22:19 

Роза Северуса: год первый. Глава 1.

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Название: Роза Северуса: год первый (Severus' Rose Year 1)
Автор: WrittenWord1
Переводчик: феникс (ljnkzncv/~Alena~)
Бета: 13йЧертенок
Пейринг: Северус Снейп, Гарри Поттер (Роза) и др.
Рейтинг: PG-13
Жанр: Family/Hurt/Comfort
Размер: макси
Ссылка на оригинал: тут
Саммари (автора): Он вернулся! Новое изложение истории, которую я начала некоторое время назад. Снейп обнаруживает, что Девочка-Которая-Выжила на самом деле его дочь. Рассказ в общих чертах основывается на событиях книг, но завязка поменяет в каноне многое.
Саммари (переводчика): Зачастую благие намерения приводят нас прямиком в ад, а худшие из людей проливают живительный бальзам на кровоточащие раны.
Комментарий переводчика: Фик закончен и в нем 20 глав. У него есть продолжение в размере еще 7 фанфиков (и все тоже закончены). Переводчику будет чем заняться в следующее энное количество лет... :nerve:
Предупреждения: АУ начиная аж с тринадцати лет Северуса Снейпа, но история начинается не оттуда. ООС героев.
Статус: в процессе перевода.
Текст в комментариях!

@темы: Гарри Поттер, Роза Северуса: год вервый (перевод), севиритус

URL
Комментарии
2013-06-16 в 22:31 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 1


- Северус! Не так высоко! – отругала Лили мужа, лежавшего на полу и подбрасывавшего в воздух их годовалого ребенка.

Снейп ухмыльнулся, поймав визжащую от удовольствия дочку. Прижав ее к себе, он заговорщически прошептал в маленькое ушко:

- Извини, Рози, твоя мама сказала, что нам пора прекращать эту игру. Очевидно, статус мастера зелий мирового класса не подразумевает, что я способен поймать малыша весом меньше двух стоунов.

- Благодаря тебе она теперь как заведенный волчок. Примени свои таланты мирового класса, мастер зелий, и попробуй уложить ее спать, - покачала головой Лили, не в силах скрыть улыбку при виде того, как преобразился ее всегда сдержанный муж с появлением в их жизни малышки. Она с трудом могла припомнить, когда даже ребенком у Северуса возникало желание посидеть на полу, не говоря уже о том, чтобы поваляться на нем. Его мантия помялась, а волосы разметались по ковру. С рождением темноволосого карапуза его одержимость порядком и правилами поубавилась.

Прижимая ребенка к груди, Северус поднялся на ноги.

- Хорошо, девочка, пошли наверх, - он изящно взбежал по лестнице и зашел в детскую. Опустившись в кресло-качалку у окна, мужчина позволил малышке повозиться в его мантии, устраиваясь поудобнее.


Северус Снейп вынырнул из сна с чувством полного умиротворения. Даже несмотря на то, что сновидение оказалось неправдоподобной глупостью, оно было предпочтительнее кошмаров.

В те времена, когда он входил во Внутренний круг Волан-де-Морта, ему не раз приходилось испытывать огромное количество боли. За это время он проклинал так же часто, как и сам оказывался под Круциатусом. Как ни старался, но отключить разум во время пыток ему никогда не удавалось, особенно когда мучили его. Многое в его жизни тогда не поддавалось контролю, и не в последнюю очередь то, что метка в любое время могла запылать дикой болью, оповещая о вызове Темного Лорда.

Однако на сегодня главной его заботой стало приобретение в магазинах Косого Переулка подходящих мантий (разумеется, не имеющих пестрых подкладок!). Сам Северус не считал, что нуждается в обновках, но к его раздражению один ненормальный старик, зовущийся его отцом, сжег всю имевшуюся у сына одежду за исключение той, что была на нем надета.

«Не исключено, что по приказу матери», - хмуро подумал Северус.

