Вы же знаете, как это действует? – он следил за выражением глаз мага. В них было понимание, вперемежку с болью и... странным страхом.

Молодой человек подозревал, отчего это, и осознание еще больше заставляло его ощущать неправильность происходящего. Все дело было в прикосновениях. Они для Снейпа сейчас все равно, что продолжение насилия. Из-за этого Гарри был обязан проверить, не стал ли сегодняшний инцидент последней каплей для зельевара.

Легко коснувшись сознания бывшего шпиона, он мягко обошел окольными путями все еще державшуюся ментальную защиту, и скользнул чуть глубже, ощущая шаткое состояние зельевара. Несомненно, мастер окклюменции и легилименции знал и умел отражать атаки со всех фронтов и в любом виде, но годы спокойной жизни расслабили его, в то время как Гарри совершенствовал свой навык.

Поттер сумел уловить лишь немного, прежде чем его выкинули, но этого хватило, чтобы понять, что хоть мерзкое изнасилование и проедало Снейпа изнутри, оно не сломало его.

Все это заставило кулаки Гарри сжаться до хруста. Он раздавил державший в одной руке пузырек и очнулся только, когда осколки впились в кожу. Даже чувствуя тупую боль в ладони, он не мог заглушить ярость.

- Сэр, вы понимаете меня? – спросил он, очищая себя от стекол и выливая на руку немного бальзама.

Снейп судорожно вздохнул и слабо кивнул. Видимо, ментальное “обследование” не вызвало недовольства.

- Вы сможете дойти до ванной? Я вас поддержу, – аврор надеялся, что лекарства уже полностью подействовали , и сил у волшебника хватит, чтобы добраться дотуда с поддержкой, и к чарам левитации прибегать не придется.

Снова кивок. Гарри поднялся и помог магу медленно сесть на кровати. Тот болезненно кривился, скрипя зубами, но молчал. Бледная рука сползла по груди вниз и легла на ноющее место. Поттер старался не смотреть на это, сглатывая подкативший к горлу ком. Некоторое время Снейп сидел с закрытыми глазами, справляясь с волнами боли. Спустя пару минут он попытался передвинуть ноги. Поттер помог ему спустить их на пол и тут же протянул руку, чтобы помочь встать. Зельевар проигнорировал ее. Опершись ладонями о постель, он постарался сделать все самостоятельно. К удивлению младшего волшебника, ему это удалось.

- Я ненавижу… вас Поттер… - с мукой в голосе отчетливо прохрипел он, когда Гарри подхватил его за локоть и приобнял за талию, предотвращая падение. – За то, что вы… все это... видели.

- Я предпочел бы не видеть, сэр, - произнес юноша, стараясь не сильно сжимать руки вокруг мужчины, чтобы не причинять лишней боли. Пальцы дрожали. Вот уж ему никогда в голову не приходило, что он будет дотрагиваться до обнаженного Снейпа, да еще и в таких обстоятельствах.

Когда Гарри довел его до ванной, то помог в нее забраться и осторожно сесть. Включив воду, он сделал ее достаточно теплой. Закрыв слив, он подошел к шкафчику с зельями. Недавно аврор его обновил, поэтому полки ломились от различных релаксантов, кроветворных, заживляющих, костероста, успокоительных и прочего. Счастье, что Крок ничего не сломал профессору, а то его лечение было бы еще неприятнее. Достав три бутылочки заживляющего средства и два успокаивающего, парень повернулся к своему пациенту.

Снейп подтянул ноги к груди, прикрывая пах, и мокрыми ладонями умывал лицо. На подбородке от кровавых подтеков остались только розовые разводы. Поттер откупоривал флаконы и выливал их содержимое в ванную. Закончив, он устало опустился на пол, так как стоять на подгибающихся ногах было сложно. Вытащив пробку из одного из последних двух зелий, он протянул его магу.

- Это успокоительное, - пояснил он.

Зельевар взял флакон, но сначала принюхался и только потом отпил.

Гарри прислонился спиной к ванной, у него у самого руки тряслись не хуже, чем у больного, поэтому второй пузырек был для него. Закрыв глаза, он слушал, как течет вода. В груди все еще молотом стучало сердце, а виски сдавливало словно тисками, но постепенно эти ощущения стихали. Напряжение проходило, повинуясь действию лекарства, и мышцы лица расслаблялись.

- Как вы там... оказались? – через некоторое время тихо спросил уже не хриплый, но все еще слабый голос.

Гарри глубоко вздохнул и провел рукой по лицу, смачивая его влагой, оставшейся на ладонях. Стало немного легче. Действие оборотного зелья уже начало спадать. Чувствуя, как лоб защипало, волосы стали укорачиваться, а кожу стало неприятно покалывать, он призвал очки из тумбочки в комнате. Нацепив их, Поттер ответил:

- Я работаю под прикрытием и наблюдаю группу Пожирателей.

URL
2013-05-21 в 00:51 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
- Вы... выдали себя, - с трудом констатировал Снейп.

- Кажется, да, - в груди образовалась какая-то пустота, но Поттер ничуть не сожалел о сделанном. - Я не мог оставить вас там… с этим ублюдком.

- Готов поспорить… общаясь с этими господами… вы видели и худшее, - по частям выдавил профессор.

- Но им еще не попадался никто из моих знакомых, - выдохнул Поттер.

- Куда вы меня перенесли? – устало спросил зельевар.

- К себе домой.

Гарри хотел развернуться и посмотреть на состояние мага: по более связной речи и всплескам воды под руками, моющими тело, можно было сказать, что лечение дало о себе знать.

- Не смейте поворачиваться! – приказным тоном остановил его Снейп, заметив, как он пошевелился. Северус не мог перестать вздрагивать от малейшего движения юноши, поэтому неотрывно следил за ним, готовясь к любым неожиданностям.

Парень ухмыльнулся, но остался сидеть, смотря в косяк двери. Раз Снейп уже кричит, то, наверное, Поттер может пойти в комнату, чтобы дать мужчине прийти в себя. Именно так он и хотел поступить, когда услышал:

- Зачем вы принесли меня сюда? – голос был недовольным, и Гарри затылком чувствовал напряженный взгляд.

- У меня не было портала до Святого Мунго. Моя работа секретная, сами понимаете. Я залечиваю раны дома. Если все очень серьезно, то отправляю патронуса к Кингсли, и он присылает целителя, - объяснил аврор и добавил: - Немного зная ваш характер, мне показалось, что вы тоже не были бы в восторге оказаться в больнице, где вас будет поджидать толпа репортеров. Герой войны все-таки. Или вы считаете, что целители сделали бы больше? Я могу сейчас же отправить вас туда, если хотите?

- Нет, Поттер. Как ни странно, но я вынужден с вами согласиться. Я, определенно, не желаю, чтобы кто-то знал… о произошедшем.

Гарри хмыкнул, впервые слыша одобрение в голосе своего бывшего учителя.

- Сэр, как так произошло, что Крок застал вас врасплох? – тихо спросил он. – Не поверю, что вы не смогли с ним справиться.

Профессор долго молчал, и Гарри уже посчитал, что ему не ответят.

- Сонное зелье, Поттер, - сказал Снейп.

- Но щитовые чары обычно рассчитаны на такой случай, - возразил хозяин дома. – Они бы все равно разбудили вас.

- Зелье было… необычным, - в голосе зельевара слышалась горькая насмешка.

Гарри вздохнул и стер со щеки прилетевшие из-за плеча капельки.

- Поттер, вы можете подать мне полотенце и выйти? – как-то странно спросил волшебник.

- Вы уверены, что достаточно хорошо себя чувствуете, чтобы справиться самому? – молодому человеку не улыбалось начинать работу заново, если маг расшибет себе голову.

- Поттер, вы знаете, что я не люблю повторять, - раздраженно откликнулся Снейп.

- Я наложу на вас заклинание, чтобы в случае непредвиденного я мог об этом немедленно узнать и помочь, – предупредил Гарри, поднимаясь на ноги и доставая из отдельного шкафа с целой стопкой пушистых полотенец одно для гостя.

- Это лишнее.

- Я все равно наложу.


Парень взглянул на профессора и ощутил, что в груди что-то сжалось. Вода от крови окрасилась в розовый цвет, и бледная кожа мастера зелий контрастировала с ней. Цепкий взор пронизывал юношу насквозь.

Взмахивая палочкой, Поттер заметил испуг в глубине темных глаз.

- Откуда такая забота? – вдруг вскрикнул мужчина. - Не припомню, чтобы мы были добрыми друзьями! – что-то было странное в этих наполненных ядом словах.

- Вы что, предпочли бы грубость? – вместо того, чтобы успокоить мага, невесело усмехнулся Гарри.

- Определенно не материнскую заботу! - зашипел Снейп, но, заметив, что его голос опять переходит на хрип, набрал в грудь побольше воздуха и выдал: – вы выйдете, или еще не насмотрелись?

Поттеру стало одновременно и больно, и смешно, потому что более нелепого заявления за этот день он еще не слышал. Он прикрыл глаза, справляясь с истерическим хохотом. Страх и шок, витавшие в воздухе, немного развеялись, позволяя обоим магам дышать глубже.

- Мы же оба мужчины, чего вы стесняетесь? – выдал парень и опять изобразил подобие насмешки.

- Поттер, идите вон! Позвольте мне сохранить хоть немного достоинства! – возмущенно воскликнул зельевар, и на его щеках появился румянец.

Гарри отвел взгляд. Больше не собираясь нервировать Снейпа, он покинул ванную комнату. В конце концов, он понимал, что больше всего того смущает отнюдь не нагота.

Остановившись посреди комнаты, он задумался. Нужно было дать профессору какую-нибудь одежду и очистить постель от крови. Пижаму он нашел быстро, а грязную тряпку, валявшуюся на полу, испепелил. Прикинув, насколько Снейп выше его и шире в плечах, Гарри подогнал размер и положил ее на тумбочку.

Пока он занимался постельным бельем, дверь ванной открылась.

- Поттер? – насторожился Снейп, цепляясь одной рукой за косяк, а другой – придерживая полотенце. Он втянул воздух через нос и продолжил: – вы можете дать мне несколько минут? Потом я уйду.

- Я положил вам пижаму, - не оборачиваясь, сообщил Гарри, указывая на нее рукой. Юноша сделал вид, что не слышал слов мастера зелий. – Если вам понадобятся зелья, то у меня большой запас в ванной в шкафчике.

- Вы хотите сказать, что я могу..? – Поттер впервые слышал от этого человека такое неподдельное удивление.

- А вы думали, я вас выгоню в таком состоянии на улицу? – недоумевающе поднял брови аврор. – Не надо думать обо мне хуже, чем я есть, сэр.

Снейп промолчал. Гарри вздохнул и посоветовал:

- Отдыхайте. Я должен отлучиться в Аврорат.

Он пошел к двери.

- Поттер, постойте, - голос мужчины дрогнул.

Гарри остановился и подождал продолжения.

- То, что вы сделали… Я теперь обязан вам, - очень тихо, но молодой человек прекрасно услышал.

- Вы ничего мне не должны, - слабо улыбнулся он.

- Вы ошибаетесь, - вздохнул Снейп.

- Я вернусь утром. Поспите.

Гарри, не оборачиваясь, вышел.

URL
2013-05-21 в 00:51 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
***

- Что там произошло? – почти кричал Кингсли, расхаживая около своего стола.

Гарри сидел в кожаном кресле и тер висок, голова медленно начинала гудеть.

- Я же уже объяснил! - Поттер старался говорить не повышая голоса, но получалось плохо. – Крок напал на Снейпа, и я его заколдовал.

- Гарри, ты его не просто заколдовал. Он пролежал на полу под Круцио, пока у него пена изо рта не пошла!!!

- Я услышал, как внизу вломились Пожиратели, и не успел снять с него проклятье. Да и не верю я, что он умер от нескольких минут под круциатусом!

Гарри старался не обращать внимания на взявшую его за горло совесть и резь в груди. Несмотря ни на что, аврор не имел права убивать преступника, если на это нет жизненно необходимых причин. Гарри не раз думал, что придушил бы этого ублюдка-Крока собственными руками. Сегодня он оборвал его жизнь, причем ненамеренно, и удовольствия от этого не испытывал.

- Ему этих нескольких минут хватило, потому что он сидел на отменной дури, - потирая переносицу, сказал Кингсли.

- Мордред и Моргана, откуда я мог знать? – раздраженно буркнул Поттер.

- Ты забыл аврорский кодекс?! – Бруствер буквально просверлил своего шпиона взглядом.

- Конечно, нет! - Гарри провел ладонями по лицу и уставился в глаза своего начальника: - посмотри на меня и скажи, мог бы я без причины наложить на человека непростительное? – припечатал он.

Кингсли замер около парня, внимательно вглядываясь в усталые глаза.

- Снейп у тебя? – спустя минуту тихо осведомился он.

Поттер кивнул.

- Пусть там и остается, - велел старший волшебник. – В отчете, если хочешь, можешь о нем не упоминать. Еще несколько недель деревня будет под наблюдением, и Снейп не должен там появляться.

Поттер нахмурился.

- Почему?

- Потому что Пожиратели наверняка захотят найти того, кто убил одного из своих.

- Кроме Крока больше никого не убили? – подавленно вопросил Гарри.

- Более того, никого и не поймали, - отрезал Кингсли.

- Твою мать! Это значит, что я должен вернулся обратно! – парень порывисто вскочил со своего места.

- Твоя работа еще не завершена. Тебя не раскрыли, - невозмутимо подтвердил глава Аврората.

- Вдруг кто-то видел, как я входил в тот же дом, что и Крок?

- Возможно, но мы должны рискнуть. Если что, у тебя есть портал, - с намеком проговорил Бруствер.

- Кингсли, я уже целый месяц там торчу. Давай их возьмем, - начал Поттер, но его остановила поднятая рука главы Аврората.

- Гарри, мы это уже с тобой обсуждали. Если не выйти на их хозяина, то через какое-то время появится другая Группа, - голос волшебника немного смягчился. – Я понимаю, что тебе это нелегко, но сейчас я просто не могу еще кого-то туда послать. Ты уже достаточно знаком с этими Пожирателями, и они знают твои привычки. Зачем напрасно терять отличное прикрытие?

Поттер почувствовал себя еще паршивее, чем до прихода сюда.

- Завтра, - мрачно сказал он. – Я пойду к ним завтра.

- Сегодня не имеет смысла. Наверняка, сейчас каждый сидит в своей норе и зализывает раны, - согласился Бруствер.

- Ты проверил сотрудников Архива?

- Несколько парней из Отдела Тайн уже этим заняты. Первый отчет я получил за несколько минут до твоего прихода.

- И? – Гарри помассировал висок.

- Десять человек попали в список подозреваемых. Трое недавно умерли собственной смертью в возрасте за сотню лет каждый. Двое в отпуске. Остальные были допрошены под веритасерумом и все отрицали, - сухим голосом проинформировал Кингсли, присев на краешек своего стола и сложив руки на груди.

- Значит, двое и те, кто умер, - апатично подытожил Поттер.

- Да, невыразимцы проверяют их вместе с семьями, - кивнул собеседник. – Это займет какое-то время.

- Сообщи мне, как появятся новости, - попросил Гарри, поднимаясь из кресла и направляясь к выходу.

- Конечно.

- Доброй ночи, - буркнул Поттер.

- Утро уже, - вздохнул Бруствер, но дверь уже закрылась за его подчиненным.

URL
2013-05-21 в 00:51 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
***

Несколько часов Гарри просидел в придорожном круглосуточном кафе где-то в пригороде Лондона, потягивая кофе. Он мог бы аппарировать в бар и хорошенько там надраться, как обычно делал после рейдов, но сегодня совершенно не хотелось. У него дома был человек, который уж точно не оценит такое состояние своего спасителя. Меньше всего Поттеру хотелось нервировать Снейпа и вызывать его агрессию или, что еще хуже… пугать. Сейчас как никогда такую реакцию было слишком легко спровоцировать.

Все, что сегодня произошло, не укладывалось у Гарри в голове. Когда-то давно еще в школе он желал хоть разочек заставить профессора проявить к нему что-то кроме злости, ненависти или отвращения. Кажется, сегодня его желание исполнилось. Но видеть страх в строгих и холодных глазах оказалось в сто крат хуже, чем любое из изощренных оскорблений мужчины.

Раньше Гарри смутно представлялось, чтобы кто-то смог подобраться к зельевару настолько близко и не схлопотать при этом проклятье. Все случившееся оказалось до жути нереальным! Увидеть, как какая-то скотина смогла поставить этого несгибаемого человека на колени и…

Это было настолько дико, неправильно, невозможно, что Гарри готов был посчитать все сном.

Поттер знал, что Крок силен в темной магии, но не представлял, что настолько. Нельзя было так недооценивать противника, которого, казалось, уже достаточно изучил. Насколько бы противно это ни было, но Поттер все тридцать дней общался именно с ним и Терри. Последний был хитрым лисом, поэтому аврор больше приглядывал за ним. Старый Пожиратель был озабочен исключительно оружием и некоторыми увлечениями, о которых лучше вовсе не вспоминать.

Не единожды Гарри натыкался на молоденьких юношей, которые сопровождали Крока, а потом слышал дикие крики, доносившиеся из погреба. Они почти сразу же замолкали, скрытые чарами. В душе Поттера все переворачивалось в такие моменты, а глаза застилал красный туман, но он ничего не мог сделать. И все потому, что он до сих пор не разузнал, кто стоял за Труди Дженкинсом – странной и совершенно сумасшедшей личностью. Поведение и манера вести разговор давали понять, что он уже давно болен, вот только ему удавалось каким-то образом себя контролировать, чтобы не слетать с катушек окончательно. Вот, что называется висеть на волоске. Этому человеку не важны люди, которых он собирает вокруг себя своими речами, не беспокоят и их смерть и муки. Он живет своей целью, и Гарри казалось, что ею является хаос. Кто мог заинтересовать такого, как он? Не исключено, что не меньший безумец.

Тяжело вздохнув, стараясь сбросить с плеч мучившее напряжение, парень стиснул виски и закрыл глаза. Это мало чем помогло. Темнота заставила вспомнить об угольных глазах, в которых застыли боль и обреченность. Кровь на блестящем металлическом острие, развратная ухмылка Крока и его толстые пальцы грубо сжимавшие бледные бедра. Стон.

- Черт!

Поттер мотнул головой, ощущая, как сильно скручивает желудок. Парень не выдержал и, подскочив на ноги, побежал в туалет.

Пока его рвало, он старался сдерживать невольно текущие слезы.

«Нет, не жалею… - билось в голове. – Ни капли».

Усевшись на крышку унитаза, Гарри стиснул себя за плечи. В груди ныло. Долгие минуты он сидел, уставившись в одну точку.

Насколько его еще хватит? Надо было настоять на своем, и пусть Кингсли выкручивается сам. Все же, война уже наложила отпечаток на протеже Дамблдора, и дальше загонять себя в психологическую ловушку Гарри не хотел. Идя в аврорат, он не думал, что ему придется заниматься подпольными вылазками в логово подобных отбросов. Да и до сего дня ничто не цепляло его так сильно. Чтобы перезарядиться, ему всегда хватало бутылки виски или двух, иногда жаркого секса, но сегодня не хотелось ни того, ни другого.

«Как Снейп мог выносить такое напряжение в те времена? – внезапно подумал он, и эта мысль заставила усталый мозг задуматься. – Он ведь может понять меня как никто другой».

Через несколько минут Гарри поднялся, смыл воду и вышел из кабинки. Подойдя к раковине, он заглянул в зеркало: на него смотрел осунувшийся парень, лицо бледное и даже немного зеленоватое, губы сжаты в тонкую полоску, а глаза покраснели. Умывшись и прополоскав рот, Поттер почувствовал себя намного лучше.

Выйдя в зал, аврор направился к выходу из кафе. Оставленный на дне унитаза кофе и давнишний ужин заставили его задуматься, что дома у него совсем нет еды. Надо же чем-то кормить гостя.

«Вот ведь… гостя», - иронично усмехнулся Гарри.

Покупать в придорожной забегаловке он ничего не стал, решив зайти в магазин.

Спустя некоторое время Поттер аппарировал к своему коттеджу с полным пакетом продуктов. Зайдя в гостиную, он прислушался. Все было тихо. Отнеся съестное на кухню и разложив припасы по шкафам, маг направился наверх.

Постучав в свою собственную спальню, Гарри застыл, ожидая разрешения войти. Однако даже через пару минут его не последовало. Дерганье за ручку ничего не дало, дверь оказалась под чарами. Это уже было странно. Он поднял палочку и попытался снять защитное заклинание, но щит оказался очень мощный.

Поттер еще раз постучал, уже громче.

«Что за черт! В собственном доме не могу попасть к себе в комнату!» - негодовал он.

Дверь со щелчком открылась, когда парень уже собрался ее вышибать. На пороге появился заспанный Снейп и вопросительно уставился на Гарри. Пару секунд стояла немая тишина.

- Вы наложили заклинание на мою спальню? - процедил аврор, сверкая зеленью глаз.

- Извините, Поттер. Я крепко уснул, - Снейп посмотрел себе под ноги и, пошатываясь, отошел вглубь комнаты.

Гарри несколько мгновений стоял в ступоре от полученного ответа.

Во многих зельях, что он заставил выпить волшебника присутствовали элементы снотворного, поэтому удивляться действительно нечему.

«Но, черт возьми, зачем ставить барьер?».

- Мой дом окружен самыми сильными защитными чарами! – проговорил он, входя внутрь. – Нет необходимости заклинать эту комнату.

Профессор, морщась, опустился на кровать, при этом облегченно вздохнув. Он отрешенно поглядел на закрытое шторами окно, намеренно отводя взгляд.

- Я тоже так думал, когда вломились в мой дом, - безучастно сказал он.

Гарри заткнулся и перевел дух. Апатичный и отстраненный голос мастера зелий явно говорил о том, что тот не в состоянии отвечать на претензии Поттера.

- Как вы себя чувствуете? – сдержанно поинтересовался Гарри.

- Приемлемо.

Юноша некоторое время разглядывал Снейпа. Бледность еще не спала окончательно, но ее уже стал заменять нормальный цвет лица. Руки, лежавшие на коленях, больше не дрожали. Под глазами залегли темные круги, морщины врезались в кожу чуть глубже, а в темных омутах глаз была усталость и мрачная печаль.

- Вы не против, если я вас обследую? – спросил он, но заметив, как дернулась щека зельевара, он поспешно добавил: - Магией.

Снейп пристально посмотрел на него, но все же кивнул.

Гарри начал колдовать.

От повреждений осталась только ноющая, как от синяков, боль, но это нормально. Двигаться, очевидно, было не слишком приятно, но еще день, и он будет полностью здоров. Вот только магическое истощение юноше не нравилось.

- Вам не стоит растрачивать силы на беспалочковую магию, - порекомендовал он.

Мастер зелий ничего не ответил.

- Я хотел бы с вами поговорить, - кашлянув, произнес Поттер, убирая палочку в карман. - Я собираюсь позавтракать или, скорее всего, пообедать. Присоединитесь ко мне?

Снейп кивнул.

- У вас есть какая-нибудь более подходящая одежда? – нехотя спросил мужчина. – Или вы могли бы превратить эту в надлежащий наряд, - он опустил глаза на свою пижаму.

- Я дам вам брюки и рубашку, – улыбнулся Гарри.

Подойдя к шкафу, он достал оттуда темно-синий комплект, не забыв подкорректировать размер. Потом задумался и вытащил еще теплые носки.

Зельевар почти удивленно уставился на то, что приземлилось поверх вещей.

- По утрам здесь не очень тепло, - пояснил Поттер. - Примите еще несколько укрепляющих зелий и спускайтесь вниз.

Молодой человек быстро удалился, прикрыв за собой дверь.

***

Поставив чайник на плиту, Гарри взболтал вилкой яйца. Сковорода уже стояла на огне, и масло на ней потрескивало. Вылив содержимое миски на раскаленную поверхность, он прикрыл ее крышкой.

Из-за шума от своих действий Поттер не расслышал скрипа половиц из коридора на втором этаже. Однако, развернувшись к столу с двумя чашками, он заметил, как Снейп, морщась, спускается по лестнице. Длинные пальцы крепко цеплялись за перила, пока профессор, не выпуская из виду ступеньки, делал шаг. Гарри отвернулся и достал сахарницу из шкафчика.

Спустя некоторое время зельевар вошел в кухню, и Поттер расслабился.

Мантия на волшебнике сидела ладно. Он осмотрел просторную светлую кухню и поглядел на ее хозяина. Гарри заметил его взгляд и спокойно пригласил присаживаться.

Снейп проигнорировал его предложение. Поттер хотел спросить, в чем дело, но быстро сообразил и осторожно произнес:

- Если хотите, мы можем перейти в гостиную?

Понять, что вызвало затруднение зельевара, было несложно. Табуреты в кухне деревянные.

Северус бросил на хозяина дома колкий взгляд.

- Я подожду вас там.

Гарри вздохнул, смотря в спину удаляющегося учителя. По сравнению с их прошлыми беседами много лет назад, эти казались немногословными и нейтральными.

«Было интереснее, когда он орал на меня», - вздохнул Поттер.

Сняв с плиты сковороду, парень аккуратно разделил яичницу пополам и разложил по тарелкам. Пока это было все, что он мог приготовить на скорую руку. Чайник засвистел и кипяток забурлил, извергая клубы пара, когда его разливали по чашкам. Запах мяты распространился по кухне. Взмах палочки, и блюда взмыли в воздух, за ними последовали чашки, а вилки Гарри сам захватил.

Водрузив все на кофейный столик, Гарри взглянул на стоящего около окна мужчину.

- Сэр, - позвал Поттер, немного замявшись, прежде чем сесть.

Зельвар посмотрел на юношу, а тот, воспользовавшись моментом, взглядом показал на обед. Профессор почти незаметно поморщился, подходя к дивану.

- Значит, вчера была облава, как я понимаю? – вопросил он.

- Да.

URL
2013-05-21 в 00:52 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
- Скажите, когда я могу вернуться в свой дом? У меня там много ценных вещей, чтобы просто так оставлять их на авроров или Пожирателей, – маг осторожно присел на край мягкой диванной подушки.

- Я только что разговаривал с Кингсли. Он не велел вам показываться в Месмере, - с сожаление пожал плечами Гарри. - Люди Труди скорее всего будут искать вас там.

- Вы рассказали ему? – прошипел зельевар, напрягаясь всем телом.

- Я не вдавался в подробности, - уверил Гарри, встречаясь с гневным взглядом. – Чистое гриффиндорское.

Мастер зелий скривился, но немного расслабился: длинные пальцы разжались и опустились на колени.

- Никогда бы не подумал, что буду рад вашей гриффиндорской натуре, - это прозвучало почти, как благодарность, поэтому маг, не прерываясь, продолжил: - с какой стати этим недомеркам выслеживать меня?

Все теплое погасло в груди Поттера.

- Я слегка перестарался с Кроком. Он умер, - в его голосе слышалась сталь. – Они подумали, что это сделали вы.

Повисла тишина. Снейп долго смотрел на собеседника, хмуря густые брови и сжимая губы в тонкую линию.

«Интересно, о чем он думает? Рад ли, что того подонка больше нет в живых?» - роились в голове аврора мысли.

- Не стоило этого делать, - в конце концов, медленно произнес мастер зелий. – Откуда они узнали, что в этом доме жил я? И как смогли пройти через министерские щиты, лежащие на деревне?

Поттер нехорошо ухмыльнулся, откинувшись на спинку дивана.

- Везде предатели, - с иронией ответил он.

- Параноиком стали, Поттер? - слабо ухмыльнулся Снейп и согласно кивнул. - Это правильно.

- Много лет прошло с нашей последней встречи. Вам не кажется, что я мог измениться? - уголки губ Гарри потянулись кверху.

- Несомненно, - неохотно отозвался Северус.

- Отдел Тайн уже пытается выяснить, кто сливал информацию Пожирателям, - сообщил парень, протирая краем мантии очки.

- Тогда это надолго. Если вы позволите воспользоваться совой, то я напишу Люциусу Малфою и сегодня же покину ваш дом, - сухо заявил зельевар.

Гарри почти минуту молчал, обдумывая его слова. Взяв чашку с чаем в руки, он некоторое время вертел ее, рассматривая маленькие чаинки, прошмыгнувшие через сеточку в чайнике. Странно, но ему не нравилась идея Снейпа об уходе.

Прошлые обиды, школьные ссоры и прочие неприятности, связанные с профессором, уже почти стерлись из памяти Гарри. За пять лет может измениться многое, особенно, когда твои глаза открыты на все то, что прежде не замечал.

Парень давно не испытывал отрицательных эмоций по отношению к человеку, сидевшему у него в гостиной. После того, как Риддл был повержен, омут памяти директора Дамблдора на многое дал ответ, в том числе, какую роль ― как оказалось! ― его помощник играл в этой войне: шпионаж Снейпа и поддельную ненависть к Золотому мальчику. А то, что сейчас зельевар до сих пор язвит и плюется ядом – это скорее старая привычка и отголоски непростой жизни, чем настоящие чувства. Гарри его уважал и сожалел о своих мыслях и когда-либо сказанных словах.

Сейчас ему хотелось сделать для Снейпа хоть что-то в благодарность за его старание и мужество. После битвы за Хогвартс Поттер приходил к нему в больницу и пытался поблагодарить и извиниться, однако был выпровожен отборной отповедью, воспоминания о которой заставляли юношу краснеть и по сей день. На суде, состоявшемся через неделю, Гарри свидетельствовал в защиту мастера зелий, и того оправдали по всем пунктам. После чего они с ним уже не виделись. И вот вопрос. Может ли победа в судебном процессе быть достойной платой за жертвы, принесенные этим магом ради спасения магического мира и самого Гарри Поттера?

Наверное, спокойная жизнь без встрясок и Мальчика-Который-Выжил была для Снейпа достаточной наградой – именно это Гарри понял из его тирады.

Хотя, может, причина не только в вине перед ним, но и в новой работе парня. Общаясь с Пожирателями, аврор не редко сталкивался с извращениями и кровавыми убийствами. Каждый раз внутри Поттера что-то невольно ломалось. Однако, несмотря на это, он никогда не желал, чтобы его «темная» жизнь переносилась к нему домой в виде жертвы насилия. Чувства, которые он испытывал в данный момент, были противоречивыми, но одно выделялось явственнее других. Он не хотел, чтобы недавний инцидент когда-либо повторился с зельеваром.

«Я что, хочу его защитить?» - сам себе удивился Гарри и посмотрел на Снейпа.

Волшебник, хмурясь, глядел на него.

- Оставайтесь здесь, сэр, - посоветовал Гарри. – Этот дом безопасен. Даже вы понимаете, что Малфои – не те люди, которым можно полностью доверять.

- А вам, значит, можно? – съязвил профессор.

- Думаю, да, раз уж я вас спас, - пожал Гарри плечами.

Снейпа передернуло от этих слов. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но, видно, передумал, поэтому промолчал.

- Ну, конечно же, - через некоторое время произнес он, сверля юношу презрительным взглядом, – это же Великий Поттер, чье благородство столь велико, что он готов приютить даже ненавистного ему учителя, если этого беднягу поимели железным копьем. – Его голос замораживал своими интонациями.

Парень, покрутив чашку в руках, поднес ее к губам и сделал глоток.

- Может и так, - невозмутимо сказал он.

Отставив чай, Гарри пододвинул к себе тарелку и принялся есть.

***

Снейп смотрел на непривычно спокойного мальчишку и невольно начинал выходить из себя. Больше всего на свете он ненавидел, когда его жалели, а предложение Поттера было актом милосердия. Хотя, стоит отдать тому должное, играет он замечательно. Маг долго прожигал Гарри взглядом, пока тот доедал свою яичницу.

- Может, вам скучно, Поттер? Некуда девать свое благородство? – едко спросил он.

- Нет, едва ли, – наигранно прислушиваясь к себе, уверенно покачал головой аврор и наставительно добавил: – вам лучше поесть, а то зелья, что вы выпили, будут плохо всасываться.

- Не вам мне об этом говорить, - оскорбленно процедил Северус.

- Ну, тогда вы лучше меня знаете, что я прав, - даже не взглянув на него, бросил Поттер.

Некоторое время Снейп молчал, в душе ругая наглеца, но потом отставил чашку и нехотя взял в руки тарелку. Желудок уже не крутило, и поесть действительно было нужно.

***

Пока волшебник справлялся со своей порцией, Гарри неторопливо потягивал чай, заодно грея о стекло отчего-то похолодевшие пальцы.

- Если вы скажете мне, что именно вам так дорого, я мог бы это принести, - вымолвил Поттер. – Завтра я возвращаюсь в Группу.

Снейп поставил пустую тарелку на стол и сделал глоток почти остывшего чая.

- Я напишу вам, - согласно кивнул он.

- Хорошо, - Гарри поднялся и, подхватив блюда, пошел на кухню.

Когда он вернулся, Снейп все еще ждал его в гостиной.

- Вы знаете, каким образом этот Крок смог преодолеть мою защиту? Он знал контрзаклятье, а это не такая уж распространенная информация.

- Честно говоря, я тоже удивлен. Я так понимаю, вы с ним не знакомы? – Гарри подошел к камину и присел у поленницы.

- Нет, никогда его не встречал, - покачал волшебник головой и уверенно добавил: – но он меня знал.

- Это не удивительно. Вы же были шпионом. Об этом наверняка даже в учебниках сейчас пишут.

- Не сравнивайте меня с собой, Поттер! - ощетинился Снейп.

- Вот уж не собирался, - накидав поленья в камин, Гарри поджег их.

Пламя взвилось, и дерево затрещало. Юноша поднялся на ноги и развернулся к зельевару.

- Надеюсь, вы приняли мое предложение остаться?

- Мне здесь не место, - отрицательно качнул головой мастер зелий и, опираясь за подлокотник, поднялся с дивана.

- Я настаиваю. Не хочу думать, что мой вчерашний поступок был напрасным, если завтра придется отскребать вас от пола в каком-нибудь подвале.

- Это уже не ваша проблема, - процедил Снейп.

Повисла неуютная тишина.

- Я дам вам Элвина – мою сову, - смысла спорить Гарри не видел. Если профессор хочет уйти, никто его насильно держать не собирался. Вот только глубоко в душе скребли кошки, и, видимо, именно они заставили Поттера добавить: - вам нужно пробыть тут еще день, пока я не разузнаю, что известно Пожирателям.

Снейп медленно кивнул и развернулся, чтобы пойти в спальню. Однако, поставив ногу на ступеньку, он словно что-то вспомнил и обернулся к Гарри, который следил за ним и ждал вопроса.

- Вы все же должны будете написать обо мне в своем отчете? Я прекрасно осведомлен об аврорских обязанностях, так что, не отрицайте, – несмотря на то, что это было сказано уверенно, в голосе мужчины проскальзывали нотки обреченности.

- Будем считать, что в тот день вас не оказалось дома, - парень чуть склонил голову и многозначительно приподнял бровь.

Губы Снейпа дрогнули в усмешке. Гарри ощутил, что от этого жеста теплеет в животе.

- Благодарю.

- Второй раз за день? Не к добру это, - не сдержался Поттер и улыбнулся.

- Не обольщайтесь, - бросил зельевар и пошел наверх, однако прежде, чем скрыться в коридоре, он еще раз остановился и произнес: - возможно, вы хотите получить свою спальню обратно? Тогда покажите мне комнату для гостей.

Гарри прислонился к перилам у подножия лестницы и, задумавшись, ответил:

- Я не возражаю, оставайтесь в моей. У меня в доме не одна комната, я найду, где переночевать.

Снейп некоторое время молчал, тщательно, как показалось Гарри, обдумывая его предложение, однако, спустя минуту, он согласно кивнул и продолжил путь.

Настроение Поттера немного приподнялось.


[1] Этот Орден - выдумка автора, он присуждался волшебникам, которые обладали значимой силой и направляли ее для блага волшебного мира. Считается (опять же авторское), что Дамблдор его тоже имел, как и некоторые мастера и директора Хогвартса.

[2] Заклинание, придуманное автором. Человек не понимает, что происходит вокруг, не ориентируется в пространстве, а мозг не может сосредоточиться, чтобы помочь своему хозяину.

URL
2013-05-21 в 12:07 

ljnkzncv, интерессное начало - буду ждать продолжение.:vo::bravo:

2013-05-21 в 12:30 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
katywa-83, ;-) спасибо.

Понимаю, только первая глава, но все равно жду комментариев! И чем больше, тем лучше! :shy:

URL
2013-05-21 в 13:24 

Интересно! Новенькая история - эт мы любим:) Кингсли жесток, сам бы так попробовал
А Малфои, значит, выкрутились, раз Снейп может расчитывать на их помощь?
читать дальше
Спасибо!

2013-05-21 в 13:43 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, да. Раз Снейпа оправдали и сделали героем войны на ровне с Поттером, то он, я так думаю, хотел был помочь Люциусу (дал в его защиту кое-какие показания и все в таком духе). Так в моем понимании должна выглядеть их дружба. Однако теперь, ввиду случившихся событий, все поменяется. :weep:
читать дальше

URL
2013-05-21 в 15:25 

ljnkzncv, поздравляю с новым фанфиком! Начало мне понравилось. Буду ждать продолжение:)

2013-05-21 в 22:14 

Может я чего не понимаю, но где остальные главы? Обещано- то 9 )))

URL
2013-05-21 в 23:34 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Allesier, спасибо! :red:
Гость, да, написано 9-ть глав, но они пока правятся. Постепенно буду выкладывать.

URL
2013-05-21 в 23:36 

инна мис
Плюсик!

2013-05-22 в 03:10 

MeramedA
...мы идём оставляя следы - колею в ни куда не откуда...
Спасибки! Буду ждать продолженя)))
А Гарри в данной истории 23 года?

2013-05-22 в 13:01 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
MeramedA, да, здесь Гарри 23.

URL
2013-05-26 в 22:04 

Abdr22
Жду остальные главы! Такие сочные и большие!

2013-05-27 в 10:59 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Такие сочные и большие!
Да, главы большие получились. Сама удивлена:cheek:

URL
2013-05-29 в 01:21 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Спустя пятнадцать часов — именно столько понадобилось организму Гарри, чтобы набраться сил — он соизволил продрать глаза и загнать себя в холодный душ. Тело взбодрилось, но мозг еще не включился. Юноша натянул пижамные штаны и спустился в кухню, чтобы зарядить спящий орган чашечкой крепкого кофе. За окном опять, барабаня в стекло, хлестал дождь. Не смотря на утро, пришлось разжечь потухший за ночь камин и щелчком пальцев «оживить» световые шары, чтобы не было так темно.

Когда Поттер, удобно устроившись на табуретке, наливал себе в чашку горячий напиток, он совершенно не ожидал услышать из-за плеча бархатный голос:

— Закаляетесь?

Гарри обернулся и уставился на стоявшего в дверях Снейпа, как на привидение. Старший маг так пристально смотрел на молодого человека, что тому стало неловко от своего вида. Выползая из спальни для гостей, Поттер совершенно не обратил внимания на обстановку и уж точно забыл, что не один в доме. Многолетнее одиночество прививает свои привычки.

— Извините, сэр, я не собирался вас смущать, — произнес он, беря кружку со стола и вставая, чтобы пойти к себе.

— Поттер, стойте, — пробормотал Снейп, подняв руку, и сделал шаг в кухню, – вы обещали дать мне сову.

— Вечером, сэр, — кивнул парень и хотел проскользнуть мимо гостя, но его опять заставили остановиться.

— Могу я получить ее сейчас? – настаивал мужчина.

— Сначала я разведаю ситуацию среди Пожирателей. Надеюсь, вы не забыли, о чем мы вчера разговаривали? – недовольно пробурчал Гарри.

— Я не страдаю склерозом, мальчишка! Я всего лишь хочу отослать сову. Уходить никуда не собираюсь, — словно идиоту объяснял Снейп, складывая руки на груди.

Гарри только сейчас заметил, что маг сильно нервничает.

«Может быть, плохо спал?»

— Нет, завтра. И хватит об этом. У вас что, горит что ли? – аврор не понимал, что опять взбрело в голову этому человеку: они же все выяснили и договорились.

— Вы забываетесь, Поттер! – возмутился от такого неуважения мастер зелий.

Юноша больше ничего не сказал, не видя смысла в препирательствах. Он вышел из кухни и направился в СВОЮ спальню. Мантия, что Гарри одевал вчера, была испорчена – нужно было взять новую. По дороге он с наслаждением отхлебывал из чашки, ощущая, как согревается желудок и светлеет голова. Этому процессу не мешало ни движение, ни шедший за ним бывший учитель, пытавшийся в своей излюбленной манере надавить на него. Хотя, было кое-что, что привлекло внимание Поттера – Снейп по-прежнему с трудом ходил. Парень нахмурился. Зелья уже должны были исцелить его.

«Может, я что-то пропустил во время обследования? – виновато поморщился юноша. – С другой стороны, если бы я что-то не заметил, Снейп сам бы все понял и принял меры. Лекарств у меня там навалом».

Оказавшись в комнате, аврор поставил чашку на стол и повернулся к зельевару, который даже раскраснелся от негодования, что его игнорируют.

— Вы зря стараетесь, я не изменю своего решения, — сообщил он разгневанному магу.

— То, что вы мне помогли, не дает вам права держать меня запертым в вашем доме! – прошипел тот, сузив глаза, и подозрительно выплюнул: — или, может, вам это нравится?

— Вы даже не представляете, как, — передразнивая интонации волшебника, сказал Поттер.

Вытащив из шкафа нужную одежду, он заглянул в ванную и достал несколько флаконов с зельями. Выйдя обратно и пристально поглядев на застывшего соляным столбом посреди комнаты мастера зелий, Гарри протянул ему одну склянку. Тот демонстративно отказался, заведя руки за спину и высокомерно вздернув подбородок.

«Понятно. Не доверяет. Можно было догадаться».

Поттер раздраженно вздохнул. Утро грозило стать хуже.

«Да, рано я успел позабыть о его характере», — посетовал парень.

Видя, что профессор совершенно не собирается уступать, Гарри плюнул на все и сам подошел к нему. С удивлением он заметил, как грудная клетка волшебника замерла, словно тот перестал дышать. Поттер нахмурился, но быстро завершил задуманное.

Ни одна мышца не дрогнула на бесстрастном лице зельевара, когда руки Гарри дотронулись до нагрудного кармана его рубашки и оставили там бутылочку с лекарством.

— Я не пытаюсь вас отравить. А зелья вполне качественные. Я не сам их варил, если вас это успокоит. Вчера они хорошо вам помогли. Зачем же отказываться сейчас?

Снейп буравил Поттера уничтожающим взглядом и не шевелился. Увидев, как на лбу мужчины проступают бисеринки пота, Гарри поспешно отступил.

«Странная какая-то реакция. Может, он и вправду болен?»

— Сэр, все нормально? Вы побледнели, — спросил юноша.

— Более чем, мистер Поттер, — отрывисто произнес Снейп. – В случае чего, так уж и быть, воспользуюсь вашими зельями, – подозрительно вежливо закончил он. — Поттер, раз уж вы намерены продержать меня в взаперти еще день, могу я хотя бы узнать, где расположен ваш чудесный дом?

Гарри удивленно молчал несколько секунд, потом ответил:

— Графство Девон. Больше сказать не могу, извините.

— Ох уж эти ваши тайны, — лицо мага скривилось в сардонической усмешке, но он отвел взгляд и расспрашивать подробнее не стал.

Поттер вздохнул.

— Приготовьте мне ваш список. Того, что мне нужно забрать из вашего дома, — напомнил он и вышел из комнаты, направившись в соседнюю, чтобы одеться.

URL
2013-05-29 в 01:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Сидя в автобусе и сжимая в одной руке мокрый зонт, а в другой развернутый пергамент, Гарри перечитывал свиток в третий раз. Помимо книг, которые, как он и предвидел, окажутся в списке, там еще был упомянут небольшой сундучок. Что в нем хранил бывший шпион, Поттер даже не гадал, наверняка что-то очень личное. Парень не хотел знать его секреты, потому что сам не любил, когда в его жизнь кто-то вмешивается. Оттого, наверное, до сих пор не обзавелся постоянным партнером.

Выйдя на нужной остановке, Гарри вдохнул лесной воздух. Автобус помчался дальше по дороге, а маг вошел в бор, оказавшись почти в полной тишине. Накинув на себя скрывающие чары, он последовал за вьющейся скрытой от магглов тропинкой, ведущей к Месмеру.

Спустя полчаса Поттер был в деревне. Кое-где дома и заборы были в подпалинах от проклятий. Людей не было видно: скорее всего, большинство из них покинули свои дома, перебравшись к родственникам, а кто-то наверняка еще был в Святого Мунго. Гарри ощущал, что магическое поле над этой местностью совсем ослабло. Остались только те чары, что поставили авроры после чистки.

На доме Снейпа тоже стоял щит. Сняв его на время, Гарри вошел внутрь и чертыхнулся, заметив свое отражение в висевшем на стене в прихожей зеркале. Мысль о том, что невыразимцы попытаются найти на территории бывшего темного волшебника спрятанные артефакты, пришла к нему с запозданием. Снять выявляющее заклинание они, конечно же, не потрудились, поэтому чары невидимости спали с Поттера.

«Ладно, не беда».

Гостиная выглядела нетронутой, но на магическом уровне чувствовалось, что здесь проводился серьезный осмотр имущества. Притом исчезли те странные предметы, что Гарри приметил изначально. Поднявшись наверх, он прошел по коридору. Снейп сказал, что сундук и нужные книги находятся в кабинете. Открыв следующую за хозяйской спальней дверь, он оказался в просторной комнате. Здесь также, как и в гостиной стояло несколько шкафов с книгами. У широкого окна расположился массивный резной стол с креслом, а под ногами расстилался толстый ковер.

Пройдя к рабочему месту хозяина дома, парень опустился на мягкое сидение и стукнул палочкой по столешнице, мысленно произнося пароль, который ему сообщил профессор. Просунув руки внутрь гладкой поверхности, по которой, как по воде, шла легкая рябь, он нащупал ручки небольшого ларца и вытащил его наружу.

