Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:57 

Жасмин и хвоя. Главы 1-6, эпилог. Закончен!

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Название: Жасмин и хвоя
Бета: 13йЧертенок
Пейринг: ГП/CC, КМ, ММ, РУ
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Жанр: омегаверс, ангст, флафф, романс
Предупреждения: ООС, ПостХог, mpreg
Саммари: Всю жизнь он пытался скрыть от всех и от самого себя, кто он, но в его сорокалетие тайна сама стремится вырваться наружу. И кому посчастливилось быть первым посвященным? Конечно же, Мальчику-Который-Вырос.
Комментарий: Первая проба пера в жанре омегаверс. Надеюсь, получилось.
Статус: в процессе
kiss
headmaster
Фик в комментариях... :what:
запись создана: 01.11.2013 в 23:11

@темы: Снарри, Жасмин и хвоя (мое), NC-17

URL
Комментарии
2013-11-01 в 23:12 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 1


Спустя неделю после своего двадцатилетия, Гарри согласился принять должность профессора ЗОТС в Хогвартсе. И теперь наслаждался прогулкой от Хогсмида до школы. После городских улиц и бесконечных часов, проведенных в министерских кабинетах или спортзалах, лесной прохладно-сыроватый воздух был очень приятен. Профессор МакГонагалл попросила его приехать именно сегодня, и он решил не откладывать. Все дела в Аврорате были улажены, и Кингсли нехотя, но отпустил его.

Поттер не заметил, как ворота с вепрями остались позади. От вида старого замка уже не сводило желудок, как раньше, наоборот, как в детстве появилось ощущение дома. Гарри был рад вернуться.

Когда он взбежал по главной лестнице и вошел в холл, то вдохнул полной грудью. Школа пахла все так же — вкусной едой и приключениями. Поттер неспешно поднялся в кабинет бывшего декана, никого не встретив по пути.

— Войдите, — разрешила профессор, когда он постучал.

Шагнув в светлый кабинет, Гарри улыбнулся.

— Добрый вечер, мадам.

— Наконец-то, Гарри, я уже заждалась, — МакГонагалл отошла от шкафа с книгами и заключила бывшего студента в объятья.

— Рад вас видеть, — немного смущенно сказал Поттер.

— Я тебя тоже. Ты не представляешь, как я благодарна за то, что ты согласился на должность, — радостно выдохнула она, отстраняясь. — В этом году уволилось сразу два профессора. Каждый год кто-то уходит. Это такое мучение — искать замену.

— Мне приятно вернуться сюда, — признался Гарри. — Я как-то привык, что Хогвартс всегда нуждался только в преподавателе ЗОТС.

— В общем-то, да. Но в этом году особый случай. Роланда Хуч решила уйти на покой. У нее родился третий внук, и профессорство стало не так привлекательно, — с сожалением и долей порицания заметила Минерва.

— Вы уже выбрали кандидатуру на ее место? Я мог бы помочь с этим, — предложил Поттер, знакомый со многими квиддичными игроками.

— О, не волнуйся, дорогой, я уже нашла его. Он приедет к началу семестра. Я думаю, ты знаком с Кормаком Маклаггеном?

— Маклагген? — неприятно удивился Поттер. — Он будет вести Полеты?

Давно он не видел этого самовлюбленного типа.

— Да, — пожала плечами профессор МакГонагалл. — Я переписывалась с еще несколькими подходящими для этой должности людьми, но все они сейчас очень заняты.

— В следующем году кубок, поэтому вряд ли кто-то из действующих игроков согласится, — подтвердил Гарри. — Если только запасные.

— К счастью, Кормак оказался свободен и не против вернуться в школу, — профессор МакГонагалл посмотрела на часы и строго проговорила: — идем в Большой зал. Скоро начнется ужин. Северус должен знать, что ты уже приехал, — она загадочно блеснула глазами и открыла дверь, пропуская вперед младшего коллегу.

Поттер фыркнул, уже предчувствуя, какую приветственную речь заготовил для него директор.

— Жду не дождусь теплой встречи, — заговорщически сказал он своей собеседнице.

— Не волнуйся. Он был совсем не против твоего приезда, — улыбнулась та. — В какой-то степени он сам намекнул, кого хочет видеть в качестве профессора ЗОТС.

Это было сюрпризом. Гарри удивленно поднял брови.

— Да-да, — подмигнула Минерва. — Так что, лучше не ссорься с ним раньше времени, — шутливо посоветовала она.

Поттер не нашелся, что сказать.

Пока они спускались в зал, он узнал обо всех изменениях, произошедших в замке, и о том, где теперь находится класс по Защите от темных сил, а также его личные апартаменты. Войдя в открытые двери, Гарри оказался в до дрожи знакомой обстановке. В последний раз он видел Большой зал два года назад на церемонии открытия школы. Честно говоря, тут мало что поменялось — все осталось таким же впечатляющим. Свечи парили над их головами и четырьмя длинными столами. Когда он проходил мимо того места, где сидел когда-то с Роном и Гермионой, его охватило чувство ностальгии. Как же давно это было. Три года, во время которых он изо всех сил старался наладить свою жизнь после войны, были очень долгими.

Внезапно нос уловил ненавязчивый приятный запах, прошивший сознание, как лезвие ножа. Поттеру показалось, что он очутился в сосновом бору, ветер колыхал верхушки деревьев, а солнечные лучи мягко грели кожу. По воздуху откуда-то плыл тонкий аромат жасмина. Это неожиданное видение заставило его замереть на месте. Он заинтересованно раздул ноздри, силясь определить, откуда это благоухание, но не смог.

— Наша прежняя знаменитость соизволила почтить нас своим вниманием. Как мило, — от ни с чем не сравнимого сарказма Северуса Снейпа не мог бы защитить даже бронированный танк. — Видимо, аврорская практика особо вас не впечатлила, раз вы решили взяться за такое отчаянное занятие, как обучение гормонально неуравновешенных подростков?

— Здравствуйте, сэр, — Гарри был в хорошем настроении, так что решил пропустить яд мимо ушей. Однако он не последовал за Минервой, уже опустившейся в свое кресло, а остался стоять напротив директора. — Как оказалось, профессия аврора мне не по душе.

Лицо Снейпа осталось холодным и бесстрастным, только уголок губ слегка приподнялся, выказывая пренебрежительную насмешку.

— И что же подсказало вам, что профессорство в Хогвартсе именно то, что вам нужно? — черная бровь вопросительно взлетела вверх.

— Не попробуешь — не узнаешь, — пожал плечами Гарри.

— Совершенно в вашем духе. Садитесь, Поттер, не мозольте глаза, — кажется, сегодня Снейп был не настроен к обмену витиеватыми колкостями, поэтому обратил свое внимание на появившиеся на столе вкусности.

Гарри хмыкнул и, наконец, присоединился к Минерве, которая расслабилась, когда встреча старинных врагов закончилась на вполне благодушной — для Северуса — ноте.

Поттер сел и облегченно выдохнул. Вообще он думал, что все будет куда неприятнее. Внезапно он опять уловил дивный запах, на этот раз сильнее. Пульс подскочил, и в помещении сразу же стало душно. Хорошо известные симптомы безошибочно подсказали ему, что он чует. Все остальные ощущения отошли на второй план.

«Но от кого?» — недоуменно задался он вопросом, незаметно посматривая на присутствующих.

Через некоторое время появились остальные профессора. Их пока было не так много — некоторые еще не вернулись из отпусков, кто-то просто предпочитал трапезничать у себя в комнатах. Так как до учебного года оставалось три недели, это было в порядке вещей. Они приветствовали Гарри, а тот смущенно здоровался. Один обитатель Хогвартса был особенно рад возвращению Героя. Им, конечно, был Хагрид.

Когда он увидел Поттера, то не сдержался и, не давая возможности подняться, сгреб его в крепкие объятия прямо со стула.

— Ты меня задушишь, — засмеялся тот, чихая от резкого запаха псины, которой пропах кафтан лесника.