Когда на третьем курсе Альбус и Минерва предложили ему войти в их семью, он согласился и был благодарен уже за то, что не придется возвращаться в Тупик Прядильщика. В тринадцать лет он наивно полагал, что усыновление закончится с достижением его совершеннолетия. Чего он точно не ожидал, так это того, что даже в тридцать один год ему до сих пор будут указывать, что одевать.

- Северус, все твои вещи в пятнах от зелий! – Минерва недовольно посматривала на его одежду. – В выходной сходи в Косой Переулок и обнови гардероб. Некоторые из этих мантий у тебя еще с тех времен, когда ты начал преподавать! – Она повернулась к мужу, сидевшему в кресле возле камина и закидывавшему в рот конфетки «Мишки Гамми». – Альбус, будь добр, снабди сына деньгами.

- Мама…

- Рассматривай это как преждевременный подарок на день рождения, - МакГонагалл вытащила старую мантию из шкафа и бросила ее в кучу посреди комнаты.

- Мам, до моего дня рождения еще больше полугода, - Северус сложил руки на груди, даже не пытаясь препятствовать занятию Минервы.

- Что ж, тогда это очень ранний подарок.

- Отец!

Альбус поднял брови.

- Просто пройдись по магазинам, мой мальчик. Твоя мама всего лишь хочет, чтобы ты хорошо выглядел.

- Пятна от зелий появятся и на новой одежде. Это бессмысленная трата денег.

Альбус раздраженно вздохнул.

- Молодой человек, раз уж твоя мама попросила что-то сделать, то потрудись исполнить просьбу. Не так уж это и сложно. Если ты не хочешь считать это подарком от родителей, тогда рассматривай как приказ от работодателя, - он поднял руку, заметив, что Северус хочет возразить. – Если ты начнешь спорить, то мы пойдем вместе с тобой и проконтролируем, чтобы ты все купил.

Северус мгновенно захлопнул рот. Как же это бесило, что этот несносный человек мог заставить его – грозного мастера зелий! - почувствовать себя тринадцатилетним дерзким школьником.


Субботний день в Косом переулке олицетворял все, что Северус ненавидел. Столпотворение людей, дети, молодые семейные пары с мамашами на сносях. Невыносимо. Маг сверился с часами. Десять утра. Он должен зайти к мадам Малкин и вернуться в Хогвартс до полудня. Лучше убраться отсюда до того, как толпы малышни наводнят ресторанчик Фортескью и начнут носиться повсюду с липкими от мороженого ручонками.

Предчувствуя такую ситуацию, Снейп еще утром спорил с матерью о том, что проще было бы заказать одежду совой, но Минерва настояла на своем.

- Будет лучше, если ты сам прогуляешься, Северус, - волшебница взяла лицо сына в ладони. – Если ты почаще будешь показываться на люди, это тебя не убьет. На прошлой неделе я заходила в лавку мадам Малкин. Там сейчас работает очаровательная девушка. Она немного моложе тебя, и у нее никого нет.

Северус закатил глаза.

- Мама, скажи, что ты не спрашивала эту женщину о ее возрасте и семейном положении?

- Конечно же, спросила. Вы молоды, мистер Снейп, но это не вечно, - ткнула она в него пальцем, как делала, когда ему было шестнадцать, и он хотел вычеркнуть из списка предметов Трансфигурацию, или тогда, когда пыталась заставить его слушать.


Зельевару удалось подобрать и купить одежду без участия «очаровательной девушки». Примерно в полдвенадцатого он наконец разделался с выбором из тысячи и одного сорта тканей и обмером точной длинны рукавов. Все еще полный решимости вернуться в лабораторию к полудню, он подумал, что не мешает заглянуть к аптекарю в “Слизни и Мензурки”. Так же неплохо посетить книжный магазинчик по Магическим животным, чтобы ознакомиться с новым ассортиментом.

Двадцать минут спустя, обзаведясь коробкой новых "Неразбиваемых" флаконов под зелья от мастера Марриона и книгой рецептов, альтернативных “Глотку Мира”, Снейп вышел на улицу, готовый аппарировать домой. К сожалению, по пути он лицом к лицу столкнулся с Люциусом Малфоем.