Долго не рассматривая предмет, Поттер произнес уменьшающее заклинание и положил его в карман. Подойдя к шкафам, парень выбрал те книги, что были отмечены в пергаменте. Они отправились вслед за сундуком. Для верности он запечатал карман заклинанием.

— Привет, Эди.

Гарри резко обернулся, держа палочку наизготовку.

— Труди, твою мать! Зачем так пугать?! – взвился Поттер, входя в роль и опуская руку.

— Ты чего тут делаешь? – вместо ответа спросил прислонившийся к косяку двери волшебник, в упор смотря на товарища. Он и не думал доставать палочку. – И откуда знаешь, как снять аврорские чары?

— У меня раньше друг работал в одном из Отделов Министерства. Он мне много чего рассказал, — ухмыльнулся Гарри, а потом нахмурился и опять направил оружие на предводителя Группы. – Ты сам-то откуда знаешь эти контрзаклятья?

— Друзей у меня давно не было, — задумчиво протянул рыжий волшебник, даже вздохнул в притворном сожалении, – но колдовать умею, — он растянул губы в улыбке. – Так что ты тут забыл?

— А сам не видишь? Собираю то, что можно продать, — Гарри развернулся к ровным рядам томов. – Ты знаешь, сколько стоят эти книги?

Труди отлепился от косяка и заинтересовано подошел к шкафу.

— Значит, хотел поживиться? – ухмыльнулся он.

— Ты вчера говорил: то, что мы найдем ― будет нашим.

— И правда, но то было вчера, — он стащил сразу несколько изданий с полки. – Почему ты пришел именно в этот дом?

— Он единственный имеет ценности, связанные с темной магией, — быстро нашелся аврор.

— Ты знаешь, кто тут жил? – болотные глаза со странным выражением рассматривали ровную гармошку из томов между своими ладонями.

— Нет, я почувствовал вчера, какой тут мощный щит, но не смог его сломать. А сегодня его нет, вот я и решил взглянуть, – Гарри продолжал перебирать книги.

— Так ты не слышал? – это было сказано медленно и с удовлетворением.

Поттера от этого передернуло.

— О чем? – спросил он.

— Крока вчера убили в этом доме, — Труди скосил на парня подозрительный взгляд.

— Что?! – собеседник шокировано уставился на своего командира.

Труди безумно улыбнулся и повертел шеей, неприятно хрустя.

— Да, да, вот и я ломаю голову, как можно было свалить такого крепыша, — совсем безразличным тоном протянул он.

— Кто это сделал?! – зарычал Гарри.

— Это был предатель Снейп. Крок первым наткнулся на него... Терри видел тело нашего парня, но из-за авроров не успел унести, — улыбнулся он.

«Так значит, он знал заранее, кто тут живет», — понял Гарри.

— Я разыщу его, – прошипел Поттер.

— Через час собрание. Приходи, — ухмыльнувшись, сказал Дженкинс и хлопнул юношу по плечу. – Мы знаем, где окопался этот выродок.

Аврор замер, чуть не выдав себя.

— Я приду, — пообещал он.


* * *

Когда собрание началось, Гарри сидел в углу комнаты и слушал, как скрывшийся под оборотным зельем Драко Малфой выдает своего бывшего учителя, пришедшего утром к нему домой в поисках укрытия. Поттер сразу узнал хорька по высокомерной манере говорить и по школьной привычке характерным жестом проводить рукой по волосам, проверяя, не растрепалась ли прилизанная прическа.

Аппарировать и проверить, дома ли Снейп, аврор не смог, чувствуя, что на нем висит след Труди. Видимо, профессор не выдержал чересчур вольного обращения со своей персоной и все же решил поступить наперекор своему спасителю. В каком-то смысле Гарри его понимал — гордому волшебнику всегда претило быть кому-то должным, тем более Поттеру! Кроме того, тот, наверное, чувствовал себя беззащитными на чужой территории, с человеком, которому прежде не доверил бы сварить даже перечное зелье. Но с другой стороны это бесило: юноша начинал чувствовать беспокойство за этого... упрямца.

Оставалось удивляться, как он выбрался из убежища? Возможно, нашел лазейки внутри щитов и прошел через них, причём сделав это так незаметно, что чары не сообщили Гарри о взломе. Но без палочки это очень трудно. Поттер достаточно времени потратил, чтобы земля и сооружение на ней не отображались ни на одной волшебной карте и были незаметны для магии поиска или выявления. Он зачаровал Элвина, чтобы никто не мог отследить его полеты или нацепить на птицу маячок. Барьеры вокруг коттеджа стояли в дюжину слоев и отнюдь не были безобидными и легкоснимаемыми. Но не для того, кто хочет уйти изнутри.

«Зря он израсходовал на это столько энергии. Теперь Пожиратели в два счета справятся с ним».

Поттер научился уже ничему не удивляться. Особенно тому, как родные люди способны предавать. Сердце уже давно не болело от этого. Любопытно, почему Драко так поступил с крестным? Ведь Снейп всегда выгораживал его и вытаскивал из неприятностей. Что же могло перечеркнуть родственные чувства?

На мысль навели горящие презрением и ненавистью серые глаза. Коснувшись сознания Малфоя легким «Легилименс» ― аристократ всегда был не слишком силен в этой науке, поэтому не почувствовал вторжения ― Поттер увидел, как блондин прижимается к высокому темноволосому магу, как розовые губы впиваются в сомкнутые в линию уста. А потом старший мужчина отталкивает его, оторопелым взглядом взирая на юношу. Драко впал в бешенство от негодования и унижения.

Прервав контакт, Гарри хмыкнул. Неразделенная страсть, отвергнутый бедный хорек. Видимо, Снейп не был любителем "мальчиков".

— Аппарируем, — прокричал Труди, обводя собравшихся пылающим от предвкушения взглядом. Его рука лежала у Драко на плече, и тот не возражал.

Гарри намотал это на ус.

— Пошли, Эди, — к аврору подошел Терри. — Сегодня повеселимся на славу, — он плотоядно улыбнулся и возбужденно сообщил: – я уже придумал, что сделаю с ним. А ты?

«Как будто речь идет о проекте по Травологии».

Тем не менее, Гарри криво улыбнулся и кивнул.

— О, я вижу, ты воодушевлен как никогда, — удовлетворенно протянул молодой Пожиратель.

— А то, — процедил Поттер, с содроганием думая, что уже скоро ему придется вытаскивать Снейпа из большой задницы.

«Или что-то из его», — под ложечкой засосало от дурных предчувствий.

Неожиданно мысль о том, что кто-то прикоснется к мастеру зелий, вызвала у Гарри весьма неоднозначную реакцию, которую он не мог себе объяснить. Наверняка виновато произошедшее прошлой ночью.

Поттер заметил, как Драко, даже не подумав никуда аппарировать, идет наверх в паб.

Для аврора это было неплохим шансом поговорить с Малфоем, пока остальные заняты местью, и вытянуть из него нужную информацию. Парень смотрел, как дверь за аристократом закрывается, и не мог пошевельнуться. Перед ним встал выбор: добыть нужную информацию или...

«Хорек может и не знать, кто за ними стоит».

Гарри аппарировал.

URL
2013-05-29 в 01:24 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Оказавшись в личном поместье Драко, Поттер осмотрелся. Тут он тоже когда-то бывал, правда, в компании старшего Малфоя и многих министерских чиновников во главе с Руфусом Скримджером. Прием по случаю открытия фонда помощи погибшим во время войны. Из-за того, что собственный мэнор приводился в порядок после прибывания в нем свиты Темного Лорда, мероприятие пришлось провести в доме наследника. Люциус любыми способами старался восстановить подпорченную репутацию. Видимо, сынок был решительно против реабилитации доброго имени.

Малым составом, всего в дюжину человек, Группа поднялась по лестнице. Никто не говорил, образовалась абсолютная тишина. Они медленно и бесшумно, как змеи, подбирались к жертве, чтобы схватить ее, когда она ничего не подозревает.

Гарри влился в движение и неторопливо пробрался к началу колонны. Пройдя по второму этажу, они свернули в небольшой холл, а там в следующий коридор. Аврор остановился за спиной Труди, когда Пожиратели добрались до нужной двери. Он не без интереса наблюдал, как Дженкинс колдует. Взявшись за ручку двери, тот обернулся к Поттеру и, криво ухмыльнувшись, подмигнул ему:

— Веселье начинается.

Рыжий маг шагнул внутрь, а за ним еще двое.

— А вот и мы! – проорал кто-то из Пожирателей.

Гарри успел отступить в сторону, когда одного из его «товарищей» вынесло наружу потоком магии. Снейп действительно находился в комнате, Поттер заметил знакомую черную мантию. И в его руках определенно была палочка. Видимо, Драко снабдил напоследок, чтобы крестный смог умереть с честью.

В спальню ворвались остальные Пожиратели. Однако, как бы силен ни был бывший шпион, в замкнутом пространстве с целой толпой обозленных волшебников ему было не справиться. Гарри все еще стоял в коридоре, даже не намереваясь что-либо предпринимать. Раздавались грохот, ругань и шум от бьющих направо и налево заклинаний.

Парень ждал того момента, когда зельевара схватят. Помогать ему сейчас смысла не было – они стояли по разные стороны комнаты; Снейп не подпустит его близко, так как в пылу битвы попросту не узнает. А Поттеру нужно было коснуться его, чтобы активировать портал.

Когда из спальни раздались победоносные кличи, молодой человек заглянул в нее. Некоторые из его «собратьев» лежали, бились в конвульсиях или сидели на полу с разными травмами от проклятий. Гордон ― здоровый хмурый волшебник, больше пользующийся своей физической силой, чем палочкой и Зорган ― худощавый, высокий парень, с большими серыми глазами и кривыми зубами — приперли сопротивляющегося зельевара лицом к стенке и отобрали палочку.

Рядом с Поттером раздался стон, и он посмотрел вниз. На полу лежал Мот и, умоляюще смотря на него, протягивал руку. Его кожа покрывалась коричневой коркой и крошилась. Пустынное проклятье. Аврор отвернулся и направился к остальным Пожирателям. Проходя мимо волшебника с рыжей копной волос, лежавшего вниз лицом без сознания, он вздохнул с облегчением. Взгляд зацепился за скрючившегося рядом с ним Терри: тот прижимал руки к животу и, по всей видимости, собирался проблеваться. Поттер не стал на это смотреть.

«Теперь только все правильно разыграть».

Снейпа волокли к кровати, и в его незавидной участи можно было не сомневаться. Маг не был заколдован, поэтому брыкался и вырывался, как мог, за что получил от державшего его громилы под дых. Когда его швырнули на покрывало, он сумел справиться с дыханием и беспалочковой магией запустить в Гордона стулом. Вот только это не принесло результатов, так как тот разломался, ударившись об крепкую спину. Гарри ухмыльнулся и вскинул палочку. Профессора парализовало.

— В этом не было необходимости, — сказал Гордон, ухмыляясь. – Летающая мебель нам не страшна. А на что-то большее его уже не хватит.

— Не стоит быть таким уверенным, — прорычал Поттер.

— Скоро он будет не способен даже вздохнуть, — сально ухмыльнулся Зорган и запрыгнул на безвольного волшебника верхом.

Снейп бесстрашно смотрел на Пожирателей, но Гарри казалось, что он видит в глубине его глаз все тот же беспомощный ужас.

«Что, не ожидали такого поворота, сэр? А я ведь предупреждал».

— У меня имеются на него свои планы, так что я буду первым, — безжалостно сказал Поттер.

— Почему это?! – возмутился оседлавший Снейпа парень. – У меня столько идей, что можно сделать с этим красавцем. Прошлой ночью я не успел найти достойную кандидатуру. Но сейчас, — он склонился к лицу мага и потерся своей щекой об его, — я обещаю, что его мышцы еще смогут нормально сжиматься, чтобы ты кончил.

— Я знаю, что ты собираешься делать. После твоей работы у жертвы обычно вместо задницы кратер. Я не хочу весь перепачкаться, — Поттер брезгливо поморщился. В его груди все сильнее разгоралось пламя ярости. Отчего-то становилось все сложнее сдерживаться, видя, как ублюдок прикасается к шрамам на шее профессора. – Крок был моим другом. Я хочу отомстить первым.

— Мы все хорошо его знали, отчего же свежак должен достаться тебе? Ни черта! – извращенец провел руками по груди мастера зелий и, ухватившись за края сюртука, с силой дернул их. Раздался стрекот отрывающихся пуговиц.

По комнате пролетел ветерок, закачав полог на кровати. Пожиратели обеспокоились и настороженно заозирались. Зорган, почувствовав, что что-то не так, резко повернулся к Гарри.

— Лучше тебе отдать его мне. Иначе единственное, что ты будешь ощущать в ближайшие час, как твои внутренности медленно и мучительно растворяются в утробе, — с ледяным спокойствием проговорил Поттер, чувствуя, как его губы растягиваются в не предвещающей ничего хорошего улыбке. Грудь распирало от сдерживаемой злости.

Видимо, сероглазый парень разглядел в лице товарища что-то, что заставило его поумерить пыл и изменить решение. Да и слова, несомненно, возымели эффект. Он неохотно сполз со Снейпа и, бурча себе под нос ругательства, отошел. Гордон, Трит и двойняшки Перит ― все те, кто уверенно стоял на ногах и не подвергся серьезным проклятьям, ни на что не претендовали. Связываться с Поттером им явно не хотелось. Он хоть и был новичком в их рядах, но не все знали его достаточно хорошо, чтобы иметь представление о степени его вменяемости. То, что он водил дружбу с Кроком, уже говорило само за себя.

«Колоссальная удача!» — про себя подумал Гарри.

Вот только кому в этот раз свезло больше – Поттеру или Снейпу? Аврор схватил жертву за мантию на груди и с силой дернул, стаскивая ее с кровати, как тряпичную куклу.

— Ты куда? – осведомился Гордон.

— В другую спальню, куда же еще. Остальным нужна помощь, воспользуйтесь кроватью. Как только ребятам полегчает, думаю, они тоже захотят сказать пару слов этому гаду, — парень плотоядно улыбнулся и подмигнул своим коллегам. – Я пока покажу ему, как нужно себя вести.

Пожиратель ухмыльнулся и согласно кивнул, потом присел около Труди и начал над ним колдовать. Его товарищ все еще не сводил с Гарри обиженного взгляда.

— Я второй! — заорал он в след Поттеру, многообещающе смотря на Снейпа, которого тащили по полу. – Наслаждайся, зайчонок, встреча со мной будет самой значительной в твоей жизни! – просюсюкал он.

— Помоги Эммету, Зорг, — прикрикнул на него Гордон.

Когда Гарри выволок волшебника в коридор, то еще раз поблагодарил Мерлина, что оставшиеся Пожиратели не были такими смышлеными и не последовали за ним. Будь Труди в сознании, то никогда бы не позволил этого. Либо при всех, либо наблюдай – таков был закон в Группе, когда доходило дело до мести. Остальные ее представители не были такими блюстителями правил.

Наткнувшись на кучу трухи ― все, что осталось от Мота — Поттер глубоко вздохнул. Проклятие, под которое попал парень, мог снять только тот, кто его наложил, поэтому он был обречен. Свернув в соседнюю спальню, Гарри отпустил профессора и, закрыв дверь, наложил чары неслышимости.

— Какого черта вы тут делаете? – прошипел парень в лицо магу, снимая с него чары.

— Я… чертовски ошибся, — подавленно ответил Снейп, садясь.

— Как вы выбрались? Хотя, это потом, — Гарри расстегнул воротник мантии и снял с себя цепочку. Он пододвинулся к волшебнику и накинул на его шею золотую нить. Снейп слабо дернулся и удивленно посмотрел на аврора. – Вы окажетесь в моем доме. Если вам нужны зелья, вы знаете, где их найти. На этот раз никуда не уходите. Вы поняли?

Мастер зелий дотронулся до портала и поднял на Гарри почти благодарный и… сожалеющий взгляд.

— Поттер, я… — запнулся он.

— Я спросил, вы меня поняли? – с нажимом процедил Гарри, положив руку на плечо зельевару.

— Да, Поттер, я понял, — дрогнувшим голосом ответил мужчина, ощущая прикосновение.

— Все, тогда…

— Постойте, как вы им объясните? – профессор сжал мантию парня в своих пальцах.

— Объясню. Идите. «In portu esse[1]».

Снейп растворился в воздухе, прежде чем успел еще хоть что-то произнести. Гарри поднялся на ноги и вытащил из кармана ритуальный нож.

URL
2013-05-29 в 01:24 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Северус метался по гостиной, не зная, что ему делать. Поттер не появился ни вечером того же дня, ни на следующее утро. Хуже того, маг не знал даже, как связаться с аврорами, потому что камин был отключен. Покинуть поместье во второй раз он не решился, боясь подставить мальчишку. Если кто-то из шайки Пожирателей его увидит, то шпион в их кругу будет раскрыт. Незнание и неопределенность выводили мужчину из равновесия, но еще больше жгло совесть и сердце, что он стал причиной очень серьезных проблем для аврора.

Поттер предупреждал его насчет Малфоев, но он не послушал, несмотря на то, что чувствовал опрометчивость своего решения. Нужно было отправляться в замок отца, а не сына. Поместье Драко было ближе, поэтому повышало шансы на удачное перемещение, это и стало решающим в выборе убежища. Он не сумел бы аппарировать более одного раза — слишком мало оставалось сил.

Крестник давно не жаловал его после того, как признался в своих чувствах. Северус, хорошо знавший юношу, не сомневался, чем продиктован такой интерес, но сам не испытывал к нему ничего похожего. Он был шокирован и раздавлен пониманием, какую именно реакцию вызывал у парня за годы их общения. Люциус, узнав эту историю от жены, не был удивлен и даже приходил поговорить со Снейпом. Но Северус ничем не мог помочь, он не собирался становиться… ничьей игрушкой.

Как и тогда, маг почувствовал горечь. Ребенок, которого он знал с пеленок и которого не раз успокаивал и наставлял, мог, не дрогнув, поступиться его жизнью только потому, что ему не угодили. Какой вздор! И, по всей видимости, факт! По-другому бы его не нашли. Люциус, хоть и не был самым лучшим из людей, считал Снейпа другом и не раз помогал, он бы никогда не устроил ему такую ловушку.

Хуже мыслей о Малфое-младшем были только раздумья о Поттере. Когда накануне своего побега Северус взламывал его защиту, то оправдывал себя тем, что не хотел зависеть от гриффиндорца, и испытывать постыдный страх от его близости – теперь он об этом всерьез жалел. Снейп зарычал и, сев в кресло, вцепился в и без того растрепанные волосы. В груди, казалось, не остается воздуха, так как сердце стало неимоверно большим, мешая дышать. Всю ночь и день он не мог найти покоя от мысли, что Поттер – его давняя проблема и причина головной боли – не вернется.

Неожиданный скрип вывел профессора из отчаянья. Он вскинул голову, вслушиваясь в тишину дома, и через секунду подскочил. Звук шел из спальни. Принявший-таки зелья Поттера, маг теперь мог не только уверенно ходить, но и бегать, поэтому со всех ног бросился на шум.

Распахнув дверь в комнату, Северус застыл. Около открытого окна, словно эфемерное видение, стоял Поттер и всматривался вдаль. С улицы доносилось пение птиц и шелестение листьев. Снейп ощутил легкое дуновение ветерка, наполнившего помещение мягким августовским воздухом. Волшебник подошел к молодому человеку, неспособный произнести ни слова из-за вставшего в горле комка.

Гарри не обернулся, но пошевелился, проведя рукой по лицу; его грудь тяжело вздымалась, словно пытаясь прочистить легкие. Северус протянул ладонь и коснулся устало опущенного плеча. Тот даже не вздрогнул, поэтому, сжав пальцы, мастер зелий развернул его к себе.

— Как вы, Поттер? – справившись с собой, выдавил он, смотря в спокойное, словно вылепленное из воска лицо. – Вы ранены? – но ответа не было. — Что там произошло? – Зеленые глаза были наполнены серой холодной пустотой, заставляя зельевара из-за прорывающейся тревоги повысить голос. — Ты слышишь меня, мальчишка? Ну, отвечай же!

Гарри безмятежно рассматривал трясущего его мужчину, не чувствуя ничего, кроме уютного безразличия и легкого внутреннего холода, даже то, что мир пропах кровью и смертью, его не волновало. Нос не мог уловить чистого воздуха, хотя из окна дул легкий ветерок, качая белоснежную тюль и шевеля волосы профессора.

Теплые пальцы неожиданно коснулись щеки Поттера.

Легкий импульс проскочил в районе сердца Гарри, выдавая все еще присутствующий там орган. В сознание проскользнуло какое-то ощущение, и он понял, что это удивление, но не оттого, что Снейп дотронулся до него почти ласково, а оттого, как он смотрел. Юноша никогда прежде не видел, чтобы морщинки между бровями и у губ на лице этого волшебника, могли складываться в такое странное встревоженное выражение.

«… и не черные они… темно-карие. Черт, красивые», — медленно текли редкие мысли.

Парень не отдавал себе отчета, что любуется глазами стоящего перед ним человека.

Инсценировка смерти Снейпа прошла успешно. Поттер окончательно понял, как сильно шпионская работа повлияла на него.

Убийцей он стал давно, когда только начал охоту на Пожирателей, и потом, когда находился среди них, но все это было частью аврорской службы. Совесть нередко глодала его и не давала спокойно спать. Однако, последние сутки стали тяжелым напоминанием военных лет, когда раскуроченные трупы, оставленные оборотнями, попадались на глаза в любой газете, а во время битвы при Хогвартсе – и на каждом шагу.

Гарри остро ощущал, как очередная рана, что он нанес на копию тела Снейпа, впивалась в его сознание ядовитым шипом, заставляя чувствовать почти физическую боль. Обычно такое всегда было неприятно, но в этот раз все происходило совсем иначе. Он не мог забыть бледную кожу, истерзанную и изуродованную страшными ранами. Для следов сексуального насилия, которое, слава Мерлину, не нужно было осуществлять самому, он знал несколько хороших заклинаний. Видеть это было до тошноты отвратительно ― даже хуже, чем тяжелые побои.

Завалившиеся в спальню полчаса спустя Пожиратели застыли в дверях, ошарашенно смотря на обнаженного, перепачканного в крови Поттера, вдавливающего в кровать свою жертву и водящего по ее груди кинжалом. Труди был первым, кто отошел от увиденного, и недовольство на его лице сменилось удовлетворением. Войдя в комнату, он воскликнул:

«Крок был хорошим учителем, как я посмотрю».

«Да», — ответил Гарри, в последний раз толкнувшись в тело подделки.

На самом деле, он ни разу не проник в него, его член терся между ягодиц лежащего на спине клона. Возбуждение было отвратительным, и в тоже время деваться некуда. Короче говоря, Зорган, как и многие, очень расстроился, когда вместо живой игрушки получил истерзанный кусок мяса. А вот избавленный от Amentia[2] Август Макдаффен нисколько не огорчился.

Это был низкорослый толстый маг с кудрявыми волосами и большим ртом. В Группе его называют Прыткий Гус. Прозвище шло от того, как часто того пытались поймать авроры, но оставались ни с чем. Он был настолько зол из-за проклятья, видимо, заставившего его пережить не самые приятные минуты своей жизни, что готов был скальп снять с обидчика. Остальные Пожиратели побрезговали воспользоваться своим шансом.

Память била по оголенным нервам, и Гарри закусил губу, стараясь заглушить возвращающиеся эмоции. Давно ему не было так хреново.

— Поттер, — удивленно позвал Северус, видя, как по окаменевшей щеке парня ползет блестящая дорожка.

Больше ничего не сказав и не спросив, Снейп протянул руку и неуверенно привлек растрепанную голову к груди, другой он крепко обнял дрожащие плечи.

— Я убил вас собственными руками, — прошептал потусторонний голос в его мантию.

Северус молча прикрыл глаза, одеревеневшими пальцами гладя волосы на затылке юноши. Борьба с собственным телом и беспокойство за Поттера привели Снейпа к тому, что его тоже затрясло.

— Я больше не хочу это делать, — выдохнул Гарри, крепко обнимая профессора, словно пытаясь почувствовать, что сердце в его груди по-прежнему бьется, и все, что было – только страшный сон. – Это становится невыносимо.

— Все хорошо, дыши, — прошептал мастер зелий, открывая глаза.

От Поттера пахло кровью и потом. Сколько маг ни пытался усмирить воображение, оно все больше и больше подкидывало ему впечатляющие картины, которые могли произойти с мальчишкой.

От вибрации, идущей от груди Снейпа, и пусть вынужденных, но ласковых прикосновений, Гарри понемногу успокаивался. Стресс давал о себе знать – виски постепенно стягивало медным обручем. Прошло бесконечно много времени, когда он смог вдохнуть полной грудью и почувствовать запах осенней листвы и… тонкий аромат трав, идущий то ли от мантии, то ли от кожи зельевара. Поттер нашел в себе силы отстраниться. Он прекрасно ощущал, как волшебник дрожит, и знал, что тому все еще неприятны прикосновения.

«Но он обнял меня», — в груди почему-то потеплело от этой мысли.

Снейп отпустил его и, вглядываясь в бледное с бурыми разводами на щеках лицо, серьезно спросил:

— Вы ранены?

Гарри было приятно такое беспокойство.

— Нет, все в порядке. Это кровь вашего двойника, — пояснил Поттер, смотря на свои руки и рукава.

Северус с минуту не сводил с него глаз, но потом кивнул и спросил:

— У вас есть скотч или виски?

Гарри вяло улыбнулся и покачал головой.

— Как же вы расслабляетесь? – недоуменно нахмурился профессор.

— Хожу в бар, — парень потер лицо руками. Странно, прикосновение собственных пальцев отрезвляло – они были ледяными.

— В таком состоянии никакой бар вам не светит, — сказал Снейп и добавил: — примите несколько зелий и сходите в душ. Я приготовлю чай.

Гарри кивнул, не замечая и не реагируя на приказные нотки в голосе мужчины. Он покорно развернулся и пошел в ванную.

Северус проводил его задумчивым взглядом и, когда аврор уже почти дошел до двери, то, словно опомнившись, выкрикнул:

— Поттер!

Гарри повернул голову.

— Могу я воспользоваться вашей палочкой? – несмотря на то, что фраза прозвучала, как вопрос, он протягивал руку.

— Я не собираюсь ничего с собой делать, сэр, — хмыкнул Поттер, удивляясь, что ему даже мысли такой в голову не пришло.

— Очень надеюсь. Но я не для этого ее прошу, — заявил маг.

Гарри протянул палочку.

Снейп бережно взял ее и направил на юношу.

Аврор чуть не подавился воздухом, когда услышал слова заклинания.

— Вам же было так интересно следить за моим здоровьем, теперь сами наслаждайтесь, — мстительно бросил зельевар и покинул комнату.

Гарри ошарашено закрыл за собой дверь в ванную.

— Мир сходит с ума, — устало пробормотал он.

Приняв несколько зелий, парень забрался под душ.

URL
2013-05-29 в 01:24 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Вниз Гарри спустился только полчаса спустя. Теплая вода и лекарства взбодрили его и ослабили длительное напряжение. Заглянув в гостиную и не найдя там профессора, парень прошел в кухню. Открыв дверь и войдя, он удивленно замер, наблюдая необычную картину. Его гость стоял у плиты и помешивал что-то в кастрюле.

— Не обессудьте, Поттер, но то, что я смог найти, сгодилось только на куриный суп, — не оборачиваясь, произнес маг.

Наверное, в более нелепой ситуации Гарри еще не приходилось побывать. По крайней мере, в компании мастера зелий точно. Поэтому он от изумления не нашелся, что ответить. Усевшись на табурет, Поттер вдохнул аромат и понял, что желудок, не смотря ни на что, был не против еды.

— Не ожидал, что вы что-то приготовите, — сообщил он, чтобы прервать тишину.

— Не ошибусь, если предположу, что за почти двое суток вы тоже ничего не ели. Как вы уже уяснили, то для лучшего действия зелий необходима пища, так что... К тому же я тоже изрядно голоден… по вашей вине, между прочим, — недовольно проворчал он.

— Простите, — повинился Гарри, внезапно понимая, каково было мужчине, пока он его ждал. А то, что зельевар не в потолок плевал все это время, свидетельствовали круги под глазами и нехарактерное поведение. Он ведь никогда открыто не проявлял такую мягкость (или заботу?!) по отношению к Поттеру. – Я сегодня же схожу в магазин, — пообещал парень.

Снейп положил ложку на стол и присел на мягкий стул, который Гарри только что заметил. Видимо, чужая палочка спокойно подчинялась мастеру, даже в такой сложной магии. На спинке висела темная мантия. Зельевар предпочел остаться в сюртуке, пуговицы которого были на своих законных местах, рубашке с закатанными рукавами и брюках. Волосы он забрал ленточкой. Учитывая, что за последние дни Гарри приходилось видеть этого мужчину в разных видах – этот был самым привлекательным и более-менее привычным.

— Можно получить палочку обратно, сэр? – спросил он.

Снейп без возражений протянул требуемый предмет.

Оба волшебника, не сговариваясь, решили не начинать тяжелый разговор, пока не поедят. Поттер достал тарелки, а профессор выключил огонь под кастрюлей и выудил из ящика половник. Домашняя еда показалась Гарри очень вкусной, особенно после длительного голодания. Вообще-то, обычно он питался в ресторанах или быстрых закусочных, и, бывало, заскакивал на ужин к друзьям. В собственном гнезде он мог пить чай или жевать сэндвичи, не более.

— Было очень вкусно. Спасибо, сэр, — от души поблагодарил он, кладя ложку на стол.

— Думаю, вы можете называть меня по имени, Поттер, — зельевар тоже отставил тарелку и поднялся, чтобы поставить чайник. – У вас, кстати, кофе имеется?

Гарри на несколько секунд потерял дар речи, но быстро пришел в себя.

— Кофе в угловом шкафу. Я думаю, что и вам давно пора называть меня по имени… Северус, — слово сорвалось с языка легко, а интонации от его звучания породили в груди трепет. Он кривил душой, считая, что Снейп для него навсегда останется только учителем. В груди ожила надежда, что они еще смогут как-нибудь подружиться.

— А мне нравится звать вас так, Поттер, — оскалился мастер зелий, разыскав пакетик с зернышками.

Спустя некоторое время маги перебрались с чашками пышущего жаром напитка в гостиную.

— Я не слышал прежде о создании клонов, — проговорил Снейп, расположившись в кресле. – Или вы имели в виду трансфигурацию подушки? – поморщился он.

— Нет, сэр, — ухмыльнулся Гарри. — Это недавнее изобретение Лаборатории Тайн. Очень помогает, если нужно вытащить жертву из пекла или подстроить убийство. Я, к вашему сведению, не любитель расправы.

— Без сомнений, — протянул Северус и с неподдельным любопытством продолжил: — как вы смогли сделать его похожим на меня? Я не припомню, чтобы вы брали мою кровь или волосы.

Воспоминания о сделанном все еще были свежи, поэтому Гарри ощутил липкий холод, расползшийся мурашками по загривку и рукам.

— Ваша копия, это всего лишь образ, который имеет материальную оболочку. Состав организма не имеет никакого сходства с вашим: ни кровь, ни волосы, ни все остальное. Если бы я взял что-то, принадлежащее вам, и особо любопытные начали бы исследовать тело, то можете поздороваться с кровным проклятьем или более ужасными вещами.

— Но если кто-то проверит на подлинность?

— Они выявят, что перед ними Северус Снейп. Идентифицирующее заклинание или обычная маггловская медицина будут обмануты чарами. Для того, чтобы они спали, нужно определенное заклинание, а его знает только один сотрудник Лаборатории.

Профессор тщательно обдумал слова гриффиндорца, но следующий вопрос был не тем, что намеревался услышать Поттер.

— Ваш камин не подключен к сети, – констатировал Северус, смотря на пляшущие языки пламени.

— Когда вы здесь появились, я его отключил, — ответил Гарри, откидываясь на спинку дивана.

— Боялись, что я сбегу? – ухмыльнулся оппонент.

— Не хотел, чтобы кто-то из друзей или коллег, у которых имеется пароль от моего камина, увидел вас. Это могло просочиться в разные круги, — пожал парень плечами.

— Я нашел в ваших щитах лазейки, они небольшие и почти неощутимы, — Снейп рассматривал каминную кладку, которую за полтора дня изучил до основания.

— Ага, заделаю. Спасибо.

— Я уже сделал это, — скривился зельевар.

— Что ж, хорошо, — Гарри улыбнулся в чашку, видя кислое лицо мужчины и понимая, что так омрачило его. – Не волнуйтесь, как только мы накроем Группу, вы сможете вернуться домой. Если вам тут совсем не по душе, то я всегда могу оповестить о вашей ситуации директора Хогвартса. Профессор МакГонагалл наверняка не будет против, если вы вернетесь раньше начала семестра.

— Сомневаюсь, что она это предложит, — покачал головой Северус.

— Почему? – Гарри нахмурился.

— Об этом в газетах, конечно, не пишут, но в этом году в школе обновляют защитные чары. Сейчас замок намного беззащитнее, чем раньше.

Поттер умолк: ему еще никто не посылал уведомление, что нужно приехать в Хогвартс, чтобы внести свой вклад в систему заклинаний. Но, может, позже, конечно.

— Теперь понятно, почему вы первым делом вспомнили о Малфоях, — на губах Поттера появилась ухмылка, но она быстро сползла с его лица. – Я слышал, как Драко рассказывал, где вы находитесь, и что специально на время снял чары со своего поместья. – Видя, что глаза мастера зелий тускнеют, Гарри обдумал одну мысль и добавил: — я подсмотрел в его сознании один эпизод – просто хотел понять, почему он так поступает. И увидел воспоминание, как он… хм, целует вас. – Юноша сделал паузу и нехотя заключил: — может быть, у него просто не было выбора. Я имею в виду, что Труди мог пригрозить ему.

Снейп поднял на собеседника тяжелый взгляд.

— Поверьте, я это выясню, — медленно произнес он. – А что касается того, что вы видели – это не ваше дело, Поттер.

— Конечно, — легко согласился аврор, ничуть не обидевшись. — Я не собираюсь говорить вам, что чувствовать, просто не хочу, чтобы вы терзались. Я постараюсь выяснить, что в Группе делает Малфой, — пообещал он.

— Мерлин мой, это с какой такой радости вас заботят мои чувства? – скорее искренне удивляясь, чем язвя, вопросил Северус.

— Вы знаете, почему, — многозначительно посмотрел на него Гарри. – Я не стану повторяться, но все, что я сказал вам тогда в больнице – чистейшая правда. Может, в тот день я еще не осознавал значимости всех тех слов, но сейчас понимаю.

Мастер зелий, не мигая, прожигал собеседника изучающим взглядом. Время шло, и Поттер начал замечать, как тонкие пальцы отпускают ручки кресла, безвольно опускаясь на них, а выражение гнева на бледном лице сменяется усталостью и почти неуловимой печалью.

— Я не предполагал, что когда-нибудь у нас ним будет такой разговор и трагические последствия, — вздохнул маг. – Он всегда был немного капризным и слегка вздорным, но для семьи ― отзывчивым и по-своему добрым. После нашей ссоры он… Я прежде не замечал за ним такой злобы.

— Вы любите его? – удивился Гарри, забыв, что хотел перевести разговор в другое русло.

— Я был к нему привязан, но не так, как ему хотелось бы, — неохотно признался профессор.

Поттер покрутил чашку в руках и поставил ее на стол.

Тишина опустилась между собеседниками, но напряжения в ней не было. Оба задумались и оба не чувствовали неудобства в компании друг друга.

— Шпионаж – это не ваше, — спустя некоторое время, меняя тему, заговорил Снейп. — Слишком много грязи. Сейчас, когда время немного притупило боль от всех тех утрат, что вы пережили в войну, вам следует помогать себе, а не делать хуже.

Гарри, не ожидавший такой речи, удивленно молчал, не зная, что сказать.

— Да, вы, конечно же, правы, — прочистив горло, откликнулся он. — Я не раз думал, что пора переключаться на что-то другое. Но я должен закончить дело, которое начал. Кингсли не может сейчас вывести меня из игры.

Северус со странным выражением лица вертел в руках чашку, и Гарри показалось, что того что-то беспокоит.

— Расскажите мне подробнее об этой Группе, — через несколько минут уютного молчания попросил Снейп.

[1] In portu esse (от лат.) – «Быть в безопасности».

[2]От лат. Безумие или слабоумие.

URL
2013-05-29 в 12:06 

инна мис
Терзают смутные сомнения.... а не подстава ли ли это от Кингсли?

2013-05-29 в 13:44 

Эх, Драко...
Спасибо за проду!
(И мне Кингсли, мягко говоря, не нравится)

2013-05-29 в 14:10 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
инна мис, Keris Keilen, Кингсли? А что он такого сделал?

URL
2013-05-29 в 14:21 

инна мис
Хороший повод убрать героя. Типа не выдержал напряжения, превышение служебных полномочий, да мало ли чего можно придумать?От грязи не отмоется.

2013-05-29 в 15:30 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
инна мис, действительно, неплохой повод... только зачем ему убирать героя?:vv:

URL
2013-05-29 в 15:37 

А мало ли! Кто его знает, чего у него там в голове, какие скрытые мотивы? :fire:

2013-05-29 в 15:39 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
А мало ли! Кто его знает, чего у него там в голове, какие скрытые мотивы?
Это точно, но поживем увидим. :flower:

URL
2013-05-29 в 16:04 

инна мис
Самый опасный враг для политика идеалист верящий в идеалы особенно если он соратник? От таких избавляются при первой же возможности. Не помню кто сказал: Настоящий герой всегда умирает в конце фильма или уезжает в закат.

2013-05-29 в 19:32 

хХх-Лисена-хХх
Совесть не уберегает от греха. Она мешает получать удовольствие./Если над Вами постоянно смеются — значит, Вы приносите людям радость.
Уф, какой сюжет, какой сюжет. Это рассказ нечто, буду ждать с нетерпением продолжение :shuffle:

2013-05-30 в 00:01 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
инна мис, с другой стороны, такие идеалисты нужны. Тем более, Гарри не просто идеалист, для простых людей он — символ. Его разрушать себе дороже, для политиков. Особенно пока в магическом мире бушуют беспорядки.
хХх-Лисена-хХх, :cheek:

URL
2013-06-04 в 00:47 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


— Полгода назад наши шпионы, охватывающие север Англии, сообщили, что там стали собираться подозрительные группировки. Нарушители порядка устраивали пьяные дебоши с порчей имущества магглов и волшебников, выкрикиванием дискредитирующих магический мир лозунгов. Что-то типа «Маги должны править миром» и прочего бреда в том же ключе. Приписанные к тем точкам авроры быстро их разгоняли, и те на какое-то время затихали. Целый месяц не было никаких подозрительных событий. Однако во время празднования годовщины победы в Шеффилде случился инцидент. Полный разгром Лунной аллеи и около сорока погибших магов. Просматривая омут памяти с воспоминаниями потерпевших, мы выяснили, что напавшие на них были те же дебоширы, но в большем количестве. После этого события они опять затихли, а через несколько месяцев возникли под Нориджем и именовали себя Пожирателями смерти. Опять устроили разгром, но уже в маггловских пригородных поселениях. Очень много жертв. Когда авроры их начали ловить, то они, не сражаясь, исчезали, а те, кого удавалось взять, умирали от яда. Еще месяц спустя разведка донесла, что небольшая группка обосновалась в Лютном переулке в Лондоне. Ходили разговоры, что эти люди набирают единомышленников.

Гарри прервался, чувствуя, что ему нужно промочить горло. Профессор сидел, задумчиво водя пальцем по нижней губе. Поттер поднялся и сходил за стаканом воды. Его слушатель этого даже не заметил.

— Несколько недель назад я встретил одного знакомого зельевара в аптеке Лютного, — проговорил Северус, когда Гарри сделал первый глоток. — Он намекнул мне, чтобы я там не задерживался. Я не обратил внимания, посчитав, что это он так шутит. Многие из моих, так сказать, коллег, часто язвят насчет моего прошлого. – Поттер удивленно оторвался от стакана. Снейп растянул губы в ядовитой усмешке, думая о чем-то своем и не замечая его взгляда.

— Может, ваш друг что-то знал о них? — предположил Поттер.

— Может быть, — кивнул Северус. – Продолжайте рассказ. Как вы втерлись к ним в доверие?

— Мне пришлось долго околачиваться в злачных местах по всему Лондону, появляться на Красном рынке. Пару раз подраться, — Поттер скривился и поймал понимающий взгляд профессора.

— Красный рынок – не слишком приятное место, — подтвердил Снейп, — но там можно достать все, что надо для зелий или черной магии. Оттуда товар растекается по всей Англии.

Гарри не стал делиться своими впечатлениями о малоприятном месте, а отпил еще воды и продолжил:

— В одном из пабов на окраине столицы я познакомился с Терри Милтоном и Роджером Лэндом ― Кроком. Я подозревал, что они входят в группировку, поэтому некоторое время общался с ними. Они и привели меня к Труди. Тот долго ко мне присматривался, позволяя выполнять всякую мелкую работу, типа зазывалы. Он проверял, смогу ли я выдержать все то, что происходит в Группе, — Гарри посмотрел на Снейпа и, когда тот кивнул, что понимает, о чем речь, продолжил: — со временем он начал разрешать мне ходить на задания вместе с остальными. Первой такой крупной вылазкой был беспорядок в Лавенхеме.

— Я читал в пророке, что там орудовали великаны, — прищурившись, припомнил мастер зелий.

— Это не совсем правда. В Группе Нортона из Стаффорда есть несколько хороших иллюзионистов. Почти всегда Пожиратели предпочитают действовать тихо, но иногда тому, кто ими управляет, необходим хаос. Так вот, чтобы учинить большую панику, были созданы несколько проекций великанов. Авроры явились спустя десять минут после начала погрома.

— Вы их предупредили?

— Конечно. Но они специально опоздали, чтобы не было подозрений, что среди членов Группы есть предатель, — Гарри отправил стакан на кухню и закинул ноги на диван. Вытянувшись вдоль него, он положил голову на маленькую подушечку. Парень не собирался спать, просто давал отдохнуть спине и конечностям. – После этого я участвовал еще в одном разбое, в котором, к сожалению, пришлось присутствовать и вам.

Профессор скривился, как от зубной боли и нехотя проговорил:

— Мне несказанно повезло, что вы там оказались.

Гарри испытующе поглядел на мужчину.

— Вы стали немного добрее ко мне, — осторожно выразил свое удивление Поттер, стараясь говорить как можно мягче, чтобы не спровоцировать ссору.

Странно, но за последние дни случилось столько… малоприятного, но это привело их обоих под одну крышу и заставило общаться. Старший волшебник, хоть еще и не оправился морально – Гарри это видел по его почти незаметным вздрагиваниям, когда юноша делал резкие движения или говорил слишком громко, – но больше не закрывался маской отчужденности и не пытался грубо пресечь разговор, если он затрагивал что-то личное.

— Беру пример с вас. Хочу быть благодарным, только и всего, — сухо ответил Снейп.

«Ну конечно, как же мы признаемся в мягкосердечии», — про себя ухмыльнулся Гарри, но не стал спорить.

— Очень трудно незаметно подобраться к Труди, — через пару секунд продолжил Поттер прерванный разговор. — Он сумасшедший, но не дурак.

— Опасное качество, — прохладно произнес зельевар. – К сожалению, мир никогда не избавится от волдемортоподобных… вряд ли их можно назвать людьми.

— Угу, — кивнул Гарри. – Просто так расспрашивать его о хозяине я не мог. Но как-то раз поинтересовался о том, какая конечная цель всех наших действий. Он сказал, что итог может быть только один, и раз я сам его не понимаю, то не стоит и задавать такие вопросы.

— Если он не дурак, то чего вы ждали, задавая такой вопрос? — елейно поинтересовался Снейп.

Щеки Поттера зарумянились от смущения.

«Ну, хоть какая-то нормальная реакция», — подумал Северус.

— Но вы не зря спросили. Теперь он будет считать, что вы ничем не отличаетесь от других молокососов вашего возраста, — насмешливо одобрил мужчина.

— Наверное, я не слишком хорош в таких вещах, — вздохнул Гарри и, переведя взгляд на потолок, совершенно искренне пробормотал: – вы бы справились лучше.

— Не дай Мерлин, — открестился Снейп и добавил: — никогда бы не согласился на эту работу снова.

Поттер улыбнулся.

— Притом, Гарри, я тоже вряд ли бы сейчас справился со шпионским ремеслом.

Сердце Поттера забилось чаще. Слышать свое имя из уст Снейпа было как-то нереально. Юноша вопросительно посмотрел на него.

— Я уже отвык от постоянного гнета своих особых обязанностей, которые заставляли меня быть тем, кем я не являюсь, — слово «особых» он подчеркнул. — Пять лет мне ничего не угрожало, и не надо было спасать некоторых личностей – не будем показывать пальцем, — Северус закатил глаза, видя, как озорно заблестели зеленые глаза.

— Вы наконец-то признали, что заботились обо мне, — не веря своим ушам, сдержано восхитился Гарри. – Наверное, вас в третий раз похитят, потому что это опять не к добру.

— Идиот, — буркнул Снейп, поежившись от такого предсказания.

Внезапно раздался стук в окно. Поттер и профессор вздрогнули и повернулись на шум. За стеклом сидела большая ушастая сипуха.

— Это Гермес, почтальон Гермионы, — сказал Гарри, поднимаясь с дивана. Открыв раму, он отвязал свиток от лапки птицы. – Хочешь печенья? – Сова согласно ухнула и впорхнула в помещение. – Лети на кухню, — бросил ей в след Поттер.

— Я думал, что у вас стоит отвод, — напрягся зельевар, на самом деле он точно знал, что стоит. Наблюдая, как пернатое создание скрывается в дверном проходе, он хмуро посмотрел на Гарри.

— Так и есть, но для этой я сделал исключение, — ответил Поттер и распечатал послание. – Не волнуйтесь, ее я лично зачаровал. Никто нас не найдет.

Снейп промолчал. Несколько секунд он наблюдал за углубившимся в чтение письма молодым человеком, потом решил занять себя делом – поднялся и направился на кухню. Пока он мыл чашку, то незаметно следил за крылатым визитером, прощупывая его магически. Заметив, что птица тоже поглядывает на него и одновременно потихоньку подбирается к шкафчику с печеньем, волшебник пристально уставился в ответ.