— Я так счастлив тебя видеть! — проревел полувеликан, вытирая навернувшиеся слезы. — Как же давно от тебя не было вестей.

Гарри смутился, заметив, как на них смотрят учителя — с радостью и умилением, — и только Снейп — с брезгливым отвращением. У того явно болела голова, потому что он длинным пальцем массировал висок.

— Давай, рассказывай, какие у тебя новости? — спросил друг, размещаясь рядом с Поттером. — Надолго ли к нам?

— Я буду преподавать в этом году, — сообщил тот, возвращаясь на свой стул.

Глаза Хагрида засветились.

— Вот это новость!

— Прошу тебя, Рубеус, умерь свой восторг, я так никогда не попаду в кубок, — раздраженно осадила Минерва, пытавшаяся налить себе сока, но ей мешал трясущийся стол.

— Ох, простите! — спохватился тот и опять посмотрел на Поттера. — А что учеба?

— Ну, — Гарри не хотел обсуждать эту тему, — мне разонравилось. Хочется чего-нибудь более жизнеутверждающего.

— Ты правильно сделал. Детишки они веселые, но приглядывать надо за ними во все глаза.

— Почаще напоминайте себе об этом, — назидательно вставил директор. — Совы с прошлого раза до сих пор приносят гневные письма от родителей, — скривился он.

Те участки кожи на лице Хагрида, что не были покрыты волосами, заалели.

— Это случайность, сэр! Я уже тысячу раз объяснял вам, что произошло…

Снейп закатил глаза, после чего взглянул на Поттера.

— Минерва уже рассказала вам, где ваши покои?

Гарри кивнул.

— Да, на третьем этаже...

— Хорошо. Завтра до завтрака зайдите ко мне, — Снейп поднялся, расправив свою черную мантию — вкусы в одежде у него явно не изменились. Мантия была новая и превосходно сшита из шерсти отменной выделки, однако директор по-прежнему предпочитал практичность изысканному лоску, и уж тем более жизнерадостным до рези в глазах нарядам своего предшественника. — Доброго всем вечера.

Привычной стремительной походкой он покинул зал, на выходе повернув в сторону главных дверей.

Гарри оторвал взгляд от его фигуры и рассеянно посмотрел на свою так и не наполненную тарелку. Тонкий аромат исчез, унося за собой призрачное возбуждение.

Дальше вечер тек очень спокойно. Хагрид говорил без остановки и спрашивал его обо всем на свете. Поттер отвечал и умудрялся кое-что съесть.

URL
2013-11-01 в 23:16 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Мирные будни размеренно шагали один за другим. После утреннего разговора со Снейпом в его кабинете Гарри понял сразу две вещи. Первое, раньше он очень сильно недооценивал должность учителя, потому что у него появилось столько обязанностей, что мысль о возвращении в Аврорат частенько забредала в его голову. Второе, что оказалось совсем не мелочью, он совершенно точно ощутил, что его бывший школьный мучитель и нынешний глава Хогвартса и обладатель множества всяких славных наград — омега. Если бы это не было до такой степени непостижимо, он бы ржал не умолкая и прямо в кабинете директора. Событие века!

Нет, то, что в мире полно таких необычных созданий, его не удивляло, но чтобы Снейп был омегой, это просто в голове не укладывалось. Если у Гарри и были раньше подозрения на его счет, то точно он приписал бы его к альфам, коей являлся сам. Поттер не мог сказать, что встречал в своей жизни хотя бы вполовину столь же гордого и отважного человека, каким был Снейп. И тут такое. Омеги по определению отличались кротостью, трусоватостью и… они не становились настолько морально непробиваемыми и уж точно не оказывались во главе чего-либо подобного магической школе. Тем более, то, что делал Снейп во время войны, просто не вязалось с сознанием омеги. Как он сумел вытравить из себя животное?

«Он весьма и весьма искусно скрывает это», — подумал Гарри и нахмурился.

Раз он смог уловить запах течки, это значит, что у профессора что-то неладно с маскировкой. Ведь раньше Поттер никогда ее не чувствовал, как и все остальные альфы, находившиеся в школе.

После их разговора Гарри не видел Снейпа три дня, что подтверждало, что тому сейчас либо слишком хорошо, либо наоборот. От Минервы он узнал, что начальник в отъезде и вернется только в четверг — на четвертый день. Поттера это повеселило. Он никогда не задумывался о личной жизни Снейпа… хотя, наверное, и сейчас не очень-то хотел.


* * *

Возвращаясь в среду вечером от Хагрида, он слегка пошатывался. Кажется, не стоило пить вторую кружку эля. Поттер икнул и поднялся по лестнице. Добравшись до главных дверей, он заметил, что они не плотно закрыты. Затворив их за собой, Гарри побрел дальше.

Чтобы ни во что не врезаться, он все же оторвал взгляд от пола… и застыл столбом.

У входа в подземелья, опираясь рукой о стену, стояла высокая фигура. От конвульсивно вздрагивающих плеч и тяжелого дыхания Снейпа Поттера бросило в жар, а потом окатило холодом. Он резко протрезвел.

Быстро подойдя к зельевару, Гарри оглядел его. От него пахло озоном, как после аппарации, но того сладкого аромата больше не ощущалось.

— Сэр? Вам плохо? — спросил он, дотрагиваясь до его предплечья.

Спина под темной тканью выпрямилась. Снейп глубоко вздохнул — выдох получился рваным — и посмотрел на потревожившего его Поттера с холодным выражением лица.

— У вас какое-то дело ко мне, помимо глупых вопросов? — стальным голосом спросил он.

Гарри нахмурился, видя, как бледная кожа Снейпа становится землистой.

— Нет, у меня нет к вам дел.

— Тогда идите, куда шли.

Резко развернувшись, Снейп начал спускаться вниз по лестнице.

Поттер не сдвинулся с места, наблюдая, как он идет не присущей ему тяжелой походкой. Прищурив глаза, Гарри ждал. Снейп добрался до низа и направился вдоль по коридору. Поттер больше не видел его, но слышал гул шагов и то, как внезапно они стихли. Не медля больше, он быстро спустился по ступеням.

Директор стоял, привалившись к стене плечом. Гарри коснулся его.

Снейп дернулся, кажется, не заметив, как тот подошел, и брезгливо оттолкнул его руки.

— Не трогайте меня, Поттер! Вам что, нечего делать?! — хрипло зашипел он.

— Я помогу вам, — неуверенно сказал тот, внезапно заметив кровь на белых манжетах. — Вы ранены?

— Нет, неудачное приземление после перемещения, — выплюнул Снейп и сорвался с места.

Гарри побежал следом.

Мастер зелий прихрамывал и, видимо, не мог больше скрывать этого.

— Оставьте меня в покое, Поттер, иначе завтра же отправитесь искать новую работу, — бросил он через плечо, останавливаясь у своих апартаментов.

— Если вы не доживете до завтра, то никто и не узнает, — фыркнул Поттер.

— Я сейчас же напишу приказ об увольнении! — рявкнул Снейп, когда Гарри поставил ногу перед закрывающейся дверью и вошел за ним.

— И что вы там напишете, что Гарри Поттер пытался предложить вам помощь, а вы его за это уволили?

— Поверьте, в таких делах я очень изобретателен! — угрожающе произнес Северус, наступая на незваного гостя. Кажется, злость придала ему сил. — А вот то, что вы ворвались ко мне в комнату ночью, уже заслуживает некоторых санкций. Так что прошу вас по-хорошему, соберите те крохи мозгов, что у вас еще остались, и потрудитесь выйти вон! — голос буквально вибрировал от ярости.

Гарри сжал зубы, понимая, что действительно ведет себя не совсем прилично. Сделав шаг назад, он выскочил за дверь. Она с громким хлопком закрылась за ним.

Поднимаясь по лестнице обратно в холл, Поттер ругал себя за непроходимую тупость. Нашел к кому лезть с помощью!