- Люциус, - мастер зелий сдержано кивнул в знак приветствия.

- Северус, - Малфой не поклонился в ответ, а лишь поднял голову еще выше, - Пройдись-ка со мной.

Профессора разозлило, как легко он последовал за этим человеком, куда было сказано. Когда они учились в Хогвартсе, Люциус был богаче, чистокровней, влиятельнее и на пять лет старше. Как только Северус поступил на первый курс, то сразу же стал легкой добычей для старшекурсника. Из-за практически отсутствовавшей по вине отца уверенности в себе в этом не было ничего удивительного. Даже много лет спустя зельевар не мог преодолеть влияние властного аристократа.

После того, как Люциус закончил учиться, он стал тем, кто зародил в голове товарища бунтарские мысли. Он осторожно затуманивал разум своего подопечного и склонял к принятию Метки, выжидая момент для решающих действий вплоть до свадьбы Лили Эванс. И не с кем-нибудь, а с Джеймсом Поттером. Снейп подавил тошноту, появившуюся от этих мыслей. Любой, кто говорил, что Волдеморт был примером настоящего слизеринца, глубоко заблуждался. Люциус Малфой, вот кто был подлинным воплощением интригана со змеиного факультета.

Северус молча проследовал за однокашником в Лютный переулок. Тот вел его в Боргин и Бергс.

Даже не взглянув на хозяина, блондин прошел через всю лавку и, открыв дверь в складское помещение, остановился и обернулся. Впервые с момента их встречи он удостоил своего младшего спутника взглядом. Зельевар не раз задавался вопросом, как Люциусу удавалось приятной улыбкой вселять ужас. Палочка в руке Малфоя свидетельствовала, что бдительность Пожирателя смерти со временем никуда не делась. У Северуса была такая же привычка. Единственное, что заставляло его расстаться с оружием – это сон.

- На прошлой неделе я видел Дамблдора в Министрестве, - начал Люциус. – Есть идеи, что он мог там делать?

Северус прекрасно это знал, но инстинкты подсказывали ему солгать.

- Полагаю, удостоверялся, что на письмах указаны верные адреса, – протянул Снейп и с усмешкой добавил: – будет нехорошо, если их разошлют сквибам, не так ли?

Малфой ухмыльнулся.

- У меня имеются другие сведения, по которым ему предложили работу в Министерстве. Он намерен согласиться?

«Это вряд ли», - подумал Северус.

URL
2013-06-16 в 22:31 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
- Понятия не имею. Но я считаю, что ему больше нравится в школе.

- Он никогда не был амбициозным, - с презрением усмехнулся Малфой. – Дамблдор действительно заходил в Отдел регистрации. Вот только, как я понял из небольшой... прогулки… по его мыслям, он искал одну конкретную запись. Догадываешься, какую?

Северус покачал головой, уверенный, что собеседник сам ему все поведает. Он подавил раздражение оттого, что Люциус посмел покопаться в сознании отца. Легилименция - очень могущественная магия. Когда Дамблдор обучал его этому искусству, то предупредил, чтобы он не использовал его для удовлетворения праздного любопытства.

- Он особенно интересовался делом Элизабет Розы Эванс. Как думаешь, почему?

- Если мое знание новейшей истории меня не подводит, то девочке в этом году исполняется одиннадцать, значит, она должна приехать осенью в Хогвартс. Наша маленькая знаменитость возвращающаяся в Волшебный мир, - съязвил Северус.

- Ты когда-нибудь задумывался, друг мой, почему ребенок носит имя Лили, а не Поттера? - улыбка Люциуса стала шире.

Северус часто напоминал себе, что этот вопрос его больше не волнует. Его сердце было разбито, когда Лили вышла замуж за Поттера и полностью уничтожено, когда она умерла. Сожалений по поводу кончины Поттера у него не имелось. Многие годы волшебник убеждал себя, что его отвергли только потому, что он был недостаточно чистокровен для Лили Эванс. Даже при том, что какая-то часть его сознания считала эту идею смешной - откуда у магглорожденной взялись бы такие предубеждения о чистоте крови?

