Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:04 

Двуликий, NC-17, Глава 26!

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



Автор: феникс (ljnkzncv/~Alena~)
Пейринг: снарри
Рейтинг:
Жанр: romance, angst, fluff, hurt/comfort, detective
Размер: макси
Предупреждения: ненормативная лексика, злоупотребление алкоголем (немного)... АУ начиная с 7 книги, ООС героев. ОС. ПостХогвартс.
Саммари: Спустя пять лет после войны магический мир столкнулся с последствиями режима Волдеморта. Страну наводнили новые Пожиратели Смерти под предводительством волшебника, тщательно скрывающего свою личность. Работая под прикрытием, аврор Поттер спасает из рук насильника своего бывшего профессора. С этого и начинается головокружительная череда событий, которая приводит Гарри к разгадке – кто такой Новый Темный Лорд, и почему Англия снова погрязла в преступности.
Состояние: в процессе
Публикация на других ресурсах: только с разрешения автора!
Ссылка на начало: пролог + с 1 по 8 главы





запись создана: 29.12.2013 в 17:04

@темы: макси, Снарри, Двуликий(мое), Гарри Поттер, NC-17

URL
Комментарии
2013-12-29 в 17:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Целый час Гарри провалялся в кровати, обдумывая свой сон. Всю ночь ему грезилась беседа с самим собой. Видимо, мозг не желал прерываться на законный отдых и продолжал размышлять о странностях, которые его окружали. Открыв глаза, Поттер обнаружил, что солнце уже поднялось достаточно высоко, и дальше валяться в постели стало совестно. От души потянувшись, он отправился в ванную.

Через четверть часа Гарри спустился на кухню. Профессора там не оказалось, – видно, даже в чужом доме импровизированная лаборатория полюбилась ему настолько, что всё свободное время он предпочитал проводить там, а не в гостиной, читая. Поттер подошел к шкафу, чтобы достать чашку, и краем глаза заметил движение за окном. Вглядевшись в стекло, он замер. Моргнув и так резко развернувшись, что чуть было не упал, Гарри молнией вылетел из кухни.

— Северус! – закричал он, выскочив во двор.

Снейп стоял около ворот и высматривал что-то в глубине леса. Услышав свое имя, он обернулся и задумчиво посмотрел на Поттера.

— Доброе утро, — голос был необычно дружелюбным.

— Что ты тут делаешь? – вместо приветствия спросил Гарри, судорожно пытаясь вспомнить, не произошло ли чего ночью, что Северус захотел сбежать.

Снейп вновь повернул голову в сторону чащи и в задумчивости покусал губу.

— Мне кажется, я видел оленя, — отстраненно признался он. – Оленя с крыльями.

Гарри чуть не выругался в голос.

— Ничего удивительного, — кивнул он. – Они, бывает, подходят близко к дому.

— Это Перитоны[1]? – недоверчиво уточнил Северус, поднимая бровь.

Гарри кивнул.

— Никогда не видел их воочию. Мне казалось, что это выдумка для детишек.

— Нет, не выдумка, — с улыбкой ответил Поттер. — Их тут довольно много, несмотря на то, что обычно они держатся поближе к побережью. Частенько они захаживают сюда, чтобы поохотиться.

— Я никогда не был в этой области Англии, — задумчиво произнес Снейп, потом внимательно осмотрел Гарри и поинтересовался: — выспался?

— Вполне. Пойдем в дом?

— Беспокоишься? — губы Северуса изогнулись в довольной улыбке, а глаза заблестели необычными искорками.

Гарри пристально поглядел на него и понял, что тот подтрунивает над ним. Северус чутко распознал эмоции собеседника и не собирался оставлять их безнаказанными. Впрочем, особого желания поиздеваться над Поттером не было, поэтому он ограничился мелкими шпильками.

— Немного, — фыркнул Гарри, не поддаваясь на провокацию и приходя в восторг от умиротворенно-доброго вида грозы его школьных лет. Это было неожиданное и необыкновенно теплое зрелище.

— Ладно, идем, — сказал Снейп, сгоняя с лица непривычное выражение, и неторопливо направился к крыльцу. – Наверное, и есть хочешь зверски? – бросил он через плечо.

— Ну… да.

Когда волшебники дошли до кухни, Гарри было велено нарезать себе бутерброды. Северус занялся чаем.

— Сегодня без кофе? – с сожалением отметил Поттер.

— Кофе был утром, а сейчас уже обед, — строго сообщил Снейп.

Получив чашку ароматного напитка, Гарри больше не жаловался и просто наслаждался уютной обстановкой, которую несомненно создавало благосклонное настроение его гостя. Несмотря на то, что за окном снова собирались тучи и солнце уже было почти не видать за ними, это никак не смогло испортить замечательное утро.

Северус не прерывал образовавшейся тишины. Налив себе чаю, он достал из шкафа малиновый джем. Сев за стол, он сделал вид, что не замечает осторожных взглядов со стороны Гарри. Пускай смотрит. Он намазал булочку вареньем и откусил. После расстановки всех точек над i, внимание зеленых глаз уже не напрягало так, как прежде. Может, оттого, что теперь не было неизвестности или неоднозначности подтекста? Поттер честно признался ему, и Снейп не сразу, но все принял в душе. Согласие и полная ясность в намерениях – вот чего всегда не хватало ему, чтобы чувствовать уверенность и надежность. Проснувшись сегодня в крепких объятиях, он не отторгнул их. Маленькое, но для него такое большое достижение. Вряд ли Гарри представляет, что Северус пытался объяснить ему, когда признавал свои слабости. Его бы даже не удивило, если тот не догадался, что он, Снейп, вообще никогда и ни с кем не обсуждал свои настолько личные проблемы. Но, может, это было то, что нужно – развеять укрепившееся решение ничего не менять. Упрямство и оптимистичность натуры Поттера сметали все убеждения Снейпа. Это повергало в недоумение и растерянность. Когда тщательно и кропотливо убеждаешь себя в том, что что-то тебе не нужно, оно таким и становится.

Северус знал, что даже не расстроился бы, признайся Гарри, что погорячился, и отступись он на самом деле от своих наполеоновских планов на его счет. Может, Поттер даже извинился бы или подбодрил его, что было в его манере. Все это было бы очень мило и ожидаемо. Снейп только сейчас понял, что именно мальчишка сделал вчера. Это словно с твоего тела сорвали болячку, и вместо того, чтобы сыпануть на нее соли, начали смазывать заживляющей мазью. Кто знает, может, лекарство поможет, и от раны не останется и шрама?

— Северус, могу я попросить тебя сделать кое-что для меня? – прервал его размышления Гарри.

Снейп опустил чашку и перевел на собеседника внимательный взгляд.

— Что именно?

— Нужно проверить одно зелье на наличие примесей. У меня есть подозрение, что меня травят.

— Будь добр, поясни, откуда такие мысли? – посерьезнел зельевар, сплетая пальцы в замок и кладя их на стол.

— Я уже достаточно времени работаю под прикрытием, но… я не совсем идиот, — вдруг спешно добавил он, — однако я ни разу не задумался сложить все кусочки воедино. Я просто собирал сведения и старался не вляпаться. Я не пытался взглянуть на картину в целом.

— Разве не это от тебя и требуется: «просто собирать сведения и не вляпаться»? – передразнил его Снейп.

— Не ты ли всю мою учебу в Хогвартсе при каждом удобном случае твердил, что я наглый, сующий нос не в свое дело имбецил? – безрадостно пробормотал Гарри.

— И то верно, — с удовольствием согласился Снейп. – Но твоему невниманию могут быть вполне разумные объяснения. Элементарный недосып, стресс и физическое истощение.

Поттер угрюмо уставился в окно. Возможно, в его подозрениях действительно нет смысла, но откуда тогда ощущение, словно что-то не так?

Северус задумчиво глядел на Гарри. Все же тот не был параноиком подобно Грюму, и раз у него появились подозрения, то не на пустом месте.

— Если ты считаешь, что тебе подливали притупляющее внимание, то у него ограниченный список зелий, которые с ним сочетаются, — в конце концов проговорил он. – Что ты принес для анализа?

— Флакон из-под укрепляющего и полный флакон оборотного зелья, — оживился Гарри. – Оборотка — модифицированная.

— Что ж, интересно… С восстанавливающим силы отваром притупляющее как раз хорошо взаимодействует без смешивания. Занеси мне оба образца в лабораторию, — маг поднялся.

— У тебя хватит ингредиентов? Я мог бы заскочить в Косой переулок.

— Пока у меня все есть. В ходе работы скажу, если что-то понадобится. Неси образцы, — Снейп ушел.

Гарри доел и, отлевитировав посуду в раковину, побежал в гостевую комнату. Отыскав в тумбочке оставленный там вчера флакон и прихватив оборотное, он спустился вниз.

Профессор уже водрузил над горелкой самый маленький котел. На столе стояли колбы и разные по цвету и содержанию бутылочки.

— Вот, — Гарри протянул два пузырька. – Новый состав полиморфного действует пять часов.

— Хорошо, — кивнул Северус, ставя обе склянки на стол.

— Я могу тебе чем-то помочь? – поинтересовался Гарри, осматривая поле действий.

— Да, не отвлекай.

— Я постараюсь не мешать. — Поттер отошел к стене и наколдовал себе кушетку. Она получилась не такой мягкой, как в гостиной, но это и хорошо – он здесь не для отдыха. Усевшись, он молча начал следить за филигранной работой мастера.

Какое-то время Северус без перерывов мешал жидкость в котле и сверялся с часами. Положив ложку на стол и взяв пустой флакон из-под восстанавливающего отвара, полученного Гарри от Кингсли в Хогвартсе, он аккуратно наполнил его прозрачной густой жидкостью. Из пробирки пошел пар. Зельевар мгновенно взмахнул палочкой и заключил его в маленькую сферу. Когда пузырь заполнился, а бутылочка опустела, став кристально чистой, он отправил газ в котел.

Выбрав из ряда склянок одну с изумрудным эликсиром, Снейп тоненькой струйкой медленно влил его в кипящий сосуд. Над поверхностью заклубился зеленый пар. Северус замер, отсчитывая по часам конец этой стадии, затем помешал полученный состав и вынул ложку. Сцедив с нее несколько капель на одно из специальных блюдечек, которых на столе было десять, он взмахнул над ним палочкой и пробормотал тихое заклинание. Вернувшись к котлу, он бросил в него пару красных камней. Те глухо ударились о дно.

Гарри с неподдельным интересом следил за действиями профессионала. Ему уже не единожды удавалось понаблюдать за работой этого человека, и с каждым разом она все больше его завораживала.

Северус открыл два пузырька с рубиновой и матово-белой жидкостями. Влил каждого по ложке, тщательно перемешал получившуюся смесь и убавил огонь. Спустя некоторое время он достал черпаком из котла камни и положил их на отдельное блюдечко.

Поттер заметил, что они стали немного ярче. Странно, что они вообще нужны в зелье. Любопытство пересилило, и Гарри не сдержался:

— А зачем тебе эти камни?

URL
2013-12-29 в 17:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Снейп не ответил, смотря на часы и добавляя в варево еще одно зелье. Из котла выстрелила струя серебристого пара, и волшебник сноровисто собрал ее магией. Убавив огонь почти до минимума, он подошел к тарелке и подвесил над ней маленький газообразный шарик. Шепча что-то себе под нос, он сосредоточенно наблюдал, как пар из сферы оседает на стекле ярко-синими кристалликами. Завершив с этим, Северус вернулся к котлу.

— Александрит обладает тонкой чувствительностью к свету и температуре, — все же проговорил он, когда Гарри уже перестал надеяться на ответ. – Во время взаимодействия некоторых компонентов рождаются вспышки магического излучения. Камень может это уловить, изменив при этом насыщенность цвета. Надеюсь, это достаточно понятное объяснение?

— Да, спасибо, — спохватился Поттер.

Дальше Гарри больше ничего не спрашивал.

Спустя полтора часа Снейп закончил и повернулся к Поттеру, сначала посмотрев в потолок, словно там что-то написано, и только потом на него.

— Могу с уверенностью в девяносто восемь процентов сказать, что восстанавливающее зелье, кроме не слишком умелого изготовителя, никаких изъянов не имеет.

Поттер хмыкнул и кивнул, ощущая облегчение.

— Что касается оборотного, — продолжил Северус, – мне нужны дополнительные компоненты, чтобы проверить его. Я заметил, что в нем присутствует отнюдь не шкура бумсланга. Рецепт совсем другой. Настоящий мастер делал. Ты не знаешь его имя? – в Северусе проснулось острое любопытство.

— Нет, не знаю. Но могу выяснить у Рона, — улыбнулся Гарри.

— Узнай, — сухо сказал Снейп. – Я напишу тебе, какие именно мне нужны ингредиенты.

— Пиши, что тебе нужно. Постараюсь найти все, и рецепт тоже, — уверенно ответил Поттер, поднимаясь с кушетки.


* * *

Гарри стоял у прилавка аптеки в Косом переулке и беседовал с продавцом, но вдруг с улицы раздались странный шум и взволнованные голоса. Прервав разговор, аврор подошел к окну. Люди в спешке аппарировали или убегали с мощеной дороги. Поттер достал палочку и вышел за дверь. Шум беготни быстро стих, и вокруг образовалась небывалая тишина, в которой гул и веселый смех, доносившиеся от магазина Джорджа, казались устрашающими.

Поттер пошел вдоль улицы, прижимаясь ближе к лоткам. Из окон на него смотрели напуганные волшебники. Словно вернулись те времена, когда Пожиратели Темного Лорда свободно разгуливали по Косому переулку и могли разгромить любую лавку или убить проходящих мимо людей за косые взгляды.

«Что за черт?» — недоумевал он, оглядываясь и не наблюдая никакого нападения.

Внезапно стало темнее. Гарри поднял голову к небу и замер. Над крышами домов расходились густые клубы черного дыма. Поттер побежал вверх по улице, которая имела плавный изгиб, из-за которого нельзя было разглядеть, что там, вдали. Чем дальше он продвигался, тем яснее становилось, что горит Гринготтс. И точно. Молодой человек застыл на месте, увидев, как громоздкое старинное здание тонет в море дыма.

Вокруг уже появлялись отряды авроров. Гарри направился к ним.

— Чарли! – крикнул он знакомому аврору и взбежал по мраморной лестнице. – Могу помочь чем-то?

— Да, знаменитая удача Поттера нам пригодится, — кивнул высокий лысый маг лет сорока. — Присоединяйся к моей группе, — он повернулся к следовавшим за ним волшебникам и скомандовал: – палочки на изготовку. Антиаппарационный барьер снят. Переносите раненных прямо в Мунго.

Двери банка распахнулись. Отряд обдало жаром и запахом паленой плоти. Огонь трещал, взвиваясь по длинным портьерам, и поедал длинные ряды кафедр, за которыми обычно сидели гоблины. Подхваченные языками пламени, в воздухе летали тлевшие обрывки пергамента. Из дальнего коридора, ведшего в подземелья, раздавались крики и удары.

Гарри, как и все авроры, наложил на себя отталкивающие огонь чары, на голове у него появился кислородный пузырь. Волшебники прошли холл: кто-то остался тушить пожар, а остальные двинулись в сторону катакомб. Поттер был в числе последних.

Вбежав в коридор, который заканчивался широкой лестницей, спускающейся вниз, он увидел происходившее вдали сражение. Гоблины отчаянно отстаивали честь своего несокрушимого учреждения перед Пожирателями, и их отпор был не менее яростен и смертоносен, чем натиск слуг неведомого хозяина.

Когда блюстители правопорядка вмешались в драку, завязалось настоящее сражение, и стало еще жарче. Гарри, отбивая и посылая проклятья, старался не опалиться. Чары защиты сдавали, и пламя заставляло плавиться воздушный пузырь на его голове.

Огонь проник в коридор и тонкими дорожками пополз по каменным стенам, полу и потолку, подбираясь к лестнице. Явление было до жути страшным, потому что вокруг не было ничего, что могло бы гореть.

«Адское пламя способно жечь даже камень, если на нем есть чары», — вспомнил он.

За его спиной вскрикнул и упал напарник, с которым он по мере продвижения сквозь ряды бешено сражавшихся Пожирателей встал в пару. Гарри сбил с ног его противника. Коренастый маг в волшебной маске отлетел на несколько футов и, приземлившись на ступеньки, покатился вниз. Поттер, прикрывшись щитом и краем глаза следя за происходящим вокруг, склонился над пострадавшим аврором и проверил его состояние.

Он был жив, но, если не снять проклятье, то это ненадолго. Взяв его за руку, Гарри аппарировал.

В больнице к нему сразу же подбежали несколько санитаров и целитель. В главном холле была полная неразбериха, но это только с первого взгляда: раненных оперативно переправляли в палаты, а тех, кто при смерти, в операционные.

— Мы займемся им, мистер Поттер, — успокоил Гарри пожилой волшебник в лимонно-желтом халате. – Вы молодец.

Аврор не стал растрачивать время на пустые беседы и переместился обратно.

Ему в лицо ударил жар. Он был на той же лестнице. Разрезав огонь потоком воды из палочки, он помчался в катакомбы. Перепрыгнув через озерцо жидкой лавы в самом низу, Гарри вылетел на широкую площадку. Он невольно замер, завороженный и потрясенный необычным зрелищем.

Напоминая движущиеся лестницы в Хогвартсе, подземелья Гринготтса пересекали длинные каменные мосты с железной дорогой. Они, как нити гигантской паутины, поднимались вверх, теряясь где-то в темноте, и спускались в самые недра банка, создавая своеобразный узор. Сейчас огонь тонкими змейками выползал из коридора, тек по путям и очерчивал контуры арок и перешейков, освещая всю громаду сооружения.

По воздуху плыл тошнотворный запах сожженной плоти. Волшебники и гоблины продолжали сражаться на площадках. Кто-то срывался и падал вниз, на кого-то перекидывалось пламя, и он пытался себя потушить, забывая о противнике. Древняя стихия, клокоча, расползалась по пещере, испепеляя все на своем пути.

У Поттера по спине побежал пот, а по коже — мурашки. Он словно вернулся в тот день, когда стремился выбраться из Выручай комнаты, охваченной Адским пламенем. То, что происходило в катакомбах банка, напоминало самый настоящий ад.

Внезапно прямо перед ним, заставляя шарахнуться в сторону, аппарировал Пожиратель. Гарри рефлекторно ударил его кулаком по затылку, не дав возможности достать палочку. Тот рухнул к его ногам и больше не шелохнулся. Следя еще за тремя возможными врагами, которые сейчас отбивались от его товарищей, он опустился рядом с оглушенным магом. Развеяв скрывающее заклинание с его лица, Поттер узнал Руперта Роквуда.

«Они на задании, но без меня, — если не было бы так жарко, то Гарри пробил бы холодный пот.

Теперь было очевидно, что его раскрыли. Тогда непонятно, почему капсула до сих пор не отреагировала? Как только ее активируют, из-за предохраняющих чар Поттер должен будет ощутить определенные симптомы – лихорадку и тошноту. Но ничего этого не было!

«В ту ночь… я мог выблевать ее и не заметить», — понял он.

Глядя на Руперта, он принял решение: больше не медля, он схватил его и с хлопком исчез.

URL
2013-12-29 в 17:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

У него имелось немного времени, до того, как хозяин или кто-то из командиров Групп покончит с Роквудом. Схватив бесчувственного парня за грудки, Поттер переложил его на маленькую кушетку в крохотной аврорской квартирке на краю Лондона.

О том, что заставляет яд активироваться, на самом деле никому неизвестно. Мастера чар из Отдела Тайн предполагают, что это происходит из-за взаимодействия с наложенными на Аврорат чарами. Эта догадка была опровергнута не только Гарри, который мог без вреда для здоровья перемещаться по Аврорату и секретным отделам, но и то, что смерти Пожирателей не прекратились, после того, как их попробовали допросить в другом месте. Преступники все равно умирали. Значит, причина была в другом. Товарищей по Группе Поттер не спрашивал, они понятия не имели ни о каком яде. Дженкинс во время посвящения заставлял новичков выпить кубок вина, в котором и находилась «гарантия молчания», и, конечно же, не предупреждал об этом никого.

Гарри изменил внешность и, призвав из ванной флакончик сыворотки правды, бросил в Роквуда Энервейт. Пожиратель застонал и пошевелился. Открыв глаза, он поднял руку и потрогал затылок. Поттер быстро влил ему в глотку небольшую дозу веритасерума, заставляя проглотить. Тот закашлялся и отмахнулся от рук Гарри.

— Что, несладко пришлось? – спросил аврор, направляя на него палочку.

— Кто вы? – дернулся Руперт и огляделся. – Где я?

— Если не хочешь кататься по полу в судорогах от Круциатуса, то лучше тебе отвечать на мои вопросы. Что вам было нужно в Гринготтсе?

Молодой человек взял себя в руки и, сев, нехотя проговорил:

— Нам велели его поджечь и поубивать гоблинов.

— Кто велел?

— Нортон, — против воли выдавил волшебник.

— Зачем? Вы спалили магическую защиту банка… вы хотели потом ограбить его?

— Я не знаю, — покачал головой парень и внезапно испуганно сжался.

Пожирателя затрясло, а глаза странно забегали. Он начал озираться.

— Кто управляет всеми Группами?

— Я не знаю.

Гарри и не ожидал другого ответа.

— Зачем ты пришел в Группу? И зачем убил своего деда? – громко спросил он.

Глаза Руперта удивленно расширились.

— Откуда вы знаете?

— Отвечай! – приказал Поттер.

— Он меня ненавидел, — отрывисто проговорил тот. – Я не был его внуком. После того, как отчим и мама погибли, я стал жить с дедом. Он всячески унижал меня и лишал всего, что оставила мне мать. В нем не было ничего, что стоило бы уважения, — выплюнул маг. – Я нисколько не жалею, что его убили.

— Это сделал не ты?

— Нет, — внезапно Руперт начал задыхаться. – Что со мной? – испуганно прохрипел он.

— В твоем теле яд. Нортон наградил тебя им, — усмехнулся Поттер. – Сегодня созвали всех для нападения на банк?

Роквуд хрипел и трясся все сильнее.

Гарри схватил его за шиворот, приставив палочку ко лбу.

— Отвечай, или усилю твои муки.

— Нет…

— Что Труди говорил о прошлом задании? Он подозревает кого-то?

— Я… — Руперт закашлял кровью и внезапно остолбенел, смотря в одну точку.

— Эй, — позвал Поттер.

— А кого они могут подозревать? – внезапно голос Пожирателя стал спокойным; по подбородку Роквуда потекла кровь, капая на коленки, в то время, как глаза впились в Поттера подозрительным взглядом.

Аврор сделал шаг назад, чувствуя что-то очень темное. По спине пробежал холодок.

— Кто ты? – спросил он. – Ты не он...

— А ты — еще один смельчак, решивший допросить моего слугу? – на окровавленных губах появилась улыбка, при виде которой у самого смелого скрутило бы нутро от страха. – О, я чувствую тебя. Скоро ты будешь на его месте.

Лицо Руперта побледнело, и вены на нем проступили сеткой. Под глазами появилась синева, губы посинели и высохли.

— В тебе моя капсула, — услышал Гарри и содрогнулся. – Ты мой… я найду тебя.

Внезапно раздался звон бьющегося стекла. Поттер защитился заклинанием и, не задумываясь, аппарировал. Оказавшись в знакомом парке, он поспешил к высокому зданию бывшей поликлиники.

Первый хлопок заставил его развернуться.

— Авада Кедавра! – выкрикнул Пожиратель, бежавший вслед за ним.

Гарри нырнул за дерево и в ответ бросил три заклинания. Преследователь отбил их.

Еще несколько волшебников аппарировали на газон и дорожку. Поттер обрушил на них целый поток магии и бросился к порталу.

Маги неслись за ним. Он петлял и прятался за деревьями, как заяц, уходя от их проклятий. Влетев за стеклянную дверь, он произнес заклинание перемещения.


* * *

Северус некоторое время прибирался в лаборатории, но, как только все стало безупречно чистым, отправился в гостиную. После того, как Поттер ушел, он не переставал думать о его подозрениях. У Гарри всегда было отменное чутье на людей. Это Снейп смог понять по выбору его друзей и врагов.

Бруствер был давнишним его соратником, но Северус больше мог рассказать о Поттере, чем о старом авроре. Кингсли был таким же скрытным и хитрым, как сам зельевар. Единственное, что их различало, так это наличие метки у одного, и отсутствие ее у другого.

Побарабанив пальцами по подлокотнику кресла, в котором сидел, он позвал Добби.

— Хозяин? – пролепетал домовик.

Снейп даже закрыл рот от неожиданности. Эльф только за Поттером признавал такую честь, а к нему всегда обращался «профессор Снейп». Что-то явно меняется.

— Я хочу, чтобы ты переместился в Хогвартс и спросил у директрисы, может ли она принять гостя. Не говори, кого, — строго предупредил он. – Она по тебе все поймет.

— Хорошо, сэр. Добби все сделает, — он поклонился и исчез.

Некоторое время Северус неподвижно смотрел в потухший камин. Затем раздался повторный хлопок, и он взглянул на вернувшегося посланца.

— Директриса готова вас принять.

— Спасибо, — кивнул Снейп и, поднявшись, протянул малышу руку.

Добби взял ее, и они переместились.

URL
2013-12-29 в 17:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Гарри вскочил на ноги и быстро огляделся.

— Назовите себя, — раздался металлический голос.

— Гарри Джеймс Поттер, — бесстрастно ответил он и, развеяв поддельную внешность, бросился к выходу.

Кингсли точно не могло быть на месте, поэтому Поттер побежал в штаб, где обычно планировались все операции. Коридор на этот раз был почти пустой, редко попадались торопящиеся куда-то волшебники. Свернув, Гарри вошел в дверь и быстро спустился по лестнице. Пройдя через иллюзорный барьер, он окунулся в шум голосов и беготни, заполнявшие огромный зал. Авроры под руководством своих ведущих группировались по пять человек и аппарировали или использовали порт-ключи. В центре большого помещения стоял круглый стол, над которым висело множество магических кристаллов, объединявшихся в октаграмму. Она транслировала трехмерное изображение банка в Косом переулке. Пламя выскакивало из окон здания, а дым застилал половину картинки.

— Поттер, сюда! – заметив его, окрикнул Кингсли.

Гарри поспешил к нему.

— Гринготтс…

— Да, я только что оттуда, — торопливо прервал его Поттер. – За мной была погоня, поэтому…

— Ясно, — поняв все с полуслова, махнул рукой Кингсли. – Нам нужна твоя помощь, присоединяйся к любому отряду. Тебе под силу совладать с Адским пламенем.

— Я не смогу, это же... — возразил Гарри.

— Сможешь, — безапелляционно констатировал начальник. — Стихийная магия подчиняется тебе. Ты доказал это в Хогвартсе. Меньше слов, больше дела, Поттер! – прикрикнул он.

Гарри сжал кулаки, но не стал больше медлить.

— Нам нужно будет кое-что обсудить, когда я вернусь, — кивнув, предупредил он.

— Хорошо.

Поттер окинул взглядом группки волшебников и подбежал к одной, в которой не хватало людей. Положив руку на засветившийся шар вместе со всеми, он исчез.

Оказавшись опять около горящего сооружения, Гарри побежал внутрь, пытаясь в точности вспомнить недавно использованное заклинание. Адреналин помог в этом деле.

— Подождите, не идите за мной! – закричал он остальным.

Авроры непонимающе остановились.

Поттер ворвался в обгоревшие двери. Глубоко вздохнув, он начертил в воздухе руны и зашептал витиеватое заклинание. Огонь взметнулся красным потоком к потолку, свиваясь в гигантский конус. Острый конец резко провалился в центр и, коснувшись пола, превратился в горячий пар.

Гарри не мог опустить палочку, удерживая волны превращающей магии, поэтому не сумел защититься от ее результатов. Кожу больно опалило, и она сразу же покрылась волдырями. Он сжал зубы и прикрыл другой рукой лицо, не прекращая колдовать. Пар обступал его и выходил наружу из Гринготтса. Из подземелья раздавались вопли и хлопки аппарации.

Когда стало невыносимо терпеть и дышать, Поттер застонал и аппарировал. Упав на мощеную дорогу возле банка, он захрипел, вдыхая обожженным горлом. Голова сильно кружилась, перед глазами стояла мутная пелена.

— Поттер! – закричали откуда-то сзади. – Поттер ранен!

Гарри не почувствовал, как его подхватывают. Все вокруг замедлилось, сознание отдалилось вместе со звуками.


* * *

— Счастлива видеть тебя живым и здоровым, — не скрывая радости, сказала Минерва МакГонагалл, подходя к профессору зелий и позволяя себе легкое касание к его щеке. – Если бы Гарри не предупредил меня о статье, мне было бы очень горько.

— Минерва, пожалей мою и без того расшатанную психику, — закатил глаза Снейп. — Я в порядке.

— Боги благоволят тебе, — снисходительно улыбнулась женщина, затем отступила и жестом попросила присесть. – Ты хочешь вернуться в школу? Щиты почти поставлены, спасибо Гарри.

— Нет, я пока останусь там, где я есть. Поттеру нужна моя помощь, — отказался Снейп, хотя предложение было заманчивым.

— Ты живешь у Гарри? – подняла брови Минерва, в ее голосе Северусу послышалось недоверие.

Снейп нехотя кивнул.

– Это слегка шокирует, как ты понимаешь.

— Да, Поттер оказался весьма любезен.

Директриса фыркнула, но решила не комментировать. Она прошла к своему креслу за столом и опустилась в него. Снейп заметил, что Дамблдор смотрит на него со своего портрета и лучезарно улыбается. Зельевар склонил голову в знак приветствия и отвернулся.

— Я пришел поговорить о Бруствере, — продолжил он.

МакГонагалл нахмурилась и вопросительно подняла бровь.

— Он контролирует защиту школы и бывает, что заглядывает к тебе на чай. Очевидно, вы с ним неплохо ладите, — издалека начал он. – Ты не замечала за ним недомолвок или странностей касательно его работы или Министра?

— Северус, кому, как не тебе знать, что глава Аврората никогда бы не позволил себе начать разговор, если бы не мог закончить его. О недомолвках и речи быть не может. Что касается дел Аврората или Министерства – мы их никогда всерьез не обсуждаем. Исключительно то, что касается школы, — волшебница покачала головой, пытаясь понять, к чему ведет старый друг. – Что именно тебя беспокоит?

— Пока не знаю, — он сделал паузу и продолжил: — недавно Поттер рассказал мне о том, что на Хогвартс готовилось нападение, и о том, что ему пришлось менять планы Кингсли по восстановлению стихийного щита. Я был удивлен, что Кингсли сам не догадался, как своими действиями подставляет шпиона, принесшего весть. Хорошо, что Поттер вовремя сообразил, — он поджал губы.

Минерва задумалась. Северус следил за ней и, заметив, как ее лицо приобретает озабоченный вид, спросил:

— Что?

— Надеюсь, они не заставляют тебя шпионить в этих мерзких Группах?

Снейп откинулся на спинку стула и язвительно ухмыльнулся:

— Минерва, хватит с меня на сегодня твоей заботы, — он сложил руки на груди, словно стараясь отгородиться от тепла в ее глазах.

— Северус, ты как мальчишка, — покачала головой МакГонагалл.

— А ты как мать… — начал он, но манеры не позволили продолжить. Он проглотил окончание фразы и ответил на вопрос: — нет, меня не заставляют шпионить.

Минерва улыбнулась, понимая, что он хотел сказать, но развивать неудобную тему не стала.

— Кингсли всегда верно служил мне и Ордену, — внезапно заговорил Дамблдор из своей рамы. – Если нет веры ему, то ни Аврорат, ни Министерство не могут считаться надежными. Как ты правильно подметил, Гарри молодец, что не подставился, — блеснул он глазами.

Глаза МакГонагалл широко распахнулись, и она бросила в Снейпа пронзительный взгляд.

— Гарри – шпион?

Северус не ответил, посмотрев в окно.

— Ну, замечательно! – с холодным гневом заключила она. – Теперь понятна вся его конспирация.

— Минерва, причитаниями ничего не изменишь, — пожурил ее Альбус. – Северус, если ты беспокоишься за окружение Гарри и происходящее в Аврорате, то тебе стоит побеседовать с Кингсли самому, чтобы понять, как он будет себя вести.

Снейп прислушался к совету, но виду не подал. Так и не взглянув на старика, он кивнул.

— Если бы я не умер, то было бы проще. Я мог бы проверить догадки, пообщавшись с многими людьми, — от раздражения мастер зелий цокнул языком. – Но приходится довольствоваться скудной информацией.

— У тебя есть Гарри, — резонно заметил Дамблдор. – Научи его. Он не глуп и обладает чутьем не хуже твоего.

— С его-то любовью к неприятностям..? — пренебрежительно усмехнулся Снейп.

— Скажи еще, что ты ни разу в них не попадал, — фыркнул старик. – Раз он пустил тебя к себе в дом, то доверяет и наверняка прислушивается к твоим советам.

Зельевар поднял взгляд на Дамблдора. Тот глядел на него с сожалением и пониманием.

— Один из моих портретов висит в Визенгамонте, — продолжил он. — Я не часто его навещаю, не люблю пустую болтовню своих соседей, но… я мог бы побыть там некоторое время, чтобы разузнать обстановку.

— Разузнайте, Альбус, — тихо согласился Снейп. – Мне кажется, Поттера привлекли ко всей этой грязной работе не просто так. Кингсли всегда знал, через какие испытания пришлось пройти парню, и знал, чем это в результате может обернуться.

— Хочешь сказать, что Гарри хотят… — начала Минерва, прижав руку к губам.

— Не знаю, — поморщился Северус. – Надеюсь, что мои подозрения не подтвердятся.

— Он сейчас на задании? – спросил Дамблдор.

URL
2013-12-29 в 17:09 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Нет, — Снейп качнул головой. – Он дал мне утром пару образцов зелий для проверки. В первом я ничего примечательного не нашел, а второе полностью отличается от стандартного рецепта. Его делали и модифицировали в Отделе Тайн. Поттер ушел за рецептом.

— Что именно Гарри хочет обнаружить?

— Притупляющее внимание зелье.

— Насколько мне известно, оборотное можно сочетать только с двумя зельями, — Альбус склонил голову набок.

— Да, кроветворное и костерост. В том-то и дело, что новый рецепт может допускать неизвестные нам исключения, — резковато заметил Северус и поднялся. – Думаю, мне пора. – Он посмотрел на МакГонагалл, подпиравшую подбородок кулаком, и попросил: — если Альбус что-то узнает, пришли мне письмо с Добби.

— Конечно, — она выпрямилась и улыбнулась. – Будь осторожен и береги Гарри.

Северус решил сделать вид, что не услышал это напутствие, и позвал Добби. Домовик с хлопком появился и протянул руку.

Мастер зелий уже собрался ее взять, как внезапно вспомнил кое о чем.

— Минерва, могу я одолжить у тебя книгу по обетам?

МакГонагалл удивилась, но молча поднялась и подошла к одной из полок, забитой томами.

— Может, я могу ответить на твой вопрос? – предложила она, доставая увесистый трактат.

Развернувшись, волшебница поднесла его Снейпу.

— Хочу освежить память, Минерва, ничего более, — его губы растянулись в хитрой улыбке.

— Змей, — фыркнула она. – Ну, освежай.

— До встречи, — кивнул Северус на прощание.

Перехватив покрепче книгу, он взялся за ладошку эльфа, и тот перенес его в убежище Поттера.


* * *

Три часа спустя Снейп оторвался от сухого текста и облегченно выдохнул. Ничего страшного Поттер не сотворил. Его клятва действительно была неснимаемой и пожизненной, но не смертельной. В описании к Непреложному обету рассмотрены разные случаи дефектов, в числе которых было и одностороннее соглашение. Нарушение его не приводит к гибели, но причиняет мучительную боль.

— И тут выкрутился, — не злобно вознегодовал волшебник. – Хотя… может, и знал, поэтому решился так просто.

Но на самом деле Северус не верил в такую расчетливость Гарри. Скорее он подобреет до состояния Дамблдора, чем Поттер начнет сначала соображать, прежде чем делать.

«Что-то долго его нет, — появилась внезапная мысль, заставившая профессора задуматься над ее возникновением. – Саламандру Поттеру под мантию, у меня вырабатывается рефлекс на недобрые предчувствия, когда его нет!» — это вывело его из себя.

Захлопнув книгу, Северус с чувством выругался.

— Этого еще не хватало, — встав с дивана, он отправился на кухню.

Выпив чаю, Снейп понаблюдал, как солнце начинает касаться шелестящей на ветру желтеющей листвы.

«Время летит слишком быстро», — подумал он, и пошел в свою комнату.


* * *

Ближе к полуночи Северус уже не на шутку встревожился. Отложив очередную книгу, он спустился в гостиную. Пройдясь около камина туда-сюда, Снейп не мог решиться, чтобы взять порох и отправиться к Уизли.

Если Поттер всего лишь засиделся у друзей, то он будет выглядеть не просто дураком, а дураком озабоченным, заявившимся к ним домой в поисках пропавшего Героя.

«Идиот, — он заскрипел зубами, разрываясь от нерешительности и злости на себя. – Чертов… Поттер!»

Северус зарычал и, развернувшись, взбежал по лестнице на второй этаж. Не успел он открыть дверь в спальню, как услышал шипение камина. Заскрипев зубами, он крутанулся на каблуках и неспешно направился обратно, намереваясь размазать хозяина дома по стенке.

— Здравствуйте, сэр.

На коврике возле камина стояла Гермиона Уизли в мокром дорожном плаще. Ее ладони были сложены в замок и касались губ, а в глазах отражалось волнение.

— Добрый вечер, миссис Уизли, — из-за пылающего в груди гнева приветствие получилось недобрым.

— Я пришла предупредить, что Гарри сегодня не придет, — опустив руки, женщина тяжело вздохнула.

Северус подозрительно прищурил глаза и спросил:

— Что же ему помешает?

– Днем Пожиратели совершили очередной теракт. Пострадал Гринготтс. Гарри, как и все авроры, был там. Ему пришлось избавляться от Адского пламени, и он пострадал, — она недовольно наморщила нос.

Снейп ощутил, как свело мышцы лица и плеч, а дыхание перехватило. Моргнув, он медленно втянул воздух и задавил в себе все чувства.

Гермиона внимательно рассматривала его.

— Он в Мунго? – ровно спросил Северус.

— Да, — кивнула гостья. – Его обожгло паром, в который превратился огонь, — она заставила себя перестать выискивать признаки беспокойства на лице застывшего соляным столбом Снейпа и продолжила: – его почти привели в порядок. Скорее всего, завтра он вернется. Если вам что-то понадобится, то я могу помочь.

— Не представляю, в чем именно? – в его тоне сквозили превосходство и напускное удивление.

— Спасибо, что сообщили об очередной глупости вашего друга, хотя не понимаю, зачем.

— Это не было глупо. Он спас много жизней, — возразила Гермиона.

— И подставился сам? – поднял бровь Северус. – Правильный результат еще не говорит о верном методе его получения. Кому как не вам это знать.

Гермиона помолчала, склонив голову набок.

— Мне казалось, что вам будет важно узнать, что с ним все в порядке, – Уизли еще пару секунд посверлила Снейпа испытующим взглядом и развернулась, чтобы уйти. – Раз я не угадала, спокойной ночи, сэр.

Северус не дрогнул от разочарованных интонаций, но заставил себя сложить похолодевшие руки на груди и произнести более сдержанным тоном:

— Я хотел бы с вами поговорить, если вы не торопитесь.

Уизли удивилась этой полупросьбе и обернулась.

— Не хотите чаю? – предложил Снейп, стараясь проявить хоть немного приветливости, чтобы девчонка согласилась.

Пару секунд Гермиона рассматривала его и, наконец, заметила хорошо скрываемое напряжение. Поставив горшочек с порохом на полку, она смело улыбнулась.

— От такого предложения отказался бы только безумец, — пошутила она.

— Отчего же? – вежливо поинтересовался Северус.

— Потому что оно исходит от вас.

Снейп не понял, в чем тут великая честь, но выяснять не стал.

— Идемте на кухню, — сказал он, приглашающе кивнув.

Несмотря на то, что он сам все это предложил, Северус ощущал себя не в своей тарелке. Повисшая тишина звенела, поэтому, когда он ставил чайник на огонь, то прочистил горло и предупредил:

— У меня есть к вам несколько вопросов, Гермиона.

— Постараюсь на них ответить, — с готовность отозвалась та.

Снейп проигнорировал эту школьную привычку отвечать на вопросы влет, хотя очень хотелось сказать что-нибудь колкое.

— Поттер делится с вами и… вашим мужем всеми своими тайнами. Меня интересует не то, почему он согласился на шпионский промысел, а по какой причине глава Аврората обратился именно к нему.

— Вы ошибаетесь, полагая, что Гарри рассказывает нам абсолютно все, — не согласилась Гермиона, — но насчет Кингсли я считаю вопрос спорным. Вы в чем-то его подозреваете?

— Мне бы хотелось послушать ваше мнение, прежде чем озвучить свое, — отрезал Снейп.

Чай быстро согрелся, и Северус, как “радушный хозяин”, разлил его по кружкам. Волшебница в это время молчала, обдумывая ответ. Когда перед ней появились горячий напиток и сахарница, она подняла взгляд на зельевара и объяснила:

— Гарри никогда не высказывал по поводу Кингсли недовольства. Может, он просто обдумывал это, но еще не успел рассказать нам. Вчера и на днях мы обсуждали погибших волшебников во время нападения на деревни. Я нашла информацию по Руперту Роквуду. Мы пришли к выводу, что он — незаконнорожденный сын Рабастана Лестрейнджа. Возможно, по этой причине Руперт и вступил в ряды Пожирателей — он ищет отца. Тот может в действительности возглавлять Пожирателей. Его ведь так и не нашли. Гарри также попросил проверить Эрика Бушопа ивдобавок егородственника – архивариуса министерства Вильяма Бушопа.

Снейп задумчиво слушал и все больше хмурился. Поттер все же не сидит без дела.

— Я слышал, что Лестрейндж после войны бежал в Америку, — спокойно сказал он. – Не думаю, что мистер Роквуд нашел его. Также сомнительно, что Рабастан возглавляет новое сборище. Во время войны среди Пожирателей ходили слухи о его связи с одной молодой особой, — Северус задумался; мышцы лица не выдержали дольше и снова придали лицу хмурую мрачность. – Однако, после того, как ему пришлось по приказу Темного Лорда убить ее, он потерял всякий интерес к его идеям, но не жажду убийства.

— Он мог вернуться ради сына, — с долей упрямства возразила Уизли.

— Вы напрасно верите в доброе начало каждого человека, даже самого отпетого мерзавца. Не все способны на человеческие чувства. Кто-то просто рождается без них, а кого-то лишает их жизнь. Здесь ничего не попишешь, — холодно закончил Снейп.

Чуть заметно тряхнув головой, он заметил, в какую тоску вогнал собеседницу.

— Поттер упоминал, что ваш муж работает в Отделе Тайн.

— Да, — слегка удивленно откликнулась Гермиона.

— Мистер Уизли рассказывал о новом оборотном зелье, которое обладает длительным действием. Любопытно было бы взглянуть на рецептуру.

— О, сэр, я об этом ничего не знаю. Рон как-то упоминал о разработках, но я не слышала, чтобы его пустили на конвейер в Аврорате. Если хотите, я могу узнать у него?

Снейп задумчиво кивнул.

Все становится еще интересней.

URL
2013-12-29 в 17:09 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

В этот раз ночь казалась очень длинной, удушливой и тошнотворной. Как же не хватало успокаивающего шепота и легких безопасных прикосновений, прогоняющих боль и отголоски сальных фразочек, вылетавших изо рта насильника. Пожиратели никогда не выбирали выражения и уж точно не были обходительными любовниками. Особенно на оргиях Лорда и особенно с ним.

Лишь понимание, что все они давно подохли, позволяло Северусу дышать ровнее и не чувствовать стыда.

Не один час он промучился жарким и неприятным сном, после чего почувствовал легкие прохладные касания ко лбу и долгожданный шепот.

— Ты со мной. Ты дома. Северус...

От неожиданности и желанного облегчения, Снейп вырвался из кошмара и открыл глаза.

— Гарри, — хрипло произнес он, заметив сидевшего с краю постели мага. – Что ты тут делаешь? Ты должен быть в больнице…

— Хм, рассказали, значит. Я в порядке, — в голосе Поттера слышалась улыбка, хотя лица не было видно.

Северус долго молчал, понимая, что совсем не дрожит от ласковых поглаживаний. И что тепло, разливающееся в груди от присутствия Гарри, действительно успокаивает.

Снейп позволил себе слегка расслабиться.

— Твоя подруга сказала, что ты получил ожоги. Совладал с Адским пламенем, значит?

— Да, есть чем гордиться, — фыркнул Гарри.

— Было бы, если бы ты не пострадал при этом, — ехидно осадил его Снейп.

— Я не ожидал, что он превратится в пар.

— Ты мог трансфигурировать его в песок, как когда-то удалось Дамблдору.

— Я не подумал, — сокрушенно, вздохнул Поттер.

Северус сел в кровати и заметил, что на лице Гарри что-то есть. Щелкнув пальцами, он зажег неяркий свет и увидел, что голова и шея молодого человека были забинтованы, левая рука тоже.

— Этой повезло? – проглатывая ругательство, поинтересовался Снейп, указывая на вторую ладонь.

— Я держал ей палочку и, кажется, магия просто не позволила добраться до нее, — Гарри продемонстрировал чистую кожу.