«Манеры Уизли заметны даже на их животных», — неодобрительно подумал мужчина.

Большие янтарные луны пытались выдержать немигающий взгляд опытного змея, но спустя минуту проиграли. Сова уныло поглядела на пачку за стеклянной дверкой и, обиженно ухнув, перелетела на спинку стула, покорно ожидая, пока придет друг хозяйки и сам ее покормит.

— Так-то, — ухмыльнулся Снейп, выплывая из кухни. На птице действительно были неплохие чары.

— Северус, вы не возражаете, если я открою камин для Рона и Гермионы? – спросил Гарри, поглядев на усевшегося в кресло мага.

— Поттер, это же, вроде, ваш дом, — насмешливо произнес Снейп.

Парень подошел к камину и взмахнул палочкой. Раздался тихий щелчок, пламя на время замерло, а потом вновь взвилось в привычном танце.

– Я покормлю Гермеса и вернусь, — сообщил он и вышел.

URL
2013-06-04 в 00:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Какое-то время мастер зелий наблюдал через приоткрытую дверь, как мальчишка общается с питомцем, и размышления привели его к невольной мысли:

«Он изменился с нашей последней встречи».

Иногда, читая Пророк, Снейп натыкался на статьи о Герое магической Британии, и, исключительно для развлечения, выуживал из них крупицы правды. За время поттеровской учебы Северус не позволял себе сложить четкого мнения о нем, кроме того, что было нужным для прикрытия. Множа свою злость на Джеймса Поттера и препарируя воспоминания и давнишние обиды, он вычеркивал и пресекал любую симпатию к парню – чтобы только не заподозрили, не заметили и не донесли Темному Властелину.

Пусть Снейп не мог признаться самому себе, но он желал знать, какой путь избрал Поттер, получив шанс на светлое будущее без нависающего над ним рока. Когда отдаешь ради кого-то столько сил и времени – невольно начинаешь ощущать ответственность за его судьбу. А может, просто хочется понять, что все сделанное – не напрасно.

«Ничего не осталось от подростка. Возмужал и… — зельевар ухмыльнулся: мысль о мудрости гриффиндорца, или, лучше сказать, опытности, была для него новой и смешной. Но, тем не менее, маг признавал это за молодым человеком. Таким он ему больше нравился. — Уже не мальчишка, это точно».

Когда в камине взревело пламя, волшебник замер, но не успел ничего предпринять, как к нему шагнула молодая женщина с горящими от гнева глазами, а за ней рыжий крепкий парень. Северус принудил себя выдохнуть, прогоняя напряжение, и понял, кто перед ним — Гермиона Уизли с мужем.

Немая сцена продолжалась почти полминуты. Наконец, Рон нашел, что сказать и, конечно же, это оказался самый банальный вопрос:

— Профессор Снейп?

— Да, мистер Уизли?

— А где Гарри? – это уже подала голос миссис Уизли.

— Кормит вашу несносную птицу, — недовольно проворчал Северус, качнув головой в сторону кухни.

Парочка переглянулась и молча направилась к двери.

Зельевар, даже не напрягая слух, услышал возглас друга Поттера:

— Гарри, у тебя там Снейп в гостиной сидит!

— Да ну, — хмыкнул аврор.

Северуса это повеселило.

— Гарри, что произошло? – взволнованно спросила Уизли. От ее гнева не осталось и следа. – Что профессор делает у тебя дома, и почему ты закрыл камин?

Этот вопрос заставил Снейпа напрячься, но ненадолго. Услышав ответ Поттера, он успокоился.

— Я все объясню. Профессор помогает мне в задании.

Этого было достаточно, маг поднялся из кресла и пошел наверх. Слушать личные разговоры Гарри и его друзей он был не намерен, тем более присоединяться к ним!

Когда ребята вышли в гостиную, их бывшего учителя там уже не было. Поттер с сожалением подумал об их прерванной беседе. Удивительно, но ему такое общение с зельеваром доставило удовольствие не меньшее, чем с друзьями.

— Давай, рассказывай, — сказал Рон и плюхнулся на диван. Гермиона присела рядом.

Гарри прошел к креслу, в котором ранее располагался Снейп. Оно до сих пор хранило его тепло.

— Несколько дней назад напали на деревушку Месмер. Профессор жил там, и, когда в его дом ворвались, мне пришлось помочь ему, — врать друзьям было неприятно, но рассказывать правду – еще хуже. — Спасение прошло не слишком удачно, и погиб один из Пожирателей. Никто не заметил, что я помог Снейпу. Все подумали, что Крока убил он. – Гарри перевел дух и закончил: — вчера мне пришлось инсценировать его смерть с помощью клона. Теперь я его укрываю, а он помогает мне с вычислением хозяина всех Групп.

— Тебе пришлось убить Снейпа? – не веря переспросил Рон, серьезно смотря на друга.

Создание копий было одной из разработок Лаборатории Тайн, к которой был прикреплен Уизли в качестве невыразимца. Уже пять лет он был сотрудником Отдела Тайн. Так уж получилось, что при выборе карьеры их с Гарри пути разошлись.

— Да, — кисло подтвердил Поттер и добавил: — такое занятие лишено приятных моментов.

— Это ужасно, — понимающе проговорила Гермиона, сочувственно смотря на парня. – Как ты себя чувствуешь?


— Намного лучше, чем несколько часов назад.

— Ты сказал, что это было вчера, – насторожился друг.

— Я вернулся только сегодня, — пожал плечами Гарри. — Нельзя было привлекать внимание быстрым уходом.

— Твою ма..! – но Рон подавился окончанием фразы, получив локтем под ребра от жены.

— Ты хоть поел чего-нибудь? – тревожно спросила она, переводя взгляд на Гарри.

— Да, — улыбнулся Поттер, вспоминая ужин, но говорить об этом не стал.

— Тебе стоит отдохнуть. Мы завтра к тебе зайдем, — предупредила она и спохватилась: – ты ведь будешь дома?

— Я не знаю, Герми. Но профессор точно будет тут. Если что, можете навестить его, — его улыбка стала ехидной.

— Вот еще! – фыркнул Рон и приказным тоном закончил: — чтоб завтра был у нас в шесть на ужин.

— Хорошо, — кивнул Гарри, поднимаясь из кресла.

Друзья попрощались и, когда изумрудное пламя в камине погасло, сменяясь обычным, Поттер пошел в свою временную спальню. По дороге он думал о вчерашних событиях и вспомнил, что забыл отдать Снейпу те вещи, что забрал из его дома. Пройдя мимо гостевой, он направился в конец коридора. Постучавшись, Гарри подождал, пока ему откроют, отметив, что на комнате опять стоят чары. Видимо, мастер зелий все еще не доверял защите дома.

«А может, он не доверяет мне?» — после случившегося такая реакция со стороны зельевара неудивительна. Вот только молодому человеку это не прибавляло радости.

Дверь открылась. Снейп вопросительно смотрел на него. Сюртука на маге уже не было, и верхняя пуговка на рубашке была расстегнута.

— Поттер, – констатировал он. – Я думал, на сегодня наша беседа завершена. Более того, у вас гости.

— Они уже ушли. Завтра я сам их навещу, — ответил Гарри.

Северус поднял бровь, ожидая продолжения.

— Я забыл отдать вам то, что забрал из поместья. Все в моем кармане в мантии. Я оставил ее в ванной, — парень посмотрел поверх плеча мужчины, показывая о каком месте идет речь.

— Проходите, — Снейп отступил. — Раз уж мне придется остаться у вас, как вы радушно предложили, то, может, мне стоит освободить вашу комнату?

Поттер покусал губы, обдумывая слова зельевара, потом ответил:

— Если вам тут нравится, можете оставаться.

— Вы так просто позволите хозяйничать у себя в спальне? Я нахожу это странным, Поттер.

— Можете не беспокоиться по этому поводу. В этой комнате нет ничего такого, что бы я ревностно оберегал или боялся, что кто-то увидит, — ухмыльнулся он.

«М-да, учитывая, что последние ночи я провел либо в баре, либо на диване в гостиной, так как дальше дойти физически не получалось, спальня давно страдает от невнимания хозяина».

Повисла тишина, и Гарри, не выдержав изучающего взгляда темных глаз, решил сделать то, зачем пришел. Он сходил за своей одеждой и, распечатав карман взмахом палочки, принялся расколдовывать добытые оттуда предметы. Сундучок Поттер поставил на кровать, заметив, что на подушке лежит открытая книга. Видимо, профессор успел освоиться в маленькой библиотеке, имевшейся в спальне.

— У вас любопытная подборка книг, Поттер, — торопливо сообщил Северус, заметив, куда направлен взгляд парня.

— Я люблю маггловкое фэнтези, — ничуть не смутился юноша, добавляя к стопке томов еще один экземпляр.

— Вы не против, что я взял одну полистать? – несмотря на непринужденный тон, Гарри показалось, что тот нервничает, задавая вопрос.

— Я жутко зол, сэр, — усмехнулся он и, сделав страшное лицо, добавил: — сейчас просто разорву вас в клочья.

Мастер зелий напряженно замер.

Поттер это заметил и был сбит столку такой неожиданно странной реакцией.

— Северус, я пошутил, — на всякий случай пояснил он.

«Не может же он на самом деле считать, что я прокляну его за книжку?»

— Давайте договоримся, — подумав несколько мгновений, сказал аврор.

— Условия, Поттер? – иронично протянул Снейп, складывая руки на груди.

— Считайте, как хотите.

— Ну, давайте, что уж, — покачал он головой.

— Я отдам вам до завтра свою палочку, а вы перестанете накладывать на эту комнату блок. Тратить так много сил на беспалочковую магию бессмысленно. Притом, я не хочу, чтобы в моем собственном доме были какие-то преграды, — Гарри смотрел серьезно.

Снейп помрачнел и сделался более подозрительным.

Парень растерялся и, на свою голову, постарался выразиться иначе.

— Я понимаю, что вам тяжело без палочки, и знаю, что такое чувствовать себя… — он, правда, старался подобрать менее жалкое слово, но фантазия в этот момент его подвела: — беззащитным.

Наблюдая, как в бездонных глазах Снейпа появляется целый шквал эмоций, Поттер начинал отчетливо ощущать именно то чувство, которое только что приписал зельевару.

«Видимо, благая идея умрет с ее хозяином», — вздохнул он.

URL
2013-06-04 в 00:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Я имел в виду, что хочу, чтобы вы мне верили, – торопливо пробормотал Гарри, прежде чем мастер зелий начал говорить.

— Поттер, ваша мысль мне предельно ясна, не стоит надрываться, — взгляд Снейпа стал ледяным и непроницаемым. – Я согласен с вашим… предложением. И, если других вы не имеете, то прошу оставить меня, — он демонстративно отвернулся и занялся своими вещами.

Гарри был в смятении. Ну что он сделал не так? Ведь все, чего он хотел, это всего-навсего облегчить упрямцу жизнь, а не наоборот.

— Надеюсь, здесь все? – расстроенно спросил он.

— Да, — бросил Снейп, просматривая книги.

— Хорошо. Возьмите, — юноша протянул свою палочку.

— Не стоит утруждаться, Поттер. Обойдусь, — отрезал Северус, даже не взглянув на него.

— Но вы согласились! — возмутился Гарри.

— Я не стану ставить защиту на эту комнату, — сказал Снейп.

— Сэр, я не этого добивался, — парень раздраженно потер переносицу.

— Идите, Поттер. Не вынуждайте меня уточнять, куда именно вам следует отправляться с вашей жалостью, — поставил точку Северус, перемещая сундук под кровать.

Гарри несколько секунд смотрел на него. Все же Снейп не растерял ничего от своей гордой и своенравной натуры: только мысль, что кто-то посчитал его беспомощным, заставила его обозлиться и давиться ядом. Не знай Поттер этого человека столько лет, он бы подумал, что тот излишне раним, раз обижается на глупости, сказанные глупцом. Но профессор им не был, так ведь? Аврор оставил палочку на кровати, пока старший маг не смотрел в его сторону, и удалился.

Зайдя в гостевую комнату, Гарри, не раздеваясь, упал на постель.

За окном сияло яркое солнце, заливая комнату и радуя своим теплом, вселяя надежду, что начало осени не будет состоять из череды ливней и затянутого грозовыми тучами неба.

«Может, открыть окно? Так вставать неохота…» — пока сознание боролось с телом, Поттер успел задремать, но не прошло и пары минут, как в дверь раздался громовой стук. Гарри распахнул глаза, в голове зазвенело.

БУМ-БУМ-БУМ!

— Поттер!

— Мерлин, — почти напугано парень соскользнул с постели. В мгновение оказавшись у двери, он открыл ее и застыл под полыхающим от гнева взглядом.

Снейп шагнул к юноше и, схватив его за руку, вложил в нее палочку.

— К Мордреду вас, Поттер! – прошипел он и, молниеносно развернувшись, зашагал по коридору.

Гарри вздрогнул от резкого хлопка и выдохнул. Замершее на несколько секунд сердце понеслось вскачь. Парень не пытался осмыслить поведение профессора. О нет, сейчас его больше беспокоила собственная реакция на прикосновение теплых пальцев. Он посмотрел на палочку в своей ладони, самому себе не веря. Дыхание сбилось в тот момент, когда Снейп коснулся его. В мгновение по позвоночнику прошлась щекочущая волна. Она замерла на время в животе и расцвела приятной истомой в паху.

Поттер встряхнул головой.

— Нет, — ошарашено простонал он, резко закрывая дверь.

Но ощущения его не обманывали. Сердце продолжало клокотать, а кое-что, шевельнувшееся между ног, намекало о своем желании, приводя своего хозяина в ужас. Поразмыслив несколько секунд, Гарри отправился в душ.

Положив палочку на полку над раковиной, он начал раздеваться. Стянув штаны, Поттер к своему отвращению убедился, что не ко времени появившееся возбуждение не собиралось спадать.

— Я больной, — содрогнулся он. – Хотеть того, кого совсем недавно уродовал и почти насиловал.

«Это был не настоящий Снейп, — вмешалось вездесущее внутреннее я. – И ты его не насиловал».

Но тело двойника, которого еще вчера он имел в своем вынужденном пользовании, так и стояло перед глазами. Молочная кожа, оказавшаяся мягкой и приятной, изящный изгиб спины – результат аристократичной осанки; красивые руки – единственное, что Гарри не осмелился искалечить. Для того, чтобы возбуждающее зелье подействовало быстрее, ему пришлось разглядывать мужчину и, конечно, трогать. Юноша никогда не скрывал своих предпочтений, поэтому мог признать, что Снейп был привлекательным. Однако ему не хотелось так сильно окунаться в его жизнь и знать такие интимные подробности, что предназначались только партнеру.

— Воздержание – вот причина всех бед, — решил Поттер, смотря на наливающееся достоинство.

Забравшись в ванную, Гарри пустил воду похолоднее и немного постоял под сильными струями. Отделаться от навязчивых воспоминаний получалось очень плохо. Руку жгло в тех местах, где ее коснулся Снейп. Поттер застонал от бессмысленности своих попыток думать о чем-то другом.

Спустя несколько минут он вышел в спальню. Сна не было ни в одном глазу, хотя аврор был вторые сутки на ногах. Высушив волосы, он принялся одеваться, превратив рубашку и брюки в обычные футболку и джинсы. Накинув скрывающие чары на шрам, он заглянул в тумбочку. Найдя там тюбик любриканта и несколько средств защиты, он похвалил себя за предусмотрительность. Этого добра хватало даже здесь. Как-то раз Гарри приводил любовника в свой дом, но до хозяйской спальни они так и не добрались. Поэтому некоторые «важные» вещи на всякий случай хранились и тут. Спустившись в гостиную, Поттер остановился и подошел к камину. Закрыв его от нежданных гостей, он выскочил через главный вход. Дойдя до антиаппарационного барьера, маг исчез.

Неподвижная фигура, наблюдавшая за передвижением хозяина коттеджа из окна, скрылась за шторами.

URL
2013-06-04 в 00:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Громкая музыка и насыщенный запах алкоголя и табака – все, что Гарри не любил, в одном флаконе. Это было незначительным неудобством клуба, куда люди приходили, чтобы найти партнера на ночь. Это место находилось в пригороде Лондона и было исключительно для волшебников.

Поттер пробрался к барной стойке и заказал выпивку. Никто не смог бы разглядеть в длинноволосом брюнете с карими глазами Героя магического мира. По дороге сюда он заглянул в маггловскую аптеку, где неделю назад заказывал новые линзы, потому в очках не было надобности.

Бармен узнал постоянного клиента и, когда подавал заказ, наклонился и сообщил:

— Кажется, тебя уже заметили. Давно тебя не было.

— Много дел, — стандартно ответил Поттер.

Не прошло и пяти минут, как к Гарри подошел симпатичный молодой человек примерно его возраста.

— Привет, — поздоровался он, мило улыбаясь.

— Привет, — откликнулся Поттер, возвращая улыбку.

— Я — Колин, — представился юноша и присел на соседний пуф. – Не против компании?

— Эрик, — Гарри пожал ему руку. – Нет, только за.

— Я тебя тут уже видел. И не один раз, — подмигнул новый знакомый.

Гарри оценивающе оглядел его, не заботясь о приличиях. Маг был невысок, хорошо сложен, с темными волосами по плечи и зелеными глазами, в которых горел огонек. Лицо очень милое, а улыбка располагала к себе.

— А ты следишь за мной? – улыбнулся Поттер.

— Да нет, — рассмеялся маг, – просто давно тебя приметил, но все не получалось подойти. – Он многозначительно поиграл бровями.

Гарри покачал головой. Непринужденный разговор завязался сразу и шел на стандартную среди многих мужчин тему — о квиддиче. Об этом Поттер мог болтать часами, поэтому охотно отвечал. Но спустя полчаса стало понятно, что его товарища волновало другое, о чем он не замедлил оповестить:

— Извини, что так сразу, но какие у тебя планы на вечер? Может, уединимся?

«Отлично, — хмыкнул Гарри, смотря на янтарную жидкость в своем стакане. – Ты этого и хотел, не так ли?» – отчего-то мысли разнились с чувствами. Былого возбуждения уже не было.

— Так как? – переспросил Колин.

Другой шанс мог представиться очень не скоро: из-за работы секс становился средством снятия стресса, а не получения удовольствия; порой хотелось дарить и получать ласки, чувствовать, как партнер отдается тебе и наслаждается этим, а не трахаться до изнеможения, после чего остается только пустота в душе. Поттер почти не помнил, как выглядели его последние любовники или их имена.

Мысли опять вернулись к недавним метаниям.

— Пошли, — согласился аврор, допивая скотч и поднимаясь на ноги.

Приятель довольно улыбнулся ему и последовал примеру Гарри.

— Здесь наверху есть… — начал он.

— Да, я знаю, — бросил Поттер и пошел через толпу танцующих магов к лестнице.

Поднимаясь в приватную комнату, Гарри ощутил, как пальцы холодеют, а в животе вместо томительного предвкушения словно засело что-то липкое и неприятное. Такого прежде не случалось. Дверь комнаты открылась, и он зашел внутрь. Посреди нее располагалась большая кровать, заправленная броским темно-малиновым постельным бельем. На столике перед ней стояла бутылка скотча и два рокса. Поттер повернулся к своему спутнику и насмешливо сказал:

— Уже подготовился, да?

— Конечно, — Колин подошел ближе и принялся гладить грудь любовника поверх футболки. – Ты слишком напряжен, — проговорил он и приник губами к шее.

Гарри не сопротивлялся, пока его освобождали от одежды, занятый тем, что растирал заледеневшие подушечки пальцев. Тело как-то странно реагировало на прикосновения. Не было оглушительного сердцебиения и приятного тепла. Скорее наоборот.

Медленно они перешли на кровать, Поттер лег на свежие простыни и постарался отрешиться от всего кроме предстоящего наслаждения. Руки Колина продолжали гладить его грудь, иногда царапая кожу ногтями. Гарри отзывался на ласки. Губы исследовали ключицу и играли с сосками, а ладони медленно спускались к паху. Это было приятно и возбуждало, прогоняя тревогу и заставляя дыхание участиться. Несколько минут понадобилось, чтобы он забыл все свои мысли и отдался страсти.

Неожиданно Гарри пронзила боль от укуса, и это вызвало вспышку воспоминания в расслабившемся сознании: теплые объятья, неуклюжие поглаживания и тихий бархатный голос, шепчущий ласковые слова; темно-карие глаза, в которых неуловимо проскакивали беспокойство и страх; искренняя благодарность и взволнованное «Постойте, как вы им объясните?». Поттер зажмурился, содрогаясь всем телом.

«Я идиот, — отметилось вредное сознание. – Видимо, сегодняшний день войдет в список самых дурацких».

От спора самого с собой его отвлекла настойчивая рука, гладившая и сжимавшая член, а жадные губы в это время переключились на второй сосок. Колин не заметил заминки Поттера и, не отвлекаясь, продолжал любовную игру. При виде решительно настроенного парня, одновременно ласкающего себя и его, в голове Гарри опять словно помутилось, и ему почудилось, что из-под упавших на лицо волос на него горящими от страсти глазами смотрят темные, забирающиеся своим глубоким взглядом в самую душу. Аврор не выдержал и саркастически рассмеялся.

«Мерлин, зачем я сюда пришел? — в сердцах спросил он себя. — Похоже, мне нужно в Мунго».

— В чем дело? Что тебя насмешило? – удивился парень, проведя острыми ноготками по подтянутому животу любовника.

Поттер выбрался из объятий и, спустив ноги на пол, спрятал лицо в ладонях.

— Ты чего? – опять спросил брюнет, прислонившись бедрами к спине партнера и давая понять, что не время отступать.

— Извини, я не могу, — Гарри поднялся и начал собирать свои вещи.

— Что? Почему? Я тебя не возбуждаю? – удивленно и обиженно проговорил Колин.

— Нет, ты... хорош. Просто я не в настроении, как оказалось, — поморщился Поттер и принялся одеваться.

Колин соскочил с кровати и, схватив юношу за плечи, впился в его губы поцелуем. Гарри зарычал и оттолкнул его.

— Я сказал — нет, — твердо произнес он, сжимая кулаки и напрягая руку так, что на них выделились мышцы.

— Ох, какой ты сексуальный, когда злишься, — восхитился зеленоглазый парень, но попыток подойти больше не делал.

Гарри застегнул штаны, не сводя с того взгляда. Наверное, стоило ожидать нечто подобное от перевозбужденного любовника, но погружённый в свои мысли Поттер не обратил внимания.

— Ну, отлично! – недовольно фыркнул Колин, упав на постель. – Твое счастье, что недотроги мне нравятся. Приходи в следующий раз, — он начал гладить себя между ног.

Гарри замер от услышанных слов.

«Терри?»

— Да, увидимся, — сказал он.

— Пока, Эрик, — простонали ему на прощание.

Поттер отвернулся от ласкающего себя мага и выскользнул из комнаты.

Он несся по улицам Лондона, словно его преследовала стая оборотней с погоняющим их Темным Лордом.

«Я чуть не переспал с одним из этих ублюдков», — голова кружилась и Гарри остановился около лавки в парке. Он зацепился ладонью за ее спинку и старался отдышаться и привести мысли в порядок.

Через несколько минут стало легче. Некоторое время он всматривался в голубое с белыми разводами небо, видневшееся через листья.

«Какого черта я потащился туда? Захотел потрахаться и не смог! Ха! — собственное я было безжалостно. – И что это за гребаная реакция на привлекательного парня? Несмотря ни на что, у «Колина» было отличное тело. А мне, видите ли, расхотелось. Зато только от одной мысли о…»

— Ну, нет! – Гарри выпрямился и побрел вдоль аллеи.

Мысли в голове путались, наскакивая одна на другую. Поттер не вернулся домой, а аппарировал в Косой переулок. Зайдя в ближайшую гостиницу, он снял номер, купил в баре бутылку крепкой настойки и заперся в комнате.

URL
2013-06-04 в 00:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Утро Гарри встретил в полдень с жуткой головной болью. Сев в кровати, он осмотрелся, не понимая, где он. На тумбочке стояла больше чем наполовину початая бутылка, стакан валялся на полу.

Поттер сполз с постели и побрел в ванную. Холодный душ немного отрезвил. Прополоскав рот, он долго стоял, прислонившись лбом к зеркалу, которое было не слишком довольно, о чем не преминуло сообщить:

— Тебе б, милок, пить поменьше.

— Да, — простонал Гарри.

— Здесь напротив аптека имеется, сходи, — видимо, вид парня сумел разжалобить даже стеклянного собеседника.

— Спасибо, обязательно, — по инерции поблагодарил он, а потом поднял голову и спросил: — а ты откуда знаешь, что здесь есть аптека?

Отражение самодовольно на него посмотрело и выдало:

— Бывший жилец сообщил. Тоже мучился.

Поттер ухмыльнулся, но сразу же пожалел об этом. Мышцы лица были словно из камня.

— Не скучай тут, — напоследок сказал он.

— Постараюсь как-нибудь, — ехидно ответило зеркало.

«Докатился», — подумал Гарри, обнаженным выходя в комнату, а вещи неся в руках.

Наложив на имущество очищающие чары, маг оделся и спустился в вестибюль; попрощавшись с метрдотелем, он выскользнул на улицу. В августе Косой переулок, как всегда, многолюден. Родители носятся со своими чадами по магазинам. Поттер глубоко вздохнул, наполняя грудь сладким воздухом. Он уже и забыл, каково это — каждый год собираться в школу, покупать учебники, мантии с нашивками своего факультета, задумываться о том, приобрести новый гель для метлы или заменить старый котел на новый. Понятно, что он выбирал в конце концов. Гарри опустил голову и, насколько позволяли закаменевшие мышцы лица, улыбнулся, не замечая, как на глаза наворачивается предательская влага (хотя в этом большей частью виновата пульсирующая боль в висках и затылке). А ведь не все было так скверно в его школьных годах. Только сейчас он стал понимать, что ему не хватает той суматохи.

Поттер направился к лавчонке, над которой висела скромная вывеска «Аптека».

Купив антипохмельное, бодрящее и сонное зелья, Гарри там же принял первые два, а последнее спрятал в кармане джинсов. Затем он вновь окунулся в толпу, направляясь в еще одно место.

— О, мистер Поттер, — удивленно и обрадованно поприветствовал его мистер Оливандер. – Не ожидал, не ожидал. Что-то случилось с вашей великолепной палочкой?

— Нет, сэр. Мне нужна палочка для моего друга. Тринадцать с половиной дюймов, внутри сердце дракона. Дерево, к сожалению, не помню, — Гарри вообще не понимал, когда мог запомнить, какая у Снейпа палочка. Может, на слушанье в Визенгамонте?

— О, мистер Поттер, это очень сильная палочка. Вы не скажете имя вашего друга, чтобы я мог подобрать основу? – попросил мастер.

— Извините, сэр, но не могу, — качнул головой парень. – Вы сможете выбрать так?

— Хм, — задумался старик. – Без волшебника это невозможно, мистер Поттер, но....

Он развернулся и направился к своим стеллажам. Маг долго ходил между ними, вытаскивая длинные коробочки. Гарри наблюдал за ним, пока не потерял из виду. Вынырнул мистер Оливандер неожиданно, заставив Поттера вздрогнуть.

— Вот, что я нашел, – дюжина коробочек опустилась на стол.

— Э-э-э, — не знал, что сказать аврор.

— Я даю вам их, мистер Поттер, чтобы ваш друг смог выбрать подходящую, — сообщил старик, положив руку поверх аккуратной стопки.

— Спасибо, мистер Оливандер! – воскликнул Гарри, не ожидавший такого жеста. – Я все верну, сэр. Сколько я должен в залог?

— Залог? Хм, — серые глаза прищурились, а пальцы задумчиво потерли подбородок. – Может ли меня обмануть национальный герой? Действительно, вопрос, — пробормотал он.

— А вдруг я не Поттер? — предположил юноша.

— Я бы это сразу понял, — отмахнулся волшебник.

Парень замер, но понимающе усмехнулся. Ему всегда казалось, что старый мастер не так прост, как кажется.

— Надеюсь, ваш друг будет доволен выбором, — на прощание сказал старик.

— Спасибо еще раз, — кивнул Гарри.

Он уменьшил коробки и, наколдовав рюкзак, сложил их в малый карман. Ему еще предстояло закупить продукты. – До свидания!

— До встречи, мистер Поттер.

Юноша пошел дальше. Заскочив в магазин «Ужастики Умников Уизли», он около полутора часов болтался по прилавкам с приколами и разными забавными изобретениями. С каждым годом в лавке происходят перестановки, появляются все новые товары. Джордж мимоходом рассказывал ему, как продвигаются дела с предприятием, и как поживают родители.

Гарри взбодрился и на некоторое время позабыл о прозошедшим в последние дни.

— Мама очень хочет тебя повидать. Ты давно не заходил, — сказал друг.

— Я заскочу на выходных, — пообещал Гарри. – Как там Джинни с Дином?

— Они молодцы… Уже почти достроили дом. Они хотели собрать всех в конце месяца, чтобы отпраздновать новоселье и сообщить какую-то хорошую новость, — загадочно подмигнул он.

Поттер понимающе улыбнулся.

Домой он добрался часам к четырем. Притворив за собой дверь, парень прислушался. Стояла мертвая тишина. Профессор, видимо, был в своей комнате. Сгрузив продукты на кухню, аврор поднялся наверх.

Постучав в дверь, Гарри принялся рассматривать рисунки на обоях.

— Входите, — раздалось хриплое разрешение.

Поттер удивился, а потом понял, что по-видимому Снейп, действительно, не поставил чары. Толкнув дверь, он шагнул внутрь. Мастер зелий сидел в кресле (которого прежде тут не было!) около окна и читал один из своих фолиантов. Юноша отметил, что той книги, из-за которой вчера началась ссора, больше нигде не было. Видимо, вернулась на прежнее место.

Некоторое время стояло молчание, а потом старший маг оторвал взгляд от текста и, хмуро взглянув на Гарри, произнес:

— Видимо, ночь удалась на славу? Надеюсь, приятное времяпровождение не заставило вас позабыть зайти в магазин и купить продовольствие?

Гарри смутился оттого, что мужчина понял, куда он ходил.

— О чем вы?

— Лучше надо скрывать следы своих приключений, Поттер. Или вы так хвастаетесь?

Догадка пришла быстро. Пальцы Гарри потянулась к шее. Взмахнув рукой, он призвал из ванной небольшое зеркальце для бритья. Ругательство вырвалось невольно, пока он изучал блеклые, но все еще заметные засосы. Поттер спокойно посмотрел не учителя.

— Нет, я не хвастаюсь, и мой вечер не был таким замечательным, как вы себе представили! – раздраженно сообщил он и, чтобы хоть немного поколебать презрение в глазах мастера зелий, добавил: — я столкнулся с одним из Пожирателей. Точнее, он сумел затащить меня к себе в постель…

Наверное, это прозвучало как-то особенно жестко, потому что маска безразличия не просто сползла с лица Снейпа. Поттер невольно напрягся.

Тонкие пальцы до хруста вцепились в корешок книги, темные глаза необычно заблестели, а губы несколько раз приоткрылись, пытаясь произнести вопрос, но видимо голосовые связки подводили. И наконец:

— Вы пострадали? Он…

У Гарри пересохло в горле.

«Разрази меня гром! — не мог поверить юноша, но глаза его не обманывали. — Он испугался за меня!?» — С недавних пор он точно знал, как выглядит страх на лице этого человека.

— Нет, — торопливо выдохнул Поттер: сердце в груди неровно застучало, а в коленках чувствовалась дрожь, – я познакомился с одним парнем в клубе. Он был под оборотным, поэтому я его не узнал … поначалу. Когда я передумал продолжать свидание, — на этом месте он запнулся, — на мой отказ он ответил, типичной фразой, которая мне хорошо знакома. Я понял, что это Терри, и быстро ушел.

Снейп отвернулся к окну, стараясь скрыть громадное облегчение, проявившееся на лице, и привести мысли в порядок.

— Непроверенные связи, Поттер ― не слишком мудрое решение, — восстановив голос, через несколько минут изрек зельевар и криво ухмыльнулся. – Мисс Уизли знает о ваших увлечениях?

Гарри хмыкнул и, наконец, прошел дальше в комнату. Сев на кровать и положив на нее рюкзак, он ответил:

— Мы с Джинни давно не вместе.

— Вот как, — Снейп отложил книгу на тумбочку к собратьям и поднялся. – Надеюсь, про обещанные вчера продукты вы все же не забыли?

— Нет, они на кухне. Но, подождите, — остановил он мага. Снейп нетерпеливо поглядел на него. – Я кое-что вам принес. – Поттер расстегнул рюкзак и вытащил многочисленные коробки.

Профессор почти сразу догадался, что это, и удивленно уставился на Гарри. А тот увеличил футляры и принялся по порядку раскладывать на кровати.

— Выбирайте, — воодушевленно махнул он рукой.

Снейп не шевелился. Гарри начал беспокоиться, что опять сделал что-то не так.

— Северус, — произнес он мягко. Взяв одну из коробок, он раскрыл ее и протянул зельевару. – Прошу вас. Я вчера обидел вас, но я не хотел.

Профессор вглядывался в искренние зеленые глаза и не мог проглотить вставший в горле ком. Встрепенувшись, словно ото сна, мужчина взял предлагаемый Поттером предмет. Сняв палочку с мягкого настила, он на несколько секунд застыл, а потом сказал:

— Подайте другую. Эта не подходит.

Гарри улыбнулся. Спустя четверть часа мастер зелий все же определился с выбором, а Поттер вздохнул с облегчением.

— Я верну вам деньги за все, – уверил профессор, с легкостью превращая кресло обратно в тапки.

— Оливандер разрешил выбрать бесплатно, — сказал Гарри, засовывая не подошедшие палочки в рюкзак. – Так что оплатить вам придется только одну покупку.

— Хорошо, — если маг и удивился такому положению дел, то не показал этого. – Я попрошу гоблинов переслать вам нужную сумму.

— Отлично. Кто сегодня готовит? – поинтересовался Поттер.

Денежные вопросы ему всегда были не по душе. Он мог и сам заплатить, с него не убудет. Но догадывался, как это будет воспринято Снейпом.

— Если вы не опасаетесь, то я мог бы что-то организовать, — предложил профессор.

— Отлично, — Гарри поднялся, закинул рюкзак на плечо и бодро зашагал к двери. Он спиной почувствовал, что зельевар что-то хочет сказать и поэтому опередил его: — да, да, не благодарите. А то уже тошно становится. – Поттер вышел за дверь, слыша, как маг что-то пробурчал о зарвавшемся мальчишке.

URL
2013-06-04 в 01:14 

инна мис
Спасибо.

2013-06-04 в 01:26 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
инна мис, пожалуйста.

URL
2013-06-04 в 03:23 

Yami no Serena
Просто циничный романтик.
Только-только прочитала. Многоуважаемый автор, это просто потрясающе! Несчастный читатель, потративший полночи, чтобы прочитать сие великолепное творение, сердечно просит проды:beg:

2013-06-04 в 14:13 

хХх-Лисена-хХх
Совесть не уберегает от греха. Она мешает получать удовольствие./Если над Вами постоянно смеются — значит, Вы приносите людям радость.
:hlop: вах, спасибо, буду ждать продолжения :red:

2013-06-05 в 00:46 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Yami no Serena, иногда мне также хочется попросить, чтобы каждый прочитавший, оставил хоть немного мыслей в комментарии. Поверьте, я трачу намного больше времени на обдумывание деталей, написание и вычитку текста:mine:. Тем не менее спасибо! Приятно осознавать, что то, о чем я пишу заставило вас так долго не спать, да еще и отзыв написать. :white: Продолжение появится в следующий вторник;-)
хХх-Лисена-хХх, пожалста. :cheek:

URL
2013-06-12 в 00:32 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Вечер в коттедже прошел мирно и почти без ссор. Профессор вовсю колдовал и не подпускал Гарри к готовящемуся ужину. Парень в душе радовался, что маг ожил и все больше проявлял эмоций, пусть они порой были не совсем положительными. Посуда летала по кухне, вслед за ней столовые приборы.

Когда стол был накрыт, Поттер не сдержал усмешки. Раньше бы ему и во сне не привиделось такой картины, где его бывший учитель готовил ему. А сейчас он видел это наяву, и его это нисколько не смущало.

После славной трапезы Гарри сообщил волшебнику, что должен отлучиться на пару часов к друзьям. Он даже не придал значения, как прозвучала эта фраза, но заметил Снейп.

— Я вам не отец, Поттер, — сказал он, убирая чистую посуду в шкаф.

— Без сомнений, — фыркул Гарри. – Просто хотел, чтобы вы знали, где я, если вдруг понадоблюсь.

Снейп закатил глаза и недовольно поглядел на парня.

— Идите куда хотите.

Поттер покачал головой и вышел из кухни.

Вывалившись из камина на коврик в доме друзей, он нос к носу столкнулся с Волчонком, щенком, который сначала, испуганно заскулив, припустил от неожиданно упавшего на него гостя, а потом с лихвой облаял. В кресле сидел и посмеивался Рон, на его коленях подпрыгивал карапуз, дергая отца за воротник рубашки.

— Еще год, и он порвет тебя на кусочки, — ухмыльнулся глава семейства. – Будешь знать, как пугать, каждый раз сваливаясь ему на голову.

Пес немного успокоился и, обнюхав Поттера, начал радостно прыгать и отрывать шнурки от его ботинок.

— Я же не хотел, — протянул Гарри, наклоняясь и гладя животное.

Волчонок повалился на спину и подставил под руки пушистый животик.

— Да и сомневаюсь, что он вырастет до размеров Пушка, чтобы что-то оторвать мне.

— Кто знает, — загадочно подмигнул Рон. Он с любовью посмотрел на ребенка и погладил маленькую головку с вьющимися каштановыми волосами.

— А где Гермиона? – спросил Поттер.

— Пишет письмо в университет. Ты же знаешь, скоро защита.

— Да, помню, — кивнул Гарри.

— Ужин уже готов, я сейчас ее позову, — волшебник поднялся и, посадив Розу на бедро, пошел за женой.

Поттер посмотрел на щенка и прошептал:

— Ах ты, малявка, даже не знаешь своего счастья.

Пес от удовольствия высунул язык. Гарри улыбнулся и подумал, что, может, ему тоже завести зубастый комок меха. Хоть кто-то будет радоваться его возвращению домой.

— Гарри, пришел наконец! – Гермиона переняла эстафету, точнее ребенка. Малышка довольная сидела на руках матери и активно пыталась засунуть длинный локон ее волос к себе в рот. Рон, шедший позади, сноровисто вытащил его из пухленькой ручки и пригрозил пальцем. Роза подняла ладошку и скопировала жест отца.

Поттер улыбнулся, заметив маленькую сценку, и, поднявшись с колен, пошел за семейным трио на кухню.

— И не говори, что ты сомневалась, — сказал он Гермионе.

— Ну, немного. У тебя все же гость, — женщина посадила девочку на высокий стульчик и вручила ей бутылочку. – Садись, Гарри. Надеюсь, ты сильно проголодался?

— Ну, — Поттер пожевал губы и ответил честно: – на самом деле, меня уже покормили. Я целый день сегодня промотался по Косому переулку и…

— Неужели встретил кого-то? – воодушевленно вставил Рон. – Скажи, это кто-то из наших однокашников или с работы?

— Да нет, Рон. Я никого не встретил, — покачал головой Гарри, — Я вернулся домой.

— Ты сказал, что тебя уже накормили, — многозначительно подмигнул друг, принимая от Гермионы тарелку с жарким.

— Ну, — действительно, сказать, что ему готовил сам Снейп – это прозвучит несколько дико.

— Что? – подбодрил Рон.

— Профессор кое-что приготовил, — Гарри ощутил, что ему становится смешно, смотря на перекосившее от отвращения лицо друга.

— Гермиона, у тебя где-то был беозар, я видел! Неси скорей! – приказал он.

— О, Мерлин, успокойся, — и ухом не повела жена. – Хотя меня тоже удивляют такие ваши отношения, Гарри.

— Отношения? — фыркнул Поттер. – Не смеши меня. Он просто мне не доверяет. Поэтому и занимается готовкой сам.

— Тогда понятно, — хмыкнула Гермиона, ставя перед Гарри тарелку.

Юноша все же не стал отказываться от вкусно пахнущего мяса, хотя яства профессора ему тоже очень понравились.

– Ну, давай, рассказывай подробнее, что у тебя за дела с ним? — нетерпеливо подтолкнул Рон, недвусмысленно смотря на товарища.

— Основной причиной нашего сотрудничества является то, что, пока мы не накроем группировку Пожирателей в Лондоне, ему нельзя светиться. От этого зависит мое прикрытие.

— Что, нет другого места? Хогвартс, например, — предположил друг.

— Снейп сказал, что в этом году обновляют щиты, и там на данный момент небезопасно.

— Ну, у него же есть друзья? – не сдавался Рон.

— Как ты думаешь, почему я делал подмену? — покачал головой Гарри. — Снейп отправился в поместье Драко Малфоя, и он его сдал. Снейпу повезло, что я оказался в числе тех, кто пришел по его душу.

— Вот тварь! – зарычал рыжий волшебник, не донеся вилку до рта.

— Рон, здесь Роза! – зашипела Гермиона.

— Прости, милая, — извинился он, с сожалением поглядев на дочку. — Она в порядке, — заверил он возмущенную маму.

Гермиона поджала губы и, прищурив один глаз, погрозила кулаком.

— Понял-понял, — Рон засунул мясо в рот и принялся жевать, своим видом показывая, что спокоен, как сытый лис.

Гарри ухмыльнулся, наблюдая за друзьями.

— Выходит, Малфои замешаны в новом противостоянии? – произнесла миссис Уизли, отворачиваясь от показательно кушающего мужа. – Я слышала, Люциус недавно ругался с Лидией Вейнс. Эта ведьма курирует дела, которые ведутся с его вложениями. Один из счетов для фонда пострадавших после войны закончился, и он вынужден был открыть еще один.

— Малфой недоволен своими растратами? Я не удивлен, — покачал головой Поттер. – Это может быть поводом поддержать растущую силу. Однако, мне казалось, что, наступив на грабли, он не захочет повторения.

— Не исключено, что только Драко замешан в этом, — предположила Гермиона.

— Да, но Люциус не слепой и вряд ли не заметит того, что произошло в поместье сына, — Гарри помнил, что видел на собрании Пожирателей. Вероятно, блондин выбрал не ту сердечную привязанность. Опять.

— Странно, что Драко так поступил со Снейпом. Они же всегда были в хороших отношениях. Снейп его защищал, — задумчиво заметила хозяйка.

Гарри смаковал очередной глоток и не заметил взгляда, которым его наградила подруга.

— Ты не спрашивал у него, в чем может быть причина?

— Кажется, они рассорились, — сказал Поттер и уклончиво добавил: — но я не знаю подробностей. Как тебе известно, Снейп не любитель доверительных бесед.

— А про Группу он что-нибудь слышал?

— Кто про нее не слышал? – закатил глаза Поттер.

URL
2013-06-12 в 00:33 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Ты прекрасно понял, что я имела в виду, — женщина ткнула в его сторону вилкой.

— Только то, что пишут в газетах, — бесстрастно проговорил Гарри. – Я сам ему рассказал некоторые подробности. В середине нашего разговора прилетел Гермес, а затем вы пришли. Он точно не имеет информации о зародившемся движении Пожирателей. Мне показалось, что он даже сторонится и не пытается что-либо узнавать. Наверное, устал. – Последнее утверждение вызвало на лицах друзей разную реакцию.

Гермиона приподняла брови, а Рон нахмурился. Поттер заметил образовавшуюся неловкую тишину и посмотрел на них.

— Что?

— Ты что, жалеешь его? – спросил Уизли, ставя бокал на стол. – Как-то уж слишком спокойно ты говоришь о человеке, который раньше не раз портил тебе жизнь. Притом сейчас он живет у тебя дома, а ты вроде как и не против… — он говорил спокойно, но голос источал подозрительность.

— Я не имею к нему претензий, Рон, и давно забыл все, что было в школе. Сейчас мне не до того, чтобы еще дома устраивать военные действия, — покачал головой Гарри. – Оттого, что он живет у меня, я не испытываю неудобств. Тем более, прошло-то всего несколько дней. Даже если бы мы каждую свободную минуту ругались, я все равно не смог бы отказать ему в помощи. Он многое для меня сделал.

Рон откинулся на спинку стула и невесело улыбнулся.

— Сочувствую, друг. Слава Мерлину, что у меня перед ним нет Долгов Жизни.

Что-то кольнуло в груди, и Поттер втянул воздух через нос, прогоняя раздражение. Переубеждать друга он не стал. В конце концов, рассказывать, почему он считает компанию Северуса Снейпа приятной, он не хотел.

— Повезло, что тут скажешь, — вымученно ухмыльнулся он, отсалютовав товарищу бокалом.

— Что вы собираетесь делать с Группой в Лютном? Кингсли не хочет прикрыть эту лавочку? Они уже столько натворили, зачем так долго ждать? – недоумевая, проговорил Рон.

— Мы все еще не знаем, кто ими управляет. Но облава будет в любом случае, — Гарри посмотрел на алое вино. Прошлой ночью он надирался чем попало, а сегодня оценивал недурной букет Сейвал-блан[1]. М-да.

— Тебе не слишком нравится эта работа, — вдруг заметила Гермиона, мягко смотря на молодого человека. – Не хочешь перевестись в Отдел Тайн?

— Да, Гарри, я как раз хотел тебе сообщить, что у нас освобождается вакансия, — хлопнул себе полбу Рон. — Старина Джерри – мой напарник – уходит на пенсию. Я сказал мистеру Эдвардсону, что поинтересуюсь у тебя. Что скажешь?

Гарри несколько секунд думал, а потом, не без удовольствия, проговорил:

— Я – за. Только скажи, что делать надо, — улыбнулся он.

Рон рассмеялся.

— Вот и хорошо. Тогда я передам шефу, что ты согласен?

— Да, только закончу это дело, — кивнул Поттер.

— Ага, — согласился Рон и обратился к жене: — дорогая, думаю, пришло время тому, что ты сегодня изобретала.

Гермиона хмыкнула и достала из духовки десерт.