Возвратившись к разговору с Малфоем, Снейп покачал головой.

- Я всегда предполагал, что она стыдилась брака с таким человеком.

- Кажется, в записях об этом ребенке было изменено свидетельство о рождении. Когда я позже зашел в архив с учетными записями, я заметил на документе скрывающие чары. Я их снял и знаешь, что обнаружил? – на этот раз маг не дал приятелю ответить. – Похоже, что Поттер не был отцом ребенка. Кажется, Дамблдор намеревался проверить там информацию не о Спасителе волшебного мира, а о собственной внучке.

Сердце Северуса пропустило удар.

- У Альбуса нет детей, Люциус.

- Да, но у него есть ты, и не важно, что он тебе не отец по крови.

- Люциус, ты намекаешь…

- Я ни на что не намекаю, дорогой мой друг, - он вытянул кусочек пергамента из внутреннего кармана. – Я безоговорочно заявляю, что ты - отец Элизабет Розы Эванс.

Северус пробежался глазами по свидетельству о рождении и остановился на абзаце, где были написаны биологические родители ребенка.

Мать – Лили (Эванс) Поттер, отец – Северус Тобиас Снейп.

С оглушительным хлопком мастер зелий аппарировал к воротам Хогвартса.



***

- Мишки Гамми! – сейчас, произнося эти слова, Северус ощущал себя еще глупее, чем обычно.

Однажды, когда пароль был "Радужные кислинки", он вообще отказался входить. Горгулье было настолько не по себе от его гневного взгляда, что она сообщила Альбусу о посетителе. Это сэкономило грозному профессору время и избавило от сомнительной радости угадывать названия маггловских сладостей.

Однако сейчас ему было не до причуд старика.

Волшебник влетел в кабинет. Дамблдор преспокойно сидел у себя за столом.

У Северуса в голове мелькнула мысль, как начать разговор - использовать гнев или манипулировать? Но потом он плюнул на свою слизеринскую кровь и решил спросить в лоб. Подтверждение обмана ему не требовалось. Пока он сюда шел, то наложил все известные ему заклинания проверки на свидетельство о рождении. И оно несомненно было подлинно.

Маг гордо подошел к массивному столу и, бросив документ на журнал регистрации студентов, впился взглядом в глаза человека, которому научился доверять.

- Объясни, - потребовал он таким голосом, каким обычно отчитывал учеников, пойманных после комендантского часа вне своих постелей.
Альбус взглянул на свидетельство.

- Мой мальчик, что это?

- Не говорите мне «мой мальчик», Альбус! Что вы наделали?

- Северус, ты не называл меня по имени с тех пор, как тебе исполнилось пятнадцать, - вздохнул Дамблдор. – По крайней мере, в неофициальной обстановке.

- Ваше имя вряд ли относится к делу, Альбус.

- Ты звал меня отцом, а иногда и папой начиная с пятого курса, - продолжал вещать старик. - И это случилось после того, как ты назвал Лили Эванс тем неблаговидным словом, а потом проплакал у меня на плече, считая, что она никогда не простит.

- Насколько я помню, она и не простила, старый проныра. Почему-то мне кажется, что ты посодействовал тому, чтобы именно это я и запомнил.
Альбус, словно не слыша сына, продолжал гнуть свое.

- Помнится, тогда моим первым желанием было отругать тебя за использование таких оскорблений, особенно в адрес другого студента. Но, глядя, как ты прижимаешься ко мне и заливаешь мою мантию слезами, я не нашел подходящих слов. Мы с твоей мамой так старались научить тебя принимать утешение от прикосновений, но почти не преуспели, а тут, подумать только, ты в свои почти шестнадцать лет сидел у меня коленях, - он покачал головой. – Ты всегда был таким волчонком, - волшебник сделал паузу и резюмировал: - а она была единственной, кто делал тебя счастливым.
Выражение лица Северуса смягчилось при слове «она». Он опустился в кресло около стола и, глубоко вздохнув, умоляюще поглядел на Альбуса.