— А остальное тело?

— Его уже подлечили, — бодро заверил Поттер, блеснув зеленью глаз, которые смотрели на Северуса через щелочки. – Сильно досталось только лицу, рукам и легким.

Снейп потушил свет и откинулся обратно на подушку.

— Ложись, — с заминкой предложил он.

Послышалось тихое заклинание трансфигурации, потом матрас прогнулся, и раздался приглушенный вздох.

Они молчали долгое время.

— Ты рассказал Грейнджер о нас?

— Нет, конечно, нет, — удивленно проговорил Поттер. – С чего ты взял?

Северус пожевал щеку и отвернулся на другой бок.

— Сложилось такое впечатление. Ладно, спи.

— Она давно не Грейнджер, — задумчиво поправил Гарри.

— Ты же для меня Поттер, я обычно не делаю исключений.

Гарри обреченно застонал, а Северус улыбнулся.


* * *

Утром Снейпа разбудил легкий поцелуй в шею. Волшебник замер, боясь вздохнуть. Горячие губы еще раз чувствительно коснулись шрамов, оставленных Нагайной, и затем исчезли, как и теплое тело, прижимавшееся к его спине. Тихие шаги и почти неслышный хлопок двери ознаменовали, что Северуса оставили одного.

Снейп открыл глаза и, откинув одеяло, сел. Подумав пару секунд, он торопливо поднялся и выскользнул из спальни. Тихо пройдя по коридору, Северус остановился на лестничной площадке и заметил Гарри у камина.

— Поттер, — негромко позвал он.

Тот повернулся к нему, сжимая в руке горсть пороха.

— От тебя просто так не скроешься, – насмешливо заявил Гарри, ничуть не удивившись.

— Куда собрался? – спросил Снейп, спускаясь вниз.

— В Мунго. Ночью я сумел договориться с целителем и охранником, чтобы они меня отпустили, и пообещал вернуться утром. Поэтому… — он махнул рукой в сторону камина.

Зельевар поджал губы.

— Не задерживайся на этот раз.

Гарри изумленно взглянул на него и даже попытался улыбнуться, но за бинтами этого почти не было видно.

— Хорошо.

Переступив с ноги на ногу, словно собираясь что-то еще сказать, Поттер все же развернулся и, бросив порошок в огонь, исчез в вихре.

_____________________________________________________

[1] Перитон. Peryton — Острова Средиземного моря, Гибралтарский пролив. По рассказам жителей этого острова, многих моряков и одиноких путников подстерегало опасное существо — крылатый зубастый олень с лебедиными крыльями и волчьими зубами, который пожирал людей. Он никогда не касался земли и лишь летал по воздуху. Считалось, что в этих чудищ (по некоторым рассказам перитон был не одинок) вселяются души пропавших без вести моряков. Лишь вдовы из рыбацких хижин не боялись их. Увидев на земле прерывистый пунктир человеческой тени, они смело выбегали навстречу, называя имена тех, кого не дождались из плаванья. Если Перитон услышит имя того, кем был при жизни, он впервые прервет свой смертельный полет и заплачет, грянувшись о землю, как опомнившийся от тяжелого сна человек. И вдова на миг увидит в преобразившемся чудище образ того, кого ждала.

От Автора: С Наступающим Новым 2014 Годом! Удачи Вам в грядущем году Жар-птицы и Любви! Пусть птичка принесет вам много улыбок и веселья в праздники! Надеюсь, мой подарочек вам понравился^_^

URL
2013-12-29 в 23:01 

инна мис
И тебя с наступающим! Спасибо.

2013-12-30 в 02:54 

Спасибо за поздравление и за подарок! Вас также с наступающим Новым годом!

2014-01-02 в 13:22 

irrwisch
Хочется быть самим собой, но совесть не позволяет.") Б.Крутиер
Потрясающий подарок!!!Спасибо огромное)))
Я с таким нетерпением жду продолжения этой вещи)

Вдохновения, любви и радости в новом году!!!:heart:

2014-01-07 в 00:53 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Спасибо всем за комментарии! Надеюсь, в этот раз их будет побольше. :shuffle:
Ловите новый подарочек на Рождество, с которым вас поздравляю!

URL
2014-01-07 в 00:57 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Дотерпев последние минуты, пока врачи окончательно подтверждали, что с кожей лица все в порядке, а затем выдавали с десяток мазей от возможных аллергий, Гарри с облегчением покинул палату. На выходе из реабилитационного отделения к нему подлетела стая репортеров. К его превеликому изумлению, Скиттер среди них не было. Поттер скупо ответил на вопросы и поспешил к камину.

Добравшись-таки до своего кабинета, он переоделся. Подойдя к столу и заметив мерцание топазов на шкатулке, Гарри открыл крышку и достал пергамент. Развернув его, он прочел:

«Вы все же опоздали. Мне сообщили, что с вами приключилось, поэтому наша встреча переносится на среду. Набирайтесь сил.

С наилучшими пожеланиями,

Р. Скримджер.»


— Очень мило, — фыркнул Гарри и испепелил послание.

Написав коротенький ответ, он отослал его. Выйдя из кабинета, Поттер направился к шефу. Проходившие мимо знакомые и коллеги хлопали его по плечам или спине, поздравляли с выздоровлением и хорошо сделанной работой.

— Вот кого надо было против великанов выпускать, — хмыкнул Дарен – синеглазый аврор, давний приятель, с котором Гарри сначала учился в аврорской школе, потом служил в одном отряде и в конечном итоге оказался в одной постели. Он намекал на произошедшее в Лавенхеме.

— Д-а-а, вообще не понимаю, зачем министерству нужны авроры, когда есть я? – изобразив задумчивость, задался вопросом Поттер.

— Чтобы любоваться твоей смазливой мордашкой, — ухмыльнулся Дарен и подмигнул.

— Да иди ты, шут гороховый, — Гарри отмахнулся от него и пошел дальше.

— Завтра Гарпии играют, приходи, — крикнул ему в след бывший напарник. – Рон обещался запастись элем.

Неплохое предложение. Может, даже стоит обдумать его.

— Посмотрим, — неопределенно ответил он.

В дверях лифта он столкнулся с Роббом.

— Давай, Гарри, не отказывайся. Тебя уже давно не было на стадионе, — подхватил он, услышав предложение Дарена.

— Если не будет дел на вечер, — пробормотал Поттер, заскакивая в кабинку.

Поднявшись на нужный этаж, он дошел до офиса Кингсли.

— Ты очень вовремя, Гарри, — с порога «поприветствовал» его Бруствер.

В кабинете он был не один, а с мистером Освальдом Риски – ведущим специалистом Лаборатории Тайн.

— Добрый день, — поздоровался с ними Гарри.

Риски выглядел очень внушительно. Белые от седины волосы, ровная бородка и усы подчеркивали солидность, так же, как и прямая осанка, а глубокие глаза светились мудростью и умом. Они у него были темно-зеленого цвета, почти как у Поттера. Лоб высокий, а скулы острые, но не настолько, чтобы испортить внешность, губы изогнуты в легкой насмешке. Костюм на маге был подобран со вкусом: мантия цвета сочной молодой листвы, с серебряными обшивками по краям подола и рукавов, а воротник испещрен орнаментом по мотивам египетских иероглифов.

— Ваше вчерашнее превращение было впечатляющим, мистер Поттер, — кивнул седовласый маг. – В следующий раз сначала используйте щит, а потом трансфигурацию.

— Конечно, сэр, — Гарри смутился, невольно заливаясь предательским румянцем.

Кингсли шагнул к нему и сообщил:

– Мистер Риски в курсе твоей работы.

Гарри кивнул, и шеф продолжил:

— Вчера Пожиратели разгромили одну из наших квартир. Мы нашли тело Руперта Роквуда, они его не забрали.

— Это я перенес его на квартиру, — сказал Поттер. – Он почти свалился на меня в Гринготтсе, и я решил выяснить, почему меня не позвали на собрание. Оказалось, что это Нортон привел Группу.

— Там была не одна Группа, — возразил Бруствер. – Считаю, что тебе больше не стоит соваться к Труди.

Гарри согласно кивнул.

— Как Пожиратели нашли вас? – спросил мистер Риски, подходя к ним.

— Квартира не защищена антиаппарационным барьером, — за своего подчиненного ответил Кингсли. – Они нашли его по остаточному следу.

Гарри отрицательно качнул головой, отстраненно понимая, что действительно забыл про все меры безопасности, внушавшиеся еще со скамьи аврорской школы.

— Это не совсем так. В пылу битвы вряд ли кто-то смог бы заметить наше исчезновение. Мне кажется… — он задумался. — Перед тем, как нагрянули Пожиратели, с Роквудом произошло что-то странное. Я такого давно не видел…

— Ближе к делу, Гарри, — поторопил Кингсли.

— Его разум будто попал в чью-то власть… — Поттер запнулся. — Мне кажется, что это был хозяин Групп.

Старшие волшебники одинаково нахмурились.

— Что именно вы видели? — спросил Риски.

— После того, как яд подействовал, Роквуд сначала трясся и явно испытывал боль, а потом, как рукой сняло. Когда он заговорил, его голос был отстраненным, в то время как тело превращалось в труп. Хозяин сказал, что чувствует во мне свою капсулу с ядом, и что скоро… я буду его. Затем ворвались Пожиратели. Они точно знали, где мы.

После этого повисла тишина.

— То есть, он может овладевать разумом своих приверженцев… и может выследить тебя по капсуле? – после минуты молчания подвел итог Кингсли.

— Скорее всего, — кивнул Гарри, только-только складывая все это в уме. – Или это происходит после активации яда.

— Нужно немедленно ее удалить из тебя, — заявил Бруствер и повернулся к ученому. – Если мы просмотрели такую мелочь, то что еще мы не увидели?

— Вряд ли это мелочь, Кингсли, раз она так хорошо замаскирована, — подал голос пожилой волшебник. – Считаешь, мы настолько глупы, чтобы не распознать следящие чары?

— Извлеките ее из Поттера, немедленно! – глава Аврората был не на шутку взволнован открывшейся новостью.

— Идемте, молодой человек, — обратился к Гарри мистер Риски.

Видимо, процедуры на сегодня еще не закончены. Поттер про себя застонал и последовал за стариком.

URL
2014-01-07 в 00:58 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

— Не шевелись, — приказала Лили[1], бывшая однокурсница Мальчика-Который-Выжил. Уже год она ассистировала профессору Риски, который, собственно, и попросил ее отследить капсулу, пока мастер занимается приготовлением зелья для извлечения.

Гарри вздохнул.

— Долго еще? – вот уже в третий раз спросил он.

— Почти нащупала. Ты такой нетерпеливый, — попеняла она.

Поттер проглотил так и норовившую слететь с языка фразу — где у него уже сидят зелья и чары, от которых словно замораживало все внутренности. Очень неприятное чувство. Он дернулся, когда по желудку снова прошла дрожь.

— Если ты сейчас же не прекратишь, меня вывернет наизнанку, — зашипел Поттер.

Девушка пожала плечами, ничуть не обидевшись.

— Это не так плохо, зато зелье не понадобится, — ее рука с палочкой замерла. – Нашла, — известила она.

Гарри скривился. Все надежды на то, что он избавился от капсулы, умерли.

— Зелье, что варит профессор, спровоцирует рвоту? – брезгливо уточнил он.

— Ну да, — колдунья произнесла заклинание, и у Поттера, лежавшего на кушетке, над желудком завис маленький красный шарик с серебряной дымчатой ниточкой, уходившей в кожу.

Гарри, таращившийся на это нечто, опустил голову на жесткую подушку.

— И долго мне тут с этим маяком торчать?

— Пока не приготовится…

Дверь открылась, и в смотровую вошел мистер Риски.

— Все готово, — в его руках был дымящийся флакон с фиолетовой жидкостью.

Спустя десять минут аврор сидел с прижатым к губам платком и со стаканом воды, зажатым в руке, а господа исследователи доставали щипцами из металлической миски, в которую он… хм, в которой он оставил содержимое желудка, продолговатый предмет. Их находка была совершенно черная и по размерам не больше маггловской пилюли.

Риски сразу же окружил ее магической оболочкой вкупе с той, что она получила от зелья.

— Теперь все в порядке, — сказал он. – Впервые нам удается извлечь капсулу в целом виде. Обычно нам достаются уже мертвые Пожиратели. Яда в их теле, само собой, не наблюдается, как, собственно, и осколков. – Волшебник опустил ее в толстую длинную колбу и прикрыл крышкой.

Лили очистила медную плошку и убрала все инструменты, которыми пользовалась во время осмотра Поттера.

Опрокинув в себя стакан воды, Гарри поинтересовался:

— Когда будет известен результат анализа?

— Через несколько часов, — ответил профессор. – Я сообщу о нем Кингсли.

— Хорошо, — Поттер слез со стола и попрощался.

— Пока, Гарри, — улыбнулась ему Лили Мун.

— Ага, — кивнул тот и выскочил из кабинета.

Пробираясь по коридорам Лаборатории Тайн к холлу с каминами, Поттер невольно рассматривал тошнотворно-белые стены, яркие лампы на потолке и скользкий кафельный пол. Единственное, что украшало коридор, это прикрепленные к стенам графики и расписания дежурств и еще какие-то списки, понятные только работникам; номера на дверях не соответствовали последовательности и имели свою логику. Выйдя, наконец, в темный холл, Поттер направился к первому попавшемуся камину.

Только он успел подойти к нему, как пламя вспыхнуло, и из него выскочил Рон.

— Привет! – обрадовался друг. – Я не успел застать тебя в больнице.

Поттер улыбнулся, оказавшись в медвежьих объятьях.

— Ну, как ты? – спросил Рон, отпуская Гарри.

— Нормально.

— Что ты тут делаешь? – нахмурился Уизли.

Гарри не ответил, только посмотрел на него с намеком.

— Ладно, не стану тебя пытать, — шутливо толкнул его друг.

Камин опять вспыхнул, и из него появился высокий маг. Друзья обернулись, заметив его, и посторонились, позволяя пройти. Работник отдела Тайн даже не взглянул на них.

— Это Гордон Ремзи. Еще та задница, — угрюмо сообщил Рон, хмуро смотря ему вслед. – Он модифицировал оборотное зелье, что мы присылаем вам. И, кажется, слава ударила ему в голову. Никогда не думал, что скажу такое, но Снейп по сравнению с этим индюком сама скромность.

Гарри внимательно посмотрел на зельевара, скрывшегося в белом коридоре.

— Мне как раз нужен рецепт этого зелья, — пробормотал Поттер.

— Что? Зачем?

— Кое-кто интересуется, — многозначительно и с нажимом произнес Гарри.

— Ну и фиг с ним, пусть помучается от любопытства, — хмыкнул Рон. – С него не убудет. Гермиона мне тоже вчера говорила об этом зелье.

— Это я попросил его, Рон, — очень тихо, но недовольно сказал Поттер. – Я хочу, чтобы он разобрал состав.

— В смысле? – Уизли насторожился. – С ним что-то не так?

— Я пока не уверен, — Гарри отвел взгляд, не зная, стоит ли впутывать сюда еще и Рона.

Рыжий парень сжал его плечо и заглянул в глаза.

— Давай, рассказывай.

Поттер покусал щеку и выставил заглушающий и отводящий глаза щит.

— Я подозреваю, что в зелье есть притупляющее.

Рыжие брови сошлись на переносице.

— Разве это не было бы очень заметно?

— Если в малых дозах, нет. Но постоянное применение может сказаться на действиях человека в целом.

— Но ты ведь ни в чем не прокололся, — возразил Рон.

— Да, но в прошлый налет я почти выдал себя. Труди накачал всех особым зельем, которое высвобождает тайные желания, и я поубивал кучу Пожирателей, — тяжело ответил Поттер. – А вчера я поймал еще одного, и пока его мозг спекался, хозяин Групп вселился в него и увидел меня. Потом нагрянули Пожиратели. Я не поставил ни антиаппарационный барьер, ни защиту. И это не прокол?

Глаза Рона округлились, он молчал почти минуту, переваривая услышанное, после чего спросил:

— Он узнал тебя? Хозяин Групп?

— Я изменил внешность, но он почувствовал, что во мне есть его яд.

Уизли растрепал волосы, зарывшись в них рукой.

— Охренеть. Ты здесь для того, чтобы вытащить из себя эту дрянь? – догадался он.

— Уже, — кивнул Поттер. – Вообще, это секретная информация.

— Словно ты рассказываешь кому попало, — обиделся Рон и осмотрелся.

Вокруг никого не было, но на всякий случай он укрепил щиты.

— Не знаю, друг, — задумчиво покачал Уизли головой. – А что сказал Сне… В смысле, летучая мышь? Он согласен?

— Сказал, что притупляющее сочетается с обороткой, — пожал плечами Поттер.

— Так пусть проверит его, — сказал Рон.

— Состав зелья другой. Для точности нужен рецепт.

— Наш всезнайка чего-то не может, какой ужас, — позлорадствовал Уизли. – А еще Мастер называется!

— Да хоть Мерлин! — Гарри передернуло: насмешка над талантом Снейпа… задела его. – Без детального рецепта качество анализа снижается, а на то, чтобы добиться точности, понадобится много времени. Ты сам не раз видел, что при разных пропорциях ингредиентов зелья получаются совершенно разные по свойствам и даже превращаются в смертоносный яд.

Взгляд Рона внезапно изменился.

— Гарри, — угрожающе-подозрительно сказал он, — как-то странно ты ведешь себя. И к чему эта цитата из пособия для юных зельеваров?

— Я просто объяснил, – взгляд зеленых глаз стал недоуменным. – О чем ты вообще?

— Все о том же. Что у тебя там с этим… упырем? – лицо Рона буквально перекосило от собственного вопроса.

На лице Гарри появилось еще больше удивления.

— Вот только не надо мне вешать лапшу на уши, — предостерег Уизли. – Я давно тебя знаю, так же, как и то, какие ты можешь корчить рожи и вылуплять невинные глазки. На мне это не сработает. Гермиона, видно, в курсе всего, что у вас там происходит. Даже наведалась вчера к тебе домой, чтобы сообщить кое-кому, что ты в больнице.

Поттер глубоко вздохнул, он явно не был готов обсуждать эту тему.

— Рон, ты — мой друг, и я не хочу объяснять тебе, куда стоит лезть, а куда…

— Мерлиновы яйца, Гарри, — в голубых глазах появился ужас, — он что, потребовал с тебя долг именно… так?! – он даже осип на последнем слове.

— Какой, к Мордреду, долг? – чуть не застонал Поттер.

— Ты сам говорил, что у тебя перед ним много долгов жизни…

URL
2014-01-07 в 00:58 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Нет, это ты так подумал, — холодно заметил Гарри.

— Тогда я не понимаю, — Рон сжал кулаки. – Тогда как он…

— Да никак, он ничего мне не делал, — прорычал Поттер, блеснув глазами. – Я сам разберусь в своих делах, Рон! – получилось как-то угрожающе.

Уизли открыл рот, но, так ничего и не сказав, захлопнул его. Волшебники помолчали, смотря в разные стороны, после чего Рон потер костяшками пальцев висок и, извиняясь, проговорил:

— Прости, я не хотел давить… Ты прав, это не мое дело. Я просто… не понимаю. Этот черт непрост. Я даже не знаю, кто был изворотливее – он или Волдеморт, — парень обеспокоенно посмотрел на Гарри. – Будь осторожен с ним.

— Спасибо, Рон, — гнев ушел, и Поттер попытался улыбнуться, получилось натянуто.

— А насчет рецепта, — Уизли почесал в затылке. – Эта задачка не из простых.

— Почему?

— Ремзи просто так свою разработку не отдаст. Это зелье еще не патентовано, поэтому он трясется над своим авторством.

— Оно не новое, — возразил Гарри.

— Да, модификация, но по свойствам сильно отличается. Так говорит наш ведущий исследователь профессор Риски, — заверил Рон.

— Может, я попробую поговорить с ним?

— Ну… не думаю, что у тебя что-то выйдет. Ученые – чокнутые ребята. Хотя… тебе ли не знать, — подколол он, понаблюдав за реакцией друга.

Поттер не отреагировал, продолжая размышлять.

— А ему кто-нибудь помогает в лаборатории? – спросил он.

Уизли тоже задумался.

— Кажется, был какой-то лаборант. Надо спросить у Лил. Она с ним встречалась.

— Отлично. Можешь у нее узнать?

— Ну да, могу. А ты чего? — Рон поднял бровь.

— Не хочу больше туда возвращаться, — поморщился Гарри, даже желудок сжался. – Не будет похоже, что я ради пустого любопытства интересуюсь.

— Ах, да, скрытность и незаметность, — беззаботно, словно сам себе, напомнил Рон.

Парни дошли до кабинета Риски.

— Я спрошу ее, а ты…

— Я буду в кафе, — подхватил Гарри.

— Постараюсь мигом, — Рон постучал.

Поттер быстро пошел дальше. В Лаборатории была скорее столовая, чем кафетерий. В необеденный час здесь было почти пусто. Сейчас всего несколько волшебников — судя по белым с зелеными нашивками халатам, исследователи-зельевары — сидели у зачарованного окна, попивая кофе и обсуждая какие-то записи на многочисленных пергаментах, в которых они успевали энергично что-то черкать. Больше никого не было. За буфетной стойкой хозяйничала маленькая полная женщина. Она убирала пыль с полок, одной рукой приподняв вазочку с цветами, а другой, взмахнув палочкой. Юноша потоптался на месте и, выбрав стол, разместился за ним.

Быстро заскучав, он начал изучать обстановку. Гарри не часто бывал в этой части Аврората, поэтому до здешней столовой не доходил, но знал, где она. Помещение было светлым, но не таким, как коридор, приведший его сюда. Множество столов на четыре персоны стояли по всему залу, который по размерам был почти как половина Большого зала в Хогвартсе. Видимо, в Лаборатории было немало работников. Взгляд аврора остановился на буфете. На нем стоял маленький стенд, где лежали газеты. Нахмурившись, Гарри поднялся и подошел поближе.

— Три сикля, молодой человек…о, мистер Поттер! – воскликнула продавщица, уронив палочку от неожиданности.

— Добрый день, мадам, — улыбнулся национальный герой. Достав монеты, он положил их на стол.

— Мерлин мой, так рада вас встретить! Мы так переживали за вас вчера, — радостно залепетала волшебница.

— Э-э, спасибо, — Гарри всегда было неудобно, когда совершенно незнакомые люди обрушивали на него свои эмоции, поэтому он поторопился сбежать за облюбованный стол.

На первой странице Пророка была его фотография, и заголовок гласил: «Гарри Поттер спасает Гринготтс и попадает в больницу!». Быстро просмотрев статью, начинавшуюся со стандартного введения о заслугах победителя Темного Лорда, Гарри сосредоточился на убитых Пожирателях. Кроме Роквуда, знакомых имен не было. Побарабанив по столу пальцами, он не знал, что и думать. Труди могли приказать отстранить своих людей, чтобы вытравить шпиона. Тогда почему никто до сих пор не заявился к Эди на квартиру, чтобы позвать на собрание?

Перелистывая последние страницы, Гарри вдруг замер. С фотографии в четверть листа на него взирал хмурый волшебник. Темные волосы, высоко поднятая голова, прямая осанка, сложенные на груди руки, привычно кривящиеся в пренебрежительной усмешке губы. Некролог о Северусе Тобиасе Снейпе.

Во рту появился горький привкус. Какое-то странное чувство кольнуло сердце, но не задержалось.

На другом фото были изображены люди, стоявшие у надгробного камня. Профессор МакГонагалл говорила поминальную речь, остальные, склонив головы, слушали ее. Удивительно, но среди присутствующих не было ни одного неизвестного Поттеру волшебника. Профессор Флитвик, Помона Спраут, даже Хагрид решил прийти попрощаться. Гарри не помнил, чтобы у них с мастером зелий были дружеские отношения. Правда, не видел и обратного. Полувеликан не плакал, как можно было ожидать (особенно, если вспомнить, как он хоронил Арагога!), он просто стоял с унылым и расстроенным взглядом, а в его руках был пучок трав. Помимо этой троицы отдать почести погибшему другу семьи пришли Малфои. Лицо Люциуса не выражало эмоций. Нарцисса Малфой, стоявшая рядом, была под стать ему, но все же какая-то печаль мелькала в ее взгляде.

Поттер сжал кулаки.

За Малфоями стоял их сынок, которого было почти не видно.

«Двуличная тварь, — Гарри хотелось придушить его, посмевшего прийти на похороны крестного, которого самолично убил. – Я тебя достану, хорек».

В кафе зашел Рон. Заметив Поттера, он поспешил к нему.

Гарри поднял голову.

— Ну?

— Парня зовут Тедди Джексон. Я думаю, его можно будет перехватить в обед, — Уизли был доволен собой. Посмотрев на часы, он улыбнулся, — который, между прочим, через пять минут.

— Что ж, займем очередь, — ухмыльнулся Поттер.


* * *

Новый день и новая порция скуки. Осталось две книги, и Северусу станет нечего читать. Может, все-таки стоит поменять внешность и пройтись по лесу? Вряд ли кому-то взбредет в голову искать мертвеца в глухомани. Конечно, существует вероятность, что Пожиратели разыщут Гарри по аппарационному следу, но это делается непосредственно после перемещения. А поскольку Поттер сейчас не у них, то и переживать нечего.

Снейп снял со спинки кресла мантию и отправился к зеркалу в ванной. Необходимо было “преобразиться”, чтобы исключить мизерный шанс попасться кому-то на глаза и оказаться узнанным. Поводя несколько минут палочкой над собой, он оценил получившийся результат. Радужки глаз выцвели, превратившись в светло-карие, волосы укоротились и порусели, нос остался такой же длинны, брови погустели.

Хмыкнув, мужчина добавил еще один штрих: у него выросли усы.

Повертев головой, он невольно задумался, а не отпустить ли ему и в самом деле бороду или усы. Кажется, растительность на лице очень даже ему шла – скрашивала непривлекательность.

Спустившись в гостиную, он открыл дверь наружу и остановился. Воздух был свежим и прохладным. Накинув мантию, Северус закрыл за собой дом и направился к воротам. Гарри на всякий случай сообщил ему все пароли. Дойдя до железных дверей, Снейп остановился, понимая, что не оставил для Поттера никакого сообщения о том, что пошел прогуляться.

— Добби! – позвал Снейп.

Домовик материализовался прямо перед ним.

— Сэр? – пропищал он.

— Если Поттер спросит обо мне, скажи, что я в лесу.

Глаза эльфа округлились и стали просто огромными, и он отчаянно замотал головой.

— Хозяин, вам нельзя ходить туда, мне нельзя вас отпускать! Хозяин Гарри будет недоволен!

— Уймись, я не буду далеко уходить. Если что-то случится, то аппарирую к воротам, — Северус не думал менять свои планы. Все-таки, когда сидишь без дела в четырех стенах, тишина и замкнутое пространство начинают давить.

— Тогда я пойду с вами, сэр, — безапелляционно сказал маленький человечек. – Хозяин Гарри велел Добби защищать вас, и Добби выполнит его указания.

Снейп от удивления поднял обе брови, растеряв все негодование и недовольство.

— Поттер велел что? – переспросил он, подозревая, что ослышался.

— Хозяин Гарри приказал защищать вас. Если с вами что-то случится, то позвать его, а если на поместье нападут, то переместить вас в Хогвартс, — закивал головой Добби.

Снейп некоторое время стоял молча, обдумывая услышанное. Как-то странно фыркнув и почти улыбнувшись, он посмотрел в небо. На нем не было ни облачка, почти идеальная лазурь. Он молчал, не понимая, почему в груди стало тесно.

Посмотрев на решительно настроенного эльфа, профессор вздохнул.

— Ты сможешь принести мне еще книг из библиотеки Хогвартса?

— Да, сэр, Добби принесет, — обрадовался домовик.

— Хорошо, я сообщу тебе о них чуть позднее, а сейчас можешь идти, — Северус развернулся и пошел вокруг дома, так и не переступив заграждающие чары.

URL
2014-01-07 в 00:59 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Разговор с Джексоном был недолгим. Подмастерье наотрез отказался говорить о составе нового полиморфного. Видно, мастер его хорошенько настращал. Гарри не расстроился, поскольку и не возлагал на этого парня особых надежд. Все же, о зелье для разведки кому попало не рассказывают, будь ты даже трижды победитель Темного Лорда. Тедд сначала сильно смутился, когда Гарри с Роном подсели к нему за столик, а потом, поняв, что они хотят, приуныл и даже отвечал оскорбленно.

Поттер вернулся в Аврорат. Только за ним закрылась дверь его кабинета, как в нее постучали.

— Привет, еще раз, — весело прозвучал тенорок Дарена. – Я принес тебе билет на матч.

Гарри обернулся к нему и натянуто изобразил благодарность.

— Я еще не решил, пойду или нет, — сообщил он.

— Теперь-то точно идешь, — улыбнулся синеглазый парень.

Поттер хмыкнул, вешая аврорскую мантию в шкаф.

— Я сейчас ухожу, — предупредил Гарри, направляясь к двери.

Дарен выскочил за ним. Поттер запер офис и пошел по коридору.

— Ну так что? – настаивал молодой человек, помахав перед Гарри листочком. – Там будут Робб, Рон, Джордж обещал закрыть магазин пораньше, Невилл…

— Невилл? Это Лонгботтом? – удивился Поттер.

— Да, — кивнул аврор, легко шагая рядом. – Он ведь с тобой учился?

— Когда ты успел с ним познакомиться?

— А что? – сделал загадочное лицо Дарен. – Было дело…

Поттер посмотрел на него и не стал дальше спрашивать, чтобы не начать любимую игру Дарена. В то время, когда они еще встречались, тот не раз провоцировал Гарри на ревность, а начиналось это с того, что любовник вызывал любопытство партнера к его недосказанностям и как бы случайно оброненным фразам. Неудачная идея, потому что Поттер быстро потерял к нему интерес, видя такое вызывающее поведение. Однажды Дарен пару дней пропадал где-то, надеясь нарваться на скандал и проявление чувств Гарри. Тогда-то их отношения и развалились.

— С кем играют Гарпии? – сменил Поттер тему. – Я давно не следил за ними.

— Ну ты даешь! Много потерял. В этом сезоне они меряются силами с Осами, и если выиграют, что неоспоримо, поедут в Болгарию. Крам, наверное, задницу рвет, чтобы успеть к октябрю. Гарпии им покажут!

Гарри хмыкнул и не стал спорить. В чем-то он был согласен, хотя Виктору, чтобы закатать противника в газон, не так уж и много требуется. Его финты заставят ловца Гарпий попотеть.

— Давай, соглашайся, а то совсем позеленел со своей работой, — выдал Дарен, смерив Гарри оценивающим взглядом.

Волшебники остановились в зале с каминами.

— Как еще можно выглядеть после того, как чуть не сварился заживо? – поинтересовался Поттер, беря порох.

— Тогда и думать нечего, — улыбнулся ему Дарен. – Матч начинается в шесть.

— Еще раз говорю – я подумаю, — Гарри бросил в камин порошок и, не прощаясь, вступил во вспыхнувший огонь.

Внезапно его обхватили сильные руки, и к спине прижалось тело. Их обоих закрутило в пламени и унесло.


* * *

Северус не заметил, сколько он просидел на траве, но со временем понял, что отморозил зад: он так глубоко ушел в свои мысли, что даже забыл защититься заклинанием от холода. Земля после дождей не была теплой или хотя бы сухой, но Снейп не жалел потраченного здоровья. Летом он частенько гулял вокруг Хогвартса или в лесу, нередко отправлялся за пределы школьной территории или даже страны в поисках ценных растений и редких животных, а самое главное — свежих идей.

Не раз он наталкивался на оборотней, волков и других обитателей диких мест. Все кончалось либо благополучно, либо несерьезными царапинами. Это нисколько не останавливало настоящего исследователя, когда он был одержим осуществлением своих планов. Однажды ради капли крови и кусочка копыта ему пришлось убегать и прятаться от целого табуна кентавров, намерения которых были самыми агрессивными. Северус забрался в их лагерь, когда они спали, и добыл все, что ему было нужно. Однако, когда он уходил, то споткнулся о корягу, совершенно неразличимую в полутьме, и шум привлек стаю летучих мышей на дереве. В общем, тогда он узнал, что порой способен бегать не хуже профессионального спринтера. Особенно когда по дороге наткнулся на выводок акромантулов. Кто сказал, что профессора Хогвартса не любят приключения?

Северус покусал нижнюю губу, вспоминая лицо Альбуса, который встретился ему на опушке Запретного леса. Увидеть задыхающегося от бега и встрепанного мастера зелий, с паутиной по всей мантии — которая, кстати, тоже пригодилась! – было зрелищем впечатляющим. Еще более запоминающимся оказалось удовольствие в карих глазах.

Альбус не нашелся, что сказать, а просто проводил профессора крайне удивленным взглядом.

«У всех свои понятия о приятном времяпровождении», — с усмешкой подумал Снейп.

Северус зашел на веранду, обступавшую дом с трех сторон, и неторопливо побрел к главному входу. Шум голосов, донесшийся из гостиной, заставил его остановиться и посмотреть в окно. Снейп резко отшатнулся в сторону, скрываясь из виду появившихся волшебников, и достал палочку.

Осторожно взглянув в стекло, он забыл, как дышать.

Поттер и какой-то парень стояли вплотную друг к другу и целовались. Точнее, неизвестный страстно целовал Гарри, а тот… не очень-то сопротивлялся.

Прежде, чем Северус разочарованно выдохнул и отвернулся, Гарри грубо оттолкнул молодого человека.

— Ты чего? – возмутился непрошеный гость.

— Я тебя не звал, — ровно и угрожающе процедил Поттер.

— Я знаю, — не расстроившись, протянул брюнет. – Я подумал, что, может, нам стоит попробовать еще раз. Перерыв пошел нам на пользу. Я многое понял, — он опять попытался приблизиться к Гарри. – Нам не было плохо вместе, ну согласись.

— Но и ничего хорошего не получилось, — констатировал Поттер. – Уходи, я не собираюсь ничего начинать.

— Гарри, — почти умоляюще, — я скучал по тебе. Я больше не буду делать ничего такого. Я понял, что тебе это неприятно.

— Это теперь так называется? – невесело рассмеялся Поттер. – Изменяя и выставляя наши отношения на люди, ты считал, что мне просто не понравится? Да ты гений!

— Ну прости, — заканючил тот, — я был идиотом, — он положил руки на грудь Гарри и опять потянулся за поцелуем.

— Убирайся! – разъяренно рявкнул Поттер, тем самым заставив парня отшатнуться от себя.

— В чем дело? Ты никогда не разговаривал…так! – возмутился тот, тоже раздражаясь.

Поттер достал палочку. Его приятель напрягся. Повисла тишина.

Мастер зелий не мог пошевелиться, ощущая, что в любой момент может начаться дуэль.

Гарри был непреклонен и всем видом показывал, что не желает продолжать разговор.

Возмутитель спокойствия вздохнул и положил на каминную полку то, что сжимал в пальцах.

— Извини. Я… не знаю, что на меня нашло. Ты мне нужен, я думал, что я тебе тоже, — произнес он и, зачерпнув горсть пороха, обернулся. – Приходи на игру. Будет весело и… я не стану настаивать на наших отношениях.

Гарри опустил руку, остывая.

— Иди, Дарен. Я подумаю.

— Пока, — как-то совсем тоскливо проговорил тот и исчез в языках пламени.

Поттер взмахнул палочкой над камином, меняя пароль.

Снейп оторвался от окна и устало посмотрел на лес. Наверное, идея погулять там не была такой уж плохой. По крайней мере, он не застал бы этой сцены. Сердце билось ровно, словно не оно минуту назад сжималось от вполне определенных чувств.

Гарри не был его, чтобы ревновать. В то же время какая-то часть Северуса уже склоняется к другому мнению. Все-таки собственнические замашки были частью его натуры, как охотничьи рефлексы у гепарда. Это была его слабость. Если уж что-то он посчитает своим, то черта с два кому-то отдаст или позволит потрогать.

Убрав палочку обратно в рукав, он пошел в дом.

URL
2014-01-07 в 00:59 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гарри уже вовсю искал его.

— Поттер, — крикнул он в сторону подвала.

— Северус, черт! Где ты был? – юноша запыхался, пока бежал по лестнице.

— Мне что, и погулять нельзя? – спокойно ответил Снейп, подходя к камину. – Кто был твой гость?

— Я… Ты это видел? – в зеленых глазах промелькнула досада. – Это приятель с работы. Мы…

— Любовники, — неохотно помог зельевар, почему-то стало тяжело продолжать диалог, который сам и начал. Он направился на кухню, так и не взглянув на то, что дружок Поттера оставил на полке.

— Нет, Северус, — Гарри пошел за ним. – Когда-то были, но сейчас — нет.

Чтобы занять руки, Снейп поставил чайник.

— Ты достал рецепт зелья? – отстранено спросил он.

— Пока нет, — вздохнул Гарри и подозрительно посмотрел на него. – С этим возникли сложности.

— Твой друг ничего не знает, а зельевар не хочет расставаться со своим детищем? – хмыкнул мастер. – Значит, не дурак. – Он развернулся к Поттеру и прислонился спиной к мойке.

— Я пытался разговорить ассистента, но он молчит.

— Тебе стоит разговорить Кингсли. Мне очень сомнительно, что кто-то взял его под Империо, или он сам переметнулся на сторону нарушителей порядка. А если в зелье действительно что-то есть, то травит тебя не он, а тот, кто присылает оборотное. Рецепт у Бруствера должен быть. Иначе вам бы его попросту не давали, — выкладки профессора были безукоризненны, как и ровный баритон, резавший гордость Гарри язвительными нотками, как ножом. – Я тоже не прочь поприсутствовать при этом разговоре, — добавил он.

Чайник закипел.

Поттер торопливо поднялся и снял его с плиты. Залив листики в маленьком чайничке, он выудил чашки из шкафа и поставил на стол.

Снейп продолжал стоять, скрестив руки на груди. Лицо бесстрастное, и губы плотно сжаты.

Гарри коротко посмотрел на него и вздохнул. Только он хотел открыть рот, как услышал треск. Поняв в чем дело, Поттер выбежал в гостиную.

Из камина выскакивали искры. Открыв его, он отошел подальше.

— Какого х…! – сдавлено ругался себе под нос Уизли, отплевываясь от сажи. – Ты пароли меняешь по десять раз на дню?!

— Прости, — сказал Гарри. – Что-то узнал?

— Да, — Рон чихнул и выругался. – Мне удалось затащить этого парня на игру. Так что, приходи. Если удастся его напоить, то мы вытрясем все про зелье.

Гарри задумчиво потер шею.

— Я решил переговорить с Кингсли о рецепте, — сказал он.

Рон нахмурился, размазав по щеке сажу.

— Ну, как знаешь. Только жалко, пропадет такая возможность. Я, между прочим, запасся отменным элем!

— Слышал уже, — пробормотал Поттер.

— Дракл с этим Джексаном, просто приходи на игру. Мы давно хотели оторваться!

«Ну, еще один!» — застонал Гарри.

— Ладно, приду. Только отстаньте от меня наконец, — сказал Поттер.

— Вот это разговор! Все, ждем тебя в шесть на стадионе, — Рон засветился, как начищенный пятак.

Гарри фыркнул и, проводив друга, пошел к профессору. Тот с чашкой крепкого чая сидел за столом и методично размешивал сахар. Взявшись за маленькую ручку, он поднес напиток к губам и отпил.

Поттер сел рядом. Игнорируя такую же полную чашку, он посмотрел на Северуса, стараясь понять, о чем тот думает.

Пустое дело, конечно.

— Подобная манера пристально рассматривать других людей говорит о вашем дурном воспитании, — сообщил Снейп.

— А такое показное безразличие говорит о страшной обиде.

Северус поднял бровь и посмотрел на него с леденящим, достойным аристократа высокомерием.

— Обида, Поттер, слишком громко сказано. Вряд ли вы хоть чем-то можете меня обидеть, – бросил он. – Да и из-за чего, собственно, мне держать на вас обиду? – его голос прозвучал до дрожи холодно.

— За сцену, устроенную Дареном, — Поттер заставил себя не поддаваться гипнозу сверлящих глаз и разъяснить все и сразу.

— Поттер, вам хочется обсудить своего любовника? – в интонациях глубокого голоса появились самые настоящие опасные нотки. – Если так, то пойдите и поговорите с ним, а не со мной, — Снейп отставил чашку и поднялся. – Если вы не поняли или не уловили намека, то поясняю более доходчиво, — опершись руками о стол, он склонился к Гарри, впиваясь в него острым взглядом. – Я не желаю знать, с кем, где и когда вы спите! Ясно? – слова падали, как камни.

Поттер не мог сглотнуть, воздух застрял в горле.

Оцепенение не спадало еще несколько минут после того, как зельевар удалился. Дрожь пробегала по спине. Взяв чашку с чаем, Гарри глотнул из нее, смачивая глотку. Честно говоря, Снейп в тихом гневе был страшнее всего.

Дотронувшись до занывшего виска, Поттер втянул воздух. Впервые к нему пришла мысль – на самом ли деле он хочет привязать к себе «такого» человека? Ведь он многого о нем не знает.

«Хах. Словно у него может быть что-то страшнее Пожирательского прошлого! — напомнил себе он и фыркнул. – Я тоже не ангел».

Гарри посмотрел на чай и механически помешал сахар на дне.

«Злится, но сахар положил», — улыбнулся он и спрятал лицо в ладонях.

Покинув кухню, он решил больше не затрагивать опасные темы. Посмотрев в окно, Поттер пожевал губы и вышел на улицу.

— Хочешь прогуляться?

Снейп обернулся к нему.

— С чего вдруг? – холодно спросил он.

— Хочешь? – упрямо повторил Гарри.

Мужчина отвел взгляд. Поттер прошел к воротам и, открыв их, сделал приглашающий жест рукой. Северус помедлил несколько секунд и все же вышел за ним.

Когда Гарри вернул защиту на место, они молча направились по протоптанной кем-то из здешней живности тропинке.

— Мне нравится твоя внешность, — сообщил Поттер.

— Что? — не понял Северус.

— То, как ты ее изменил, почти ничего не меняя, — пояснил Гарри. — Мне кажется, что с такими волосами и светлыми глазами ты выглядишь более открыто.

— Не так пугающе, ты хотел сказать? – недобро оскалился Снейп.

Гарри улыбнулся и покачал головой.

— У тебя своя по-особенному притягательная внешность. Кого-то она может пугать, а кого-то — наоборот.

— Какая романтика, Поттер, — с нарочитой насмешливостью проговорил Северус и скривился. — Меня сейчас стошнит.

— Не ерничай, — ухмыльнулся Гарри. — Я говорю то, что думаю. И ты это знаешь.

— А еще мне известно, что людям свойственно заблуждаться, — Северус отвернулся и пошел дальше.

Не следя за временем, они бродили между деревьями, иногда отходя друг от друга на приличное расстояние. Когда Гарри в очередной раз нагнал своего мрачного спутника, то аккуратно взял за руку, надеясь, что его не оттолкнут.

Северус скорчил недовольное лицо, но ладонь не выдернул. Поттер погладил ее большим пальцем.

— Здесь есть несколько ключей, — сообщил он, прерывая тишину. – Когда я только строил дом, они очень спасали меня от жажды.

— Тебе часто отказывает память, раз ты забываешь бытовые заклинания, — прокомментировал Снейп, вглядываясь в глубину леса.

— Я не забываю, — качнул головой Поттер. – Иногда полезно попить и родниковой воды.

Северус ничего не ответил, заметив на трухлявом пне какие-то грибы. Гарри недоуменно посмотрел на объект, завладевший вниманием профессора, и даже немного расстроился. Терпеливо подождав, пока тот осмотрит свою находку, и выслушав по ходу дела небольшую лекцию о пользе лесных даров, Поттер понял, что не так его это и утруждает… Голос Снейпа стал глубоким и проникновенным.

— Почему ты не говоришь так на лекциях? – невольно озвучил он свою мысль. — Я бы лучше прислушивался и, может быть, что-то даже запомнил.

Северус удивленно на него уставился, и с его лица пропали расслабленность и одухотворение, он снова стал его прежним учителем.

— Я рассказывал о магических свойствах трутовиков еще на втором курсе. Не моя проблема, что у вас вместо мозгов сухофрукт, — скривился он.

— Я не об этом, — снисходительно пояснил Поттер. – Сейчас ты говоришь с восхищением, словно в жизни не встречал ничего прекраснее этих… штук, — Гарри посмотрел на сморщенные веера, облепившие старое дерево.

Северус пожал плечами и побрел дальше, выдернув руку из расслабившихся пальцев.

Поттер не расстроился, а довольный последовал за ним.

Раздался крик совы, заставив обоих волшебников вздрогнуть и обернуться в сторону приближающейся птицы. Гарри выставил руку, и на нее приземлился черный филин.

— Это от Кингсли, — пробормотал Поттер, заметив маленькую записку.

Сняв ее, он ощутил тяжесть, поэтому развернул пергамент аккуратно. В нем обнаружился медный значок. Порт-ключ.

Гарри пробежал глазами текст и сжал зубы.

— Капсула пустая? – спросил Северус, тоже скользнув взглядом по написанной фразе. – Что это значит?

— Сегодня утром из меня вытащили капсулу с ядом, — коротко ответил Гарри.

Хмурость сошла с лица зельевара вместе с краской.

— Какой яд там был?

— Мы не знаем. Еще не попадались целые сосуды. Я должен идти, Северус, — он посмотрел на Снейпа. – Возвращайся домой.