Выйдя наверх, он остановился перевести дух. Никогда ему не нравился подъем из подземелий, ступеньки были уж чересчур высокие. Пока он стоял, упирая руки в колени, то вдруг заметил что-то на полу. Присев, он провел пальцем по нескольким темным каплям.

— Вот дерьмо! — ругнулся он, выпрямляясь.

«Он закрылся заклинанием, вот почему не чувствовался запах крови. И не только ее».

Однако идти обратно он не рискнул. Да и зачем? Снейп взрослый человек и в состоянии вылечиться сам.

Зачем ему презренная помощь какого-то Гарри Поттера?

URL
2013-11-02 в 00:19 

инна мис
Плюсик.

2013-11-02 в 00:49 

Два плюсика, жду продолжение.

2013-11-02 в 02:33 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Прода сегодня после полудня, как только отойду от ночной смены:weep:

URL
2013-11-02 в 09:02 

Тишина Знания
"Мукет Болдавии", помидоры и бубен! (С)
подписался, жду проду!

2013-11-02 в 10:11 

Ари-Молчащая
Dum spiro, spero.
Заинтересовало :) Буду рада читать дальше :)

2013-11-02 в 15:13 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 2


С началом учебного года у молодого профессора дел стало даже больше, чем он представлял, а времени несправедливо меньше. Первый урок у третьего курса прошел неплохо, как и у второго, и всех других. Некоторые старшекурсники узнавали его, как своего однокашника (когда он заканчивал Хогвартс, некоторые из них были на первых-вторых курсах). Поттер конечно многих не вспомнил, но они ему и сами назвались. В общем, все было неприлично хорошо.

Присоединившийся первого сентября к профессорам бывший вратарь Пушек Педдл Кормак Маклагген немного выделялся из общей массы строгих учителей. Как отметил Гарри, тот не особенно изменился за прошедшие годы, скорее, стал еще наглее, самоувереннее и держался с еще большим апломбом. Ко всему прочему осталось неизменным и то, что он был также красив.

По сравнению с августом, в сентябре время потекло быстрой рекой. Незаметно, шелестя золотой листвой, прошел первый месяц осени, за ним, завывая прохладными ветрами, октябрь и настал сырой и промозглый ноябрь.

За эти дни Гарри полностью вжился в школьную рутину и порой ощущал, что ему доставляет удовольствие его работа. Нет, не проверка эссе или чтение лекций, а внимание студентов и попытки его завоевать; ему полюбились совместные трапезы в Большом зале, вечерние посиделки в кругу профессоров или у Хагрида в хижине за кружечкой крепкой медовухи, и прогулки по Запретному лесу. Это все создавало видимость и ощущение семейного тепла и причастности. По выходным он не раз встречался с друзьями — либо у них дома, либо в любимом пабе в Лондоне. Пару раз Рон с Гермионой приезжали погостить в Хогвартс, что нередко заканчивалось ночными прогулками по замку.

Как раз в эту субботу его лучший друг должен был приехать на межсезонный матч по квиддичу между Слизерином и Гриффидором.

Гарри встретил его в Хогсмиде, и они отправились на стадион.

— Давай сядем среди Гриффов? — задорно предложил Рон, пробираясь через толпу студентов.

— Я должен быть среди профессоров, — качнул головой Гарри.

— А-а, так забей, — со знанием дела посоветовал Рон.

Поттер фыркнул, но, заметив, как косятся на них ЕГО студенты, посерьезнел.

— Никак. Идем туда, — он указал на свободный проход, куда еще не успел добраться поток.

Они быстро проскочили по нему и начали подниматься по ступенькам наверх.

— Я уже и забыл, как тут высоко, — простонал Уизли.

Гарри хмыкнул.

Они вышли на площадку. Поттер поискал свободные места, которых было пока в достатке. Кроме профессоров МакГонагалл и Флитвика никого и не было. Пробравшись на третий ряд, Гарри пропустил Рона вперед, и сел рядом.

— Доброе утро, профессор! — радостно закричал спутник Поттера.

— О, мистер Уизли, — улыбнулась Минерва. — Рада вас повидать. Как у вас и Гермионы дела? Я слышала, она устроилась в Комитет по Образованию в Министерстве.

— Да, — кивнул Рон и принялся с меньшим, но очевидным энтузиазмом рассказывать об успехах своей жены.

Через полчаса стадион ломился от зрителей.

Кормак вышел в центр поля, левитируя перед собой сундук с инвентарем.

— Вот куда он смылся из команды, — хохотнул Рон, рассматривая профессора Полетов. — Ну, красавец! Ты слышал, почему он ушел? — ухмыльнулся он.

— Он сказал, что рассорился с капитаном, — пожал плечами Гарри.

— Да, и еще как, — покачал головой друг. — Там такое было… В вестнике об этом, конечно, не упоминали, но накануне матча Кормак прекрасно развлекся вместе с Брэйди Бирном — загонщиком команды Уимбурнских Ос. Он так сильно перебрал с выпивкой, возможно, даже не самостоятельно, — задумчиво прищурился Рон, — что на утро еле на метле держался. Ловец Ос в интервью жаловался, что во время матча Кормак пытался ударить его и скинуть с метлы. Но это все цветочки, — хихикнул он. — На десятой минуте игры его вывернуло прямо на зрителей.

У Гарри рот открылся от удивления.

— Его удалили с поля, — продолжил Уизли. — В газете говорилось, что он в тот день подхватил какую-то болезнь, поэтому так странно себя вел. Матч они тогда завершили в ничью, на счастье Кормака.

— Его попросили уйти? — понял Гарри.

— Да, и очень настоятельно. Анджелина говорила, что даже до этого инцидента он не очень ладил с членами команды. Звездная болезнь ударила в голову.

Раздался свисток, и игроки взлетели в воздух. Судья выпустил снитч, вышибалы, а затем подбросил главный мяч. Игра началась.

Порыв ветра принес слабый аромат жасмина и хвои, отчего Гарри пропустил первые попытки Гриффиндорцев завладеть квоффлом. Дрожь прошла по телу, заставляя напрячься. Он ощутил, как позади него кто-то сел (хотя личность этого кого-то вполне была известна). Запах стал насыщенней, окутывая сознание и мешая связно мыслить. Сердце зачастило, дыхание сбилось. Поттер попытался сглотнуть пересохшим горлом, но ничего не вышло. Волна жгучего возбуждения ударила в голову и заставила подскочить с места.

Краем глаза он заметил, как вздрогнул Снейп. Пошатываясь, Гарри сбежал на нижнюю лестничную площадку. Остановившись, чтобы перевести дух, он снова сполна глотнул дурманящей эссенции. Зарычав, Поттер побежал дальше. Голова кружилась, но ноги послушно отсчитывали ступени.

«Немедленно убраться отсюда… Быстрее», — ему казалось, что он просто ползет.

Запах все еще стоял в носу, словно впитался в него, и сила, с которой он сводил его с ума, была грандиозной, словно кто-то наложил десятикратное Империо. Еще чуть-чуть, и он не сможет сдержаться. И тогда обратный путь на трибуну пролетит в мгновение, и сам черт будет ему не брат.

Еще никогда Гарри не приходилось испытывать такое сильное влечение.

И это говорило, что Снейп — не простая омега.

Поттер остановился и истерично засмеялся, не замечая, что вместо смеха из горла вылетает хрип наперебой с воем.

Это просто бред! Не может же Снейп…

Он мотнул головой.

Ему хотелось закричать. Из всех людей на этом свете его половинкой был человек, с которым у него никогда ничего не могло быть. И который уж точно скорее оторвет себе обе руки, чем захочет, чтобы что-то было. О своих желаниях Гарри вообще предпочел не задумываться. Для него это было пока вне границ понимания.

«Безумие, какое безумие».

— Гарри! — окрикнул его Рон.

Задыхающийся от бега Уизли догнал его и встревоженно спросил:

— Что случилось? На тебе лица нет.

Поттер непечатно выругался и застонал.

— Прямо вот так? — покачал головой товарищ, шокировано уставившись на него. — Не припомню, чтобы ты прежде так красноречиво изъяснялся.