- Что случилось?

Дамблдор встал и направился к Омуту памяти, жестом поманив молодого человека за собой.

- Будет проще, дитя мое, если я все покажу, - он поднес палочку к виску.

Вытянув оттуда длинную серебряную нить, волшебник сбросил ее в сосуд. Затем он подошел к сыну со спины и сжал руками его плечи.

– Сделай это, когда будешь готов.

Снейп глубоко вздохнул и склонился над чашей.


***

Лили и Северус разместились на софе в гостиной дома в Тупике Прядильщика. Малышка Элизабет сидела у мамы на руках, покусывая еще беззубым ротиком пальцы отца. Альбус располагался в кресле около камина.

- Сейчас слишком небезопасно, - произнес бородатый волшебник тихо, словно не хотел, чтобы ребенок услышал. – С каждым днем Волдеморт становится все сильнее, - имя темного мага заставило молодую пару вздрогнуть, но Дамблдор проигнорировал это и продолжил: - он придет, чтобы призвать Северуса на службу. Этот человек не во многом отличается от Гитлера, добившегося власти несколько десятилетий назад в одной из маггловских стран. Когда он находит того, кто может быть полезен ему, он забирает его, независимо от того, хочет этого тот маг, или нет, - он сделал паузу. – Джеймс готов укрыть Лили и Элизабет в Годриковой впадине.

- Никогда, - громко отрезала Лили.

Из-за ее вскрика ребенок испугано посмотрел на маму, и маленькие губки задрожали, предвещая слезы.

Северус взял Элизабет с колен жены и прижал к себе.

- Все в порядке, малышка. Не плачь. Мамочка сердится не на тебя, - он положил ладонь на плечо жены. – Любовь моя, это ненадолго. Для моего спокойствия вы с дочкой должны быть в безопасности. Когда Темный Лорд падет, я приду за вами.

- Даже не подумаю, - Лили впилась взглядом в мужа. – Послушай меня, Северус Снейп…

- Нет, это ты послушай, Лили Эванс, - его голос был ровен. В отличие от своей жены, он не обладал взрывным характером. – Ты возьмешь нашего ребенка и отправишься в безопасное место. Орден продолжит свою работу. Когда мы закончим, то вы вернетесь ко мне.

- Из всех шовинистских…

- Сейчас не время выступать в защиту прав женщин, Лили. Ты помогала Ордену не один год, но сейчас все изменилось. Ты должна защитить нашего ребенка. Единственной причиной, почему я вынужден просить тебя об этом, являюсь я сам. Его цель – я. - Они с Лили упрямо смотрели друг другу в глаза, пока Северус не увидел, как что-то ломается в ее взгляде. Он повернулся к Дамблдору: - отец, подержи Элизабет.

Передав девочку старшему волшебнику, Снейп подошел к жене. Она прижалась к нему и расплакалась.

Рыдания матери взволновали ребенка. Чтобы успокоить ее, Альбус повернул малышку личиком к себе.

- Все хорошо, моя маленькая.

Роза завозилась в его руках, болтая ножками и пытаясь вырваться из объятий.

- Я больше тебя не увижу, - прошептала Лили, когда немного успокоилась и смогла нормально говорить.

Северус покачал головой.

- Не смей так думать. Мы всегда знали, что этот день придет. По этой причине мы не дали Элизабет мою фамилию. По этой же причине мы составили план. Пришло время последовать ему, - он приподнял ее голову за подбородок. – Лили, больше всего на свете я люблю тебя и нашу дочь. Я не могу передать, насколько я хочу быть рядом с вами. Но ваша безопасность для меня прежде всего. Мы снова будем вместе, - он нежно поцеловал ее.