Северус не двинулся с места.

— Ты идешь в Лабораторию?

— Сначала к Кингсли.

— Я пойду с тобой.

Поттер не стал спорить, начиная нервничать.

Выставив руку с порталом, он скомандовал:

— На счет три.

_____________________________________________________________________

[1] Лили Мун (род. 1979 или 1980 г.) — (англ. Lily Moon) однокурсница Гарри Поттера. Взято с сайта Гарри Поттер Вики.

От Автора: С РОЖДЕСТВОМ ВСЕХ!

URL
2014-01-07 в 13:44 

И Автора с Рождеством! Спасибо большое за такой подарок!
Отношения развиваются, но мееедленно. Ничего, зато не топчутся на одном месте. В капсуле не было яда? А что же там? Вот еще одна загадка. Капсула - обманка, а яд замаскирован и введен по другому, или в капсуле не яд, а ... хм... что-то... в общем, что-то другое?
Будем ждать продолжения:)

2014-01-07 в 15:54 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, пишет:
Отношения развиваются, но мееедленно.
Они никуда не торопятся и их ничто не подгоняет. Зато есть время посмаковать процесс их сближения, чем автор и занимается.
В капсуле не было яда? А что же там? Вот еще одна загадка. Капсула - обманка, а яд замаскирован и введен по другому, или в капсуле не яд, а ... хм... что-то... в общем, что-то другое?
Следующая глава как раз об этом, так что, она за меня ответит :popcorn: Приятно, что появляются вопросы :yes:

URL
2014-01-07 в 17:56 

Yami no Serena
Просто циничный романтик.
Спасибо за такой рождественский подарок! Это просто замечательный фик и я читаю его с упоением. Особенно радует повзрослевший Гарри и какой-то... настоящий что ли Снейп. Эти двое просто созданы друг для друга)))

капсуле не было яда? А что же там? Вот еще одна загадка. Капсула - обманка, а яд замаскирован и введен по другому, или в капсуле не яд, а ... хм... что-то... в общем, что-то другое?
А я почему-то подумала, что это значит, что яд из капсулы уже в организме...

2014-01-07 в 18:33 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Yami no Serena, пишет:
А я почему-то подумала, что это значит, что яд из капсулы уже в организме...
;-) читать дальше
Поняли в кого превратился Северус, когда менял внешность?

URL
2014-01-08 в 14:54 

инна мис
С праздником!

2014-01-08 в 16:21 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
инна мис, и Вас!:red:

URL
2014-01-11 в 19:08 

Спасибо, автору, за замечательный - во всех отношениях грамотный и интересный текст. Жду продолжения, как и многие Ваши читатели.

URL
2014-01-12 в 01:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гость, спасибо, рада слышать :sunny:

URL
2014-01-24 в 21:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский




Появление Снейпа вместе с Поттером почти не удивило Бруствера, а вот мистера Риски — весьма.

— Очень беспечно вот так заявляться сюда, молодой человек, — попенял он Северусу, застав того врасплох. — Не далее, как несколько часов назад я читал о ваших похоронах в Пророке. Хоть внешность додумались изменить! Молодежь. — Маг с любопытством разглядывал зельевара Хогвартса.

— Северус, я надеялся, что ты придешь, — кивнул Кингсли. – Не знаю, приходилось ли тебе встречаться с профессором Риски, он наш ведущий целитель, — представил он.

— О, да, — хмыкнул старик. – Я более чем наслышан о вас, Северус Снейп. Да и Поттер прибавил нам из-за вас работы. Но я рад, что этот свет еще не покинул такой выдающийся мастер. Я не раз имел удовольствие знакомиться с вашими работами в ежегодном Вестнике и заслушивался выступлениями на Симпозиумах.

Гарри, в отличие от остальных, заметил, как Северус смутился от похвалы. Снейп польщено отвесил легкий поклон коллеге.

— Рад, что вы оценили мои труды. Я тоже не раз читал ваши работы, но прежде не представлялось возможности познакомиться лично.

Профессор Риски улыбнулся ему.

— Я думаю, у нас с вами еще будет время, чтобы пообщаться без спешки, — сказал он и нетерпеливо посмотрел на Гарри. – В лабораторию, юноша. – Он прошел к одной из стен, в несколько рядов завешанной грамотами и дипломами, и исчез в ней.

Бруствер кивнул Поттеру идти следом.

Переступив через невидимый щит, Гарри оказался в знакомом помещении, следом за ним вышел Северус.

— Впечатляет, — констатировал Снейп, осматриваясь.

Длинный зал был оборудован перегонными аппаратами, целой шеренгой котлов всех видов, размеров и материалов, а за ними вереницей тянулись большие и маленькие стеллажи и столы с ингредиентами: от засушенных трав до огромных бутылей с заспиртованными животными или их частями. В самом конце виднелась широкая лестница с ровной дорожкой и пазами, служившими для подъема чего-то тяжелого. Она вела на второй этаж, где, очевидно, лаборатория продолжалась. Некоторые двери выходили в другие части здания, как потом рассказал Риски, тоже предназначенные для хранения особо опасных и ценных компонентов, а также — в сады, где выращивались образцы разных видов растений.

— Да, — в голосе пожилого профессора звучала гордость, – сюда было вложено немало пота и денег. Многое из того, что тут находится, собирал лично я. – Волшебник остановился около стерильно чистого стола обтянутого кожей и похлопал по нему рукой. — Мистер Поттер, садитесь. — Сняв с одной из полок бутыль с золотистой жидкостью, он призвал кубок и плеснул туда немного.

Снейп не напрягаясь понял, что за зелье предлагалось выпить Гарри, особенно, когда в нос ударил насыщенный запах. Порой для простой диагностики человека хватает заклинаний, если, конечно, дело не касается беременной женщины, там все сложнее. Поттер не был беременным, но чтобы обнаружить попавшую в кровь отраву, сканирующих чар попросту недостаточно. Нужны маркеры, которые прикрепятся к вредным инородным телам в организме, и тогда магия выявит, во-первых, начали ли они уже разрушать клетки, и на какой стадии находится регресс, а во-вторых, каким образом яд будет убивать.

— Как зелье попало в кровь, не разрушив оболочки? – поинтересовался Северус, наблюдая, как Гарри берет кубок и подносит к губам.

— Понятия не имею. Капсула очень необычная. По структуре напоминает грибок, а по составу как свернувшаяся человеческая кровь, — ответил Риски. – Мы долго не могли растворить ее.

— Кровь?

— Никогда ничего подобного не видел, — признался волшебник и странно посмотрел на Гарри. – Я проверил, чья она может быть. Оказалось, что она человеческая. Еще страннее, что она принадлежит нашему другу – мистеру Поттеру.

У Гарри, пившего зелье, округлились глаза. Он закашлялся и прохрипел:

— Мне?! Как это возможно?

Снейп нахмурился, задумавшись.

Кингсли присел на табурет рядом и проговорил:

— Не такая уж неожиданность. Капсула долго была в теле Гарри и могла пропитаться его кровью.

— Я ослышался, или вы считаете, что в желудке циркулирует кровь? – насмешливо фыркнул профессор Риски.

— Она могла вытянуть ее откуда-нибудь, — ничуть не растерялся старший аврор.

— Нет, не могла. Для того наши чары и предназначались, чтобы капсула не сообщалась с тканями желудка и любыми другими, — категорично отрезал Риски и скомандовал: – не сидите, мистер Поттер, ложитесь.

Гарри с тяжелым вздохом откинулся на спину и приготовился снова испытать неприятное покалывание внутри себя.

— Расслабьтесь, я не резать вас собираюсь, — пробормотал зельевар Отдела Тайн и, словно опровергая своим слова, нехорошо ухмыльнулся.

Он занес над Гарри палочку.

— Если сосуд был защищен, — размышлял вслух Северус, — то кровь Поттера должна была как-то попасть в руки Пожирателей, чтобы вырастить или создать такую необычную капсулу.

— Да. Причем это делалось индивидуально для него, — дополнил Риски.

— Вопрос, когда они все это провернули? – заметил Кингсли и взглянул на Гарри. – Поскольку ты большой фанат Святого Мунго, то можно предположить, что именно там и произошла кража.

— Этого не может быть, — категорично отрезал Поттер. — Они не могут выкрадывать кровь каждого нового Пожирателя и делать…

— Верно, — согласился Снейп. — Они добывают ее не так. Поскольку к каждому новичку прикрепляют наблюдателя, который вводит его в курс дела, тот может незаметно взять кровь, волосы или что-то еще.

Все взгляды обратились к Гарри. Тот напряженно закусил щеку, осознавая, что предположение Северуса объясняет очевидные вещи.

— Это возможно. Терри постоянно крутился около меня и мог утянуть нужный ингредиент… — поморщился Поттер.

Повисла тишина, которую через минуту прервал Снейп.

— Кингсли, — он повернулся к чернокожему магу с суровым выражением лица, — будь добр, объясни, почему одним из тех, к кому ты обратился с предложением шпионажа, оказался Поттер?

Кажется, глава Аврората не ожидал такого вопроса и нахмурился.

— На что ты намекаешь? — понизил он голос.

— Пока ни на что, — спокойно ответил Северус, пронзая его испытующим взглядом.

Бруствер негодующе уставился на него. Ноздри раздулись, и он твердо проговорил:

— Я взял его, потому, что он сам меня попросил.

— Что? – тут уже Поттер вознегодовал. – Я не просил! Это ты привел мне кучу причин, почему я весь такой особенный!

— Ты пришел ко мне и попросил сам, — медленно повторил Кингсли, делая акцент на последних двух словах, в его глазах читалось непонимание.

Повисло напряженное молчание, в котором покашливание профессора Риски прозвучало внезапно, привлекая внимание.

— Яд полностью в крови, мистер Поттер, но пока не взаимодействует с ней, — задумчиво сообщил он. – Дайте руку, — попросил он и взял скальпель.

Гарри протянул ладонь, глядя на сверлящих друг друга глазами Бруствера и Снейпа. Ему даже показалось, что Северус ментально разговаривает с Кингсли, а тот, не моргая и не делая попыток прервать контакт, отвечает ему.

— Я говорю правду, — убежденно процедил он.

Снейп прищурился. Лжи он не чувствовал, но как же тогда все объяснить? Он повернулся к Поттеру, который взволнованно глядел в ответ.

— Я тоже говорю правду, — Гарри был настолько искренен и растерян, что даже не почувствовал, как острый нож скользнул по пальцу.

— Кто-то просил эту «должность» за тебя, — озвучил их общую мысль Северус и сложил руки на груди. – Опять же непонятно, зачем? Если тебя хотели подставить или убить, то все это можно было сделать гораздо проще.

Снейп поджал губы и переключил свое внимание на действия профессора Риски.

Собрав в склянку кровь, целитель отошел от компании и принялся понемногу добавлять ее в несколько сосудов с жидкостями. Они мгновенно окрашивались в разные цвета. Когда последняя капля упала в прозрачное зелье, оно приобрело абсолютно черный фон.

— Психотропный яд, — медленно проговорил профессор Риски. – В немалой концентрации.

— Почему он до сих пор не подействовал? – ужаснулся Гарри. – Прошли почти сутки.

— Медленно прогрессирующий, — пояснил Снейп, подавляя дрожь. – Для таких ядов обычно нужен триггер. Видимо, его еще не было.

— Я не понимаю! – Поттер сел и спустил ноги на пол. – Что со мной будет?

URL
2014-01-24 в 21:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Будет поражена центральная нервная система, — Риски зашуршал какими-то свитками в столе и достал один. – Вот. Этот яд называется «Tria ora timore»[1], и он вызывает сильные галлюцинации. Я столкнулся с ним пару лет назад, когда мне прислали необычное заключение о пациенте из Святого Мунго. Токсин срабатывает на фобии или боязни чего-либо и создает образы. Отравленный им волшебник не понимал, кто и что вокруг него, буйствовал, пытался убить себя. Иногда входил в длительную фазу, описанную как кома, и не выходил из нее днями. Его волосы седели, а лицо старело. Он переживал свои кошмары глубоко в подсознании, много раз подряд. В конечном итоге его сердце не выдержало.

— Противоядие найдено? — Снейп взял из рук Риски листок бумаги и начал читать, смутно припоминая, что когда-то слышал о чем-то подобном от Дамблдора.

— Да, я обнаружил его спустя полгода после того случая, — с сожалением пробормотал старик. – Оно готовится почти сорок часов. Я начну работу немедленно. Если яд подействует, то у нас будет около недели.

Гарри соскочил с кушетки.

— И что мне делать все это время? – напряженно спросил он, проведя рукой по волосам.

— Не геройствовать и не общаться с Пожирателями, — буднично ответил ему целитель. — Как можно меньше хандрить и быть в одиночестве. Однако в шумной компании я бы тоже не советовал находиться. Нам неизвестно какой из ваших страхов может заставить яд действовать.

Гарри недовольно поджал губы и растер вспотевшие ладони.

— Вы будете под наблюдением, пока не появится первый образец противоядия, — серьезно заключил Снейп, чем вызвал любопытный взгляд Бруствера.

Целитель, однако, без малейшего удивления поинтересовался:

— Позволю себе предположить, что вы захотите принять участие?

— Безусловно, — обронил Снейп.

— Прекрасно.

— Мы можем поговорить в вашем кабинете, профессор? – вдруг поинтересовался Кингсли у мистера Риски.

Ученый разрешил и занялся уборкой использованных реактивов.

— Как закончите, меня не ищите, просто закройте за собой дверь. Я займусь приготовлениями для будущего антидота. Вы, мистер Снейп, можете присоединяться, как освободитесь.

Северус кивнул, а Бруствер уверил, что не станет беспокоить исследователя за работой. Все трое направилась обратно в офис.

Гарри, все еще пребывая под впечатлением от новостей, на автопилоте следовал за старшими спутниками. Усевшись на небольшую софу, он поднял взгляд на Северуса, опустившегося в кресло у рабочего стола.

— Почему он дал мне другой яд? – хрипло спросил он. – Все остальные Пожиратели умирали за несколько минут и… я не заметил, чтобы они ловили глюки перед этим.

Снейп поджал губы и покачал головой.

— Этот вопрос волнует и меня, — уверил он. – Все слишком странно и запутанно, чтобы сделать хоть какие-то выводы.

Образовалась тишина, которую прервал Кинсли.

— Меня смогли обмануть как новобранца. Да так, что даже спустя столько времени я не догадался. Уму непостижимо! Мне казалось, что ты все основательно решил для себя, поэтому я никогда не сомневался в твоем выборе, — смотря на Гарри, пояснил он. — Твой двойник был весьма убедителен, и вел он себя… — Бруствер заскрипел зубами и досадливо покачал головой. – Я не заметил разницы.

— По всей видимости, этот некто хорошо его знал, — прохладно констатировал Северус. – С виртуозными способностями Поттера попадать в самые первосортные неприятности, меня нисколько не удивляет, что его смогли втравить в такую игру. Другой вопрос – какая цель у того, кто ее затеял? Он мог убить вас, — он коротко взглянул на скривившегося от его слов Гарри и едко добавил: — еще месяц назад.

Молодой аврор поежился от неприятного чувства, что его жизнью играли, а он слепо следовал чужим планам. Сердце забилось быстрее, а глаза заблестели от неудержимой потребности вернуться в подсобку мрачного паба и прижать Труди к стенке.

— С недавних пор, — негромко начал Снейп, задумчиво теребя кисточку покрывала на подлокотнике, — у Поттера появились некоторые сомнения насчет получаемых в Аврорате зелий. Речь идет о полиморфном, — внимательный взгляд вперился в темнокожего волшебника, следя за его реакцией.

Бруствер напрягся от этих слов. Подозрения в адрес его работников всегда вызывали в нем бурное недовольство и включали защитные рефлексы.

— Его варит для нас мастер зелий Гордон Ремзи, — сухо сообщил он.

Северус нахмурил брови, припоминая статьи из «Вестника Зельеварения» за предыдущий год. Там часто фигурировала эта фамилия. Идеи по усовершенствованию некоторых старых составов показались ему интересными в рамках собственных исследований, поэтому он не поленился воспроизвести их, но результат оказался неудовлетворительным. Было совершенно ясно, что нововведения не работают так, как описано. Если не проверять на практике, то на первый взгляд казалось, что все логично и может получиться. Вероятно, Ремзи побоялся включить в работу полный список компонентов, чтобы другие не могли повторить за ним, пока его детище не встанет на конвейер. Вопросы прибыли – вопросы крайней важности!

— Я хотел бы взглянуть на рецепт, — настойчиво проговорил Снейп. – Надеюсь, это возможно?

— Да, — не дрогнув, согласился Кингсли и сложил руки на груди. – Могу я услышать объяснения, откуда взялись такие подозрения? – Он недобро воззрился на Поттера.

Гарри собрался с мыслями и подробно описал ситуацию. После того, как он закончил, Бруствер сделался еще подозрительней и сердитее.

— Все зелья ты получал только от меня. Надеюсь, ты не считаешь, что именно я тебя травлю? – изогнул бровь начальник Аврората.

— Ну…

— Поттер! – уязвлено рявкнул Кингсли. – Ты совсем с ума сошел? Да зачем мне это делать?! Хотел бы убить, то давно бы это сделал! – маг чуть не задыхался от негодования.

Гарри одновременно ощутил облегчение и стыд за свои сомнения.

— А что прикажешь думать, когда ты чуть не отправил меня в ловушку со щитами Хогвартса!? – попытался защититься он.

— Что у меня помимо тебя полно своих забот! – плевался слюной разгневанный шеф. – Я не всесильный, чтобы думать за всех, черт бы тебя побрал!

Гарри громко втянул воздух и отвернулся. Напряжение можно было пощупать руками, но Поттер не жалел, что все так получилось. Лучше знать все наверняка, чем потом делать роковые ошибки.

— Извини… — проговорил он, когда немного успокоился.

Бруствер тоже перевел дух и отошел к окну.

— Вчерашний инцидент с банком, — нарушил неловкое молчание Северус. – Вы выяснили, для чего он был устроен?

— Да, — Кингсли прислонился к подоконнику и сложил руки на груди, — ограбили несколько сейфов, в числе которых хранилища Малфоев и Лестрейнджей.

Поттер от неожиданности присвистнул. Начальник смерил его мрачным взглядом.

— Я слышал, Драко был недавно с отцом у адвоката, — проговорил Гарри. – Может, принца лишили карманных денег, вот он и подговорил братию помочь вернуть законное?

— О, нет, — фыркнул Бруствер. – Мне тоже донесли о делах Люциуса. Но он отнюдь не лишал сына наследства. Скорее наоборот, Драко стал обладателем львиной доли состояния. Не знаю уж, что там произошло, но Люциус подписал бумаги на земли и несколько сейфов.

Это была неприятная новость. Снейп даже не потрудился скрыть досаду. Поттера же просто перекосило.

— После того, как ты сообщил мне о младшем Малфое, я сразу же устроил слежку за всем семейством, — продолжил Бруствер, вполне разделяя чувства собеседников. – Видимо, Драко взял родителей в оборот, потому что Люциус в последнее время активно интересуется обстановкой во Франции и переводит туда кругленькие суммы денег. Я думаю, он и Нарцисса собираются уехать.

— Подождите, — тряхнул головой Гарри. – Зачем тогда надо было грабить собственные сейфы? Если Драко в Группе, то он сам тихо и без проблем проспонсирует Пожирателей.

— Все не так просто, — пояснил Северус. – Когда маг забирает деньги из банка, гоблины это фиксируют, а тайные службы отслеживают эти записи.

— Мы, собственно, и так знаем, куда ушли деньги, — пробормотал Гарри. – По-моему, идиотский поступок.

— Должно быть, они думают, мы не в курсе, что Малфои помогают Пожирателям, — Кингсли прошелся по кабинету. – Сожжение магического банка — продуманный шаг, связанный не только с банальным грабежом. Это серьезный удар по экономике страны. Гринготтс, конечно, не единственный банк, но все же многие богачи хранили там сбережения. Ты, наверное, еще не был в своем хранилище?

— Если бы его тоже грабанули, об этом было бы уже в газетах, — закатил глаза Поттер, затем задумался и добавил: — но проверить, конечно, не помешает.

Кингсли раздраженно фыркнул на такую беспечность молодого человека.

— Ребята, которые обыскивали хранилище Лестрейнжей, сказали, что воры оставили в центре зала, как бы в насмешку, одну безделушку. Кубок. Мне это показалось очень странным, — заметил он.

— Реликвия? – уточнил Снейп.

— Может быть, но мы пока ее не опознали.

— В нем что-то было? – Северус ощутил странное волнение.

— Нет, ничего не было… — качнул головой Бруствер.

Почему-то в голову Гарри сразу пришло воспоминание о чаше Хаффлпафф. Он открыл рот, чтобы попросить более подробное описание предмета, как вдруг по затылку словно ударили чем-то тяжелым. Парень вцепился в темные вихры, прерывисто дыша от острой боли, а затем безвольно откинулся на спинку дивана.

Снейп вскочил с места и метнулся к нему.

— Поттер? – он дотронулся рукой до его плеча.

Гарри глухо застонал, его голова запрокинулась, и он безучастно уставился в потолок.

— Что с ним? – встревожился Кингсли.

— Кажется, нашелся триггер, — сквозь зубы отозвался Северус, напряженно всматриваясь в побледневшее лицо.

Недолго думая, он положил руку на лоб Поттера и погрузился в его сознание.

URL
2014-01-24 в 21:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Тяжелое дыхание раздавалось очень громко в глухой тишине. Он бежал и не мог остановиться. Сзади летели проклятья, и слышался топот догоняющих преследователей. Одно заклинание ударило в дерево рядом с ним. Щепки разлетелись во все стороны, полоснув по лицу и рукам, как жалящие иглы. Он не обратил внимания, продолжая марафон и без раздумий посылая ответные проклятья.

Очки давно слетели: он двигался в мире размытых красок и резких звуков. Впереди на пригорке в лучах солнечного света стояла тонкая фигура. Кажется, девушка в маггловской куртке, в чьи длинные растрепанные волосы набились сухие листья. Странно, что он мог высмотреть такие мелочи. Она кричала ему и жестикулировала руками.

— Аппарируй… — расслышал он наконец.

Но не успел ничего сделать. Справа упало чье-то тело. Бок опалило болью, и он, словно подкошенный, прокатился по земле. Девушка отбивала сыпавшиеся на нее проклятья, и вдруг кинула одно в него.

Почему?

Щеки и лоб начало жечь.

— Кто это тут у нас? Детки заблудились?

Высокий крепкий егерь подошел к волшебнице и схватил ее за подбородок, а другой заломил ей руки за спину.

«Гермиона!» — он вспомнил ее имя и осознал, что происходит вокруг, за секунду до того, как сильный удар по затылку отправил его в темному.


* * *

Одежда была непривычная. Кожаные штаны стесняли движения, но длинный плащ, кажется, выглядел стильно. Ботинки немного жали. Гарри никогда такое не носил.

— Готов? – спросила женщина в облегающем строгом наряде.

— Да. Где Рон?

— Тут я, — из-за занавески вышел усатый волшебник лет сорока.

— Похож на побитого щенка, — хмыкнул Поттер.

— На себя посмотри, ловелас.

— Хватит, идемте, — одернула их Гермиона.

Волшебники вышли на светлую улицу. Около одного из заброшенных туалетов скопилась очередь людей. Троица направилась именно туда.

— Отстой — смывать себя в сортире, — сказал «щенок».

Гермиона поджала губы, но промолчала.

— Темные времена настали, друг, — пошутил Гарри.

Рон прыснул.


* * *

— Давай, у тебя получится, — шипел парень из-под мантии-невидимки.

— Это Беллатрикс Лестрейндж, а не Лаванда Браун! Я не могу изображать патологическую психопатку!

— Ты все сделаешь правильно. Вперед.

— Рррр!

— Молодец, — одобрительно фыркнул Рон, шедший с ней рядом в виде ее напарника-Пожирателя.

Служители банка, сидевшие за своими столами, косились на парочку, но стоило Беллатрикс взглянуть на них, как головы опускались так низко, что чуть ли не бились о столешницу носами.

— Я хочу посетить свой сейф, — надменно и грозно заявила Лестрейндж, сидевшему за высокой кафедрой гоблину.

— Ваш ключ, пожалуйста, — взгляд старого банкира не дрогнул.

— Вы что, ослепли? Не видите, кто перед вами?!

— Без ключа…

Гарри незаметно наложил Империо на маленькое существо. Крюкохват на его плечах злобно захихикал.

— Хорошо, вы можете пройти, — проблеял банкир.


* * *

— Вот она! На самом верху!

Все вокруг звенело и множилось.

Поттер взбирался на самый верх горы золотой утвари и галлеонов. Еще немного, и его пальцы сомкнулись на ножке широкой чаши.

— Есть! – закричал он, улыбаясь.

Гарри скатился с кучи и, спотыкаясь, начал пробираться к друзьям, тоже барахтавшимся среди богатств Лестрейнджей.

Когда они выбежали из хранилища, деньги посыпались за ними наружу. Дракон на нижнем этаже взревел так, что заломило барабанные перепонки.

Рядом пролетело проклятье, осветив фиолетовым сиянием кубок. Поттер наконец внимательно рассмотрел его и заворожено погладил пухлый бочок.

— Гарри! – взвизгнула Гермиона и попыталась оттолкнуть его от проклятья, летевшего прямо в него.

Время вокруг замерло. Звуки утихли. Гарри не мог сдвинуться с места, удивленно смотря на собственное отражение в светлом металле. Глаза его маленькой копии сияли необычно притягательным светом, а губы кривились в холодной и мрачной, как зимняя ночь, улыбке.


* * *

От удушья на глаза наворачивались слезы. Заломленные за спиной руки захрустели, когда сверху навалилось сильное тело.

— Можешь кричать, меня это заводит, — прошептал в ухо довольный голос, опалив его своим горячим дыханием.

Откуда-то раздался пронзительный крик, перешедший в стон, и прокатился по коридорам подземелья, умерев где-то далеко. Что-то упало, и оглушительный смех отразился от стен.

Пылающим лицом Гарри вдавили в холодный пол, а ноги широко раздвинули. Он пытался брыкаться, испытывая шок и ужас, но его трепыхания быстро пресекли болезненным ударом по голове и ребрам. Джинсы буквально сдернули с бедер, оставляя синяки от ремня, не выдержавшего и порвавшегося от немереной силы. Поттер не мог нормально вздохнуть, его всего трясло. Шершавая грубая рука погладила худые ягодицы, а потом пальцы, не церемонясь, нашли отверстие между ними и ворвались внутрь. Гарри сжался и захрипел от боли и стыда.

— Нет… нет, не надо. Пожалуйста… — горло пережимало спазмом, поэтому получалось какое-то скуление.

— Да, крысеныш, умоляй меня, — несомненно наслаждаясь страхом заключенного, застонал мучитель.

Он дернул юношу за бедра, заставив встать на колени. Гарри опять отчаянно попробовал вырваться, но резкий толчок и разрывающая боль заставили его истошно заорать.

Картинка поплыла, словно кто-то брызнул кислоту на полотно, а затем все потемнело.


* * *

— Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил, — смех разорвал тишину.

Поттер был прикован к надгробной плите, а прямо перед ним стоял Темный Лорд и скалил свои синевато-белые зубы. Красные глаза блестели радостью – его план все же осуществился, как и месть.

Раздались хлопки аппарации.

— А, вот и они, — прогремел голос Волдеморта над могилами. – Мои верные слуги, которые даже не удосужились искать своего господина все эти годы, а спасали свои жалкие шкуры.

Появившиеся волшебники подошли ближе.

Поттер задыхался от охватившего его страха.

— Нет, вас уже нет, — внезапно для себя понял он, зажмуриваясь.

— Нет, Гарри, — ласково сказал Реддл. – Мы здесь, и ты здесь. А главное, я тут, — его тонкие губы растянулись в улыбке.

— Я убил тебя, — тихо сказал Поттер, открывая глаза. – Твой вонючий труп давно гниет в могиле!

— Кажется, наш мальчик-знаменитость сходит с ума, — рассмеялся Волдеморт.

Гарри замотал головой, не веря в происходящее. Это не помогло, он все равно слышал болтовню Темного Лорда и раскаяние Пожирателей на фоне скуления Петтигрю.

В разуме все перемешалось, и Поттер начал биться затылком о гранит.


* * *

— Гарри, возьми мое тело и отдай родителям, — говорил призрак Седрика Диггори.

Гарри почувствовал, что кивает.

— Давай, солнышко, — произнес мягкий голос матери.

— Беги, сынок, — отец.

В груди у Поттера все сжалось от тоски и боли, но, несмотря на это, ноги словно жили своей жизнью, как и руки. Он оборвал контакт палочек и помчался к телу на траве. Добежав до Седрика, он призвал кубок и исчез.


* * *

Гарри не мог пошевелиться, спрятанный под мантией-невидимкой. Происходящее на Астрономической башне разрывало ему сердце.

— Северус, пожалуйста, — умоляюще просит Дамблдор.

Палочка Снейпа не дрогнула, хотя ее хозяин на пару мгновений неестественно застыл.

Зеленая вспышка поразила директора в грудь и вытолкнула с площадки.

Поттер не мог дышать, глаза наполнились слезами. Нестерпимая боль разъедала душу и заставляла магию клубиться вокруг. Заклинание, сдерживавшее его, пропало, но Гарри и без него не мог двигаться. Он осел на пол, обнимая себя руками и стараясь справиться с собой. Боль быстро переродилась в ненависть и отчаянное желание… убить.

URL
2014-01-24 в 21:30 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Северус сидел рядом с постелью и задумчиво потирал подбородок. Ощутив покалывание на подушечках пальцев, он вспомнил, что забыл побриться утром. Минуло два дня, за которые Гарри так и не пришел в себя. Ментальное воздействие не помогало, хотя Снейп мог иногда улавливать, что происходило в его мыслях. Поттер находился в глубокой коме. Оставалось только надеяться на противоядие профессора Риски.

Кингсли предлагал оставить Гарри в лаборатории под присмотром целителя, но Снейп не согласился, и его мнение приняли. Это было странно, ведь для Гарри он никто — всего лишь бывший учитель. Видимо, репутация вечного защитника Героя и тут сыграла свою роль.

Северус параллельно со своим коллегой изучал рецепт противоядия, только в домашних условиях. Отлучаться в Отдел Тайн для совместной работы он не решался, боясь пропустить какие-то изменения в состоянии Гарри. Даже несмотря на то, что Добби почти постоянно стоял на страже около его кровати и помогал ухаживать за ним.

Спальня превратилась в мини-библиотеку. У стены стоял длинный стол со стопками книг и свитками. Независимо от того, сколько Северус знал, он не поленился пролистать не один десяток трактатов по ядам и проклятьям, которые взял у Риски, заработав себе неслабую мигрень, но все же раскопав все особенности старинного яда. Антидот превращал вредоносное вещество в нечто сходное по магическому свойству с проклятьем, с которым можно будет бороться без усилий со стороны Гарри. Но для начала, как только отрава начнет выводиться из организма, он должен будет сам выбраться из внутренних переживаний, успев до того, как умрет от разрыва сердца.

В довесок к существующей проблеме присоединилась еще одна, но не такая острая: не ясно было, что сейчас происходит в Группе. Спустя день после нападения на Гринготтс в квартиру Эди наведался Пожиратель, кажется, тот самый Терри, имя которого Поттер не раз упоминал в разговоре. Кингсли лично наблюдал за его визитом через зеркало-близнец. Парень пробыл в доме около десяти минут, после чего оставил на столе записку и ушел.

Бруствер смог забрать послание через сутки, когда все вокруг дома было проверено, и никаких сигнальных чар или слежки не обнаружилось.

На листке было написано:

«Труди созывает всех в четверг. То зелье, что он заставил нас выпить перед рейдом, было странным. Мне кажется, что из-за него я стал сам не свой. Я убил Гуса. Совсем по-дурацки получилось. Не знаю, что на меня нашло. Вдруг вспомнились все обиды на него и… Я видел, как Рози Бут и Зорган сцепились. Кажется, он ее того, но этого я не видел. В общем, у меня много вопросов к Труди. Где ты вообще? Многих поймали авроры. Я слышал, что наши у них не выдерживают и загибаются. Надеюсь, ты смог убежать. Мне надо с тобой поговорить. Я никому больше не доверяю. Ты знаешь, где меня найти.

Терри»


Это письмо могло быть ловушкой, что наиболее вероятно. Однако... Вся затея с дурманящим зельем могла быть замышлена не ради выявления бреши среди Пожирателей, а как раз наоборот. Если Терри Милтон был не единственным, кто сорвался тогда, причем на своих же, то существует вероятность, что хозяин Групп избавляется от ненужного материала. Странная, непредсказуемая тактика, которая может разрушить «порядок» среди его последователей. Вновь Северусу показалось, что понять происходящее в голове нового Темного Лорда невозможно. Все, что он воротил, походило на безумие чистой воды.

«А может, это ему и нужно? Просто беспорядок и страх, — в который раз за прошедший день задумался Снейп, разглядывая полку с книгами. – Порой людей делают счастливыми страдания, в которые превратилась их собственная жизнь. Может, это наш случай?» – он поднялся и взял из шкафа небольшой томик стихов.

Вроде бы он не раз просматривал все здешние произведения, но не заметил тонкой книжечки. На обложке не было рисунков, только серебряное тиснение подписи автора – К. Бальмонт. Северус с любопытством открыл ее и вернулся в кресло.

Предчувствием бури окутан был сад.

Сильней заструился цветов аромат.

Узлистые сучья как змеи сплелись.

Змеистые молнии в тучах зажглись.

Как хохот стократный, громовый раскат

Смутил, оглушил зачарованный сад.

Свернулись, закрылись цветов лепестки.

На тонких осинах забились листки.

Запрыгал мелькающий бешеный град

Врасплох был захвачен испуганный сад

С грозою обняться и слиться хотел

Погиб — и упиться грозой не успел.


Пока маг читал эти строки, его пробирало странным холодом. Тоска и безнадежность пронизывали эти слова. Перелистнув на другую страницу, он пробежал глазами стихотворение «Гробовщик» и закрыл томик. Странно, что у Поттера имелась такая контрастная подборка литературы. Уж слишком мрачные поэтические этюды, и они никак не вязались с оптимизмом парня. Положив книгу на тумбочку, Снейп откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза.

Последние сутки дались ему с одной стороны тяжелее, с другой легче. Беспрерывная работа мысли и рук благоприятно повлияла на сон. Северус не мог думать ни о чем, кроме поставленной задачи — вытащить Гарри из беды, а также придумать, как можно было бы встретиться с Терри Милтоном. Может, самому удастся что-то выведать?

К полудню профессор Риски обещал принести зелье, поэтому зельевар спокойно выжидал последние минуты. Его собственный вариант будет готов только к ночи, и он хотел обсудить его с целителем. Старик был очень умным человеком, не напыщенным пустозвоном, кичащимся своими старыми заслугами, а настоящим действующим ученым, несмотря на свой преклонный возраст в почти сто-пять лет. С ним было приятно работать и беседовать. Наверное, он напоминал Северусу одного любителя лимонных долек, но только без мании вершить чужие судьбы. Риски старался их спасать, поэтому и работал на Министерство, точнее, на исследовательский отдел Аврората (Лабораторию при Отделе Тайн).

Снейп открыл глаза, почувствовав, что сработали сигнальные чары на камине. Поднявшись из кресла, он пошел открывать.

Вместо профессора из зеленого пламени появились Гермиона и Рон Уизли.

— Добрый вечер, сэр, — улыбнулась женщина, а ее муж ограничился сдержанным кивком. – Как Гарри?

Снейп осмотрел своих гостей и проговорил:

— Ничего не изменилось. Можете проведать его.

Без лишних слов парочка поднялась наверх, а Снейп остался в гостиной, дожидаясь старого мастера зелий. Через пять минут камин опять зашипел. Северус пропустил гостя внутрь.

— Все готово, — вместо приветствия проговорил старик.

Снейп повел его наверх.

— Молодые люди, боюсь, что вам придется уйти, — сообщил мистер Риски.

— Почему? – Рон не хотел оставлять друга.

— Лучше, если он не будет в окружении целой толпы. Это может спровоцировать агрессию. Не забывайте, что мистер Поттер сейчас не в себе. Несмотря на то, что пока находится в коме.

Рон нехотя кивнул. Гермиона взяла его за руку, но обратилась к Северусу.

— Сэр, сообщите, пожалуйста, когда мы сможем прийти?

— Хорошо, — просто согласился Снейп.

Ребята ушли, а профессора занялись проверкой противоядия. Северус взял из рук целителя открытый флакон и приподнял Гарри голову, чтобы влить зелье. Когда тонкая струйка скользнула в горло, он помассировал кадык. Поттер сглотнул.

— Действие не мгновенное, — предупредил Риски.

— Я знаю.

Все началось спустя четверть часа.

Гарри начал сильно потеть и метаться. Снейп принес из ванной мокрое полотенце, но прежде, чем сделал к Поттеру хоть шаг, профессор Риски придержал его за локоть.

— Не надо. Помните, что он должен сам очнуться. Не провоцируйте его.

Северус от бессилия сжал мокрую ткань.

Спустя еще какое-то время, Гарри протяжно застонал и распахнул глаза.

URL
2014-01-24 в 21:30 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

С неба падали тяжелые капли дождя, но он не обращал на них внимания и продолжал движение. Он был обнажен, и холодная влага попадала на раны, смывая кровь и заставляя тело трястись от холода. Голова болела еще сильнее, чем все остальное, от этого хотелось лечь на землю и больше не вставать, пока он просто не умрет от болевого шока. Очень заманчиво, но он должен был закончить свое дело.

Ноги стали утопать в чем-то. Гарри посмотрел вниз, чтобы понять, что не дает ему двигаться быстрее. Мокрая земля превратилась в месиво. Грязь обступала его, пачкая порезы на ногах, впитываясь в кровь.

Гарри даже не моргнул, идя дальше. Жижа хлюпала.

Делая еще шаг, он проваливался все глубже и глубже. От холода у него началась сильная лихорадка, и мир перед глазами распался. Его затягивало в трясину. Он сопротивлялся, но руки застряли в грязи, а потом и плечи. Он тонул.

Серая удушливая тьма накрыла его сознание.

— Эй, парень, очнись! — позвал грубый голос.

Чьи-то руки подняли его под мышки и куда-то поволокли. Он не мог пошевелиться, не получалось даже открыть рот, чтобы выдавить из себя хотя бы звук.

— Что там? — проговорил другой голос, надменный и холодный.

— Мистер Малфой, один из пленников не сбежал…

Шум гулких шагов по каменному полу растаял в глухой тишине.



* * *

— Поттер, ты понимаешь меня? – опять спросил кто-то, но на этот раз голос звучал иначе.

Гарри открыл глаза и, с трудом повернув голову, увидел Северуса, стоявшего рядом с кроватью, а с ним профессора Риски. Моргнув, Поттер осмотрелся.

— Что случилось? – хрипло спросил он, узнавая свою комнату и не понимая, как оказался тут.

Снейп подозрительно сузил глаза.

— Как ощущения, молодой человек? – также настороженно поинтересовался целитель.

Поттер нахмурил брови, пытаясь определить, болит что-то или нет. Странно, но в теле кроме легкости ничего не чувствовалось.

— Все в порядке, — медленно ответил Гарри, возвращаясь взглядом к наблюдателям. – Что произошло? Яд подействовал? Вы сделали антидот?

Северус облегченно вздохнул, отпуская зажатую в кармане палочку. Положив полотенце на тумбочку, он устало присел на подлокотник кресла.

— Кажется, противоядие отлично подействовало, — заметил он и вопросительно взглянул на своего коллегу.

— Вряд ли полностью, — качнул головой старик. – Скорее, оно притупило первый эффект. Но любой возбудитель может спровоцировать повторные галлюцинации. – Мистер Риски опустился на край кровати. – Вы помните, что вам снилось? Только не пытайтесь вспоминать в деталях, лишь поверхностно.

Поттер кивнул, но рассказывать об этом не хотел.

— В основном про войну, — выдавил он. – Некоторые моменты, о которых я давно не вспоминал и даже не думал, что вспомню. Какие-то разговоры, погони, драки с егерями и Пожирателями. Убийство моего крестного и … — Гарри замолк, бросив короткий взгляд на Снейпа. – Короче, много всего...

Глаза Снейпа блеснули пониманием, и он опустил голову.

— А что-нибудь необычное было в этих воспоминаниях? – уточнил Риски. – Может, какие-то несоответствия?

Брови Поттера сошлись в одну линию. Да, он помнил кое-что чудное, хотя нечетко.

— Не знаю… Может, когда я был на кладбище во время возвращения Волдеморта, что-то такое произошло… он сказал не то, что говорил на самом деле. Скорее всего, это просто мое воображение, — нахмурился он. — А еще я видел момент, которого вообще не помню. Очень похоже на сон.

Взгляд зеленых глаз застыл, устремляясь куда-то в бесконечность. Гарри пытался припомнить, и тут мысли начали путаться, виски запульсировали. Он вскрикнул, схватившись за голову. Откуда-то доносился пронзительный шум, он нарастал. Кровать стала раскачиваться, как и вся комната. Поттер открыл рот, пытаясь что-то сказать, но горло пересохло, а от боли в висках перед глазами все потемнело.

Сколько это продолжалось, неизвестно, но ему показалось, что не один час. Острые иглы ослабили свое давление только когда он заставил себя перестать думать, очистив сознание. Поттер снова лежал неподвижно и безжизненно смотрел в потолок. К щеке прижималось нечто холодное. Скосив взгляд, он увидел сидевшего рядом Снейпа. Именно он прижимал к его лицу влажное полотенце.

— Как ты? – встревоженно спросил он.

Поттер продолжал тяжело дышать. Головная боль стихла, оставляя после себя опустошенность.

— Воды, — еле ворочая языком, попросил он.

Однако к его губам прижался лишь влажный материал, смачивая их.

— Нельзя, Гарри. Прости, — с сожалением вздохнул Северус. – Антидот еще не до конца действует. Надо подождать.

Поттер отвернулся и попытался сглотнуть, но ничего не получалось.

Северус скрипел зубами и продолжал обтирать шею, щеки и лоб Гарри, надеясь хоть так облегчить его страдания.

______________________________________________________________________

[1] Tria ora metu (от лат.) — «Три лика страха».

URL
2014-01-25 в 11:05 

Danita_DEAN
| социопадла | Постоянна в своем непостоянстве | #TeamIronCat.
:hlop:

2014-01-25 в 20:41 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
URL
2014-02-11 в 22:04 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Заправив постель, Северус сел на нее и, поставив локти на колени, сцепил пальцы в замок. В камине потрескивали наполовину прогоревшие поленья, а за окном опять собрались грозовые тучи, чтобы сотрясти лесные просторы громовыми раскатами и осветить яркими молниями. Один только взгляд на улицу и появлялось ощущение прохлады.

Из ванной раздавался звук льющейся воды. Гарри поднялся только к вечеру и позволил сопроводить себя в душ. Лекарство вроде бы подействовало полностью, но призраки прошлого не желали просто так оставлять его, поэтому он изредка выпадал из реальности. Снейп подробно объяснил ему, что с ним происходит и предупредил о других неожиданностях, которые могли вызвать не ступор, а агрессию. Их и следовало, по возможности, избегать, чего обладавшему сносными для этого знаниями Окклюменции Поттеру ничего не стоило.

Также Северус сообщил, что хотел бы напоить его своим антидотом, который будет готов через несколько часов. Это необходимо для закрепления результата и основательной очистки крови.

Открылась дверь, и вместе с паром оттуда показался Поттер. Пижаму он сменил на белую футболку и джинсы. Взглянув на поднявшего голову Снейпа, он деловым тоном посоветовал:

— Считаю, тебе стоит отправиться в Хогвартс. Профессор МакГонагалл уже поставила все щиты и там достаточно безопасно. Чего сейчас не скажешь обо мне.

— И оставить тебя без присмотра? — закатил глаза Снейп, подавляя возмущение от такой глупости; он поднялся на ноги и бросил: — Еще чего! После ужина ляжешь спать, а завтра мы обговорим твой распорядок дня, — заметив, что лицо Гарри каменеет, он убедительного добавил: — Палочка все еще при мне, и поверь, я умею ей пользоваться.

Поттер долго сверлил зельевара пристальным взглядом, но, столкнувшись с не менее упертой решимостью, сдался. На самом деле оставаться одному со своими видениями желания не возникало, не говоря уже о том, чтобы лишать себя компании Северуса.

— Идем, — уже мягче проговорил Снейп. — Покормлю тебя, — он попытался улыбнуться уголком губ.

Поттер оценил попытку подбодрить его и пошел за своим надзирателем на кухню.

— За время твоего сна пришло несколько писем. Заранее прошу прощения — мне пришлось их вскрыть, — осторожно начал Северус и не замедлил пояснить: — Я предположил, что там может быть что-то срочное, учитывая их количество и обстоятельства.

— Ничего, — отмахнулся Гарри, ощущая, что действительно не злится, — что там было?

Получив одобрение, Снейп продолжил:

— Одно от Министра. Он сообщает, что в курсе твоего состояния и сам поставит все необходимые щиты. Однако просит по выздоровлении заменить их.

Гарри кивнул.

— Второе письмо из Гринготтса. Твои счета не тронуты.

— А третье?

— От некоего Терри, — закончил Снейп, выставляя перед Поттером тарелку с горячим и добавляя к ней столовые приборы. — Его принес Кингсли.

Гарри замер, смотря на него:

— Терри Милтон?