Гарри закусил губу, до боли сжимая кулаки. Рону он так ничего и не рассказал.

URL
2013-11-02 в 15:16 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Проведя весь оставшийся день в своих комнатах, Поттер только к вечеру пришел в себя. Ситуация была сложной, но, возможно, насколько бы это странно не звучало, стоит решать ее с профессором. Если Гарри почувствовал в нем свою пару, то Снейп не мог не ощутить того же. Ему-то даже проще было определить. Вот только, почему он сразу не рассказал обо всем ему?

Хотя, на это были тысячи причин, но… данная ситуация должна была перечеркнуть все доводы рассудка. Омега не может долго сопротивляться притяжению. Для него истинный альфа, как источник живой воды для жаждущего напиться. Зачем же тогда в прошлый раз он ходил к другому? Это практически насилие над собой. Или он сделал это, лишь бы не заявиться на порог к Поттеру?

Кстати, об этом…

Гарри посмотрел на часы и подскочил, как ужаленный. Он не знал, во сколько в прошлый раз Снейп уходил из замка. Неожиданно, но он ощутил, что не хочет, чтобы тот опять исчез, прекрасно понимая, что это подразумевает добровольное согласие на секс с ним.

"Вот это точно форменное безумие", — нервно хмыкнул он и провел пятерней по волосам.

Какими бы сложными ни были их прежние отношения, Снейп давно вызывал у Гарри уважение, как к строгому и умному человеку, и он ощущал признательность ему за все, что тот для него сделал. Он был совершенно уверен в том, что не желал, чтобы тот искал себе партнера на цикл. Его прошлое возвращение со "свидания" говорило само за себя: с ним был отнюдь не добрый знакомый. Отчасти за Поттера говорил комплекс героя, а с другой стороны недремлющий альфа. Если зельевар был его, то черта с два он станет делить его с кем-то. Гарри буквально чувствовал, как закипает кровь и где-то внутри рычит зверь.

Особо не задумываясь, как все это вообще у них может быть, он уже летел по коридору к лестнице. Ему понадобилось не больше пяти минут, чтобы добраться до подземелий и оказаться перед апартаментами главы Хогвартса. Он стоял и думал, как ему справиться с запахом, который точно помешает ясно мыслить. О притупляющем обоняние зелье он задумался в последний момент. Поможет ли оно? Зверь обладает обостренными чувствами.

Все его думы были прерваны, как только дверь перед ним неожиданно открылась.

Встретившись с глубокими черными глазами, Поттер забыл, что хотел сделать. На него обрушилась лавина подчиняющего запаха. Один удар сердца, и он сделал широкий шаг, оказавшись в комнате, и отрезав Снейпа от выхода.

Директор отшатнулся от него, подавляя испуг, отразившийся на надменном лице. Видимо выражение голода в глазах альфы было хорошо ему знакомо. В его руках появилась палочка.

Гарри молниеносно отбил проклятье, но Снейпу хватило этих мгновений, чтобы скрыться в спальне. Поттер не успел самую малость, и дверь почти ударила его по носу.

Это отрезвило его на пару минут. От прокатившегося по сознанию ужаса его затошнило, и он привалился спиной к стене. Влечение было настолько сильным, что он, забыв обо всех передуманных за день мыслях, бросился на омегу. Вот тебе и «как это может быть». Все просто и элементарно. Животные инстинкты брали верх.

— Поттер, проваливайте из моей квартиры! — голос из-за двери старался быть твердым, но справлялся откровенно хреново, дрожа. — Я не побоюсь испробовать на вас Круцио.

Гарри уже хотел сорваться с места, но не смог пошевелиться. Дивный аромат ударил по мозгам с новой силой, заставляя заурчать от вожделения. Тряхнув головой, он хотел прогнать наваждение, но, естественно, не получилось.

Альфа заметался по комнате, ничего не видя перед собой. Случайно споткнувшись, он зашипел и пнул угол кресла. Тело ломило, а брюки уже ощутимо давили на член. Порывисто развернувшись, он со всей силы влетел плечом в дверь. Не помогло. Не чувствуя боли, он выхватил палочку и обрушил на несчастный кусок дерева столько магии, что волосы на голове наэлектризовались.

Выдохшись, он упал на колени и сжал кулаки. Он сам себя не узнавал, что уж говорить о человеке, которого он загнал в угол в его же собственной спальне. Зная Снейпа, Гарри сомневался, что его просто запугать, но во время течки все омеги особенно уязвимы.

В таком безумном состоянии Поттер провел большую часть ночи. Все его старания не оставили на двери и стенах ни царапины. Обострившийся слух подсказал ему, что волшебник по ту сторону часто дышит и иногда тихо стонет. Боль у омеги от неудовлетворенности порой достигала высоких пределов.

«Вот, значит, как! Сдохнешь, но не дашься! — злость заклубилась в груди, зеленые глаза потемнели. — Кому же ты позволяешь себя трахать?! — вдруг вклинились в поток ревнивые мысли. — Почему ты не уходишь, гад? Можешь же аппарировать! Нравиться дразнить меня?»

Гарри поднялся и прижался к нагревшейся двери. Не часто, но у него получался трюк с щитовыми чарами. С его взбудораженной на данный момент магией, вполне могло сработать. Ощущая пульсацию энергии, он постепенно вливал в нее свою, ослабляя и полностью снимая. Потребовалось много времени, и наконец…

Раздался тихий звон, и Поттер преодолел чертову преграду. Спальня оказалась пуста. Гарри, мягко ступая, приблизился к ванной.

Странно, что Снейп не наложил на нее щитов.

Поттер свободно проник внутрь и увидел его, неподвижно стоявшего напротив зеркала. Одного взгляда на отражение хватило, чтобы злость и возбуждение поостыли.

Бледное заострившееся лицо покрылось испариной; искусанные губы чуть приоткрылись, и по подбородку потекла струйка крови. Чернильные глаза смотрели на Гарри и выражали столько всего, что тот невольно почувствовал мурашки.

— Никаких меток на мне не оставлять, и через три дня я должен приемлемо ходить, — единственное, что твердо и с глубокой ненавистью смог выговорить Снейп.

Эта фраза неприятно кольнула Поттера, физически ощущавшего, что он не первый, кому тот ее говорит.

Подойдя ближе, он положил руки ни плечи зельевара и сжал их. Омега не дрогнул, продолжая стоять прямо. Гарри прижался к нему, вдыхая чертовски прекрасный запах чистоты и свежести, лесной свободы. Удивительно, что именно это стало отражением всего, что он любит.

Взявшись за края длинной мантии, он дернул ее. Пуговицы разлетелись во все стороны, но Снейп никак не показал своего возмущения, а Поттеру было все равно. Он стягивал мешающий кусок ткани с всегда неприступного и презирающего его учителя. Руки заскользили вниз, и замерли от неожиданности, не нащупав в положенном им месте брюк и белья. Гарри посмотрел в зеркало. Снейп больше не глядел на него, он закрыл глаза и прерывисто дышал.

Поттеру стало не по себе, что сыграло небольшим отрезвляющим фактором.

— Что, Герой, не хватает запала? — цинично выплюнул Северус. — Или я не соответствую вашим представлениям там внизу. — Он взглянул на альфу со злой усмешкой. — Может, вы ожидали, что я стану просить и умолять, валяться у вас в ногах?

— Не ожидал такой вульгарности, — Гарри поморщился, попадаясь на провокацию.

Развернув к себе Снейпа, он впился в его кривящиеся губы. Ощущения резко изменились, заставляя его потеряться в них. Ему было хорошо и плохо одновременно, болезненное многочасовое возбуждение лишало остатков разума, но… даже в таком состоянии он не мог не понять, куда именно ходил мастер зелий, чтобы избавиться от неприятной проблемы. Его слова и отсутствие брюк ясно это показали. В Лютном переулке был бордель (и Поттер знал это не понаслышке), в который приходили не только альфы, но и беты, и омеги. Последние могли провести там не один день, оказывая услуги на ровне с работниками заведения. Тамошние обитатели как раз ходили в подобном облачении, чтобы не портить одежду, если клиенту будет невтерпеж.