Визит к друзьям всегда был для Поттера воодушевляющим.

Домой он вернулся только за полночь.

«М-да, не удалось обойтись двумя часами...» — подумал юноша, поднимаясь по лестнице наверх.

Идя к своей комнате, парень заметил полоску света под дверью в комнату зельевара.

«Не спит», — остановившись у своей спальни, нахмурился Гарри.

Не прошло и пары секунд, как эта полоска погасла. Поттер закусил губу и, отвернувшись, вошел в комнату.

Умывшись и приняв зелье Сна-Без-Сновидений, он повалился на кровать и, закопавшись в подушки, быстро уснул.


* * *

На этот раз начало дня было приятным. Бодро спускаясь на завтрак, он пожелал доброго утра хмурому Снейпу и принялся строгать сэндвичи.

— Сделайте и мне, Поттер, раз уж вы так разохотились, — сказал мастер зелий вместо приветствия. Он сидел за столом с чашкой кофе. Мантия и сюртук были оставлены в спальне, и Гарри лицезрел мага только в брюках и белой рубашке. Улыбнувшись своим мыслям, юноша принялся нарезать хлеб и ветчину.

— Сегодня я должен уйти до вечера, — произнес он, раскладывая свои произведения по тарелке.

— Мерлин, Поттер! Кажется, я уже говорил, что мне безразлично, куда и насколько вы уходите, — грубовато откликнулся Снейп, беря бутерброд и с заметным удовольствием откусывая кусочек.

Парень не обиделся, чувствуя, что безразличие профессора напускное. Да и выглядел он с утра каким-то рассеянным.

«Может, опять не выспался?»

— Хорошо, — сообщил он. – Я дам вам один из моих порталов.

— Почему меня не удивляет, что вы не вспомнили об этом раньше? – наигранно задумчиво произнес Северус, но, вспомнив кое-что, серьёзно произнёс: — ваша цепочка лежит в ванной в... моей комнате. Думаю, она вам ещё понадобится.

Поттер кивнул.

— Я заберу ее. А что касается порт-ключа, о котором я вам говорю — у меня его не было до вчерашнего дня. Я забрал его у Рона, он проверял, действуют ли еще чары, — заверил аврор и поспешно добавил: — я тоже их проверил.

Снейп доел незамысловатое творение рук Гарри и с холодком в голосе сказал:

— Я вам верю, Поттер, не стоит каждый раз напоминать мне…

— Я и не собирался! – возразил юноша и стиснул в пальцах салфетку.

— Покажите ваш портал, — поморщился Снейп, видя, что парень начинает злиться.

Младший волшебник запихнул в себя остатки еды, вызвав при этом молчаливое недовольство собеседника.

– Я принесу, — отряхивая от крошек руки, сказал он и побежал наверх.

Северус опустил локти на ручки кресла и подпер костяшками пальцев подбородок.

Гарри вернулся быстро, сжимая в руках золотой снитч.

— Вот. Работает, если три раза провести пальцем вот по этому месту, — Гарри показал пятнышко прямо за левым крылышком золотого мяча, — и переносит в кабинет директора Хогвартса, — он протянул шарик. – Его когда-то дала мне профессор МакГонагалл.

Мастер зелий взял его, случайно коснувшись руки Поттера, и тот вздрогнул. Снейп заметил это и заглянул парню в глаза. Тот чего-то ждал.

— Спасибо, — скривившись, произнес Северус.

— До вечера, сэр, — спокойно сказал Поттер, опуская руку и разворачиваясь.

Снейп подозрительно следил за удаляющимся юношей и отметил, что его спина под тонкой рубашкой слишком напряжена. Поднявшись, мужчина принялся мыть чашку, стараясь думать о чем-нибудь отвлеченном и не касающемся молодого человека.

Он слышал, как спустя десять минут Гарри прошел по гостиной. Хлопнула дверь. Северус подошел к окну.

Закутанная в темную мантию фигура с накинутым на голову капюшоном вышла за ворота и растворилась в воздухе. Снейп присел на стул, ощущая себя дураком. Он закрыл глаза и медленно втянул воздух. Поттер пошел к Пожирателям.

«Он хотел, чтобы я сказал, что-то…», — очень не вовремя пришла догадка о том странном взгляде.

Волшебник встал и пошел за книгой, которую прочел уже наполовину. День будет долгим.

URL
2013-06-12 в 00:36 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Гарри аппарировал в Лютный переулок. Оборотное зелье уже подействовало, и он без опаски пошел к знакомому пабу. Подходя к дверям, он чуть не был сбит с ног вылетевшим оттуда пьяным магом.

— Прости, брат, — пробасил тот.

Поттер не обратил на него внимания и прошел внутрь. Сегодня было какое-то празднование, и стены заведения трещали по швам от толкотни и галдежа. Гарри протиснулся к барной стойке и, по привычке кивнув ее хозяину, прошел в подсобку.

На этот раз дверь сторожил Реджи ― парень лет восемнадцати с веснушчатым лицом и редкими волосами. Тот самый пацан, которого недавно усмирял Крок.

— Привет! Эди, кажется? — пролепетал он.

— Да, — кивнул Гарри.

— Проходи.

Поттер вновь стоял среди Пожирателей и ощущал себя отвратительнее обычного. Сегодня волшебников собралось мало. Он спустился вниз, отмечая, что Труди нигде не было видно, зато за одним из столиков сидел Терри, он заметил прибывшего товарища и помахал ему.

— А вот и наша звезда!

Гарри мрачно улыбнулся ― это приветствие было поощрением за то, что он недавно совершил с предателем. Никогда еще его «друзьям» не удавалось посмотреть на работу тихони Эди Миддла. И вот, пожалуйста, во всей красе. Поттер почти не помнил, какое впечатление на них произвел истерзанный труп Снейпа, так как был не в себе. Однако в сознание впечаталась картина, как некоторое время бездушная тварь Макдаффен развлекался с останками тела. На парня это уже не производило никакого эффекта. Чувства полностью отключились, оставляя холодный разум и пустоту в душе. После того, как Труди велел избавиться от мусора, Гарри и еще несколько человек выполнили приказ, и только потом аврор отправился домой.

«И оказался в объятьях живого ― слава Мерлину! ― профессора», — хмыкнул Поттер. Это теплое воспоминание подняло его дух и заставило взбодриться. Он подошел к Терри, сидевшему за круглым столом с кружкой пива в компании неизвестных парней.

– Жеребенок, присоединяйся к нам, — сказал он, радуясь, что наконец увидел на лице Гарри улыбку.

Аврор сел на соседний стул и представился.

— Эди Миддл, — протянул он руку.

— Руперт Роквуд, — ближний к нему маг поднялся и пожал ладонь. Он был широкоплечим, крепким парнем с коротко стриженными под “ежик” светлыми волосами. Глаза голубые. Гарри он показался симпатичным.

— Эрик Бушоп, — еще один волшебник взял Поттера за руку. Этот был кареглазым брюнетом с узкими плечами и ладонями. Он подмигнул аврору, погладив большим пальцем ложбинку его кисти во время рукопожатия.

«Ну, отлично», — подумал Гарри, в который раз убеждаясь, что надо было выбирать внешность пострашнее.

— Стив Мур, — еще одна ладонь с силой стиснула его. Поттер не поморщился, но было больно. Этот маг смотрел на него недоброжелательно. Его тело было весьма внушительным, накачанные мышцы ходили под материалом рубашки, почти заставляя одежду трещать. Глаза угольно черные.

— Стив, не переусердствуй, она ему еще понадобится, — посоветовал Терри, взглядом показывая, о чем он.

Черноглазый отпустил Поттера и сложил руки на груди.

— Какие на сегодня планы? – поинтересовался Гарри, отворачиваясь от странного парня.

— Труди куда-то ушел. Вроде как сегодня ничего особенного. Хотя… — он замолк, внезапно посмотрев поверх плеча Поттера.

«Душно в комнате убогой. Гаснет беглый звук.
И опять по крышке гроба слышно: стук, стук, стук
Отчего так заунывно молоток стучит?
Отчего в глубокой думе гробовщик молчит?[2]»


Гарри не оборачиваясь понял, кто пришел.

— Господа, — произнес рыжий волшебник, выходя в центр каменной комнаты. Собравшиеся уже развернулись к нему и внимательно слушали. – Нас ждет еще одно дело следующей ночью. Пару дней назад некоторые из наших собратьев пострадали от гадкого предателя и теперь вынуждены искать излечения от своих недугов, — его голос взвивался под высоким потолком. – Поэтому завтра к нам присоединится Группа из Стаффорда. В полночь вы должны быть у деревни Хогсмид.

Гарри невольно сдавил шарик в руке, и тот исчез.

«Черт! – с досадой подумал он. – Ну да ладно, уже понятно, что и когда».

В душе Поттера нарастало состояние, близкое к панике.

Труди планирует напасть на Хогвартс? Они узнали, что щитов нет?!

— Вы знаете наше основное правило! Берите, что хотите!

Слаженный вой голосов его поддержал. Рыжий маг крутанулся вокруг своей оси и продолжил:

— А сегодня, друзья мои, мы будем отдыхать, — он протянул руку к сидевшей за столом ведьме.

Она улыбнулась ему, стрельнув кокетливым взглядом, и поднялась, вложив в его ладонь свою. Труди привлек ее к себе и громко сказал:

— Хочу оргию, а вы?!

Гарри отвернулся, когда парочка слилась в жарком поцелуе. Идея была встречена с радостью. К аврору пододвинулся Терри и, довольно ухмыляясь, проговорил:

— Готов поспорить, что сегодня ты не устоишь.

Поттер хмыкнул.

— Посмотрим.

URL
2013-06-12 в 00:36 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

— Добрый день, сэр. А Гарри дома? – выйдя из камина, спросила Гермиона, заметив читающего в кресле профессора. Ее волосы были заплетены в необычную, но элегантную прическу, а фигуру подчеркивало шоколадного цвета платье с длинным подолом и высоким воротом.

Отметив все изменения в новом облике свое бывшей ученицы, Северус прочистил горло и ответил:

— Он работает. Прекрасно выглядите, миссис Уизли, — после секундного раздумья, добавил он.

— Спасибо, сэр, — она улыбнулась и, скользнув глазами по внушительному тому на коленях мага, не удержалась: — надеюсь, не ошибусь, сказав, что это труд Уильяма Роста? Все его книги имеют гравировку на корешке в форме маленькой стрелочки.

Снейп заложил страницу закладкой и, немного помедлив, протянул книгу молодой женщине. Гермиона удивленно и трепетно взяла ее и посмотрела на переплет.

— Не скажу, что меня не удивляет ваша осведомленность. Прошу, удовлетворите мое любопытство и скажите, откуда вам это известно? – проговорил волшебник, сплетая пальцы на животе. – Таких трудов было всего два. Один потерян в глубине веков, а этот я получил от бывшего директора Хогвартса в качестве подарка.

Гермиона погладила кожаную обложку и открыла первую страницу.

— Ваш экземпляр довольно неплохо сохранился, профессор, — заметила она, благоговейно проведя пальцами над гербом и фамилией автора. – Пару лет назад я видела такую книгу. Точнее, именно ту, которая пропала. На самом деле ее потеряли в архивах библиотеки Министерства.

— Хотите сказать..? – изогнул бровь Северус, но Гермиона его опередила.

— О нет, я не работаю библиотекарем, сэр, — рассмеялась она. – Я учусь в оксфордском университете на кафедре «Закона и политики». Это магическая кафедра. В качестве практики помогаю судье Никадимусу.

— Не из легких вы себе работу выбрали, как и наставника, — прокомментировал Северус и добавил: — я несколько раз встречался с этим субъектом, и скажу вам – он неординарный маг. Очень сложно найти с таким общий язык.

— О, вы даже не представляете, насколько, — ухмыльнулась молодая женщина.

— Тем не менее, вы довольны? — вежливо поинтересовался он.

— Да. Мало, кто из Визенгамонта способен и имеет желание общаться со студентами.

— Магический мир не такой, как маггловский, миссис Уизли. В Министерстве каждый маститый волшебник побаивается, что его могут заменить на более молодого и менее требовательного, поэтому берут учеников только на закате лет.

— Я это понимаю, сэр, — волшебница отдала книгу ее владельцу и спросила: — вам не скучно тут одному? Гарри ведь постоянно пропадает.

— Это звучит так, словно я должен радоваться компании мистера Поттера? — заметил зельевар, подняв в изумлении и вторую бровь. – Нет, мне вполне уютно и одному. Тем более, когда есть, что почитать.

Волшебница хотела спросить что-то еще, но, видимо, передумала и предложила:

— Если почувствуете себя одиноко, приходите к нам. Наш дом называется «Кленовый сад», — она улыбнулась и взяла порох с полки над камином.

— Спасибо за заботу, миссис Уизли, — поблагодарил Снейп, немного удивленный таким предложением.

— Вы можете называть меня Гермионой, сэр, — попросила колдунья и немного смущенно добавила: – а то я начинаю чувствовать себя Молли.

Северус ухмыльнулся и кивнул:

— Я передам Поттеру, что вы заходили, Гермиона.

— Спасибо, сэр. Доброго вам дня.

— И вам.

Уизли ушла, а мастер зелий опять раскрыл книгу, вот только читать так и не начал, а долго рассматривал потрепанный уголок страницы. Визит бывшей студентки внес в его мысли еще один небольшой, но заметный беспорядок. Давно никто не заходил к нему просто поболтать. За последние годы, единственным, кто навещал его, были почтовые совы, приносящие газеты или подтверждения публикации его статей и рецептов зелий. А еще Северуса задело то, как просто девчонка спросила о Поттере. Как будто это в порядке вещей, что он сидит тут и знает, где сейчас Герой магического мира. Можно подумать, что он дожидается его.

Мужчина раздраженно вздохнул. За тот небольшой срок, что он находился в этом доме, он неприлично много думал о его хозяине. Парень дважды спас его от участи быть пущенным по кругу Пожирателями, вылечил и предоставил укрытие, более того, отдал свою спальню; притащил ему палочку, не задавал неудобных вопросов и обходил неприятные темы стороной. Это было необычно и подозрительно.

У них с Поттером никогда не было приемлемых отношений. Последние дни — большое исключение. Они — результат обычных человеческих реакций в такой морально тяжелой ситуации, а еще... Северус очень хорошо представлял, на что пришлось пойти молодому человеку, чтобы вытащить его. Если мальчишка решил таким образом отблагодарить его, то это лучшая благодарность, какую он мог получить. Ее он готов был принять, но... этот глупый ребенок может проникнуться к нему некоторым интересом... Посчитать, что теперь он ответственен за жизнь спасенного. Глупая иллюзия, способная породить в нем привязанность и влечение. Оттого Снейп ни на миг не переставал остерегаться его.

Несмотря на свои колебания и недоверие, профессор не мог проигнорировать одно обстоятельство, которое, признаться, действительно волновало его, – откуда Гарри представляет (зельевар это понял по его взгляду, тщательному подбору слов в их разговорах и поведению), что чувствует человек, подвергшийся сексуальному насилию? Догадки и богатая опытом фантазия доводили Северуса до тошноты, когда он об этом думал. Он очень надеялся, что Поттер просто стал проницательнее и начитался определенной литературы. Аврор все-таки.

Были, конечно, в мыслях Снейпа и некоторые вопросы к самому себе. Например, почему вместо того, чтобы онемели кончики пальцев и потемнело в глазах от зачастившего сердца, у него перехватило дыхание, а в груди появилось давно забытое чувство надежности, когда Поттер сжал его плечо в доме Малфоя (может, из-за того, что Гарри был меньшим из зол после того, как избавил его от перспективы быть затраханным до смерти. Этой догадкой волшебник успокаивал себя). Или когда он сам обнимал бывшего ученика после его возвращения от Пожирателей. Желудок крутило от тесного контакта, но не так сильно, как могло. Зельевар знал, что лучшее из лекарств в такой ситуации, это присутствие кого-то рядом и участие. Иначе можно сойти с ума. То, что ему пришлось обнять юнца — это скорее нужно было Поттеру, чем ему. Очередное неплохое объяснение своих действий. И третий вопрос, это вчерашняя непонятная реакция на рассказ о злоключениях. В этом случае всему виной давняя привычка защищать этого гриффиндорца.

Снейп не сомневался, что разумное объяснение можно найти любому поступку, если не опираться на отвлекающие эмоции. Собственно, так он всегда и делал. Однако в этот раз, ощущение, что он что-то упускает было сильнее. Уж что-что, но врать себе он не любил. Присутствовала какая-то натянутость в картине его самоанализа.

Возможно, причина этого кроется в том, что мужчина уже давно забыл каково это — испытывать приятные чувства от прикосновений других людей. Интимные связи, которые он независимо от своего желания имел во время пожирательской и шпионской деятельности, причинили ему много боли и на всю жизнь отравили душу, заставляя сторониться любой близости. Темный Лорд любил смотреть на развлечения своих подчиненных. Он сам этого уже не мог из-за необратимых изменений, произошедших с его организмом, поэтому наслаждался видом обнаженных тел и звуками, которые они издавали. Северус по-возможности старался избегать таких вечеринок, но порой это не удавалось. Несмотря на то, что зельевара происходящее нисколько не возбуждало, его принуждали и делали это отнюдь не самым приятным образом. Многие не любили надменного полукровку-выскочку, к которому Лорд относился наравне с остальными.

Риддлу особенно нравилось смаковать зрелище, как Эйвери или Гойл придавливают тонкое бледное тело к полу, как проталкивают в него свой член. Без прелюдий и подготовки, лишь смазав себя любрикантом. Чем быстрее и резче, тем лучше. Хозяин мало представлял радости однополого сношения, поэтому считал, что это так же незабываемо, как и традиционное. Единственным плюсом в этой ситуации было то, что он и не догадывался, какую ненависть разжигал в своем слуге. Снейп никогда не кричал и не сопротивлялся, изображая покорность, тем самым играя свою роль до конца. По правде говоря, горло настолько перехватывало от боли и паники, что он просто не мог произнести ни звука, кроме непроизвольно вырвавшихся хрипов. Ему с трудом удавалось скрывать лицо, чтобы никто не смог увидеть на нем животный страх и разрывающую на части агонию. Он не мог позволить пострадать своей репутации и выйти из благосклонности Лорда.

Шпион никогда не рассказывал Дамблдору, что ему приходилось испытывать вдобавок к тому, что обычно творилось на собраниях или на заданиях, которые поручал Риддл. Было бы тяжело видеть жалость в голубых глазах.

Снейп закрыл книгу, чувствуя, что продолжить чтение в данный момент не в состоянии. Поднявшись, он подошел к окну и выглянул за штору. Небо опять хмурилось, хотя утро было по-августовски солнечным. Поднялся ветер. Дом Поттера стоял среди леса и иногда Северус замечал, что среди деревьев гуляют большие животные, очень похожие на оленей.

С момента, как Поттер ушел, прошло почти десять часов.

«Наверное, стоит позаботиться об ужине. Мальчишка наверняка придет голодным… и, надеюсь, целым», — ему нужно было чем-то занять руки и голову.

Читать он больше не мог, а вот сварить что-нибудь было делом для души. Пусть даже это не зелья.

URL
2013-06-12 в 00:36 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Гарри полулежал на лавке, прислонившись к стене и отхлебывая из кружки пиво. Он наблюдал, как обнаженный, тонкий, как тростинка Эрик приставляет неожиданно внушительных размеров член к повернутой к нему накаченной заднице Стива. Тот тоже был голый и склонялся к столу, выгибая поясницу идеальной дугой.

— Давай, скорее, — поторапливал он своего любовника.

Теперь Поттер понял, почему крепыш так стиснул его руку, видимо, он заметил поглаживания Эрика. То, что эти двое были давнишними партнерами, стало ясно по тому, как слажено они действовали. Длинные пальцы брюнета поглаживали ягодицы парня, а член терся потемневшей головкой о его вход. Он явно тянул, желая услышать, когда любовник попросит.

Гарри подумалось, что его руки очень похожи на снейповы... такие же красивые, уверенные и наверняка очень чувственные в постели. На какое-то мгновение ему захотелось, чтобы и до него так дотронулись, но только один-единственный человек. Отвернувшись от развратной картины, Поттер наткнулся взглядом на множество таких же. Он не выделялся из толпы только потому, что еще несколько Пожирателей, не нашедших себе пару, также расположились на лавках у стены с кружками пива. Труди и еще несколько магов сидели за дальним столом, потягивая виски и разговаривая. На полу и столах извивались и хрипели от страсти или в оргазме женщины и мужчины. Запах секса мог поднять и мертвого.

Гарри тоже был возбужден, но присоединяться не хотел. Он просунул руку в мантию и, расстегнув брюки, начал ласкать себя, смотря, как резво скачет Терри на коленях у Руперта. Налившийся кровью ствол исчезал между ягодиц блондина, и тот сладко стонал.

Переведя взгляд к первой паре, Поттер насладился видом того, как длинный и толстый прибор Эрика скользит в анусе любовника. Они оба стонали и задыхались.

Гарри усилил темп руки, отдаваясь своим фантазиям, и через несколько минут излился. Прошептав быстрое очищающее заклинание, он застегнул ширинку и отхлебнул еще из кружки.

Мужчины перед ним застонали и тоже кончили.

Терри в последний раз насадился на своего нового друга и вскрикнул. Руперт успел поймать обмякшее тело и, повалив его на стол, продолжил толкаться. Он рычал и царапал кожу на бедрах партнера, увеличивая силу и амплитуду своих толчков. Парень под ним вяло гладил его сильные руки, не замечая того, как широко раздвинули его ноги. Гарри казалось, что это должно быть не так приятно.

Через пару минут жесткого траха волшебник с мычанием кончил.

— Ты просто зверь, — довольно прохрипел Терри.

— Чего хотел, то и получил, — ответил ему любовник, кусая за плечо.

— Ай, ты что делаешь? — возмутился блондин, стараясь придать ногам нормально положение. – Дай мне встать.

Руперт оттолкнулся от стола и развернулся к своим товарищам.

— Еще не выдохлись? — он опустился на колени и впился поцелуем в губы Стива, который пристраивался позади Эрика.

Это уже Гарри смотреть не стал, а подхватил кружку и пошатываясь, пошел в верхний бар. На сегодня его миссия закончена. Как бы это глупо ни звучало.

«Смотреть на секс и кончать, ничего себе работенка», — Поттер задержал дыхание, чтобы не икнуть.

Проходя мимо Терри, он услышал:

— А как насчет тебя, жеребенок? Так и не захотел? Это уже становится ненормально, — юноша сидел на столе и морщился, стараясь разогнуть ноги, под ним натекла целая лужа белесой жидкости.

— Меня это не заводит, — бросил Гарри.

— Да, а что же тогда? — фыркнул приятель. – Ты только скажи, — хитро улыбнулся он и провокационно облизал губы.

— Ты видел, что, — оскалился Поттер, его глаза заблестели одержимым огоньком.

Улыбка Терри погасла. Гарри пошел дальше, лавируя между парами на полу. Кивнув нескольким магам, сидевшим на лавках около стены, вдоль которой змеилась лестница наверх, он поднялся в паб. Там все еще было людно, но не так шумно. Оставив кружку на стойке, Поттер, цепляясь за подручные предметы, выбрался на улицу и вдохнул свежий воздух. Перед глазами все еще стояли изображения сплетенных тел, а в ушах отдавались их вздохи и стоны.

Встряхнув головой, аврор побрел вдоль улицы, сам не зная, куда идет. Навстречу ему попадалось не так много прохожих: одна скрюченная старуха, еле перебиравшая ногами, трое подозрительно выглядевших, да и пахнущих псиной магов... а может и не магов. А немного дальше вышагивал высокий волшебник, напоминавший похудевшего Хагрида.

«Давно я не бывал в Хогвартсе. Возможно, стоит самому заглянуть к профессору МакГонагалл и предупредить о готовящейся операции», — отстраненно размышлял он.

Дойдя до грязного тупика, юноша аппарировал в северную часть Лондона, в небольшой парк. Уже включили фонари. Небо здесь хмурилось, и дул неприятный ветер. Пройдя в конец аллеи, Поттер перешел дорогу и прошел сквозь наглухо забитую дверь бывшей поликлиники. Оказавшись в маленькой комнатке, Гарри переместился в Аврорат.

— Назовите себя, — проговорил металлический голос.

Парень стоял в большой круглой комнате, которую называли «полигоном». С нее были сняты антиаппарационные чары, и сюда прилетали авроры, когда уходили от погони или слежки.

— Гарри Джеймс Поттер, — устало отозвался волшебник, идя на выход.

— Вы можете пройти, — сообщили ему, когда он, накинув капюшон и скрывающие лицо чары, уже открывал дверь.

Поттер оказался в широком ярко освещенном коридоре, по которому ходили работники Отделов и авроры. Кто-то торопливо лавировал в толпе, кто-то останавливался и заговаривал с коллегами. Гарри пошел в правый рукав длинной белой кишки. Через пять минут он уже был в кабинете своего шефа и пересказывал произошедшее в доме Малфоя и о бесполезно проведенном вечере в Группе.

— Завтра после начала операции ты должен исчезнуть из поля зрения Пожирателей. Не хочу, чтобы тебя задели, — проговорил Бруствер, сидя за своим столом и вертя в руках голосовой артефакт.

— Я должен хотя бы пару раз попасться на глаза Труди, иначе будет слишком подозрительно, — возразил Поттер, опрокидывая в себя предложенное начальником антипохмельное зелье.

— Хорошо. Имей в виду, что антиаппарационный щит уже будет стоять. Тебе придется выбираться самому…

— Само собой, Кингсли. Ты что-нибудь раскопал насчет крота?

— Да. Это был Вильям Бушоп, стошестидесятилетний архивариус. Он умер от сердечного приступа двадцать дней назад. Его внук Эрик недавно был замечен в Группе Нортона.

Поттер затаил дыхание.

— Сегодня вечером я познакомился с этим парнем, — сообщил он начальнику. – Теперь он с Труди, как и двое его друзей.

— Что ж, понятно. Присмотрись к нему и попытайся выяснить, что он знает. И к Малфою тоже, — Гарри кивнул, и Кингсли продолжил: — завтра-послезавтра к тебе придет письмо от Министра. Нужно обновлять щиты на магических деревнях.

— Хогвартс тоже нужно обезопасить, — напомнил Поттер.

— Безусловно. Я уже переговорил по каминной сети с Минервой. Через пару часов она ждет меня в Хогвартсе. Защитная система только наполовину работает. Профессора воссоздали несколько отражающих и антиаппарационных куполов, но этого недостаточно. Нужна огромная подпитка, которую можно обеспечить с помощью магии стихий, — Кингсли поднялся со своего места и подошел к Гарри. — Альбусу Дамблдору всегда лучше всего удавалось такое колдовство. Я хотел бы, чтобы ты отправился со мной и помог. Надеюсь, ты не слишком устал?

— Я с радостью посещу замок. Только дождусь, пока кончится действие оборотного. Кстати, мне очень нравится новый состав. Не бросается в глаза моя тяга каждые пять часов чего-нибудь выпить, — Поттер ухмыльнулся и добавил: — я заскочу домой и приведу себя в порядок?

— Конечно, — хмыкнул Кингсли. – Через полтора часа жду тебя здесь.

___________________________________________________________________

[1] Одно из популярных английских вин.

[2] Продолжение стихотворения «Гробовщик».

URL
2013-06-12 в 12:23 

Отдел тайн и вправду будет лучше, можно и Снейпа туда пристроить. Как же напряженно... Северус и Гарри поменялись местами - теперь Гарри шпион и защищает Северуса.
А Драко теперь тоже будет в Группе? И Люциус что-нибудь сделал ему за такое предательство старого друга? Надеюсь, да!
Эх, Северус! Нехорошо заниматься самообманом, навыдумывал тут оправданий.
Спасибо за очередной Ням-Ням!

2013-06-12 в 16:32 

инна мис
Чую будет большая подлянка?

2013-06-12 в 18:14 

Что-то мне подсказывает, что все пройдет не так гладко, и Гарри в очередной раз вляпается в историю, хотя черт его знает... здесь он в принципе мыслит рационально, но приключения сами его находят...
А глава Группы - новый персонаж? Интересно, кто ж оказался еще предусмотрительнее и, возможно, сильнее Волдеморта...
Насчет Северуса, я думаю, что он и сам в глубине душе не верит в эти сомнительные оправдания.
Еще раз спасибо за новую главу:)
Vitus

URL
2013-06-14 в 13:09 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, пишет:
А Драко теперь тоже будет в Группе? И Люциус что-нибудь сделал ему за такое предательство старого друга? Надеюсь, да!
Драко еще появится, как и Люциус. В свое время;-)
Эх, Северус! Нехорошо заниматься самообманом, навыдумывал тут оправданий.
Ну, это же Снейп, что с него взять:-D
инна мис, набираемся терпения и ждем вторника...:cheek:
Vitus, на самом деле, Гарри только учится быть шпионом. Да, он рационален, но не забывайте, что он не Снейп. Северусу понадобилось много лет, чтобы научиться держать себя. Путь проб и ошибок предстоит и Поттеру. :weep:
А глава Группы - новый персонаж? Интересно, кто ж оказался еще предусмотрительнее и, возможно, сильнее Волдеморта...
Ничего пока сказать не могу. Все сложно.
Насчет Северуса, я думаю, что он и сам в глубине душе не верит в эти сомнительные оправдания.
Он верит, но испытывает сомнения...:flower:

URL
2013-06-17 в 00:47 

Неудачный день
В поисках счастья
Прочитала на одном дыхании! Какие у вас замечательные образы и захватывающий сюжет. Особенно понравилось как постепенно возникают чувства у героев (тепло от прикосновений, то как Гарри любовался глазами Снейпа). Драко сволоч, живущий по принципу "не мне - значит никому". Гарри действительно повзрослевший, несущий бремя своей работы. Сней, ах, слов нет! Красавец! Великолепен!
Спасибо за историю, жду-жду проды)))

2013-06-17 в 09:44 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Неудачный день, рада, что вам нравится!:vv:

URL
2013-06-19 в 01:04 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Открыв входную дверь, Гарри сразу же уловил запах жареного мяса и специй; на кухне тихо бренчала посуда, и слышалось движение. Маг сбросил мантию на кресло и двинулся на шум.

Мастер зелий выставлял на стол тарелки, приборы и пару чашек. На плите стояла сковорода с ароматно пахнущими отбивными, а в кастрюле наверняка томилось картофельное пюре.

Поттера переполняли странные чувства, особенно после стольких часов наблюдения за оргией Пожирателей. Стало смешно смотреть на мир и порядок, царивший в собственном доме, и Снейпа, готовящего, судя по приборам, ужин на двоих.

Зельевар, почувствовав, что за ним наблюдают, резко развернулся.

Да, Гарри определенно нравился такой домашний профессор. Его изящные руки с закатанными по локоть рукавами, пара расстегнутых пуговок на рубашке, открывавших молочно-белые ключицы, темно-карие глаза, как-то необычно смотрящие на Поттера. Все же после вечера, наполненного откровенными сценами, аврор, наконец, понял, что никакой секс не сравнится с любованием… прекрасным. Пусть даже таковым для него неожиданно стал Северус Снейп.

Вот теперь Гарри точно не смог сдержаться и расхохотался. Кажется, он все-таки тронулся умом.

— Веселитесь, Поттер, — процедил Северус, уязвленный реакцией парня на его занятие.

Но юноша не мог остановиться, задыхаясь и складываясь пополам.

Зельевар бросил вилку на стол – та противно звякнула – и метнулся вон из кухни. Гарри резко выпрямился, глубоко вдыхая воздух, и загородил ему проход.

— Сэр, простите…

— Идите к черту, Поттер! – зарычал Снейп.

Он хотел отодвинуть наглеца рукой, но молодой человек перехватил его кисть, мягко сжимая запястье пальцами, и тихо произнес:

— Я не над вами смеялся, сэр. Мое недавнее времяпровождение очень резко контрастирует с тем, что я увидел дома. – Гарри удивился, что смог подобрать подходящие слова – в мыслях вертелись совсем другие. — Я рад, что вы нашли себе дело. Не злитесь.

Зельевар не шелохнулся, смотря мальчишке в глаза и стараясь не обращать внимания на чужую руку, все еще удерживающую его. От парня как-то странно пахло. Втянув запах чуть глубже, Северус похолодел.

— И чем же вы занимались? – ровно спросил он.

Гарри помедлил, обдумывая ответ, и сказал:

— Всякими пожирательскими делами. В этот раз ничего особенного — небольшая вечеринка.

— От вас разит потом и сексом, — жестко заявил профессор. – Зачем вы этим занимаетесь, и не говорите, что во имя всемирного блага! У вас есть выбор, – в голосе Снейпа была сталь, а глаза пронизывали стоящего перед ним волшебника насквозь.

— Я — аврор, — сказал Поттер, не совсем понимая вопроса. Вчера они обсуждали эту тему, и ответ был ясен.

— Это не означает, что вы должны ложиться под каждого подонка, — с отвращением выплюнул зельевар.

— Что?! – Поттер отпустил руку и отшатнулся. – С чего вы взяли, что я это делаю?

Снейп замолк, непонимающе уставившись на него.

— Вы участвовали в оргии Пожирателей? — после секундной заминки уточнил он.

— Только смотрел, — покачал головой Гарри. – Уходить было нельзя, а желания участвовать не появлялось. Я надирался пивом все это время, — пожал он плечами.

Северус сглотнул и отвернулся. А Поттер по этому жесту понял, в чем дело.

— При Волдеморте так делать не удавалось, не так ли? – тихо спросил он, сжимая кулаки.

Снейп стиснул зубы, смотря себе под ноги. Сказать Гарри правду, признать еще раз свою слабость и упасть в его глазах? Но какая разница, будет он ее знать или нет? Кому есть дело до его болячек и дурных воспоминаний?

— Да, — коротко бросил он и взглянул на юношу.

Действие оборотного зелья завершилось. Перед ним стоял Поттер со своими невозможно зелеными глазами, в которых было понимание.

— Давайте поедим, — сказал он. – Я рад, что вы гостите у меня. Хоть кто-то меня кормит, — ухмыльнулся парень, искренне улыбаясь мужчине.

— Обычно хозяева готовят для своих гостей, а не наоборот, — проворчал зельевар, испытывая облегчение, что они поменяли тему.

— Хреновый из меня получается воспитанный хозяин, — с готовностью согласился Гарри. – Я поднимусь к себе и переоденусь. Я быстро, — сообщил он, разворачиваясь и выходя из кухни.

Северус еще несколько минут стоял в дверях, неосознанно думая о зеленых с темными прожилками глазах Поттера. Поймав себя на этой мысли, маг долго выравнивал резко сбившееся от удивления дыхание. Тряхнув головой, он поспешно прогнал из нее всякие глупости.


* * *

Гарри был в восторге от еды, о чем сразу же сообщил повару. Тот на это ничего не ответил, но Поттер видел, что ему приятно.

— Через полчаса я опять должен уйти, — забывшись, сказал аврор и замолк, ожидая отповеди.

Но ее не последовало, вместо этого Снейп сдержано спросил:

— Куда на этот раз? – он поставил бокал на стол и воззрился на Гарри.

— Группа намерена напасть на Хогсмид. Мы с Кингсли должны помочь директору МакГонагалл поставить надежные щиты.

— Они узнали, что вокруг школы их нет? – встревожился Северус, подаваясь вперед.

— По всей видимости, — кивнул Гарри. – Но, может быть, они и не предполагают, что Хогвартс беззащитен. Речь на собрании шла только о деревне.

— Они могут попробовать прорваться туда, — не отметая такой вариант, кивнул мастер зелий и добавил: — вам нужно быть осторожнее. Труди неспроста рассказал о плане заранее. Мне кажется, он пытается проверить, есть ли среди Группы шпион.

Гарри задумался. А ведь действительно, он об этом не подумал.

«Какой из меня к черту шпион!» – фыркнул маг.

— Вы правы, — признался Поттер. – Но, даже если это так, нужно обезопасить школу.

— Да, — задумчиво протянул зельевар, смотря куда-то перед собой, словно что-то усиленно подсчитывая. Он вскинул голову и проговорил: — вы можете не возводить щиты, только откройте доступ к магии стихий. Минерва дальше сама все сделает, если возникнет необходимость.

— Идея хорошая, но я не представляю, как это делается, — признался юноша.

— Я так понимаю, Кингсли и зовет вас для того, чтобы вы переплели щитовые чары со стихийными, – уверенный в своих словах, Снейп почти улыбнулся Поттеру. – Вы — сильный маг, такой же, как был Альбус.

— Лестно, что вы это признаете, но…

— Мозгов у вас от этого больше не становится, — ухмыляясь, закончил за него Северус.

Гарри притворно обиженно надулся.

— Объясните человеческим языком, что надо делать? – проворчал он.

— Когда будете читать заклинание вызова, то вместо последней строки нужно добавить другую… правда, я не помню ее. Не каждый день пробуждаешь древнюю магию. Это не проблема, у Минервы есть нужная книга. Расскажите ей о затее, и она снабдит вас нужной информацией.

Поттер благодарно кивнул.

— Вы хотите, чтобы я сообщил директрисе, что вы живы, и с вами все в порядке? – спросил он, поднимаясь с места и складывая грязную посуду в раковину.

— А она уверена в обратном? – удивился Снейп, наблюдая за действиями молодого человека.

— По крайней мере, завтра будет, — многозначительно заметил Гарри, поворачиваясь к собеседнику. – Ваше тело уже нашли на окраине Лондона. Эксперты в Лаборатории, конечно, выявят, что это подделка, но сообщать не станут. Кингсли их уже предупредил. Завтра в Пророке появится статья о вашей кончине.

— Понятно. Намекните ей, чтобы не волновалась. Даже если весь год придется принимать оборотное зелье, я не собираюсь сидеть взаперти, — сухо изрек он. – Да и сомневаюсь, что она быстро найдет замену.

— Уверены в своей незаменимости? — хмыкнул Поттер.

— Еще как, — самодовольно откликнулся зельевар.

— Хорошо, я ей передам. Увидимся завтра, сэр, — сказал парень и в приподнятом настроении выскользнул за дверь.

— Хоть бы посуду вымыл, — буркнул Северус.

URL
2013-06-19 в 01:04 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Гарри оправил новую мантию, прежде чем ступить в камин. Кингсли уже переместился. Кинул порох в огонь, Поттер последовал за ним.

— Кабинет директора Хогвартса, — назвал он адрес.

Его закружило в изумрудном пламени. Оказавшись на нужном месте, волшебник, к своей гордости, не упал, как обычно бывает, а уверенно ступил на коврик перед камином.

— Здравствуй, Гарри, — радостно произнесла профессор МакГонагалл, выходя из-за стола. – Как же давно я тебя не видела. Хоть бы зашел разок на чай, — она подошла и, обняв, поцеловала молодого человека в щеку.

— Простите, мадам, — улыбнулся тот. – Я тоже рад вас видеть.

Его бывший декан по-прежнему была образцом консерватизма и почти не изменилась внешне. Темная шляпка с пучком вереска, мантия темно-алой расцветки, под ней виднелся подол платья в клеточку. Казалось, должность сделала ее еще строже и сдержаннее, но сейчас во взгляде читались только радость и теплота.

— Нам нужно поговорить. Мы не можем возвести все щиты сегодня, — Поттер перевел взгляд на начальника. – Это выдаст того шпиона, что принес информацию.

Взгляд Бруствера стал напряженным от сказанных слов.

— Ты прав, — кивнул он. – Я не подумал об этом. Безопасность школы – это моя больная мозоль с давних лет. – В его глазах Гарри уловил сожаление за свою оплошность.

Около четверти часа маги обсуждали идею, предложенную Поттером. МакГонагалл достала нужный том по заклинаниям: они проглядели весь обряд, и нашли нужные строки. Пока велся разговор, Гарри никак не мог избавиться от мысли, что Кингсли – проверенный аврор, не раз сам ведший шпионские игры, сразу не догадался о подставе, раз уж его подчиненный такой недогадливый. Могло ли быть, что это просто недосмотр? Помимо Поттера у него имелось много обязаностей и подчиненных, которыми нужно руководить, в их числе были и шпионы из других Групп.

«В конце концов, он не должен все время думать за меня».

— Давайте начнем. Минерва, я объясню, что нужно делать остальным профессорам?

— Да, конечно, — согласилась та.

— Они придут сюда или..?

— Нет, я попросила после обхода собраться в Холле.

— Тогда, идемте, — подытожил Бруствер и направился к двери.

Волшебники покинули кабинет.

Пока они спускались вниз, Гарри не отказывал себе в возможности полюбоваться на свою старую школу. Привычные движущиеся лесенки – головная боль любого первоклашки, да и студентов постарше; картины, провожающие взглядами, а иногда и комментариями; стоящие у стен доспехи, порой пугающие загулявшим внутри них ветерком или скрипом, и скульптуры в нишах, поражающие своей величавостью и вычурностью. После того, как замок почти отстроили заново, для Гарри он уже не был прежним, хотя с виду особых изменений не наблюдалось. Исчезло что-то незримое для глаз, но ощутимое для сердца. То же самое Поттер чувствовал, когда погиб Альбус Дамблдор.

Достигнув Холла, Кингсли и Гарри поприветствовали собравшихся там магов. Бывшие учителя, также, как и директор, были рады Поттеру, мастер чар на радостях пожал ему руку. После чего молодой человек оказался в сильных объятьях Хагрида.

— Гарри, я так рад тебя видеть! – пробасил полувеликан, но, отпустив парня, возмутился: — чтой-то ты меня совсем забыл! Не пишешь, не заходишь!

— Ну, что ты, конечно, я тебя не забыл, — смущенно ответил Поттер, замечая, как с лукавыми улыбками на него посматриваю остальные. – Дел много и времени не хватает ни на что.

— А-а-а, — понимающе протянул друг и добавил: — ну, сегодня-то зайдешь на чаек?

— Да, с удовольствием, — искренне согласился Гарри, тоже улыбнувшись.

— А теперь, когда все в сборе, давайте приступим, — менторским голосом, возвестила МакГонагалл. – Первая стихия, это воздух. Нам в лес, господа.

Пока шли, Кингсли рассказывал профессорам о том, что они собирались делать, а Поттер подошел к директору и, убедившись, что остальные не слышат, проговорил:

— Мадам, могу я попросить у школы одного эльфа?

Минерва перевела на него удивленный взгляд.

— Необычная просьба, Гарри.

— Я мог бы предложить за него выкуп, — продолжил Поттер.

– Ну, что ты, Гарри, — отмахнулась профессор. — Я думаю, один домовик будет счастлив пойти к тебе на службу. Ты заберешь его на время или насовсем?

— Пока не знаю, — неопределенно покачал головой маг и, склонившись, шепотом быстро произнес: – завтра в газетах появится статья, которая может омрачить ваш день. Вы не должны верить ей. Если появятся вопросы, то пошлите на мое имя письмо в Аврорат.

МакГонагалл насторожилась и внимательно всмотрелась в его лицо.

— Большего я вам сказать не могу, — искренне извинился Поттер.

— Хорошо, Гарри, — кивнула она. Было заметно, что такая таинственность не обрадовала колдунью. Привыкшая к закулисным играм своего предшественника, она сразу поняла, что, не будь ситуация серьезной, ее бывший студент рассказал бы все прямо. – Надеюсь, ничего страшного не произошло?

Парень наградил ее долгим взглядом, и женщина вздохнула. По ее плечам пробежала дрожь, а на лице отразилось беспокойство.

— Ты можешь забрать Добби, когда пожелаешь, я сообщу ему, — сглотнув, проговорила она.

— Спасибо, мэм.


* * *

Слияние щитовых чар с источником природного волшебства было делом не быстрым и заняло нескольких часов. Сил Гарри потратил достаточно, чтобы заработать головокружение, но в любом случае оно стоило того! Магия воздуха заставила его ощутить удивительную легкость, что, казалось, оттолкнись он от земли, и взлетит. Когда, они посетили озеро, водная стихия, пронизывая тело, взбодрила его своей прохладой и вдохнула весеннюю свежесть. Огонь, что развел профессор Флитвик, согрел изнутри каждую клеточку и увеличил колдовскую мощь; а земля, на которой Поттер стоял, придала уверенность и веру в то, что нет ничего невозможного. Словно он одно целое с миром. Единый и неделимый.

Когда поток магии оборвался, и сила покинула его тело, оставляя только отголоски пережитых ощущений, юноша почувствовал себя совершенно несчастным: захотелось немедленно возобновить контакт.

— Ты хорошо справился, — вмешался в его мысли Кингсли, подходя ближе и протягивая маленький пузырек. – Бодрящее, — пояснил он и улыбнулся кончиками губ.

Поттер взял склянку.

— Ты остаешься? – спросил шеф, наблюдая, как парень выпивает зелье и морщится от вяжущего вкуса.

— Да, — кивнул Гарри, убирая флакон в карман. – Зайду к Хагриду.

— Хорошо. Будь осторожен завтра, — напомнил он.

— Как обычно.

Когда маги вернулись к замку, то Поттер, попрощавшись, пошел вместе с другом. Хагрид запустил молодого человека в хижину и начал заниматься чаем, при этом не забывая болтать. Клык лаял и прыгал вокруг парня, облизывая все, до чего дотягивался.

— Измученный ты какой-то, — недовольно посетовал лесничий, поглядывая на Гарри.

— Стихийная магия забирает… — начал тот, но гигант отмахнулся.

– Я не об этом, а вообще. Я даже не сразу понял, что это ты, когда вы с Кингсли пришли, — пояснил он. — Бледный, худой, как щепка… такое чувство, что и не спишь неделями. Что же это он тебя не щадит? – учитель по Уходу сел на диван после того, как повесил чайник на крюк в камине. – Или все же случилось чего?

Гарри расположился в кресле, почесывая дога, высунувшего язык от удовольствия.

— Нет, ничего не случилось. Работы много. Пожиратели постоянно что-то вытворяют, приходится из кожи вот лезть, чтобы их поймать, — проговорил парень.

— А, это-то да. Вот скверные кровопийцы! Я недавно про них читал в газете. Таких дел наворотили в одной деревушке, и великанов подбили на это дело, — покачал он головой. Еще несколько минут лесник возмущался из-за своих сородичей, а потом хлопнул себя по колену и поинтересовался: — а как у тебя… ну, дела помимо твоей работы?