— Видимо, да, — Снейп кивнул и сел напротив; засунув руку во внутренний карман жилета (который он наколдовал из своего сюртука), он вытащил сложенный в несколько раз пергамент.

Гарри взял послание и, развернув, начал читать.

Северус молча ждал, поглядывая в мутное от начавшегося дождя окно.

— Это может быть ловушкой, — заключил Поттер, подняв взгляд на собеседника.

— Разумеется, — согласился тот. — В любом случае в Круг... — внезапная оговорка заставила Северуса помрачнеть, — ...в Группу тебе возвращаться нельзя. Капсулы в твоем организме больше нет. Слишком велика вероятность, что Труди может это почувствовать.

Гарри закусил губу, соглашаясь с такими выводами.

— Впрочем, если Милтон действительно не понимает в чем дело, то его можно использовать, — намекнул Северус. — Нужно поговорить с ним где-нибудь на своей территории. Он сказал, что ты знаешь, где его можно найти.

— Да, — Гарри положил письмо и вгляделся в темные глаза, предчувствуя, к чему может привести этот разговор, — но я сейчас не дееспособен.

Северус также долго всматривался в напряженно застывшего Поттера, прежде чем ровно предложить:

— Я пойду вместо тебя.

Гарри вздохнул. Именно этого заявления он и боялся.

— Ты говорил, что больше не хочешь этим заниматься, — натянуто усмехнувшись, напомнил он.

— Еще скажи, что помощь тебя не устраивает? — нахмурился Снейп.

— Если они тебя раскроют...

— Разницы особой не будет, раскроют они Эди Миддла в твоем исполнении или в моем, — фыркнул Снейп. — Да и с чего ты взял, что я не справлюсь с ролью?

— Терри неплохо узнал меня за время нашего общения, — Поттер старался не показывать чувств, поэтому его голос звучал нарочито ровно.

Это не ускользнуло от внимания Северуса и привело в замешательство.

— Гарри, — начал он, — психология Пожирателя смерти для меня не тайна. Мне не трудно с одного взгляда понять, что волнует молодого парня, и какой он человек, а значит, как с ним общаться я тоже придумаю. Было бы опаснее встретиться с Труди. Из твоих слов, мне ясно, что он безумен в равной степени, насколько и умен, чтобы быть нужным своему хозяину.

— Тебя нисколько не смущает, что во мне была совсем другая капсула с ядом? — серьезно спросил Гарри. — Мы понятия не имеем кто хотел, чтобы я начал шпионить.

— Мне понятны твои опасения, но если Терри ничего не знает об этом, то стоит разговорить его, — качнул головой Северус. — Сейчас капсулы в тебе нет, и никто не сможет на тебя воздействовать. Я хотел, кстати, сообщить тебе, что, возможно, в оборотном не было второстепенных зелий. В состав капсулы входили те компоненты, что могли притуплять твое внимание. Риски это выяснил.

— Кингсли дал тебе рецепт полиморфного?

— Я его изучаю, — кивнул Северус.

Гарри пожевал губу и заключил:

— Я не собираюсь полагаться на случай и не хочу, чтобы ты отправлялся куда-либо вместо меня. В Аврорате достаточно шпионов, пусть они и занимаются своей работой, — его голос звучал почти как приказ.

Гарри отвел взгляд. На несколько секунд перед взором все поплыло, как при очередном видении, но все же ничего не произошло. Он глубоко вздохнул.

— Осторожнее, Поттер, — недобро улыбнулся Северус, — или ты уже успел позабыть, какую клятву принес мне?

URL
2014-02-11 в 22:05 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гарри сглотнул и вернул свое внимание к Снейпу.

— Я не забыл. Надеюсь, ты учтешь мое мнение? — Поттер потер запульсировавший висок.

— Как пожелаешь, — задумчиво ответил Снейп. — Но я бы не стал упускать такой шанс.

Северус полуприкрыл глаза, продолжая рассматривать приступившего к еде Гарри: реакция на его предложение слегка удивляла и раздражала. Похоже, он что-то не учел.

«Неужто считает, что не смогу изобразить озабоченного сопляка?» — фыркнуло внутреннее я.

Какая-то часть его сознания хотела указать Гарри на все выгоды из возможной встречи с противником, а другая заставляла держать рот закрытым, может быть, от разочарования. Поттер, не моргнув глазом, отказался от его помощи, словно Северус каждый день ее предлагал. Такое пренебрежение было неприятно: ему казалось, что Гарри один из немногих, кто смог узнать его чуть лучше. Проглотив обиду, Снейп сдержанно посоветовал, меняя тему:

— Твои друзья жаждут общения. Если ты в состоянии, то свяжись с ними, — он встал и собрался уходить — желания дальше разговаривать больше не возникало, хотя обсудить стоило многие вещи, но сначала лучше успокоиться.

Уже дойдя до двери, Северус услышал:

— Поставь на ночь чары.

Остановившись, Снейп озадаченно обернулся.

Гарри передернул плечами и тихо пояснил:

— Для твоей же безопасности.

Северус поморщился и скрылся за дверью.

Гарри долго ковырялся в тарелке и, в конце концов, просто отставил ее. Состояние было странное. Чертов яд разбередил старые раны, которые, может быть, уже не причиняли невыносимой боли, но от них на душе становилось паршиво. В теле чувствовалось напряжение, которое не смогли прогнать теплый душ и вкусная еда. И Северус, наверняка, ушел недовольный его отказом на такое щедрое предложение, но Гарри сейчас не был готов объясняться. Хотелось выпить и побыть в тишине.

Поттер прибрал за собой на кухне и отправился в гостиную. Взяв летучий порох, он переместился к друзьям.


* * *

В доме стояла тишина, создавая неплохую атмосферу для чтения и размышлений, но Северус почему-то долго не мог сосредоточиться и блуждал взглядом по небольшому, освещенному свечами, подвалу. На столе стоял котелок с остывающим зельем, которое он закончил варить еще полчаса назад. Думы долгое время не отпускали его, пока раздавшийся приглушенный вскрик и удар не вывели его из медитативного состояния.

Северус резко повернул голову к маленькому прямоугольному окну, служившему для вентиляции помещения. Звук не повторился, но он все равно встал и пошел к лестнице.

Достав палочку, Снейп поднялся наверх. Войдя в гостиную, он заметил Поттера, сидевшего в кресле и наблюдавшего за пламенем. Не успел Северус открыть рот и спросить, не слышал ли он постороннего шума, как был ошарашен брошенными словами:

— Теперь понятно, кто скрывался под внешностью Эди Миддла. Мой двойник нашел себе наставника. Не думал, что он сумеет найти общий язык с вами.

Поттер повернулся к Снейпу и холодно улыбнулся.

Северус невольно сделал шаг назад. Глаза Гарри оказались не зелеными, а темными, как ночь, даже зрачков не различить, а черты лица намного жестче, и одежда вся из черной кожи.

— Кто вы такой? — палочка Северуса уже смотрела в лоб неизвестного.

— Мне кажется, это очевидно, профессор Снейп. Я — Гарри Поттер, — он и не думал напрягаться; в его взгляде были скука и лед. — К вашему несчастью, вы не умерли тогда, когда я хотел, и даже оказались непроходимо глупы, играя со мной. Зря вы полагали, что я так просто это оставлю. — Он сделал драматическую паузу и продолжил: — В моих рядах много шпионов, и Аврорат еще получит по заслугам за то, что втравил моего братца в эти грязные игры. Пожалуй, я проучу заодно и его. Ему пора привыкнуть полагаться только на себя.

Не успели последние слова слететь с его губ, как Снейп ощутил, что не может пошевелиться и говорить. Его зрачки расширились от шока, а сердце гулко забилось в груди.

— Что с ним делать, хозяин? — спросил смутно знакомый голос из-за плеча.

— Отправьте его в Подземелье Троллей, — махнул рукой лже-Поттер. — Там ему самое место и начальник тюрьмы будет рад старому знакомому, — оскалился он.

Говоривший вышел вперед, и Северус узнал того самого Дарена, который недавно увязался за Гарри. Дальше размышлять ему не позволил болезненный удар в висок.


* * *

Поттер держал в руке бокал с добротным виски и вместо того, чтобы опрокинуть его в себя, размазывал напиток по стеклу. Напротив него сидел Рон и, не спеша начинать разговор, рассматривал друга. Гермиона только что вышла из комнаты, поняв намек мужа, что им с Гарри надо побыть одним.

Поттер все же пригубил янтарной жидкости и ощутил, как обжигающий напиток потек вниз по пищеводу, опаляя все внутри и согревая желудок.

— Я не хотел портить вам вечер, — виновато пробормотал он.

— Не говори ерунды. Мы очень переживали за тебя, — успокоил Рон. — Если ты хочешь поговорить, то я готов. Не парься, друг.

Гарри заглянул в его глаза и увидел поддержку и сочувствие — все, что ему сейчас было нужно.

— Не знаю, чего хочу, — честно признался Поттер, — давай просто посидим...

Рон закивал, но Гарри этого не видел, отвернувшись к окну. Тишина давила на уши, и тянущее чувство в солнечном сплетении не позволило молчать дольше пяти минут. Поттер глухо вздохнул, провел рукой по встрепанным волосам и тихо заговорил:

— Перед тем, как меня накрыло, Кингсли рассказывал о кубке, который Пожиратели оставили в Гринготтсе. Это, видимо, и вызвало цепную реакцию, — он поморщился. — Я все вспоминал Реддла, наши поиски крестражей, — Гарри откинулся на спинку стула и грустно ухмыльнулся. — То, как мы ограбили Гринготтс, оказалось совсем недурно. И это было здорово! — нервный смешок вырвался против воли. — И без Адского пламени обошлись.

Рон тоже улыбнулся, подняв бокал.

— А когда у нас было иначе?

— Это точно.

Гарри опять вздохнул и его ухмылка угасла. В душе начало воскресать ощущение давно забытого бремени.

— Я уже и забыл, как сильно мог ненавидеть тогда... — вдруг признался он, — и как тяжело было... — но Поттер не продолжил, уйдя в себя.

Странно, что среди воспоминаний ничего не было о смерти Чарли, хотя она принесла Гарри много горя. Может быть, тепло и чувство нужности, что тот подарил Поттеру, перекрывали боль от потери? Получалось как-то неправильно, ведь гибель Дамблдора терзала его больше, нежели любые другие и почему-то теперь казалось, что убил его не Снейп, а кто-то другой. Не его рука начертила рисунок проклятья, не его палочка извергла зеленый луч, и не его лицо застыло белой маской, оттеняя превратившиеся в два выгоревших угля глаза.

Поттер смежил веки и протолкнул застрявший в горле Огден.

Прошлое возвращалось и скреблось где-то в груди, посылая болезненные сигналы в голову и сердце. О другом, более неприятном эпизоде, что произошел с ним в малфоевской темнице, Гарри предпочитал не думать. Просто огородил его глухими стенами и никогда не заглядывал за них. Не раз он собирался приобрести Омут памяти, но так и не решился... странно, он не мог объяснить, почему не хотел избавляться от такого тягостного воспоминания. Возможно, даже не напрасно, раз из-за яда начали приходить неожиданные и совсем неизвестные видения из прошлого. Размышлять о них Поттер пока мог с трудом, боясь опять вызвать цепную реакцию, которая загонит его в постель.

— Кингсли упоминал, что этот кубок — обычная безделушка. Даже не похоже, что он хранился в сейфе, — вырвал его из размышлений Рон.

— Хочешь сказать, что его намеренно принесли с собой? — спросил Гарри.

— Возможно, это было сделано как раз, чтобы спровоцировать твои страхи, — пожимая плечами, предположил Уизли.

— Но откуда они могли знать, чего я боюсь? — насторожился Гарри и раздул ноздри. — Выходит хозяин Групп либо хорошо меня знает, либо имеет того, кто снабжает его нужной информацией.

— Страшно звучит, — в глазах Рона появилась озабоченность. — Почему твой страх связан с крестражем Реддла?

Гарри поглядел на бокал в руке и ощутил горький привкус во рту.

— Не с ним, — тихо отозвался он.

— Тогда почему..? — Рон был в недоумении.

URL
2014-02-11 в 22:05 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Внезапно в голове Гарри загудели сотни звоночков, и зеленые глаза широко распахнулись. Он слетел с дивана, опрокинув выпивку.

— Что такое? — удивился Рон, тоже подпрыгивая с места.

— Щиты моего дома! Они нарушены! — прокричал Поттер хвата горсть летучего пороха.

Однако изумрудное пламя вытолкнуло его из камина, как только он назвал место назначения.

— Мерлин! — Поттер развернулся и поспешил на улицу.

Уизли от него не отставал. Они выскочили за дверь и добежали до площадки за забором. Поттер схватил друга за руку и немедля аппарировал. Рон прежде никогда не приходил к Гарри таким путем из-за положения секретности, поэтому не мог переместиться самостоятельно.

Ожидавшая их после прыжка сквозь пространство картина потрясла обоих. Спрятанный в лесной глуши двухэтажный коттедж утопал в море огня. Окна с треском вылетали из рам, а за ними раскачивались объятые пламенем занавески; дым струился из всех щелей, дверей и окон, прожженные балки обрушивались, и пламя взвивалось в небо, прожигая защитные барьеры. Поттер пришел в себя первым и ринулся вперед. Наложив на себя отталкивающие чары, он распахнул дверь и начал тушить заклинанием огонь — слава создателю, не Адский! Выкрикивая имя Снейпа и не получая отклика, Гарри замирал от страха.

Окинув горящую кухню быстрым взглядом, Поттер побежал наверх. Со вторым этажом пришлось возиться дольше, он был полностью разрушен. К облегчению Гарри, тела Северуса не обнаружилось среди обломков. Изучая все, что осталось от спальни, он нашел единственный не тронутый огнем предмет — Омут памяти. Заколдовав его, он засунул чашу в карман мантии. Оглянув пепелище, Поттер не мог поверить, что стоит на останках собственного дома.

Его била нервная дрожь, а липкий ужас пробирался под кожу.

— Добби! — вспомнив о своем маленьком защитнике, закричал Гарри. — Добби!

Домовик не появился даже спустя несколько минут.

Вместе с Роном они смогли вытащить из дымящегося, с провалами в стенах, первого этажа то немногое, что сохранилось. В подвале, который, меньше всего пострадал, Гарри обнаружил котел с зельем и пару книг, которые читал Снейп. Он перелил антидот в бутыль и, уменьшив ее, отправил в карман.

— Гарри, я нашел Добби! — крикнул Рон с улицы.

Поттер торопливо поднялся наверх и вышел в дыру в стене. Пройдя по веранде, он оказался на заднем дворе. Уизли стоял рядом с бочкой воды и смотрел за нее. Гарри подошел к нему, предчувствуя ничего хорошего.

Эльф действительно был тут. Его обгоревшее тело полулежало, прислонившись к доскам, а в груди торчал тонкий нож.

От боли у Гарри потемнело в глазах, и он опустился на колени. Плохо соображая, что делает, он протянул руку и осторожно вытащил острие из тела домовика.

— Ублюдки! — сквозь зубы прорычал Рон. — Зачем нужно было его убивать?

Поттер не мог произнести ни звука, чувствуя, как стягивает в тугой клубок внутренности, и как легкие начитают ныть, оттого, что воздух в них не поступал. Хотелось кричать от злости, страха и еще сонма переполнявших его чувств, но он лишь яростно сжимал в пальцах металл и содрогался от крупной дрожи.

Северус опять оказался в руках Пожирателей, и на этот раз, Гарри понятия не имел, где его искать.



* * *

Голова болела так, что казалось, будто ее раскроили. С первого раза не удалось открыть глаза и осмотреться, но через пару минут Северус заставил себя приподнять веки. Все вокруг расплывалось и раскачивалось. Еще несколько секунд он позволил себе полежать, чтобы немного прийти в себя, после чего сделал очередную попытку. Перед ним были ржавые облупившиеся прутья. Подняв голову, он присмотрелся получше. От увиденного Снейп перекатился и выглянул наружу.

«Подвесная клетка».

Под потолком каменного зала висела не одна такая. По воздуху плыл устойчивый запах гнили и экскрементов. Желудок неприятно скрутило. Снейп сел и заметил, что то, на чем он лежал, напоминает куски перегнившей одежды.

«Хоть не ее владелец», — цинично порадовался он, отбрасывая тряпки подальше.

Не особо надеясь, Снейп проверил карманы в поисках снитча-портала и палочки, но ничего из этого не обнаружилось. Передвинувшись, он задел что-то напоминающее почерневшую кость, и она вылетела наружу. Звук падения разбудил еще одного заключенного, но в другой камере, которого Северус в куче тряпья не признал за человека.

Сидевший в самой дальней клетушке волшебник встрепенулся и приник к прутьям.

— Кто вы? — спросил Снейп, разглядывая заросшего и перепачканного в чем-то мужчину.

— Дарен Вилл, — хрипло откликнулся тот.

Северус вгляделся получше и узнал в нем... того самого молодого человека, что притащил его сюда. Теперь стало яснее ясного, что Пожиратели использовали оборотное зелье с его волосом.

— Вы аврор?

— Да, — кивнул Дарен. — А вы кто? — он сузил глаза. — Вы мне кажетесь знакомым. Профессор... Снейп?

— Он самый. Давно вы тут, мистер Вилл? — спросил Северус, изучая цепь, на которой подвешивалась его тюрьма.

— Сложно сказать, сэр... — качнул головой Дарен. — Думаю, около месяца. Время здесь тянется очень медленно.

— Вы знаете, зачем вас похитили?

Металлические кольца были слишком массивны, чтобы разжать их невербальной магией, поэтому Северус переключился на прутья. Они были тоньше, однако защищались чарами.

— Могу предположить, — откликнулся Вилл, — Они не раз брали мои волосы. — Он невольно потянулся к своим спутанным патлам. — Поэтому я до сих пор жив, — тихо обронил он и в отчаянье поглядел на Снейпа. — Вас же будут искать, профессор?

Северус повернул к нему голову.

— Очень надеюсь.

— Сэр, вы видели его? — хрипло выдохнул Дарен, и в его взгляде полыхнул огонек безумия.

— Кого? — насторожился Снейп.

— Это он заставляет банды нападать на людей, — понизил голос Вилл. — Я не заметил в нем злобы и... он так хорошо притворялся... — его губы задрожали.

Северус сжал зубы, понимая, о ком речь. Он ни на мгновение не поверил, что Гарри может стоять за всеми убийствами и заговорами против магического мира.

— О ком вы говорите? — Дарену не обязательно знать, что Северус прекрасно понимал направленность его мыслей.

— Гарри Поттер — новый Темный Лорд, — с содроганием проговорил Вилл, его глаза были широко раскрыты, а пальцы сильнее сжали прутья клетки. — Я видел его тут не раз... Он использовал меня, чтобы внедрить своего человека в Аврорат. Мы... я даже спал с ним... — обвиняющим и срывающимся голосом проговорил он и всхлипнул.

Северус ощутил, что у Дарена начинается истерика.

— Он с вами разговаривал? — попытался Снейп помочь Виллу переключиться на действительно важные сведения.

— Нет, — Дарен шмыгнул носом и стер с лица пот, запачкавшись еще сильнее.

Раздался металлический лязг и скрежет, заставив обоих заключенных вздрогнуть.

Дарен шумно выдохнул, явно испугавшись посетителей, и отполз к другой стене.

В зал вошло несколько людей. Вместо мантий на них была теплая одежда, а в руках они несли короткие палки, на концах которых виднелись серебряные петли. Северус напряженно проследил за тем, как охранники подошли к нему. Тот, что был повыше остальных, взмахнул палочкой, и клетка опустилась вниз. Снейп быстро отстранился подальше от него. Двери в камере не наблюдалось, и поэтому не было ничего удивительного, что несколько прутьев поднялись кверху, создавая проход.

— Выходи, — приказали ему.

Северус решил не спорить и, сделав несколько шагов, ступил на каменный пол.

— Не советую сопротивляться, — грубым голосом проговорил шагнувший к Снейпу мужчина. — Тебя желает видеть начальник тюрьмы. Протяни руки.

Северус никого из этих троих не знал: они не были похожи на англичан, скорее скандинавы, но в речи не слышалось акцента. Оценив готовность магов к бою — все они были намного крепче его, и каждый имел при себе волшебную палочку и необычные плети, — он решил пока не испытывать судьбу и протянул ладони.

На его запястья надели кандалы, которые под действием чар крепко сжали их.

— Вперед, — подтолкнули его.

Ничего не оставалось, кроме как подчиниться.

URL
2014-02-11 в 22:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

В кабинете Кингсли уже несколько минут висела гнетущая тишина. Гарри стоял у окна и невидящим взглядом смотрел в стекло. В голове уже сложились тысячи возможных вариантов дальнейших действий, вот только выбор был сложен: эмоции сильно довлели над ним, подталкивая поступить самым безрассудным образом.

— Я готов выделить тебе группу авроров, — мрачно произнес Бруствер. — Я думаю, ты уже знаешь, куда надо идти?

— Я пойду к Малфою, — ровно ответил Гарри. — Другие Пожиратели ничего не знают, а Труди так просто не возьмешь. Он может тоже носить капсулу.

Начальник Аврората задумался, после чего кивнул.

— В Малфое тоже может находиться яд.

— Мне все равно, я вытрясу из него информацию, а потом пусть подыхает.

— Гарри...

— К черту! — сквозь зубы прорычал Поттер и развернулся.

Кингсли обнаружил в его взгляде прорвавшееся из-за каменной маски яркое чувство и не стал выговаривать за бурную реакцию. Он был бесконечно поражен, что Гарри так сильно переживает из-за пропажи Снейпа. Возможно, чутье его не подвело и он правильно подметил особые отношения между этими двумя.

— Кого ты хочешь мне дать? — с ледяным спокойствием спросил Гарри.

Кингсли долго смотрел на него, прежде чем ответить.

— Бери отряд Дейва Стилса. Он сейчас нигде не занят.

— Спасибо, — бросил Гарри. — Я хотел бы, чтобы пара доверенных людей нашла Дарена Вилла и взяла его под стражу. Конечно, если это им удастся.

— Это был он? — сжал кулаки Кингсли.

— Да, — стальным голосом подтвердил Гарри, отчетливо понимая, что только этот человек мог принести в его дом портал. Тот самый злосчастный билет на матч.

— Хорошо. Пожалуйста, Гарри, — предупреждающе начал Бруствер, заставляя Поттера посмотреть ему в глаза, — не угробь наших людей. И себя тоже.

Гарри кивнул и стремительно покинул кабинет.

Ему потребовалось некоторое время, чтобы нанести визит профессору Риски. Тот по его просьбе проверил зелье, что Поттер забрал из своего дома и подтвердил, что оно не испорчено. Гарри там же его выпил: нельзя было отправляться на задание с неподлеченной головой. Старик был сильно расстроен, узнав, что Снейп пропал. Видно было, что за короткий срок совместной работы они неплохо спелись. Гарри не стал ничего говорить или обнадеживать, он лишь отвернулся и ушел.

Минут через пять он был в том самом зале Аврората, где висел большой транслятор на кристаллах. Правда, сейчас он был отключен. По приказу шефа к Поттеру присоединились авроры.

— Что за задание, Гарри? — спросил его Дейв, невысокий коротко стриженный брюнет с карими глазами и широким ртом. — Кингсли ничего не объяснил, — он торопливо расправил ворот рабочей мантии, видимо надетой в спешке.

— Мы идем в Малфой-мэнор. Надо допросить хозяина поместья, так что его берем по возможности невредимым. Будьте готовы ко всему, — предупредил Гарри, оглядывая остальных.

Группа состояло из Дейва и шестерых парней, трое из которых были намного старше остальных. Заметно, что компания достаточно дружна и понимает друг друга практически с полуслова. Поттер это ценил. Он не терпел разлада между людьми, с которыми собирался пойти в бой. После того, как он закончил двухлетнюю подготовку при Аврорате, ему много раз приходилось участвовать в заданиях — сначала под чьим-то началом, а потом, как руководитель, поэтому опыт у него имелся.

Некоторое время они обсуждали план действий, после чего Гарри скомандовал начало. Подойдя к стенду у одной из стен, он достал из специального чемоданчика небольшой стеклянный шар, который при прикосновении к нему вспыхнул серебристым светом. Проведя над ним палочкой, Поттер прошептал заклинание портала, вплетая в него изображение замка Малфоя из своих воспоминаний. Сфера в его ладони засветилась голубым. Прихватив ещё пару порт-ключей, он вернулся обратно.

— На счет три, — проговорил Гарри, глядя на отряд.


* * *

Пока они шли по бесконечным, то узким, то широким коридорам, Северус так замерз, что начал слегка дрожать. Казалось, чем выше они поднимались, тем холоднее становилось. Вне сомнений, место его пребывания было похоже на Подземелье Троллей, располагающееся на севере Англии. Он впервые видел его, хотя не раз о нем слышал.

Через какое-то время его конвоиры остановились около большой резной двери, которую с двух сторон обрамляли два ярких факела, свет от которых резал глаза.

— К начальнику тюрьмы обращаться «сэр», не прерывать его и отвечать на вопросы, — проинформировал его все тот же маг. — В ином случае ты быстро познакомишься с нашим гостеприимством.

— Я и так уже его прочувствовал, — сказал Северус, сжимая замерзшие пальцы.

— Это вряд ли, — высокий колдун постучал в дверь и шагнул вперед. — Сэр, мы привели заключенного.

— Прекрасно, введите, — ответил низкий голос с хрипотцой.

Снейпа втолкнули в хорошо освещенную комнату. Ему пришлось слегка прикрыть глаза, чтобы привыкнуть к перепаду яркости.

Дверь за ним закрылась.

— Северус Снейп. Давно не виделись, дружище, — оскалился сидевший за широким столом старый знакомый.

— Уолден? — опешил Снейп. — Ты же погиб во время битвы при Хогвартсе.

— Как видишь, это не так, — довольно заметил тот и поднялся. — Да и ты как-то на труп не похож.

Он обошел Снейпа, осматривая и что-то обдумывая, затем остановился напротив. Неровный рот перекосился в неприятной ухмылке.

— Мирное время пошло тебе на пользу, как посмотрю, — с мрачным удовольствием оскалился он почерневшими зубами. — Давно хотел сказать тебе кое-что, Северус.

Снейп не шелохнулся, хотя чувствовал, что ничего хорошего ждать не стоит. И точно.

В глазах на мгновение сверкнул алый проблеск, а скулу обожгло огнем от тяжелого кулака. Он пошатнулся, но устоял на ногах.

— Это тебе за предательство, подлый ублюдок, — протянул Уолден и ударил еще раз только под дых. — А это за убийство Темного Лорда.

Снейп упал на одно колено, справляясь с болью и хватая ртом воздух. Не успел он сделать полноценный вдох, как оказался на четвереньках от пинка в спину, а затем почувствовал опустившийся не нее массивный кожаный сапог.

— Если б знал, что мне выпадет шанс поквитаться с тобой, я бы подготовился как следует, — в полном восторге сообщил ему Макнейр.

Похожие на сардельки пальцы вцепились в темные волосы Северуса и потянули его голову вверх. Снейп зашипел и, что есть сил ударил Уолдена в живот. Тот охнул и отшатнулся. В его глазах появились безумные огоньки, и он с ревом накинулся на бывшего соратника.

Если от ударов Северус еще мог кое-как уворачиться, несмотря на то, что руки скованны кандалами, то от палочки спасения не было. Поэтому ничего странного, что уже через пару секунд он катался по полу под Круциатусом.

Это была невыносимая мука, память о которой тело сохранило на всю оставшуюся жизнь. Кости по всему телу словно ломали, а кожу срывали заживо. Он выгибался и скрючивался, желая лишь одного — чтобы это скорее кончилось.

Уолден наслаждался местью и долго не снимал проклятье, с азартным любопытством наблюдая, сколько его жертва выдержит, пока не отключится. Снейп терпел долго, но не был всесилен.

— Энервейт, — выплюнул палач.

Северус пошевелился и открыл глаза. Суставы, мышцы и все вплоть до самой маленькой косточки ныло и не желало подчиняться.

— У нас с тобой будет ой как много таких веселых часов, Снейп, — с любовью произнес ему ласковый голос.

URL
2014-02-11 в 22:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Они появились около главных ворот, но зашли с заднего хода. Их появление не смогли почувствовать чары слежения, потому что Гарри окружил группу куполом-хамелеоном — особым видом защитной магии, которая могла на время обмануть охранную систему.

Потребовалось время, чтобы обойти замок и пробраться через границы чар. Фиделиуса на счастье авроров там не было, но присутствовало кое-что похуже. Очень темная магия. Гарри сжал зубы, ощущая, как его пальцы начинает жечь от соприкосновений с такой энергией. Он затратил львиную долю сил, накопленных после пожара, но проделал брешь в щите. Во всем мире мало волшебников, которые смогли бы провернуть такое, но Поттер был в числе таковых.

— Идемте, — глубоко вздохнув, проговорил он.

Невидимый отряд прошел через внушительных размеров сад с живыми изгородями, фонтанами и целыми скульптурами из отцветших кустов. Вбежав по белой мраморной лестнице, они вошли в стеклянные двери.

— Обыщите нижние залы, — приказал Гарри троим аврорам. — Остальные — со мной, наверх.

Поскольку сам Поттер и его люди друг друга прекрасно видели, получившие приказ маги кивнули и отправились его выполнять.

Гарри тщательно осматривал все вокруг, стараясь нащупать чары. Одного из своих он послал проверить совятню. Малфой обнаружился в библиотеке, дверь в которую была приоткрыта. Он был не один.

Гарри поднял руку, останавливая Дейва и двоих напарников. Он жестом показал, чтобы они перекрыли остальные выходы из помещения. Если бы это не выдало их, Поттер выставил бы антиаппарационный щит вокруг комнаты. А так приходилось действовать быстро.

Он бесшумно вошел внутрь. Спрятавшись за стеллажом, Гарри обогнул его, чтобы увидеть, с кем разговаривает Драко. Судя по голосу — с Люциусом.

Разглядев белые длинные волосы и бледный профиль, Поттер подтвердил свои догадки.

Вдруг раздался пронзительный звон.

Драко резко развернулся к двери и поставил серебряный кубок на стол.

— Щиты, — выдохнул Люциус, поднимаясь на ноги.

— Будь тут, — жестко приказал Драко отцу.

Гарри уже вернулся обратно в дверной проем.

Малфой напряженно замер, дойдя туда же. Очутившись лицом к лицу с Поттером, он сузил глаза и инстинктивно потянулся за палочкой.

Гарри оглушил его и оттолкнул назад. Драко с глухим звуком рухнул на спину.

— Стойте, где стоите, мистер Малфой, — предупредил Поттер Малфоя-старшего, выхватившего палочку, но, очевидно, не имевшего понятия, куда целиться. — Ваш дом окружен. Если окажете сопротивление, то будете арестованы, как и ваш сын.

— Поттер? — хрипло произнес Люциус, блуждая взглядом по воздуху.

Гарри послышалось проскользнувшее в его голосе облегчение, что оказалось очень странно.

— В замке есть Пожиратели? — спросил он.

— Нет, Поттер. Что случилось?

— Вы даже не станете скрывать, что ваш сын связался не с той компанией? — холодно ухмыльнулся Гарри, снимая заклинание с головы Драко. — Кажется, ты малость насолил папочке, хорек, — зло проговорил он в лицо давнему недругу.

— Катись отсюда, Поттер! — зашипел Драко через зубы и добавил: — Пока жив.

Достав из кармана прихваченный из лаборатории веритасерум, Гарри откупорил его и, ударив Малфоя затылком об пол, чтобы избежать сопротивления и лишней траты времени на уговоры, влил зелье тому в глотку.

Драко, ловя звезды, закашлялся, но проглотил сыворотку.

Гарри встряхнул его и начал задавать вопросы.

— Ты знаешь, кто я?

Драко еще морщился от боли и тяжело дышал. В серых глазах появилась отчужденность.

— Отвечай, ублюдок! — Гарри влепил ему пощечину.

— Да, Гарри Поттер, — почти выплюнул Малфой.

— Ты знаешь о готовящемся нападении на мой дом? — прорычал Гарри, держа его за грудки.

— Нет.

— Где прячется хозяин новых Пожирателей? — рявкнул Поттер, убийственным взглядом сверля блондина.

Драко дернулся, словно его пырнули ножом в живот.

Гарри занервничал, боясь не успеть.

— Говори, говнюк! — закричал он.

— Поттер, не надо! — услышал Гарри через свое тяжелое дыхание. — Пожалуйста, Поттер. Он умрет! — это был Люциус, успевший вцепиться в него, чтобы оторвать от сына.

Поттер с ненавистью зыркнул на него и откинул от себя волной невербальной магии.

Малфой-старший отлетел и врезался в шкаф с книгами. Но едва ли это повлияло на его стремление остановить Гарри, так как он пытался подняться.

Оторвав задеревеневшие пальцы от мантии Драко, Герой магического мира взмахнул палочкой, и Люциуса подняло в воздух.

— Прошу, Поттер, — умоляюще прохрипел он. — Я расскажу... не убивайте его.

Гарри замер и уставился на побелевшего Драко, хватавшего ртом воздух. Его вены вздувались, а глаза вылезали из орбит — для него тоже не пожалели яда.

— Не отвечай, — еле шевеля губами, приказал Поттер и отцепил вторую руку.

Драко выдохнул и закашлялся. Гарри оглушил его и выпрямился.

Подойдя к Люциусу, он сказал:

— Я слушаю.

— Многие Пожиратели смерти в Подземелье Троллей. Скорее всего, и их лидер там же.

— Старая тюрьма? — удивился Гарри.

Это место еще столетия назад во время древних войн использовалось для особо опасных заключенных и шпионов, где их жестоко пытали. На сегодняшний день Министерство отказалось от таких крайних мер, да и средства на обеспечения такого заведения шли впустую. Попросту не было столько узников. Азкабан или Нурменгард удовлетворяли всем требованиям и были достаточно вместительными.

— Да, — кивнул Люциус.

— Вы знаете, кто он? — уже спокойнее спросил Гарри.

— Нет, клянусь своей жизнью, — в голосе Малфоя слышалось отчаянье.

Поттер опустил его на пол, но не освободил от чар.

— Пейте, — велел он, поднося флакон к его губам.

Люциус послушно проглотил жидкость.

— Так вы не знаете, кто управляет Группами?

— Нет, не знаю.

— Можете сказать, кто знает?

— Я видел несколько раз, как к Драко приходит мужчина. Его зовут Труди. Он знает.

— А ваш сын? — надавил Поттер.

— Да, но он не может сказать, — покачал головой Люциус.

Гарри покусал губу.

— Вы с женой причастны к делам сына?

— Нет.

— Как он связался с Пожирателями?

Люциус прикрыл глаза и глубоко вздохнул:

— Это произошло еще в войну. После того, как мы упустили вас, Драко несколько недель был сам не свой, а потом куда-то исчез. Я думал, что Лорд призвал его, поручил какое-то задание, но нет. Он появился спустя неделю и ничего не рассказал. Через пару лет я застал в его поместье группу людей. Я понял, кто они, еще до того, как Драко рассказал. Он велел не вмешиваться в его дела и больше не расспрашивать.

Поттер нахмурился и отстраненно заметил, что у других двух дверей в библиотеку стоят его ребята и не думают мешать ему. Дейв кивнул, заметив его взгляд. Гарри сглотнул и сконцентрировался на подозреваемом. В голове начинали зарождаться пугающие мысли о том, что многие годы назад произошло в мэноре Малфоев.

— Вы знаете, как пройти незамеченным в Подземелье Троллей? — он внимательно посмотрел на Люциуса.

— Я никогда там не был, — качнул головой тот.

— А Драко знает?

— Да, — на лице Малфоя появилось волнение. — Но он не может рассказать. Он погибнет. Поттер, — ему было трудно говорить, — я отдам вам все, что хотите, только не убивайте его.

— Мне ничего не нужно, — отрезал Гарри и, развернувшись, пошел к Драко.

— Умоляю, Поттер. Он мой сын! — закричал Люциус. — Я рассказал все, что вы хотели!

— Не все. Энервейт.

URL
2014-02-12 в 13:39 

irrwisch
Хочется быть самим собой, но совесть не позволяет.") Б.Крутиер
Автор, это бесподобно!!! Круче всех моих догадок и ожиданий вместе взятых!
Полный разрыв шаблона, который на протяжении всех 11 глав даже не ждешь!
Я попискиваю в полном восторге)
Что касается Малфоя, ему же тоже можно дать антидот к яду. Поттер крут, в двух лицах.;)

И, наверное, самый большой прикол, что интрига многомерная, ибо "главного злодея" тоже кто-то обставляет.

Спасибо!!! Вдохновения и сил)):heart::white::red::white:

2014-02-12 в 13:39 

irrwisch
Хочется быть самим собой, но совесть не позволяет.") Б.Крутиер
Автор, это бесподобно!!! Круче всех моих догадок и ожиданий вместе взятых!
Полный разрыв шаблона, который на протяжении всех 11 глав даже не ждешь!
Я попискиваю в полном восторге)
Что касается Малфоя, ему же тоже можно дать антидот к яду. Поттер крут, в двух лицах.;)

И, наверное, самый большой прикол, что интрига многомерная, ибо "главного злодея" тоже кто-то обставляет.

Спасибо!!! Вдохновения и сил)):heart::white::red::white:

2014-02-12 в 14:34 

Ох! Страшная глава!.. Но какая интрига...
Не затягивайте с продолжением, Автор, пожалуйста!
спасибо за проду :white:

2014-02-12 в 15:56 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
irrwisch, ну я просто счастлива, что смогла выдержать интригу. :top: Догадаться было на самом деле сложно...
Что касается Малфоя, ему же тоже можно дать антидот к яду.
Правда?;-)
И, наверное, самый большой прикол, что интрига многомерная, ибо "главного злодея" тоже кто-то обставляет.
Аха, это точно!:-D
Спасибо за отзыв, аж в двойном размере! Очень поднял настроение! :red:
Keris Keilen, пишет:
Ох! Страшная глава!.. Но какая интрига...
*шепотом* следующая еще страшнее, но потом чуть спокойнее будет... может быть:-D. Рада, что понравилось, несмотря ни на что. Спасибо за комментарий.

Зов души: читатели, где вы?! Я жду ваших мыслей!!:shuffle:

URL
2014-02-13 в 19:54 

MeramedA
...мы идём оставляя следы - колею в ни куда не откуда...
Спасибки за подарок к празднику!

2014-02-13 в 21:40 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
MeramedA, даже не поняла сначала о чем вы... :cheek: Пожалуйста:red:

URL
2014-02-17 в 22:07 

Неудачный день
В поисках счастья
Драко не жалко - сам виноват, но вот Люциус вызывает сочувствие (он действительно переживает за сына)
Появление "тёмного Гарри" ингибирует, а уж о похищении Северуса и говорить не стоит - настолько я переживаю!
ljnkzncv, побольше вам вдохновения! спасибо!

2014-02-18 в 13:35 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Неудачный день, на Драко очень сильно повлияла война. Она на всех сказалась не лучшим образом. Люциуса и Нарциссу, наверное, можно пожалеть...
Появление "тёмного Гарри" ингибирует, а уж о похищении Северуса и говорить не стоит - настолько я переживаю!
Тут мало, что могу сказать. Это страшный момент для обоих ГГ, но без него нельзя.:weep:
Спасибо за пожелания и комментарий!:white:

URL
2014-02-24 в 23:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Северус привалился к стене, пользуясь небольшим перерывом, который ему столь щедро предоставили. Макнейр куда-то ушел, огородив его мерцающим куполом подавляющего магию заклинания. Честно говоря, Снейп пока не готов был куда-либо бежать. Ноги ему не сломали, но кости ломило так, что даже стоять оказалось затруднительно. Поврежденные ребра ныли, из разбитого носа текла кровь, бровь и губы сильно рассечены, а голова кружилась, напоминая о легком сотрясении. Тем не менее, все это еще цветочки. По спине бежали мурашки. Северус не видел возможности ускользнуть из-под чар или от внимания Пожирателей, и не знал, что мог бы предпринять, чтобы потянуть время. Смерть была предпочтительней, чем пытки.

Его взгляд медленно скользил по комнате, ненароком подмечая, что могло бы помочь ему если не освободиться, то... закончить свои мучения. В углу стояло несколько копий и секира, лезвие которой как раз смотрело в его сторону. Снейп затаил дыхание на несколько секунд и выдохнул, успокаиваясь. Руки дрожали, и он сжал пальцы. План против воли сложился в голове, отчего стало еще тревожнее. Столько лет мастерски выживать, и ради чего?

Нервный смешок вырвался против воли. Чем больше он думал об этом, тем ощутимее понимал, что ничего не сделает, чтобы убить себя. Хотелось дать Гарри шанс спасти его, ведь этот глупый мальчишка наверняка пойдёт за ним. Не пропадать же его стараниям зря. Притом, вдруг парня постигнет неудача, учитывая все то, что вокруг него заварилось, и этот бравый молодец тут застрянет! Кому-то же придется спасать Героя.

Тут уж слегка безумный смех отразился от стен комнаты.

«Проклятье, — грустно подумал Северус: пожалуй, впервые ему хотелось жить ради кого-то. — Ради чертова Гарри Поттера».

Скрип двери заставил вздрогнуть. В кабинет зашел совсем не Уолден: крепкий маг, с виду довольно молодой, но достаточно рослый и сильный, на лице густая щетина, в глазах огонь. За ним следовал Макнейр.

— Я нашел тебе компанию на сегодняшний вечер, — сообщил он Северусу. — Это Крейг, — представил он.

Парень ухмыльнулся и оглядел Снейпа особенно выразительным взглядом, от которого у последнего свернулось все внутри, и под ложечкой засосало от плохих предчувствий.

— Забирай его, — махнул рукой Макнейр. — Если что, можешь убить, — он оскалился, снимая щит с Северуса, — только сначала хорошенько помучай. Хозяин особо отметил его персону, так что не церемонься.

Крейг довольно хрюкнул и подошел к выпрямившемуся Снейпу.

— Топай, давай, — пробасил он, хватая его за плечо и толкая к двери.

Северус пошел вперед.

Охрана сопровождала их на протяжении всего пути, и возможности улизнуть опять же не возникло. Снейп дышал размеренно, не позволяя себе задумываться, что его ждет, и набирался сил перед очередным раундом истязаний. Новый мучитель не был похож на смышленого мага, поэтому стоило подумать, как обмануть его. Северуса отвели в жилую комнату, довольно грязную. Кажется, эта конура принадлежала Крейгу.

Как только дверь за ними закрылась, он получил тычок в бок, видимо означающий приказ посторониться. Северус отошел в сторону, уступая дорогу, но Пожиратель и не думал отстраняться. Он еще ближе шагнул к нему, заставив вжаться в стену.

— Надеюсь, под одеждой ты лучше выглядишь, — выдохнул он и хотел схватить Северуса за отвороты рубашки, но тот резко вскинул руки и заехал кандалами прямо ему в лицо.

Крейг, не ожидавший такого, отшатнулся, держась за пострадавший нос, и вдобавок споткнулся о стул позади. Раздался оглушительный грохот и треск, а затем отборный мат.

Снейп дернулся к двери, но, подкошенный подножкой, тоже упал.

«А мальчишка не промах», — отстраненно подумал он.

Взбесившись, Крейг подскочил на ноги.

Северус, несмотря на многие часы побоев, сумел ловко перевернуться и вовремя согнуть ноги, чтобы оттолкнуть навалившегося на него здоровяка. Быстро перекатившись, он схватил стул за ножку и со всей силы приложил его об толстый бок.

Изломанная мебель отлетела в сторону, а Крейг выругался и только сильнее рассвирепел. Снейп наполовину поднялся, когда его опять грубо повалили на пол и, взяв за голову, ударили о камень.

Острая боль ослепила его и вырвала из груди стон. Перед глазами поплыл туман.

— Какой вертлявый, — рыкнули на него. — А я-то хотел с тобой понежничать, — не утруждая себя расстегиванием пуговиц, Крейг разорвал жилет и тонкий материал рубашки Северуса. — Действительно, тут ты ничего, — сообщил он, неласково гладя бледную грудь и царапая ее обгрызенными ногтями.

Из-за дезориентации Снейп не совсем понимал, что происходит: все слова сливались в шум, а пространство кружилось.

Пожиратель зажал ему руки и, пользуясь тем, что жертва не пришла в себя, впился поцелуем в губы.

Глаза Северуса распахнулись шире, и он машинально укусил язык, ворвавшийся ему в рот.

Пожиратель взревел и скатился с него.

Снейп перевернулся, борясь с болью в затылке, и отполз к стене. Сев там, он уставился на увальня рассеянным, но угрожающим взглядом. Его трясло не то от страха, не то от выделившегося адреналина.

— Засунь свои нежности себе в зад, — яростно прошипел он. — Тронешь меня, и я перегрызу тебе глотку, — его голос испугал бы любого, кто хорошо его знал.

Крейг с затаенной злобой глядел на него и не двигался, как хищник, наблюдающий за добычей.

— Не боишься меня, — ухмыльнулся он и сплюнул кровь. — А зря.

Его взгляд упал на отломанную от стула ножку с металлической набойкой.

— Очень зря, — тихо повторил он и взял ее в ладонь. — Все могло быть иначе.

Северус не дрогнул, готовясь в любой момент отскочить от удара или пустить в ход остатки припасённой на крайний случай невербальной магии. Поднявшись на трясущихся ногах, он ждал.

Пожиратель не поскупился на проклятья, запустив столько, что стекла в оконных рамах задребезжали. Одно из них пробило ослабевший щит Снейпа и поразило в грудь. Северус ударился об стену и осел.