Поттер умерил пыл, чувствуя, как дрожат чужие губы. Руки жили своей жизнью, поэтому верхняя часть многослойной одежды Снейпа уже валялась рядом с мантией. Схватив холодную ладонь, Гарри быстро потянул его в спальню.

— Ложитесь, — велел он ему.

Северус подчинился, сразу вставая на колени и утыкаясь лицом в подушку.

Быстро сорвав с себя одежду, Поттер забрался следом. Оценив принятую профессором позу, он ухмыльнулся и погладил его по спине. Кожа оказалась очень гладкой и даже бархатистой. Пальцы сразу же начали прослеживать все изгибы худого тела, следом за ними и губы. Одним рывком Гарри перевернул омегу на спину. Снейп от неожиданности начал сопротивляться, делая попытки отвернуться, но Поттер не позволил ему.

— Я не хочу это видеть! — хрипло гаркнул Северус.

— А чего ты хочешь? — тяжело дыша, рыкнул Гарри и стер с его подбородка кровь.

Он целовал его в длинную тонкую шею и упоительно урчал.

Снейп настороженно смотрел на него, словно стараясь вычислить, что тот задумал.

Поттер, не останавливаясь, проследовал поцелуями по груди, пару раз прикусив каждый сосок, и остановился на животе. На своем пути он отметил несколько старых шрамов на ребрах. В полумраке их почти не было видно, а вот губы все чувствовали. Сильная судорога свела тело под ним, и Гарри поднял голову.

Лицо зельевара исказилось от боли, и он опять закусил губу.

— Ш-ш-ш, — Поттер погладил его бока и спустился ниже.

Раздвинув ноги, он содрогнулся, ощутив, как обильно началась течка. Пришлось укусить ладонь, чтобы не сорваться. Глаза Снейпа расширились, когда он увидел это. Гарри пытался дышать медленнее, но сейчас это было просто невозможно.

Быстро пробравшись рукой между ягодиц, он обнаружил влажное отверстие. Когда один палец вошел внутрь, то на всю комнату раздался отчаянный всхлип. Снейп смял простыни руками, широко раздвигая коленки и пытаясь сильнее насадиться. Поттера затрясло.

Еще один палец скользнул в жаркий плен. Снейп вскрикнул, и Гарри сорвался. Он навалился на мужчину и, прижавшись губами к выпирающим ключицам, одним толчком вошел в него. Глаза закатились, а из груди вырвалось звериное рычание. Тонкие ноги сжали его бока, и это сорвало ему крышу. Он начал двигаться, быстро переходя на совсем отчаянный ритм. Практически вбиваясь в омегу, он ничего не видел перед собой, кроме великолепной белой шеи. Чувствуя колоссальный наплыв адреналина и энергии, Поттер впился зубами в нежное великолепие.

Снейп под ним стонал и выгибался. На его лице было столько же удовольствия, смешанного с капелькой боли, сколько у Гарри экстаза и необузданной силы.

URL
2013-11-02 в 15:16 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Оргазм был необычным для обоих. Поттер закричал и, ведомый животными инстинктами, вцепился в любовника. Снейп вскрикнул от того, как сильно его сдавили, выбивая воздух из груди, но сумасшедшая кульминация отвлекла его.

Гарри быстро перевернул их, чтобы увеличивающийся член не смог причинить партнеру вред.

Северус уставился на него не понимая, что тот делает. Лежать на нем было занятием морально неудобным.

— Как вы? Не больно? — спросил Поттер, удовлетворенность светилась в его взгляде.

Снейп скривился, стоя на локтях и стараясь, как можно дальше отодвинуться от него.

— Если хоть одна душа узнает о том, что сегодня произошло, то вы не доживете до следующего дня рождения, — со спокойствием садиста, точившего скальпель, сказал он.

Гарри убрал падающие на глаза Снейпа волосы и заглянул в них.

— Я задал вопрос, — твердо заметил он.

В черных омутах появилось непонимание и подчинение. Да, да, сколько бы Снейп ни хотел ощутить себя властным и грозным, он ничего не мог поделать со своей природой, когда альфа брал все в свои руки.

— Я…

— Что “ты”? — Поттер приподнял голову и слизнул кровоподтек на остром подбородке.

— Нет, — нехотя выдавил Снейп.

— Я могу звать тебя по имени?

Зельевар колебался и ко всему начал задыхаться, ощущая, как член внутри него, увеличиваясь, стал давить на простату. Он тихо застонал от удовольствия.

— Ну же? — Гарри качнул бедрами.

Северус закричал.

Поттер прекратил.

— Можешь… Можешь, только сделай так еще, — почти мольба.

Гарри облегченно улыбнулся и повторил движение.

Очень скоро его живот оросило семенем, что весьма напрягло Снейпа, когда он пришел в себя. Он быстро пробормотал заклинание очищения и, словно ожидая чего-то, с опаской посмотрел на Гарри.

Поттер же погладил его по голове и привлек к себе на плечо.

— Почему ты не попытался вынуть его? — осторожно спросил Снейп через несколько минут.

— Сцепка уже произошла, я сумел бы только перевернуть нас, — расслабленно ответил Гарри, поглаживая волосы на затылке любовника.

— Ну и что?

— Тебе было бы больно, нет? — хмыкнул Поттер.

Снейп ничуть не расслабился, и Гарри понял, к чему такой вопрос.

— Кто-то пытался вытащить? — гневно спросил он.

Северус вздрогнул и отвернулся.

Гарри выждал еще несколько минут, надеясь на ответ, но его так и не последовало.

— Куда ты ходишь каждую течку? — все же поинтересовался он.

Хотелось ошибаться в своих догадках, но очередное молчание, подтвердило их основательно. Поттер сжал зубы, чуть ли не заскрипев ими, и заставил себя успокоиться.

— Ты мастер зелий, я не понимаю.

— Зелье вызвало привыкание, — наконец-то заговорил Северус. — Оно помогало почти всегда, но последние два цикла ничего не берет.

— А переждать?

— Я быстрее сойду с ума, — устало и с отвращением выдохнул он.

Гарри ощутил вставший в горле комок.

Прошло около часа, и узел начал уменьшаться. Альфа аккуратно вышел из влажных ягодиц.

— Помочь тебе дойти до ванной? — спросил он, подавая руку.

Северус принял помощь, но в душ отправился один.


* * *

РОV Снейпа.

Единственное, что он ощущал, кроме приятной истомы, которая была для него подарком судьбы за последние полгода, это удивление и облегчение. В этот раз не было удушливого неприятного смрада чужой альфы, и не было побоев. Никто не разрывал его во время сцепки и, вроде бы, не собирался бросать в первый же день течки, заставляя искать нового "приятеля", который не прочь полакомиться тем, что досталось от другого.

Северус всегда менял внешность, когда отправлялся на поиски любовника. Так поступали многие умные омеги, так и не обретшие своих постоянных альф. Он всегда предохранялся и носил с собой целый набор бывалого бойца для повреждений от жестокости. Во время секса он не мог себя защитить, а если въевшаяся в сознание роль железного директора все же прорывалась, то партнер быстро ставил его на место. В прошлый цикл он как раз поплатился за свой длинный язык.

Поттер оказался не так плох, как и подсказывало чутье омеги. Он был его парой, поэтому не было так больно и эмоционально неприятно. Наоборот, одно наслаждение. Он был первым, кто достойно подготовил его. Его поцелуи не хотелось содрать с кожей, а внутренности промыть дезинфицирующим бальзамом. И эти его дурацкие вопросы... словно, его волнует...

Северус покачал головой и посмотрел в зеркало.

— Что это такое? — задохнулся он, в состоянии близком к шоку, разглядывая покрасневшую отметину. — Поттер… — прохрипел он, не веря своим глазам. — ПОТТЕР!!!


* * *

— ПОТТЕР!!!

Снейп выскочил в спальню и в два шага преодолел расстояние до севшего на кровати Гарри.