— Хорошо, — Поттер ухмыльнулся. Знал бы он, как можно охарактеризовать то, что произошло с ним за этот месяц, — все по-прежнему.

«Как бы не так!»

— Не встретил какую-нибудь симпатичную ведьмочку? – подмигнул друг.

— Хм, нет, — ухмыльнулся Гарри.

— Месяц назад Рон с Гермионой приезжали, хвастались своей Розочкой, — разулыбался Хагрид. – Какая же она крошечная. Прямо, как ты, когда я отвозил тебя к Дурслям.

Поттер хмыкнул, ощущая, что чаем вечер не ограничится, раз полувеликан завел разговор о его детстве. И он угадал. Тот вспомнил и учебу, и их первую встречу. Через час разговор плавно перетек на смешные моменты из его преподавательской практики, о том, какие изменения произошли в школе за последний год. Молодой человек не возражал, он был даже рад отвлечься и посидеть в приятной и веселой компании.

После второго стакана крепкой медовухи аврор понял, что, если не уберется восвояси, то останется на ночлег. Учитывая, что посуда у профессора по Уходу за Магическими Существами была такой же большой, как и он сам, в желудке Поттера находилось приличное количество высокоградусного алкоголя.

— Мне пора, Хагрид, — заплетающимся языком сказал Гарри и сделал героическую попытку подняться. Ему это удалось, но пришлось уцепиться за угол стола, чтобы держаться ровно.

— Я тебя провожу, — спохватился друг, тоже поднимаясь. – Ты через камин, аль до барьера придется топать?

— До барьера, — мотнул головой Поттер. Возвращаться в таком состоянии в кабинет директора было уж точно невежливо.

— Ну, пошли тогда.

Сказать, что путь до аппарационной площадки в Хогсмиде был труден, ничего не сказать. Тем не менее, друзья туда добрались. Тепло распрощавшись, Гарри с хлопком исчез.

URL
2013-06-19 в 01:05 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

В дом он зашел только с третьей попытки выговорить отпирающее дверь заклинание. Поднимаясь по лестнице, маг старался уловить крутящееся вокруг пространство в фокус и не упустить ускользающие от него перила.

«Антипохмельное. Срочно!» — подумал он, прежде чем упасть на кровать в гостевой комнате.

Больше парень не пошевелился.


* * *

Удивительно, что Гарри в своем состоянии смог это сделать, но он — чудо из чудес! — проснулся от какого-то странного звука. Замычав, страдалец перевернулся на другой бок и попытался снова заснуть. Это бы получилось, если бы шум не повторился. Раскрыв воспаленные глаза, Поттер призвал потерявшиеся в покрывале очки. Прислушавшись, он отчетливо расслышал голос.

«Может, это черти? — в голову полезли разные глупости. – Все, отныне только сливочное пиво», — в очередной раз пообещал он себе, выбираясь из постели.

Ощущая тяжесть в голове и отвратительный привкус во рту, Гарри тихо постанывал. Прихватив палочку из-под подушки, он наколдовал себе стакан воды. Напившись и почувствовав себя человеком, волшебник вышел в коридор. Что-то происходило в комнате профессора. Подойдя к двери, Поттер прислушался. Снейп с кем-то говорил. Совсем обалдев от этого, а заодно и протрезвев, аврор приоткрыл дверь и заглянул внутрь.

В спальне не было полной темноты, из окна, незанавешенного шторами, светила луна.

— Отпусти меня… — внезапно прошептал умоляющий голос.

Гарри насторожился и осмотрелся. В комнате явно кроме них двоих никого не было. Взглянув на выделяющуюся своими белыми простынями постель, он различил тонкую фигуру, запутавшуюся в одеяле. Подойдя ближе, Поттер получше пригляделся к профессору – тот спал и, видимо, разговаривал во сне, одновременно пытаясь высвободиться из обмотавшей его ткани.

— Оставь меня в покое, — свирепо прошептал он кому-то, а затем: – он слишком большой! — всхлипнул маг, чем вызвал шок у застывшего столбом парня, и забился, словно в чьих-то руках.

В животе образовался кусок льда. Гарри тряхнул головой, прогоняя зароившиеся там мысли, и направился к мужчине, чтобы разбудить.

— Сэр, проснитесь, — проговорил он, как можно мягче, и потряс того за плечо. – Северус.

— Нет! – сдавленно вскрикнул Снейп, отпрянув от Поттера. — Не смей прикасаться ко мне! – Его трясло, а лицо было искажено болью.

Гарри какое-то время не мог вздохнуть. Поведение мастера зелий пугало. Когда тот опять заметался, юноша попытался помочь ему выпутаться из материала. Потащив за край одеяла, он высвободил его руки и тотчас пожалел об этом.

Как оказалось, профессор тоже имел привычку прятать палочку под подушкой: как только он почувствовал свободу, то сразу же схватил свое оружие. Синий луч прорезал темноту. Поттер вскрикнул и, отлетев назад, упал на пол. Заклинание попало в плечо, опалив неприятным жаром, и болезненной волной перекинулось на грудь. Он ощутил, как по коже расползлись разрезы, и кровь заструилась, пропитывая ткань рубашки.

— Черт! – выдохнул парень сквозь плотно сжатые зубы, стараясь найти палочку. Она вылетела из руки, когда он, падая, треснулся кистью о тумбочку.

— Поттер? – недоверчиво прохрипел голос сверху. Снейп сел на кровати и присмотрелся к лежавшему на полу пришельцу. Узнав, кто решил посетить его в такой час, он опустил оружие.

— Черт возьми, снимите с меня проклятье! – прошипел Гарри, не способный пошевелиться от ощущения тяжести во всем теле. Взгляд затягивало поволокой, а конечности немели.

Снейп и не подумал сдвинуться с места. Он все еще подозрительно смотрел на волшебника, словно никак не мог решить, что ему делать.

— Зачем вы пришли в мою спальню? – спросил он.

— Я услышал, как вы разговариваете во сне. Подумал, что… что-то случилось. Помогите мне, — просипел Поттер, чувствуя, как его затягивает в темную воронку беззвучия.

Очнулся юноша, когда ему под голову подложили подушку. Он вздрогнул и, распахнув глаза, увидел перед собой усталое лицо. В комнате было светло от плававших под потолком световых шаров.

— Я убрал проклятье, — сказал Снейп, сверля его изучающим взглядом.

Гарри глядел на него и не мог подобрать слов, чтобы начать ругаться.

— Простите меня, Поттер. Я не хотел вас ранить. Просто я еще не проснулся… а вы не должны были входить сюда, — как-то странно звучал его голос. В нем сплелось сожаление и беспокойство.

Молодой волшебник ощутил холод и гнев от этих слов. Нет, он не злился на зельевара, скорее, на ситуацию.

— Гарри? – услышал он и почувствовал, как его плеча коснулись чуть подрагивающие пальцы. – Вы слышите меня?

— Да, сэр. Я сейчас уйду, — сообщил он, но так и остался лежать. Тело словно приклеилось к полу.

Поттер разглядывал сидевшего рядом мужчину, который не сводил с него взора. Его лицо было изможденным и сейчас казалось намного старше своих сорока трех.

— Вы должны были сказать мне, что вам необходимо сонное зелье, — произнес Гарри, с трудом садясь, и чувствуя, как мантия отлипает от кожи из-за натекшей крови.

Снейп не ответил. Его глаза блестели в жемчужном свете, и Поттеру показалось, что он всматривается в темные озера. Вздохнув, юноша поднялся:

— Извините, что побеспокоил, — он направился к двери.

— Поттер, вы рассержены на меня? – напряжение сквозило в каждой нотке этой фразы. Снейп тоже встал, убирая руки за спину, чтобы не показать сжатых кулаков.

— А вас это беспокоит? – вяло отозвался Гарри.

— Я бы не хотел однажды проснуться в кругу Пожирателей, — спокойно ответил маг.

— Не проснетесь, — чуть не задохнувшись от возмущения, процедил Поттер и отвернулся, чтобы скрыть, как его перекосило от обиды. Снейп считал, что он не лучше Малфоя. – Спокойной ночи, сэр, — и вышел.

URL
2013-06-19 в 01:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Просидев почти час в душе, занятый обдумыванием случившегося, Поттер нацепил пижаму и вышел в комнату. Вода отрезвила ум и окончательно прогнала сон. Остаток ночи он провел за книгой, добытой в библиотеке. Она, наверное, показалась бы ему более интересной, если бы на каждой строчке он не перескакивал на свои мысли. Часам к пяти юноша опять услышал шум из соседней комнаты: раздался звон стекла. Гарри посмотрел на стену, словно она могла показать ему, что за ней происходит. Отложив том, он поднялся с кровати и, накинув халат, вышел в коридор.

На этот раз Поттер действовал осторожнее. Одно обстоятельство удивило его – мастер зелий не поставил защиту. Это грело душу: значит, несмотря на сказанные им слова, тот хоть немного проникся доверием к своему спасителю. Гарри заглянул в комнату и увидел блестящие осколки стакана на полу. Зельевар метался по кровати почти у самого края, одеяло свалялось в ногах, а подушки собрались в кучу на другом конце.

— Больно, отпусти меня, я... сделаю, как ты хочешь, — сквозь сжатые зубы взывал он к кому-то, а потом задушенно завыл, сильно сминая простынь.

Гарри подошел к постели и присел рядом, стараясь ничем не коснуться сжавшегося Снейпа. Вытащив палочку за выглядывающий из-под подушки кончик, он положил ее на тумбочку. Лицо профессора искажалось от мучений и блестело от капелек пота, волосы прилипли ко лбу и вискам, пара прядей упала на закрытые глаза. Немного подумав, стоит ли это делать, Поттер протянул руку, чтобы убрать их, но спящий, словно почувствовав это движение, отодвинулся от пальцев.

— Оставь меня, — умоляюще прошептал он.

Гарри сглотнул, но не заметил ни единого признака, что маг очнулся. Снейп вряд ли оставил бы этот факт без внимания. Скорее проклял бы чем-нибудь посильнее.

— Я тебя не обижу, — осторожно сказал Поттер.

Тонкие губы неожиданно изогнулись и задрожали, а крылья носа затрепетали. Щелочки, где смыкались веки, заблестели жемчугом. Юноша затаил дыхание, не веря своим глазам. В груди защемило – от горечи. Что так ломало этого несгибаемого человека?

Мольбы и стоны, что он слышал сейчас, больше походили… Противно, но парень догадывался на что именно.

«Это не означает, что вы должны ложиться под каждого подонка».

«При Волдеморте, так делать не удавалось, не так ли?»

«Да».


Снейп неспроста выразился – «ложиться». Поттер прикрыл глаза и постарался успокоиться. Вырисовывалась не самая радужная картина. Зельевар никогда не здоровался за руку, никогда не позволял неосторожных касаний, застывал или вздрагивал, когда до него дотрагивались. И то, что с ним происходило, когда Гарри его лечил. Он же почти терял сознание оттого, что его руки были зажаты – слишком острая реакция. Тогда Поттер списал это на психологический шок. Все оказалось намного хуже.

«Крок не был первым. Его… насиловали и раньше, — по телу прошла волна ненависти к ныне почившему Лорду. – Его вздрагивания, нервозность, подозрительность… Боязнь прикосновений, переросшая в фобию!

Прежде Гарри всего этого не замечал, а сейчас в воспоминаниях всплывали все новые подтверждения. Он никогда не связывал это с сексуальным подтекстом, считая результатом брезгливого и высокомерного характера.

— Все будет в порядке, — уверенно проговорил он, стараясь, чтобы голос не дрожал от сдерживаемого гнева. – Ты в безопасности. Их тут нет.

Снейп тяжело дышал, иногда кашляя от сбивающегося дыхания, но не просыпался. Гарри продолжал шептать успокаивающие слова, и это помогало. Зельевар прекратил метаться, его руки потянулись к груди и спрятались в подмышках, обнимая себя. Постепенно он погружался в глубокий сон.

Гарри с облегчением выдохнул, когда тот спокойно заснул и, накрыв его одеялом, уставился в окно. Уходить он пока не хотел, собираясь понаблюдать, не появится ли кошмар вновь.

Спустя полчаса в лохматую голову пришла идея, как можно помочь профессору. Сонное зелье, конечно, было неплохим решением, но не абсолютным. Магу нужно дело, которое будет занимать его мысли, раз уж он тут застрял.

Гарри мгновенно поднялся и выскользнул из спальни, плотно прикрыв дверь. Спустившись в гостиную, он позвал:

— Добби.

С хлопком у камина материализовался маленький человечек в наволочке.

— Гарри Поттер, сэр! – восхищенно пропищал Добби и кинулся обнимать правую ногу своего нового хозяина.

— Рад тебя видеть, — сказал Поттер, пытаясь отцепить липучку. – Директриса поговорила с тобой?

— Да, Добби согласен, хозяин Гарри, — возбужденно подпрыгивая, отозвался эльф.

— Отлично, но хозяином меня звать не надо.

— Добби это приятно, — маленькое личико озарила счастливая улыбка.

— Ну, ладно. Для начала я должен получить от тебя несколько обещаний, — предупредил Гарри и, дождавшись, когда существо закивает, продолжил: — ты не должен никому рассказывать, у кого живешь и кого здесь видишь. – Домовик с готовностью кивнул. – Ты должен помогать профессору Снейпу, который гостит у меня в доме. – Большие зеленые глаза стали идеально круглыми. Для верности Гарри добавил: — профессор — мой друг, поэтому вредить ему не надо.

— Конечно, Гарри Поттер, сэр!

— Если с ним что-то случится, то ты немедленно должен доложить мне. Если на дом нападут, то сразу же переноси профессора к директору Хогвартса, — Добби дважды кивнул, а Гарри задумался, все ли он учел. – Еще я бы хотел, чтобы ты помог ему оборудовать лабораторию в подвале. Идем.

Они спустились по лестнице вниз, и Поттер открыл дверь.

— Надеюсь, места хватит, — входя внутрь и запуская змейку световых шаров под потолком, заметил Гарри.

Помещение оказалось большим и было заставлено разными вещами.

— Добби может пока прибрать здесь? — предложил домовик.

— Да, профессор не обрадуется пыли и хламу, что я тут храню, — ухмыльнулся Поттер, рассматривая несколько гоночных метел в углу и сундуки, с одним из которых он учился в Хогвартсе. – Спасибо, Добби, — поблагодарил он.

— Добби рад помочь, — гордо проговорил тот.

— Я оставлю тебя, — улыбнулся Поттер и пошел наверх.

Спустя три часа Гарри сидел на кухне и читал утренний Пророк, за которым успел смотаться прямо в редакцию. Там уже не удивлялись, что Герой магического мира, бывало, с вечера или утром забегал за свежей газетой. Большинство тамошних сотрудников считали за честь встретить его лично и с радостью преподносили новый выпуск. Знали бы они, ради чего он проявляет такой интерес!

«Как все красочно расписали-то. Скитер, как всегда, в своем репертуаре. Кто бы мог подумать, что я когда-нибудь это оценю, — ухмылялся он, внимательно просматривая статью о смерти Снейпа. Его «любимый» репортер написала целую эпопею о том, как профессора Хогвартса подловили безжалостные Пожиратели и, после долгого сражения, где того сильно покалечили, он скончался. – И ведь многих не удивит, откуда ей известны такие подробности», — покачал он головой.

В кухню вошел угрюмый зельевар. Поттер улыбнулся ему одной из своих редких улыбок, когда радость светилась в зелени глаз.

— Что вас так осчастливило, Поттер? — хмуро поинтересовался он и заглянул в газету. – Никак известие о смерти нелюбимого учителя? — скривил он губы.

— Сами почитайте, как описали вашу трагическую гибель, — ухмыльнулся юноша и протянул статью мастеру.

Волшебник взял газету и, присев на свой стул, углубился в чтение. Пока он изучал писанину Скитер, Гарри приготовил еще кофе и поджарил тосты. Достав из холодильного шкафа джем и масло, он принялся намазывать хлеб.

— Отвратительно, как всегда, – резюмировал Снейп, отбрасывая Пророк на угол стола. – Хуже только то, что она писала о вашей славе, – в его глазах появился огонек удивления, когда он заметил баночку с варением. – Не припомню, чтобы видел это прежде в ваших закромах.

Гарри фыркнул. Несмотря на прочитанное, волшебника больше волновала еда, чем известие о своей скоропостижной кончине.

— Да, я кое-что прикупил, — аврор пододвинул чашку с кофе зельевару и блюдо с пышущими жаром хлебцами.

— Когда это успели? – удивился старший мужчина, хмурясь.

— Утром, — ответил Поттер.

URL
2013-06-19 в 01:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Как-то не верится, что вы ранняя пташка. Недавно я созерцал вас полусонным в одиннадцать утра, — подозрительно прищурился маг. – Вы… плохо спали?

— Нет, спал как убитый, — невозмутимо сказал Гарри и изогнул бровь.

Северус промолчал, но тень так и не сбежала с его лица. Отпив из чашки, он взял тост. Поттер тоже тихо завтракал, хотя это была не первая его чашка кофе.

Мирная тишина была нарушена, когда они закончили трапезу.

— Я подумал, что вам стоит заняться чем-нибудь, чтобы не скучать, — беззаботно начал Гарри.

— Неужели? — спокойно отреагировал Северус, бросая салфетку в пустую чашку. – И что же вы мне предлагаете? Начать постигать дзен?

— Нет, сэр, — хмыкнул Поттер. – Я про зелья. В подвале достаточно просторно и неплохая вентиляция, там можно разместить небольшую лабораторию. Я прихватил из Хогвартса Добби и попросил помочь вам со всем, что нужно. Если понадобится что-то еще, я это достану.

Юноша замолк под пристальным взглядом. Молчание было долгим и перешло в напряженное. Гарри даже начал недоумевать, что он такого сказал, чтобы вызвать такую реакцию?

— Поттер, я все больше склоняюсь к мнению, что вам что-то нужно от меня. Вы так упорствуете в моей опеке, — ровно проговорил Снейп, сплетая пальцы на столе, и добавил: — что именно вы желаете получить впоследствии? Не думаю, что это деньги, скорее зелья. Вернее, имейте в виду, что я могу обеспечить только этим.

— И вы еще называли меня параноиком, — насмешливо произнес Гарри, но уже безрадостно. Стало как-то серо на душе оттого, что его искреннее желание помочь посчитали подачкой.

— Поттер, я давно живу, чтобы не обращать внимания на такие жесты, учитывая, что я дважды обязан вам жизнью и сейчас от вас завишу.

— Я ничего не потребую взамен, — вздохнул тот, стараясь унять колющую боль в боку. – Я хотел, чтобы вам было удобно.

— Об этом и речь, Поттер, — выхватил основное Северус и ткнул в сторону парня длинным пальцем. — Я вам не родственник и даже не друг. С какой такой стати вам заботиться о моем удобстве?

Поттер почувствовал ментальное прикосновение к своему разуму, и это стало последней каплей. Он поднялся и взмахом палочки отправил грязную посуду в мойку.

Зельевар тоже встал, чувствуя настроение молодого человека и ожидая его слов.

Гарри втянул воздух через нос, стараясь справиться с бурлившими эмоциями. Затем он решительно подошел к мастеру зелий настолько близко, что мог разглядеть, как нервно забилась венка на бледном виске. Снейп внешне был спокоен, смотря на него выжидающим взглядом, но Поттер кожей ощущал его нервозность.

— Что же я могу потребовать от вас кроме зелий? – холодно поинтересовался юноша.

— Кто знает, что у вас в голове, – ответил Северус и, передернув плечами, добавил: — с какой-то целью вы пришли ко мне ночью.

— Вы перегибаете, – отрезал Гарри, блеснув глазами. – Я хотел помочь.

— От вас разило, как от заправского пьянчуги, сомневаюсь, что вы бы просто так услышали хоть какие-то звуки из моей комнаты. Вам нужно было остаться в том баре, откуда вы вернулись, и снять кого-нибудь своего возраста.

Поттер недобро ухмыльнулся и, ухватившись за тонкую ладонь, ощутил, как ее обладателя передернуло. Ему в горло уперся кончик палочки. Маги сверлили друг друга взглядами.

— Прежде, чем еще раз проклясть меня, послушайте, — четко произнес младший волшебник и провел второй рукой над их кистями. – Я, Гарри Джеймс Поттер, приношу Непреложный обет, что никогда ничего не потребую от Северуса Снейпа.

Профессор резко выдернул руку еще до того, как аврор договорил, с ужасом в глазах наблюдая, как на его коже появляются серебряные нити, скрепляющие односторонний ритуал.

— Идиот! Это же пожизненно! – яростно закричал он.

— Я в курсе, — холодно сказал Гарри. Он обошел зельевара и вышел из кухни.

Северус еще долго не мог пошевелиться, смотря на закрывшуюся дверь и осознавая, что только что произошло. Такого он прежде не видел. Клятва, данная без палочки и без согласия другого участника. Скорее всего, без возможности снятия! Мужчина заметался по кухне, вслух ругаясь и шипя. Только спустя полчаса он поднялся на второй этаж, чтобы поговорить с мальчишкой. Постучав в гостевую комнату, он застыл, ожидая разрешения. Однако его не последовало.

Маг еще постоял, а потом толкнул дверь.

— Поттер, — позвал он, делая шаг вперед.

Но в комнате никого не оказалось.

Снейп с силой сжал кулаки, проклиная все на свете.

URL
2013-06-19 в 01:40 

инна мис
Умираю спать хочу! Но все ровно прочла!

2013-06-19 в 02:22 

MeramedA
...мы идём оставляя следы - колею в ни куда не откуда...
какая то "расплывчатая" вышла клятва...

2013-06-19 в 11:12 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
инна мис, :gh3:
MeramedA, это все эмоции...:rotate:

URL
2013-06-19 в 12:51 

Снейп такой Снейп...
Такой ежик, который на любое движение в его сторону или намек на движение выставляет иголки, да еще и ядом их смазывает
Довел Поттера...
Бедный Гарри, с кем он связался, тут приручать и приручать
А клятва нормальная. Он же только требовать не может, а просить - запросто. А просьбу гораздо тяжелее не выполнить, чем требование, ха!
Спасибо!

2013-06-20 в 12:59 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, после ваших слов, так проперла поискать такого ёжика :-D! И нашла.
Подозрительный ёжик и задиристый зайка. Хах!

URL
2013-06-20 в 13:56 

хХх-Лисена-хХх
Совесть не уберегает от греха. Она мешает получать удовольствие./Если над Вами постоянно смеются — значит, Вы приносите людям радость.
:hlop::hlop::hlop: спасибо, вкусняшка, жду еще :eyebrow:

2013-06-20 в 16:10 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
URL
2013-06-20 в 21:41 

О да! Именно такой ежик! Именно с таким выражением морды лица! :vo::-D

2013-07-03 в 23:31 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Гарри сам себя не понимал. Клятва! Почему он просто не посмеялся над подозрениями профессора? Конечно, он не жалел о сделанном, просто был поражен своей выходкой. Наверное, все дело в пресловутом недоверии Снейпа. Он уверен в том, что бывший ученик преследует какие-то цели и потребует оплату за спасение его жизни. Ждет подвоха. Наверное, в этом и нет ничего удивительного, учитывая все, что тому пришлось пережить.

Поттер к своему стыду не подумал, как будет воспринят его жест человеком, который привык никому не верить. Гарри до смешного хотелось, чтобы тот не сомневался в нем. Наверное, скоро небо рухнет на его больную голову за такие безумные желания. Неужели он и вправду хочет, чтобы Снейп ему симпатизировал?

«Может, я и вправду жалею его? Почему бы нет… Жертва насилия и, походу, множественного, чертовски одинокий, с багажом «наиприятнейших» воспоминаний, и прочее-прочее, — размышлял маг – Но он не единственный пострадал за время войны или от бесчинств новых Пожирателей. — Поттер прошел через отдел Допросов, кивая на автомате проходящим мимо знакомым, и поднялся на лифте на свой этаж. — Почему тогда у меня не появилось такого странного желания оберечь Джастина Ридда, которому я помогал бежать из горящего дома, где его бросили умирать полмесяца назад? Его тоже пытали, но я не задумываясь доставил его в больницу Аврората. Хм, и чудом избежал разоблачения... Видимо, Кингсли больше ставит на мою удачливость, чем на талант шпиона», — мрачно улыбнулся волшебник, входя к себе в кабинет.

Видя, как Пожиратели терзают бедного парня проклятиями, а потом и обычными побоями, Гарри было больно от осознания своего бессилия. Злость на Гордона и Перита также клокотала в груди. Но! Это было совсем не то, что он испытал, увидев Снейпа в руках Крока. Те чувства больше напоминали слепую ярость и... что-то еще, чего Поттер не мог себе объяснить.

Юноша тряхнул головой, гоня от себя неприятные воспоминания. Порой, когда он задумывался о том моменте, то ощущал, как не только гнев поднимается в душе, но и магия начинает клубиться вокруг. Все это говорило о том, что инцидент задел его намного сильнее, чем он думал.

«Нет, это не жалость... точнее, не совсем она, — решил он, подходя к полке с книгами и доставая оттуда том по обрядам и обетам. – Снейп... просто он...» – как глупо и одновременно тяжело признаться себе, что человек, которого ты когда-то не переваривал, начинает тебе нравиться.

Причины сего феномена не укладывались у Поттера в голове. Процент убежденности в том, что он рехнулся, повышался с каждым днем.

Неожиданно маленькое зеркало в серебряной оправе, стоявшее на письменном столе, замерцало голубоватым светом, а цепочка у Гарри на шее потеплела.

— Как не вовремя, — вздрогнул он, метнувшись к пылающему порталу. Кто-то проник через заградительные щиты в квартиру Эди Миддла.

Зеркало отражало гостиную дома.

“Терри? Что ему надо?” — видя, как вальяжно прохаживается гость по его жилищу, удивился Поттер.

Милтон осмотрел все вокруг, открывая рот — видимо, звал хозяина — потом скрылся за пределами видимости, скорее всего, в спальне. Никого не обнаружив, маг вернулся обратно и, еще раз оглядевшись, покинул дом.

Быстро переодевшись в другую мантию, аврор принял оборотное зелье и, дождавшись, пока оно подействует, отправился по каминной сети в Дырявый котел. Ступив на протертый коврик, он оглянулся. Никто не обратил на него особого внимания. Том разговаривал с посетителем и только скользнул по прибывшему взглядом. Несколько магов сидели за стойкой в самом конце и тихо разговаривали. Гарри направился к входу в Косой переулок.

Путь к знакомому до тошноты повороту в Лютный занял всего несколько минут. Завидев покачивающуюся на скрипучих петлях вывеску с названием паба “Крысиная нора”, молодой человек непроизвольно подавил тихий стон.

— Эй, приятель, — услышал Поттер и обернулся.

В десяти шагах от него шел Драко Малфой — в не своем обличье, конечно.

Гарри подождал, пока тот нагонит его.

— Вы Эди Миддл? — сухо спросил Драко, пристально рассматривая парня.

— Да, — настороженно сказал Поттер. — А вы...?

Малфой ухмыльнулся и ровно ответил:

— Я Джордж Кларенс. У меня есть к вам деловое предложение, — сообщил он. — Уделите мне несколько минут? — несмотря на то, что это был вопрос, тот произнес его с нажимом.

— С какой стати у вас ко мне может быть дело, мистер Кларенс? — Гарри засунул руки в карманы брюк и, качнувшись с пятки на носок, поднял брови. — Мы с вами не знакомы.

— Мне кажется, принадлежность к одному кругу общения можно считать за знакомство.

— Вам это только кажется, — насмешливо произнес Поттер, но не стал переигрывать и кивнул: — хорошо, давайте побеседуем. — То, что Малфой нашел его сам, было интригующе и удобно: не нужно было разрабатывать план, как завязать с ним разговор, чтобы выяснить, что он делает в Группе.

Они вместе вошли в паб. Сегодня в заведении было намного спокойнее и даже пустынно. Маги устроились за одним из столиков, после чего Гарри спросил:

— Ну-с, мистер Кларенс, что вы хотели?

Слизеринец заговорил не сразу, как-то странно смотря на Поттера, словно оценивал и что-то подсчитывал.

— Я хотел бы купить у вас кое-что, мистер Миддл. Ваши товарищи рассказали мне, что вы были тем, кто расправился с предателем. Я видел в их воспоминаниях плоды вашей работы, — довольная улыбка расползлась по его губам. — Мне бы хотелось просмотреть шоу целиком. Сколько вы хотите за полноценное воспоминание?

Гарри был настолько потрясен, что на миг на его лице появилось неподдельное удивление с капелькой презрения. Он быстро стер эти чувства, скрывая их под маской злой усмешки.

— Вы ценитель эксклюзива, — произнес он. — Вы уверены, что вам такое по карману?

— Назовите цену, — резко сказал Драко.

— Сто тысяч, — безразлично бросил Гарри.

Малфой сжал кулаки, лежавшие на столе, и долго молчал, обдумывая ответ.

Большая часть сил Поттера уходила на то, чтобы сдержать лицо и не показать кипящих в душе чувств.

— Ваши аппетиты завышены, — возмущенно констатировал Драко. — Не думаю, что оно того стоит.

— Я люблю деньги, мистер Кларенс, — Поттер испытал облегчение от услышанных слов и поднялся. — До свидания.

— Может, вы согласитесь на сумму поумереннее? Сорок тысяч, к примеру? — начал торговаться “блондин”.

Гарри фыркнул. Либо слухи о проблемах с деньгами не были такими уж лживыми, либо старший Малфой ограничивает расходы сына... что может следовать из тех же затруднений с семейным бюджетом. Тогда не особо понятно, что Драко делает в Группе. Точнее, почему Труди его принял, если не из-за состояния?

— Нет, — отрезал Поттер. — Сто — самая приемлемая цена. – Он, больше не оборачиваясь, пошел в сторону подсобного помещения.

Малфой его не окликнул, но Гарри ощутил, как начинает потрескивать магия за спиной. Шестым чувством или просто из-за многих лет тренировок и появившегося третьего глаза на затылке, волшебник успел вовремя пригнуться, чтобы не схлопотать непростительное. Отскочив за столик, Поттер запустил в Малфоя ответное проклятие.

Раздался резкий хлопок аппарации.

Гарри выглянул из своего укрытия.

— Жалкий трус, — обронил он, выпрямляясь и осматривая паб.

Драко нигде не было.

URL
2013-07-03 в 23:32 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— С разборками на улицу! — пробасил бармен выходя из-за стойки и демонстративно сжимая в руках палочку.

— Это не я начал, если вы не заметили, — огрызнулся Поттер.

Больше ничего не сказав, он развернулся и быстро пошел в подсобку. Его не окликнули, но брань хозяина заведения раздавалась на всю пивную.

Оказавшись в логове Пожирателей, Гарри осмотрелся, ища взглядом Терри. Небольшая группа подростков привлекла к себе его внимание. Они, смеясь и улюлюкая, стояли кругом и на что-то смотрели. Гарри решил тоже взглянуть, что там такого интересного. Подойдя поближе и заглянув за плечо одного из них, он обнаружил забавную картину. Молодежь наблюдала за двумя большими слизняками, ползущими наперегонки по специально сотворенным для них дорожкам.

“Хоть не мучают людей, и на том спасибо”, — фыркнул Поттер.

Перешагивая через валявшиеся тряпки — видимо, кто-то вчера ушел не вполне одетым — волшебник приметил среди знакомых Пожирателей Руперта Роквуда, одиноко сидевшего за одним из столов с кружкой медовухи. Присев на соседний стул, Гарри выдавил улыбку и сказал:

— Скучаешь?

— Заняться особо нечем... — вздохнул тот. — Быстрее бы вылазка, а то не терпится попасть на похороны, — меланхолично пробормотал он.

— Это на чьи? — удивленно поднял бровь Гарри.

— Одного старого глупца! — Роквуд залпом осушил сосуд и стукнул им по столу. — Не хочу об этом говорить, — он рыгнул и с любопытством поглядел на Гарри. — А ты чего тут делаешь? Рано еще... Или ты бездомный?

Поттер хмыкнул и покачал головой.

— Нет, я пришел к Терри. Ты его не видел?

— Он тут, — Пожиратель качнул головой в сторону внутренней комнаты. — Недавно зашел туда.

Гарри посмотрел на резную дверь под аркой и поджал губы. Соседнее помещение обычно использовалось в качестве комнаты совещаний.

Вдруг вход в него распахнулся, и оттуда появился парень.

— А вот и он, — словно перекатывая сладкую конфету на языке, проговорил Руперт. — Легок на помине.

Терри, заметив Гарри и своего вчерашнего любовника, пошел к ним.

— Привет, — кивнул он Поттеру. — Труди попросил разыскать тебя. Я был у тебя на квартире минут пятнадцать назад.

— Да, я почувствовал, что кто-то пробил щиты. Я был занят продажами добра, что набрал в Месмере.

— И как, удачно? — глаза Милтона алчно заблестели. — У меня тоже есть парочка вещичек, но я пока не нашел покупателя. Ты сбывал на Красном рынке или тут?

— На Красном. В Лютном нет такой клиентуры, как там, — Гарри сжал голосовой шарик, отправляя сообщение Кингсли, чтобы на всякий случай ребята из Тайного обеспечили его алиби.

— Зачем я ему понадобился? — вернулся к теме Поттер.

— Тебе лучше самому у него выяснить, — пожал плечами Милтон. — Удачи.

Гарри втянул носом воздух и, поднявшись, пошел к двери. Мысленно он прокручивал заклинание для порт-ключа. Постучавшись, маг нажал на ручку и вошел внутрь комнаты.

— Труди, — произнес он, посмотрев на развалившегося в кресле волшебника. — Ты звал... — но голос Поттера резко оборвался. На длинном диване сидел Джордж Кларенс и гаденько ухмылялся. Взгляд Гарри зацепился за голое бледное тело, лежавшее лицом вниз у ног Малфоя.

— Да, я звал тебя, — мрачно протянул Дженкинс, рассматривая вошедшего. — Видишь ли, мой друг Джордж захотел использовать части тела Снейпа в ритуале по превращению одного... э-э... своего знакомого. Достал что надо, начитал все по писанному, однако его подопытный превратился не в Снейпа, а вот в это нечто, и умер... — он небрежно махнул в сторону тела. — Придя ко мне, Джордж потребовал объяснений за некачественный товар. Мне бы хотелось, чтобы ты выразил свои догадки по этому поводу.

У Гарри закололо в груди от мучительной вины перед погибшим человеком, кем бы он ни был, но рациональный ум, оградившись от чувств, уже обдумывал причины, по которым Драко могла понадобиться внешность Снейпа. Неужели захотел испробовать запретный плод наяву? Вот какая была плата за профессора. Его органы.

“Тогда зачем было просить у меня воспоминания? Или он решился на такой унизительный шаг как раз из-за несостоявшегося эксперимента?” — от собственных размышлений у Гарри побежали мурашки по коже.

— Я понятия не имею, как такое могло произойти, — сказал он, смотря прямо в глаза хозяина Группы. — Я собственными руками прикончил его, результат ты видел сам. Может, он что-то сделал с собой... мне-то откуда знать, какие у него были дефекты.

Труди некоторое время молчал, покусывая губы и ни на кого не смотря.

— Ты прав, предатель не дурак и был неплохим зельеваром, способным подстраховаться... Это да, я даже знаю как, — он поднялся и подошел к Поттеру. — Все же. Почему ты не поделился с Джорджем воспоминаниями? Он предложил тебе хорошую цену.

Гарри тяжело вздохнул и повернулся к Драко.

— Я предложил ему свою, и мистер Кларенс отказался, а потом ударил меня в спину проклятьем.

Малфой ощетинился и прожег Гарри уничтожающим взглядом.

— Ни одно воспоминание не стоит ста тысяч галеонов! — воскликнул он.

— Это вы так думаете, — качнул головой Гарри. — На рынке я могу получить и больше. У бывшего шпиона Ордена Феникса очень много влиятельных врагов, которые не будут придираться к цене, чтобы получить удовольствие от сладкой мести.

Кларенс подскочил на ноги и требовательно на грани капризности обратился к Дженкинсу:

— Я хочу эти воспоминания.

Гарри замер, ожидая реакции Труди. Тот стоял и смотрел на свои руки с какой-то странной улыбкой.

— Хочешь? Я что, должен исполнять желания каждого избалованного мальчишки, если ему так захочется? — болотные глаза впились в серые.

Драко сразу сдулся, сжав зубы и глубоко вздохнув.

— Я готов заплатить пятьдесят тысяч, — он старался говорить сдержано, но все равно в голосе проскальзывало настырность.

— Хм, — хмыкнул Труди и пошел на выход из комнаты. — Бери деньги, Эди, и поделись с мальчиком удовольствием. Иначе... я тебя убью, — весело добавил он.

Дверь за ним захлопнулась, оставляя молодых людей наедине и в гнетущей тишине.

Гарри сжал кулаки от бессилия и раздражения. Его не беспокоило, что придется выуживать из себя воспоминание и при этом корректировать его — практика такого дела имелась, но то, что Малфой получит желаемое, бесило. Поттер посмотрел на него и проговорил:

— Как будете расплачиваться?

Драко мстительно и довольно ухмыльнулся, вытаскивая из внутреннего кармана чековую книжку. Наколдовав перо, он быстро написал все необходимое и протянул чек Гарри.

— Видимо, тебе очень понравилось, раз ты так не хочешь расставаться с этим зрелищем, — в голосе хорька было столько яда и, как показалось Гарри, ревности, что аврору захотелось как следует заехать ему в глаз.

— Он был сладким, как праздничный торт. Мы бы еще долго веселились, если бы ребята не заявились так быстро, — его губы изогнулись в глумливой улыбке.

В груди вспыхнуло удовлетворение от того, как перекосилось красивое лицо Драко. Гарри вырвал из его сжавшегося кулака бумажку и посмотрел на подпись.

— Он действителен? — серьезно спросил Поттер.

Вопрос был интересным, учитывая, что Джорджа Кларенса не существует. Однако, у таких змей, как Малфой, всегда было все продумано. Возможно, у Драко имелся отдельный счет на поддельное имя или по магической печати на чеке гоблины в Гринготтсе способны распознать от кого он.

— Еще слово, и на сей раз я не промахнусь, — яростно прошипел Малфой, покрываясь красными пятнами.

Гарри разрывался от желания зло рассмеяться и заавадить слизеринца на месте. Наколдовав небольшой пухлый флакон, он приставил кончик палочки к виску.

— Не отвлекайте, иначе и эта ваша покупка окажется дефектной, — предупредительно процедил он.

URL
2013-07-03 в 23:33 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Через пару часов Поттер сильно не в духе вернулся в Аврорат. Упав в кресло, он бросил чек ценностью в пятьдесят тысяч поверх книги по Непреложным Обетам. С отвращением смотря в окно, он напряженно думал о том, что Труди вынудил его сделать. Снейпу вряд ли понравится, что кому-то еще известны подробности издевательства над его телом, тем более — как оказалось! — большому извращенцу Малфою.

Гарри не понимал, как Драко, влюбившийся в своего крестного, может делать с ним такое. Это слишком даже для него...

За такими размышлениями и чтением аврор не заметил, как прошла вторая половина дня.

Ровно без четверти двенадцать Эди Миддл стоял на знакомой со вчерашнего вечера поляне возле Хогсмида. Несмотря на то, что ночь уже вступила в свои права, из-за пошедшей на убыль луны и звездного неба можно было различить тени, мелькающие между деревьями.

— Сюда, — раздался голос от разросшегося кустарника.

Это был Труди. Обойдя растение, Гарри неосознанно переступил пределы скрывающих чар и обнаружил целое кострище, вокруг которого собрались две Группы Пожирателей.

— Присоединяйся к отряду Стива, — сообщил ему Дженкинс, указывая на небольшую компанию магов возле поваленного дерева. Поттер кивнул, и командир оставил его, отойдя к высокому лысому волшебнику, разговаривающему с несколькими мужчинами. Гарри не сразу узнал, кто это. Он видел его всего единожды, когда вместе с Терри шатался по Красному рынку в поисках новых приверженцев. Нортон, а это был именно он, доставлял в тамошний притон свежую кровь. У него были связи на континенте, поэтому он был широко известным торговцем.

Присоединившись к своим ведомым на эту ночь, Гарри прислушался к их болтовне. Это были Руперт и вчерашняя пылкая парочка – Эрик и Стив. Они расселись на упавшем дереве и обсуждали какую-то музыкальную группу, кажется, даже маггловскую, что само по себе удивительно. Поттер особенно в этом не разбирался, поэтому слушал в пол-уха. В основном парень осматривал собравшихся и беспокоился о том, что ожидает жителей Хогсмида. Эти нападения всегда требовали от молодого человека сверхъестественной выдержки. Через пару минут к ним подплыл Терри, неся с собой странную трость. Он остановился около Гарри и протянул ему флакон.

— Это велено всем выпить, — сообщил он.

Гарри настороженно взял пузырек.

— Что это? – спросил он.

— Не уверен, но по вкусу напоминает маггловский энергетик, — улыбнулся блондин, опираясь на палку обеими руками.

«Твою мать!»

— Пей, — подтолкнул Терри.

Гарри заскрипел зубами. Взгляды собравшихся магов заставили его открыть склянку и опрокинуть ее содержимое в себя.

Маг мысленно простонал, ощущая, как живой огонь стекает от горла к желудку. Ничего хорошего это не сулило. Успокаивало только одно: даже если это был яд, то для Поттера это не так страшно, как для остальных. Его организм давно прокачан разными противоядиями. Обычная аврорская практика, точнее, шпионская. Даже капсула, попавшая в его желудок вместе с вином на обряде посвящения, сразу же оказалась в магической сфере, препятствующей всасываемости в случае активации. Изымать ее пока было опасно по той простой причине, что Труди мог просканировать своего подчинённого и обнаружить отсутствие вредной "таблетки".

Все Пожиратели окружили Труди, заслышав строчки стихотворения:

«Предчувствием бури окутан был сад.
Сильней заструился цветов аромат.
Узлистые сучья как змеи сплелись.
Змеистые молнии в тучах зажглись[1]».


— Господа, планы поменялись. Сегодняшняя цель – деревня Роствиль[2], — оскалился он, обводя всех безумным взглядом. – Каждому из руководителей ваших групп были даны порталы. Вы должны устроить там пожар и неразбериху. Постарайтесь не убивать, но помучайте как следует. Вперед!

«Он проверял меня. Снейп был прав», — содрогнулся Гарри, сдавливая шарик в руке.

— Берите, ребята, — сказал Терри, протягивая деревянную трость. Она уже светилась.

Перемещение было быстрым. Отцепившись от портала, Поттер осмотрел место, в котором они оказались, и к своему вящему ужасу понял, что они неподалеку от Норы: она должна быть прямо за холмом. Почти восемь лет прошло, когда он и семья Уизли вместе с Диггори отправлялись на его первый Чемпионат Мира по Квиддичу. Прежде он никогда не задавался вопросом, как называлась та деревушка, что они видели издали.

Пожиратели начали разбредаться, вот только тишины на этот раз не было и в помине. Шум поднялся мгновенно.

— Пошли вон в тот, — воодушевленно предложил Терри, указывая на небольшой домик, стоявший к ним ближе всех.

Компания двинулась к нему. На самом деле сооружение было больше, чем показалось сначала, хотя и имело только один этаж. Вынеся дверь магией, волшебники вошли внутрь. Стив направился к комнате, ведущей в спальню. Ударом ноги он открыл себе проход, за ним последовали Эрик и Терри. Раздались женский визг, ругань и шум борьбы. Гарри покрепче сжал палочку, когда спустя несколько минут в небольшую гостиную выволокли пожилого мужчину и бросили к его ногам.

— Этот — твой, — ухмыльнулся Стив. – Старуху мы уже.

— Труди сказал не убивать, — надменно посмотрел на него Поттер.

— Меня как-то за душу берет мучить такую древность, — оскалился парень. – Лучше убить сразу.

— Какое благородство, — съязвил Гарри.

— Мне говорили, что ты кровожадный, — подначивал тот. – Так чего мешкаешь?

Старик то кричал на преступников, то рыдал, зовя Рэне. Мур пнул его под ребра, и тот, задыхаясь, повалился на спину. Гарри проглотил горькую слюну, чувствуя, как в душе столкнулись два его самых сильных соперника – долг и совесть. Шаг через себя дался ему большой ценой, которую он будет платить пожизненно.

Плачущий у его ног колдун был убит горем. Поттер ничем не мог помочь этому несчастному, как и себе. Он небрежно взмахнул палочкой.

«Будь проклят этот мир».

Зеленый луч поразил старика в грудь. Тот упал и затих навеки.

— Я приметил у них в спальне несколько сундуков, — с намеком сказал Терри. – Надо бы проверить, может, есть что-то ценное.

— Дом не навевает ощущения, что здесь живут... жили, состоятельные маги. Я поищу что-нибудь поинтереснее, — брезгливо отрезал Поттер и поспешил уйти, чтобы скрыть гримасу отвращения.

Мысли путались в голове и противоречили чувствам.

«Убил-убил-убил, — эхом раздавалось в сознании. – Лучше бы это был кто-то из этих ублюдков!»

Внезапно что-то изменилось. Реальность пошатнулась, в глазах помутилось, но ненадолго. Всего секунда, и все вокруг стало таким четким и даже резким, как никогда прежде. Голос совести вместо того, чтобы низвергнуть в беспросветную черную бездну раскаяния, начал резко стихать и вскоре совсем умер. Боль вымыло из души шумом шелеста листвы, под которой юноша остановился. Гарри втянул в грудь воздух, и вместе с опьяняющей свежестью ощутил необычный покой и нарастающее удовольствие.

«Я должен их уничтожить, чтобы больше никто не пострадал!» — сказал он себе, и губы непроизвольно растянулись в улыбке, а в груди затрепетало от радости и облегчения.

Легко сорвавшись с места, он пошел по улице, и его даже не беспокоило, что он не чувствует земли под ногами. Неожиданная вспышка за спиной и раздавшийся треск заставили его обернуться. Один из домов разлетелся в щепки. Ошметки стен, крыши и мебели разнесло на пол-улицы, пламя взвилось к самому небу. Смотря на эту пляску огня и слыша гогот Пожирателей, Поттер чувствовал, как вскипает кровь в жилах, как магия щекочет кожу, обволакивая тело, и красный туман застилает глаза. Свернув к одной из калиток и накинув на голову черный капюшон, он взбежал по лестнице и вошел в висевшую на одной петле дверь.