— Я научу тебя, как надо повиноваться, — гаркнул Крейг, хватая обездвиженного за руку и выдергивая на середину комнаты.

Перевернув его на живот, он задрал на нем мантию и резко раздвинул ноги.

Северус задыхался, смотря в пол и не имея возможности пошевелиться. Все оставшиеся силы он прилагал, чтобы освободиться от заклинания, но их катастрофически не хватало.

«Нет!» — желудок крутило так, что был недалек тот момент, когда его вывернет наизнанку.

Чужие руки спустили с него брюки, оставив саднящие царапины на бедре.

— Кажется, не мне сегодня засунут, — радостно прошипел Крейг ему в ухо, припоминая Северусу его же слова, и вдавил деревянный стержень прямо между худых ягодиц.

Глаза Снейпа закатились, и он захрипел.

URL
2014-02-24 в 23:24 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

— Давай, иди, Малфой, если не хочешь получить сопроводительного пинка под зад, — посоветовал Гарри, решивший, что живым Драко все же принесет больше пользы, чем в качестве хладной тушки, да и не был Поттер настолько бессердечным, чтобы игнорировать стенания Люциуса.

Драко потирал запястье, на котором еще мерцали тонкие нити Непреложного обета. Без гарантий Гарри, естественно, его не отпустил.

— Палочку верни, Потти, — огрызнулся Малфой-младший. — Мы не на прогулку собрались.

— Она тебе не понадобится, хорек, — отрезал Гарри, даже не взглянув на него.

Вместе с аврорами Малфои вышли за пределы замка.

Поттер повернулся к своим людям и кивком попросил Дейва отойти в сторону.

— Мне нужно несколько часов, после чего можете входить, — тихо сказал Гарри, чтобы никто больше не услышал. — Раньше не начинайте. Иначе будет давка, и я не найду того, кого ищу.

— Ясно, — понимающе кивнул тот. — Будь осторожен и следи в оба за этим... — он качнул головой в сторону Малфоя.

— Само собой.

— Вот, возьми, — Стилс протянул ему маленькое зеркальце в оправе. — Если не сможешь выбраться, сообщи. Мы постараемся найти тебя.

— Спасибо, — Гарри благодарно пожал ему руку.

Распрощавшись с ребятами, Поттер приблизился к следящему за ним Драко. Его отец отправился вместе с аврорами.

— Я, к твоему сведению, предаю своих. Палочка мне необходима, — буркнул Малфой.

— Как только проведешь меня внутрь, я переправлю тебя порталом в Аврорат, — бросил Гарри, не слишком дружелюбно хватая того за локоть.

— А ты не подумал, что я умру в Аврорате, как только яд начнет действовать?! — рявкнул Малфой.

Гарри приблизился к нему вплотную.

— Тогда не все ли равно, где подыхать? — бесстрастно выдохнул он.

— Поттер, я поклялся, что выполню твои требования, если они не грозят мне смертью! То, что ты собираешься сделать, нарушает нашу договоренность.

Гарри заскрипел зубами, но спокойно ответил:

— Для чего ты устроил этот спектакль?

— Что...

— Раз ты осведомлен о яде, то не можешь не знать, что он действует, только когда тебе задают вопросы, или когда твой господин захочет, — голос Поттера опустился до угрожающего.

Глаза Драко прищурились, и праведный гнев сменился гаденькой ухмылкой.

— А ты стал смышленее, Потти, — весело заметил он.

— Не трать мое время, Малфой, — Гарри болезненно сжал его руку, отчего Драко только шире улыбнулся.

Они аппарировали не единожды, пока не оказались в самой холодной части Англии, где гуляли пронизывающие до костей ветра и лили многодневные дожди. Укрыв их обоих от ливня, Гарри осмотрелся. Местность вокруг была совершенно не примечательной, в основном лес и редкие холмы.

— Куда идти? — спросил он.

Малфой манерно вздохнул и, не спрашивая, переместил их обоих еще раз.

Как только ноги коснулись земли, Гарри ткнул палочкой Драко в горло.

— Что ты творишь?!

— Спокойно, Поттер, — выразительно подняв брови, ответил Малфой. — Теперь мы ближе всего к нужному месту.

Драко осмотрелся и, заметив вдали высокий камень, показал на него.

— Вот он.

Поттер проследил за его рукой и приказал идти туда.

— Этим путем не часто пользуются, — недовольно сообщил Малфой.

— Почему? — насторожился Гарри.

— Он проходит рядом с рекой. Время от времени его затапливает водой, когда идут частые дожди.

— Прямо как сейчас, — скрипнул зубами Поттер.

— Нет, — Малфой уверенно направился к камню. — Сегодня тут погожий денек.

— Его никто не охраняет? — уточнил Гарри.

— Часовые есть, естественно, но не в нем. Я покажу.

Когда они дошли до камня, то ливень закончился. Землю размыло, и Гарри удалось разглядеть деревянный люк возле серой глыбы. Малфой поднял крышку, поморщившись, когда грязь заляпала его мантию, и заглянул внутрь темного прохода. Оттуда раздавалось тихое журчание воды.

— Подсвети, — буркнул Драко.

Гарри наколдовал несколько светящихся шаров и запустил вниз. Перед ними оказался длинный туннель, уходящий под наклоном куда-то в темноту. Угол спуска был приемлемым для движения.

— Ты первый, — сообщил Гарри.

Поттер трансфигурировал две веревки и заклинанием приклеил их к ближайшему дереву. Драко недовольно огрызался, но все же выполнил приказ. После того, как они оказались на скользкой от пропитавшей землю влаги дороге, Малфой не торопясь повел аврора за собой. Идти пришлось долго, даже несмотря на то, что Поттер часто подгонял своего спутника. Гарри нервничал из-за времени, которое было отведено на его операцию.

Что касается того, сколько минуло часов с момента захвата Снейпа, то он боялся представить, что могли сотворить с ним Пожиратели. От одной только мысли об этом грудь резало, как ножом, и становилось нечем дышать. Гарри изо всех сил запрещал себе паниковать, хотя срыв в Малфой-мэноре говорил об обратном.

«Главное — был бы жив».


* * *

Тело сотрясала дрожь, мышцы предательски сжимались, причиняя адские муки. От остроты ощущений на глаза навернулись слезы.

Завершив свое мерзкое занятие, Крейг засмеялся над ним.

— Теперь не такой гордый? — глумился он, разглядывая дело своих рук .

Потом он схватился за деревянный стержень и выдернул его.

Словно ледяным ножом полоснули внутри, отчего Снейп задохнулся и вымученно застонал.

— Как тебе такая подготовка? — ухмыльнулся Крейг.

Отбросив деревяшку, парень занялся расстегиванием своих брюк. Вынув из ширинки почти налившийся член, он переместился поближе к Северусу.

Снейп едва дышал, пытаясь отстраниться от происходящего. Ощущая, как его ягодицы сильно сжали, он уже знал, что последует за этим. Но, как ни готовься, к такому не привыкнешь никогда. Опять распирающее ощущение, как будто тебя режут на живую. Слюна и кровь помогли облегчить проникновение. Чужой член не успел войти полностью, как внезапно дернулся, словно во что-то уперся, и резко выскользнул. Северус даже тихо всхлипнул от облегчения.

На всю комнату раздался громогласный ор. Крейг катался по полу и сжимал в руках свое достоинство, головка которого была рассечена, и из нее хлестала кровь. Видимо, целительской практики у него не было, так как он только кричал и ругался, ничего не предпринимая, чтобы себе помочь. Через несколько секунд, когда он немного пришел в себя от потрясения, то подскочил, как ужаленный, и с голым задом, путаясь в спущенных штанах, вылетел из комнаты.

Северус ощутил, как по вискам текут капельки пота, а холодный камень у лба уже перестал облегчать его страдания. Он не замечал, как сильно бьется его сердце, но чувствовал, что еще чуть-чуть, и спасительное забытье накроет его, вот только что-то упорно мешало. Внутри него находился какой-то инородный предмет, который огнем опалял внутренности, когда мышцы сжимались. Всеми силами Северус старался расслабиться, чтобы ничего себе не проткнуть. Нервы действовали в разрез с его желаниями, и с этим он ничего не мог поделать.

Его насильник вернулся через полчаса, когда Снейп уже чуть не околел на полу. Крейг шел не так уверенно, как раньше, но, видимо, больше не мучился от повреждения гениталий. За ним следовали ещё двое магов.

Подняв валявшуюся на полу злосчастную ножку от стула, он осмотрел ее.

— Видно, набойка застряла в нем, — с омерзением констатировал он. — Теперь и не развлечешься. — Пожиратель отбросил деревяшку в сторону.

— Давай вытащим, — предложил один из мужчин, косящийся на худые бедра Снейпа.

— А толку? Лезть в него руками — разорву, и сжимать он уже не сможет. Призвать магией — тоже самое. Да и подохнет он быстрее. А трупы я трахать не привык, — Крейг был разочарован и, видимо, после случившегося с собственным членом, потерял интерес к прелестям Снейпа. — Я лучше воспользуюсь задницей того недотроги, что у нас в подвале сидит. Он намного послушнее, чем этот. И помоложе, — задумчиво добавил он.

Крейг подошел к Снейпу и перевернул его на спину.

Северус замычал от боли. Когда он двигался, клепка внутри колола острыми углами.

— Господа с нижних этажей давно изъявляли желание оприходовать кого-нибудь из пленников, — проговорил лысый полный волшебник, у которого во рту торчала резная трубка в виде головы обезьяны, а прищуренные глаза смотрели на Северуса с безразличием. — Можешь отдать его им.

— Я знаю, кому он подойдет и с дефектами, — вдруг предложил стоящий рядом с этим магом долговязый Пожиратель, в чьем взгляде было неприличное любопытство и нетерпение.

— Кому? — тоже воодушевился Крейг.

— Троллям, конечно, — косо ухмыльнулся тот. — Те, что помоложе, уже несколько недель сами не свои. Бабу хотят. Давайте посмотрим, что они с ним сделают!

Крейг довольно ухмыльнулся, встретившись глазами с Северусом, и последний понял свою участь.

— Тащите его вниз!

URL
2014-02-24 в 23:25 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Туннель внезапно расширился и пошёл вверх. Воздух становился все более затхлым и неприятным.

— Где мы окажемся, когда дойдем? — спросил Гарри, осматривая увитые корнями и паутиной стены.

— Этот проход ведет в самую глубь. Выйдем в подземельях, так что будь готов.

— К чему это?

— Там тролли, Поттер, — снисходительно посмотрел на него Драко. — Как ты думаешь, почему это место так называется?

Гарри неприятно поежился.

— Разве они не вымерли?

— Наивный, — фыркнул Малфой. — Помнишь того тролля, что ты, красуясь, завалил на первом курсе? — намекнул он. — Его отправили именно сюда. Их тут примерно полсотни.

Гарри знал парочку хороших заклинаний против великанов — оставалось надеяться, что они сработают на менее смышленых тварях. В любом случае, он всегда мог применить грубую силу. Тролли никогда не отличались умом и сообразительностью, так что это не страшно.

«Если только они не нападут толпой», — пришло вдруг в голову.

— Зачем ты идешь туда? — спросил Малфой, не смотря на Поттера. — Не похоже, что ты решил захватить Пожирателей в одиночку. Кого-то ищешь?

— Не твое дело, — отрезал Гарри. — Вместо того, чтобы болтать, быстрее бы передвигал ногами.

Драко ухмыльнулся и не стал огрызаться.

Из недр туннеля потянуло щиплющим глаза смрадом, и оба путешественника поняли, что почти дошли до нужного места. Когда они выбрались в пещеру, Поттер сначала снизил яркость света, побоявшись выдать их присутствие, но, увидев, где они оказались, понял, что светильники им вовсе не нужны. Грот был огромен и освещен факелами размером с небольшое дерево.

— Мы на месте, — прикрывая нос платком, оповестил Драко и указал рукой куда-то в сторону. — Тебе нужно идти туда. В самом конце лестница на верхние этажи, где содержат заключенных. Там будет часовой, так что не забудь его вырубить. Надеюсь, на этом моя задача выполнена? — надменно поинтересовался он.

Гарри нашел глазами ту лестницу, о которой шла речь. Очень длинная, с высокими ступенями, она змеилась по неровной поверхности стены.

— Да, — он обернулся к Малфою и достал портал, но прежде, чем отдать его, уточнил: — Где именно обитают тролли? Что-то их не видно и не слышно...

— Они тут, — уверил Драко. — Держись ближе к камням, и они тебя не заметят, — с показной вежливостью посоветовал он.

Поттер протянул стеклянную сферу. Малфой схватил ее, и Гарри произнес активирующее слово.

Оставшись один, он глубоко вздохнул и закашлялся. Запашок тут был на редкость убойной силы. Поторапливаясь, он начал пробираться к дороге наверх.

Вдруг раздался грохот. Поттер резко развернулся и увидел, как огромные камни заваливают вход, который привел его сюда. Не задумываясь, он бросился бежать прочь, ощущая, как дождь из щебня колет спину, а земля под ним дрожит. Поднялась пылевая завеса, которая помешала безопасно пробираться вперед, поэтому Поттер сбавил скорость и скоро вовсе остановился.


* * *

После нескольких пинков, заставивших Снейпа оставить сопротивление, пока ему на шею надевали петли от тех самых палок, что охранники всегда носили с собой, его вытолкнули из комнаты. Некоторое время он шел сам, но совсем скоро от невыносимой боли ноги подкосились. Пожиратели обматерили его и подхватили под руки.

Притащив узника под своды какой-то пещеры, они поставили его между двумя высокими столбами с цепями. Запястья освободили от оков и заковали в более тяжелые и толстые. Снейп узнал в незамысловатой конструкции дыбу. Выдавив из себя совсем немного магии, он отшвырнул Пожирателя, подтягивавшего к нему еще две цепи. Стоявший позади Крейг от злости ударил его в основание шеи.

Когда Северус очнулся, то ощутил пронизывающий холод. Разлепив тяжелые веки, он ужаснулся: его полностью раздели, а руки и ноги широко растянули в стороны, отчего пятки едва касались пола.

Услышав грузные шаги и рычание, Снейп чуть опять не отключился. Им овладел первобытный ужас, лишая возможности связно мыслить. Слабо чувствуя, что оковы находились под чарами, он старался собрать остатки волшебства, но сил почти не осталось.

Никогда еще он не был в таком глубоком отчаянии, чтобы страх взял верх над всеми остальными чувствами. Через минуту стало еще хуже, когда из-за массивной насыпи камней появилась безобразная морда горного тролля.


* * *

Гарри проделал почти половину пути, когда услышал голоса из-за невысокого холма. Видимо, шум обвала уже привлек внимание Пожирателей. Это было ему на руку, если часовые уйдут с поста. Он спрятался за ближайшую каменную плиту и притаился. Трое магов прошли мимо, переговариваясь между собой.

Из пары оброненных ими фраз Поттер понял, что одного из заключенных для чего-то привели сюда. Надежда затеплилась в груди. Едва стихли шаги, как Гарри подскочил и побежал в ту сторону, откуда они пришли. Он несся, очертя голову и не задумываясь, что может сломать себе ноги на скользких камнях.

Утробный рев где-то поблизости заставил его прибавить шаг. Пленника могли привести на ужин обитателям здешних мест, хотя Поттер не часто слышал, чтобы те ели человечину. Взбираясь на гору, за которой слышались возня и рык, он ободрал ладони о ребристые, острые камни, но быстро оказался наверху. Замерев, он, увидел тролля, а рядом с ним привязанного к двум столбам израненного человека.

«О, черт!» — выкрикнул внутренний голос.

Пульс резко подскочил, Гарри спрыгнул вниз и скатился по мелкой крошке.

— Эй, ты, урод! — заорал он, отвлекая внимание гиганта на себя. — Иди ко мне!

Тролль на это никак не отреагировал, беря трепыхающегося в цепях волшебника за руки и поднимая в воздух.

Гарри оторопел, когда заметил, как из-под набедренной повязки существа показался зеленовато-бордовый ствол. Поттер никогда не задумывался, что у троллей вообще имеются половые органы. И уж точно не желал увидеть их воочию. Больше от страха, чем от злости, он взмахнул палочкой, как хлыстом, и под потолок пещеры взвился истошный вопль.

Снейп повис на цепях как кукла, когда мощные пальцы разжали его плечи. Его оглушил рев за спиной, но это не помешало рассмотреть лежавший у его щиколотки обрубок руки и разбрызганную во все стороны кровь, отчасти попавшую на него. Он не мог отдышаться и не понимал, что произошло. Единственное, что он чувствовал, как желудок начинает сокращаться.

— Северус! — услышал он сквозь пелену шума и подумал, что сошел с ума.

С трудом повернув голову на голос, он заметил стремглав несущегося к нему Гарри Поттера. В зеленых глазах смешалось столько всего, но облегчение и ужас, наверное, преобладали.

Герой магического мира еще раз замахнулся на воющего тролля, и тот замолк, с грохотом повалившись на землю. Обогнув дыбу, Гарри, наконец, оказался возле Северуса. Быстро расколдовав на его руках оковы, он хотел заняться ногами, но Снейп не удержал равновесия, и пришлось его подхватить.

— Держись, — выдохнул Гарри, прижимая его одной рукой к себе, а другой послал заклинание в кандалы на худых щиколотках.

— Гарри, — едва шевеля губами выговорил Северус, не веря, что чувствует настоящее живое тело под руками, и даже глухо и как-то отчаянно засмеялся от облегчения.

— Мерлин всемогущий, они отдали тебя троллю... — сглотнул Поттер, ощущая, как колет в груди от мысли, что было бы, если бы он не успел; сделав глубокий вдох, он уверенно продолжил: — Давай убираться отсюда.

Не отпуская Снейпа, Гарри достал из кармана порт-ключ и активировал его.

— Что за..? — нахмурился он.

Они не сдвинулись с места, а шарик продолжал поблескивать.

Ничего не понимая, аврор повторил слова и побледнел, когда они не сработали.

— Тут действуют какие-то чары, — он прищурил глаза, — но я отправлял отсюда Малфоя. И он... вот гад! — вскрикнул Гарри, понимая, как его облапошили: Малфой смог аппарировать, потому как наверняка знал о чарах и входил в число тех, кого они пропускали.

Он перевел дыхание, ощущая свою вину за ситуацию. Сильнее прижав к себе нервно содрогающегося Северуса и, верно, не слышавшего ни слова из сказанного, он старался утихомирить эмоции и начать мыслить здраво.

— Мерлин мой, — прошептал Снейп севшим голосом в его плечо. — У него член, как мое бедро.

Гарри сразу догадался, о чем он.

— Не надо, не смотри, — он повернул их на месте, чтобы Северус не видел тела тролля.

Еще несколько судорожных вздохов, и Гарри серьезно спросил:

— Ты сильно ранен?

Снейп как-то странно дернулся, словно одна из мышц сократилась, и Поттер заткнулся. Северус пребывал в таком напряжении, что тело плохо слушалось, и было видно, как выделяются мышцы под прозрачной кожей. Синяки на ней уже отчетливо проявились и все больше наливались синевой. Жилка на виске отбивала барабанную дробь.

Гарри сглотнул, понимая, что вопрос был неуместным.

— Тебе очень больно? Не молчи. Я наложу обезболивающие чары, — зашептал он, дотронувшись до щеки Северуса, а потом начал быстро стягивать с себя верхнюю мантию.

Прикосновение дало положительный эффект. Снейп сумел стряхнуть с себя оцепенение и, кажется, немного собрался с мыслями.

— Обезболивающие чары не помогут мне бежать и не восполнят физические силы, но потратишься ты на них изрядно, — темный взгляд стал более сосредоточенным, а потрясение, которое Гарри отчетливо видел минуту назад, начало затухать. — Я смогу идти, — он запнулся, — только с твоей помощью.

Гарри кивнул, не совсем согласный, в тоже время прекрасно понимавший, что когда они поднимутся наверх, то там будет немногим проще. Пожиратели вряд ли позволят им просто так пройти мимо, поэтому трата магии должна быть оправданной. Он набросил одежду на плечи Снейпа, немного расширив ее.

— Вход завалило камнями, поэтому пойдем поверху, — сообщил Поттер. — Скоро сюда прибудут авроры.

Северус поблагодарил за мантию и быстро закутался в нее, осознавая насколько продрог.

— Если не трудно, то еще и ноги...

URL
2014-02-24 в 23:26 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Поттер исполнил его просьбу, наколдовав туфли, и наложил согревающие чары.

— Ты решил пригнать за мной весь Аврорат? — странным тихим голосом спросил Северус; усмехнуться у него не получилось — мышцы лица окаменели.

— Можно и так сказать, — хмыкнул Гарри и неожиданно обмер от взгляда бездонных глаз, смотрящих с неверием и усталостью.

Сердце пропустило пару ударов, а Поттер, не осознавая, зачем он это делает в такой сложной ситуации, поднял руку и осторожно провел ей по слипшимся от крови и пота волосам, а затем нагнулся и поцеловал разбитые губы.

Северус, даже если бы хотел отстраниться, то не смог бы, его продолжала бить нервная дрожь. Он тоже вряд ли воспринимал реальность правильно, потому что, противореча собственному телу и своей хваленой логике, больно вцепился длинными пальцами в бок Гарри и ответил на поцелуй, не обращая внимания на жжение и вкус крови.

Ему было горько и сладко от щемящих чувств в груди; холодно в районе желудка и жарко везде, где Гарри соприкасался с ним, пульс успокаивался, несмотря на то, что такие проявления внимания созданы совсем для обратной цели. Особое тепло пробиралось под кожу, согревая не только тело, но и душу.

Вдруг раздался звериный рык и топот, прерывая их. Когда волшебники отстранились друг от друга, Северус понял, что с ним осталось что-то светлое и бесконечно воодушевляющее от этого порыва Гарри, словно тот передал ему часть своей силы. Может, так и есть. Казалось, даже боль немного утихла.

«Глупый», — подумал Северус, но вслух ничего не сказал.

— Идем отсюда, — прошептал Гарри, глядя в сторону бегущих на рев убитого тролля волшебников и слыша ропот жителей подземелья.

Поттер скрыл их обоих чарами невидимости, и они отправились к лестнице, стараясь не идти по проделанным людьми тропам. Двигались они не очень быстро. Видя, как Снейп вздрагивает и морщится при каждом шаге, Поттер старался перераспределить его вес большей частью на себя.

— Еще около сотни футов, и мы на месте, — подбадривал он.

Северус становился все бледнее, а его движения неувереннее. Гарри скрипел зубами, успокаивая себя, что, как только они окажутся в Хогвартсе, то сразу же изведет на него весь арсенал зелий, а если не хватит, то разорит еще и закрома мадам Помфри.

Краем глаза он заметил белесое свечение и поднял голову. Патронус в виде лягушки пропрыгал по воздуху ко входу на верхние этажи тюрьмы.

— Скоро их тут будет много, — слабо констатировал Северус, проследив за взглядом Гарри. — Нам надо торопиться.

Сказать было проще, чем сделать. Подъем по лестнице вызвал еще больше осложнений. Через несколько шагов Северус не выдержал.

— Я... — он задохнулся от своей немощности. — Гарри, я... не могу, — сокрушенно выговорил он и сильно сжал губы.

— Ничего, — Поттер, уже подумавший о таком исходе, с готовностью пробормотал заклинание левитации и собрался поднять Снейпа на руки.

— Что ты..? — опешил тот, возмущенно отталкивая его руки. — Ни за что!

— Нам надо торопиться, — напомнил Гарри. — Если авроры начнут операцию, все Пожиратели начнут разбегаться по углам. Как ты думаешь, сколько времени им потребуется, чтобы обнаружить нас?

Снейп медлил несколько секунд.

— Я бы никогда на это не пошел, если бы не ситуация, — через силу произнес он.

— Не сомневаюсь, — слабо улыбнулся Гарри, взял его под колени и благодаря чарам с легкостью поднял.

Северус понемногу отходил от произошедшего, о чем свидетельствовало накатившее на него чувство стыда, от которого он был готов провалиться под землю. Тем не менее, крепкие руки Поттера внушали надежность и отчасти успокаивали, держа так, словно никогда не хотели отпускать.

Внизу живота скопилась липкая боль, а между ног стало сыро от крови. Северус не знал, насколько еще его хватит до того, как он свалится в позорный обморок. Пока он может хоть как-то шевелиться, Гарри с ним все же меньше мороки, чем с мертвым грузом бессознательного тела.

Передвигались они ненамного быстрее, и когда до входа осталось всего с десяток ступеней, на площадку выбежали тюремщики.

Гарри среагировал моментально: быстро поставил Северуса но ноги, и прижав к камням, прикрыл собой, стараясь слиться со стеной.

Волшебники пробегали мимо, едва касаясь невидимых беглецов. Когда последний проскочил мимо, Поттер быстро подхватил Снейпа и помчался наверх.

Перед Гарри распростерся широкий темный коридор, заставив застонать от досады.

— Отпусти меня, тут я смогу пройти, — прошептал Снейп.

— А если придется бежать? — возразил Гарри, осматриваясь.

— А если придется отбиваться? — в тон ему ответил Северус.

Где-то над ними раздались громовые раскаты и топот множества ног.

— Это авроры, — констатировал Поттер и двинулся дальше.

Впереди коридора замелькали огни и послышались голоса. Оба мага напряглись.

— Нам надо спрятаться, — торопливо проговорил Северус, кивая в сторону почерневшей от времени и обросшей мхом двери, — хотя бы тут. Скорее.

Гарри отпустил его и магией открыл дверь, затем помог войти внутрь, и прикрыл ее за собой.

Гул шагов приближался. Поттер сильнее сжал палочку, готовый в любой момент вступить в бой. Однако Пожиратели не заметили их. Топот не стихал ни на одну минуту даже спустя четверть часа.

Гарри почувствовал бедром, как вздрогнул рядом привалившийся к стене Снейп.

— Северус, — прошептал он, пытаясь привлечь его внимание, — все в порядке?

Снейп болезненно вздохнул.

— Спросишь, когда выберемся.

Поттер не стал выпытывать и прошелся по помещению, ощупывая его руками. Зажигать свет было чересчур опасно, учитывая плохую освещенность коридора и количество трещин в двери. Наткнувшись на трухлявые доски и очертив руками контуры старой кровати, Гарри случайно пнул еще и сломанный стул или что-то на него похожее. Больше ничего в комнатушке не было. Вернувшись ко входу, он попросил Северуса отойти оттуда подальше и левитировал всю рухлядь туда, чтобы сразу получить предупреждение, если кто-то пожелает войти.

— Пойдем присядем, — Поттер нашел Снейпа в темноте и, взяв за руку, повел к дальней стене. — Я думаю, они там надолго.

Ощущая, как тяжело Северусу становится стоять, Гарри согрел камни на небольшом пятачке пола и предложил опуститься на него.

— Нет, — прерывисто дыша, отказался мужчина, — это не лучшая... идея, — он оперся о камни спиной, вытирая выступивший на лбу пот.

— Ты... можешь прилечь, — ненавязчиво предложил Гарри. — Не мучай себя, ты еле стоишь. Я смогу подлечить некоторые из твоих ран. Это никак не повредит моему уровню магии.

Снейп послушал его лишь в одном. Ноги действительно не держали и пришлось медленно осесть на корточки.

— Нет, — коротко отрезал он, всеми силами стараясь не застонать.

Признаться Гарри, что именно причиняет ему боль, было хуже смерти.

Шум за дверью на несколько минут привлек внимание Поттера, заставляя прислушиваться к нестихающим звукам битвы этажами выше. Он вдруг вспомнил про зеркало, что дал ему Дейв. Достав его из кармана, Гарри зашептал заклинание. Темноту прорезал слабенький свет. Устройство было сделано так, чтобы свечение и звуки от него не распространялись дальше того, кто держит его в руках. Как раз для подобных случаев. Отражающая поверхность зарябила голубыми волнами, и на ней появилась картинка.

— Гарри? Где ты? — раздался приглушенный голос Кингсли.

Судя по всему, начальник Аврората стоял за пределами тюрьмы, так как за ним виднелись деревья, а его лысую голову покрывал капюшон, защищающий от дождя.

— На нижнем этаже, около пещеры с троллями, — негромко проговорил Поттер. — Мы спрятались в одной из камер и не можем пока выйти, тут кругом Пожиратели.

— Ты нашел его? — напряженно спросил Кингсли.

— Да.

— Он может передвигаться? Я привел целителей, — проговорил Бруствер и качнул головой куда-то в сторону.

— Он с трудом ходит, так что целители понадобятся.

Снейп рядом раздраженно проворчал, ослабив тугой клубок в груди Гарри.

— По крайней мере, присутствие духа точно осталось при мне, — буркнул Северус.

— Рад тебя слышать, — отметил Кингсли. — Держитесь. Как только авроры расчистят верхние этажи, то сразу же спустятся вниз. В любом случае Пожирателям сейчас не до вас, так что сидите тихо и не высовывайтесь. Они не станут выяснять...

Раздавшийся взрыв заглушил голос Бруствера. Все сооружение сотряслось, с потолка посыпалась пыль, и воздух камеры заполнился ей.

— Мы взорвали северное крыло, — сообщил Кингсли. — По возможности будьте на одном месте, чтобы было проще искать.

— Хорошо, — хрипло ответил Гарри.

Зеркало погасло, завершая разговор.

Поттер вздохнул и убрал его обратно в карман.

Северус выдержал еще несколько минут и все же скованно и дергаясь от колющей боли внутри прилег. Он сильно потел и прерывисто дышал.

«Наверное, стоит все же позволить Поттеру что-то сделать», — против воли в мозгу возникали безумные мысли.

Внутренности начали неметь в одних местах и гореть в других. Ноги и руки замерзали. Видимо, кровообращение замедлилось из-за потери крови.

— Можно? — спросил Гарри, почти неощутимо притронувшись рукой к бедру Северуса, но так и не положив ее.

— Нет... — вздрогнул тот и неожиданно застонал, но быстро прервал себя.

— Я подавлю боль, — не отставал Поттер, вспоминая ту ночь, когда в первый раз лечил его.

— Ты не понимаешь, — Северусу было сложно говорить.

— Чего? Что они сделали?

Гарри боялся услышать ответ.

Снейп не произнес ни слова и, судя по звукам, отвернулся.

Поттер от бессилия начал злиться и, забыв об осторожности и тактичности, взял его за плечи и быстро развернул к себе. Пользуясь замешательством Снейпа, он распахнул полы мантии и, опустив руку к его паху, подлез ею под бедра.

Гарри не пожалел разбитой губы ради того, чтобы понять, в каком состоянии Северус.

Снейп отскочил от него к другой стене, болезненно вскрикивая и почти задыхаясь.

— У тебя сильно течет кровь, — Гарри внезапно успокоился, кажется, удар в челюсть помог ему прийти в себя. — Если ты не подойдешь сам, то я обездвижу тебя и займусь твоим лечением. Тебе прекрасно известно, что я не причиню тебе вреда. Не для того я пришел сюда.

URL
2014-02-24 в 23:26 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Северус затих, пылая праведным гневом на такую выходку. Однако спорить тоже было бессмысленно, да и боль быстро подавила возмущение. Ему нужна была помощь, но язык не желал подчиняться, чтобы попросить ее.

— Сражаться мне не придется и я могу заняться тобой, — в голосе Поттера сначала слышались умоляющие нотки, а затем угрожающие: — В любом случае я не собираюсь смотреть на твои страдания.

— Один из пожирателей, — начал Снейп тихо и неохотно, отчего Гарри замолк, — пытался продырявить меня ножкой от стула, когда я его разозлил. Набойка от нее осталась во мне, — с трудом признался он, чувствуя, как мучительно краснеет, и радуясь, что темнота это скрывает.

До Гарри сказанные слова доходили долгих несколько секунд.

— О Мерлин! — всполошился он, подползая к Северусу.

Снейп затаил дыхание от нелепого испуга, когда его взяли за руку.

— Если я начну заживлять раны, она будет мешать, — теперь Поттер понял его отказ и нежелание рассказывать.

«Причем она может врезаться во что-нибудь внутри», — сглотнул Гарри.

— Если не остановить кровь, то ты скоро истечешь ей, — спокойно закончил он.

Снейп сильно напрягся и выдернул ладонь.

— Я не пойду на это, — прошипел он, понимая, к чему клонит Поттер. — Что может быть хуже?

— Умереть, может быть, — Гарри опять попытался дотронуться до Северуса, но тот не дался. — Не бойся, я...

— Даже не думай! — отрезал он.

Гарри вздохнул и повел палочкой.

Снейп упал, как подкошенный, и Поттер подхватил его, положив на теплый пол. Он знал, что пожалеет о своей вольности, но это сейчас его мало волновало. Главное остановить кровь и не причинить еще больше боли.



* * *

Северус пришел в себя и ощутил, что лежит на чем-то мерно поднимающемся. Опознать в темноте, что это, было сложно, но вот ощущения не подвели. Щекой и плечом он прижимался к чьей-то груди, и его обнимали, заведомо устроив так, чтобы было не тяжело тому, кто это делал, и удобно самому Снейпу. Ощущение теплой руки, находящейся у него между ягодиц, заставило его напрячься и сжать кулаки, сминая при этом материал мантии, которая все еще укрывала его.

— Не надо, — тихо предупредил Гарри, догадываясь, что задумал Северус. — Я накладываю на тебя чары и колдую обоими руками. Моя ладонь и не подумает двинуться дальше.

Быстро вспомнив все, что предшествовало его погружению в беспамятство, Снейп неожиданно для себя вспыхнул и разъярился до того, что захотелось придушить мерзавца собственными руками.

— Ты мне дорого заплатишь за это, Поттер, — зло процедил Северус. — У тебя нет прав принимать решения за меня и никогда не будет, — еще мгновение, и он готов был вырваться из рук Гарри и, если не ударить его кулаком, то отвесить заслуженную пощечину.

— Прости меня, — прошептал Поттер, едва касаясь губами темной макушки. — Я не делал ничего из того, что ты подумал. Удалить эту штуку можно было магией, что я и сделал. Я не трогал тебя.

Северус не верил.

— Зачем тогда оглушил? — прорычал он.

— Это не было бы приятно в любом случае. И очень больно. Северус, я прекрасно осведомлен о твоем трепетном отношение к личному пространству, и не собирался его нарушать. Ты бы никогда мне этого не простил.

— Поэтому ты сейчас так вцепился в меня? — едко выплюнул Снейп, поежившись. — Я бы прекрасно устроился на полу... без тебя!

Гарри вздрогнул от его слов и протолкнул неприятный комок в горле.

— Как только закончу колдовать, отпущу, — пообещал он. — Осталось немного. — В груди образовалась пустота.

Снейп недовольно вздохнул, и до него наконец дошло, что боль между ног больше не чувствовалась и, кажется, живот тоже не болел, словно он принял неслабую дозу обезболивающего, значит, Поттер потратил на него массу сил. Это слегка остудило гнев. Трансфигурация внутри человеческого тела — очень сложная операция и требует особых умений и много магии. Гарри уже демонстрировал свои познания в целительстве, поэтому сомневаться в нем не приходилось.

Через пару минут парень рвано выдохнул и отстранил подбородок от головы Снейпа, его грудь замерла. Кажется, он закончил.

— Как ты себя чувствуешь? — сдавленно поинтересовался он. — Болит где-нибудь?

Снейп не ответил, стараясь подавить раздражение.

— Северус?

— Глупый мальчишка, — хрипло гаркнул он, — зачем ты потратил на меня столько сил? Мы даже еще не выбрались.

Гарри облегченно вздохнул и, противореча недавно сказанным словам, крепче сжал кольцо рук вокруг худых плеч.

— Ты бы сделал так же, — ответил он. — Основательно потратиться я не успел. У тебя все еще сломаны ребра и очень много ушибов, а еще вывих левой ноги.

— Ерунда, — поморщился Северус.

Несмотря на то, что процесс лечения был завершен, он все же не стал вырываться или требовать, чтобы к нему больше не прикасались. Рядом с живым телом было значительно теплее, даже если не учитывать, что Поттер расположил его между своих коленей.

Окровавленная ладонь осторожно выскользнула из-под мантии Снейпа и легла ему на поясницу.

Северус промолчал, на мгновение прикрыв глаза. Несомненно он понимал, что нарушает свои собственные правила. Почему-то всего секунду назад было важно поставить мальчишку на место, а теперь, когда пришел черед отстранять, этого делать не хотелось.

— Как долго мы тут? Почему нас до сих пор не нашли? — словно спасаясь от собственных мыслей, спросил Снейп.

Губы Гарри слегка дрогнули в улыбке, когда он понял, что Северус уступил ему и на самом деле принимает его помощь.

— Почти полтора часа, как закончилось сражение. Обрушились лестницы и тайные лазы в этот коридор. Авроры сейчас разгребают их, — спокойно пояснил он.

— Ты проверял чары, блокирующие портал?

— Да. Они еще на месте. Кингсли сказал, что мастера уже занимаются этим.

— Может, стоит проверить еще раз? — настоял Северус.

Гарри достал маленький шарик.

— Если сработает, то мы переместимся в школу...

— Нам надо встать, — кивнул Снейп и зашевелился.

Когда они поднялись, Гарри активировал портал. Оба волшебника возблагодарили Мерлина, когда ощутили, как магия подхватывает их и уносит прочь от страшного места.

// — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —

От Автора: Жду ваших эмоций и догадок в комментариях. Они нужны автору, как воздух. Не в буквальном смысле, конечно, но все же с ними было бы приятнее работать над новой главой. ;)

URL
2014-02-25 в 14:16 

Эта глава и впрямь еще страшнее! Но она хотя бы закончилась спасением, что очень радует. Драко - сволочь, к дементорам его до конца жизни.
Вообще, я уж было подумала, что Макнейр и есть тот самый Главный Злодей. А он, оказывается, тоже пешка, у него тоже есть Хозяин. Охохо... Когда же Гарри наконец до этого гада сбрендившего доберется?..
Спасибо, Автор!

2014-02-26 в 15:42 

Kara Rigoureux
govindam ādipuruṣaṁ tam ahaṁ bhajāmi
очень здорово такой долгожданный и незапланированный подарок на др! спасибо!

2014-02-26 в 23:14 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, очень рада, что все понравилось и страсти не отпугнули.:cheek:
Kara Rigoureux, пожалуйста! Поздравляю с Днем Рождения!!

URL
2014-02-27 в 13:56 

Kara Rigoureux
govindam ādipuruṣaṁ tam ahaṁ bhajāmi
ljnkzncv, спасибо!

2014-02-27 в 13:57 

Kara Rigoureux
govindam ādipuruṣaṁ tam ahaṁ bhajāmi
ljnkzncv, спасибо!

2014-02-28 в 13:02 

Когда выйдет следующая глава: почему нет любви?

URL
2014-03-01 в 10:04 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гость, пишет:
Когда выйдет следующая глава: почему нет любви?
Пошла себя пинать и писать окончание главы. Спасибо))

URL
2014-03-14 в 00:26 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Перемещение длилось целую вечность, и как только оно закончилось, оба волшебника чуть не упали. Гарри устоял на ногах и поддержал Северуса.

— Мерлин и Моргана! — охнула Минерва, опрокинув чашку с чаем.

Вскочив с места, она в мгновение ока оказалась у неожиданно появившихся посреди кабинета Поттера и отстранившегося от него Снейпа.

— Северус, что с тобой случилось? — вскрикнула она, рассматривая покрытого пылью и заляпанного кровью Снейпа, и невольно потянула руку к его плечу.

Волосы и одежда Гарри тоже были серыми от обрушившейся на них в камере пылевой завесы.

— Нам нужно в покои профессора Снейпа, — проговорил Поттер, оглядываясь на камин.

— Минерва, все вопросы позже, — Северус остановил ладонь волшебницы, не позволяя дотронуться до себя. — Сейчас не время, — добавил он, посылая ей многозначительный взгляд.

МакГонагалл со страхом кивнула.

— Идите, — сглотнула она, беря себя в руки.

— Давай, Поттер, к камину, — прохрипел Северус.

Гарри помог ему дойти.

— Я позову Поппи, — прошептала Минерва.

— Не стоит, — качнул головой Снейп. — Поттер справится сам.

МакГонагалл приподняла бровь от удивления, но сказать ничего не успела.

Гарри взял порох и переместил их обоих в подземелья. Выходя в личных апартаментах Северуса, он завертел головой по сторонам:

— Где спальня?

— Там, — Снейп кивнул на одну из дверей.

Доставив его до кровати, Поттер расспросил, где можно найти все необходимые зелья, мази и бинты.

— У меня в лаборатории, в шкафу, что ближе всех к двери. Все флаконы подписаны, не ошибешься.

— Хорошо, посиди, я быстро, — Поттер метнулся к двери, но затормозил и обернулся. — Лаборатория — это комната рядом, или та, что в кабинете?

— Рядом, Гарри.

Больше не сказав ни слова, Поттер выскочил наружу.

— Что с ним произошло? — посреди гостиной, нервно заламывая руки, стояла МакГонагалл. Она крайне взволнованно посмотрела на Гарри, не делая попыток самостоятельно войти в спальню.

— Идемте, — Поттер не стал терять время и направился за всем необходимым; Минерва пошла за ним. — На мой дом утром напали Пожиратели. Профессор Снейп жил у меня с того момента, как разрушили Месмер. Меня дома не было, и Пожиратели увели его. Что там произошло, я пока в точности не знаю, но выясню, — Поттер говорил быстро и особо не задумывался, сосредоточив все свое внимание на том, что ему необходимо взять. — Спасибо Мерлину, что я смог найти его так быстро.

— Он плохо выглядит, — МакГонагалл помогла ему перебрать зелья и найти нужные. — Он сильно пострадал?

— Жить будет. Я немного подлечил его, пока мы прятались, — Гарри покусал губы, раздумывая, что лучше взять, настойку растопырки или крем на той же основе. Наверное, лучше крем.

— Я могу помочь? — Минерва придержала его за локоть, когда Поттер развернулся, чтобы пойти обратно.

В глазах директрисы было много эмоций, отчего ему стало немного совестно.

— Не надо. Он не позволит. Я сделаю все сам, не волнуйтесь, не впервой, — успокаивающе произнес он. — Поговорите с ним чуть позже. — Гарри выудил из кармана зеркало и протянул его волшебнице. — Свяжитесь, пожалуйста, с Кингсли и сообщите, что мы выбрались.

Минерва взяла предмет и неуверенно кивнула.

Поттер скрылся за дверью, оставляя ее со своими переживаниями. Войдя в спальню, он сгрузил все на тумбочку. Снейп сидел в той же позе, в которой он его оставил.

— Сначала сними болеутоляющие чары, — посоветовал он, — они защищают нервные окончания от любых воздействий, в том числе и зелий.

Гарри как раз собирался это сделать, но сначала занялся поврежденной ногой, которую нужно было вправить. Только после этого он начал колдовать.

Северус шумно втянул воздух и тихо сквозь зубы застонал, как только чужая магия развеялась, возвращая боль. Сидеть стало попросту невозможно и он, опираясь на тумбочку, встал на дрожащие ноги.

— Сначала кроветворное, — его глаза потемнели и лихорадочно заблестели.

Гарри быстро нашел несколько флаконов и подал Снейпу.

— Костерост последним, — хрипло выдавил он, когда Гарри протянул ему кубок.

Накачав Северуса всеми нужными зельями, Поттер с запинкой решил:

— Наберу тебе ванну.

Снейп покачал головой.

— Мне надо смыть с себя кровь и грязь, не хочу мариноваться во всем в этом...

— Хорошо, — немного удивленный, Гарри поддержал его под локоть, и они направились в смежную комнату.

Гарри оставил Северуса около комода, чтобы тот мог на него опираться, и включил душ. Настроив поток воды и температуру, он обернулся к ссутулившемуся и закрывшему глаза Снейпу.

— Ты не возражаешь, если я помогу тебе? — с беспокойством спросил он, ощущая, что должен уточнить это. — Ты выглядишь неважно.

Снейп не возразил, так как действительно не чувствовал в себе сил помыться самостоятельно. Непослушными пальцами он стащил с себя тяжелую мантию. Поттер подхватил ее и отбросил.

Приобняв Северуса за талию, он неторопливо подвел его к ванной. Помогая забраться в нее, он больше не заботился о приличиях и осмотрел бледное тело. Оно было сплошным синяком. Внутренняя сторона бедер окрашена бурым из-за подсохшей крови и немного серым — металлическая набойка трансфигурировалась в жидкость. Это было единственным более менее безопасным способом удалить ее. В темноте пещеры ничего этого не было видно, поэтому сейчас в груди Гарри нарастала буря злости и ненависти к человеку, который сделал это. Взгляд изумрудных глаз наполнился холодом, а кулак непроизвольно сжал мыло, и оно выскользнуло из пальцев.

Гарри выругался и потянулся за скользким кусочком.

Пока он его ловил, попал под град воды из душа и вымок.

— Поттер, что ты делаешь? — устало поинтересовался Северус, смотря на него сверху.

— Это мыло... — немного по-детски пожаловался тот.

— Магия, Гарри. Ты же волшебник, — в голосе Снейпа была незлая насмешка.

Помогая Северусу смыть с себя следы заключения, Поттер старался утихомирить ярость, забывая о том, что ему могут быть неприятны его прикосновения. Однако Снейп в действительности не чувствовал неудобств или потребности оттолкнуть его руки. Гарри не делал ничего, что пробудило бы в нем агрессию или чувство стыда. Зелья уже начали действовать, и боль стихала, позволяя воспринимать мир иначе.