— Я кажется предупреждал, что не потерплю на себе меток! — прорычал он, указывая на укус.

— Думаю, теперь тебе не надо искать других альф, — спокойно ответил Поттер.

— Да какое ты имеешь право решать за меня? — рявкнул Снейп.

Гарри смотрел прямо, и его взгляд ясно отражал его мнение.

— Мой запах успеет развеяться за четыре месяца, — он соскользнул с постели и поискал глазами одежду. — Я пришел к тебе потому, что почувствовал в тебе свою пару. Если я тебе не по душе, то я не буду настаивать.

Поттер надел штаны и поднял рубашку. Говоря эти слова, он надеялся, что Снейп передумает.

— Какая жертвенность, — припечатал тот, уверенным движением складывая руки на груди, в его глазах было упрямство.

Гарри подошел к нему.

— Я не ожидал, что все так получится. Правда. Когда я шел сюда, я хотел поговорить… Книззла Риддлу в штаны, это был самой тупой мой поступок. Я ведь почувствовал твой запах как только приехал, — он отрывисто вздохнул. — Вряд ли ты усомнишься, если я скажу, что не ожидал найти свою пару в тебе. Для меня это тоже шок, — он сделал паузу, обдумывая следующие слова, и со всей уверенностью заключил: — если ты будешь со мной, то зелья тебе будут не нужны, как и поиск других партнеров. Я не стану вредить тебе и никому ничего не расскажу.

Черные глаза внимательно смотрели на него. Гарри робко улыбнулся, понимая, что ему нравится легкая неуверенность во взгляде директора.

— Оставайся, — спустя вечность, сказал он. — Я не против и надеюсь, что ты действительно выполнишь последние два пункта.

Поттер был доволен.

— Ты поэтому захотел, чтобы я преподавал тут? — этот вопрос весь день не давал ему покоя.

Снейп ухмыльнулся.

— Как бы мне хотелось сказать да, но нет, — он втянул воздух через затрепетавшие ноздри и неохотно признался: — из всех кандидатов на эту должность твоя единственная не вызывала у меня сомнения.

— Когда ты узнал, что я твоя пара?

Северус помедлил.

— Это так важно?

— Да.

— Как только ты родился, — Снейп посмотрел в зеленые глаза. — Я столкнулся с тобой и Лили на собрании Ордена Феникса. Она принесла тебя, не желая оставлять с эльфами. В этом вопросе она была еще тем параноиком, — хмыкнул он, но помрачнел. — Я ощутил твой запах.

«Как он только не повесился, поняв, кто я?» — ухмыльнулся Гарри.

Снейп смерил Поттера ледяным взглядом, словно почувствовав направленность его мыслей.

— Зачем ты тогда пошел к кому-то еще, если мог рассказать все мне? Я бы не отказал тебе, — заметил Поттер, стараясь не показать истинного недовольства.

Северус молчал долго, а Гарри не настаивал.

— По той же причине, по какой мог бы удавиться двадцать лет назад, — глумливо ответил змей.

Поттера передернуло, и он укрепил свой блок.

— Чудесно…

URL
2013-11-02 в 15:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский

URL
2013-11-02 в 16:16 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Картиночка, как мне кажется, подходит ко второй главе.

URL
2013-11-02 в 17:10 

Нравится! Хоть омегаверс мне не очень нравится, но встречаются произведения, которые приятно почитать. Это - одно из таких произведений

2013-11-02 в 17:21 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, рада, что нравится!:cheek:

URL
2013-11-02 в 20:04 

Тишина Знания
"Мукет Болдавии", помидоры и бубен! (С)
ljnkzncv написано хорошо. хотя я не перестаю удивляться, что курил тот, кто придумал омегаверс.
ИМХО, для этой пары больше подошёл бы вейло-фик, причем, отношения в паре остались бы примерно такими же...

2013-11-02 в 20:22 

Спасибо! Будем надеяться на продолжение и на хэппи энд :)

2013-11-02 в 21:01 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Andrey-Vas, может когда-нибудь напишу и вейло-фик. Всегда хотела попробовать. :flower: но не все сразу.
MagiShoo, само собой!
:sunny: Жду больше комментарий! Так по ним соскучилась.:shuffle:

URL
2013-11-02 в 21:32 

ljnkzncv, я снова с вами) все здорово, спасибо за новый фанфик:jump:
Омега Северус очень интригует:shuffle2:, а вот Маклагген мне не нравиться...

2013-11-02 в 22:24 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
~Vitus~, рада снова видеть.
Омега Северус очень интригует:shuffle2:, а вот Маклагген мне не нравиться...
:cheek: очень не зря не нравится.

URL
2013-11-02 в 22:38 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Автора не знаю.
Северус.:heart:

URL
2013-11-03 в 00:46 

zara zorina
Чувствую придется Гарри размазать Маклаггена тонким слоем.
Нравится Ваша работа, спасибо.

2013-11-03 в 00:51 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
zara zorina, пожалуйста.
Чувствую придется Гарри размазать Маклаггена тонким слоем.
:-D

URL
2013-11-03 в 12:34 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 3


Почти ничего не изменилось в жизни Гарри после изматывающих, но совершенно захватывающих дней непрекращающегося секса. Любовники только-только успевали мыться и перекусывать, после чего тщательно изучали друг друга в очередном раунде. Поттер за все годы общения со Снейпом не узнал о нем столько нового, как за этот короткий срок. Северус умел быть кротким, робким и отзывчивым, что не увидь Гарри этого собственными глазами, никогда не поверил бы. На исходе третьих суток тот хоть и ненамного, но проникся доверием к Поттеру и начал отвечать на ласки и участвовать в игре.

Эти замечательные события время от времени вставали перед глазами. Гарри не понимал, что с ним происходит, но ему хотелось повторения, и не через четыре месяца, а раньше.

Снейп же был совершенно спокоен, и по нему было невозможно сказать, понравилось ли ему совместное рандеву? Гарри надеялся, что да, а еще больше он ждал хоть какой-то реакции на их неожиданную связь.

— Директор, — окликнул он главу Хогвартса, когда тот выходил из Большого зала.

— Опять пропускаете ужин, Поттер, — наигранно доброжелательно констатировал Снейп. — Что на этот раз вас задержало? Боггарт, вырвавшийся из вашего стола, или сбежавшие из шкафа пикси? — он изогнул бровь.

Гарри хмыкнул.

— Нет, я был с Хьюго, — мечтательно улыбнулся он.

Северус замер с нечитаемым выражением лица.

— Кажется, я давал вам читать устав школы, Поттер. Там черным по белому написано, что вам не разрешается без моего ведома приводить в школу посторонних, тем более своих любовников, — что-то было в его голосе, отчего у Гарри по спине побежали мурашки.

— Это получилось случайно, сэр, — посмеиваясь, ответил он. — Я не мог отказаться присмотреть за собственным крестником, которому, к слову, — он нагнулся поближе к Снейпу и доверительно прошептал, — почти два года.

Мастер зелий недоверчиво смерил его взглядом.

— Ребенок? — уточнил он.

— Да, такой милый карапуз, — завистливо вздохнул Гарри.

— Ясно. Ладно, Поттер, но в следующий раз лучше предупредите, если у вас будут гости, — уже не так замораживающе пронзительно закончил Снейп и собрался попрощаться.

— Я хотел попросил вас кое о чем, сэр… — замялся Поттер, останавливая его.

— Если что-то по занятиям, то лучше не ко мне, — усмехнулся директор.

— Я хотел предложить вам завтра поужинать со мной, — Гарри внимательно наблюдал за реакцией Северуса.

Тот был удивлен, что отразилось в глазах.

— Извините?

— Ужин, сэр, — повторил Гарри.

— Приходите чаще на общие трапезы, Поттер, вот вам будет и ужин, — пренебрежительно отрезал Снейп и направился по лестнице наверх.

— Северус, — глубоким голосом произнес Гарри. — Я имел в виду тет-а-тет.