«Приступим», — из-за предвкушения того, что он собирался сделать, острое наслаждение прошило позвоночник.

То, что он увидел в гостиной, подлило масло в огонь. Один из Пожирателей, видимо, из другой Группы, потому что Гарри его не знал, прижимал к полу девочку лет тринадцати и сдирал с нее одежду. Она кричала и плакала, пытаясь уползти, но тот был слишком массивен и быстро подмял хрупкое тело под себя. Его товарищ держал вырывающегося отца, заставляя смотреть на представление.

— Нет, прошу вас! Пожалуйста, отпустите ее! – отчаянно умолял он чуть ли не плача. — Она всего лишь ребенок… Делайте что хотите со мной!

Палочка в руке Гарри не дрогнула, когда он стремительно метнул непростительное в сторону насильника.

— Ты что делаешь!? – взревел другой Пожиратель, считавший, что Поттер пришел присоединиться. Он откинул от себя пленника и выхватил палочку.

Заклятие поразило и его. Гарри ухмыльнулся, ощутив вибрацию пола от рухнувшего на него мужчины, и направился к пытавшемуся выбраться из-под трупа ребенку. Скинув тело, он осмотрел девочку. Она с ужасом и оцепенением смотрела на него.

— Не бойся, — шепнул Гарри, смакуя эти два слова как добротный коньяк.

— Пожалуйста, не причиняйте ей боль… отпустите… — послышались хриплые слова, и Поттер обернулся.

От того, чтобы броситься на него, обезумевшего от страха отца удерживало только одно – он был частично обездвижен. Взмахнув палочкой, аврор снял с него заклинание. Мужчина, почувствовав, что свободен, как дикий зверь, даже полностью не поднявшись, метнулся к девочке и прижал ее к себе. Поттер оглянулся на дверь и проговорил:

— В доме еще кто-то есть?

Волшебник не сводил с него настороженного взгляда, в любой момент ожидая, что тот набросится на них.

— Я не собираюсь вас убивать, — скучающе произнес Гарри.

— Нет, только мы, — негромко ответили ему.

— Берите дочь и бегите через двор, — сказал Поттер и добавил: — сюда могут еще раз зайти, не медлите. – Это все, что он мог сделать. Портала, кроме как в свой дом, он не имел, а он нужен ему для отступления.

— Спасибо, — выдохнул мужчина, подхватывая дочку и выбегая из гостиной.

Поттер махнул в их сторону палочкой, накладывая “Обливиэйт” и, тоже не задержавшись, пошел дальше. Крики и плач сплетались в его разуме в одну безумную мелодию. Кровь продолжала стучать в ушах. Ускорив шаг, он вбежал в соседний дом. Распахнув дверь, Гарри улыбнулся, впитывая с воздухом справедливую расплату. Он был судьей и палачом, он не позволит бессмысленных жертв.

«Они заплатят. Они заслужили», — накладывая на себя скрывающие чары, думал Поттер.

URL
2013-07-03 в 23:34 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
На этот раз был только один Пожиратель. Он пытал жертву проклятьями. Гарри бросил зеленый луч. Звук падения тела теплом разлился в животе.

Потом еще дом: Поттер влетел туда и с легкостью взбежал по лестнице на второй этаж, откуда доносился шум борьбы. Открыв дверь, он вошел бесшумно, как сама смерть. Один из Перитов насиловал женщину. Тело мужа лежало с широко открытыми глазами на полу.

— Эдвард, — пропел Гарри, наслаждаясь тем, как резко маг повернул голову, застыв в глупой позе с голой задницей.

— Что..? — вскрикнул он, не успев подскочить с женщины и получив мощный пинок под ребра.

— Авада Кедавра, — прорычал Гарри, и губы опять расползлись в улыбке.

Поттер взглянул на обнаженную колдунью.

— Одевайтесь, — безразлично сказал он.

Женщина взглянула на него безучастными заплаканными глазами, но, даже не видя своего спасителя, дрожащими губами произнесла:

— Убей.

— Нет, вставай и беги, — отрезал Гарри, грубо хватая ее за руку и сдергивая с кровати. – Умрешь в другой раз. – Он призвал валявшуюся под ногами палочку и вложил ей в руку. – Смерть твоего мужа не должна быть напрасна, так ведь? Беги.

Она скосила глаза на тело супруга и начала оседать на пол.

— Беги! — встряхнул ее Поттер и, приблизив лицо волшебницы к своему, повелительно приказал. – Ты должна уйти! Поняла?

Женщина слабо кивнула, и он ее отпустил. Она начала одеваться, а Гарри покинул дом. Встретив по пути нескольких направляющихся к коттеджу «друзей», он просто прошел мимо, надеясь, что колдунья успела скрыться.

Авроры прибыли только через пятнадцать минут. Пожиратели за это время успели разнести половину деревни.

Опуская палочку над очередным мертвецом, Гарри схватился за грудь. Сердце словно пронзило десятками игл. Он не мог вдохнуть от ощущения удушья и тревоги. Кое-как, пошатываясь, он выбрался на веранду и втянул густой воздух. Голова кружилась, а в ушах все еще стоял вой множества голосов.

— Эди, уходим! – издалека закричал Терри.

Поттер вздрогнул, понимая, что стал видимым. Значит, авроры наложили на деревню контрзаклятье на скрывающую магию. Чуть повернув голову, он заметил, что в его сторону летит красный луч, и выставил щит. Несколько авроров направлялись к нему. Нырнув обратно в дом, он кинулся наутек через задний двор, куда только недавно выпроводил хозяев. Зацепившись мантией за куст, он чуть не упал. Сзади слышалась погоня. Он отцепил плащ и побежал дальше. До антиаппарационного барьера оставалось несколько метров, и Гарри это чувствовал.

Он уже добрался до границы, когда его больно ужалило в спину, и он прокатился по земле. Не обращая внимания на боль, Поттер вскочил и, отбив связывающее заклинание, аппарировал.


* * *

Снейп долго не мог заснуть. Книжку он дочитал, но помнил из нее только первые пять страниц: мысли невольно кружили только около одной темы. Досадуя на самого себя, он отложил том, обещаясь перечитать концовку.

Неожиданный ход Поттера заставил его усомниться в своих выводах на его счет. Видимо, мальчишка и вправду был искренен. Несмотря на то, что стало стыдно за свои подозрения и неуместные слова, Северус не мог не высказать своего видения ситуации, а играть в молчанку и потом получить удар в спину он не хотел. Опыт подобного общения у него имелся. Притом, мастер зелий не слепой и заметил, как парень смотрит на него.

«Со своей паранойей я совсем спятил, если решил, что Поттер пришел меня соблазнять», — растерянно и болезненно подумал он.

В его возрасте было стыдно осознавать, что ты как щенок, не способный отличить, когда тебя манят палкой, чтобы поиграть, а когда наоборот – побить. Северус не видел границы между многими вещами, в числе которых грязные намеки и обычная человеческая доброта. Все ужасное, что когда-либо происходило с ним, перемешалось в сознании, создавая чудовищный барьер, извращающий его реальность уже не один десяток лет.

Снейп не был глуп и знал, что его психика давно пошатнулась. Для того, чтобы хоть как-то оправиться после войны, он слил все болезненные воспоминания в Омут памяти, который находился в сундучке, что принес Поттер. Это дарило малое, но облегчение. Однако, как он уже не раз убеждался, на сны это не влияло. Как сегодня правильно заметил Гарри, от кошмаров помогает загруженность дня.

«Видимо, он слышал что-то, когда приходил ко мне ночью, — задумался зельевар. – Интересно, понял ли он, что мне снится? — эта мысль заставила волшебника мучительно покраснеть. – Какая разница», — он безучастно посмотрел в потолок.

Провалявшись в кровати еще несколько часов, он встал и подошел к окну. В течение всего дня молодой человек так и не появился в поместье, а ночью у него был рейд с Пожирателями.

Незаметно тревога и глупая совесть, донимавшая его весь день, по кирпичику разрушали непробиваемую броню бывшего шпиона. Возможно, все случившееся должно было произойти, чтобы показать ему, что есть еще люди, которым он не настолько безразличен, как ему казалось. Судьба упорно сталкивала его с Поттером, может быть, в этом есть смысл? Какая-то часть его сердца шептала, что жизнь мальчишки, несмотря ни на что, давно представляет для него ценность.

«Наверное, Альбус был прав, и я действительно привязался к нему», — вздохнул Снейп.

Вдруг зельевар зацепился взглядом за темную фигуру, материализовавшуюся около ворот. Она пошатнулась и повалилась на землю.

Северус судорожно выдохнул и, развернувшись, бросился вон из комнаты.Он не помнил, как преодолел путь до входной двери, но когда распахнул ее, то замер. Поттер уже был на ногах и приближался к дому. Темный балахон и скрывающий лицо капюшон всколыхнули неприятные воспоминания, заставляя Снейпа отступить вглубь прихожей.

— Поттер? — позвал он, когда хозяин поместья поднялся по ступеням, откидывая с головы угольно-черную материю.

— Да? – лицо Гарри было, как восковая маска, ни кровинки, а голос – глубоким и опасным.

Северус настороженно сжимал в кармане палочку, нервы натянулись как струна.

— Что случилось? Вы ранены? – спросил он, наблюдая, как маг заходит в дом.

URL
2013-07-03 в 23:34 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

— Какое вам дело? – насмешливо бросил Поттер, поведя плечами от жжения в спине.

Он дошел до кресла и скинул с себя мантию. В голове шумело, а кровь все еще бурлила и требовала продолжения.

— Я бы мог вам помочь, — предложил Снейп, закрывая оставшуюся распахнутой дверь и оборачиваясь к юноше.

— Вряд ли, — насмешливо бросил Гарри.

Однако, как только эти слова слетели с его губ, он поймал себя на том, что разворачивается и оценивающе смотрит на зельевара. В сознании пронеслось множество мыслей, а жар, что полыхал в груди, метнулся прямиком к паху.

— Хотя, кое в чем вы можете помочь, — удовлетворенно оскалился он, подходя к мужчине.

Снейп еще больше напрягся. Он молниеносно выхватил палочку, но не решился пустить ее в ход. С парнем было что-то не так, это чувствовалось по клокотавшей в нем магии. Провоцировать его агрессией было губительно для них обоих.

— Поттер, возьмите себя в руки! – попытался вразумить его Северус.

Гарри резко прижал старшего волшебника к гладкой поверхности двери и вдохнул аромат, исходящий от его кожи. Внезапное и сильное возбуждение опьяняло и заставляло чуть ли не рычать от животной жажды подмять под себя теплое тело и врываться в него, пока не потемнеет в глазах.

– Отпустите немедленно! – задохнулся Снейп, начиная дрожать.

Поттер ухмыльнулся, понимая, что профессор уже оценил размеры того, что упиралось ему в бедро. Для Гарри оставалось загадкой, почему тот еще не начал сопротивляться.

– На вас наложили заклятье, сопротивляйтесь ему! – почти просил мастер зелий.

Гарри крепко сжал тонкие запястья и, не позволяя произнести ни слова, впился поцелуем в мягкие и такие желанные губы.

Снова резкая боль в районе сердца вывела его из равновесия. Поттер застонал и разорвал поцелуй. Тяжело дыша, он привалился лбом к острому плечу. Ему показалось, что прошла целая вечность, прежде чем разум прояснился, а внутренности перестало жечь.

Открыв глаза и подняв голову, он в замешательстве уставился в темные блестящие озера, в которых отражалось его собственное лицо. Сердце глухо стукнуло в груди и на несколько секунд почти остановилось. Маг зажмурился и в безумной, нереальной тишине услышал, как что-то трескается и разбивается. Осмысление происходящего прошило его, как раскаленный нож кусок масла – неотвратимо и легко. Он отпрянул от Снейпа, словно тот был живым пламенем.

Запнувшись о собственную ногу, Поттер упал. Спину обожгло адской болью, но он был настолько раздавлен своим поступком, что это показалось ему пустяком.

— Северус… я не хотел. Простите меня, — кое-как прошептал он, не чувствуя губ.

В районе солнечного сплетения нарастали жар и колющая боль. Гарри скрутило на полу, и он протяжно застонал, сжимаясь. В голове проносились события минувшей ночи: скольких он убил?! Теперь он самый настоящий кровожадный убийца. Как Том Реддл, как те люди, в рядах которых он никогда не желал оказаться. Теперь он – достойный их сообщник.

«Такой же, как они».

В грудь словно вонзили кинжал и медленно с наслаждением проворачивали.

Гарри не представлял, сколько прошло времени, но в какой-то момент до его плеча дотронулись и попытались перевернуть. Это был Снейп. Он что-то говорил ему, но парень не слышал. Отшатнувшись от его рук и избегая взгляда, Гарри вскочил и, не разбирая дороги, понесся наверх. Он еле успел добраться до унитаза, когда стенки желудка начали сжиматься, выталкивая из себя содержимое.

Волшебник не знал, когда его перестало тошнить, но осознал реальность только сидя на белом кафеле и давясь слезами. Горло и живот болели, а сердце, казалось, решило убить его, сжимаясь до тех пор, пока последняя капля крови не иссякнет. Спустя некоторое время в ванную вошел профессор. Гарри увидел, как тот остановился около него, но не мог поднять голову и посмотреть ему в глаза.

«Зачем он пришел?» — удивляясь, что зельевар еще в доме, подумал Поттер. Никогда прежде ему не доводилось испытывать такую смесь стыда и вины.

Северус опустился около него на корточки и поднес к губам кубок с зельем бирюзового цвета.

— Выпей, — тихо попросил он. – Станет легче, обещаю.

Поттер заставил себя открыть рот и, стуча зубами о металл сосуда, проглотил снадобье. Он даже не почувствовал вкуса. Его трясло как в ознобе, перед глазами плыл туман, а голова разрывалась на части. Маг обнял сам себя руками и начал раскачиваться, чтобы не чувствовать, как кружится все вокруг.

Снейп устало вздохнул и, встав на колени, притянул юношу к себе, обнимая за плечи и голову.

«Ну, почему?!» — хотелось закричать Поттеру, но он молчал. Горло сжало спазмом.

Через несколько минут Северус потянул его вверх, ставя на ноги.

— Идем, тебе нужно отдохнуть, — мягко велел он.

Гарри ничего не сказал, просто молча подчинился, смотря себе под ноги.

— Ложись, — приказал тихий голос, когда они дошли до кровати.

Волшебник упал на нее, слабо понимая, что с него стаскивают обувь и грязные вещи. Он лежал на боку и смотрел в одну точку, которая сосредоточилась на колене мастера зелий. Закололо спину, и Поттер прогнулся от неприятных ощущений.

— Все хорошо, — почти прошептал Снейп.

Наверное, юноше показалось, что его погладили по плечу.

— В тебя попало огненное проклятье. Я его снял, — пояснил зельевар.

В поле зрения молодого человека попала ладонь профессора, и он, протянув руку, взял ее. Кисть вздрогнула и выскользнула из его пальцев.

— Спи, Гарри, — сказали ему.

И аврор, словно повинуясь этим словам, отключился.

URL
2013-07-03 в 23:37 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
***

Гарри показалось, что он проспал миллионы лет. Когда он все же вынырнул из забытья, то долгое время лежал без движения. Голова, казалось, налилась свинцом, и отрывать ее от подушки не было желания. Тем не менее, спустя какое-то время Поттер невольно распахнул глаза, оттого, что чья-то ладонь бережно коснулась его лба. В кресле около кровати сидел Снейп, устало подпирая рукой подбородок и тревожно смотря на него.

— Как вы себя чувствуете? – спросил он.

— Отвратительно, — Гарри не узнал своего голоса.

— Я нашел в кармане вашей мантии флакон из-под сильного дурманящего зелья. Что произошло во время рейда?

Поттер вздохнул, чувствуя, как странная бодрящая волна прошлась по телу от кончиков пальцев ног и до макушки. Это заставило его вздрогнуть, но почувствовать себя лучше. Взгляд невольно упал на тумбочку, заставленную батареей из бутылочек и кубков.

— Вы все же приняли мое предложение, — вяло улыбнулся аврор.

— Да, — неохотно признался Северус. – Я был вынужден сварить вам антидот от того зелья. – Маг пронзил Поттера внимательным взглядом и повторил вопрос: — Так что произошло?

Гарри втянул воздух через нос — получилось довольно шумно — и принялся хрипловато рассказывать:

— Перед нападением на деревню… — он запнулся и выдавил: — вы оказались правы, меня проверяли. Труди в последний момент поменял свой план, и разгром был не в Хогсмиде, а в Роствиле, — профессор ничуть не удивился и коротко кивнул. Гарри продолжил: — нас заставили принять какое-то зелье. Я не мог отказаться или… подменить пузырек. От него ощущался согревающий эффект и больше ничего. Однако после первого убийства меня как будто переклинило. Я считал, что должен уничтожить всех Пожирателей, чтобы они больше никому не могли навредить. Я убивал их и получал от этого удовольствие, — последние слова он договаривал почти одними губами.

— Это зелье создано по рецепту румынского зельевара Тамаша. При Темном Лорде мне приходилось не раз готовить его. Оно заключает внутренние страхи в ловушку и стирает грань между дозволенным и запретным. Человек может пойти на смерть, не чувствуя страха, или убивать, не ощущая сожаления, — поведал мастер зелий, поджав губы. – Этот ваш Труди, видимо, очень хотел, чтобы на этот раз все прошло в соответствии с планом.

— Но он приказал нам не убивать… Зачем тогда такое зелье? – не понимал Поттер.

— Своими действиями вы выдали себя, вот для чего, — жестко ответил Снейп. – Ваши желания вышли наружу. Пожиратели выяснят, как погибли их товарищи, и если окажется, что вас кто-то видел, то подозрения прежде всего падут на вас.

Поттер покачал головой.

— Я был осторожен. Замел следы. Притом, я не был единственным, кто убивал, — об этом тяжело было говорить, поэтому он решительно сменил тему: — мне кажется, что выбор места разгрома может быть связан с обычной местью.

— Объясните, — Северус сделал вид, что не заметил, но в его взгляде появился интерес.

— Когда я возвращался к вам домой, то столкнулся там с Труди, — пояснил Поттер. — Мы обсуждали смерть Крока, и он сказал, что тот стал первым, кто на вас нарвался. То есть, Дженкинс знал, что вы живете в Месмере. Возможно, еще одной целью того разгрома были вы.

Снейп неоднозначно кивнул.

— Может. У меня много врагов, — пожал он плечами.

— Наверняка я тоже есть в их списке, — криво ухмыльнулся Гарри. – Вчера разбой был очень близко к семье Рона, но, вроде, никто из Пожирателей не переходил за холм.

— Вы что, следили? – поднял бровь Северус.

— Посматривал, нет ли пожара за холмом, — кивнул Поттер.

— Все время?

— Нет, когда метался от дома к дому, — скривился Гарри и тяжело вздохнул. – Я убил вчера около десятка человек, — заскрипел он зубами.

— Поттер! – строго и предупреждающе рявкнул Снейп. – Не смейте жалеть себя у меня на глазах. Я не собираюсь снова вас успокаивать.

Парень замолк, заметив, что нервно крутит край одеяла. Некоторое время стояла тишина, потом Северус, четко выговаривая каждое слово, сказал:

— Я хочу знать одну вещь, Гарри.

От этой фразы по коже юноши побежали мурашки. Он прекрасно помнил, что вчера позволил себе, и, разумеется, зельевар хочет получить объяснения.

— Что именно?

— Учитывая, что вы были под действием особого зелья, то я не могу не спросить и ожидаю честного ответа, — мужчина предостерегающе поднял бровь. – Что двигало вами, когда вы...

— Я был не в себе, — поспешно прервал его Гарри, садясь на кровати. – Я никогда бы в своем уме не набросился на вас. Простите меня.

Снейп смотрел на него, как на хищное растение, которое делало вид, что совершенно безобидно.

Поттер кожей чувствовал, что старший волшебник ощущает недосказанность и ждет продолжения. Все-таки зелье, вытащившее тайные желания Гарри на поверхность, сделало свое дело. Волшебник знал, что, попытайся он соврать, то сразу же потеряет те крохи взаимопонимания, которое установилось между ними. Оставалось поблагодарить Мерлина, что вчера все не зашло дальше поцелуя. Он не собирался лгать себе: ему было стыдно за свое поведение, но с другой стороны – удалось попробовать вкус тонких губ, и это оказалось волнующе.

Поттер отвернулся от профессора и сглотнул подкативший к горлу ком. У него был выбор: либо он говорит все как есть и остается честным с собой, либо отнекивается и списывает все на длительное воздержание. Но ведь если ему действительно симпатичен Северус Снейп, то обман сейчас выльется в полнейшую катастрофу потом.

— Поттер, я все еще жду ответа, — напомнил мастер зелий.

Гарри сделал пару глубоких вдохов и выдохов, затем повернулся к Северусу, устало потиравшему висок.

— Вы мне нравитесь, – прямо сказал он.

Из-за громко стучащего сердца, Поттеру, показалось, что его голос прозвучал глухо.

В глазах Снейпа появилось недоверие, а губы изогнулись в легкой насмешке. Выпрямившись и сложив руки на груди, он долго молчал. Тишина превратилась в тягучее желе.

Гарри томился в ожидании, теряя нервные клетки.

URL
2013-07-03 в 23:38 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Поттер, я не могу рационально объяснить ваши слова ничем, кроме как комплексом героя и излишком жалости ко мне, — в конце концов менторским тоном сказал зельевар. – Вам лучше выкинуть все это из головы.

— Я не жалею вас, — покачал головой Гарри. – Мой героизм не имеет к этому никакого отношения, — он горько усмехнулся, хотя в пору было плакать, вспоминая безумную ночь. – То, что я сделал вчера, доказывает, что я ничем не лучше Пожирателей смерти, — холодно проинформировал он.

— Я не стану потакать вашему самобичеванию, — с намеком на сарказм сказал Снейп. – За ошибки нужно платить, даже если вы старались ради блага других людей. Тем не менее, ясного ответа я не услышал. Если вы не жалеете меня, тогда я в недоумении. Чем вызван такой интерес?

— Вам неприятна моя симпатия? – выпалил Гарри и почувствовал, как запылали щеки.

— Я не понимаю ее причины, — лаконично ответил маг.

— Я тоже этого не понимаю, если вас это утешит, — вздохнул Поттер и, набравшись мужества, спросил: – вы не хотели бы попробовать?

— Чего, Поттер? – в голосе зазвенел металл, Снейп опустил руки на подлокотники и сжал их.

— Узнать друг друга получше, — продолжил Гарри и сразу же добавил, видя, как сжались челюсти мужчины. – Мерлина ради, я говорю о простом дружеском общении.

— Что именно вы подразумеваете под этим понятием? – деловой тон поразил парня.

— А что бы вы хотели?

— Не уклоняйтесь от ответа, Поттер! Разве похоже, чтобы я чего-то с вами хотел?

Вот тут Гарри и увидел то, что смутило его еще больше. Этого можно было совсем не заметить, но его взгляд зацепился за краешек губы Снейпа. На ней что-то блеснуло. И Поттер готов был поспорить, что это кровь. Юноша затаил дыхание и опустил голову: мысли атаковали мозг.

«Он настолько волнуется… или злится? Если бы ему было все равно, то после случившегося вылечил бы меня и ушел, портал до Хогвартса я ему дал. Тогда почему все это время он сидел тут и ждал, пока я приду в себя? Ему не все равно. Невероятно!»

— Думаю, вы тоже заинтересованы, — глубоко вдохнул Гарри. — Северус, я знаю, что наши отношения начались давно и не слишком удачно, но сейчас нет войны и не нужно скрывать настоящие чувства. Я искренне хочу, чтобы вы стали моим другом. Это понятие включает в себя поддержку и доверие друг другу. Не стану скрывать, что это, как мне кажется, не совсем то, что я хотел бы, но мне будет достаточно и этого.

— Не совсем то? – фыркнул зельевар и наигранно участливо поинтересовался: — И вам этого будет хватать, уверены? Может, подумаете еще?

— Если вам их будет достаточно.

— Мерлин, Поттер! Если бы я не знал, какие зелья в вас залиты, то подумал бы, что вас накачали наркотическими отварами. Какие у нас с вами могут быть отношения?! – ехидно недоумевал Снейп. – Даже если не учитывать, как вы выразились, не совсем удачного прошлого, у нас с вами даже взаимных интересов нет, — фыркнул он. – И это неудивительно, учитывая, что я на двадцать лет старше. Вы понимаете? Не год, пять или десять, а двадцать! Да вы еще пузыри пускали, когда я начал учить студентов.

— Не стоит себя так старить, — нахмурился Гарри и поспешно сменил тему: – у нас вполне получалось ладить все эти дни и почти не ссориться. Вы даже были не против хозяйничать по дому.

— Прекрасно. Вам домработница нужна, а я, простите, на эту роль уж никак не подхожу, — оскорбился Северус.

— Ладно. Как насчет того, что вы уже дважды помогали мне после моего возвращения с рейдов?

— Я проклял вас прошлой ночью, Поттер, — тяжело посмотрел на него профессор, — или это не в счет нашего налаживающегося взаимопонимания? – съязвил он.

— Это случайность, — покачал головой Гарри и лукаво улыбнулся. – Для того чтобы вас успокоить, могу сказать, что, когда я наведался к вам во второй раз, то вы вели себя более сдержано.

Снейп застыл и, чуть ли не задыхаясь от негодования, прошипел:

— Вы приходили еще раз?!

— Да. Я посидел с вами, пока ваши кошмары не закончились, и ушел, — немного опасливо кивнул молодой человек.

Северус сжимал кулаки и еле сдерживался, чтобы не разразиться гневной тирадой.

Если бы не ситуация, то Гарри бы нервно рассмеялся.

— Так вы согласны? – рискнул уточнить Поттер, чувствуя, как сердце бьется где-то под горлом. Он медленно протянул руку и осторожно коснулся пальцами тыльной стороны ладони зельевара. Это было чересчур смело, учитывая нелюбовь профессора к прикосновениям.


* * *

Снейп приложил усилия, чтобы не отодвинуться. К своему удивлению, тело отреагировало спокойнее, чем он думал. Наверное, он немного попривык к присутствию мальчишки. А раз так, то…

«Возможно, стоит разрешить ему... и себе, — подумал он, ощущая, как сердце предательски норовит выпрыгнуть из груди, и волнуясь – не услышал бы этого Поттер. – Прошло достаточно лет, чтобы попытать судьбу еще раз. В конце концов, что я теряю? Ничего».

Однако воспоминания о Драко остудили волшебника. Нет, не может быть все так просто. Одна дружба с молодым человеком уже оставила в его сердце запекшийся след, повторения Северус не хотел. После затяжного молчания Снейп вздохнул и устало произнес:

— Если это не комплексы, то вашему желанию есть еще одно вполне логичное оправдание, Поттер, — он вытащил руку из-под пальцев юноши. – Вам просто любопытно. Да-да, и не смейте меня перебивать, — сурово предостерег он. – Вам просто интересно, каково это — быть со мной. С бывшим учителем, намного старшим вас. Не волнуйтесь, для молодых людей такие фантазии вполне нормальны. Вы всегда любили приключения и интересовались разгадыванием загадок. Это, конечно, приятно, что я оказался одной из них, но открывать свою душу ради того, чтобы удовлетворить ваши амбиции и желания, я не собираюсь. Ведь после того, как тайна становится явью, она уже не так привлекательна, не так ли? — рассудил мужчина.

Слушая речь профессора, Гарри ощущал, как в груди расцветала радость от понимания, что Снейп не прав.

— Я не стану вас переубеждать, — спокойно сказал Поттер и заметил, как темные брови поползли вверх. – Вы действительно... мудрее меня и прожили больше. Но, — он ухмыльнулся, — вы не станете отрицать, что, не зная человека, нельзя рассуждать о том, на что он способен?

Снейп неохотно кивнул.

— Тогда позвольте спросить вас, разве за последние дни, что вы живете здесь со мной, я сделал что-то такое, что позволило вам считать меня желторотым юнцом, погрязшим в своих фантазиях?

Старший маг изучал выражение лица сидевшего в кровати человека и не находил в нем лукавости или веселья, тонна волнения — да, но в остальном тот был полностью серьезен: юноша знал, о чем говорил и это заставляло уважать его. Помня, как вел себя крестник, зельевар ожидал более бурной реакции.

Гарри покусал губу и доверительно произнес:

— Северус, вы для меня не просто тайна, вы целый ларец с загадками, как и любой другой человек. Никого нельзя разгадать до конца, и кому, как не вам знать, что я всегда завершаю начатое.

— Откуда мне это знать? – уже признавая правоту Поттера, Снейп не мог просто так сдаться.

— Разве я бросил магический мир на милость Темному Лорду? Я мог просто уйти, мир огромен.

— Думается мне, что только благодаря таким идиотам, как вы, планета до сих пор вертится, — недовольно проворчал Северус, отводя взгляд.

Гарри улыбнулся и еще раз повторил свой прежний вопрос:

— Так вы согласны попробовать?

— Но даже не рассчитывайте, что я стану удовлетворять ваши «маленькие потребности», если вам вдруг приспичит, — прищурив глаза, предупредил Снейп.

— Я не преследую такой цели, Северус. Мне бы хотелось, чтобы нам обоим было удобно… в наших отношениях, — было видно, что парня буквально распирает от эмоций. Молодой человек без сил повалился обратно на подушку. – Я надеюсь, что вы сделаете мне шаг на встречу? – спросил он.

— Пойду по вашим следам, Поттер, — подумав, ответил мастер зелий.

____________________________________________________________________

[1] Константин Бальмонт «Гибель»

[2] Магическая деревня, придуманная автором.

URL
2013-07-04 в 00:34 

Ох, тяжелая глава... Но проблеск надежды в конце радует. Спасибо
читать дальше

2013-07-04 в 00:40 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, все-таки шпионаж это морально тяжёлая работа, особенно для таких людей, как Гарри.:weep:
читать дальше

URL
2013-07-04 в 02:11 

хХх-Лисена-хХх
Совесть не уберегает от греха. Она мешает получать удовольствие./Если над Вами постоянно смеются — значит, Вы приносите людям радость.
ljnkzncv, спасибо, глава хорошая и оч большая (прям как я люблю) :hlop::hlop::hlop:

2013-07-04 в 12:32 

Драко выбесил неимоверно! Очень хотелось сделать ему чего-нибудь плохого.
Скорей бы они уже накрыли организаторов, и Гарри смог отдохнуть, а то такое напряжение... Да еще и Северус его нервные клетки убивает:)
читать дальше

2013-07-04 в 12:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, спасибо!

URL
2013-07-04 в 21:58 

Это Вам спасибо за такие замечательные тексты, что за душу цепляют:white:

2013-07-06 в 21:09 

О даа... Я наконец-то добралась до новой главы) И даже зарегистрировалась ради Ваших творений:sunny:
Отношения Гарри и Северуса - это что-то с чем-то...) А сколько классных моментов:inlove:
Напряжение дикое, но именно в этих ужасных ситуациях рождается нечто новое, позволяющее жить дальше. И все-таки хотелось бы увидеть героев не только в шторме жизни, но и в более спокойной обстановке(насколько это возможно)
Пока не забыла, арт - шикарен:up:

2013-07-07 в 11:24 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
~Vitus~, пишет:
И даже зарегистрировалась ради Ваших творений
Перехвалите, зазнаюсь :cheek:
И все-таки хотелось бы увидеть героев не только в шторме жизни, но и в более спокойной обстановке(насколько это возможно)
Прямо попадаете в мои мысли.читать дальше
Пока не забыла, арт - шикарен
Самой нравится, но, боюсь, что не мое. Это было бы слишком, если я еще зарисую.:-D Хотя... когда-то неплохо это делала.
Спасибо за комментарий!:white:

URL
2013-07-08 в 19:25 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
инна мис, что сие означает??

URL
2013-07-08 в 20:15 

инна мис
Мне очень понравилась глава. Но... отписываться банальным великолепно не хотелось. Смысл?... пишу остановиться не могу.

2013-07-08 в 20:18 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
инна мис, а мне бы хотелось развернутого комментария. Глава получилась содержательная и огромная, а отзывов на нее кот наплакал. Это... расстраивает.

URL
2013-07-08 в 21:33 

инна мис
Простите не умею.... Я или критикую придираюсь к любым мелочам или издаю не вразумительный писк восторга.

2013-07-08 в 21:35 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
инна мис, напрашиваться на придирки не стану)

URL
2013-07-08 в 21:39 

инна мис
Придирок не будет.

2013-07-12 в 01:16 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Постучав в кабинет Кингсли, Гарри подождал разрешения войти и, когда оно прозвучало, проскользнул внутрь.

— Добрый день, — поздоровался он, однако Бруствер даже не взглянул на него, продолжая молча писать.

— День давно не добрый, — через несколько минут сообщил волшебник, отрываясь от своего занятия и откладывая перо. Поставив печать на пергаменте, он свернул его и посмотрел на Поттера. – Я хочу услышать твой отчет о вчерашней ночи. Надеюсь, ты ушел невредимым? – сухо добавил он, рассматривая подчиненного более внимательно.

— Меня немного потрепало, но в целом порядок, — кивнул Гарри.

Минут через пятнадцать устного доклада, после того, как все детали были переданы главе аврората, повисла напряженная тишина. Поттер напряженно наблюдал за барабанящими по столу пальцами.

— Вчерашний день унес много жизней, — прохладно констатировал шеф. — Двадцать шесть магов, из которых семнадцать Пожирателей и девять жителей. Очевидно, ты не был единственным, кто дал волю своим желаниям. Я хотел бы, чтобы ты зашел к Миранде Туркин.

— Я не скатился с катушек, Кингсли! — взвился Поттер. – Я объяснил тебе, что был под действием зелья.

— Гарри, именно это меня и настораживает. Магия позволила забыть о последствиях и выявила твои скрытые желания, — вкрадчиво и с расстановкой объяснил чернокожий маг. – Может, ты считаешь, что жажда убийств, это нормально?

— Мерлин! – Поттер упал в кресло.

— Гарри, я знаю, что такое находиться среди подонков и убийц, — пронзительный взгляд заставил аврора ощутить холодок по коже. – И я могу представить, как неудержимо тебе хотелось задушить этих мерзавцев собственными руками. Но, Гарри, — он сделал паузу и, наклонившись над столом, продолжил: — надо четко понимать, кто ты, а кто они. В такой работе нет места срывам и поблажкам. Ты либо сдерживаешь себя, либо уподобляешься тем, кого ненавидишь, — жестко проговорил он.

Поттер тяжело вздохнул.

— Хорошо, я схожу к целителю, — удрученно согласился он.

— Прекрасно, — удовлетворенно отозвался Кингсли, откидываясь на спинку стула и складывая руки на груди. – Что касается твоих подозрений о действиях Группы, считаю, что месть может быть одной из причин выбора целей для разбоя. Вчера в деревне были убиты двое верховных судей Визенгамонта. Они осудили большинство Пожирателей еще в первую войну.

— Стоит проверить тех, кто проходил через их руки. Возможно, кто-то из родственников Пожирателей захотел продолжить дела родителей, — заметил Поттер.

— Безусловно, — кивнул волшебник и задумался на секунду, затем спросил: — как твой гость?

Гарри удивленно посмотрел на шефа.

— Нормально, — коротко ответил он.

— Если хочешь, я подыщу для него охраняемую квартиру, – предложил Кингсли. – В конце концов, ни для кого не секрет, что вы с ним на ножах.

— Мы ладим, — спокойно заверил Поттер.

— Удалось что-то выяснить про Бушопа и Малфоя? — кивнув, спросил Бруствер.

— Только то, что Малфой проводил какой-то обряд с некоторыми частями тела лже-Снейпа. Желаемого результата он не добился. Труди расспрашивал меня из-за этого, — покусывая щеку, неторопливо проговорил Гарри. — Я думал, наши специалисты проработали все виды воздействия на клона.

— Предусмотреть абсолютно все невозможно. Что он получил?

— Чистый лист, — Гарри выпрямился в кресле. — Труди довольно быстро поверил в мою непричастность, — нахмурился он и добавил: — он заставил меня отдать Драко воспоминания о Снейпе. То, что я с ним сделал.

Кингсли сплел пальцы на столе и удивленно посмотрел на Поттера.

— Гарри, пора научиться не принимать безумие других так близко к сердцу. Ты же не первый день на улице.

Юноша отвернулся от пронзительного взгляда.

— Я вернусь сегодня в Лютный, посмотрю, что меня там ожидает. Если будут новости, я пришлю шар или зайду сам.

Начальник согласно кивнул.

— Будь крайне осторожен, после вчерашнего тебя могут подозревать.

— Я знаю, порт-ключ при мне.

— Оставь мне образец зелья, что ты пил. Ребята из лаборатории должны его изучить.

Поттер вытащил пустой пузырек и поставил на стол.

— И не забудь зайти к Миранде, — напомнил Бруствер, строго смотря на парня.

— Да, да. Всего хорошего, — кисло попрощался юноша и вышел из кабинета.

Визит к целителю был замечателен лишь тем, что Гарри напоили чаем, от которого было невозможно отказаться. Пожилая колдунья оказалась приятной и ненавязчивой. Вопросы задавала осторожно и мягко. Поттер отвечал и, вроде бы, женщина была довольна его словами и реакциями.

— Молодой человек, я советую вам больше отдыхать и меньше перенапрягаться, — таков был ее вердикт.

Гарри ухмыльнулся: учитывая род его деятельности, отдохнуть он сможет только после авады.

– Я заметила, что ваше магическое поле изменилось. Такое случается из-за сильных эмоциональных потрясений и нервного истощения. Я не раз с этим сталкивалась, работая с аврорами, — спокойно объясняла Миранда, внимательно смотря на пациента. – Это весьма опасно, тем более, для столь сильного чародея, как вы.

— Спасибо, мэм, я постараюсь отдохнуть, — по обыкновению пообещал Гарри, поднимаясь на ноги. – Спасибо за прием.

— Я выпишу вам несколько зелий, которые помогут улучшить сон и быстро восстановят потерянные силы, — сообщила миссис Туркин, выводя названия в своем блокноте. Оторвав листок, колдунья протянула его парню. – Если будут какие-то проблемы, приходите.

— Да, спасибо, — устало откликнулся Поттер.

— Всего вам хорошего, — кивнула женщина.

URL
2013-07-12 в 01:16 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Самое неожиданное, что Гарри сдержал свое обещание об отдыхе, даже не предполагая, что ему это удастся.

Переодевшись и перевоплотившись в Эди Миддла, он вернулся в паб в Лютном переулке и нырнул в привычное место сбора темных магов.

Тишина и запустение были ему приветствием. У голой стены на лавке сидел Энджи, старый лысый пират. Он курил трубку и гонял по дну бутылки остатки рома. Заметив пришедшего мага, он крякнул и проскрипел противным голосом:

— Сказано, чтобы вы не появлялись здесь неделю. На дно лечь велено.

Гарри ухмыльнулся.

— А тебя сторожем поставили? – издевательски произнес он.

— Катись отсюда, щенок, пока я тебе не наподдал, — угрожающе произнес он, выпуская дым изо рта.

Поттер развернулся и пошел обратно.

«Неделя без Пожирателей!» — мрачно радовался он, бредя по Косому переулку. Такое затишье было не в первый раз, поэтому особого повода волноваться не было.

Гарри чуть не вскрикнул, почувствовав, как ему на плечо села большая птица. Недобро посмотрев на животное, он прошипел:

— Ты что, совсем манерам не обучена?

Та в ответ ухнула и протянула лапку.

Поттер развязал шнурок и взял свиток. Сова взлетела и потерялась среди шпилей крыш. Гарри еще пару секунд смотрел ей вслед, а потом перевел взгляд на послание. Сняв чары невидимости, он обнаружил Министерскую печать и сразу догадался, что это. Быстро спрятав пергамент во внутренний карман жилета, он пошел в сторону Дырявого котла.

Пройдя через раскрывшуюся арку в паб, Поттер разместился в самом темном углу заведения, прихватив чашку чая с сэндвичами и свежий выпуск Пророка. Развернув газету, он принялся просматривать страницы, немного подсвечивая палочкой. На первой полосе было, конечно же, нападение на Роствиль. Гарри обратил внимание на имена убитых судей.

«Юстус Ворствуд и Бродерик Роквуд»

Под ложечкой засосало.

«Роквуд. Родственник Руперта Роквуда?» — размышлял маг.

Гарри долго сидел, задумчиво смотря на изрезанный и чем-то заляпанный стол, пока не вспомнил, что один из его друзей мог помочь с подробной информацией. Что ж, остается только дождаться, пока спадет действие оборотного.

Читать газету дальше он не стал, хотя и считал, что это опрометчиво, но воспоминания были еще свежи, и дальше себя накручивать — дело бессмысленное. Погуляв по улицам Лондона еще около четырех часов, Гарри переместился в знакомый парк и дошел до больницы. Прибыв в Аврорат, он заглянул в свой кабинет, чтобы переодеться. В это время его внешность менялась. Надев очки и причесавшись, Поттер осмотрел себя в зеркало, которое висело в шкафу на двери. Удовлетворившись своим видом, он подошел к столу и распечатал послание от Скримджера.

Прочитав прошение о помощи в наложении щитовых чар на двадцать с лишним деревень, Гарри обреченно вздохнул. Сев на стул, молодой человек написал ответ о своем согласии. Открыв небольшую инкрустированную камнями шкатулку, он положил туда сложенный листок со своей подписью на обороте. Крышка закрылась, и раздался легкий хлопок.

Выйдя в коридор и прикрыв за собой дверь, герой магического мира отправился через переход в соседний отдел, а там, вступив в полыхающий изумрудным пламенем камин, исчез.

Спускаясь на дребезжащем лифте на нижние этажи Министерства магии, Гарри вспоминал не самые приятные моменты, связанные с этим местом.

— Не верю своим глазам! Гарри Поттер собственной персоной. Я уж потеряла надежду, что ты когда-нибудь решишься зайти ко мне, — изумилась, поднимаясь из-за заваленного книгами стола, Гермиона.

— Привет, — смущенно улыбнулся аврор. – Лучше поздно, чем никогда.

— Это точно. Я рада, что ты пришел, но не сомневаюсь, что загнало тебя сюда дело, — ухмыльнулась подруга, приглашающе махнув рукой в сторону одинокого истертого кресла.

— Да, я хотел кое-что узнать, если ты не против, — присев на край сидения, сознался Гарри.

— Ну, давай, — кивнула волшебница и, выдернув из-за стола свой стул, села рядом. Ее рабочее место было сильно заставлено древними томами, и, сядь она за него, ее бы просто не было видно.

— Ты знаешь что-нибудь о Бродерике Роквуде и его семье?

— Да, я несколько раз с ним встречалась, — понимая, чем вызван такой интерес, проговорила Гермиона. Она тоже читала утренний Пророк. – Он очень давно в Визенгамонте и осудил многих Пожирателей на поцелуй дементора. О его семье я знаю не так много. Его сын и невестка погибли в первую войну. Он растил внука.

— А жена?

— Она умерла около сорока лет назад от какой-то болезни, я не помню, — наморщив носик, покачала головой колдунья. — Кажется, оспа, но я не уверена.

— Я недавно познакомился с внуком Роквуда, — сообщил Поттер. – Ты не помнишь, называл ли судья его имя?

— Да, Руперт, — кивнула Гермиона.

— Да, это он, — хмыкнул Поттер. – Я не понимаю, зачем было подставлять под удар собственного деда?

— Может, была какая-то семейная тайна, Гарри. Помнишь, как было с Краучем?

— Возможно, — задумался он.

Подруга накрыла его ладонь своей.

— Ты вчера опять был с ними? – обеспокоенно спросила она.

Поттер кивнул, сжимая миниатюрные пальчики.

— Нора была очень близко, — тихо сказал молодой человек.

— Не волнуйся, Молли и Артур были у нас почти до глубокой ночи, бабушка никак не могла оторваться от внучки, — успокаивающе улыбнулась Гермиона. Гарри посмотрел в шоколадные глаза, и уголки его губ дрогнули вверх.

— Я счастлив, что все, что обитает в темных подворотнях Лютного, никак не затрагивает вас, — вдруг признался он.

Порой Поттер сильно боялся, что семья его друзей как-нибудь да пострадает. Кроме них у него не было никого настолько близкого.

Колдунья поднялась и, шагнув ближе, обняла его за голову. Парень прижался к ее животу, ощущая тонкий аромат приятных духов.

– Быстрее бы закончилось твое дело. Оно измотало тебя.

– Сегодня Кингсли отправил меня к психиатру, — фыркнув, пожаловался он. — Она посоветовала мне расслабиться, — мага душил нервный смех.

— Так сделай это, — просто сказала подруга, отстраняясь.

Гарри медленно втянул воздух и также выдохнул, беря себя в руки.

— Приходи к нам вечером. Мы уж точно заставим тебя развеяться, — Гермиона потрепала аврора по вечно торчащим волосам.

— Ты, что забыла, что у меня Снейп? Пожалуй, я составлю профессору компанию, — необычно удовлетворенно проговорил Поттер.

Уизли проникновенно посмотрела на юношу. Гарри заметил знакомый еще со школы взгляд и сделал бесстрастное лицо.

— Ну, только не начинай, — взмолился он.

— Гарри Поттер, когда последний раз у тебя была такая довольная рожа, то ты с метлой вприпрыжку бегал за Чарли Уизли.

— Ты преувеличиваешь, — фыркнул Поттер, отмахнувшись от подруги. – Я никогда не бегал за ним. Я ходил, — убежденно закончил он.

— Гарри, — сияя глазами, прошептала колдунья, — тебе нравится Снейп?

Поттер опустил взгляд на свои ногти и долго их рассматривал.

— Все понятно, — хмыкнула Гермиона. – Кто бы мог подумать.

Вот за что Поттер любил подругу, так это за то, что она не расспрашивает и никогда его не осуждает. Порой она может быть докучливой и нравоучительной, но чувствует момент, когда этого делать не стоит.

— Только Рона не пугай этим, — предупредил Гарри, блеснув глазами.