Северус потянулся за бутылочкой с темно-фиолетовой жидкостью, стоявшей на полочке под зеркалом.

— Что это? — поднял бровь Поттер, утирая с лица воду.

— Надо промыть волосы. Терпеть не могу, когда они грязные, — поморщился Снейп, выливая немного шампуня на руку.

— О, — всего лишь произнес Гарри и больше ничего не сказал.

Когда с мытьем было покончено, он отложил губку и пустил воду через кран, заткнув при этом слив.

— Здесь слишком низко, помоги мне сесть, — попросил Северус, подавая руку, — ребра... не могу сам наклониться.

— Конечно, — Поттер оперся о кафель и позволил Снейпу держаться за его плечи: одной рукой он обнял его за талию и медленно опустил на дно.

Через пару минут Гарри принес из спальни заживляющие зелья и вылил их в воду.

— Мне уйти? — спросил он, поймав взгляд Северуса.

— А ты хочешь остаться? — тот слабо поднял бровь.

— Если позволишь, я хотел бы.

— Мне все равно, — Снейп медленно откинулся на бортик и вздохнул.

Гарри наколдовал себе табуретку и сел у стены.

— Расскажешь мне, что там произошло... в моем доме? — спросил он и негромко добавил: — Пожиратели уничтожили его, и теперь тебе лучше остаться тут, под защитой Хогвартса.

Северус перевел на него взгляд и долго смотрел. Его терзали странные чувства. Вроде бы, в доме Поттера он прожил не так уж и много, но успел привыкнуть к нему... как и к его хозяину.

— Мне жаль, — выдал он, и в его голосе была пустота.

URL
2014-03-14 в 00:26 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Да, мне тоже, — вздохнул Гарри. — Придется строить новый. Но уже в другом месте и позднее.

Повисла тишина, медленно превращавшаяся в неудобную.

— Я видел хозяина, которого ты так отчаянно ищешь, — Северус провел рукой по лицу, никак не реагируя на резко вскинувшего голову Гарри. — Этот человек выдает себя за тебя. Он — твоя полная копия, только глаза совершенно черного цвета, а взгляд совсем не живой.

— Он хочет подставить меня? — насторожился Гарри. — Как он назвался?

— Гарри Поттером конечно, — Снейп тоже задумался.

Гарри вскочил на ноги и забегал туда-сюда.

— Я должен поговорить с Кингсли.

— А еще я видел твоего недавнего дружка, — вспомнил Северус и поджал губы. — Дарена Вилла...

— Он предал меня, — недовольно выплюнул Гарри. — Я попросил Кингсли...

— Это не так, — прервал его Снейп и с укором поглядел на него. — Он сидел в соседней клетке со мной. Пожиратели использовали его для оборотного зелья и, возможно, не только для этого... — глухо заметил он.

— Вот дьявол, — на лице Гарри появилось вина. — Он был там? Ты уверен?

— Он представился, — прохладно обронил Северус; заметив, как Поттер что-то активно соображает, вероятно, загорается желанием спасти своего “друга”, он нехотя предложил: — Ты можешь не тратить время зря и пойти помочь аврорам вытащить его. Ему уж точно нужна помощь, он пробыл там довольно долго и вполне мог тронуться умом... — в его голосе незаметно для него самого сквозило нечто похожее на разочарование.

Гарри поднял бровь, уловив это и видя, как Северус брезгливо морщится и отворачивается.

«Считает, что я брошу его после всего случившегося и побегу за Дареном? С чего вдруг? — понимание, чему он стал свидетелем, пронзило Поттера ударом молнии. — Он, никак, ревнует?!»

— Авроры вытащат его. Я уже отыскал того, кого хотел, — снисходительно проговорил Гарри. — Мне действительно придется уйти через некоторое время, но сначала я уверюсь, что ты полностью в порядке и можешь справиться со всем сам. И не надо воспринимать мои слова неправильно. Ты знаешь, что я не тот, кто станет рассуждать о несправедливости жизни.

Слова Поттера достигли своей цели: Северус не стал возражать, сил на такую ерунду не осталось. Пусть сегодня его опять потрепали — он смог выстоять и сохранить рассудок. В конце концов, сносить побои и насилие ему не в новинку, но вот встреча с троллем стала серьезным испытанием для его психики. Вряд ли Снейп согласился бы терпеть все эти унижения, если бы знал, что его ждет ТАКОЕ. Может, и лучше, что не знал.

Прикосновение к волосам заставило вернуться к реальности. Гарри опустился на колени, положив одну руку на бортик, а другой поправил сползшие на лицо Северуса влажные пряди. Его голова была склонена на бок.

— О чем задумался? — тихо спросил он.

«Повезло, что он так быстро нашел меня, — уныло подумал Снейп, вглядываясь в зелень глаз. — И как он это сделал? Он что-то бормотал про Драко...» — с трудом вспомнил Северус.

— Как ты нашёл меня?

Гарри слегка улыбнулся.

— Потряс Малфоев. Люциус проболтался, что многие Пожиратели обитают в тюрьме. Времени было мало, и я сразу же отправился туда, — он покусал губу и с беспокойством поглядел на Северуса, который по нему понял все без слов.

Если бы Поттер промедлил хоть на пару минут, то его смерть была бы долгой и мучительной, и совершенно незавидной.

— Драко провёл меня тайным ходом, а потом обманом ускользнул.

Снейп неглубоко вздохнул — ребра побаливали от малейшего движения.

— Драко не был в курсе, зачем тебе понадобилось штурмовать Подземелья? — поинтересовался он, наблюдая за тем, как синяки на его коже начинают менять цвет и исчезать.

— Нет, — Поттер покусал губу.

— Думаю, тебе стоит идти, Гарри, — тяжело заметил Северус. — Если Авроры найдут Вилла, то они получат информацию, которая подорвет к тебе всякое доверие. Тебе нужно предупредить Кингсли о двойнике.

Поттер уже подумал о таком развитии событий, но оставлять Снейпа одного не хотел.

— Я предупрежу, — он сложил руки на груди, чтобы унять раздражение, — но я хочу пока побыть тут.

— Я справлюсь, а вот у тебя могут быть большие проблемы, — упрямо настаивал Северус. — Если мне понадобится помощь, я позову домовика.

Гарри разрывался между голосом разума и зовом сердца. Попади в общество новость, что Гарри Поттер обратился к тьме, и его жизнь превратиться в ад. С бесконечными допросами и беседами с целителя-мозгоправами, ещё и под стражу возьмут. Конечно, все это произойдет, только если Кингсли позволит. Учитывая недавний срыв Поттера из-за зелья, это посеет сомнения в разуме начальника.

— Ты точно будешь в порядке? — тихо уточнил Поттер, чувствуя себя отвратительно.

Северус видел в глазах Гарри искреннее желание остаться, но понимал, что промедлением они могут упустить момент, и ситуация выйдет из-под контроля. Кто-то хочет крупно испортить жизнь Герою Магического мира.

— Да, буду. Ступай, — для верности, Снейп добавил в голос побольше убежденности. — У меня случались дурные времена, и, как выяснилось, сломать меня не так просто, — его губы изогнулись в саркастичной усмешке.

Поттер неохотно кивнул.

— Я попрошу эльфа помочь тебе, — добавил он, разворачиваясь.

— Своего безумного поклонника? — хмыкнул Северус.

Гарри остановился.

— Нет, — он направился к двери. — Добби погиб.

Когда Гарри ушёл, Северус ещё несколько секунд смотрел на дверь и не мог понять, почему в груди стало так тяжело от повисших в воздухе слов.

URL
2014-03-14 в 00:27 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Поттер поднялся в кабинет директора и постучал.

— Входите.

Как только он оказался внутри, сразу же уловил немой вопрос от МакГонагалл.

— Он будет в порядке, я предупредил Винки, чтобы она присмотрела за ним, — произнес Гарри. — Лучше навестите его через полчаса, я оставил его в ванной.

Минерва приподняла брови.

— Он позволил вам... с ним..? — от удивления запнулась она, но вовремя спохватилась и кашлянула. — Я навещу его позднее. Теперь, я надеюсь, он останется тут? — с намеком строго вопросила директриса.

Гарри кивнул.

— Я не стану больше рисковать его жизнью. То, что произошло, полностью на моей совести, — он глубоко вздохнул и направился к камину. — Вы связались с Кингсли?

— Да, он еще в том месте, откуда вы пришли. Если информация не секретна, могу я поинтересоваться, где это?

— Подземелье Троллей, — бросил Гарри. — Мне нужно идти, мадам. Сообщите мне, если состояние профессора ухудшится?

— Хорошо, — Минерва подошла к нему. — Будь осторожен, — она отдала ему зеркальце и убрала руки в рукава.

— Постараюсь, — Гарри засунул его во внутренний карман жилета. — До скорой встречи, — он взял порох и исчез в вихре огня.

Оказавшись в Аврорате, он отправился в общий зал и взял портал. Уже через несколько минут он был на том же месте, куда его аппарировал Малфой.

Заметив поднимающийся дым в нескольких сотнях футов от него, он побежал туда. Дождя не было, но земля все еще оставалась очень сырой, и он не раз и не два утопал в грязи. Пока Гарри добирался до “главного входа” тюрьмы, то изгваздал брюки чуть ли не выше коленей. Подземелье Троллей снаружи походило на невысокое, очень длинное заброшенное здание с узкими окнами, которые закрывали решетки с острыми шипами. Сколько этажей находилось под землей, Гарри не имел понятия. Сейчас часть сооружения была попросту разнесена мощным взрывом. Сражение, вроде бы, закончилось, потому что по руинам ходили авроры и целители.

Порыв ветра заставил Гарри вспомнить, что мантия осталась в Хогвартсе, и он наложил на себя щит против ветра и согревающие чары.

Встретив нескольких авроров, он узнал, где Кингсли, и пошел в сторону уцелевшей части тюрьмы. Войдя внутрь, Поттер огляделся. Возвращаться сюда было последним, чего он сейчас хотел, но, видимо, это неизбежно. Следуя по узкому коридору, а потом по лестнице вниз, он не переставал сжимать палочку в руке и пожалел, что плохо рассмотрел тех Пожирателей, которых встретил в подземелье. Скорее всего они-то и издевались над Северусом. Как же он хотел сейчас на них наткнуться!

— Гарри, — окрикнул его знакомый голос.

Ему навстречу поднимался Кингсли в сопровождении нескольких целителей, левитировавших носилки с людьми, накрытыми простынями.

— Кто это? — спросил Гарри у шефа, указывая на погибших.

— Мы обнаружили в подземельях узников, — покачал головой Бруствер. — Взрыв нанес большой урон. Мы и подумать не могли, что некоторые камеры заполнены метаном. Честно говоря, у меня складывается впечатление, что это было устроено намерено, потому что не выжил ни один заключенный. Пожиратели попрятались в подземельях с троллями. Мы туда тоже добрались.

— Выход оттуда завалил Малфой, — сообщил Гарри. — Они не выберутся.

— У Пожирателей случилась стычка с троллями, и те некоторых разорвали или просто затоптали.

— А наши?

— Никто не пострадал. Как Северус? — Кингсли понизил голос, хотя в этом не было особой необходимости, так как целители давно ушли.

— Я накачал его зельями и оставил дома, — намеренно не упоминая школы, произнес Гарри. — Он кое-что выяснил. Нам лучше поговорить об этом в другом месте.

Начальник нахмурился и согласно кивнул.

— Отправимся прямо сейчас, — Кингсли достал из кармана светящийся шар. — Вперед, — взглядом указал он Гарри на порт-ключ.

Спустя минуту Гарри сел в кресло у камина в кабинете Бруствера.

— Так значит, Малфой сбежал? — спросил старший маг, с облегчением опускаясь на диван. — Он не переместился в Аврорат.

— Я не учел, что он может входить в число тех, кого антиаппарационный барьер пропускает.

— Чувства не должны затуманивать здравый смысл, Гарри. Ты слишком поддался им. В следующий раз это может стоить тебе жизни.

Поттер сжал зубы и не возразил начальнику.

— Ты сказал, что Северус что-то узнал? — не собираясь отчитывать подчиненного дальше, напомнил Кингсли. Этот день и так слишком затянулся.

— Он сказал, что хозяин Групп похож на меня. Точнее, моя копия, за исключением глаз — у него они черные.

Брови Кингсли образовали ровную линию, а взгляд пронзил Поттера насквозь. Он молча думал довольно долго, и Поттер его не прерывал.

— Мало того, что этот безумец сеет смерть, он делает это под твоей личиной. Это смахивает на крушение идеалов, Гарри. Очень плохо, — Кингсли посмотрел на гору бумаг на своем столе и добавил: — Я соберу совет утром. Необходимо обсудить все в узком кругу, — в его голосе звучал намек. — Министр должен знать обо всем, пока не попался на одну из ловушек лже-тебя, как я когда-то.

— А Малфой?

— Люциуса я еще раз допрошу. Драко мы найдем.

— Дарен Вилл не был предателем, — заявил Гарри. — Снейп сказал, что разговаривал с ним...

— Его нашли, — подтвердил Кингсли. — Он находился в одной из клеток, в которых держали заключенных. Когда потолок обвалился, его придавило. Он погиб.

Гарри втянул воздух через нос и повел плечами.

— Я буду у Рона, — предупредил он ровно и встал.

— Я пришлю к тебе патронуса, если что-то изменится, — кивнул Кингсли.

Поттер покинул кабинет шефа и отправился к себе.


* * *

Пока он брел по коридору, достал палочку и прошептал заклинание. Рядом с ним плавной походкой и с гордо выгнутой грудью выступал олень.

— Скачи к Рону Уизли и передай: “Зайди ко мне, если свободен, я в Аврорате. Желательно, прямо сейчас”, — продиктовал Гарри и скомандовал: — Вперед!

Патронус взвился на дыбы и ускакал по воздуху, просочившись через потолок.

Зайдя в кабинет, Гарри плотно прикрыл за собой дверь и остановился посередине комнаты. Проделав несколько сложных движений палочкой, он проверил помещение на наличие подслушивающих и подглядывающих жучков. В Аврорате стоят специальные чары на этот счет, но не мешало проверить — хорошо ли они защищают.

Палочка дернулась в его руке и указала на окно. Поттер стремительно подошел к нему и прищурился, тщательно осматривая рамы и подоконник. Подсветив Люмосом, он заметил заблестевший бочок шпиона. Просунув руку под оконный выступ, он вытащил оттуда жучка, не больше божьей коровки. Наложив на него чары выявления, Гарри раздавил пакость.

«Вот как он следил за мной!», — разозлился он.

До прихода Рона Поттер продолжал обследовать свой кабинет, но больше ничего не нашел.

— Привет, друг, — обронил Уизли, когда вошел. — Как все прошло? Нашел его?

— Да, — кисло откликнулся Гарри. — А еще я нашел прослушку у себя в кабинете.

Рон замолк и насторожился.

— Кажется, все, что мог, нащупал, — он опустил палочку. — У меня большие проблемы.

— Что случилось?

— Ублюдок, что собрал вокруг себя Пожирателей, копирует меня внешне и, по всей видимости, хочет подставить.

Глаза Рона расширились.

— Ты его видел?

— Нет, профессор Снейп видел.

— Он с ним разговаривал?

— Не знаю, — мотнул головой Гарри. — Как только он мне рассказал, я отправился к Кингсли.

«И, черт побери, ни о чем больше не спросил. Я дебил!» — самокритично подумал Гарри.

Рон закусил губу и задумался.

— Нам нужно придумать какое-нибудь кодовое слово, чтобы понять с кем разговариваем, — констатировал он серьезно и ухмыльнулся. — Предлагаю что-нибудь простенькое, чтобы я не забыл.

У Гарри юмор не вызвал ни малейшего веселья.

— Собственно, я для этого тебя и вызвал. Предупреди Гермиону и всех своих, чтобы больше не доверяли мне без проверки.

— Само собой! — хмыкнул Рон. — Предупрежу, чтобы сразу били заклинанием, не раздумывая.

— За что ты меня так? — покачал головой Поттер на неисправимость друга.

— От большой любви, конечно же, — Рон хлопнул его по плечу. — Ты теперь живешь у нас, — добавил он и предупредил, — постарайся не очень нервировать своим рассказом о злоключениях Гермиону, ей сейчас вредно волноваться, — он с гордостью выпрямился и довольно улыбнулся.

URL
2014-03-14 в 00:27 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гарри приподнял бровь и тоже невольно улыбнулся.

— Я счастлив за вас. Передай ей мои поздравления.

— Угу, сам передашь.

— Может, тогда не стоит мне...

— Даже не думай, — предостерег Рон. — Ты член нашей семьи, и мы всегда тебе рады. Твои вещи я сгрузил на чердаке, тебе нужно будет их просмотреть. Кое-что, думаю, все же стоит выкинуть.

У Гарри на душе стало чуточку легче и светлее.

— Спасибо, Рон, — выдохнул он. — Я приду, как только проведаю профессора.

Рон сразу же помрачнел, и у Гарри сжался желудок от того, что друг мог сказать.

— Пожиратели не сильно его потрепали? — вместо насмешки в голосе Уизли были настороженность и сочувствие.

Гарри открыл рот, чтобы ответить в общих чертах, но отчего-то промолчал.

— Что? — в голубых глазах появилась озабоченность.

— Все нормально, он выжил, это главное, — уклонился от ответа Гарри и невольно отвел взгляд.

Рон сразу заподозрил что-то неладное. Он мог, конечно, не обращать внимания и сменить тему, все-таки что-что, а судьба бывшего преподавателя, который регулярно мотал ему нервы, не очень-то волновала его, но Уизли не мог наплевать на собственного друга. Гарри вряд ли бы так сильно испугался за человека, который был ему безразличен. Снейп отчего-то стал дорог ему. Гермиона убеждала, что это действительно серьезно, да и сам Рон это заметил по ужимкам Поттера. Пусть тот прекрасно скрывал чувства, но ведь влюбленные многого не замечают за собой.

— Ты что-то не договариваешь, — прямо выдал Уизли. — Я не стану насмехаться, клянусь. Расскажи.

— Не в этом дело. Хотя насмешки определенно нежелательны, — фыркнул Поттер и повел плечами от ощущения холодка, проскользнувшего под кожу. — Я не хочу рассказывать. Они поиздевались над ним на славу.

Рон побледнел. Кому как не ему знать этот взгляд Гарри, пусть сейчас в нем не было той загнанности и безнадежности, но отвращение явственно читалось во всех своих оттенках. Он видел его пять с лишним лет назад, когда нашел Поттера лежащим на полу в грязной камере. Полуобнаженного и безмолвно смотрящего в одну точку. Уизли мотнул головой, прогоняя наваждение.

— Мне жаль, — тихо пробормотал он. — Я бы такого ему не пожелал.

Гарри сглотнул, благодарно взглянув на Рона.

— Я бы никому такого не пожелал.

Несколько секунд они смотрели друг на друга и хранили молчание. Рон поджал губы и покосился на часы.

— Уже восемь. Если у тебя есть еще дела, то поторопись, Гермиона не любит, когда опаздывают на ужин.

Поттер ухмыльнулся.

— Я постараюсь.


* * *

Северус просидел в ванне, пока вода не остыла, и тело не покрылось гусиной кожей. Синяки полностью сошли, а вот кости продолжали неприятно ныть, хотя не так сильно, как прежде. Еще несколько часов, и будут как новенькие. В остальном все оказалось намного лучше. Гарри действительно не жалел сил на него, а зелья всего лишь доделали ту малость, что осталась.

С помощью эльфийки, с которой договорился Поттер, он перебрался в спальню. Маленькая надоеда все пыталась накормить его, но он наотрез отказался. Одна мысль о еде нервировала желудок.

Кровать уже была расправлена, и Снейп со вздохом откинулся на подушки, расслабляясь. Он очень долго смотрел в потолок и прислушивался к тишине. В ушах все еще стоял рев тролля, а в носу — противный запах подземелий. Одно то, что он сейчас тоже находится под землей, вызывало тревогу. Понимание, что он действительно выбрался оттуда, приходило очень медленно. Можно избежать смерти и боли, но память еще не раз напомнит о тех минутах. Лишь время поможет влиться в привычный ритм жизни, из которого насильно вырвали.

Северус прикрыл глаза, надеясь, что усталость возьмет верх, и он заснет, но нет. Спустя несколько минут тишина превратилась в гнетущую, а воображение оживило страхи. Стало казаться, что вот-вот к нему протянутся и схватят массивные руки, чья мощь отпечаталась на плечах, а горячее смердящее дыхание опалит спину и шею.

Снейп подавился воздухом, нервно вздрогнув, и опять уставился в потолок. Поведя рукой, он с облегчением обнаружил, что магия к нему постепенно возвращается, потому что огонь в камине и на свечах вспыхнул ярче.

Сегодня его вряд ли ожидает мирный сон, и провести его в полумраке он не собирался.

Раздался хлопок, заставивший Северуса вцепиться мертвой хваткой в одеяло.

— Простите, сэр, профессор Снейп, — пролепетала Винки. — Директор МакГонагалл желает с вами поговорить. Винки попросили узнать у профессора, может ли он принять ее?

Северус разжал пальцы и стер с лица выступившие капельки пота. Он с трудом сел и спустил ноги на пол. Пижама была неудовлетворительным нарядом, чтобы встретиться с дамой, поэтому он попросил:

— Подай мне халат, будь добра.

Облачиться в свои одежды сейчас было задачей невыполнимой. Если только магией, точнее силами Винки, но он не чувствовал в этом особой нужды. Халата будет достаточно. В конце концов, Минерва вполне его поймет, учитывая тот вид, в котором ей пришлось лицезреть коллегу при появлении в замке.

Домовиха принесла ему требуемую вещь.

Северус, не торопясь, надел ее и, застегнувшись, повязал пояс.

— Наденьте еще носки, сэр, — заботливо посоветовала Винки, копошась в большом шкафу профессора. — Вот эти, — она принесла ему пару.

Снейп проворчал себе что-то под нос, но смирился.

— Передай директору, что я приму ее, — произнес Северус, выходя из комнаты. — Я буду в гостиной.

Спустя почти сорок минут Северус сам себе дивился, как долго может сносить наставления и порицания Минервы МакГонагалл, плавно перетекающие в квохтанья и стремление накормить его, и, все-таки ей удалось его довести. Не выдержав, он с достоинством поднялся и удалился к себе в спальню. Туда она не осмелилась последовать за ним, хотя и пригрозила, что если утром он не появится на завтраке у нее в кабинете, то она насильно его туда притащит, а потом отведет в медицинское крыло.

Северус гордо молчал, пока она высказывалась, после чего ровно заметил через дверь, что если она продолжит давить на него, то к утру ноги его в замке не будет. Минерва невозмутимо фыркнула.

— Ты забыл кто я, Северус Снейп? — угрожающе начала она. — Хогвартс не выпустит тебя, так что считай, что ты под домашним арестом.

Снейп собрался огрызнуться, но внезапно его пробило на смех, немного нервный.

Он привалился к стене, не обращая внимание на взвывшие ребра. Северус открыл дверь, как только отсмеялся и поглядел на раскрасневшуюся от гнева МакГонагалл.

— Я приду, Минерва, только давай закончим.

Женщина вздохнула и довольно кивнула. Ее порадовало хотя бы то, что она заставила его повеселеть и согнала мертвенную бледность с впалых щек.

— Так и быть, — сдаваясь, заключила она. — Гарри сказал, что ты больше никуда не собираешься. Я усилю защиту замка вокруг твоих апартаментов. Чуть позднее нам с тобой нужно будет обсудить начало учебного года.

— В моем прикрытии больше нет нужды, — посерьезнел Северус. — Пожиратели узнали, что я жив.

— Они раскрыли Гарри? — испугалась Минерва.

— Да, — нехотя кивнул Снейп. — За мной... или за Поттером пришел сам хозяин, — он задумался, стоит ли рассказывать о новой информации, но быстро пришел к решению. — Этот человек оказался копией Поттера, но темнее и бесчеловечнее. Словно его отражение.

Минерва слушала не прерывая, а по ее коже бежали мурашки.

— Не знаю, как ему удалось достичь такой идентичности. Определенно не с помощью оборотного зелья. Глаза лже-Поттера были абсолютно черными, не похожими на человеческие, и говорил он с надменностью, которой от Поттера я прежде не замечал, — Северус замер, припоминая все в мельчайших деталях. — У него на лбу не было шрама. У нашего Поттера он поблеклый, но есть...

— Может быть, чары, меняющие внешность? — резонно заметила МакГонагалл.

— Может, — согласился Северус. — Главное не то, что он нацепил чужое лицо, а то, что если он покажется в таком виде в сопровождении армии Пожирателей, это станет большим шоком для общественности.

— Считаешь, он сделал все это, чтобы уничтожить Гарри? — вздрогнула Минерва. — Нужно немедленно...

URL
2014-03-14 в 00:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Поттер уже отправился в Аврорат, чтобы поговорить с Кингсли.

— Это мог быть кто угодно, — продолжила Минерва. — Изменить внешность может любой.

— Но изобразить Поттера — не каждый, — веско возразил Северус. — Недавно мы выяснили, что в шпионы Поттер попал не по своей воле.

— То есть? — нахмурилась МакГонагалл

— Уже очевидно, что не кто иной, как лже-Поттер, пришел к Кингсли вместо Гарри и разыграл перед ним сцену, что очень хочет попробовать себя в шпионаже. Кингсли, ничего не подозревая, его взял, и на следующий день официально принял в штат.

Минерву такие новости поразили не меньше, чем его в первый раз.

— В тюрьме я повстречал Уолдена Макнейра, — поморщился Северус от своей забывчивости. Нужно было рассказать об этом Гарри.

— Почему-то такие люди всегда выживают, — прервало его мысли негодование Минервы, — чтобы продлить свое существование и муки другим.

— Не обманывайся, они получают особое удовольствие от своего существования и того, что делают с другими. Это зачастую единственная их цель и радость.

— Что и ужасно.

Северус усмехнулся.

Минерва вдруг напряглась.

— Что? — насторожился Снейп.

— Кто-то хочет пройти через мой камин, — сказала колдунья. — Я должна идти. Завтра жду тебя на завтраке, — пригрозила она пальцем.

Северус нехотя кивнул.

Минерва попрощалась и с хлопком исчезла.

Снейп постоял в дверях, после чего закрыл дверь в спальню и вернулся к кровати. Взяв с тумбочки журнал, который оставил там долгие месяцы назад, когда уезжал из замка на летние каникулы, он постарался припомнить, что хотел найти в статьях по редким животным.

«Ах, точно, медузы, зелье от морской лихорадки», — тогда его отвлекли вызовом из Святого Мунго, и он не закончил чтение.

Кажется, остановился он на исследованиях Сильвестра Боуди, так что план на вечер был составлен. Все равно поспать вряд ли удастся, так лучше отвлечь себя от недавних событий.

Забравшись в постель, он подложил под спину все подушки и раскрыл журнал на нужной странице.

Северус успел прочесть всего пару абзацев, как услышал стук в дверь и застыл, подняв голову.

— Войдите, — разрешил он, сильнее чем требуется сжимая страницы.

В комнату вошел Гарри и мягко улыбнулся.

— Это я, — сообщил он. — Профессор МакГонагалл дала мне пароль от твоего камина. Правда, сначала устроила допрос, — усмехнулся он.

— Я ей кое-что рассказал.

— Все верно, — одобрил Гарри и продолжил чуть лукаво: — Она сказала, что ты уже начал ругаться и излил на нее смертоносную дозу яда. Можно считать, что ты чувствуешь себя лучше?

— Она, как всегда, льстит мне, — проворчал Северус.

Гарри подошел к нему и наколдовал себе стул.

— Ты не ответил, — напомнил он, усаживаясь. — Как самочувствие?

— Намного лучше. Ребра еще беспокоят, а так ничего, — Снейп решил не темнить, почему-то не хотелось играть с Гарри в какие-либо игры. — Ты поговорил с Кингсли?

— Да, я все рассказал, — кивнул Поттер и поднял руку с палочкой. — Ты не возражаешь, если я тебя осмотрю?

— Не возражаю, — чопорно и тихо позволил Северус.

Глаза Гарри вспыхнули, и он поспешно зашептал заклинание. Как только он убедился, что Снейп говорит правду, то успокоился.

— Я хотел бы, чтобы ты рассказал в подробностях, что именно ты видел, когда пришел мой двойник, — попросил Гарри. — Если не хочешь сейчас, то можно завтра, — сразу же добавил он.

Северус сообщил все, что вспомнил, добавив туда то, что он узнал и узрел находясь в заключении.

— Дарен погиб, — осведомил Поттер, как только тот закончил монолог.

Северус не испытывал особых чувств по этому поводу, но почему-то посчитал, что Гарри нужно знать его мнение.

— Мне жаль, — скупо обронил он.

Поттер кивнул.

— Завтра Кингсли устраивает собрание, так что, я думаю, надо выспаться перед этим, — он бодро поднялся со стула и развеял его. — Я завтра навещу тебя, — уже печальнее добавил он.

— Где ты будешь жить? — отстраненного поинтересовался Снейп.

— У друзей, — Гарри попытался улыбнуться, но не получилось.

Северус смотрел на него и опять-таки видел нежелание уходить. По удивительной случайности, их желания совпадали.

— Если хочешь, можешь остаться у меня, — осторожно и слегка нервничая предложил он. — У меня кровать ничуть не меньше той, что была в твоей комнате.

— Думаю, не стоит. После произошедшего тебе будет неприятно чужое присутствие в твоей постели, — усмехнулся Поттер и отвел взгляд, стараясь не показывать своего расстройства. — Я не хочу...

— Гарри, — спокойно прервал его Северус. — Если ты не против, то я хотел бы поспать этой ночью. Если ты останешься тут, я буду уверен, что мой карманный герой не даст кошмарам растерзать меня.

Поттер был поражен до глубины души этим признанием. Ожидать, что Северус настолько доверяет ему, было глупо, но, как оказалось, не безнадежно. Тот готов был подпустить его к себе даже после случившегося! Гарри боялся, что придется начинать все сначала, и не учел, что со Снейпом всегда все иначе.

Поттер мотнул головой, выдворяя мириады мыслей за пределы сознания, и легко улыбнулся.

— Если ты в самом деле не против, то я останусь, — уже спокойнее произнес он.

— Тогда меньше слов и вперед, в душ, — махнул рукой Северус. — От тебя все еще пахнет троллями, — наморщил он нос.

Поттер кивнул и пошел в ванную. Там он первым делом отправил патронуса к Рону с извинениями, потом позвал Винки.

— Принеси мне, пожалуйста, пижаму моего размера. Очень не хочется трансфигурировать свои вещи, — сказал он ей.

— Винки принесет, — закивала домовиха и исчезла.

Гарри разделся и залез под душ.

URL
2014-03-14 в 00:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Северус усиленно делал вид, что читает, но на самом деле незаметно наблюдал за Гарри, который устраивался по другую сторону постели. Поттер взбил подушку, которую Снейп любезно ему одолжил, и залез под одеяло. Палочку он положил рядом, и это движение напомнило Северусу, что он лишился своей.

— Думаю, на этот раз мне придется самому навестить лавку Оливандера и подобрать сразу несколько товаров, — пробормотал он, откладывая журнал и устраиваясь поудобнее.

— Если хочешь, завтра после собрания слетаем к нему, — предложил Гарри и вспомнил: — Забыл сказать, что твой Омут Памяти не пострадал от огня, я оставил его у Рона дома, как и те книги, что нашел в подвале.

— А зелье?

— Оно также осталось цело, я отнес его к профессору Риски, и он его проверил. Я принял антидот, когда отправился за тобой, — успокоил Поттер. — Больше никаких галлюцинаций не было. Спасибо.

— Не травись больше, — хмыкнул Северус, — это станет лучшей благодарностью.

— Я постараюсь.

Снейп потушил свечи, и комната погрузилась в полутьму, разгоняемую бликами от огня в камине.

— Спойной ночи, Гарри.

— Спокойной, Северус. Я буду тут.

Снейп фыркнул и повернулся на бок. Стоило действительно попытаться заснуть, раз уж Поттер оказал ему такую любезность.

Гарри наслаждался мягкостью постели и рассматривал спальню. Прежде такой возможности ему не представлялось, а любопытство требовало удовлетворения. Комната вполне себе просторная, но без окон, с множеством свечей и шикарным камином. Полы устланы коврами, а стены задрапированы гобеленами в слизеринских тонах. Здесь не ощущалось холода, скорее только тепло и уют.

Сна не было ни в одном глазу, поэтому он долго лежал прислушиваясь к тихому дыханию явно не спавшего Северуса. Мужчина был напряжен, но, кажется, не из-за присутствие Гарри.

Поттер еще несколько минут наблюдал за ним и думал, стоит ли поддаться чувствам?

Проиграв самому себе, он выдохнул и решился, надеясь, что этим все не испортит. Медленно пододвинувшись к Снейпу, он прижался к вмиг окаменевшей спине и осторожно обнял мужчину.

— Расслабься. Здесь никого нет и не будет, — зашептал он очень тихо. — Поспи.

Снейп смотрел в полумрак и не мог произнести ни слова из-за перехватившего спазмом горла. Крепкие надежные руки заключили его в объятья, и он словно оказался там, где так хотел очутиться. В безопасности.

Здесь никого нет, только Гарри.

Его Гарри. Он всегда поможет, теперь это ясно.

Плечи Северуса начали расслабляться, и он задышал ровнее и спокойнее.

Поттер опустил голову на подушку и поцеловал темный затылок.

— Я тут, — повторил он. — И никуда не уйду.

— Не надо, Гарри... — не выдержал Северус.

— Шшш... Я же не сказал ничего страшного, — прошептал он, кладя ладонь поверх руки Снейпа.

Северус сглотнул и стиснул его пальцы, вызывая у Гарри вздох одобрения.

— Я не ребенок, Поттер, — закрывая глаза, язвительно заметил Снейп.

— Даже самые сильные люди нуждаются в утешении.

— Еще слово, и отправишься спать на диван.

Гарри подумал, что можно ответить, но вместо этого поднял голову и легонько поцеловал незащищенную волосами шею.

Северус задрожал от побежавших по телу приятных мурашек.

— Давай спать, — шепнул ему в ухо Поттер, и улегся поудобнее, больше не намереваясь спорить.

Тепло тела и легкое поглаживание руки быстро усыпили Северуса, что прежде вряд ли бы случилось.

Спустя полчаса Гарри услышал глубокое дыхание и расслабился.


* * *

Северус проснулся оттого, что его звали по имени. Открыв глаза, он обернулся. Камин все еще горел, и ему не составило труда рассмотреть метавшегося по кровати Гарри. Его кожа блестела от пота, лицо было бледным, волосы намокли и прилипли ко лбу. Он смял простыню под собой и уронил подушку на пол, одеяло лежало на стороне Снейпа.

— Северус... — прошептал он, — подожди... — Гарри начинал задыхаться. — Северус...

Снейп от странности ситуации даже растерялся. Ему в голову не приходило, что он мог сниться Поттеру. Северус сел на кровати и придвинулся к Гарри. Дотронувшись до плеча, он потряс его.

Поттер вскрикнул и проснулся, во все глаза уставившись на разбудившего его зельевара.

— Тебе снился дурной сон, — нахмурившись, пояснил Снейп.

— Прости, — хрипло и плохо соображая выдавил Гарри. — Я не хотел тебя будить... я случайно уснул.

— Я не заставлял тебя сторожить меня. Ты имеешь полное право на отдых, — не совсем понимая, ответил Северус, и с запинкой добавил: — Ты звал меня.

— Я... — Гарри немного пришел в себя и провел ладонями по лицу. — Всякая ерунда снилась.

Северус лег обратно на постель.

— Сколько времени? — вздохнул Поттер.

Снейп поглядел в строну круглого столика у стены, где стояли часы.

— Три часа. Еще рано.

Гарри слез с кровати и направился к ванную. Пустив холодную воду, он ополоснул лицо и глубоко вздохнул. Его до сих пор мелко трясло. Ему снилось, что он опаздывает, а Пожиратели все мучают и мучают Северуса. Сердце билось неровно, и внутренности скручивало в неприятный клубок.

«Кажется, помощь нужна не ему, а мне», — подумал он, прополоскав рот.

Когда он вернулся обратно в спальню, Снейп, казалось, спал. Однако, забравшись на кровать, Гарри заметил, как он водит пальцем по уголку подушки.

— Ты хоть немного отдохнул? — спросил Поттер. — Я пару раз тебя будил, — он смутился, — за исключение этого раза.

— Неплохо, — Северус ощущал благодарность, но вот сказать этого вслух не мог.

Гарри улегся на подушки и попытался сосредоточиться на мыслях о предстоящем собрании, чтобы точно не заснуть.

Снейп поддерживал уютную тишину. Увиденное и услышанное не давало ему покоя, в груди рождалось неожиданное желание. Он усмехнулся от собственной робости и придвинулся к Поттеру ближе.

Гарри удивленно взглянул на него и хотел поинтересоваться, в чем дело, но просто не нашел слов.

Северус приподнялся на локте и, склонившись, поцеловал его. Он, словно, в первый раз пробовал его губы на вкус, поэтому не торопился.

Поттер был в прострации не долго и уже через пару секунд сделал ответный шаг. Приобняв, он заставил его лечь себе на грудь. Одну ладонь он положил между лопатками, а второй зарылся в длинные волосы.

Время текло медленнее, пока они неторопливо наслаждались друг другом.

Все это неминуемо привело к возбуждению Гарри, и Северус не мог этого не почувствовать. Оторвавшись от мягких губ, он отстранился.

Оба тяжело дышали. Поттер собрал разбежавшиеся мысли в кучку и заставил себя скрыть смущение. Заметив, что Северус отсел от него, он потянулся к нему и прошептал:

— Не волнуйся об этом.

Северус не беспокоился, просто не ожидал такой скорой реакции. Он взглянул на Гарри и ухмыльнулся.

Поттер придвинулся совсем близко и опять впился в покрасневшие губы.

Снейп отвечал с не меньшей охотой, и был доволен, что его тело принимало его, а разум не подкидывал каверзных воспоминаний. Это было непостижимо: Гарри смог пробраться за его кордоны и психологическую защиту. Теперь он стал своим. Новый статус Поттера был опасным и желанным одновременно. Чем глубже становился их поцелуй, тем явственнее проявлялось собственное желание Северуса. Оно пламенем нарастало и охватывало все участки кожи. Нервные окончания наполнялись искрящейся живительной энергией, а в паху наметилось неожиданное оживление.

Это пугало, и в то же время хотелось поддаться искушению и позволить Гарри выпить из него все соки. Его губы, его пальцы в волосах Северуса, творили с ним чудеса. Оказалось, на затылке у него эрогенная зона, и Поттер, кажется, прекрасно осведомлен об этом. Другая ладонь Гарри начала медленно скользить по его спине, заставляя чувствовать особую сладость ощущений.

Вдруг Поттер остановился и поглядел на Снейпа.

— Не думаю, что ты готов продолжить, — хрипло заметил он. — Давай остановимся.

Северус глубоко вздохнул и кивнул.

— Да, не стоит, — вымолвил он.

Гарри нежно улыбнулся ему и погладил по щеке.

Уголок губ Снейпа дернулся, одобряя ласковый жест Поттера, затем он откинулся на подушки.

Гарри тоже вытянулся на постели и, перекатившись, оказался на груди Северуса. Обняв его рукой, он закрыл глаза.

Поттер провалился в сон мгновенно, а вот Снейп все лежал и неторопливо поглаживал его по спине, удивляясь тому, что ему приятно держать кого-то в объятьях и прикасаться к нему. Отношения с Гарри изменились — незаметно, но бесповоротно.

URL
2014-03-15 в 22:55 

Вау! Как здорово! С таким окончанием главы верится в счастливое будущее. Никакие гады им не страшны. А Малфоя пусть его Хозяин накажет за разгром тюрьмы и побег Северуса.
Спасибо!

2014-03-25 в 19:21 

Арнкель
Ох, что же меня никто не предупредил, что сие чудо ещё не дописано? Я бы хоть растянула удовольствие от прочтения подольше. А так заглотила одним махом, а развязки-то и нету... И как теперь дожить до неё? Т___Т
По сюжету - обожаю таких Снейпа и Гарри. Гарри сильный, уверенный, но при этом всё равно чуткий и заботливый. А уж как он за Снейпа переживает! И Снейп, сломанный, но не сломленный, умеющий собрать себя после всего, что с ним случилось и даже способный не запереть на сто засовов своё сердце, чтобы туда смог проникнуть лучик тепла по имени Гарри и согреть его.
Короче! Требую продолжения банкета! Тем более ,когда тут самое интересное начинается ;)

2014-03-25 в 23:31 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, пишет:
А Малфоя пусть его Хозяин накажет за разгром тюрьмы и побег Северуса.
Увидим...
Арнкель, пишет:
Ох, что же меня никто не предупредил, что сие чудо ещё не дописано?
О, это моя вина, забыла в шапке отметить статус фика.
По сюжету - обожаю таких Снейпа и Гарри. Гарри сильный, уверенный, но при этом всё равно чуткий и заботливый. А уж как он за Снейпа переживает! И Снейп, сломанный, но не сломленный, умеющий собрать себя после всего, что с ним случилось и даже способный не запереть на сто засовов своё сердце, чтобы туда смог проникнуть лучик тепла по имени Гарри и согреть его.
Приятно слышать, что мы с вами на одной волне.:white:
Продолжение сейчас пишется.:sunny:
Спасибо большое за отзывы! Согреваете меня, как Гарри-Лучик-Солнца Северуса:-D

URL
2014-04-07 в 14:20 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Кингсли потребовалось не более пятнадцати минут, чтобы обрисовать собравшимся сложившуюся ситуацию. Гарри все больше напрягался, наблюдая, как меняются их лица. Министр Магии глубоко озадачился и, сдвинув брови к переносице, внимательно слушал. Руководитель Отдела Тайн Кристофер Барлоу бесстрастно воспринимал шокирующую информацию, что заставляло Поттера незаметно следить за ним и ждать худшего, так как мало когда холодное спокойствие приносило ему что-то хорошее. Обычно, точно так же выглядел Бруствер, когда собирался как следует отчихвостить его за что-нибудь.

Барлоу имел приятную внешность, несмотря на то, что был старше Кингсли лет на десять, и невысок; каштановые короткие волосы кое-где переплетались с седыми прядями, а в серо-зеленых глазах застыла скука, прикрытая формальной внимательностью. Лицо вытянутое и гладко выбритое, сидел он ровно, словно не в мягком кресле, а на жестком стуле. Казалось, в самообладании он мог посоперничать со столетним памятником, которому не страшны знойная жара и буйный ветер.

Гарри повел плечами, стараясь сбросить напряжение, и поглядел на мистера Риски, главу Лаборатории Тайн. Вот уж кто являл собой сами спокойствие и задумчивость. Пальцы неторопливо вырисовывали незримые узоры на ручке кресла, в то время как взгляд был устремлен на Поттера. Молодой человек поймал его и с достоинством выдержал. Профессор хмыкнул каким-то своим мыслям и склонил голову набок.

Когда Кингсли закончил говорить об обнаруженном Гарри жучке, это заставило подобраться всех.

— Мы уже приступили к зачистке Аврората и Министерства, — сообщил он, повернувшись к Барлоу. — Что у вас?

— К обеду должны закончить, — протянул тот, приподнимая голову.

Кингсли кивнул и перевел взгляд на профессора Риски.

— Необходимо в короткие сроки понять, как им удалось проскользнуть через нашу защиту.

— Как я уже вчера говорил вам, это займет немало времени, — отрицательно покачал тот головой. — Намного разумнее поставить новые и более эффективные чары.

— Вы говорили, что они еще не готовы, — напомнил Кингсли. — Вы успели завершить их за ночь?

— Да, защита сейчас прежде всего, — коротко кивнул зельевар. — Тестовые испытания они прошли с блеском. Никаких дефектов мы не выявили. Покамест поставим их, а после можно заняться расследованием жучка.

— В таком случае, возведите их немедленно, — приказал Бруствер.

Мистер Риски достал палочку и вызвал патронуса. Пока он диктовал ему послания, Гарри с любопытством разглядывал кружившего над ними большого полупрозрачного филина.

— Гарри, — оторвал его от наблюдений Кингсли, — ты поговорил с Северусом?

Поттер кивнул и собрался пересказать известия, как его прервал Скримджер.

— В следующий раз, когда соберетесь убить героя войны, то постарайтесь известить заранее. Вы представить себе не можете, сколько крови банковские чиновники и газетчики у меня из-за него выпили. А теперь, когда он жив... — сделав над собой усилие, Руфус подавил раздражение и вернул на лицо строгое, хотя и недовольное, выражение. — Передайте ему, что его счета заморожены и, если он захочет воскреснуть и вернуть накопленное, то первоочередно соизволит навестить меня.

Гарри озадачился таким положением дел.

— Разве вы ответственны за это? — в недоумение спросил он.

Руфус раздосадовано вздохнул.

— Так как Снейп ветеран и не имеет родственников, после его смерти Министерство обязано взять на себя многие заботы по завершению его дел. В том числе и похороны. Если бы у него были наследники, то счет остался открытым и перешел в пользование ему. Так же, как и движимое и недвижимое имущество.

— Надеюсь, с его домом ничего не случилось? — настороженно уточнил Поттер.

— Он опечатан и пока не выставлен на продажу, — покачал головой Скримджер.

Гарри хотел спросить по поводу бумаг, но покашливание Кингсли напомнило ему, зачем они тут собрались. Поэтому, набрав в грудь воздуха, он добавил в доклад сведения, которые сообщил ему Северус.