URL
2013-06-16 в 22:32 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
***

Северус отшатнулся от Омута памяти и обнаружил, что Альбус до сих пор держит его за плечи.

- Мы отправили их к Джеймсу, - прошептал старик ему в спину. – После чего я изменил твою память, чтобы Волдеморт не смог увидеть, где они прячутся, - он замялся. – Об этом я буду жалеть всю оставшуюся жизнь. – Маг развернул Северуса к себе лицом и взглянул в темные глаза. – Я внедрил в твою память подкорректированную версию дальнейшего развития ваших с Лили отношений после того момента, когда ты назвал ее грязнокровкой. Я заставил тебя думать, что она вышла замуж за Джеймса Поттера и родила ему ребенка. Я и подумать не мог… - его голос дрогнул, - не мог представить, что твоя реакция на их брак подтолкнет тебя к таким действиям. Мне даже в голову не приходило, что ты добровольно присоединишься к Темному Лорду, отвернешься от Света. Пусть даже на короткое время. Я не учел, что уже тогда в свои пятнадцать ты мог настолько любить ее. Я считал, что если я заблокирую воспоминания о ваших более глубоких отношениях, то тебе не будет так больно ее потерять.

Северус молча выслушал Альбуса, а когда тот закончил, то сполз на пол по стене, к которой привалился, когда осознал до конца все произошедшее. Он спрятал лицо в ладонях.

- Папа… - в отчаяние прошептал он сквозь пальцы.

Дамблдор опустился рядом с ним и обнял. Они просидели так в течение долгого времени, пока старик не почувствовал, как прижимающийся к его плечу маг начал понемногу расслабляться. Северус притих, поэтому Альбус принялся нашептывать успокаивающие слова и поглаживать его по спине.
Наконец, темноволосый волшебник пробормотал что-то в грудь отца, и тот мягко отстранил его.

- Что, сынок?

- Она действительно с сестрой Лили?

- Да, - кивнул Дамблдор. - Нам был нужен член семьи, чтобы поддерживать защиту крови. Мы не были уверены, что Волан-де-Морт окончательно сгинул. Было слишком опасно возвращать ее тебе, тем более, с тех пор, как ты стал… кем ты стал. - Он убрал волосы с лица Северуса.

- Она должна поступить этой осенью в Хогвартс, - спокойно констатировал Снейп и встал на ноги. Подойдя к дивану, он с облегчением опустился на него.

Альбус вздохнул и сел рядом с сыном.

- Так и есть. Однако, мы столкнулись с небольшой проблемой.

Сердце Северуса подскочило чуть не к самому горлу. Несмотря на то, что многие из его воспоминаний до сих пор не вернулись, любовь к дочери ощущалась также сильно, как и десять лет назад.

- Что еще за проблема?

- Письма, что мы ей отправляем, возвращаются обратно. Я ходил в отдел регистрации волшебников, чтобы проверить верный ли адрес дала мне Минерва, хотя и чувствовал, что ошибки быть не должно, - маг призвал свиток пергамента и развернул его на букве «Э».

Снейп пробежал глазами список.

Мисс Э. Эванс
Чулан под лестницей
Тисовая улица, дом 4
Литл Уингинг
Графство Сурей
Не доставлено.

Мисс Э. Эванс
Чулан под лестницей
Тисовая улица, дом 4
Литл Уингинг
Графство Сурей
Не доставлено.

Мисс Э. Эванс
Чулан под лестницей
Тисовая улица, дом 4
Литл Уингинг
Графство Сурей
Не доставлено.


Свиток был длинным. Создавалось такое впечатление, что, несмотря на то, что дом был переполнен письмами, Элизабет почему-то их не давали.

- Как понимать, «чулан под лестницей»? – голос Северуса стал угрожающе тихим. – Означает ли это, что они заставляют моего ребенка спать в чулане?

- Может, это место, которое они переоборудовали в спальню, - предположил Альбус.