— Нет, ну что ты. Я не бессердечная.

— Пожалуй, мне пора, — заметил парень и поднялся.

— Я рада, что ты зашел. Если хочешь, я могу покопаться в деле Роквуда.

— Я был бы тебе очень благодарен, — кивнул Поттер.

— Хорошо. Заходи к нам почаще, а то Рон не знает уже, с кем о квиддиче потрепаться. Представляешь, я как-то зашла в детскую, а он Розе заметки из Вестника вместо сказки читает, — хихикнула Гермиона.

Гарри не удержался от смешка.

— Я зайду на неделе, — сказал он.

— Будем ждать.

Попрощавшись, Поттер отправился обратно к себе. Зайдя в кабинет, он забрал из шкафа мантию, в которой ходил к Пожирателям, и собрался было отправиться домой, как заметил за окном сипуху. Отложив вещи, Гарри открыл нежданной гостье. Она протянула ему лапку, и аврор отвязал письмо. Птица не улетала. Бросив на нее вопросительный взгляд, молодой человек отошел в комнату и сломал знакомую печать.

«Здравствуй Гарри.
Я очень благодарна тебе за своевременное предупреждение о статье. Известие было шокирующим. Мне бы хотелось знать, где он и все ли с ним в порядке?
М. МакГонагалл»


Гарри повертел письмо в руках, размышляя, сейчас написать ответ или предоставить это профессору. Решив, он подошел к птице и сказал:

— Лети, ответ я отошлю с другой совой.

Закрыв раму, когда животное исчезло в небе, Поттер, наконец, добрался до камина и переместился домой.

URL
2013-07-12 в 01:17 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Приятно было осознавать, что теперь в доме живет кто-то помимо тебя. Бренчание от ложки, задевавшей стенки котла, и стук ножа по разделочной доске, раздававшиеся с нижнего яруса коттеджа, стали почти музыкой для ушей молодого волшебника. Отнеся мантию в спальню и переодевшись в более домашний наряд (в брюки и темно-синюю рубашку с коротким рукавом), Гарри спустился в лабораторию. Прежде он даже мысли не допускал, что она у него когда-нибудь будет.

Приоткрыв дверь, он неосознанно несколько минут наблюдал за стоящим около стола человеком. Произошедший между ним разговор дал Гарри пищу для размышления. Для Снейпа согласие на его предложение не было чем-то простым, это точно. Поттер склонялся к мысли, что оно продиктовано скорее любопытством и усталостью от одиночества, чем высокими чувствами.

— И долго ты будешь думать, что я тебя не вижу? – спросил вкрадчивый голос.

— Я не сомневался, что вы меня заметите. Мне не было нужды вас прерывать, — невозмутимо сказал Гарри.

— Мне казалось, что вы собирались налаживать со мной отношения, — язвительно заметил зельевар, поворачиваясь к юноше и внимательно смотря ему в глаза. – Так почему вы так официальны, мистер Поттер? — имя он произнес подчеркнуто вежливо.

— Посчитал, что резкий переход на ты может быть... хм, тебе не приятен, — покачал головой аврор, ощущая, как становится труднее дышать от этого "перехода".

— Положим, что я не против, — мужчина взял ложку и принялся снова помешивать зелье.

— Хорошо, — Гарри подошел к столу и постарался понять, что варит профессор.

— Это для твоей спины, — пояснил Снейп, заметив сосредоточенный взгляд, обращенный к котлу. – Огненное проклятье оставило серьезный ожог.

— Так вот почему так чешется, — догадался Гарри и нахмурился.

Северус закатил глаза, но промолчал.

— Оно будет готово через час, — сообщил он.

Поттер подумал и произнес:

— Тогда я договорюсь пока с Добби об ужине.

— Было бы хорошо, — после короткой заминки, кивнул Снейп.

— Тогда ужин в шесть?

— Годится.

Поттер улыбнулся и ушел. Пока он поднимался наверх, ему в голову пришла идея. Возможно, стоит разбавить этот вечер бутылочкой приятного вина. Все же не каждый день начинаешь такое необычное дело, как налаживание отношений с таким человеком, как Северус Снейп. Конечно, немного настораживала возможная реакция мастера зелий, но не попробуешь – не узнаешь. Притом, Гарри нужно было рассказать ему о Драко.

С Добби он решил поговорить после того, как закупит все необходимое. И через пять минут Поттер уже был за воротами дома, а еще через две шел по Пикадилли.

URL
2013-07-12 в 01:18 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Выйдя из маленькой лаборатории, Снейп пошел на кухню, чтобы вымыть руки. Вытерев их о полотенце, он заметил на столе письмо. Любопытство подстегнуло его, и он взял пергамент. Поттер бы не оставил то, что не предназначено для чужих глаз. Во всяком случае, Северус на это надеялся. Пробежав текст глазами, он слабо улыбнулся.

Хлопнула входная дверь. Зельевар положил пергамент на место и, выйдя в гостиную, увидел, как Поттер стягивает с себя обувь. Гарри загадочно улыбнулся и пошел на кухню.

— Это пришло днем, — проговорил он, глазами показывая на уже исследованное Снейпом письмо. – Директриса интересуется о тебе. Я подумал, что ты захочешь сам ей ответить.

— Да, благодарю, — кивнул Северус, смотря, как парень выкладывает на стол продукты, среди которых была бутылка красного вина. Теперь ясно, куда тот отлучался.— Сегодня какой-то праздник? – поинтересовался он, переводя взгляд от напитка на младшего мага.

— Я подумал, что мы могли бы позволить себе немного расслабиться, — осторожно ответил Поттер и быстро продолжил: – притом, у меня неделю не предвидится моей ненавистной работы, — в его голосе слышалась откровенная радость.

Снейп помолчал, а потом спросил:

— Значит, Пожиратели затаились?

— Да, — Гарри подбодрило, что никаких возражений против его предложения не последовало. — Я никого не нашел на прежнем месте сходки. Только сторожа, — хрюкнул маг.

— Что Кингсли сказал о вчерашнем нападении? – присаживаясь на стул, поинтересовался Северус.

— Никого не поймали, есть только убитые, — все признаки веселья стерлись с лица Поттера. – Группы понесли немалый урон.

— Группы?

— Да, к нам присоединился Нортон со своими людьми.

Мастер зелий побарабанил пальцами по столешнице, напряженно думая, потом спросил:

— Если ты попадешь под подозрение, то тебя скоро призовут или нападут исподтишка... Как Труди вас созывает?

— Обычно мы сами приходим. У нас нет меток или чего-то, что служит оповещением на случай вызова. Группа несколько примитивнее в этом смысле. Если Труди захочет найти меня, то может заявиться на квартиру или послать туда кого-нибудь из наших. Пару раз ко мне прилетал его патронус.

— Вряд ли патронус может проникнуть в этот дом, — сузил глаза Снейп.

— Да, но я чувствую, когда что-то подобное пытается пробраться через барьер.

Северус неприятно ухмыльнулся.

— Тебе стоит подготовиться к теплому приему, Поттер. Когда ты придешь на собрание через неделю, если не выдернут раньше, Труди проверит всех и каждого. Угадай, кому достанется львиная доля, учитывая, что накануне ты был замешан в неудавшемся превращении Драко?

Гарри прошила холодная волна испуга. Быстро подобравшись, он перепроверил свой ментальный щит.

— Как..? — настороженно спросил он. — Я не ощутил проникновения.

— Не расслабляйся, даже если чувствуешь себя в безопасности! — наставительно изрек зельевар, пронзая его строгим взглядом. — Всегда держи блок, где бы и с кем бы ни был. Если хоть немного дашь слабину, то грош цена твоей маскировке.

Поттер опустил глаза и сжал кулаки. Тряхнув головой, он прогнал из нее тени прошлого. Снейп больше не его учитель, однако даже сейчас он мог заставить его почувствовать себя пустоголовым школяром.

“Выходит, что и тогда он почувствовал”, — осознал он.

— В ту ночь... когда... — Поттер замялся. — Я смог пробраться через твою защиту.

— Да, — самодовольно и снисходительно посмотрел на него Северус. — Однако же, увидел ты лишь то, что я показал. Не больше.

“Вот же змея”, — недовольно подумал Гарри.

— Раз ты знаешь про Драко, то плохие новости на сегодня все, — спокойно произнес он. — Я сожалею, что все так скверно получается.

Снейп вздохнул и ничего не добавил к его словам. Опустив взгляд на лежавшее рядом письмо, он взял его и покрутил в руках.

— Элвин, наверное, на чердаке. Ты можешь им воспользоваться, — тихо сказал Поттер, чтобы прервать неприятную тишину.

Северус кивнул, убирая листок в карман мантии.

Юноша щелкнул пальцами и замер в ожидании. Откуда-то сверху раздался шум, и через несколько секунд в кухню влетела свернутая газета.

– Вот, — протянул Гарри пойманную корреспонденцию. — Вчера погибли судьи Визенгамонта. Внук одного из них, Руперт Роквуд, является членом Группы. Это может быть зацепкой, — подумав, он добавил: — Кингсли нашел крота, который выдал заклинания щитовой системы Месмера. Это был архивариус Бушоп. Его внук также входит в ряды Пожирателей.

Зельевар внимательно выслушал его и молча уткнулся носом в газету. Поттер не стал его прерывать, и вместо этого позвал Добби, чтобы обговорить с ним детали ужина.

Домовик кивнул и попросил хозяев освободить помещение. Молодой человек подавил смешок, когда услышал, как Северус недовольно заворчал на эльфа, но, прихватив источник информации, перешел в гостиную.

Профессор разместился с краю дивана. Гарри, глядя на это, в голову пришла озорная мысль. Он не отказал себе в удовольствии подсесть к нему. Снейп, не замечая или только делая вид, увлеченно читал и не обращал внимания на Поттера. А парень в это время, взяв маленькую подушечку, положил ее в паре дюймов от бедра мужчины, и улегся на спину, свесив ноги с подлокотника. Блаженно вздохнув, он сложил руки на животе и закрыл глаза.

Слыша перелистывание страниц, Гарри наслаждался тишиной и по-домашнему теплой атмосферой. Он успел задремать, когда вздрогнул оттого, что ему на лицо упали газетные листки.

Стянув их, Поттер посмотрел снизу вверх на Снейпа. Тот гневно взирал на него.

— Что такое? – смущенно спросил Гарри, потирая нос.

— Мне казалось, что вы собирались вести себя сдержано, — переходя на официальный тон, сообщил мастер зелий.

— Так и есть, — кивнул аврор, садясь.

— Тогда к чему все это? — зельевар развел руками, показывая на место рядом с собой.

— Я просто лежал… тут, — заливаясь краской, пробормотал Гарри.

— Неужели? – издевательски процедил Северус.

Поттера вскочил на ноги.

– Извини. Я не знаю, что на меня нашло, не буду больше тебе мешать, — бросил он и, не глядя на волшебника, взбежал по лестнице.

Снейп его не остановил, провожая подозрительным взглядом.

Зайдя в свою комнату, Гарри прислонился спиной к двери и мысленно дал себе хорошего пинка за глупость.

«Идиотизм!».

Некоторое время маг слонялся по комнате, не зная, чем себя занять и в конце концов решил сходить в душ. Спина жутко чесалась.

Стянув с себя вещи и встав под упругие теплые струи, Поттер услышал стук в дверь спальни. Выключив воду и стерев с лица капли, он прислушался. Звук повторился. С растущим недовольством аврор выбрался из ванной. Надев очки и обмотав длинное полотенце вокруг бедер, он пошел открывать.

URL
2013-07-12 в 01:19 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Когда Гарри ушел, Северус долго смотрел на то место, где недавно располагался мальчишка.

“Как ему только в голову такое приходит?”

Громко стучавшее сердце не могло успокоиться. Вспотевшие ладони уже не так удивляли, а вот странное ощущение, что кто-то спокойно делил с ним уютную тишину и при этом не выкинул никаких неприятных неожиданностей, было новым. Снейп мог объяснить, почему прогнал Поттера: признаться, он не сразу заметил, как близко тот сел, но когда расслышал глубокое дыхание около себя, то сразу посмотрел на соседа.

Прошло не больше нескольких секунд, прежде чем призраки прошлого начали сплетать в его мозгу вероятную картину развития такого невинного поступка юноши. Как зеленые глаза распахиваются, рот кривится в ухмылке, совсем несвойственной Поттеру, и он вцепляется в него стальной хваткой. Сегодня ночью, задремав в кресле у его кровати, Северус как раз видел такой сон, не с участием парня, конечно. Давнишнее, но довольно болезненное воспоминание.

Волшебник потер переносицу, прогоняя недостойную идею запереться в спальне и наложить на нее все известные ему щиты, чтобы снова почувствовать себя в безопасности (особенно после вчерашнего!). Такое желание появлялось время от времени, но за последние три года оно почти забылось.

«Отличное начало, — невесело усмехнулся он, уже злясь больше на себя и свою чертову реакцию, нежели на молодого человека. – Зря я согласился на этот фарс. Лучше бы осталось все как есть», — он вздохнул и поднялся.

Сходив в лабораторию, маг проверил, достаточно ли настоялось зелье. Выудив из ряда пузырьков один среднего размера, он наполнил его тоником, закупорил и направился на кухню. Прихватив чистую тряпку, профессор заодно оценил готовность ужина. Времени должно было хватить на то, чтобы разобраться со спиной Поттера и спуститься к трапезе.

Дойдя до гостевой комнаты, Северус постучал.

Ему долго не открывали.

«Может, он решил обидеться?» — досадливо-возмущенно подумал зельевар.

Но дверь-таки распахнулась, и Снейп от неожиданности крепче сжал флакон.

Гарри стоял перед ним полуобнаженный с мокрыми волосами и все еще стекающими каплями по упругой коже, под которой выделялись отменно развитые мышцы. За очками блестели глаза, а губы поджались, выказывая недовольство.

— Северус? – прохладно спросил он.

— Я хотел заняться твоей спиной, — голос не подвел Снейпа ни в одной нотке.

Поттер секунду молчал, рассматривая мастера зелий, потом все же кивнул и, развернувшись, направился в ванную.

— Заходи, я сейчас, — бросил он.

Северус прикрыл дверь и подошел к кровати.

Гарри вернулся через пять минут в пижамных штанах и полностью сухой.

— Мне лечь? – безразлично спросил он.

Настроение волшебника было безвозвратно испорчено: он был сдержан и холоден, как Снейп и хотел.

— Да, — невозмутимо проговорил Северус, чувствуя себя отчасти виноватым в этой идиотской ситуации.

Поттер медленно, по-кошачьи запрыгнул на покрывало и, выдернув из-под него подушку, обнял ее и улегся.

Снейп размял пальцы, прогоняя нервную дрожь, и присел рядом. Наверное, ему было бы проще, будь Поттер очередным его пациентом или незнакомцем. Вряд ли бы тут помогли и перчатки, которые всегда защищали мужчину от тактильного контакта. Смочив белую ткань настоем, он принялся осторожно смазывать покрасневший ожог, украшавший спину юноши от лопаток до поясницы. Края раны с каждым мазком подсвечивались и начинали засыхать.

Гарри передернуло.

— Что-то не так? – спросил профессор, видя, как напрягаются мышцы на спине молодого человека.

— Жжет.

— Терпи, так и должно быть.

Заметив, что мальчишка отвернулся от него, маг нахмурился, ощущая, как в груди неприятно закололо.

— Я был неоправданно резок и не хотел тебя задеть, — нехотя произнес он. — То, что ты пытался сделать на диване… Как ты недавно выразился – это слишком резкий переход. Если ты считал, что я спокойно отреагирую на такой вызывающий поступок, то ты крупно ошибался. Я еще раз предлагаю вернуться к тому, что было. Лучше, если ты...

— Я могу перевернуться? – нейтральным тоном прервал его Поттер.

— Нет, ожог должен полностью покрыться коркой. Она потом рассыплется, и тебе придется еще раз посетить ванную, — ровно ответил Северус, нахмурившись.

— Хорошо, сколько мне еще лежать так?

— Пару минут, – внезапно желчно процедил Снейп, со щелчком закрывая пузырек и поднимаясь.

Безразличие юноши и, скорее всего, пострадавшая гриффиндорская гордость насторожили его и дали понять, что к пониманию они вряд ли приблизятся.

— Я буду в лаборатории, — бросил он и стремительно направился к двери.

— Нет уж, постой, — остановил Гарри. Медленно перебирая руками, он приподнялся и сел на корточки. Повернувшись лицом к зельевару, он повел плечами от необычного процесса, происходящего на спине, затем похлопал по постели рукой, приглашая мага сесть обратно.

Северус скривился на этот жест и подошел ближе, но не сел.

— Ты утверждал, что доверяешь мне, — пронзительно смотря в темные глаза, припечатал Гарри. – Или мне дать тебе другую клятву? – губы изогнулись в провокационной улыбке, но взгляд был серьезным.

— Неотесанный болван, эта выходка может стоить тебе жизни! – гневно рявкнул профессор.

— Сядь, пожалуйста, — игнорируя высказывание волшебника, настоятельно попросил Поттер.

Снейп с полминуты сверлил наглеца взглядом и, наконец, сел. Спустя секунду он не мог точно понять, жалеет он, что выполнил просьбу, или нет.

Гарри придвинулся ближе к нему и, смотря в глубокие, как ночь, глаза, медленно потянулся ладонью к вмиг побледневшему лицу. Он не делал резких движений и наблюдал за реакцией Северуса. Поттер давал возможность застывшему и напряженному, как струна, мастеру отклониться, уйти или накричать на него, но тот молчал и не шевелился. В его взгляде не было страха, лишь ожидание и, возможно, вызов самому себе. В нескольких миллиметрах от его щеки, рука замерла и очень осторожно погладила нежную кожу.

Стараясь бороться с усилившейся дрожью и желанием отстраниться, Северус неосознанно прикрыл глаза. В груди становилось тесно. Сильного раздражения или паники действия Гарри не вызвали, даже память молчала, не подкидывала аналогичных ситуаций, закончившихся неприятными событиями.

«Может, потому, что раньше такого не случалось?»

— Посмотри на меня, — хрипло попросил Поттер.

Снейп втянул через нос воздух, сглотнул вставший в горле ком и бесстрашно, даже прохладно взглянул на молодого человека.

— Северус, — он легонько погладил подбородок мужчины, прошелся по ямочке у края губы и опустил руку, – там, на диване тебе ведь не понравилось, что я могу коснуться тебя?

Взгляд мастера зелий стал жестче.

«Замечательно», — чуть не зарычал Снейп и уже собрался начать гневаться, как Гарри поразил его следующими словами, произнесенными тихо и очень мягко:

— Я не собираюсь набрасываться на тебя и уж точно не хочу нервировать. Ты не должен беспокоиться об этом.

Сладость сочетания почти шепота и слов, смысл которых удавалось слышать лишь в собственных затаенных мечтах, не позволили Северусу открыть рот и сказать все, что он думает. Наоборот, это заставило его молча анализировать. Мозг без устали искал подвох, ну хоть малейшую насмешку, фальшь во взгляде или мимике лица Поттера, но ее не было. Снейп видел неподдельное участие и искренний интерес к себе. Как и сегодня утром, когда мальчишка неуклюже предлагал ему «дружбу». Поразительно.

Зельевар глубоко вздохнул и ухмыльнулся.

— Я понял, Гарри, — ему было одновременно смешно и трогательно. Наверное, услышь он то, что ему сказал юноша, от кого-то другого, никогда бы не поверил. — Не стоит разговаривать со мной, словно я болен и не знаю, что такое отношения, — он поднял руку, прерывая возмущение парня насчет последнего слова. – Я уверен, что именно к этому ты сведешь нашу «дружбу». Я хочу сказать, что бы ты ни увидел из твоих ночных наблюдений за мной, имей в виду, что я не настолько сломлен. – И, поколебавшись немного, он уверенным движением положил свою руку поверх чужой, вызвав этим удивление и надежду в зеленых глазах. – Я бы хотел сказать тебе, что да, конечно, ты можешь позволить себе бытовые касания или что-то более личное, но я не могу гарантировать той реакции, что ты, возможно, ожидаешь.

— Что ты имеешь в виду? – удивился Поттер, чувствуя облегчение оттого, что старший волшебник готов идти ему навстречу.

Северус покусал губы и пояснил:

— Когда до меня дотрагиваются… мне это неприятно, ты это уже понял, — кивнул он своим мыслям и добавил: — касания выводят меня из себя. Эпизод с проклятьем тому подтверждение, — с тяжелым сердцем закончил он.

— Может, все дело в том, что ты не знаешь никаких других прикосновений… кроме «тех»? — осторожно проговорил Гарри.

В его взгляде не было той жалости, что можно было ожидать, но слова для Северуса все равно приятными не были. Снейп наградил его долгим взглядом.

— Ты ошибаешься.

Мастер с достоинством поднялся и направился к двери.

— Северус, в этом нет ничего страшного… — попытался хоть как-то исправиться Гарри.

Снейп лишь фыркнул и вышел из спальни, хлопнув дверью.

URL
2013-07-12 в 01:19 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Поттер еще долго тихо и нервно смеялся, пока не ощутил, что от его спины отваливаются кусочки омертвевшей кожи. Скривившись, парень сполз с кровати и, стянув покрывало, отнес его в ванную. Нужно было принять душ.

Когда через несколько минут он застегивал рубашку, появился Добби и сказал, что ужин готов.

— Я забыл сказать, что буду платить тебе по галеону в неделю, — спохватился молодой человек.

— Сэр, Добби не нужны деньги от Гарри Поттера, — возбужденно заверил его эльф. – Добби рад служить вам просто так, сэр.

— Но в Хогвартсе ты получал зарплату, — возразил Гарри.

— Да, и Добби этого достаточно, — заупрямился домовик, складывая тоненькие ручки на груди.

— Ну, ладно, — неохотно согласился Поттер. Спорить с эльфом было бесполезно, а замашек Гермионы он не имел, поэтому сменил тему. – Профессор уже вышел из подземе… подвала?

— Нет, сэр. Добби, его позовет.

Домовик с хлопком исчез, а Гарри повернулся к зеркалу, размышляя: оставить расстегнутые верхние пуговки или не искушать судьбу? Маг вздохнул и, плюнув на все, застегнулся.

«Усугублять не стоит, случай не тот, как и человек» — подумал он, выходя из комнаты.

Добби накрыл в гостиной, выставив туда большой стол и пару преобразованных стульев. Запах, шедший от утки и тушеных овощей, был замечательным. Поттер принес вино и услышал шаги на лестнице в подвал.

Расправившись с пробкой, он невинно улыбнулся Снейпу, который был чернее тучи. Пока он разливал вино, его гость что-то делал на кухне, но, когда Гарри сел на свое место, Северус зашел в комнату. Расположившись напротив, он не проронил ни слова. Юноша, соблюдая правила приличия, пожелал ему приятного аппетита. Тот сдержано вернул любезность.

Некоторое время стояла тишина. Поттер не пытался завязать разговор, прекрасно понимая, что для начала дракона нужно задобрить, то бишь, накормить! Он и сам был не прочь перекусить. Спустя четверть часа вино и вкусная еда сделали свое дело, волшебники немного расслабились, и Гарри заметил, что лицо зельевара смягчилось, а спина перестала выглядеть так, словно он проглотил палку.

— Расскажешь о своем последнем изыскании? – решился Поттер, вертя в руках вилку.

— Сомневаюсь, что тебе будет интересно, — даже не посмотрев на него, парировал Снейп.

— А ты попытайся, — не отставал аврор.

Мастер зелий в упор посмотрел на Гарри, отпивая из бокала. Казалось, он размышляет, стоит ли тратить время на ответ?

— Уже год я пытаюсь составить рецепт зелья от «зеленой катаракты[1]». На прошлой неделе я испытывал несколько ингредиентов, достать которые удалось весьма непросто, но Пожиратели не дали мне закончить, — последнюю фразу он произнес с досадой.

— Объясни, пожалуйста, что такое катаракта? – с любопытством попросил Гарри.

— Это болезнь глаз, — коротко пояснил Снейп. – Она быстро поражает зрачок и вызывает слепоту, хотя и не полную. Я долго пытался понять, как она прогрессирует, и что именно отвечает за переход на следующий этап заболевания. Каждый раз эффект менялся. Однажды наблюдаемый мной пациент начал убеждать меня, что видит будущее, — профессор не сдержал смешка. – Но потом он заявил, что разговаривал с Мерлином, и тот посоветовал ему отличный табак.

— У тебя есть пациенты? – удивился Поттер. – Откуда?

— Я сотрудничаю с лабораторией Святого Мунго, — пожал плечами Северус. – Когда мне нужны подопытные, я ищу их именно там, — закончил он с нехорошей улыбкой.

Гарри никогда не интересовался, чем занимался Снейп, считая, что тот по-прежнему преподает в Хогвартсе. Это, конечно, так и есть, но очевидно, что после войны у него появилось время на собственные эксперименты. Порой Поттер натыкался в газетах на заметки о зельях мастера, но не задумывался о том, на чем основаны реальные подтверждения их действенности. Он привык думать, ― наверное, это въелось ему со школы, ― что все изобретения бывшего учителя несомненно действенны. Поттер покачал головой, но продолжил разговор:

— Те ингредиенты, что ты исследовал, они очень важны для проекта?

— Думаю, среди них может быть именно тот недостающий, который завершит рецепт. Но это еще предстоит проверить.

— Если хочешь, я могу заглянуть за ними в Месмер? — предложил Гарри.

— Нет смысла. Они уже испорчены. Тем более, для разбора на составляющие мне понадобится намного больше, чем несколько элементов, — качнул головой зельевар. — Но за предложение спасибо.

Поттер улыбнулся и отсалютовал бокалом.

— Я мог бы попытаться достать новые, — предложил он.

— Не стоит, — отрезал Снейп.

Гарри не обиделся и в течение еще полутора часов расспрашивал о некоторых зельях, которые ему были интересны в рамках его работы. Однако, когда тема исчерпала себя, беседа медленно перетекла на Хогвартс. Аврор был рад, что они не затрагивали его деятельность, приятнее было слушать спокойный голос собеседника и его саркастичные, но не лишенные юмора комментарии на истории, в которые попадали его студенты.

— За всю свою преподавательскую практику не видел, чтобы даже самому безмозглому хаффлпаффцу или гормонально нестабильному гриффиндорцу пришло в голову стащить пестик из моего класса и воспользоваться им таким… своеобразным образом. Это же какое отсутствие фантазии и смекалки! — обычно скупой на эмоции зельевар еле сдерживал смех, рассказывая о приключение пятикурсника Слизерина, сумевшего привлечь его внимание. – Помню, какое красное лицо было у Поппи, когда она пыталась описать ситуацию, в которой оказался мой студент. Он ей наврал о взорвавшемся котле и неудачном падении на извлеченный из него предмет! – мужчина прикрыл глаза рукой и покачал головой, потом посмотрел на Гарри. — Хорошо, хоть Поппи поверила во все это. Не могу понять одного, как ему в голову пришло идти в больничное крыло? Может, это такой вид мазохизма?

Гарри хохотал и не мог остановиться. Во-первых, история была жутко неприличная и смешная, во-вторых, ее рассказывал сам декан Слизерина, в-третьих, Северус после трех часов их беседы вел себя, как нормальный человек. Во всяком случае, видеть его таким было непривычно.

Еще спустя час разговор начал затухать, и маги решили совместными усилиями прибраться на столе, игнорируя бегающего вокруг них Добби. Когда настало время расходиться по спальням, они вместе дошли до второго этажа. Гарри остановился у двери и посмотрел на продолжавшего путь к соседней комнате мага.

— Спокойной ночи, — сказал он и понял, как двусмысленно это прозвучало.

— Непременно, — Северус остановился около двери и обернулся. Его губы растянулись в язвительной улыбке, но было заметно, что он доволен вечером. – Спи спокойно, Гарри, — напоследок сказал он и скрылся в спальне.

Молодой волшебник покачал головой и зашел к себе. Все-таки ужин не обернулся катастрофой. Волшебник занялся приготовлениями ко сну.

«Как быстро все меняется», — зарываясь носом в подушку, подумал он. Мысль о рекомендованном снотворном была отброшена. Внутренняя боль от прошлой ночи никуда не делась, но произошедшие за этот день открытия каким-то чудом притупили горечь и вину. Это не было плохо. Поттер на собственной шкуре испытал, что, если поддаться угрызениям совести из-за того, что уже не в силах изменить, то это затянет его с головой в депрессию и надолго. Он не должен позволить себе расклеиться, еще есть дела, которые нужно закончить. Этого требует долг и желание убедиться, что все жертвы не были напрасными. Пусть начало непростых отношений окажется тем спасательным кругом, что удержит его от самого себя.

URL
2013-07-12 в 01:20 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Как и в позапрошлую ночь, Гарри был разбужен шумом, раздавшимся из комнаты соседа. Сразу поняв, что к чему, маг взял палочку и вышел в коридор.

Когда он зашел в спальню Северуса, там оказалось тихо, как в могиле. Поттер замер на пороге в нерешительности, смотря в сторону скрытой полумраком кровати. На этот раз было темнее обычного, так как ночное небо заволокло тучами, обещавшими пасмурное утро и неприятный сырой день. Спустя несколько секунд до его слуха донесся короткий стон. Так странно было слышать его после замечательного, наполненного смехом вечера.

Гарри подошел ближе, с трудом разглядев, что маг мечется во сне: одеяло упало на пол, а простыня сбилась.

— Давай… быстрее, — приказывал мужчина кому-то из своих демонов, до хруста сжимая пальцами угол подушки и скрипя зубами. – Закончи... и проваливай.

Поттер оценил обстановку и решил присесть на кровать. Снейп лежал почти посередине, поэтому молодой человек никак ему не помешает и не напугает. Волшебной палочки профессора нигде не было видно. Когда Гарри примостился рядом, то протянул руку и осторожно погладил спящего по мокрым волосам. Северус отпрянул от руки.

— Все будет хорошо, — торопливо зашептал юноша. – Ты в безопасности. Здесь никого нет.

Волшебник рядом с ним замер, словно прислушиваясь, а Поттер не переставал говорить успокаивающие и иногда, удивляя самого себя, почти нежные слова. Много лет прошло с тех пор, когда в его голосе могли проскальзывать особые ласковые интонации. Конечно, он не раз сюсюкался с малышом Рона и Гермионы или играл с Волчонком, но это совсем другое. Снейп был другим.

С полчаса прошло, когда Северус задышал глубже — кошмар отпускал его. Гарри не спешил уходить – такие сновидения редко надолго отступают. Кроме того, парень понял, что ему нравилось разглядывать столь открытого и эмоционального мастера зелий. Когда еще появится такая возможность?

Через десять минут, когда Поттер уже начал задремывать, мужчина снова окунулся в пучину ужаса, царапая лицо и шею ногтями. Гарри подполз к нему, в своих метаниях оказавшемуся почти на самом краю, и предпринял еще одну попытку дотронуться до влажной щеки ладонью, пытаясь хоть немного успокоить.

Поттер никогда не славился красноречием или способностью подобрать нужные слова для утешения: в каких-то ситуациях помогали объятия и ласка, в других — секс. Все это сейчас явно не подходило. Для Северуса эти методы неприятны.

Старший волшебник панически дернулся от его руки, чего стоило ожидать, но на этот раз сильнее: это привело к тому, что он чуть не скатился с кровати. Гарри и сам перепугался такой бурной реакции и почти в последний момент успел быстро схватить его за талию и резко пододвинуть к себе. Поттер застыл, почти на весу удерживая спящего. В грудь уперлись сильные руки, очень болезненно давя на ребра. Сжав зубы, Гарри не отпустил. Сделай он это, и Снейп ощутимо приложится спиной и головой об пол. Про себя застонав от дурацкой ситуации, аврор попытался уговорить его успокоиться:

— Северус, я ничего тебе не сделаю. Пожалуйста, не сопротивляйся, иначе я не смогу тебе помочь.

— Отпусти меня, — тяжело дыша, прохрипел тот, все еще находясь в объятьях сна.

— Я не могу. Ты должен мне верить, — почти умолял Гарри и потянул мага на себя, но тот резко надавил ему на грудь и его спаситель просто физически не смог выдержать.

С силой прижав Снейпа к себе, Поттер резко перевернул их. Маги упали: младший участник полета болезненно ударился затылком о деревянный пол, а профессор мягко приземлился на него.

Пока Гарри считал звезды, проснувшийся зельевар в шоке смотрел на свой неожиданный матрас.

— Я был бы рад глотнуть воздуха, — просипел юноша.

Северус скатился с него и выдохнул:

— Что ты тут делаешь?!

— Сам-то как думаешь? – потирая ушибленную голову, буркнул Поттер.

— Почему мы на полу?

— Я пытался не дать тебе упасть, но ты вцепился в меня, как клещ, и мы свалились вместе.

Снейп сначала ошарашено, потом недоуменно посмотрел на парня. Взмахнув рукой, волшебник зажег волшебные шары.

— Ну что опять не так? – раздраженно спросил Гарри, заметив его взгляд. – Я, правда, пытался только помочь.

Мужчина не знал, как реагировать на очередную неудобную ситуацию. Он сел на кровать. Заметив сбившуюся простынь и всклокоченное одеяло, он махнул рукой, приводя их в порядок.

Несмотря на пульсирующую шишку, Гарри видел, что Северус сбит с толку и слегка заметно волнуется. Он хотел уже открыть рот, чтобы пошутить, что сегодня обошлось без проклятий, как тот опередил его.

— Ты что-то говорил мне? – его голос пока еще не вернулся к своему сдержанному тону, и поэтому было непривычно слышать в нем участие и растерянность.

Поттер перестал морщиться, оторвав руку от головы, и медленно произнес:

— Да, пытался тебя разбудить.

— Что ты говорил? – уточнил Северус.

Гарри не сразу ответил, размышляя, стоит ли рассказывать всю ту ерунду, что он болтал.

— Ты иногда стонал что-то во сне. Мне казалось, что тебе больно или... В общем, я старался тебя успокоить, — пояснил он.

Снейп, казалось, обалдел от такого заявления и несколько секунд пребывал в ступоре.

Смутившись от того, что маг во время сна все же что-то слышал, Поттер еще минуту рассматривал пол, а потом поднялся и побрел к двери.

— Гарри, — отрывисто позвал Северус и после паузы добавил: – не уходи.

Юноша застыл, смотря на резной рисунок и стараясь протолкнуть застрявший в легких воздух.

— В смысле? – словно сквозь слой ваты, услышал он свой голос.

— Гарри, я… — маг с трудом заставлял себя говорить. Чувствовалось, как он сомневается, выдавливая следующее: — ты можешь оставаться со мной на ночь?

«Что, Волдеморт подери, это должно значить!?», — гремело в ушах у Поттера, а он не мог поверить услышанному.

— Зачем? – глупо спросил он, разворачиваясь.

— Мои сны после нападения стали более… красочными, а я не могу проснуться, если меня не встряхнуть, — казалось, Снейп переступает через собственную гордость, говоря это. Заострившееся лицо мрачнело с каждой секундой, он впивался подозрительным взглядом в Гарри, словно в любой момент, ожидая увидеть или услышать насмешку и унижение за свою просьбу.

— А зелье?

— Я к нему привык, — Северус покачал головой и, расправив плечи, уточнил: — так как?

— Да, но я не хочу нервировать тебя.

— Ты-меня-не-нервируешь! — возмущенно прорычал профессор, до хруста сжимая кулаки.

— Ну да, я вижу, — усмехнулся Гарри.

Зельевар отвернулся, пряча промелькнувшую в глазах эмоции.

— Спокойной ночи, Поттер! Будьте добры, закройте дверь с той стороны, — голос восстановился во всем своем великолепии презрения, цинизма и язвительности.

— Северус, я же не отказался, — мягко уверил Гарри.

— Я не собираюсь выслушивать твои намеки и шуточки, — процедил собеседник.

— О, Мерлин, да о чем ты?! Я и не думал смеяться, — устало вздохнул Поттер. – Я останусь с тобой.

Снейп молчал, отвернувшись от парня. Гарри заметил, как сильно сжались его губы. Забравшись на кровать и, не произнося ни слова, мужчина наколдовал еще одно одеяло. Метнув острый взгляд в Поттер, он бросил покрывало с другого края постели.

«Даже так», — мысленно хмыкнул юноша.

— Ты хочешь, чтобы я лежал рядом? – на всякий случай уточнил он. Все-таки, одеяло могло означать, чтобы Гарри не замерз, ну скажем, в кресле.

— Ты можешь лечь, — неохотно разрешил Снейп.

— Я мог бы наколдовать кресло. Я знаю, что тебе неприятно…

— Не заставляй меня пожалеть о том, что я тебе сказал, — прорычал Северус.

Поттер вздохнул и пошел к нему. Сев на кровать, он не удержался от очередного смешка.

— Что? – резанул голос из-за спины. Гарри не переставал дивиться способности Снейпа одним коротким словом заставить все внутри собеседника свернуться.

— Не думал я услышать такое предложение, учитывая, что некоторое время назад тебе не нравилось, что я близко сижу.

— Я, кажется, сказал… — свирепо начал мастер зелий.

— Нет, Северус, — перебил его Поттер, – я не жалуюсь и не насмехаюсь, просто удивлен.

Снейп громко втянул воздух, но промолчал. Больше не разговаривая, волшебники улеглись спать.

Гарри понадобился почти час, прежде чем его сморил сон. Северус еще долго лежал в напряженном молчании и тишине, размышляя, не совершает ли он ошибку, пока не услышал спокойное дыхание на другом конце кровати. Медленно усталость взяла верх и заставила его погрузиться в мир Морфея.

_____________________________________________________________________

[1] Глаукома (от греч. — цвет морской воды, лазурный) – тяжелое заболевание органа зрения, получившее название от зеленоватой окраски, которую приобретает расширенный и неподвижный зрачок в стадии наивысшего развития болезненного процесса – острого приступа глаукомы. Отсюда же происходит и второе название этого заболевания – «зеленая вода» или «зеленая катаракта» (от нем. «Grun Star»).

URL
2013-07-12 в 02:43 

Yami no Serena
Просто циничный романтик.
Какая пушистая (другого слова не подберу) глава!:heart::D

2013-07-12 в 11:43 

хХх-Лисена-хХх
Совесть не уберегает от греха. Она мешает получать удовольствие./Если над Вами постоянно смеются — значит, Вы приносите людям радость.
ljnkzncv, спасибо за главу, мне все больше и больше нравятся ваши произведения)):hlop:

2013-07-12 в 12:36 

Северус тут больше смахивает на дикобраза, чем на милого ежика:-D
Крайне противоречивый человек с громадными демонами внутри... Хотя тот факт, что он попросил помощи у другого человека, вселяет надежду. Или это скорее от отчаяния?
Про Гарри вообще молчу) Но иногда его излишняя осторожность будет напрягать Северуса, ведь тот еще не окончательно сломлен...
Спасибо за главу:white: Эх, избаловали Вы нас еженедельными главами:shuffle2:

2013-07-14 в 23:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Yami no Serena, хХх-Лисена-хХх, инна мис, спасибо!
~Vitus~, пишет:
Хотя тот факт, что он попросил помощи у другого человека, вселяет надежду. Или это скорее от отчаяния?
Еженощные кошмары очень сильно влияют на его самообладание, так что думаю здесь замешана усталость.
Про Гарри вообще молчу) Но иногда его излишняя осторожность будет напрягать Северуса, ведь тот еще не окончательно сломлен...
:-D Это точно!
Эх, избаловали Вы нас еженедельными главами
Боюсь, что после 8 главы я сделаю большой перерыв, чтобы написать вторую половину фика.

URL
2013-07-22 в 00:25 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Сон в своей собственной спальне еще никогда не был для Гарри таким странным, как в этот день. За ночь Северус не единожды будил его своими кошмарами, и один из таких случаев очень запомнился герою магического мира.

До конца не проснувшись и забывшись, Поттер инстинктивно попытался прижать к себе шипящего кому-то угрозы мужчину и чуть не схлопотал от него в глаз. Спасибо хорошей реакции и аврорской выучке, он успел вовремя увернуться!

Спать в одной постели с бывшим шпионом оказалось чревато последствиями.

Ближе к семи часам Гарри проснулся от чувства тревоги и сразу поискал соседа. Снейп, свернувшись почти на самом краю, как-то подозрительно всхлипывал и вздрагивал. Сонливость как рукой сняло. Поттер подобрался к нему поближе, ощущая себя беспомощным перед чужими слезами и жутко несчастным, что видит это. В этот раз успокаивающие слова мало чем помогли.

Зная, что подобное ни к чему хорошему не приведет, Гарри протянул руку и, почти не касаясь, провел ей по напряженной спине.

Сжавшийся волшебник судорожно выдохнул и, резко обернувшись, уткнулся носом в грудь парня. Поведение Снейпа было совершенно непредсказуемым, отчего юноша опять был сбит с толку. Несколько секунд он не мог пошевелиться, тупо уставившись на темную макушку, но потом, как-то совершенно естественно обнял его.

«Надеюсь, ты не задушишь меня, когда я засну», — зевая, подумал Поттер.


* * *

Сбросив с себя пелену дремы, Северус с удивлением не обнаружил в своем списке утренних недомоганий привычной усталости и мигрени, но почувствовал неожиданное тепло у носа и лба, а также, что его руки как-то странно лежат, словно он…

Темные глаза распахнулись, и взгляд уперся в темно-синий шелк чужой пижамы. Подняв голову, Снейп замер, понимая, что его обнимает Поттер, да и сам он отвечает ему тем же, не пытаясь оттолкнуть. Тело спокойно реагировало на близость. Это было... невероятно!

Не шевелясь, мастер зелий старался понять необычные ощущения. На некоторое время он даже почувствовал себя комфортно и вполне безопасно.

Мерлин мой, и с кем? С мальчишкой Поттером, которого не раз самому приходилось защищать и успокаивать. С бывшим учеником, которого заставил презирать и ненавидеть себя достаточно лет, чтобы это впиталось в кровь. Тем не менее, именно он всю ночь хранил его сон.

«Если его цель – затащить меня в постель, то он на верном пути, – вдруг подумал Северус и одернул себя. — О чем это я? Сам же вчера и разрешил ему спать рядом. Вот именно, что рядом, — в груди что-то заныло от стыда. – Я просто жалок».

Медленно начало подкрадываться волнение, никак не связанное с возбуждением. Освободив руку, Снейп сделал над собой усилие и осторожно, чтобы случайно не разбудить юношу, провел ей по его груди, ощущая великолепный рельеф мышц и приятный жар. Еще несколько секунд, показавшихся очень долгими, он смог вытерпеть растущее напряжение, после чего выбрался из объятий.

Несмотря на все сказанное Гарри, старшему магу было любопытно, насколько хватит этого гриффиндорского запала? Для Северуса было очевидно, что таким отношениям можно дать самое большее неделю, ну, может, и две, после чего они просто наскучат сексуально активному, пышущему молодостью и жаждой новых впечатлений Поттеру. Разве может кому-то нравиться еженощно утешать взрослого мужчину? Причем ничего с этого не имея. Снейпу от одной только мысли, что Гарри пришлось видеть и слышать его мытарства, становилось тошно и дурно.

К этому унижению его привело отчаяние. За последний год ему почти не снились сны о пытках и насилии, но эта неделя побила все рекорды. Кошмары изматывали его так, что днем начинали мерещиться отдаленные крики Лестрейнджей, пыхтение Эйвери или Нотта и смех Лорда. Разум, казалось, играл с ним злые шутки. Почти постоянно он находился во власти отголосков мрачных воспоминаний и порой не мог здраво реагировать на внешние раздражители, будь то голос Поттера или резкие звуки, которые всегда его сопровождали. Северус кожей чувствовал его взгляд и исходящую от него магию. Он никогда не был трусом, но это невольно нервировало. Только железная выдержка не позволяла ронять предметы или спотыкаться. Единственное, что он не мог скрыть – это внезапную дрожь.

Зайдя в ванную, Снейп принялся за утренние процедуры. Переодевшись в свою мантию, от которой пахло чистотой и свежестью (заслуга усердного домовика), он тщательно перепроверил, наглухо ли застегнуты пуговки сюртука. В доме Поттера не было холодно, но он всегда чувствовал себя увереннее в своей пусть теплой, но удобной одежде. Вернувшись в комнату, Северус заметил, что Гарри развалился посередине кровати, положив подушку на лицо, и тихо сопел. Ухмыльнувшись этой беспечности и открытости новоявленного шпиона, мастер зелий безнадежно покачал головой и вышел из комнаты.

Спустившись вниз, маг занялся варкой кофе. Только он поставил турку на огонь, как услышал шум из гостиной. Положив пакет с зернами на стол, Снейп отправился на звук. Камин потрескивал, оповещая о пытающемся пробраться через него госте. Еще пару секунд Северус наблюдал за выскакивающими зелеными искрами, надеясь, что у посетителя не срочное дело. Однако тот был настойчив. Зельевар развернулся и поспешил к Поттеру.

Войдя в спальню, он мгновенно оказался у кровати и мягко потряс парня за плечо. Гарри резко подскочил и подслеповато уставился на потревожившего его волшебника.

— Что-то случилось? – сразу же спохватился он и, перекатившись на другую сторону постели, взял с тумбочки очки.

— Кто-то хочет войти в дом по каминной сети, — сообщил Северус, подавая ему халат; сделав паузу, он спросил: – мне подстраховать тебя?

— Не надо, это могут быть коллеги с работы, — Поттер взял одежду и, на ходу натягивая ее, помчался вниз.


* * *

Взмахнув палочкой, хозяин дома распечатал камин. Вспыхнуло зеленое пламя, и из него вышел не кто иной, как Министр Магии.

— Мистер Поттер, что это значит? – недовольно осведомился он. – Мы должны были встретиться с вами пять минут назад у меня в кабинете.

«Твою мать! — мысленно выругался аврор. – Как я мог забыть про деревни?»

Нельзя было терять лицо, поэтому он принял смущенно-раскаивающийся вид и сказал:

— Прошу прощения, сэр. Недавно у меня был рейд, и мне с лихвой досталось. Потребовалось время, чтобы привести себя в порядок, — врал и не краснел Герой магической мира.

Министр осмотрел парня внимательным взглядом и не стал больше возмущаться. Сложив руки на трости, он понимающе кивнул и сухо ответил:

— Строгого графика у нас нет, и если вы готовы начать наше дело, то я мог бы подождать, пока вы соберетесь.