Зельевар остановился и резко развернулся. Он оглядел холл и, убедившись, что никого поблизости нет, вперился взглядом в собеседника.

— Что за шутки? — прошипел он. — Ты просишь меня о свидании?

Поттер пожевал губы, рассматривая Снейпа, очень хорошо понимая его чувства.

— Да, — просто сказал он.

— Мне это не нужно, — холодно бросил Северус и продолжил подниматься.

— Подумай, — крикнул ему в след Гарри.

Сняв заклинание беззвучия, Поттер пошел в Большой зал. Настроение было хорошее, несмотря на отказ. У него еще было время, чтобы попытаться сблизиться с этим невыносимо высокомерным человеком… Сейчас, после случившегося, Снейп больше не казался ему чужим.

Сев рядом с Хагридом, Гарри начал нагружать тарелку мясом.

— Эй, Поттер, не хочешь погонять снитч вечером? — спросил его Маклагген, сидевший через два стула от него.

Профессора подпрыгнули от неожиданности.

Гарри пару секунд подумал. Тело требовало тренировки после стольких месяцев непосещения спортзала, поэтому предложение Маклаггена оказалось как раз кстати.

— Давай после ужина.

— Заметано.


* * *

Ему так и не удалось дождаться ответа от Северуса, поэтому на следующие выходные Гарри уехал в Нору на день рожденья Хьюго.

Когда он вернулся утром понедельника в свои апартаменты, то в поле зрения сразу же попала коротенькая записка, лежавшая на столе. Кинув сумку с вещами в кресло, Поттер взял листок.

«Мне казалось, что я ясно выразился насчет вашей личной жизни. Как только вернетесь, немедленно зайдите ко мне».

Подписи не стояло, но тут и гадать особо нечего.

Гарри вздохнул. На самом деле он должен был предупредить начальника, что его не будет в школе, потому что в случае критической ситуации все учителя должны были защищать учеников. Расчет шел на каждого.

Поттер забыл, да и не думал, что Снейп заметит его отсутствие. Не так уж долго его не было, чтобы устраивать выговоры.

Смяв листок, он отправил его в огонь. Переодевшись, Гарри спустился на завтрак. Когда он сел на свое место рядом с профессором МакГонагалл, та укоризненно на него посмотрела.

— Мне за тебя досталось, — неодобрительно сообщила она. — В следующий раз, когда соберешься в гости, сначала предупреди директора или попроси это сделать меня. Твое счастье, что я тоже получила приглашение от четы Уизли на это мероприятие.

— Мерлин, простите, Минерва. Я не подумал, — смутился Поттер, начиная краснеть.

На Снейпа он старался не смотреть, чтобы, не дай Мерлин, не поймать его взгляд, а то ведь начнет отчитывать прямо тут, при всех.

Зельевар, к его везению, сам не обращал внимания на пополнение за столом, беседуя с Флитвиком.

Гарри быстро запихнул в себя кашу и запил чаем, после чего подскочил с места и только сделал шаг от стола, как…

— Поттер.

Аж сердце подпрыгнуло.

Гарри развернулся и невинно улыбнулся поднявшемуся директору.

— Доброе утро, сэр.

— Пройдитесь со мной.

— Мой урок…

— Я провожу вас, — припечатал Северус, замораживая взглядом.

Гарри сдулся и подчинился. Они молча вышли из зала.

— Поскольку Минерва уже просветила меня, куда вы отлучались, я буду предельно краток. Профессорам не запрещается уезжать по делам или к семье с единственным условием. Они ставят об этом в известность директора, — его взгляд был тяжелым и въедливым, как у настоящего начальника, который уже не в первый раз пытается вбить в непонятливого подчиненного прописные истины. — Еще один такой проступок, и я объявлю вам письменный выговор. Если и он не поможет, то уволю. Все понятно?

Поттера это задело. Чего-чего, но он терпеть не мог, когда с ним так говорили.

— Я не прогулял свои уроки и не сделал ничего по-настоящему заслуживающего наказания, — серьезно возмутился он. — Это был мой выходной.

— В Хогвартсе, как и в любой частной школе, учителя всегда в ответе за своих учеников. Даже в выходные и праздничные дни. Вы теперь, как ни прискорбно, тут тоже преподаете, — выплюнул Снейп, приближаясь к лицу Гарри. — Потрудитесь следовать этим не таким уж сложным правилам.

Повисла звенящая тишина.

— Идите на урок, Поттер. Звонок скоро прозвенит, — обронил он и ушел.

Гарри так и застыл столбом, глядя ему вслед. В груди росло непонимание вперемешку с обидой.

Колокол действительно зазвенел. Поттер тряхнул головой и отправился в класс.

URL
2013-11-03 в 12:36 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

— Привет, чего тут сидишь? — спросил Кормак, присаживаясь рядом на трибуну.

— Смотрел вашу тренировку, — улыбнулся Гарри. — Мне кажется, Билл не на своем месте. Ты не думал поставить его в ворота?

Маклагген потер щетинистый подбородок и мотнул головой.

— Может, стоит попробовать, а то он биту в руках как девчонка держит, — рассмеялся он.

— Девчонки ее порой лучше держат, — заметил Гарри и поднялся, чтобы пойти в замок.

— Я сегодня после отбоя иду в Хогсмид, — тихо проговорил Кормак, многозначительно посмотрев на него. — Там ко мне присоединятся две омеги. У них сейчас время. Пойдем со мной? Развлечемся! — ухмыльнулся он.

Поттер хмыкнул.

— Снейп недавно уже сказал мне свое веское слово насчет ухода из школы без разрешения. Так что, нет.

— Так мы рядом будем, — отмахнулся Маклагген.

— Не хочу испытывать судьбу. Я всегда нужен ему, когда меня нет, как будто чувствует, что я куда-то ухожу, — буркнул Гарри.

И вдруг, как гром средь ясного неба, до него дошли собственные слова.

«Он. Меня. Чувствует, — набатом простучало в голове. — Да нет, не может быть, еще слишком рано, — мысли заметались, но среди них где-то в самом отдаленном уголке сознания расцвела крошечная надежда: — А вдруг?»

Обычно между альфой и омегой проходит достаточно много времени, чтобы вместе с запахом, который передается от доминирующего партнера к подчиненному, образовалась особая связь, помогающая ощущать друг друга на расстоянии.

— У Снейпа нюх еще тот, — подтвердил Кормак, про которого Поттер чуть не забыл из-за своего открытия. — Хотя порой мне кажется, что от него тоже несет как от течной. Странно, да?

— Он зельевар, от него всегда чем-то несет, — скривился Гарри оттого, что кто-то еще заметил запах Северуса.

Стоит присматривать за Маклаггеном. Ведь пока омега не помечена брачным ритуалом, другие альфы вправе предъявлять на нее свои права.

— Ладно, как хочешь, а я пошел! — Кормак махнул ему и, сально ухмыльнувшись, пропел: — эти крошки уползут от меня на карачках.

Гарри поморщился и, запахнув мантию, побрел в замок. Если его товарищ отправился лишь на одну ночь, то несладко придется этим омегам, когда они пойдут искать партнера на оставшееся время. Альфы инстинктивно не переносят чужой запах и очень жестко обращаются с омегами, заменяя посторонние метки на свои. Вряд ли Маклагген об этом задумывался.

Глубоко вздохнув, Поттер вернулся мыслями к своей проблеме. Если между ним и Снейпом образовалась такая сильная связь после одного раза (все три дня — это и есть раз), то, как это проверить? Идея пришла не сразу и была слегка безумной.

Войдя к себе в комнату, Гарри снял мантию, оставшись только в брюках и рубашке. Сев на диван, он долго думал и собирался с силами. Расстегнув манжеты и закатав рукав до локтя, он достал палочку. Вдохнув и выдохнув несколько раз, он произнес совсем легкое Диффиндо. Раздался хлопок. Ладонь опалило болью. Гарри вскрикнул и весь сжался. С пальцев закапала кровь. Кисть не оторвало, но сильно поранило. Обычный порез никак не заставил бы связь отреагировать.