- Если бы дело обстояло именно так, то в письме было бы написано «СПАЛЬНЯ под лестницей», ты так не считаешь? – процедил Снейп. – Письма приходят в тот дом, значит она там, и она жива. Тогда почему она их не получает?

- Я не знаю, сынок. Но я хотел отправить туда Хагрида в скором времени, если она так и не получит письмо. Сейчас только июнь. Я не собирался волноваться, по крайней мере, до следующего месяца.

Северус свернул пергамент и посмотрел на отца.

- Я хочу вернуть свои воспоминания.

Альбус вздохнул.

- Мальчик мой, это будет очень болезненно. Я заблокировал их, потому что не желал тебе страданий.

- Я уже не ребенок, отец, - заскрежетал зубами Снейп. - Я хочу помнить о том счастливом времени, что у меня когда-то было. Пожалуйста.

Взгляд Альбуса стал тяжелым.

- Будет лучше, если ты уснешь, - тихо сказал он.

Вызвав домового эльфа, старик заказал обед. Когда его просьба была исполнена, то он указал сыну на поднос.

- Поешь, потом приготовься ко сну. Эту ночь ты проведешь в своей комнате здесь.

- Отец… - начал возражать Снейп против указаний Дамблдора.

- Не спорьте со мной, молодой человек, - устало пригрозил тот. События дня явно утомили его. – Делай, как я сказал. Возвращение воспоминаний - болезненный процесс, как физически, так и эмоционально. Так что, ты либо останешься здесь на ночь, чтобы я мог за тобой наблюдать, либо мы не делаем этого вообще.

Северус нехотя кивнул, в очередной раз понимая, почему ему так не нравилось спорить с этим человеком. Когда он был еще подростком, и старший волшебник ругал его за что-то, то в качестве наказания старик отправлял мальчика в свою комнату. Маленький Северус, злясь на отца, мечтал о том дне, когда станет достаточно взрослым, чтобы отчитывать в ответ. Но, кажется, этот день никогда не наступит. В то время он еще не понимал, что неодобрение Дамблдора причиняло ему такую боль не из-за услышанных обидных слов, а потому, что ему была как воздух необходима его любовь.

Альбус наблюдал за тем, как его сын ест, впиваясь в него предупреждающим взглядом всякий раз, когда тот пытался встать, проглотив всего несколько кусочков. Когда Снейп завершил трапезу, Дамблдор, наконец, указал на дверь, соединявшую кабинет с апартаментами, которые он делил с женой, а много лет назад еще и с Северусом. Откинувшись назад на своем стуле, он приготовился ждать.

Снейп провел много ночей в своей комнате в комнатах своих родителей. Если подсчитать пятничные ночевки, на которых настаивала Минерва, и периоды, когда ему было необходимо убежище от Джеймса и его дружков, молодой зельевар провел там больше времени, чем в собственном общежитии.

Если бы Альбус был в состоянии успешно избавить разум сына от боли, что причинили ему Джеймс и Сириус, то он бы так и сделал. Однако, даже мастер мирового класса не мог вмешиваться в тонкие ткани человеческого разума слишком много раз. Старик вздохнул. Джеймс погиб, а Сириус попал в тюрьму. Лили и Северус назначили двух крестных отцов для Элизабет ― Блэка (хотя, теперь очевидно, что он не подходил на эту роль), и Ремуса Люпина. Снейп выбрал Рема, хотя лучшими друзьями они стали только после инцидента с “грязнокровкой". До тех пор Северус немного опасался любого желающего быть его другом.

Люпин держался от мастера зелий на расстоянии после того, как тому подправили память. Альбус позволил Ремусу сохранить свои воспоминания, но заколдовал так, чтобы он не смог рассказать кому-то еще правду о Северусе и Лили.

Старик услышал, как открылась дверь, и увидел сына в черной пижаме.

- Готов? - осторожно спросил он, поднимаясь и идя с Северусом обратно в комнату.