— Благодарю вас, — слегка удивившись, кивнул Поттер. – Прошу вас, располагайтесь, — учтиво предложил он, жестом приглашая гостя присесть. – Мне нужно несколько минут.

Скримджер опустился на диван, а Гарри, развернувшись, поторопился наверх. Зайдя в спальню и прикрыв дверь, он услышал насмешливый голос:

— Занятные у тебя отношения с Министром Магии, — Снейп сидел в преобразованном кресле у окна, закинув ногу на ногу. – Он приходит к тебе домой, проглатывает сомнительные объяснения и спокойно предлагает подождать. Насколько я знаю, Скримджер не тот человек, который позволит собой распоряжаться. Я в недоумении и восхищении! – не скрывая своего изумления, поднял он брови.

Поттер махнул рукой, словно отгоняя надоедливую муху.

— Случаются вещи, которые заставляют забыть обо всем на свете. Притом, полноценный сон – лучшее из лекарств. Даже моя память решила меня не беспокоить ради такой благой цели, — оправдался он.

Выудив новую мантию из шкафа, Гарри начал переодеваться, не позаботившись для приличия выйти в ванную комнату. Украдкой бросив взгляд в сторону старшего волшебника, он получил истинное удовольствие от вида румянца, появившегося на бледных щеках.

— К твоему сведению, сейчас уже десятый час, — раздраженный таким вызывающим представлением буркнул Снейп и уставился в окно.

— Я сегодня не выспался, — не дрогнув, парировал Поттер.

Юноша взмахом руки завязал шнурки на ботинках и накинул мантию, застегнув ее на застежки в виде восьмерок.

— Все, я пошел. До вечера, — кинул он и, не дожидаясь ответа заметно помрачневшего от его слов Северуса, выбежал из комнаты.

Спустившись вниз, он сообщил Министру, что готов идти.

— Замечательно, — Руфус поднялся и проинформировал: – первая деревня — Вествиль. Прибудем в дом моей хорошей подруги Мариэтты Вейнс. Она нас уже заждалась.

Гарри протянул волшебнику горшочек с порохом. Скримджер бросил щепотку в огонь и исчез в языках пламени. Аврор поставил сосуд на полку и, глубоко вздохнув перед тяжелым днем, последовал за ним.

URL
2013-07-22 в 00:26 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

— Я в курсе вашего участия в деле с новыми Пожирателями, — признался Министр, когда маги шли к дому, чтобы отправиться в следующий пункт назначения.

Их сотрудничество протекало продуктивно: Руфус быстро объяснял Гарри, какой щит надо поставить, чтобы получился прочный купол, и тот без возражений его возводил. Глава магической Британии «по секрету» рассказал Поттеру, как будут скрываться заклинания, использованные для обороны деревни. На этот раз их не станут вносить в единый список, а разобьют на части и разделят между доверенными лицам правительства: один Министру, а два других начальникам Отдела Тайн и Аврората. Гарри одобрил такое решение.

Его спутник немного помолчал и продолжил:

— Неделю назад я получил полный отчет о деятельности Пожирателей за полгода, а также прочитал ваши рапорты. Я думаю, Кингсли уже сделал выводы по всему этому и наверняка рассказал о них вам?

— Вы знаете, что обычно со шпионом догадками не делятся, — качнул головой Гарри.

— Однако у вас наверняка есть свои мысли по этому поводу? — хитро протянул собеседник.

— Мне кажется, что все дело в мести, — пожал плечами Поттер.

— Месть? – удивился седовласый мужчина. – Я думаю, что здесь все куда серьезнее.

Гарри промолчал, давая понять, что внимательно слушает.

— Если посмотреть по первым двум деревням, что были атакованы, то там погибли три влиятельных политика, один из которых был моим соперником во время выборов, двое старейших гоблинов и один верховный судья, место которого в дальнейшем занял Бродерик Роквуд. Теперь мы знаем, что он последовал за своим предшественником. Как и Юстус Ворствуд. Затем, постепенное запугивание людей, — он сделал небольшую паузу и заключил: — это захват власти.

— А как же разрушение маггловских пригородов? – задумчиво произнес Поттер.

— Да, это тоже меня сначала смутило, но не запутало. Подобные разгромы обычно используются для отвода глаз. С моей точки зрения, ход довольно бесхитростный, но мы ведь до сих пор не знаем, с кем имеем дело, — покачал он головой и возбужденно заметил: — когда напали на Месмер, и через несколько дней был обнаружен труп Снейпа, — Гарри вздрогнул на имени Северуса, — я больше не сомневался.

— Как смерть профессора Хогвартса могла вас убедить? – полюбопытствовал он.

— Гарри, вы лучше меня знаете, кем был этот человек, — как-то загадочно проговорил Скримджер, улыбнувшись собеседнику уголком губ. – Многие считали, что Снейп еще та темная лошадка. Даже после того, как его оправдали, ходило мнение, что, служа двум господам, он сумел урвать свой "кусок мяса", будь то знания или сила. Добавьте сюда то, кем он стал в глазах магической общественности после обнародования Омута памяти Альбуса Дамблдора – герой и мученик. Это сделало его реальной угрозой новому темному сопротивлению. Такой же серьезной, как и вы, – многозначительно заметил он. – Поэтому его решили убрать до того, как мы сможем обратиться к нему.

— Но Кингсли не стал просить его…

— Да, вместо него он обратился к вам, — согласился Министр. – Я был крайне удивлен, когда вы согласились, — маг пребывал в искреннем недоумении.

Гарри молча осматривал окрестности. Он часто общался с Руфусом и, наверное, этого было достаточно, чтобы тот смог сделать выводы о его характере. Поэтому подобные суждения Поттера не удивили.

Они уже дошли до дома, но заходить не спешили.

— Так сложилось, — нехотя ответил Поттер и, посмотрев в глаза собеседнику, добавил: — я уже решил, что уйду после поимки заварившего эту кашу.

Скримджер несколько секунд смотрел на него.

— Позволите дать вам совет, Гарри?

Поттер заинтригованно кивнул.

Министр внимательно всматривался в зеленые глаза и вдруг искренне улыбнулся.

— Не забывайте жить, — коротко произнес он и, развернувшись, пошел в дом, но напоследок тихо посоветовал: — будьте осторожнее, у меня предчувствие, что вы тоже есть в их списках.

— Спасибо за беспокойство, — удивленно пробормотал Поттер. — Вот только быть осторожнее получается из рук вон плохо, учитывая, куда я хожу каждую неделю, — он последовал за спутником.

Они переместились в следующую деревню.


* * *

Весь день Северус провел в лаборатории, совершенствуя сонное зелье. На самом деле он уже давно опробовал почти все модификации, но сидеть без дела было выше его сил. Будь его воля, он занялся бы новым экспериментом, но, не имея нужных ингредиентов, приходилось довольствоваться малым. К сожалению, приобретение нужных компонентов вызывало трудности: зельевар должен был лично посетить аптеки и некоторые леса, чтобы отобрать подходящие травы.

Покрошив в котел иссушенные цветы ромашки, добытые Добби из его личных запасов в Хогвартсе, он помешал снадобье и прикрыл крышкой. Осталось доварить еще пятнадцать минут. Отложив черпак, маг отошел к другому столу, и водрузил на него еще один среднего размера сосуд.

Поттер не распространялся о своих делах с Министром, но наверняка это было что-то официальное и нудное.

«Но не мешает подстраховаться восстанавливающим», — здраво рассудил он, наполняя емкость водой и разжигая огонь.

В череде произошедших терактов пострадали многие магические поселения. Возможно, Гарри понадобился как раз для того, чтобы привести в порядок систему защиты.

Спустя некоторое время волшебник прервался на чай. Колдуя над чайником, он заметил, что стрелки на круглых часах, висевших на стене, уже подтягиваются к пяти часам. Еще один день клонился к закату. Вздохнув, он налил в заварник вскипевшую жидкость.

URL
2013-07-22 в 00:27 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Проверив очередной развернувшийся и вспыхнувший щит над домами, Министр предложил на этом закончить и продолжить через день. Требовалось время для восполнения магических сил. Гарри охотно согласился, уже ощущая слабость от истощения.

— Смею надеяться, что в следующий раз вы появитесь вовремя? – лукаво спросил Скримджер, когда они переместились в его кабинет.

— Конечно, сэр, — без особого энтузиазма кивнул Поттер и, попрощавшись, отправился домой.

Выйдя из камина в гостиную, он расправил плечи и глубоко вздохнул. Слух не сразу уловил раздававшиеся из подвала бренчание и бульканье.

Улыбнувшись, юноша пошел наверх. Остановившись у двери гостевой спальни, он задумался – можно ли теперь считать, что у них с Северусом общая комната, или парень должен был навещать его только во время сна? Стоило выяснить этот вопрос.

Переодевшись и ополоснув лицо прохладной водой, Гарри почувствовал себя намного лучше. Позвав Добби, он попросил его приготовить что-нибудь, а потом спустился вниз. Как и прошлым вечером, он бесшумно вошел в лабораторию и прислонился плечом к косяку. Отчетливо пахло каштановым медом и еще чем-то необычным, что Поттер не смог идентифицировать. Первый ингредиент ассоциировался у него с сонным зельем. Несомненно, профессор не тот человек, кто опускает руки. Поттера это нисколько не удивило.

Снейп задумчиво наблюдал за кружением золотистых завитков пара над вторым котлом. Огонь был потушен. Кажется, мастер ожидал, пока жидкость остынет.

— Опять следишь за мной, — раздраженно проговорил он.

— Если бы я это делал, то ты бы меня не услышал, – насмешливо откликнулся аврор.

— Сомневаюсь, — с капелькой превосходства заключил маг, снисходительно посмотрев на молодого человека. — Скрип винтиков в твоей голове невозможно не услышать, так же, как и половицы на лестнице, по которой ты спускался, — намекнул он, затем повернулся обратно к своему зелью и спросил: — так какая была надобность стоять здесь и молчать?

— Может, мне нравится смотреть, — ничуть не обидевшись, развел руками Гарри, и, подойдя ближе, миролюбиво сказал: – я попросил Добби накрыть стол. Присоединишься ко мне?

— Я уже перекусил… но могу составить тебе компанию, если хочешь, — нейтрально отозвался Снейп.

— Да, — Поттер помолчал несколько секунд и добавил: — нам надо кое-что обсудить.

Взглянув в лицо Северусу, Гарри отметил, что с него исчезли даже едва видимые признаки интереса, с которым он следил за перетеканием цвета настоя от чуть золотого к насыщенно-желтому.

— Я приду через пять минут, — сказал Снейп деревянным голосом.

Удивленно подняв брови, Поттер не проронил ни слова.

“Ну и что на этот раз вам не по нраву, профессор?” — озадачился Гарри.

Наверное, прошла не одна минута, в течение которых он размышлял, начать разговор сейчас или все же обождать.

— Раз уж ты не собираешься уходить, то могу я узнать, о чем пойдет речь? — как-то натянуто и в тоже время резко поинтересовался мастер зелий.

— Ничего особенного, — уверенность парня дала слабину, поэтому он замялся, перед тем как продолжить. — Я хотел уточнить, что будет для тебя приемлемым — чтобы мы жили в одной комнате, или мне приходить только ночью?

Снейп долго молчал, как-то неестественно неподвижно. Его потемневший взгляд впился в молодого человека, словно собирался прожечь дыру у него в голове. Поттер сначала не заметил, как двусмысленно прозвучала его фраза, но догадка настигла его спустя долгое мгновение, и Гарри прошиб холодный пот от предчувствия бури.

— Я ничего не имел в виду... Я не против оставить все, как есть, — поспешил заверить он, для верности помотав головой и выставив в защитном жесте ладони.

— Это будет разумно, — строго согласился Северус, поведя плечами, словно разминая сведенные мышцы. — Не стоит воспринимать мою просьбу так близко к сердцу, Поттер.

Гарри облегченно выдохнул и кивнул.

— Хорошо, — улыбнулся он и попытался замять неловкий момент, чересчур жизнерадостно проговорив: — Министр загонял меня сегодня. Мы восстанавливали барьеры вокруг шести наших поселений.

— Неужели устал от такой чести? — ехидно поддел Снейп.

— Ты хоть когда-нибудь перестанешь насмехаться надо мной? — фыркнул Поттер.

Зельевар наигранно удивленно поднял бровь.

— А что тебе не нравится? Сейчас твоя слава оправданна.

Этот вопрос неожиданно заставил Гарри задуматься о словах Скримджера. Действительно ли Северуса пытались убить из-за его силы и способности помешать эскалации террора и захвату власти? Не слишком ли это много для одного человека? Его могли убить всего лишь по прихоти того же Малфоя.

— Видимо, я подал тебе тему для глубокого самоанализа, — хмыкнул Северус и, взяв черпак, принялся разливать зелье по бутылочкам. — Осторожнее, не заблудись.

Гарри фыркнул и некоторое время молчал, наблюдая за неторопливой, но четкой работой профессора.

— Ты говорил, что не захотел бы больше заниматься шпионажем, — напомнил он. — Но если бы была нужда... скажем, если бы Кингсли попросил тебя помочь с новыми Пожирателями. Ты бы...

— Он просил, — кивнул Северус, сцеживая остатки жидкости в большую банку с узким горлом.

Поттер сузил глаза, глядя на волшебника.

— Ты же говорил, что ничего не знаешь про Группы, — в душе появилось подозрение и какое-то неприятное чувство.

— Кингсли пытался привлечь меня для разведывательной работы, но он не вдавался в подробности, где именно, — спокойно проговорил мастер, закупоривая склянку тугой пробкой. — Только когда Пожиратели начали активно действовать, я понял, куда меня хотели послать.

— Значит, не согласился? — подозрительно уточнил Гарри.

— Это очевидно, — маг развернулся и протянул Поттеру флакон с зельем. — Перед едой очень кстати.

— Спасибо, — взяв его, поблагодарил тот.

Северус сложил руки на груди и серьезно произнес:

— Если бы я знал, к кому он обратится после меня, я бы, может, и передумал.

Гарри удивленно замер.

— Моя кандидатура так ужасна? — невесело поинтересовался он.

— Ты не подходишь для этой работы, — открыто и снисходительно констатировал Снейп.

Они некоторое время помолчали, смотря друг другу в глаза, после чего Поттер ухмыльнулся и сказал:

— Как бы то ни было, я — шпион, и… судьба вознаградила меня опытным учителем.

— Везде ищешь плюсы, а? — уголки губ Северуса подернулись кверху, и словно безнадёжно больному заключил: — невозможный гриффиндорец!

— И рад этому, — в груди аврора потеплело, он открыл бутылочку и опрокинул в себя содержимое. — Лимонное, м-м-м...

— Фантазер. Чего-чего, но лимонной кислоты там точно нет, — закатил глаза мужчина.

— А жаль...

URL
2013-07-22 в 00:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

После ужина Гарри пошел к себе. Через несколько минут к нему зашел Снейп и вручил еще один флакон с лекарством. Поттер был тронут такой заботой и искренне поблагодарил. Мастер зелий бросил скупое «не за что» и удалился.

Аврор даже не успел спросить, все ли в порядке, но, может, это и к лучшему. Реакцию Снейпа на его внимание предугадать было почти нереально. Недаром тот предупреждал, что может воспринимать действия Гарри совершенно неожиданно для него.

Северус не сказал, когда следует прийти. Возможно, это должно было случиться только после того, как прозвучит привычный “зов”?

Гарри трансфигурировал стол в удобное кресло и сел в него. Мысли медленно начали опять переключаться на сегодняшний разговор с Министром...

Во-первых, Скримджер не знал, что Снейп жив. Значит, несмотря на то, что Отдел Тайн в курсе того, что найденное тело подделка, люди Министра такой информацией не располагают, а Бруствер не докладывал об этом. Это, несомненно, хорошо, но странно. У Кингсли с Руфусом дружеские отношения, но один не поставил в известность другого о таком важном факте. Северус действительно герой войны и уважаемый во многих кругах человек. Гарри почему-то был уверен, что Орден Феникса наверняка послушал бы его, случись так, что сия организация снова понадобится в борьбе против темных сил. Да и с должностью директора он, несомненно, справился бы, если бы не отказался в свое время.

Было, конечно, еще несколько странностей, которые Гарри начал подмечать только сейчас. Не новость, что в Министерстве есть шпионы от Пожирателей. К сожалению, они такие же профи, как и те, что присутствуют в Группе. За полгода обнаружили только двоих, но допросить их по понятным причинам не удалось. Поттера смущало то, что его работа не помогает приостановить гибель людей, а его шефа это, кажется, не очень-то беспокоит. Слишком уж странно, что не поймали ни одного Пожирателя при налете на Месмер. Хоть кого-то же должны были взять! Хотя бы тех малолеток, что надирались виски у него на глазах. Невольно в голову закрадываются подозрения, что среди своих же ребят есть сторонники оппозиции.

Вероятно ли, что все Пожиратели в совершенстве владеют темной магией и такие шустрые?

Поттер не часто об этом задумывался, просто выполняя свою работу, а делать выводы он оставлял Кингсли. Все изменилось, как только тот допустил оплошность со щитами Хогвартса. Бруствер был единственным советчиком Гарри, и тот верил ему в таких делах. Что же тогда помешало главе Аврората увидеть очевидную ловушку? Чем больше Гарри об этом думал, тем меньше ему верилось, что все дело в перегруженном графике начальника, в обязанности которого входило держать слишком много всего под контролем.

Поттер был серьезно озадачен. Поднявшись из кресла, он подошел к платяному шкафу и нашел ту мантию, в которой посещал Хогвартс.

«Мерлин, ну и запах. Не удивительно, что Снейп сразу подумал о баре», — Гарри наложил на нее очищающие чары и, выудив из кармана пустой пузырек, отправил одежду в ванную.

Посмотрев на склянку из-под бодрящего, что дал ему Кингсли, он долго сомневался, стоит ли проверять свою догадку. Не раз он убеждался, что верить нельзя никому, но подозрения в отношении шефа – это, наверное, уже слишком. Однако лучше проверить один раз, чем сомневаться бесконечно.

«Надеюсь, Северус не откажется помочь».

Как только Поттер сделал шаг к двери, его остановил стук в окно. Обернувшись, он увидел Гермеса. Распахнув раму, Гарри взял письмо.

— Печенья? — распечатывая послание, поинтересовался он у птицы.

Сова радостно ухнула и перепрыгнула на подоконник.

Маг пробежал глазами коротенькую записку.

“Привет, Гарри!

Я кое-что выяснила. Если сможешь, то загляни к нам вечером, или завтра ко мне в Визенгамонт.

Гермиона”.


“Отлично”, — подумал он, пряча флакон в тумбочку. Вернувшись к окну, он подставил руку Гермесу, и они вместе покинули комнату.

URL
2013-07-22 в 00:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

— Привет, — поздоровался Поттер, выходя из камина.

На этот раз под ноги ему не попался Волчонок, поэтому прибытие прошло спокойно и тихо.

— Привет, — обрадовался сидевший на диване с газетой Рон. — Ты как раз вовремя.

Отложив Пророк, он поднялся и протянул руку.

— Правда? А что...

— Гарри, дорогой, как я рада тебя видеть!

Из кухни вышла Молли Уизли, а за ней, задорно тявкая, выбежал щенок и запрыгал в ногах у гостя. Несмотря на годы, женщина почти не изменилась: рыжие волосы чуть подернула седина, но она была почти не заметна, так же, как и появившиеся за это время морщинки: добрая улыбка мгновенно заставила их исчезнуть.

Вслед за ней шла Гермиона.

Поттер улыбнулся матери Рона и с удовольствием обнял.

— Какой ты худой, — запричитала она. — Пора обзавестись женой, которая пробудит твой аппетит.

— Да, наверное, — с готовностью согласился Поттер, невольно представив Снейпа в этой роли. Маг ухмыльнулся, чуть не рассмеявшись, и спросил: — как вы после вчерашнего?

— О, милый, в полном порядке. Защита дома не пострадала. Пожиратели, кажется, даже не заметили ее, — поспешила успокоить Молли.

— Может, стоит окружить дом Фиделиусом? Я бы помог, — предложил аврор, отпуская волшебницу.

— Я думала об этом, но Артур сказал, что вряд ли Пожиратели вернуться на место преступления, — хихикнула она, хотя глаза были серьезными. – Он не хочет опять чувствовать себя, как на войне, — призналась колдунья. – Честно говоря, и я тоже.

— Безопасность превыше всего, миссис Уизли. Пренебрегать ей очень опасно, — профессионально сказал Поттер.

— Друг, даже не пытайся, — хлопнул его по плечу Рон. – Они упрямее ослов. Я битый час старался объяснить, как нынче опасно.

Гарри нахмурился, но заметив боевой дух представительницы старой гвардии, сменил недовольство на понимание. Повернувшись к подруге, он многозначительно на нее посмотрел. Та сразу все поняла и проговорила:

— Нам лучше поговорить в библиотеке.

Поттер кивнул.

— У вас какие-то дела, ребята? — полюбопытствовала Молли.

— Да, — коротко кивнул Гарри, все же обратив внимания на настойчивый комок шерсти, уже развязавший и грызший его шнурки.

Играючи оттолкнув собаку, Поттер быстро завязал ботинки и зачаровал их, чтобы пушистый монстр не смог проделать свое безобразие еще раз. Волчонок откатился, но, быстро вскочив на лапы и, оказавшись рядом с человеком, начал лизать его лицо, пока тот отвлекся на исправление ущерба.

— Вот надоеда, — пожаловался Гарри, отталкивая, а потом и переворачивая малыша на спину, чтобы почесать живот.

Щенок высунул язык от удовольствия.

— Пойдем, Волчонок! — сказал Рон, подхватывая животное на руки. — Покормлю тебя что ли.

Поттер подмигнул питомцу друзей, который облизнулся, заслышав заветное слово.

— Надеюсь, вы ненадолго? Скоро Артур придет, — заметно расстроившись, посетовала миссис Уизли. — Мы так давно не виделись все вместе, — она с надеждой поглядела на Поттера.

— Я верну его через пятнадцать минут, — пообещала Гермиона.

— И ни минутой больше, — вставил свое слово Рон и направился на кухню. — Куда вы уже успели запрятать сахарные мармеладки? — крикнул он оттуда.

Миссис Уизли улыбнулась и пошла за сыном.

— Идем, — сказала Гермиона другу.

Они переместились в библиотеку, находившуюся на первом этаже. Женщина зажгла свечи и затейливые магические огни в форме звездочек и лун на потолке. Поттер поискал взглядом на что можно сесть и опустился на мягкий стул.

— Я поговорила со своим мастером, — начала Гермиона, присев на краешек стола. — Он неплохо знал Роквуда, но, по-моему, был не в лучших с ним отношениях. Где-то двадцать лет назад случился скандал в семье Роджера и Реджины Роквуд — это сын и невестка Бродерика. Как сказал судья, у супруги сына появился любовник. И угадай, кто?

Поттер поднял бровь.

— Рабастан Лестрейндж.

— Значит, Руперт может быть его сыном? — предположил Гарри. — Если это так, то Бродерик мог догадаться.

— Это было бы еще полбеды, — печально заметил Гермиона. — Я тебе говорила, что Роджер с женой погибли от руки Пожирателей. Ими оказались Лестрейнджи. Все трое.

— Отлично, — вздохнул Гарри, уставившись на полку с книгами.

— Если Роквуд догадывался, от кого его внук, то почему оставил ему свою фамилию и не отдал в приют? — вслух размышляла колдунья.

— Может, боялся остаться один... У него же больше никого не было, — проговорил юноша.

— А может, причина была в другом.

— По крайней мере, теперь понятно, почему Руперт пришел в Группу.

Гермиона непонимающе нахмурилась.

— Он ищет отца, — уверенно сказал Поттер. — Рабастана так и не нашли после чистки и всех судов над Пожирателями.

Некоторое время в комнате стояла тишина. Оба мага задумались.

— Не исключено, что он уже нашел то, что искал, — медленно, словно не до конца обдумав мысль, проговорила Уизли. — Вдруг Лейстрейндж заправляет всеми Группами? У меня от этой семейки до сих пор волосы на голове шевелятся. Они все ненормальные. Одна Белла чего стоила, — она невольно почесала руку, на которой когда-то была вырезана уродливая надпись, оставленная безумной последовательницей Лорда.

— Это стоит проверить, — кивнул Гарри.

— Еще в министерстве гуляет слух, что Люциус Малфой рассорился со своим наследником. Представляешь? — не понятно, чего больше было в голове женщины — восторга или удивления.

— С чего вдруг? — не без интереса спросил Поттер, предполагая какой будет ответ.

— Вообще ходят разные истории по этому поводу, — закатила глаза собеседница. — Я не склонна им верить, но мне кажется, что основной причиной стали деньги, которые Драко проиграл в пари.

Фыркнув, молодой человек уточнил:

— Чем же закончилась ссора?

— Вчера вечером я видела, как Драко выходит из адвокатской конторы Вейнс. Кажется, принца чего-то лишили.

Несмотря на напускное спокойствие, Поттер к своему стыду был доволен участью недруга. Теперь будет интереснее наблюдать за капризами Малфоя в Группе.

— Спасибо за сведения, — поднимаясь, сказал маг. — Могу я попросить тебя проверить еще кое-кого?

— Кого?

— Эрика Бушопа. В прошлый раз я, кажется, о нем не упоминал. Он внук архивариуса, который выдал пароли от защитной системы магических деревень.

— Хорошо. Между прочим, в Архиве работает Парвати. Она вместе со мной учится в Оксфорде, — намекнула волшебница. — Ты мог бы зайти к ней поздороваться.

— Гермиона, ты знаешь, что я не могу так открыто интересоваться недавними убийствами. Это слишком подозрительно, — просто объяснил друг.

— Ну-ну, конечно же, только поэтому, а не потому, что девушка когда-то была от тебя без ума, а ты ее в упор не замечал, — как маленькому ребенку пролепетала Уизли.

Гарри поджал губы и выпрямился.

— Я ее замечал... но ты сама понимаешь, что вовсе не так, как... может быть, ей хотелось, — серьезно проговорил он, однако со стороны со своими вечно торчащими волосами был похож на упрямого льва, уверенного в своих непревзойденных дипломатических способностях, на самом деле по грациозности сравнимых с походкой бегемота.

Гермиона не выдержала и засмеялась.

Поттер сложил руки на груди, пытаясь удержать хорошую мину при плохой игре, но заливистый хохот собеседницы упорно этому мешал. В конце концов, он тоже не сдержался и улыбнулся.

— Ладно тебе насмехаться, — одернул он ее. — Кое-кто тоже нескромно пользуется популярностью по всему Министерству. Я уже сбился со счета, сколько раз мои приятели пытались упросить меня познакомить их с тобой.

Гермиона замолчала и зарделась.

— А ты сказал им, что я замужем? — смущенно спросила она.

— Говорил, но от этого их интерес только подогревался, — положив руку на сердце, заверил Поттер.

В библиотеку вошел Рон и, осмотрев компанию, поинтересовался:

— Ну как, закончили? У нас там чай остывает, и папа пришел.

Гарри и Гермиона синхронно кивнули и поднялись.

Домой Поттер вернулся затемно. Заглянув на пять минут в душ, он расслабленный забрался на кровать и, скользнув под одеяло, зарылся лицом в подушку. Усталость дня быстро сморила его.

URL
2013-07-22 в 00:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Ближе к рассвету молодого человека вырвали из сна посторонним звуком. Невольно застонав, он перевернулся и прислушался. Да, за стеной Северус опять был в когтях кошмара.

Спустив ноги на пол, Гарри как следует протер глаза и надел очки. Зевая, он поднялся с кровати и поплелся в смежную спальню. Войдя в нее, он сразу же двинулся к кровати и чуть не вскрикнул, случайно пнув ногой кубок: тот пронзительно звякнул и улетел куда-то в темноту.

Поттер не стал его искать и присел рядом со спящим. На этот раз Северус не метался, а, свернувшись и вцепившись пальцами в подушку, тяжело дышал и тихо постанывал. Спина под пижамой была влажной и напряженной до такой степени, что у мастера зелий наверняка сводило мышцы.

Протянув руку, юноша очень осторожно погладил мага по плечу. Снейп не отдернулся и не набросился на него, лишь начал заметно дрожать и до скрежета сжал зубы.

— Северус, — шепнул он, – все хорошо, ты в безопасности. Никто тебя не обидит.

Гарри говорил до тех пор, пока профессор не начал успокаиваться и нервно сжимать ткань. Сидеть было утомительно, очень хотелось спать, но аврор боролся с собой. Лечь рядом он не мог — Снейп бы такого самоуправства не потерпел. Одно дело, когда тебе дают разрешение, и другое, когда ты сам решаешь нарушить чье-то личное пространство.

Прислонившись спиной к изголовью кровати и осторожно опустив руку на темные волосы, Поттер начал медленно перебирать пряди. Через несколько минут, когда спящий не выказал никакого сопротивления, он отвел от него взгляд и уставился на розовеющее за окном небо. В сонном мозгу бродили разные мысли, и парень не мешал их неспешному течению.

Минуты складывались в часы, за которые зельевар не раз погружался в омут кошмаров, а Гарри, даже не задумываясь, мягко шептал ему какие-нибудь ободряющее глупости и легонько прикасался к мокрому лбу или поглаживал по голове.

Так случилось и в шестом часу утра, когда Поттер почти в полудреме услышал вопрос, никак не похожий на привычный бессознательный лепет:

— Что бы ты сделал, если бы те Пожиратели не позволили тебе утащить меня в другую комнату? Что, если бы претендентов развлечься было больше?

Если бы аврор чуть лучше осознавал происходящее, то, возможно, подумал бы, прежде чем ответить, но в данный момент за него говорило сердце, а не разум.

— Оторвал бы член любому, кто тебя коснулся, — устало пробормотал он.

Наверное, только сказав это, Поттер понял вопрос, поэтому вздрогнул и посмотрел вниз. На него с интересом глядели темные глаза.

— Гарри, зачем тебе давно сломанный старик? – серьезно спросил он. – Я не верю, что ты воспылал ко мне нежными чувствами, так же, как не верю, что ты смиришься когда-нибудь с… моими ночными завываниями.

Весь сон как рукой сняло, Гарри подобрался, а его сердце забилось как отбойный молоток.

– Мне не сложно будить тебя. Ты не сломан... и ты, определенно не старик, — маг отбросил неуверенность и нежно погладил щеку Северуса. Тот в свою очередь не отстранился, но и не выказал никаких эмоций. – А насчет чувств – ты прав. Я сомневаюсь, что любовь вообще существует в природе.

«Хотя, наблюдая, как счастливы Рон и Гермиона, можно усомниться», — печально усмехнулся он.

— Я могу понять твои проблемы со сном, мне тоже пришлось это испытать когда-то, — признался юноша и качнул головой. – Первый год после войны был особенно труден.

У мужчины появился такой взгляд, словно он хотел что-то спросить, но колебался.

— Говори, — подтолкнул Поттер.

— Гарри, тебя насиловали? – Снейп заметно затаил дыхание.

Аврор почувствовал, как холодеет в животе. Тяжело вздохнув, он отстранился от профессора и отвернулся.

Прошла почти минута.

— Гарри, скажи мне.

— Я бы не хотел, чтобы кто-то знал, — голос юноши был стальным.

Глаза Снейпа прикрылись, а на лице появилась горестная усмешка.


* * *

— Когда это произошло? – справившись с собой спустя некоторое время, прохрипел мастер зелий, взглянув в зеленые глаза.

Поттер был внешне спокоен.

— Когда мы с Роном и Гермионой искали крестражи и попались егерям. Они отправили нас в Малфой-мэнор.

— Но вы бежали оттуда, — торопливо перебил Северус, — именно так написано в современной истории.

— Да, — кивнул Гарри и неосознанно оскалился и блеснул прохладным взглядом, — но сначала нас кинули в подвалы замка. На мне было жалящее проклятье, поэтому никто не догадался, кто я. Беллатрикс пытала Гермиону, а нас с Роном – тамошние прислужники-оборотни. Мне повезло меньше. Рона некоторое время держали под Круциатусом, а мой истязатель решил разнообразить себе вечер, — он закусил щеку.

— Чтоб старому маразматику в гробу перевернуться! — гневно прорычал Северус, резко садясь в постели.

— Думаю, он уже давно лежит на другом боку, — хмыкнул Поттер.

Снейп не стал спрашивать, почему он никому ничего не рассказал (хотя друзья наверняка знают), ответ был очевиден: слишком стыдно и отвратительно. Лучше делать вид, что ничего не было. Северус смотрел на мальчишку и не знал, что сказать. Да и стоило ли тут что-то говорить?

Гарри первым прервал тишину. Он постарался улыбнуться не так печально, и это у него получилось.

— Я уже давно перевернул ту страницу. Прошлое прошлому, — бодро заметил он и поменял тему: — сейчас я хотел бы помочь тебе, если позволишь.

Северус ощутил, как дыхание перехватило. Он чувствовал, что все сказанное Поттером за эту ночь и все предыдущие — искренне, как и его осторожные взгляды и ненавязчивая ласка.

Впору было усомниться в своей способности отличать ложь от правды. Гарри говорил именно то, что хотелось слышать, и проявлял внимание, которое уставшему от одиночества сердцу было очень приятно.

Снейп на всякий случай проверил ментальный блок. Хотя в этом не было нужды, вторжение он почувствовал бы, но лучше убедиться наверняка. А еще надежнее было бы выяснить, о чем думает его неожиданный ухажер.

Плеча осторожно коснулись, и зельевар вздрогнул.

— Что-то не так?

Северус не позволил себе отклониться от руки Гарри. Посмотрев на него, он иронично произнес:

— Я верю тебе, — губы мага расплылись в язвительной улыбке. – Еще никто не проявлял обо мне такой заботы, как ты...

Поттер убрал ладонь и усмехнулся.

— Думаешь, это смешно?

Снейп сделал удивленные глаза.

— По мне, так да, — заверил он. – Я всего лишь общаюсь с тобой твоим же языком. Тебе, видимо, приятно делать из меня посмешище.

— Ничего подобного я не делаю, — оскорбленно возразил Поттер. — Почему ты не доверяешь мне?

— Я верю, что ты хочешь помочь, это в твоем характере. И я благодарен тебе. Но, Гарри, — крылья носа Северуса затрепетали, когда он вкрадчиво произносил следующее, — если бы я когда-нибудь и захотел настоящих отношений, то был бы уверен в своем партнере, как в самом себе.

— Но ты же согласился…

URL
2013-07-22 в 00:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Да, я разрешил тебе пробовать, — поправил мужчина, — но я почти не верю, что наше взаимодействие продлится дольше моего нахождения в твоем доме.

Гарри не выдержал и, подскочив на ноги, заметался по спальне.

Снейп инстинктивно нащупал палочку под подушкой и сжал ее в руке.

Резко затормозив перед окном, Поттер тяжело вдохнул. За стеклом запылал рассвет. Тишина стояла долго и почти превратилась в глухую. Парень развернулся и, облокотившись о подоконник, негромко, но отчетливо заговорил:

— Пять лет назад я был влюблен в одного человека на восемь лет старше меня. Я никогда не думал, что он ответит мне взаимностью, но он ответил. Мы провели вместе немного времени, которое было самым ярким и счастливым в моей жизни. Я никогда не жалел о своем выборе, думаю, и он тоже. — Гарри сглотнул и потер переносицу. – Его убили во время битвы в Хогвартсе. Я узнал об этом, когда вместе с остальными разгребали завалы… После него у меня ни к кому не было таких чувств. Я не раз пытался завести любовника и развить наше общение, но все кончалось только взаимным непониманием или еще хуже... Из-за всего этого я перестал стараться. Ни к чему не обязывающий секс меня всегда устраивал, а в остальном… не было второго Чарли, чтобы понять и принять меня таким, какой я есть. – Поттер поднял глаза и поглядел на волшебника, сидевшего на кровати и слушающего его. – Ты не очередная моя попытка. Мне с тобой не скучно, если тебя беспокоит моя любознательная натура. Я уверен — что бы ни произошло, тебе не будет на меня плевать. Если ты позволишь мне быть рядом, то я ни себе, ни кому-либо другому не позволю плюнуть тебе в душу.

Когда Гарри закончил свой монолог, профессор долго недоверчиво глядел на него.

Поттер не торопил его.

— Если ты хочешь, чтобы я поверил, то позволь мне заглянуть в твои мысли.

Юноша поднял бровь от удивления. Кивнув, он подошел к кровати и сел рядом.

Северус поднял палочку.

— Будь осторожен, не наткнись на мою комнатку с тайными желаниями, — устало пошутил Гарри, чтобы подбодрить себя.

— Постараюсь, — даже не улыбнулся зельевар. — Если попытаешься что-то подправить, я сразу замечу, — это прозвучало почти угрожающе.

Поттер закатил глаза и с вызовом уставился на него.

Рука мастера зелий не дрогнула, когда он с помощью заклинания проник в сознание бывшего ученика и вверг его в вихрь воспоминаний и эмоций.

Спустя почти четверть часа оба глубоко вдохнули, прогоняя дурноту от головокружения.

Северус быстро пришел в себя и незамедлительно загнал прорывающиеся чувства под маску. Увиденное его потрясло. Гриффиндорец действительно неравнодушен к нему настолько, насколько хочет убедить. Зельевар нашел в себе силы поднять руку и дотронуться до подбородка парня, приподнимая его голову и заглядывая в глаза.

— Гарри, — тихо начал он, – я благодарен, что ты открылся мне, но... я не уверен, что ты не сбежишь от меня, когда появятся первые трудности. Не знаю, с кем тебе доводилось встречаться прежде, но я точно не подхожу на роль еще одной попытки, – он замялся, ощущая горький привкус во рту от того, что хотел сказать. — Ты опять не учитываешь мой возраст и то…

— Что? – устало спросил Поттер.

— Рано или поздно ты захочешь близости… Возможно, я не смогу ее тебе дать.

Лицо Гарри вытянулось, и теперь уже на нем появилось недоверие. Снейп от этого раздраженно застонал.

— Ты хочешь сказать, что болен? – поежился он.

Щеки старшего мага заалели, но он взял себя в руки и ровно проговорил:

— Я не испытываю особого удовольствия от близости, так будет яснее?

— Такого не может быть, — не поверил Поттер, но сразу же замолк от поразившей его догадки. – Северус, ты пытался заниматься сексом с кем-то… по своему желанию? – вопрос прозвучал бестактно, но своей сути не менял.

Пересилив гордость, Снейп кивнул. Он действительно однажды пробовал с проституткой, и тот парень знал много всяких штучек, но что бы он ни делал, Северус ощущал себя больше скованно и неуютно, чем расслабленно и получая удовольствие. Причем неприятие прикосновений тоже сыграло свою роль. Любовнику удалось лишь наполовину добиться его боеготовности, но этого было недостаточно для проникающего секса. А когда ему было предложено сыграть пассивную роль, зельевар в резкой форме отказался и ушел. Больше он не пытался. Не было желания испытывать такое унижение от собственной неполноценности. В конце концов, без постели можно было жить.

— Северус, – отвлёк его от мыслей Гарри, — если ты привыкнешь к моему надоедливому присутствию и начнешь доверять, — осторожно начал он, – то мы сможем попробовать что-то более рискованное. Как захочешь ты.

— Просто сказать, но не сделать, — скривился маг. – Я уже очень много лет ничего не чувствую, и ты думаешь, твое тело резко все изменит? – в его голосе была презрительная насмешка.

— Ты позволишь мне попытаться? – упрямо вопросил он.

— Скорее нет, чем да, — отрезал мужчина.

— Северус, скажи, я тебя привлекаю? — Гарри улыбнулся, заметив, как непоколебимый взгляд бездонных глаз дрогнул. – Я знаю, что я тебе небезразличен. Можешь даже не возражать. Ты беспокоишься обо мне, и иногда даже заботишься. Ответь на мой вопрос, пожалуйста.

— Не могу сказать обратного, — шёлковым голосом ответил мастер зелий.

Поттер покачал головой на уклончивый ответ и подобрался поближе к волшебнику. Снейп напрягся, но не отодвинулся.

— Я хочу тебя поцеловать. Если откажешься, я все пойму, — прошептал Гарри, потянувшись к нему.

Северус не дрогнул и не произнес ни слова возражения. Темные озера не сводили с молодого человека пронзительного взгляда, а тот тонул в них. Когда мягкие губы накрыли плотно сжатые, оба почувствовали прошедшую по телу энергетическую волну, заставившую сердце стучать еще быстрее, а дыхание сбиться. Снейп не отпрянул и не оттолкнул его.

Спустя бесконечность упрямые уста уступили и приоткрылись, впуская внимательный язычок к себе в рот и позволяя ему там похозяйничать.

Гарри не надеялся на такой скорый отклик, поэтому действовал со всей нежностью, на какую был способен, чтобы не спугнуть. Его рука нырнула в густые пряди и легонько погладила затылок. Губы Северуса были прохладными и терпкими, ласкать их было настолько волнующе, что Поттер не мог оторваться и даже тихо застонал от щекочущего трепета в груди.

Только через несколько минут он отстранился, чтобы вдохнуть воздуха, и заметил, что Снейпа слегка трясло. Однако раскрасневшиеся щеки и глубокое дыхание говорили об испытанном удовольствии, а не наоборот. Гарри это порадовало, но он не стал торопиться с выводами.

— Все в порядке? – спросил он.

— По мне заметно, что нет? – не упустил возможности съязвить тот.

— Выглядишь очень соблазнительно, — довольно сообщил Гарри.

— Избавь меня от лести, — процедил Северус, и краска с его щек начала сползать.

— Я говорю то, что думаю, другое дело, как ты это воспринимаешь, — ничуть не растерялся Поттера.

Снейп промолчал, но по сведенным бровям было понятно, что он все еще не верит сомнительному комплименту.

Гарри неожиданно зевнул, и это прервало дальнейший спор.

— Тебе надо поспать, — констатировал профессор. – Ложись, — он подвинулся и откинул край одеяла.

Поттер обрадовался и не отказался от предложения.

— Надеюсь, тебе не нужно сегодня куда-то идти? – спросил мастер зелий, смотря, как парень укладывается.

— Нет.

— Тогда, спокойной ночи, — прошептал старший волшебник, отворачиваясь от Гарри.

— И тебе, — Гарри тоже устроился поудобнее, уткнувшись носом в подушку, чтобы не видеть льющегося из окна света.

Ему понадобилось не больше минуты, чтобы погрузиться в царство Морфея, а вот Северус больше не уснул.

URL
2013-07-22 в 12:19 

инна мис
Даже не знаю что думать..... Кинсли- Скримджер? :hlop:

2013-07-22 в 14:37 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
инна мис, пишет:
Даже не знаю что думать..... Кинсли- Скримджер?
Хах, а что неплохая парочка... Мне даже в голову не приходило. :hmm: Спасибо за идею!:gigi::gigi:

URL
2013-07-22 в 18:12 

Неудачный день
В поисках счастья
Спасибо за продолжение. Гарри постепенно откалывает кусочки льда от панцыря Снейпа. Удачи ему. Неужели ничего не получится сделать с кошмарами Северуса, а то он уже бедный весь извёлся?

2013-07-22 в 19:00 

хХх-Лисена-хХх
Совесть не уберегает от греха. Она мешает получать удовольствие./Если над Вами постоянно смеются — значит, Вы приносите людям радость.
:hlop: великолепно! Чувствуется в Гарри какой-то потенциал, который он скрывал слишком долго. Надеюсь он сможет хоть чуток переубедить Северуса в обратном, что тот ему не противен и вообще... :red: спасибо.

2013-07-23 в 22:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Неудачный день, пишет:
Неужели ничего не получится сделать с кошмарами Северуса, а то он уже бедный весь извёлся?
Посмотрим, что можно сделать.
хХх-Лисена-хХх, раз вы чувствуете потенциал, то значит, так оно и есть. Думается мне, что у Гарри все получится (а автор постарается, чтоб все оно так и было).:cheek:

URL
2013-07-30 в 17:28 

Здравствуйте, ~Alena~! Только вчера добралась до новой главы)
Отношения Гарри и Северуса развиваются действительно быстро (а не как в некоторых фанфиках - в час по чайной ложке:sleepy:), но при этом все как-то логично и плавно.
Северус, Северус... Когда читаешь, прямо чувствуешь кожей его недоверие и сомнение. Думаю, из-за таких ярких кошмаров его психика уже на грани, перейти которую, как ни странно, не дает Поттер. Может я преувеличиваю, но в одиночестве Снейп окончательно свихнулся бы. А я то жаловалась, что не помню ничего из того, что мне снится...
Если уж на то пошло, то и сам Гарри не образец психического здоровья. Не удивительно, конечно, но мне до последнего хотелось верить, что его не насиловали. Желания и логика...:weep: Доверие и задушевные беседы... Мимо такого Северус точно не пройдет)
Детективную линию, связанную с Пожирателями, я еще не до конца поняла. Буду перечитывать весь фик полностью, может станет яснее... Ужасно завидую тем, кто будет читать его в первый раз, ведь у меня больше не будет такой возможности... И все же, каждая Ваша глава вызывает волнение и трепет, ощущение чего-то теплого, несмотря на жестокость произошедшего:)
Судя по статусу фика, будет еще две главы и эпилог? :hmm:

2013-07-30 в 17:51 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
~Vitus~, кто-то считает, что события развиваются быстро, кто-то - медленно. Надеюсь, всего действительно в меру.
Судя по статусу фика, будет еще две главы и эпилог?
Нет, глав будет больше. В статусе фика, я имела в виду, что первые 8-мь глав написаны, 9-я тоже, но еще сырая, а 10-я и последующие пишутся. Я пока прерываю еженедельную выкладку, чтобы спокойно дописать фик полностью и не упустить ни одной детали. Так что придется некоторое время подождать.
Спасибо за то, что следите за событиями и не забываете писать отзывы! :white:

URL
2013-12-29 в 21:36 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Продолжение фика тут Двуликий

URL
2016-01-05 в 13:25 

Ini-san
кофе надо пить, а не курить (с)
:hlop::hlop::hlop::hlop: можно, я еще почитаю?

2016-01-05 в 15:01 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Ini-san, читайте, конечно.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Квинтэссенция

главная