— Если Макнейр жив, то могут быть и другие из старой шайки, — Бруствер, раздумывая, побарабанил пальцами по столешнице. — Недавно мы выяснили, что Руперт Роквуд оказался сыном Рабастана Лестрейнджа.

— Что ж, маньяк-Лестрейндж вполне может сойти за того, кто утопил страну в крови и разбое, — справедливо предположил Руфус. — Тогда становится понятны и месть судьям, приговорившим все семейство к поцелую, и покушение на Снейпа и Поттера.

— Насколько я помню из газет, — заговорил мистер Риски, — дело Лестрейнджа еще не закрыто, поскольку он сбежал из страны, тщательно заметая следы. И раз он оставил сына, то сомневаюсь, чтобы он собирался возвращаться. И маловероятно, что он спустя пять лет начал мстить и завоевывать власть. Вы помните, что я говорил вам о капсуле, мистер Поттер? — вдруг обратился он к Гарри.

Тот осторожно кивнул.

— Не находите ничего подозрительного, что вас копируют вплоть до крови? — без особых эмоций, но определенно с подозрением спросил он.

— Что вы хотите этим сказать? Мы, кажется, выяснили, что моя кровь была похищена, — возмутился Гарри, а затем, подаваясь вперед, прошипел: — Или вы считаете, что я вас обманываю?

— А почему бы нет? — вальяжно подхватил мистер Барлоу. — История помнит многих злодеев, которые дабы скрыть свою личность изображали из себя жертву и тем самым отводили подозрения. В тот момент они наслаждались разгоравшимся вокруг них хаосом, — Кристофер словно смаковал свои доводы, просверливая Поттера мрачным и в то же время заинтригованным взглядом. — Желание творить зло не приходит внезапно, оно взращивается в душе постепенно, может быть, с болью и ненавистью, а бывает и с психическими травмами...

— Вы несправедливы, Кристофер, — вступился за подчиненного Кингсли, не в силах наблюдать, как с каждым его словом Гарри все сильнее бледнеет. — И, вероятно, забыли, что Поттер сделал для всех нас? Разве может человек, сражавшийся столько лет с Темным Лордом, начать преследовать такие страшные цели? Да и зачем?

Невыразимец прищурил глаза и довольно ухмыльнулся.

— Я не вижу в этом ничего странного, — совершенно спокойно ответил он.

— Давайте не будем сходить с ума! — вмешался Министр. — Мистер Поттер не давал нам повода сомневаться в нем, — подняв подбородок, он сложил руки на трости. — Перед нами не сумасшедший, а обычный молодой человек, которого сильно подставляют. Для меня это очевидно. Не забывайте, что желающих насолить победителю Волдеморта предостаточно.

Преданность Скримджера удивила Гарри и позволила ровнее дышать, хотя в душе оставалось беспокойство из-за неожиданно всплывших воспоминаний, о которых, слава Мерлину, не знают присутствующие. Он сглотнул. Могло так случиться, что его сознание, ограждая мозг от повреждений, что-то заблокировало.

«Может, в Малфой-мэноре я столкнулся с какой-нибудь экспериментальной крысой Риддла? Мою память могли... подправить, чтобы я не вспомнил об этом, — мысли определенно выбирали те пути, по которым было безопаснее ступать. — А ведь... — по телу пронеслась волна жара, зажигая румянец на щеках. — Малфой же... он меня видел тогда. Значит, он знает, что произошло дальше», — Гарри моргнул, чувствуя, как закололо в солнечном сплетении.

— Люциус Малфой на допросе рассказал нам кое-что любопытное, — прервал напряженное молчание Кингсли. — Он почти уверен, что именно его сын помог зарождению нового темного мага. Произошло это перед падением Волдеморта, — Бруствер коротко, но ободряюще посмотрел на Гарри и продолжил: — Драко часто пропадал и хорошо скрывал свои отлучки, поэтому Люциус до сих пор не имеет представления, с кем он встречался.

«Раз Люциус ничего не сказал обо мне, значит, меня нашел именно Драко и кто-то еще... Интересно почему он не рассказал отцу и почему не выдал Волдеморту? — Гарри невольно начал лохматить волосы, зарываясь в них пальцами. — И как я оттуда выбрался? Скорее всего, меня отпустили... и цель этого не известна».

— Драко тратил много денег, чему Люциус не был рад, — монотонно продолжал Кингсли, — а потом встретил в его поместье посторонних людей, чья наружность подсказала, кем они были. В конечном итоге, он потребовал объяснений от сына. Тогда тот попросил его не вмешиваться, ради собственной безопасности и сохранности матери. Он не подпускал родителей к себе два года, отменил запланированный брак с Асторией Гринграсс, вызвав тем самым скандал, с которым пришлось разбираться Люциусу.

— Малфой может назвать хоть какие-нибудь характеристики этого Темного? — на лице Барлоу проявилось нетерпение, когда Бруствер прервался, чтобы перевести дух. — Если он приходил в их поместье, то возможно эльфы видели его и стоит просмотреть их воспоминания.

— Я подумал о том же, но Люциус сказал, что эльфам дозволено находиться только в одной части замка. Само собой, не там, где бывают гости.

— Так как Лестрейндж родственник Малфоя, то он мог поддержать его идеи.

— Хотите сказать, что они плели заговор против Риддла? — проговорил Гарри, стараясь связать все ниточки воедино. — Он пал и без их помощи. Отчего они не начали действовать именно тогда? Почему только сейчас, когда прошло пять мирных лет?

URL
2014-04-07 в 14:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Действительно, странно, — поддержал его выводы профессор Риски. — Вряд ли все дело в Лестрейндже. Я хочу отметить, что, сколько бы зла не натворил новый бунтарь, — старик обвел всех взглядом, — он не использовал по-настоящему темной магии.

— Тут вы ошибаетесь, — фыркнул Барлоу. — Разве вымещение сознания из людей, это просто детская забава? — съязвил он, бросив на зельевара надменный взгляд. — Это такое же насилие, как и разделение души, только осуществляется не над собой, а над другими.

— Крестражи намного страшнее, чем это, — снисходительно отозвался профессор Риски.

Поттер заметил огонек неприязни в глазах Барлоу к седовласому волшебнику, поэтому, вместо того, чтобы задать следующий вопрос, благоразумно промолчал.

На некоторое время повисло напряженное молчание, которое прервал Бруствер, обратившись к мастеру зелий:

— Вы готовы представить отчет по оборотному зелью мистера Ремзи?

— Да, — зельевар собрался силами и начал вещать: — Опущу детали и скажу так, состав прежде немного отличался. Когда Гордон принес его мне в первый раз, оно содержало не больше одного ковшика настойки златоглазок, а в этом оказалось почти два. Это не испортило его, но увеличило образование вредных продуктов.

Гарри прищурил глаза и сжал кулаки, боясь услышать, что еще какой-то яд гуляет по его венам.

— Не хочу делать громких заявлений, однако мне кажется, что тот яд, от которого мы с моим коллегой вас лечили, мистер Поттер, — профессор повернулся к нему, — мог образовываться у вас в крови, причем из-за передозировки ингредиента в зелье.

— Златоглазки не могут вызвать такую реакцию, — брезгливо поморщился Кристофер. — Они всего лишь увеличивают образования кровяных телец, а никак не...

— Не в сочетании с другими составляющими, — перебил Риски и для верности обратил внимание: — Вместо шкуры бумсланга, Гордон использовал волос горного единорога, а его магия полностью меняет природу реакций ингредиентов.

— Ради Мерлина, это же не кровь! — фыркнул оппонент, отчего на его лице появилось хорошо скрытое злорадство.

— Не только она может извращать суть зелья, — Гарри еще не представлялось слышать в голосе старого волшебника гнев. — Не забывайте, что все зависит от концентрации...

— Я вас умоляю, — закатил глаза Барлоу.

— Если вы сомневаетесь в моем анализе, то рекомендую зайти в лабораторию и проверить все самому, — отрезал старик.

— Да, наверное, давно стоило это сделать, — хмыкнул невыразимец, и в его глазах блеснула насмешка.

Трое наблюдавших за неожиданно разгоревшейся дискуссией, невольно ощутили себя не в своей тарелке.

— Господа, — кашлянул Кингсли, прерывая обоих, — вернемся к нашей проблеме.

Мастер зелий отвернулся к окну, не видя, как губы второго спорщика изогнулись в довольной улыбке.

Поттер слегка растерялся от увиденного, не догадываясь прежде, что между этими двумя такие трения.

Министр показательно достал из внутреннего кармана круглые часы и заявил:

— Из-за вчерашнего происшествия через час у меня встреча с выводком кровожадных до новостей репортеров, так что лучше нам, наконец, закончить с насущным.

— Я пытался найти Ремзи, но он как сквозь землю провалился, также как и его ассистент, — проворчал профессор.

Кристофер поморщился и дополнил его речь:

— Мы опечатали его лабораторию, и опрашиваем всех, кто его знал или находился в родстве.

— Прежде я считал, что каждое зелье, что доставляется шпионам, проходит тщательную проверку. Произошли какие-то сбои в вашей системе? — въедливо уточнил Руфус, поднимая густую бровь.

— Конечно, нет, — сухо отрезал Риски. — Я лично проверяю каждый состав и готов поклясться, что ни один из них не был испорчен, — он поджал губы и сглотнул. — Я не могу объяснить то, как к Поттеру попадал этот вариант оборотного.

— Давайте не будем забывать, — неохотно начал Барлоу, обведя внимательным взглядом всех собравшихся, — что по всем нашим подразделениям давно бродят чужаки, которые многое могли натворить пока до нас доходила правда-истина. Притом, в кабинете Поттера находился жучок. Зелье могли подменять именно там.

Мистер Риски согласно кивнул, Кингсли вторил ему.

— Это-то самое печальное, — недовольно проворчал Скримджер.

— Предлагаю, начать расследование. Мистер Поттер, — Барлоу повернулся к притихшему Гарри, — по окончанию собрания ваши воспоминания должны быть в хранилище.

— Да, конечно.

Слово опять взял Руфус.

— Насчет безопасности среди наших рядов все ясно, но как обеспечить ее магическому населению? Если обнародовать новости о лже-Поттере, то настоящему будет сложно появиться на улице без того, чтобы люди не ударились в панику и не начали самосуд.

— Обойдемся без охоты на ведьм, — согласился Кингсли. — Я намерен отыскать Драко Малфоя и заставить его отвести нас к своему хозяину.

— Прекрасная идея, только как мы это сделаем? — пробурчал Гарри. — Даже если не учитывать, что в нем тоже есть яд, вычислить его местонахождение очень сложно.

— Он принес тебе клятву, помнишь, — Бруствер был доволен этим. — Ты можешь вызвать его по ней.

— Это большая удача, мистер Поттер, — расплылся в улыбке Барлоу. — Неделю назад в Отделе Трансфигурации и Чар закончили разрабатывать особый портал, работающий на кровных или магических узах, — он задумчиво покусал губу и с нехорошей усмешкой продолжил: — Пусть Волдеморт и остается негодяем, но идеи у него появлялись гениальные.

— Что вы хотите этим сказать? — лицо Гарри потемнело, а сам он насторожился.

— Темный маг призывал своих слуг через метки, помните? — словно не замечая напряжения Поттера, объяснял Кристофер. — Мы выяснили, что они устроены с помощью магии связи, такой, какая бывает у родителей и детей, или между влюбленными...

— Риддлу была чужда любовь и все с ней связанное, — опасно тихо процедил Гарри.

— Но видимо он не чурался использовать чары на ее основе.

Гарри несколько мгновений сверлил Кристофера взглядом, после чего отвернулся. Риддл всегда говорил, что для него имеет значение только сила, а то, что именно ее вызывает, он в детали не вдавался.

«Поэтому так глупо и обломал зубы, решив убить мальчишку с кровным щитом. В этом он не далеко ушел от меня», — рассмеявшись в душе, подумал Поттер, хотя где-то совсем глубоко подобные мысли не вызывали ничего кроме горечи.

— Подготовьте этот портал, — вплыл в его размышления голос Кингсли.

— Это займет некоторое время, — сказал глава Отдела Тайн. — Мы его, несомненно, закончили, но некоторые из мастеров хотят еще немного попроверять, чтобы быть полностью уверенными. Я сообщу, когда он будет готов полностью.

— Отлично, — Бруствер перевел взгляд на Поттера. — Я соберу для тебя отряд.

— Что-нибудь слышно о Группе Труди? — задумчиво спросил Гарри.

— Единственное, — кивнул Бруствер, — они больше не собирались в «Крысиной норе». Также никого из них мы не повстречали в Подземельях. Вероятно, что это не последнее место, где Пожиратели собирались. — Он на мгновение задумался. — По телам заключенных, я делаю выводы, что двойник Поттера в большей степени интересовался министерскими работниками и Авроратом. Правда, среди них обнаружилась парочка магглов, банковских работников.

— Он нуждался в деньгах, — пробормотал Гарри себе под нос. — Возможно, на них и содержались его Группы. Это было проще, чем грабить Гринготтс или вымогать у кого-нибудь.

Кингсли подтвердил его мысли.

— Как только стало известно о разгроме тюрьмы, все подделки в наших рядах разбежались. Мы смогли взять пару человек. Они сейчас под охраной. Допросов над ними не проводили. Я хотел бы, чтобы ваши люди, — он обратился к Барлоу, — задумались, как обойти чары капсул. Мистер Риски пытался их извлечь, но они не выходят.

«Но из меня же ее изъяли», — удивился Гарри, но решил не озвучивать эту мысль.

— Возможно, лже-Поттер усилил чары, — предположил зельевар.

— Эти капсулы — наша головная боль уже не один месяц, — раздраженно вздохнул Кристофер. — Мы попытаемся, но ничего не обещаю. Уж очень хитро сотворенные чары.

— Если он прознает, что его сошки попали к нам в руки, он их убьет, — предупредил Гарри. — Так что, у вас совсем немного времени.

URL
2014-04-07 в 14:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Когда собрание закончилось, в кабинете остались только Поттер и Бруствер.

— Урон Пожирателям был причинен не малый, не думаю, что они в скором времени поднимут голову, — проговорил Гарри.

Кингсли задумчиво потирал пальцем подбородок, изучающе рассматривая юношу.

— Знаешь, что самое странное?

— Что?

— Если яд образовывался из зелья Ремзи, тогда, что было в твоей капсуле?

Гарри открыл рот, чтобы ответить, но так молча его и захлопнул.

— Профессор Риски провел мою полную диагностику и ничего в крови не обнаружил, — неуверенно произнес Поттер. — Считаешь, он...

— Нет, я ему верю, и он точно не подставное лицо. Скопировать его намного сложнее, чем тебя. И то, как он препирается с сыном... Такие эмоции вряд ли можно наиграть.

Гарри чуть не подавился воздухом.

— С сыном?

Кингсли усмехнулся.

— Кристофер — его старший сын, — пояснил он. — Фамилию предпочел оставить от матери, чтобы досадить отцу.

— Я не знал.

— Не удивительно, — хмыкнул шеф, а затем посерьезнел. — Я бы на твоем месте попросил Северуса провести повторную и более тщательную диагностику, чтобы быть уверенным.

— Возможно, у антидота был большой спектр действия, — предположил Поттер.

— Подстраховаться не помешает, — Бруствер поднялся из кресла.

Гарри тоже встал, собираясь уходить.

— Будь осторожнее, — напутствовал напоследок начальник. — Если твой двойник ищет встречи с тобой, то это уже говорит о многом.

— Он не хочет меня убивать, — Гарри это сразу понял, иначе, зачем было сжигать дом и похищать Северуса, он мог бы дождаться его, чтобы прикончить. — Но и то, зачем я ему, тоже не понятно.

— Мы это выясним, — пообещал Кингсли, положив ему руку на плечо. — Ты собираешься вернуться к друзьям или на Гриммо?

— Нет, — качнул головой Гарри. — Я буду в другом месте, — говорить о Хогвартсе было опасно, в основном из-за Снейпа; теперь-то Гарри из кожи вон вылезет, лишь бы тот больше никогда не попал в лапы Пожирателей.

Кингсли некоторое время вглядывался в зеленые глаза, после чего понимающе кивнул.

— Я сообщу, как будет готов портал или, если ты понадобишься, — напомнил он.

— Буду ждать.

URL
2014-04-07 в 14:24 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

После Архива, заскочив к себе в кабинет, чтобы забрать мантию-невидимку, Гарри переместился по каминной сети в школу. Минервы на рабочем месте не оказалось, поэтому он не стал задерживаться и пошел к дверям.

— Доброе утро, Гарри, — доброжелательно поприветствовал его Дамблдор со своей рамы.

Поттер остановился и развернулся.

— Доброе, профессор.

— Как твои дела? — поинтересовался Альбус, озабоченно разглядывая его.

Гарри пожал плечами.

— Все нормально, — пробормотал он.

— Как Северус? — продолжал тот. — С ним все хорошо?

— Да, — Гарри уже хотел поскорее уйти, и открыл рот, чтобы попрощаться, как Дамблдор совершенно неожиданно конкретизировал:

— Может, у вас с ним что-то случилось? — голубые глаза лукаво заблестели.

Сердце Гарри глухо стукнуло и куда-то провалилось. Он сглотнул и устремил взгляд в окно.

Случилось то, что утром, когда он собирался уходить, Снейп застал его вышагивавшим около камина и пытавшимся придумать, как объяснить МакГонагалл почему он до сих пор здесь, а не покинул школу еще вчера. Тогда он убедил ее, что воспользуется порт-ключом, чтобы не беспокоить ее поздним визитом. Так получилось, что мантию, в которой лежал портал, вместе с остальной одеждой по ошибке забрал эльф, чтобы постирать. Короче говоря, он не то чтобы потерялся, просто испортился, когда домовик начал колдовать. Досадная случайность, заставившая Гарри проклинать себя за разбрасывание вещей, как у себя дома, и ни в чем не повинного эльфа — за трудолюбие.

На нервах рассказав все это Северусу, Гарри сразу же пожалел об этом. На лицо мужчины сразу же набежала туча, а взгляд из неомраченного и почти доброжелательного превратился в прохладно-надменный. Снейп молча вышел и через минуту принес ему собственный портал, оставшийся еще с войны.

— Он ведет в небольшой скверик, — предупредил он, смотря так, словно Гарри подтвердил какие-то его догадки. — Ты можешь оттуда аппарировать до Аврората. Это не столь далеко.

— Северус, — начал Поттер, но не нашел слов, как сказать, что он вовсе не собирается скрывать их отношения, просто... пойти и рассказать об этом прямо сейчас — слишком неожиданно для него.

— Ступай, а то опоздаешь, — бросил Снейп, опять прячась за бесстрастной маской.

Гарри, раздосадованный собственной нелепостью, быстро подошел к нему и повернул к себе лицом.

— Не надо, — прошептал он и поцеловал плотно сжатые губы.

— Чего именно? — изогнул бровь Северус, отступая на шаг. — Что опять ты себе напридумывал, Поттер?

— Ты хочешь, чтобы о наших отношениях узнали друзья? — прямо спросил Гарри, пытаясь снова подступиться к Снейпу и взять за ладонь.

— Ты не в себе, Поттер, — скривился Снейп, не позволяя ему приблизиться. — Почему я должен хотеть чего-то подобного. Это совершенно не их дело.

— Но Минерва спросит...

— Ты мой гость и говорить тут не о чем, — отрезал зельевар с таким видом, будто Гарри опять сморозил глупость.

— Это у тебя-то гость? — искренне улыбнулся Гарри. — У нее с головой еще все в порядке.

Северус опалил его гневным взглядом и, воздержавшись от ответа, удалился обратно в спальню. Поттер тогда опаздывал, поэтому пойти за упрямцем не смог.


Однако может это и неплохо. Зачем бессмысленно убеждать в том, что сам пока не обдумал? Все-таки у него давно не было эмоциональной привязанности, которая всегда значила намного большее, чем секс, чтобы во всеуслышание растрезвонивать о ней. Как он и предполагал, Северус также не стремиться сообщать кому-либо об их отношениях, вот только Гарри явно разочаровал его своим поведением.

«Вряд ли МакГонагалл станет давать интервью в газету», — кисло подумал он, пытаясь развеять глупые тревоги.

Гарри старался не накручиваться понапрасну, для начала стоит все как следует обсудить с Северусом. Возможно, тот сам сможет уладить этот вопрос, или хотя бы — вместе с ним.

— Так что случилось, мой мальчик? — вернул его в действительность голос Дамблдора.

— Как вы поняли? — покусав губу, осведомился Поттер.

— Это несложно, — мягко улыбнулся Альбус. — Хотя и неожиданно, — добавил он с улыбкой.

— И все же?

Бывший директор ответил не сразу, раздумывая, стоит ли говорить. Но вероятно, что-то в Гарри подсказало ему, как нужно поступить.

— Северус никогда не изменял своим привычкам без веской причины и никому не доверял собственную безопасность. Я был крайне удивлен, когда он сообщил, что живет в твоем доме, — старый волшебник наклонился в кресле и доверительно прошептал: — Раньше я сказал бы, что скорее реки потекут вспять, чем Северус Снейп разрешит кому-то существовать в такой близости от себя. Причем, столь долгое время, — внезапно в его взгляде мелькнула грусть и вина, но он быстро их скрыл. — Наверняка, это очень тяжело далось ему.

— Я предлагал ему уйти, но...

— Он остался, — улыбнулся Альбус. — Ты молодец. Не знаю как, но он привязался к тебе. Прошу лишь об одном, будь внимателен к нему. Не заставляй его... пожалеть о своем доверии, он этого не заслуживает. Тем более от тебя.

Гарри стало жарко от слов Дамблдора и от не прозвучавшего «не заставляй страдать». Он и сам все это чувствовал, вот только услышать подтверждение из уст другого наблюдателя, было поразительно приятно и волнующе.

В голове появилось много воодушевляющих и дарящих надежду мыслей.

Поттер закрыл глаза и глубоко вздохнул.

— Мне следует сообщить профессору МакГонагал, что я хотел бы пожить тут... и не уверен, что она будет в восторге, поняв по какой причине, — ровно выговорил он и затаил дыхание, ожидая реакции Дамблдора.

— Определенно такое не поощряется в стенах Хогвартса, — подтвердил Альбус. — Но пока не начался учебный год, я думаю, что она не будет против. Все-таки студенты прежде всего, Гарри.

— Да, конечно.

— Она не станет вас осуждать, — проницательно уточнил Дамблдор, с легкостью считывая с лица Поттера эмоции. — Северус ей весьма близок, и она будет только счастлива знать, что кроме нее о нем еще кто-то заботится, — старик подмигнул ему.

Гарри ощутил, как стало чуть легче, но какое-то глубинное напряжение не ушло. Оказывается, мнение бывшего декана имеет для него не последнее значение.

— Спасибо, сэр, — уголки его губ подернулись вверх. — До скорой встречи.

— Удачи вам.

URL
2014-04-07 в 14:25 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Спустившись вниз по винтовой лестнице, Гарри встретился с Минервой.

— О, Гарри, — улыбнулась она, а затем опомнилась и выхватила палочку. — Сколько баллов вы потеряли за выходку с драконом на первом курсе? — менторским голосом проговорила она.

— По пятьдесят с каждого, — не моргнув глазом, выпалил Поттер.

— Правильно, — мирно подтвердила волшебница, убирая оружие в рукав. — Есть какие-то новости?

— То, что я вернулся, уже новость, — невесело усмехнулся Гарри.

Директор посочувствовала ему и уверила:

— Они не могут ни в чем обвинить тебя, не волнуйся. Многим бы это не понравилось.

— К сожалению, обмануть можно всех, — печально констатировал Гарри. — Я не раз убеждался, как хорошо могут правители пудрить мозги населению.

— Сейчас у власти не глупец, Гарри, — снисходительно вразумила Минерва.

— А если я вас обманываю? — иронично перефразировал Поттер.

МакГонагалл лишь рассмеялась.

— Ты почти месяц прожил с детектором лжи и самым наиподозрительнейшим человеком на всем белом свете, чтобы говорить такие глупости. Сомневаюсь, что ты смог бы провести его или околдовать, — многозначительно заметила она. — Если тебя обвинят в невменяемости, мы первые станем оспаривать это.

— Спасибо, — вздохнул Гарри, посмотрев себе под ноги.

— Кингсли ничего не говорил о Хогвартсе?

— Пока никаких распоряжений не поступало. Главное сейчас быть предельно бдительными в выборе новых преподавателей, да и к старым лучше присматриваться. Не ровен час, оборотни проникнут и сюда.

МакГонагалл озабоченно нахмурилась.

— Я приму все необходимые меры, — пообещала она.

— Я навещу профессора Снейпа, если вы не против, — сообщил Гарри, собираясь распрощаться.

— Хмм? — удивилась Минерва. — Он сказал, что ты хотел пожить тут, пока не обзаведешься новым жильем. Разве нет?

Поттер затаил дыхание, недоверчиво смотря на нее.

— Правда? — выдохнул он, затем закашлялся и быстро пробормотал: — В смысле, да, я хотел бы попросить у вас разрешение на это.

— Я так понимаю, это секретно? — взгляд Минервы изменился, и теперь она уже с любопытством разглядывала стоящего перед ней молодого человека.

— Да, это не стоит афишировать, — едва сдерживая радость, согласился Поттер.

— Для таких целей подойдут подземелья. Ученики не любители этих мрачных мест, даже слизеринцы дальше кабинета своего декана никогда не ходят. Поговори с Северусом, он лучше всех знает свои владения и подберет комнату. Кажется, там было несколько складных помещений, где он хранит испорченные котлы. Думаю, там можно обустроить для тебя комнату.

Гарри не верил своим ушам, боясь пошевелиться. Снейп разрешил все сам.

«Каков, а!» — восхитился он.

— Спасибо, мэм, — сдержано отозвался Поттер. — Я поговорю с ним.

Минерва ему улыбнулась.

— Что касается каминной сети, то я открою ее в твоих комнатах, как только ты устроишься.

— Замечательно, — окрыленный, Поттер еще раз поблагодарил директора и отправился к Северусу.


* * *

— Ты — чудо! — серьезно сообщил он, когда дверь перед ним открылась, и на пороге появился в своем неизменно строгом облачение профессор Снейп.

— Я подозревал об этом, — пропуская его в комнату, сухо прокомментировал он. — Как прошло совещание?

— Нормально, — Гарри снял верхнюю мантию и повесил на крючок.

Северус прошел в комнату и остановился статуей около камина.

Поттер хитро ухмыльнулся и приблизился к нему.

— Пойдем присядем, я все расскажу, — просительно произнес он, беря Снейпа за руку.

Подняв ладонь к лицу, он прижался к ней губами.

Северус нахмурился поначалу, по затем его губы невольно приоткрылись от чувственного поцелуя в запястье.

— Чего ты хочешь? — устало спросил он, отнимая кисть.

— Я уже сказал, — улыбнулся Гарри, отступив. — Пойдем. — Он устроился на диване. — Давай, я не кусаюсь.

— Какой-то ты слишком довольный, — неуверенно пробормотал Снейп, но все же подошел и присел рядом.

Поттер хитро прищурился, но предпринимать пока ничего не стал. Рассказывая о решениях утреннего совета, единственное, чего ему хотелось, так это расцеловать Северуса за то, что он сделал.

— Насчет зелья, это правда. Я сегодня утром закончил анализ. Профессор Риски прав, яд мог уже быть у тебя в крови. Твоему двойнику оставалось только активировать его. Странно тогда, что он не сработал раньше... — Северус задумался, потом внимательно поглядел на Гарри и спросил: — Почему кубок Гарри? Отчего не смерть или боль... ужасов в твоей жизни хватает.

Гарри глядел на свои руки, сцепленные в замок, и кусал щеку изнутри. Он не ожидал такого вопроса, хотя Снейп и не был первым, кто его задал.

— Дело не в нем... — собираясь с силами, вздохнул он. — Меня пугают воспоминания... те, что я увидел в омуте памяти Дамблдора, или мои собственные. Внезапная правда. Я боюсь Омута памяти, — он даже нервно посмеялся. — Глупо так... но ничего не могу с собой поделать. Когда-то меня страшили дементоры, поскольку заставляли слышать предсмертные крики матери и отца, а теперь...

Взгляд Северуса чуть оттаял, и он сочувственно сказал:

— Ничего глупого тут нет. Все взаимосвязано.

— Но откуда он мог знать об этом? — вопросил Поттер. — Об этом никто не знает.

— Еще один вопрос по делу нового Темного Лорда, — фыркнул Снейп. — Если ему никто не рассказал, то ответ очевиден, — Гарри посмотрел ему в глаза. — Когда-то ты смотрел прямо ему в лицо, и он просто считал тебя, как не раз удавалось сделать мне, — криво ухмыльнулся он.

Спрятав лицо в ладонях, Гарри застонал.

— Это еще не все, — наблюдая за младшим волшебником, заметил Снейп. — Придя к тебе домой, он не собирался убивать тебя. Спалил дом, оставил без компании бывшего учителя и всего лишь...

— Да, это очень странно. Вряд ли Лестрейндж или Малфой могут желать мне добра, чтобы не убить при встрече.

— Порой мы смотрим злу в глаза и не замечаем этого, — философски изрек Снейп и сам скривился. — Возможно, твой подражатель входит в круг твоих же друзей.

— Это невозможно, — с сомнением ответил Гарри. — Ты предлагаешь опросить всех, с кем я дружу? Это дикость.

— Я лишь размышляю, — покачал головой Северус.

— К тому же, есть кое-что, о чем я тебе не рассказывал, — неуверенно проговорил Поттер, глядя куда-то в сторону.

Снейп насторожился и выпрямился.

— Например?

— Когда я находился под действием яда, в сознании всплывали разные воспоминания, — напряжение медленно растекалось по всему телу. — Я начал вспоминать то, что произошло со мной в Малфой-мэноре, когда нас схватили.

Севеус бессильно сжал кулаки, загоняя гнев вглубь себя. Он видел то, о чем говорил Гарри, ментально обследуя его состояние, и ему до смерти хотелось кого-нибудь придушить, а еще уничтожить один из портретов Хогвартса.

— Понимаешь, прежде я совсем не помнил, как мы выбрались из подземелья. Только то, как я дрался с Малфоем, забрал его палочку, как Добби вытащил нас всех... — Гарри вздохнул. — Однако то, что я вспомнил сейчас, это как раз тот момент... он был после того, как егерь бросил меня в камере на полу и... — его взгляд остекленел.

— Продолжай, Гарри, — мягко подтолкнул Северус.

— Какой-то человек сказал Драко, что один из заключенных не сбежал. Он взял меня и поволок куда-то. Потом я проснулся.

— То есть, — Северус скептически рассматривал Гарри, — ты не сбежал тогда вместе с остальными? Ты это хочешь сказать?

— Если верить этому воспоминанию, — Поттер взволнованно провел пятерней по волосам.

— Все это может оказаться всего лишь сном, навеянным кошмарами и подогретый ядом в крови, — Северус придвинулся к Гарри ближе и сжал его плечо. — Не переживай. Если твоя память была изменена, то мы это проверим. А еще, твои друзья могут подтвердить тебе, как все было.

— Да, — Гарри поднял голову и благодарно улыбнулся. — Я уверен, что они мне не лгали.

— Почему-то я тоже в этом не сомневаюсь, — проворчал Снейп и выдавил из себя призрачную улыбку. — А еще я отчего-то верю, что ты никогда бы не стал добровольно убивать ни в чем не повинных людей. Если только тебе вынут душу, конечно, хм... — деланно задумчиво протянул Снейп.

Гарри оценил его попытку подбодрить, хоть и в чисто снейповской манере.

— Спасибо. Я действительно надеялся, что ты поможешь мне проверить мое сознание на ловушки, — решиться на это было непросто, ведь это значило показать все то, что тогда произошло.

— Я не против, как ты понял. Но мне хотелось бы сперва купить палочку, — напомнил Снейп.

— Да, да, мы можем отправляться хоть сейчас, — Гарри поднялся на ноги. — Я принес тебе мантию-невидимку.

— Не жалко подарок отца отдавать его заклятому врагу? — ехидно ухмыльнулся Северус, представляя какое было бы лицо у Джеймса, узнай он, где спит его сын каждую ночь.

— Не язви, — пригрозил ему Поттер.

— Я еще и не начал, — состроил гримасу Снейп, потом продолжил: — Ты упомянул, что мои счета и дом сейчас опечатаны. Возможно, мы могли бы решить эту проблему сегодня?

— Если хочешь, то без проблем, — кивнул Гарри.

— Отлично, — Северус тоже встал и, подхватив прогулочную мантию, скомандовал: — Тогда прошу на выход, мистер Поттер.

URL
2014-04-14 в 22:55 

Неудачный день
В поисках счастья
Ох, наконец-то у Гарри и Северуса стало налаживаться - они заслужили счастья.
Слова Снейпа про душу навевают подозрения: может так получиться что двойник какой-нибудь оживший хоррукс? Думать о том что это кто-то из друзей Гарри просто страшно.
Спасибо за продолжение)))

2014-04-14 в 23:59 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Неудачный день, спасибо, добрый человек!:candy: Хоть кто-то решил зайти сюда и порадовать автора.

URL
2014-05-09 в 00:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Несмотря на моросящий дождик и легкий ветер, они неторопливо прогуливались по Косому переулку. Порой Северус одергивал Гарри за рукав и тихо говорил, куда хотел бы зайти, и тот, легко соглашаясь, менял направление. Не взирая на то, что никто не мог видеть, кто вышагивает рядом с ним, Поттер ни на минуту не терял бдительность и не выпускал палочку из пальцев. Лишь когда они вошли в лавку Олливандера, он чуть расслабился, а Снейп снял мантию.

Старый мастер, заметив, кто к нему заглянул, расплылся в доброй улыбке и без лишних просьб запечатал дверь, не забыв затемнить окна.

— Добрый день, мистер Снейп, мистер Поттер. Приятный сюрприз, хоть весьма и весьма неожиданный, — он красноречиво поглядел на Северуса. — Могу чем-то помочь, господа?

— Мне нужна новая палочка, мистер Олливандер, — без предисловий сказал профессор.

— А ваша, я так понимаю?..

— Утеряна, — признался Снейп. — Мистер Поттер недавно приобретал у вас одну палочку для меня. К сожалению, ее постигла та же участь. Надеюсь, эта информация поможет вам определить, что нужно подбирать.

— Очень досадно, хорошая была палочка... — печально посетовал старик, а потом с любопытством несколько секунд рассматривал Северуса, отчего последний выпрямился и посуровел.

— Есть какая-то проблема?

— Я прекрасно помню, что за палочку вы выбрали... Тис с чешуей василиска. Ваша старая палочка имела сердечную жилу дракона, и это удивительно, мистер Снейп. Несмотря на то, что и василиск, и дракон — змеи, их магия все же глубоко различается, как земля и небо, — говоря это Олливандер отчего-то понизил голос.

Северус нахмурился.

— Но вы сами дали Поттеру набор тех палочек.

Олливандер подтверждающе кивнул.

— Да. Я всегда предлагаю клиентам большой выбор. Никогда не знаешь, что подойдет лучше.

— Какие же причины могут вызвать такие метаморфозы? — сухо уточнил Северус, уже обзаведясь собственными догадками.

Владелец лавки как бы невзначай скосил глаза в сторону отошедшего к витрине у окна Поттера и улыбнулся необычно понимающей улыбкой. Снейп проследил за его взглядом и подозрительно прищурился.

— Причин может быть много, мистер Снейп, от наведенной хвори до темномагического проклятья или элементарного заключения брака. Я бы склонялся к последнему, так как ваше изменение идет в лучшую сторону — магическое ядро стало крепче. Видимо имел место обмен магических сил. — Олливандер хмыкнул видя, как перекосило Снейпа от его слов, и примирительно закончил: — Это только предположение. Я решил сообщить вам об этом, потому что давно наблюдаю за такого рода эффектами. Простите мне мое любопытство и докучливость.

Северус передернул плечами и презрительно ответил:

— В последнее время моя магия порядком истощилась, и это вряд ли поспособствовало подъему потенциала. Так что, тут я с вами не согласен. Но спасибо за предупреждение.

— Это истощение сильно на вас подействовало? — поразмыслив некоторое время, с профессиональным интересом спросил Олливандер.

Северус не собирался и дальше откровенничать — высокомерно подняв голову, он чопорно напомнил:

— Мы с мистером Поттером ограничены во времени. Давайте приступим к делу.

Мастер палочек не возразил и, покачав головой, исчез среди своих стеллажей. Снейп некоторое время пристально наблюдал за его передвижениями и раздумывал над повисшими в воздухе словами.

Краем глаза он заметил движение сбоку и обернулся. Поттер все также выгуливал свое любопытство около выставочного стенда. Северус молча подошел к нему.

— Нашел что-то познавательное?

— Всего лишь не мешаю тебе, — пожал он плечами.

— Хм, — Северус помолчал немного, тоже изучив содержимое витрины: кажется, вся эта утварь — резцы по дереву, само сырьё и ингредиенты для обработки древесины — лежали тут еще с тех незапамятных времен, когда он приходил сюда с матерью перед поступлением в Хогвартс. — Если хочешь куда-нибудь зайти, то можешь это сделать. Я вряд ли быстро освобожусь, — сообщил он, отрывая взгляд от антиквариата.

— Нет, пойдем вместе, — категорично отказался Гарри. — Лучше так, чем потом искать тебя по всей стране.

— И что же, ты впредь решил не выпускать меня из поля зрения? — хоть голос Снейпа и прозвучал раздраженно, в его глазах поблескивало едва заметное веселье. — Боюсь, мое бедное сердце не выдержит такой чести, — он улыбнулся, показав зубы.

— Мне никуда не надо, — поставил точку в маленьком споре Гарри и чересчур уж пристально стал разглядывать старый пергамент с заклинаниями. Северус готов был поспорить, что он и половины не понимал из того, что там написано.

Задумавшись, маг совершенно не заметил, как скользнул взглядом по открытой шее Поттера и на несколько долгих секунд задержался на слабо выпирающем кадыке и том, как напрягались мышцы при сглатывании, лишь затем проследил путь вниз, где трогательные впадинки у ключиц так и просили обласкать их взором. Поняв, чем занимается, Снейп от неожиданности чуть не прикусил себе язык. Окончательно его добила мелькнувшая на границе сознания мысль, как было бы здорово придвинуться к Гарри поближе.

Быстро отогнав от себя эту чепуху, он поспешил отойти. Гарри, заметив его замешательство, сдвинул брови. В этот момент из лабиринта шкафов вернулся мистер Олливандер и положил на стол несколько пыльных и не очень коробочек.

— Так, ну-с...

Северус принял из его рук первую палочку.

— Ива с сердечной жилой дракона, четырнадцать дюймов. Очень хороша в бою, — проинформировал тот.

От нее слегка покалывало кожу, и только. Она неплохо слушалась, но... простой Люмос чуть не ослепил всех.

— О, нет, — прохрипел Олливандер. — Она не может справиться с вашей силой. Давайте другую.

Северус отложил ее.

Они перебрали около дюжины экземпляров, когда в руках Снейпа оказалось нечто совершенно особенное.

На сей раз палочка была чуть короче предыдущей, светлая, словно из слоновой кости, с искусно вырезанной рукоятью. Взяв ее, он встрепенулся и даже приоткрыл рот. По телу прошла теплая волна, заряжая каждую клеточку энергией. Опробовав несколько заклинаний, совершенно очарованный ею Северус спросил:

— Из чего она?

— Это баньян[1] — белое дерево с костью виверны[2], тринадцать с четвертью дюймов. Она не отличается особой гибкостью, но очень искусна в тонком колдовстве. Думаю, она вам подойдет, — уверил Олливандер. — Кстати, она подтверждает мои догадки о вашей магии. Средней руки волшебник не совладал бы с ее нравом.

Северус трепетно провел пальцами по гладкой поверхности палочки. На ней изображался гибкий змей с тонкими, как и само его тело, крыльями и длинным хвостом, обхватывающим рукоять.

—Я беру ее, — сказал Снейп, поднимая голову.

— Составляющие, как понимаете, не дешевы, поэтому она чуть дороже остальных. Хотя и не самая дорогая в моей коллекции, — сказал старик. — Сто пятьдесят пять галлеонов, мистер Снейп.

Он не колеблясь достал пузатый кожаный кошелек — досрочная зарплата от директора Хогватрса — и отсчитал нужную сумму.

— Пусть она служит вам верно, — благодарно сказал Оливандер, убирая деньги. — И подольше, — подмигнул он.

— Благодарю, — засовывая палочку в карман, бросил Снейп; теперь-то, когда оружие плотно обосновалось в его ладони, неприятный осадок от недавнего рандеву в мир Пожирателей стал восприниматься спокойнее: он почувствовал себя намного увереннее и защищеннее.

— Это тайный визит, мистер Оливандер. Пока о нем никто не должен знать, — напомнил Поттер.

— Я догадался, — улыбнулся тот.

— До свидания, сэр.

Когда дверь распахнулась перед ними, Снейп кивнул хозяину лавки и, быстро укрывшись под мантией-невидимкой, выскользнул на улицу. Гарри последовал за ним.

— Поздравляю, внушительная палочка!

— Поттер, из твоих уст это звучит совершенно неприлично, — насмешливо поддел Снейп.

Гарри от возмущения и осознания, что только что сморозил, зарделся.

— Я имел в виду — сильная, — проворчал он.

Снейп смерил его снисходительным взглядом и не смог подавить улыбку. Признаться, ему нравился немного обиженный, слегка растерянный и невозможно милый в этих качествах Поттер.

Спустя некоторое время они миновали арку и очутились в Дырявом котле. На этот раз вокруг царила пустота: через пару дней начнется новый семестр в школе, поэтому головная боль всех родителей миновала, а с ней и многолюдность улиц.

— Может чаю? — предложил Гарри.

— Сначала решим первоочередные проблемы, а потом можно будет пообедать, — распорядился Снейп.

Оказавшись на мощеных улочках Лондона, они нашли пустующий переулок и аппарировали.

URL
2014-05-09 в 00:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Официальная часть дел утрясалась почти до вечера. Когда же все условности были соблюдены и документы составлены, Северусу Снейпу официально вручили новое свидетельство о рождении. Купчую на собственный дом ему пришлось дожидаться намного дольше.

— Ты будешь в нем жить несмотря на то, что там случилось? — утомленно спросил Гарри.

— Я не страдаю предрассудками, — качнул головой Снейп.

— Я бы продал. Меньше неприятностей.

— Не имеет значения, где ты живешь, когда проблема в тебе, — менторским голосом ответил Северус.

Поттер обдумывал его слова молча. В голове крутилось многое из того, чем можно было возразить, вот только ни к чему. Хотелось взять прохладную ладонь в свои и тем самым сказать банальность, но правдивую — он не одинок. С любыми трудностями проще справляться, когда тебя поддерживают. Гарри уже не один раз высказывал ему нечто подобное. Пусть другими словами, а порой и вовсе без них, но тем не менее не уставал повторять это вновь и вновь.

Скажи ему кто-нибудь, что когда-то ему станет так важно печься о душевном состоянии Снейпа, он бы рассмеялся. Прежде он не мог похвастать чрезмерной нежностью и маниакальной заботой. Но Северуса — даже если он трижды проклянет его за это — ему хотелось беречь и...

Гарри сглотнул, вместо руки сжав в кулаке кусочек мантии зельевара. Сколько он ни заставлял себя держать желания в узде, получалось не очень-то хорошо. Порой, когда по ночам он наблюдал за Снейпом, не мог удержаться, чтобы не фантазировать. Пусть от этого становилось совестно, но никто же не узнает. Он не позволял себе слишком красочных представлений, но хотя бы в них мог свободно касаться, гладить, ласкать, заставлять быть счастливым и не страшиться ничего.

Северус, наблюдавший, как Гарри вцепился в подол его мантии, ничего не говорил, прекрасно видя все эмоции на его лице и несомненно считывая их в мыслях. Ничего нового он там не обнаружил. Отведя взгляд, он тихо вздохнул, в груди отчего-то стало тоскливо и неспокойно.

После Министерства они отправились в Гринготтс, который внешне уже полностью отстроили. Холл все еще восстанавливали, и служащим приходилось принимать клиентов в отдельных кабинетах.

Северус предъявил ключ гоблину и ушел с ним в свой сейф. Гарри терпеливо дожидался его, украдкой присматриваясь к паре работников, сидевших не так, как прежде за конторками, а за обычными столами. Они не обращали на него внимания, а он в свою очередь думал вовсе не о своих сбережениях. Поскольку остаток сегодняшнего дня они с Северусом будут свободны, — если только деятельная натура мастера зелий не увлечет его в лабораторию, — то у него есть шанс устроить для них обоих что-нибудь особенное.

Когда Снейп вернулся с вполне довольным для его лица видом, они оставили банк и вышли на улицу. Северус накинул на себя мантию еще на выходе.

— Можем отправляться в школу.

Гарри кивнул.

— Жду на площадке в Хогсмиде, — обронил он и с хлопком исчез.

Северус последовал его примеру. Объявившись на просторной полянке неподалеку от магической деревни, он понял, что Поттера с ним нет. Не снимая мантии, Снейп быстро осмотрелся.

«Не мог же он промахнуться?» — отстраненно подумал он.

Нет, Гарри не промахнулся.

Внезапно проворные руки проскользнули под локти и обняли Северуса. Тот окаменел и сжал покрепче палочку, напоминая себе, что нападавший вряд ли захотел бы заключить его в дружеские объятия.

— Напугал? — довольно протянул Гарри, прижимаясь к нему сзади всем телом.

— Каков наглец! — процедил Северус. — Мало тебе того, что по ночам я проклятья раздаю направо и налево, так решил нарваться пораньше?