Они вошли в небольшую гостиную с дверьми в разные комнаты, в числе которых была спальня родителей, приемного сына и еще несколько помещений, куда Снейп никогда не заходил. Директор сопроводил зельевара в спальню, ничуть не изменившуюся с тех пор, как тот жил тут подростком. Северус, не глядя на отца, улегся на кровати. Услышав, как тот фыркнул от смеха, он посмотрел на мага и спросил:

- Прошу прощения?

Альбус ухмылялся.

- Ты собираешься спать на неразобранной кровати? Что бы сказала твоя мама, а?

Северус закатил глаза и снова поднялся. Сдернув покрывало с одеялом, он лег и укрылся.

Дамблдор сел на край кровати и расправил сбившийся плед, подоткнув его вокруг плеч сына.

- Пап, - застонал Снейп.

- Просто позволь мне позаботиться о тебе хотя бы минуту, Северус. Я никому не скажу, обещаю, - он отвел волосы со лба Снейпа и достал из рукава палочку. - Я отменю заклинание, а потом дам тебе снотворное. Ты проспишь некоторое время, пока твой организм будет переживать боль. Наутро могут появиться некоторые последствия процесса, но с ними мы разберемся завтра, - маг поднял свою палочку. - Готов?

- Папа?

- Да? - Альбус опустил руку.

- Если письмо и завтра не будет ей доставлено, я отправлюсь в Суррей.

Дамблдор некоторое время молчал.

-Хорошо, дитя мое. Теперь закрой глаза и расслабься.

Северус повиновался. Пытаясь успокоиться, он слушал, как Альбус бормочет заклинание.

URL
2013-06-17 в 17:42 

Здравствуйте, ~Alena~!
Спасибо за классный и качественный перевод:) Сюжет довольно... неожиданный, как и сам фанфик. Похоже, что автор этого творения перевернул все с ног на голову) Давненько я не читала чего-то настолько сумасшедшего, где с первой же главы сваливается такая куча новых деталей... Единственное, что меня насторожило - это тот факт, что Дамблдор изменил память Снейпу. Хотя, может быть, они договорились? Или директор опять взял на себя роль творца судеб? Уж извините за резкость...
В общем, начало ооочень многообещающее)
И еще, ~Alena~, у Вас в сутках точно 24 часа? Как Вы успеваете писать несколько фанфиков и одновременно переводить что-то новое 0_0? Обожаю Ваши работы))) Не покидайте нас)
Еще раз спасибо за Ваш труд,
Vitus.

URL
2013-06-17 в 22:18 

инна мис
У меня вопрос как выкладывать будешь? В ленте или отдельными постами?

2013-06-19 в 01:17 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Vitus, хм, Дамблдор человек не глупый. По тексту даже можно сказать, что Снейпа он действительно любит как сына, поэтому его действия можно трактовать по разному: с одной стороны, он хотел защитить Северуса (как вы, наверное, заметили, автор сделал сознания магов абсолютно не защищенными от окклюментов, что меня немного сбивает столку), с другой, — наверняка, хотел скрыть от Тома дела Ордена, в которые Снейп был посвящен.
То, как все обернулось, конечно, удручает, но раз автор следует канону, то деваться некуда.
Меня зацепил этот фик тем, что в нем семейная атмосфера.:cheek: То, что все перевернуто с ног на голову - это факт, но любопытно посмотреть, как Снейп справится с дочкой, а не с сыном. Здесь не поорешь и не покидаешься банками с тараканами. Девочек травмировать нельзя... их надо холить и лелеять (да, да, все так! :nail: ).
Как Вы успеваете писать несколько фанфиков и одновременно переводить что-то новое 0_0?
Сама удивляюсь, откуда что берется.
инна мис, в ленте.

URL
2013-06-19 в 18:22 

инна мис
Подписалась.

2014-04-20 в 21:43 

мне очень понравилось...жаль, что дальше не переводится
ljnkzncv, спасибо за классный перевод

2014-04-20 в 22:03 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
superklevo, я не забыла про перевод. Скоро займусь им, не переживайте:cheek:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Квинтэссенция

главная