Вытолкнув из легких воздух, Поттер заставил себя размеренно дышать. Нужно было вытерпеть хотя бы десять минут. Если он не придет, значит, Гарри ошибся. В обратном случае, окажется, что Снейп не так равнодушен к нему, как хочет показать.

Шли минуты, сначала неторопливо, словно наблюдая за мучениями бедняги, а потом все быстрее, и тогда боль чуть притупилась. Поттер следил, как кровь по капелькам стекает на паркет. Даже спустя определенный им срок, он так и не пошевелился, чтобы залечить кисть. На полу налилась приличная лужа и, наверное, все же не стоило рисковать здоровьем, чтобы что-то доказать себе.

Видимо, он ошибся. Они лишь недавно узнали друг друга, причем недостаточно для серьезных отношений. Он не врал себе, Снейп начал нравиться ему как пара — чутье альфы редко ошибается, — но вот как человек, он пока не мог понять, что испытывал к нему. Наверняка, тот сейчас чувствует то же самое.

Когда прошло около получаса, Поттер тяжело поднялся и побрел в ванную. Достав пузырек с настойкой бадьяна, он включил воду, чтобы промыть рану.

В дверь квартиры постучали.

Гарри замер, смотря в зеркало. На него глядел зеленоглазый бледный парень с расстроенным видом.

Стук повторился более настойчиво.

Поттер не пошевелился. Какая-то сила держала его на месте.

Раздался громовый раскат, и Гарри понял, что от его двери не осталось и щепок. Он даже не моргнул. Все его существо ждало.

— Поттер! — закричали из гостиной.

В ванную вбежал Снейп. Первое, что Гарри увидел на его лице, это тревогу, но она не задержалась, сменяясь непониманием и гневом.

— Что случилось? — потребовал Северус, стремительно подходя к нему и хватая за руку.

Гарри зашипел от боли и вырвал ладонь. Подставив ее под струю воды, он открыл бутылочку с настойкой, и плеснул на рваный порез.

— Я уже подумал, что и не придешь, — безразлично проговорил он.

Рана быстро затянулась, не оставив и следа.

Поттер поднял взгляд на директора. Тот возмущенно ощетинился и открыл рот, чтобы высказать свое мнение по поводу такого заявления.

— Хочешь сказать, что просто так зашел и выломал мне дверь? — фыркнул Гарри и веско заявил: — ты почувствовал меня, даже не отрицай.

— Наглый сопляк, — ядовито выплюнул Северус.

— Почему ты не принял мое приглашение, если совсем не против меня? — взгляд изумрудных глаз стал холодным и острым.

— Я не обязан тебе отвечать, — Снейп развернулся, чтобы уйти.

Гарри поймал его за рукав.

— Что я должен сделать, чтобы ты согласился? — спросил он.

Поттер приблизился к мрачному колдуну вплотную. Он не отрывал взгляда от его глаз, грозящих всеми муками ада, если он позволит себе что-то большее, и не боялся, чувствуя в этом человеке своего рода магнит, который притягивал его, увеличивая свою силу.

Еще чуть-чуть, и их губы соприкоснулись. Гарри ощутил, как Снейп — противореча своему неприступному виду — задрожал; он обнял худые плечи и углубил поцелуй. Казалось, что гордый директор покоряется неуклюжему обольщению и мощи альфы.

В миг, когда их сладкий союз завершился, омега оттолкнул его и выскочил из ванной.

Гарри, не помня себя, кинулся за ним, как дикий зверь за своей добычей.

Он настиг Снейпа почти в коридоре. Поймав за мантию, он дернул так, что тот не удержался на ногах и упал прямо к нему в руки.

Поттер втащил его обратно в комнату, невербально создавая на месте старой двери магический непрозрачный барьер. Завтра придется обзавестись новой дверью.

— Отпусти меня, немедленно! — хрипло выкрикнул Северус, направляя на Гарри палочку.

Поттер убрал руки, ухмыляясь.

— Чего ты хочешь? — тяжело дыша, спросил Снейп.

— Останься сегодня со мной? — Гарри не собирался скрывать свои намерения.

У Снейпа дернулась щека, и губы плотно сжались. Он молчал, явно пытаясь придумать фразу пообиднее.

Гарри сделал к нему шаг, и черная палочка уперлась ему в горло.

— Если хочешь меня убить, то давай, — сказал он и потянулся за вторым поцелуем.

Северус, не веря в происходящее, смотрел на него и не мог пошевелиться.

Волшебное оружие болезненно воткнулось в шею Гарри, но он проигнорировал его, прижавшись к тонким губам и смяная их страстным поцелуем. Пальцы забрались под широкую мантию и легли на тяжело вздымающуюся грудь. Слегка погладив ее, они принялись высвобождать пуговицы из петель. Снейп покорно опустил руку, и Поттеру удалось свободнее вдохнуть, чтобы продолжить его ласкать.

Расстегнув жесткий ворот, он припал губами к бледной шее, вдыхая сводящий с ума запах. Сейчас он не был таким насыщенным, как тогда, но тоже прекрасен.

Северус не сдержал задушенный стон.

Гарри оторвался от него и, улыбнувшись, подтолкнул к спальне.

Остановившись через несколько секунд около кровати, он серьезно спросил:

— Я хочу услышать ответ, — сказал он, смахивая с лица Снейпа прядь волос. — Ты останешься?

— Разве я уже не тут, Поттер? — сварливо произнес тот, отворачиваясь.

Гарри повернул его лицо к себе.

— Если ты не хочешь меня, я отпущу тебя, — без возражений сообщил он. — Ты не пленник, и я не твой хозяин.

— Ты… — отчаянно начал Северус и, подавившись словами, умолк.

— Что? — нахмурился Поттер.

— Ты… мой альфа, — зельевар вытолкнул из себя эти слова. — Твой запах, твоя сила, они заставляют меня подчиняться.

— Ты не хочешь?

— Я всю жизнь боролся со своей сутью, чтобы стать тем, кто я есть. Пусть я имею не самую лучшую репутацию, но никто не заставит меня пресмыкаться пред собой, — это было сказано с почти отчаянной злостью.

Поттер сжал зубы, прогоняя желание зарычать. Он ощущал боль от произнесенных слов, как свою собственную. Сколько же Снейп приложил сил, чтобы задавить в себе самого себя? Некоторые отчаянные омеги тоже пытались проделать такое, но не всем удавалось остаться в ясном уме.

— Мне жаль, Северус, — протолкнув комок в горле, выдавил он. — Никто из нас не выбирает, кем рождаться. Ты сумел построить свою жизнь так, что ни у кого и мысли не возникло, кто ты. Я бесконечно восхищен этим. Но наша ситуация такова, что мы можем только облегчить наше существование. Правда, — он замялся, — я хотел бы, чтобы мы встречались не только на три дня в четыре месяца.

Зельевар сел на постель.

— Хорошо, — просто согласился он, а может, от безысходности.

Гарри подошел к нему.

— Надеюсь, ты больше не станешь бегать от меня? — улыбнулся он.

— Я никогда ни от кого не бегаю, — оскорбился профессор.

— Да, только от меня, — Гарри наклонился и прижался к открывшимся его отчитать губам.

Больше ничего кроме сбивчивого дыхания и стонов этой ночью в комнате не раздавалось.

URL
2013-11-03 в 13:28 

Один шанс на миллион выпадает в девяти случаях из десяти
Какая! Крутая!! Омега!!! :)

тьфу-тьфу-тьфу через левое плечо Лишь бы альфа ничего не испортил..

2013-11-03 в 16:31 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
URL
2013-11-03 в 21:30 

zara zorina
Какая глава, спасибо Вам!
Хотя порой мне кажется, что от него тоже несет как от течной. Странно, да?
Не нравится мне это. Не удивлюсь если СС как раз и провел предыдущую встречу с ним.

2013-11-03 в 22:34 

MeramedA
...мы идём оставляя следы - колею в ни куда не откуда...
Спасибо)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Квинтэссенция

главная