— По крайней мере ты не бросаешься авадой, остальное ерунда.

— Какое облегчение, — мрачно констатировал Снейп.

— Не сгущай краски, — мурлыкнул Гарри. — Ты не настолько безумен, чтобы даже в стрессовой ситуации впадать в крайности. На моей памяти ты еще никого не убил... Даже тех Пожирателей в особняке Малфоев.

Северус уже успокоился и сложил руки на груди.

— Убийства — не то, чем я когда-либо хотел заниматься. Тебе ли не знать, как это тяжело.

— Знаю, поэтому и не побоялся тебя напугать, — удовлетворенно вернулся Гарри к тому, с чего они начали, и передвинул кольцо из рук на талию мужчины, так как за плечи обнимать стало неудобно. В общем-то это нисколько его не разочаровало.

Больше Северус не удивлялся своему бесспорно терпимому отношению к выходкам Гарри, пусть даже ощущал, как мышцы во всем теле натягиваются, словно тетива лука. Но прежней тревоги больше не было, как и предательской дрожи. Прикосновения стали частью их общения.

— С новой палочкой ты теперь горы свернешь, — продолжил Поттер, после того, как они оба почувствовали себя уютно; положив голову ему на плечо и не обращая внимания на недовольное ворчание, он добавил: — Она очень необычна. О чем это вы шептались с Олливандером?

— Какой любопытный...

— Не темни, — шепнул Поттер ему на ухо.

— Это тебя не касается, — заметил Снейп, прогоняя негодные мурашки, побежавшие по позвоночнику от дыхания Поттера. — Неужели ты думал, что я теперь стану все тебе рассказывать?

Гарри огорченно вздохнул и смирился.

— Ты не забыл, что нам еще комнату для тебя искать? — спокойно напомнил профессор.

— Да. Идем?

Они отправились в Хогвартс.

Поттер сбросил с себя чары и снова стал видимым, а Северус оставался скрытым, пока не переступил границу замка и за ним не закрылись ворота.

— Когда ты хочешь приступить к работе с воспоминаниями? — мимоходом осведомился он.

— Чем скорее, тем лучше, — ответил Гарри и торопливо добавил: — Но точно не сегодня.

— Почему нет? Вечер полностью свободен.

На лице Поттера появилось мечтательно-таинственное выражение, отчего Северус мгновенно насторожился.

— Что-то не так?

— Как насчет свидания? — улыбнулся Гарри.

Северус поджал губы и посмотрел, не мигая, пытаясь понять, серьёзно ли он. Вмиг вспотели ладони, и Снейп, ругая себя за такое проявление подростковой нервозности, уверенно ответил:

— Я не против.

— Прекрасно. Только мне понадобится твоя помощь на кухне. Кхм, а у тебя есть кухня? Я что-то не заметил... — смутился Гарри.

— Есть, — хмыкнул Снейп. — Собираешься поразить меня своими кулинарными шедеврами? Не припомню, чтобы ты готовил что-то кроме омлета и бутербродов, — едко протянул он.

— Ну, — Гарри даже надулся от полноты чувств, а потом хитро ухмыльнулся. — Я как-то не очень люблю готовить для себя. Но теперь у меня есть ты...

— Нашел подопытного!

Они уже добрались до главных дверей и вошли в холл.

— Не волнуйся, не отравлю, — Гарри огляделся.

Казалось, замок пустовал, лишь где-то в глубине слышалось завывание ветра... или Пивз опять расшалился. Проходя мимо Большого зала, оба остановились, заметив спускавшегося по лестнице директора.

— О, господа, я как раз вас искала, — проговорила она, — Вы разобрались с жильем? — Она поглядела на Гарри.

— Пока нет, Минерва, — ответил за него Северус. — Мы отлучались по делам в Министерство.

МакГонагалл понимающе кивнула.

— Мистер Уизли заглядывал в школу и просил передать, что ждет тебя у себя дома. Сказал, что это важно.

Поттер посерьезнел.

— Вы его проверили?

— Разумеется, — еще раз кивнула Минерва. — Память у него всегда была дырявой, но в этот раз — от испуга, полагаю — он поразил меня своей точностью.

— Хороший профессиональный метод, Минерва. Я давно им пользуюсь и вам советую, — наставительно вставил Северус.

— Ну-ну, — женщина благоразумно промолчала по поводу этого самого метода.

— Спасибо, — поблагодарил Гарри. — Я поговорю с ним через ваш камин?

— Да, конечно. Можешь подняться.

Поттер кивнул и бросил извиняющийся взгляд на Северуса.

«Я надеюсь, что это ненадолго» — мысленно передал он ему.

«Если не вернешься сегодня, то предупреди», — спокойно отозвался тот.

«Я вернусь. У нас свидание», — упрямо припечатал Поттер и пошел наверх.

Северус смотрел ему вслед, качая головой, однако, заметив наблюдательный взгляд Минервы, проговорил:

— Стоит обнести Хогсмид школьными щитами. Одного антиаппарационного барьера вряд ли хватит.

— Я уже позаботилась об этом, — объявила директор.

— Я не заметил щитов.

— Площадка для перемещений уже входит в их границы и настроена на ограниченный круг людей.

— Что ж, ясно.

— Пойдем, подыщем твоему гостю комнату?

Северус прищурил глаза, уловив в ее голосе насмешку. Пропустив даму вперед, он последовал за ней.

URL
2014-05-09 в 00:30 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Гарри добрался до камина и быстро связался с другом.

— Рон, что стряслось? — спросил он, едва уловив в фокус метавшегося по комнате Уизли.

— Привет, — кивнул Рон. — Тебе лучше зайти, — голос звенел от напряжения.

Не долго думая, Гарри поднялся с коленей и ступил в пламя. Ничего удивительного, что на ногах он не удержался и просто вывалился на другой стороне.

— Совсем тебе не везет с этим видом транспорта, — заметил Рон, подавая ему руку.

Поттер с кряхтением поднялся.

— Есть немного, — очищая одежду от сажи, фыркнул он. — Рассказывай, что тут у вас?

— Гермиона уверена, что за ней следили в Косом переулке.

Гарри напрягся всем телом.

— Она смогла разглядеть, кто это был? — спросил он, а потом оглянулся, прислушиваясь к тишине дома. Тишине! — Где она? — выдохнул он.

— Она в порядке, не беспокойся. Повела Розу к маме, — Рон с тяжелым вздохом обрушился в кресло. — С минуты на минуту должна вернуться, тогда-то сама все расскажет. Как прошло собрание?

— Ты знаешь? — насторожился Гарри.

— Да, понял это по Барлоу и Риски. Они часто после официальных мероприятий не разговаривают друг с другом или пакостят, — поежился Рон. — Не хотел бы я заиметь такого сынка...

— Мы решили не тревожить общественность заявлением, что хозяин Групп прячется под моей внешностью, и усилить меры безопасности. Оборотни могут быть где угодно. Барлоу рассказал про портал на родственных узах. Так как Драко Малфой принес мне Непреложный обет, мы постараемся его отыскать и допросить.

— Я ничего об этом не слышал, — задумался Рон. — В смысле о портале. Скорее всего у этой разработки высокий уровень секретности.

— Конечно. Вот только я почему-то сомневаюсь, что у нас что-то выйдет. Малфой очень изменился: либо он, либо его хозяин задумаются о последствиях данной им клятвы.

— Они не подозревают, что существует способ вызова... — предположил Рон.

— Но если хорек попадется мне в руки, то ему не удастся отвертеться. Он будет обязан сотрудничать.

Светлые брови Уизли поползли кверху.

— Тогда его или убьют, или не выпустят из-под стражи.

— Да... скорее всего, — Гарри не был уверен, что лже-Поттер захочет просто так пускать Драко в расход. Из головы не шла та сцена с выкупом воспоминаний о Северусе. Труди не стал бы помогать Малфою просто так, причем угрожать за него. Да и тот был весьма к нему расположен. Значит ли это, что между ними что-то есть, или... Дженкинс как раз присматривает за ним, а то и приставлен в качестве надзирателя?

«Что же, черт возьми, тогда произошло?» — мысленно воскликнул он, опять стараясь вспомнить свое пребывание в темнице мэнора.

Взгляд невольно уперся в лучшего друга, и Гарри ощутил себя забывчивым идиотом.

— Рон, у меня есть к тебе пара вопросов, — через силу проговорил он.

Уизли внимательно поглядел на него и открыл рот, чтобы ответить, но Гарри добавил следующее:

— Они касаются случившегося пять лет назад в замке Малфоев, — он наморщил нос и мотнул головой. — Не та тема которую хотелось бы поднимать, понимаю, но недавно я вспомнил нечто странное о тех событиях. В той камере... после того, как... Меня нашел какой-то человек, и он сказал, что я не сбежал с остальными заключенными. Тот с кем он разговаривал был Драко.

— Гарри, — Рон подался вперед и сплел пальцы в замок, — этого не могло быть. Я сам тебя... вытащил оттуда, когда егеря ушли, — парень сглотнул пересохшим горлом, губы задрожали, и он поджал их.

От стыда Поттер отвел взгляд, в солнечном сплетении скрутился мерзкий клубок смешанных чувств.

— Некоторое время я пытался привести тебя в сознание и... одеть. В общем, ты не выходил из моего поля зрения, пока мы не оглушили Петтигрю и не сбежали. Да и потом тоже...

Поттер стоял неестественно неподвижно, покусывая щеку изнутри. Рон не лгал ему, а это означало, что воспоминания — всего лишь сон. Как было бы просто поверить в это и успокоиться, но подозрительный внутренний голосок твердил об обратном. Сновидения порой бывают весьма правдоподобными, но Гарри уже научился распознавать, что из них часть памяти, а что — вымысел. Особый ментальный окрас опытный окклюменист способен подметить. И сейчас Поттер не чувствовал, что разум дурачит его.

Оставалось уповать на Снейпа. Если он сможет найти какие-нибудь зацепки в его голове, то будет проще докопаться до истины. Встрепенувшись, Гарри отогнал от себя подавляющий настрой и спросил:

— Могу я осмотреть свои вещи? Те, что уцелели, — уточнил он.

— Конечно, — обрадованный, что они сменили тему, Рон подскочил с места и направился к лестнице наверх.

Поттер пошел за ним.

— Останешься на ужин? — спросил Уизли.

— Нет, уже есть планы на вечер.

— Ого, страшно подумать, учитывая, с кем ты сейчас водишь дружбу.

Гарри усмехнулся.

— Тебя что-то смущает? Только попробуй сморозить что-то такое, что затронет мои нежные чувства! — он сделал устрашающее лицо. — Хватит уже напоминать, кто он, и как нам из-за него было плохо в школе, — скривился Поттер. — Многое изменилось с тех времен.

Уизли скептически на него посмотрел.

— Даже если не учитывать, что он — Снейп, — Рон решил взглядом передать, насколько личность бывшего профессора не подходит в качестве сердечной привязанности его друга. — Он же тебе в отцы годится. Кажется, он учился в то же время, что и твой отец. Вообще, ты знаешь сколько ему? — задумался он, забавно морща лоб. — Лет пятьдесят? Может, больше?

Открыв дверь на чердак, они зашли туда.

Гарри закатил глаза и устало вздохнул.

— Меньше. И это неважно, — без особой надежды уверил он.

— Это ты сейчас так говоришь, — наставительно изрек Рон. — Представь, как тебе будет туго через двадцать лет, когда о сексе останется только мечтать.

Гарри обжег его взглядом.

— Это тоже не главное, — чуть ли не процедил он.

Рон поглядел на него внимательнее и искренне продолжил:

— Я просто хочу быть честным, друг. Я не хотел тебя обидеть. Для меня твоя связь с ним, — он опять выкатил глаза, — ну очень необычна. Особенно в плане интима. Который мне даже сложно представить, — поморщился он от отвращения.

— Вот и воздержись, — предупреждающе повысил голос Поттер.

— Ладно, не кипятись, — покачал Рон головой, говоря тем самым, что Гарри безнадежен.

Поттер не заметил, как сжал кулаки, и, чтобы взять себя в руки, оглядел комнату. В основном здесь стояло почти все, до чего не добрался огонь в его подвале, парочка книг из библиотеки, которые имели защитные чары, и Омут памяти. Подойдя к сундуку, на котором стояла чаша, он уменьшил ее и положил в карман.

— Когда планируешь заложить новый дом? — чтобы прервать неуютную тишину, спросил Рон. — Я мог бы помочь.

— Чуть позднее, когда все уладится, — ответил Гарри. — Я могу переправить все это, — он обвел рукой свои вещи, — на Гриммо 12.

— Они не мешают, — улыбнулся Рон.

Гарри кивнул.

Пока они копались на чердаке, в камине вновь вспыхнул огонь, и оттуда выскочила хозяйка дома. Почти незаметно поведя палочкой над своей одеждой, она поправила волосы и осмотрелась. Заслышав шорох с верхних этажей, Гермиона легко взбежала по лестнице. Даже немного порадовалась, что пока может это делать свободно и не напрягаясь.

— Ты так и не сказал, кого вы ждете? — услышала она голос Гарри, подходя к двери.

— Мальчика, — гордо ответил Рон. — Немного неожиданно получилось, но я рад.

— А она?

— Попричитала, что в начале карьеры беременность — это наказание, а потом пошла пересматривать, не выкинула ли старые вещи... те, что покупала, когда еще носила Розу.

— Она просто молодец. Вы оба.

— Меня тут расхваливают, даже не дождавшись! — возвестила о своем присутствии будущая мама.

Гарри обернулся и успел только руки развести, как Гермиона уже повисла у него на шее.

— Поздравляю, — сказал он, бережно обнимая ее.

— Спасибо, — тихо ответила она. — Ты как, все в порядке? Мы не успеваем отойти от первого известия, как с тобой случается что-то новое.

— Жив, как видишь.

Заметив, что Гермиона пристально и озабоченно его рассматривает, он не выдержал и, погладив ее по плечу, уверил:

— Правда, не о чем беспокоиться.

Волшебница с нарочитым раздражением вздохнула и пригрозила ему пальцем.

— Смотри у меня. Только попробуй где-нибудь умереть, — на всякий случай предупредила она.

Выглядело это весьма комично, поэтому Гарри не удержался и открыто улыбнулся.

— Только с твоего согласия, — серьезно пообещал он.

— Шутник, — Уизли хлопнула его по плечу, а потом поджала губы. — Как профессор Снейп? Рон сказал, что он был ранен.

На этом Гарри растерял всю беззаботность и постарался ответить максимально ровно:

— Он тоже в порядке, сейчас в школе. Только это...

— Секретная информация, — подхватили оба Уизли.

Гермиона хотела спросить что-то еще, но так и не решилась.

— Давай, рассказывай, кто за тобой следил, — напомнил ей Гарри.

Они вернулись обратно в гостиную и расселись на кресла и диван, после чего помощница судьи спокойно начала докладывать, по-другому не скажешь. Уж очень ее речь была ровна и обстоятельна.

— Я поняла, что он следит за нами, когда мы вышли из магазина мадам Малкин.

— Мы? — поднял брови Поттер.

— Мы с Джинни решили пробежаться по магазинам. Нам обеим скоро понадобятся вещи большего размера, — как маленькому ребенку объяснила она.

Гарри закашлялся.

— Продолжай, — благоразумно поощрил он.

— До этого мы заходили еще в парочку магазинов и он везде был поблизости. Если в книжном и в «Цветном камине»[3] я не придала значения, то на продуктовом рынке уже насторожилась. Он ничего не покупал и как-то уж излишне внимательно, но явно без интереса рассматривал товары. Я уговорила Джинни аппарировать домой, а сама свернула в сторону Дырявого котла. Тогда-то он и попытался приблизиться, но из арки вышло несколько моих знакомых с работы, и я подошла к ним. Мой преследователь прошел мимо и исчез.

— Как он выглядел?

URL
2014-05-09 в 00:31 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Рыжие волосы, кажется, зеленые или темно-серые глаза, коричневая мантия. Лицо наполовину было скрыто высоким воротом, поэтому не могу сказать точнее.

— И не надо. Очень похоже на Труди. Я шпионил в его Группе.

В комнате повисло напряженное молчание.

— Извини, но теперь тебе следует быть очень осторожной, — Гарри поглядел сначала на подругу, потом на Рона. — Труди опасен, не говоря о том, что Хозяин, видимо, основательно принялся за меня. Очевидно, что он будет стараться схватить кого-нибудь из моих близких.

— Видимо, диссертацию ты будешь дописывать дома, дорогая, — строго сообщил Рон жене.

— Справедливо, — поддержал его Гарри и, прежде чем Гермиона успела возмутиться, добавил: — Подумай о будущем малыше.

Женщина сразу побледнела и приобрела озабоченный вид.

— Ох, ладно, — согласилась она.

— Я бы предложил вам охрану, — профессиональным аврорским голосом заметил Поттер, — но сейчас, пожалуй, собственные меры предосторожности намного надежнее. Тем более, вы оба не так просты.

— Мы... — начал Рон, но его прервало шипение камина, а затем вспыхнувшее пламя.

Из него вышла огненно-рыжая девушка в сопровождении высокого темнокожего парня.

— О, мы попали на собрание во главе с самим Гарри Поттером, — пошутил Дин.

— Привет, ребята, — ухмыльнулся Гарри и, встав, протянул руку Томасу. — Как у вас дела?

— Было все в порядке до сегодняшнего дня, — отозвалась Джинни, обнимая Поттера. — У тебя, как я слышала — и видела — в газетах, тоже одно веселье, — ее сарказм заставил Гарри улыбнуться.

Он отпустил ее и ответил:

— Поверь, я стараюсь, как могу.


* * *
Из-под острого ножа на разделочную доску падали ровные кусочки имбирного корня. Северус не собирался варить зелье, всего лишь подготавливал ингредиенты для будущих занятий. От его движений веяло выверенной точностью и механичностью. Закончив с этим занятием, он взмахнул новой палочкой и перенес все в специально подготовленный деревянный ящик, чтобы оставить сушиться.

Подойдя к раковине, в которой с помощью магии аккуратно мылись пальчиковые пробирки, он понаблюдал за процессом, осматривая посуду. Эльфы, конечно, имели доступ в это помещение и тщательно следили, чтобы пыль не скапливались, но все-таки для большей уверенности стоило ее еще раз проверить. К сожалению в магическом мире существует множество насекомых, чьи хитиновые панцири не поддаются обычным бытовым чарам. Летом они расползаются и разлетаются даже по подземелью, и если не оставляют где попало свои почившие тушки, то могут потерять пыльцу или конечности.

Удовлетворившись тем, что щетки и полотенца справляются со своей задачей, Снейп направился в хранилище.

Выйдя из кабинета, он прошел дальше по коридору и отворил дубовую дверь. План работ был намечен еще тогда, когда Северус заглядывал сюда за имбирем, поэтому, сразу же придвинув лестницу, он взобрался на самый верх.

Перебирание ингредиентов заняло все время до возвращения Поттера.

Снейп задумался и заметил Гарри, только когда услышал, как внизу сняли какой-то флакон. Посмотрев туда, он приказал:

— Лучше ничего не трогай. Я, конечно, не содержу тут особо опасные зелья, но глупо надеяться, что в твоих руках даже простое перечное не превратится в смертоносное оружие.

— Ты слишком предубежден против меня, — хмыкнул Гарри, возвращая пузырек на место. — Я не был тут очень давно, — с ностальгией заметил он, осматриваясь.

— За эти слова я вполне могу тебя проклясть, — мрачно отозвался Снейп, продолжив инвентаризацию. — Ты и твои друзья были совершенно несносными в студенчестве.

— Да и ты не был ангелом, — усмехаясь, парировал Поттер, прислонившись к косяку двери.

Северус отправил пару баночек с чем-то непотребного вида вниз, Гарри даже не стал присматриваться, чтобы не портить себе аппетит. Правда, он был так голоден, что вряд ли протухшие слизняки могли повлиять на это.

— Ты тут надолго? — скучающе спросил он.

Снейп оценивающе взглянул на оставшиеся полки.

— Минут двадцать.

— Я займусь ужином. Умираю с голоду.

— Хорошо, — Северус почему-то некоторое время прислушивался, как удаляются шаги Гарри.

Ужин, точно.

Что-то в этой затее ему не нравилось, пусть даже он не был против.

Северус не сдержал смешок и покачал головой.

«Глупые страхи».

Вот только то, что он сделал вчера — сам, по собственной воле, лишь потому, что захотел — не вязалось с ними. Целовать и ощущать желание к кому-либо никогда не входило в список его любимых занятий. Мало того, он никогда не нуждался в этом. Северус не чувствовал стыда за свой поступок и был рад, что Гарри проявил чудеса терпения. Доверие к нему крепло в Снейпе с каждым днем. Словам Поттера он не верил, а вот его действиям — очень даже.

Держа в руках бутыль с длинным горлышком, он не заметил, как стал гладить пальцем стекло. Выходит, он недооценил самого себя, так как еще несколько недель назад и представить не мог, что будет спать в одной постели с молодым и красивым парнем. Пусть пока только спать и греться в объятьях друг друга — это всегда можно исправить. Вот только...

Северус поставил бутыль на место.

Все же не стоило забывать, что более близкий контакт может все бесповоротно испортить. Снейп трезво оценивал себя и знал, что добровольный секс станет испытанием покруче, чем сражения или плен у Пожирателей. Не так-то просто пройти через нетронутую множеством неприятностей стену в собственном сознании.

Некоторое время назад, когда он еще не совсем понимал, что хочет от него Поттер, его тревожила мысль, что тот собирается принудить его лечь под него в уплату долга жизни. Аукалось прошлое, которое не забывало напоминать, что для него никогда не будет ничего бесплатного. Тогда он полагал, что для Поттера, как и для большинства молодых людей, такая плата будет предпочтительной и ожидаемой.

Северус никогда не торговал собой и никогда не позволил бы кому-то считать, что станет. Вся его предыдущая жизнь сводилась к вымаливанию прощения. Пусть не словами, но действиями, он заплатил за все.

«Вряд ли мальчишка задумывается об этом, так почему же я это делаю? — спустившись с лестницы, он перешел к нижнему ярусу и сам себе ответил: — Потому что мне с этим жить».

Ночью он почувствовал настоящее возбуждение, которое в подметки не годилось испытанному с проституткой или в те редкие разы, когда он занимался определенными занятиями в душе — для снятия напряжения. Кто бы мог подумать, что простое соприкосновение губ может так сильно вскружить голову.

«Не простое, это точно», — улыбнулся Северус и незаметно узелок в груди истаял.

Взяв в руки тот пузырек, что недавно рассматривал Гарри, он вздохнул и обернулся к двери.

Множество вещей способно сломать волю и заставить человека пойти на то, что в душе по-настоящему его страшит, и лишь доверие и привязанность толкают вперед не смотря ни на что. Северус всегда знал, что, какая бы опасность ни появилась на его пути, он никогда не побежит от нее. В силу жизненного опыта, пусть и переплетенного с горечью так и не заживших ран, он видел и постепенно начал признавать — Поттер на самом деле был тем, кому бы он не смог отказать во многом. Может быть, его беспокоил тот момент, когда Гарри воспользуется этой возможностью.

Снейп вернул склянку, убедившись, что зелье в ней еще не утратило свежести, и вышел из хранилища, заперев его заклинанием.

URL
2014-05-09 в 00:31 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Заскочив в душ, Гарри отыскал кухню и теперь хозяйничал в ней. Утром он эту небольшую комнатку не приметил, да и вчера тоже, потому что вход в нее был скрыт. Простенького выявляющего хватило, чтобы найти ее. Правда, вместе с ней на одной из стен нарисовалась еще дверь. Куда она ведет, он не стал выяснять — все же он тут гость.

Когда Поттер позвал Винки, то удивленно открыл рот, так как вместо нее появился другой домовик

— Я звал не вас.

— Простите, сэр, Гарри Поттер, но Винки плохо себя чувствует, — пояснил маленький человечек.

— А ты?

— Я Полли, сэр.

— Что с ней случилось, Полли?

Домовик замялся с ответом.

— Друг Винки умер, и Винки очень переживает, — проговорил эльф, на вид не слишком сочувствуя горю товарки.

«О, черт!» — подумал Гарри.

Загнав чувства поглубже, Поттер кивнул и объяснил домовику, что ему нужно.

— Будет сделано, сэр, — сказал тот и с хлопком исчез.

Через пятнадцать минут, которые он потратил на то, чтобы увидеться с Винки и поговорить, он вовсю чистил картошку и отбивал мясо. Приготовление ужина заняло больше времени, чем он предполагал, так что, когда Северус вернулся, Гарри как раз дожаривал стейки и снимал с плиты гарнир.

— Что ж, пахнет очень заманчиво, — отметил тот. — Как и выглядит.

— Поверь, на вкус тоже неплохо, — перекидывая через плечо полотенце, уверил Поттер.

Северус промолчал и пошел ставить стол в гостиной. Увы, кухня не предусматривала большого количества мебели.

Когда все было готово, волшебники поели на славу. Поттер заполнял тишину рассказом о том, что узнал от друзей.

— Он дает тебе понять, что следит за тобой, — сделал выводы Северус. — Это настораживает.

— Мне показалось, что это угроза. В общем, это с успехом может быть и то, и другое.

— Да... — отстранено протянул Снейп, словно на какие-то свои мысли, и поводил пальцем по губам. — Этот шаг подтверждает то, что у твоего двойника большие планы на тебя. Ты не думал, что он не показывал свою внешность лишь потому, что хочет занять твое место?

Гарри обдумывал эти слова несколько минут.

— В чем же смысл делать это только сейчас?

— Прости?

Гарри пожевал губами, формулируя ответ.

— Дарена подменили уже давно, значит, он имел представление, как добраться до меня, — на этой фразе он умолк и непечатно ругнулся.

Северус поднял бровь.

— Извини. Противно от мысли, что я спал с каким-нибудь ублюдком, — скривился он.

— Не думай об этом, Гарри, — сдержанно посоветовал Снейп, внимательно посмотрев ему в глаза. — Проще от того, что ты начнешь домысливать, тебе не станет.

Поттер почувствовал, что пора менять тему.

— Давай не будем больше о делах. Слишком много всего случилось, голова кругом идет.

— Пожалуй ты прав, — Северус откинулся на спинку стула и обвел свою гостиную каким-то меланхоличным взглядом. — Но если не о школьном прошлом и о настоящем, то придется нам сидеть в тишине, — иронично усмехнулся он.

— Это не деловой ужин и не встреча выпускников, — напомнил Поттер. — Я бы предложил обсудить то, что случилось ночью, — Северус напряженно поглядел на него, и Гарри хмыкнул: — Вот-вот, не думал, что эта тема тебе приглянется. Тем не менее, она очень важна. — Он отодвинул от себя тарелку и сложил руки на столе.

— Тебя так и тянет на душещипательный треп, — Снейп недовольно поежился. — Я не тот человек, кто спокойно может поддержать такую беседу. Да и не вижу в ней смысла.

Поттер не обратил внимания на его слова.

— Я не стал бы и начинать, но... мне не хотелось бы все испортить. Проще поговорить, чем потом отходить от эффектов Круциатуса, — насмешливо сказал он.

Замечание не было лишено смысла, поэтому Снейп не стал язвить, ну, почти не стал.

— Предупредительный Гарри Поттер — прелестно, — елейно отозвался он. — Можешь не волноваться за свою сохранность, особенно если с сегодняшнего дня у тебя появится отдельная комната. Она тебя уже ждет, — зельевар кивнул на ту дверь, которую недавно обнаружил Поттер.

Любопытство возобладало над обидой, и Гарри, встав, прошел посмотреть на свое новое жилье. Сразу зажегшийся свет озарил небольшое помещение с минимальным количеством необходимой мебели и достаточно вместительным камином. Тут была и дверь, которая, по всей видимости, вела в коридор, по которому Гарри пришел...

Вернувшись обратно, он подошел к Снейпу.

— Ну как, все устраивает? — без интереса спросил тот.

— Да, — Гарри нагнулся и прижался губами к кривящимся в усмешке губам.

Северус не отпрянул, а вполне спокойно ответил на поцелуй.

— Я надеюсь, что ты позволишь мне и дальше спать в твоей кровати. Тут по ночам холодно, как в склепе, а ты такой мягкий и теплый.

— Это уже похоже на оскорбление.

Гарри улыбнулся и еще раз чмокнул тонкие губы.

— Это комплимент, Северус, — как же приятно было дотронуться до гладко выбритой щеки и поймать отблеск удовольствия в темных глазах. Пальцы не остановились и, погладив скулу, затерялись в волосах.

Насколько же это было яркое ощущение восторга, Северус не мог описать, и даже не заметил, как закрыл глаза и приоткрыл рот от удовольствия. Поглаживания и пропускание прядок через пальцы успокаивали его и разгоняли по телу армии мурашек.

Гарри прижался лбом ко лбу Снейпа и поцеловал горбинку носа.

— Северус, — тихо позвал он, — пойдем в спальню? — прошептал он таким голосом, по которому стало ясно, что он имеет в виду.

Снейп отстранился и вгляделся в его глаза, а потом судорожно вздохнул из-за приятного тепла, разлившегося в груди. Гарри смотрел на него нежно и с пониманием, с какой-то стойкой уверенностью, что поступает правильно. И Северус уже также не чувствовал ничего предосудительного в его предложении.

Минуя все домыслы рассудка, защекотавшие нервы, он просто кивнул.

_______________________________________________________

[1] Великий баньян. Информацию о нем можно почитать по этой ссылочке: animalworld.com.ua/news/Velikij-banjan-derevo-s...

[2] Виверна — разновидность дракона, в отличие от классического геральдического дракона имеющее только одну, заднюю пару конечностей, а вместо передней — перепончатые крылья. Для него характерна длинная змеиная шея и очень длинный, подвижный хвост, оканчивающийся жалом в виде сердцеобразного наконечника стрелы либо копья. Виверна часто встречается в алхимической иконографии, в которой олицетворяет первичную, сырую, непереработанную материю либо металл.

[3] Магазин, где продается все для дома (авторское).

От автора: Всех с праздником великой победы!!!:pozdr:

URL
2014-05-10 в 14:42 

Красота! Ням-ням! Спасибо!
И Вас с праздником, Автор!

2014-05-10 в 18:57 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
И Вас с праздником, Автор! Спасибо.
Рада, что порадовала:)

URL
2014-05-11 в 01:53 

apelcin
Гений прокрастинации
Восхитительно и тревожно ССпасибо!

2014-05-12 в 15:23 

virtual flash
Любишь расстреливать - люби и могилки копать.©
Спасибо вам большое за этот чудесный фанфик! Прочитала все залпом, не могла оторваться. Это просто мой идеальный снарри - глубокий и очень захватывающий детективный сюжет, терпеливый и чуткий Гарри (у которого тоже есть свои скелеты и прошлое), который заставляет оттаять сердце Северуса, и в то же время Северус, ранимый и одновременно такой сильный и несгибающийся. Они просто необходимы друг другу, чтобы помогать бороться со своими проблемами.
Мучаюсь и пока нет особых догадок, кто же этот таинственный, кто так хорошо знает Гарри, и что же на самом деле случилось в прошлом.))
Спасибо вам еще раз за увлекательное чтение. :red:

2014-05-12 в 16:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
apelcin, рада, что зацепило:white:
virtual flash, спасибо большое за такой развернутый отзыв!:red: Счастлива, что для вас чтение оказалось действительно увлекательным.
Мучаюсь и пока нет особых догадок, кто же этот таинственный, кто так хорошо знает Гарри, и что же на самом деле случилось в прошлом.))
Скоро все тайны раскроются.;-)

URL
2014-05-19 в 00:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Когда они оказались в полумраке спальни, Гарри взял Северуса за руку и привлек к себе. Снейп, словно отвечая на его шаг, позволил обнять себя и, склонившись, впился в его губы уже более требовательным поцелуем. То, что Поттер не ожидал такого пылкого отклика, он понял по тому, как тот удивленно застонал. Однако, быстро придя в себя, Гарри ответил не менее страстно, хотя нетерпеливость загнал подальше.

Он знал, что в глубинах неизведанной души зельевара скрывается много нерастраченного пыла, но не рассчитывал почувствовать его на себе так скоро. Наверное, сказывалось постоянное выдерживание дистанции, а может шок — ведь Северус и вправду согласился быть с ним. Что это? Решительное желание побороть себя или настоящее вожделение? А может, и то, и другое, почему нет?.. Спортивный интерес никто не отменял. Невероятно то, что даже после всех ужасов, произошедших с ним, он еще мог чего-то хотеть и чувствовать.

Гарри принялся неторопливо расстегивать пуговки на сюртуке, внимательно следя за реакцией Снейпа, а потом, когда понял, что тот благосклонен к его действиям, поцеловал подбородок и проложил тропинку из поцелуев к адамову яблоку. Язык пару раз чувственно лизнул кожу, пробуя на вкус и находя ее превосходной.

Глубоко дыша от возбуждающих манипуляций Гарри, Северус также обратил внимание на одежду. Руки все же предательски затряслись, но он сумел справиться с этим. Удивившись, он сглотнул и рассеянно положил ладони на плечи Поттера. Раньше не получалось совладать с собственным телом — не это ли знак, что он на верном пути?

Без спешки, помогая друг другу, они избавились от верхней одежды, оставаясь в брюках и ботинках. Когда Северус стянул сюртук и рубашку, то застыл. Майку оказалось снять намного труднее. Он никогда ни перед кем не раздевался, поэтому заметно нервничал. Тем не менее, держался достойно, даже чересчур. Не знающий его мог бы сказать, что Снейп спокоен и действует так, словно каждый день практикуется.

Гарри погладил напряженную спину, даря тем самым поддержку и спокойствие, а потом, дополняя эффект, прижался губами к плечу.

Пройдя этот этап, Снейп несмело положил руки на ремень собственных брюк и опять остановился.

— Все будет хорошо, — сказал Гарри, заметив его заминку. — Если тебе что-то не понравится, или передумаешь, я остановлюсь.

Северус вздрогнул, посмотрев на него, и ощутил горький привкус на языке, видя сочувствие в бездонных глубинах глаз. Скривившись, он надменно прорычал:

— Считаешь меня слабаком?

Гарри хотел возразить, но что-то в лице зельевара заставило передумать. Уголок его губ приподнялся вверх.

— Такому слабаку я бы в рот пальцы не совал. Вместе с ними и голову откусит. Умерь свой гнев, я стараюсь помочь.

Снейп фыркнул и, с презрением ухватившись за ремешок, с каким-то ожесточением расстегнул его. Страхи на то и даны, чтобы их преодолевать. А с кем лучше это делать, как не с Гарри Поттером — отважным победителем темных магов и глупым дурачком, захотевшим такого, как он?

— Ты сам-то не очень торопишься, — заметил Северус, красноречивым взглядом окидывая наполовину разоблачившегося Поттера.

Гарри улыбнулся.

— Не хочу тебя смущать.

— Чем это ты решим меня поразить? — насмешливо протянул Снейп, хотя внутри у него все сжалось. — Природа не поскупилась?

— Да нет... — Гарри спохватился: — В смысле, там все как надо! Будет лучше, если тебе не придется отвлекаться на то, что вызывает у тебя тревогу.

— Раздевайся, Поттер, — не терпящим возражений голосом велел Северус, садясь на кровать и стягивая оставшиеся вещи, пожалуй, кроме трусов. Их он решил приберечь. Пусть они уже не скрывали его заинтересованности, но с ними как-то спокойнее.

Гарри покачал головой и сделал то, о чем его попросили.

Расстелив кровать, Северус взял себя в руки и обернулся. Он увидел, как Поттер отбрасывает одежду на стул, оставаясь перед ним абсолютно обнаженным, и у него перехватило дыхание. Если крепкие руки и подтянутый торс ему приходилось лицезреть не раз, то не менее прекрасные бедра и ноги он видел впервые. Что уж говорить о гордо стоящем члене, который не был огромен, как навеяла Северусу бурная фантазия, а вполне себе нормального размера.

Гарри подошел к любовавшемуся им мужчине и, приобняв, поцеловал. Снейп последовал его примеру, тем самым гоня от себя неуверенность и стыд, снова получая удовольствие от близкого общества будущего любовника.

Заставляя себя не торопиться, Гарри изучал нёбо и неуверенный язык Северуса. Ладони уже опустились на спину и осторожно проследили ровную линию позвоночника, плавно переходя на ягодицы. Там руки не задержались, так как Снейп сразу же напрягся; они заняли свою позицию на пояснице и гладких боках.

Через некоторое время Северус крепко обнял Гарри, зарываясь пальцами в его волосы, и так застыл. Поттер ощутил, как екнуло сердце от столь интимного и приятного поступка. Выдохнув, он прижался к Снейпу теснее, уткнувшись носом в шею. Они стояли так долгие минуты, едва втягивая воздух. Гарри элементарно не мог ничего сказать: горло пережимало спазмом, а в груди стало тесно. Тепло тела и сила рук, державших уверенно и цепко, окутали его, маня давно позабытым, а может даже никогда не испытанным чувством. В нем нуждались и его принимали. Самонадеянно полагать, будто Северус влюблен в него, да Гарри и не верил в любовь, но что-то такое витало в воздухе, подпитывая глупое сердце.

Снейп прикрыл глаза и погладил Поттера по лопатке и затылку. Вслух он такого, может, и не сказал бы, но только что понял — он доволен тем, что у них есть. Пусть даже у них с Гарри ничего не получится сегодня, Северус надеялся, что они смогут хотя бы остаться друзьями.

Еще чуть-чуть, и Гарри не выдержал и подобрался к шрамам на шее, начиная их целовать.

— Продолжим?

Снейп сжал его плечи, выгибая шею и подставляя ее под неутомимые губы. Он глубоко дышал и подавлял сами позывы застонать, считая, что это ниже его достоинства, сдаваясь под градами поцелуев и прикосновениями умелых рук. Через некоторое время он ощутил, как в бедро уперлось очевидное свидетельство желания Гарри, и впервые ему не хотелось ничего, кроме как потрогать его.

Подтолкнув мальчишку к кровати, Северус подождал, пока он заберется, и лег рядом. Гладя его грудь, он пару раз задел соски и проследил за реакцией. Пощипывая их и целуя, он вошел во вкус. Из горла юноши вырывалось урчание, а его орган дернулся и еще сильнее налился кровью. Северус хотел его коснуться, но никак не решался.

Не теряя времени даром, Поттер поглаживал все, до чего мог дотянуться и даже чуть-чуть прикусывал. Действия Северуса будили в нем самые необузданные желания и заставляли проявлять напористость, поэтому уже скоро тот лежал на спине, а Гарри ласкал языком его грудь. Снейп не был против и лишь расслабился под ним. Его разум затуманился от возбуждения, однако момент, когда пальцы юноши заскользили к паху, выбил его из настроя. Едва они накрыли его член, как Снейп резко дернулся, словно от удара, и оттолкнул от себя Поттера.

Гарри охнул от удивления.

— Что...

Северус сам не ожидал такой грубой реакции, поэтому с трудом выдавил:

— Извини.

— Если тебе неприятно, то давай повременим, — мягко предложил Гарри, стараясь не показывать досады.

— Нет, я хочу продолжить, — упрямо отказался Снейп. — Старые рефлексы, ничего более.

— Ладно, — Гарри придвинулся к нему и продолжил прерванное занятие.

Северус попытался снова расслабиться. Странное дело, как маленькое недоразумение способно подпортить все и сразу. Когда рука Гарри опять накрыла пах, нервы натянулись, как струны, а тело задеревенело.

— Ну, что ты, Северус, — расстроился Поттер, заметив, как горка под его ладонью опускается.

Снейп ощутил себя отвратительно от его слов, но не успел разгневаться, как был обезоружен исчезновением последней детали своего гардероба.

URL
2014-05-19 в 00:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Так-то лучше, — спокойно сообщил Гарри и пригрозил: — Даже не смей ругаться. Полежи и подумай о чем-нибудь приятном. Я быстро наведу порядок, — его оптимизму не было предела.

— О приятном? — брызнул ядом Северус. — Может о том, как я тебя убиваю?

— Ну, если это делает тебя счастливым, — пожал плечами Гарри.

Снейп стиснул зубы, наблюдая, как Поттер склоняется к его бедрам. От этого его сердце чуть не пробило грудную клетку, стуча о ребра, как ненормальное, а из горла вырвалось прерывистое дыхание. Послав все к дьяволу, Северус зажмурился и, смяв пальцами одеяло, подготовился к неизбежному.

Лишь от прикосновения и поглаживания между ног его сознание вывернулось наизнанку, топя в липких и грязных воспоминаниях. Хотелось кричать, но он молчал и терпел сколько мог. В конце концов стало казаться, что быстрее он сойдет с ума, чем все это закончится. Распахнув глаза, он собирался остановить Гарри — пока еще мог себя контролировать, — но открыв рот, понял, что не может произнести ни слова.

Гарри. От одного его сосредоточенного вида все ужасы отступили, унося с собой призрачную боль и отвращение. Это, конечно, не помогло оживить так и не поднявшееся достоинство, но хотя бы стало спокойнее. Только когда Северус справился с собой, он неожиданно понял, что Поттер что-то ему шепчет... хм, точнее его паху.

— Я тебя не обижу. Ну давай, поднимайся, — очень мило лепетал он, а потом склонился еще ниже и втянул головку члена в рот.

Северус во второй раз потерял дар речи, насколько это действие произвело на него впечатление. Однажды ему уже делали минет, но ощущения от него разнились с тем, что он испытывал сейчас. Невольно в голову закралась раздражающая мысль, что у Гарри немалый опыт в подобных вещах.

Что такого особенного тот делал, он не представлял, но это было крайне сладко и возбуждающе. Горячее, опаляющее желание растеклось по всему телу, заставляя позабыть обо всем. Северус невольно подался вперед, заставляя взять его глубже, чего Гарри по всей видимости и ждал. Это определенно вселило уверенность в его плоть, потому что она быстро налилась кровью.

— Славно, — мурлыкнул Поттер, голодным взглядом рассматривая дело рук и губ своих.

Северус залился краской от подобной оценки, но не успел согнать ее с себя, как подавился пробившимся стоном...

«Мерлин, что же ты делаешь...» — задыхался он, чувствуя, как чутко и тщательно язык Гарри изучает головку и все венки на его члене, а потом кольцо губ плотнее сомкнулось вокруг него и начало прохаживаться по всей длине.


— Ррр... ах, — выдохнул Снейп, напрягая живот.

Острая волна прошила тело Поттера, едва эти звуки сорвались с губ Северуса. Собственная эрекция уже болезненно пульсировала, напоминая о себе. Он терся ей об сбившееся одеяло, но этого было мало. Хотелось вымолить у Снейпа разрешение овладеть им, но Гарри точно знал, что не получит его. Понимал, что еще слишком рано для такого доверия. Мысли и собственные желания никак не помешали ему завершить начатое.

Северус уже не мог спокойно лежать, ощущая, как напрягаются яички, и кровь начинает стучать в ушах. Мир буквально пошатнулся, когда тесная гортань поймала в себя головку и принялась любовно стискивать.

Большего он не выдержал и в последний момент, чтобы не издать ни звука, укусил себя за ладонь, а второй попытался предупредить Гарри, что пора отстраниться, но тот даже не подумал, прилепившись к нему намертво. Глаза мужчины закатились, и он выгнулся, изливаясь.

Поттер проглотил все, не потеряв ни капли, и лишь потом выпустил опавший член. Облизываясь, он потерся щекой о быстро вздымающийся живот и выцеловал дорожку по груди к шее, получая от этого отдельное удовольствие. Вот только заметив кровь на припухших губах, он чуть не ударился в панику.

— Северус! — переполошился он, подскочив и трепетно осмотрев его лицо, пытаясь понять, что произошло; найдя источник кровотечения, он возмутился: — Что ты наделал?

Снейп облизал губы, даже не поморщившись от медного вкуса. Призвав палочку, он быстро залечил ранку на ладони.

— Ничего страшного, — хрипловатым голосом сказал он.

Гарри навис над ним, прижав его руку с палочкой к подушке.

— Не вздумай больше такое творить, понял? — угрожающе выдохнул он.

— А то что? — ухмыльнулся Северус, даже не напрягаясь, в тоже время купаясь в чувстве тревоги — тревоги за него.

Гарри хитро улыбнулся и лег сверху, припадая губами к местечку под острым подбородком и вынуждая Северуса откликнуться бархатным полустоном.

После пережитого наслаждения поцелуи на коже почему-то ощущались иначе, и Снейп воспринимал их проще и, кажется, желал все больше и больше.

Гарри в свою очередь думал немного о другом: пульсация и боль в паху достигла своего апогея.

Уже не так медленно, но и не слишком быстро, он пытался возбудить страсть в партнере, ласкаясь о него всем телом.

Северус все понял без слов и, задавив тревогу, остановил Гарри.

— Я надеюсь, ты понимаешь, что я не стану...

— Тише, — Поттер приложил палец к его губам.

Северус все же собирался договорить, но следующие действия нарушили его планы.

Поттер сел на его бедрах, произнося над собой до содрогания знакомые заклинания — чистящее и смазки, — и, заведя руку за спину, стал заниматься тем, что Северус никогда прежде не делал.

— Гарри, не надо, — поспешно сказал он, останавливая его руку.

— Все нормально, — откликнулся он и усмехнулся, — я знаю основы.

Видя, как парень морщится, Северус старался сохранить приобретенную боеготовность, но хорошее понимание мимики Поттера все портило.

— Это не обязательно, — опять заговорил он, погладив бока Гарри. — Я не могу выразить, как благодарен за то, что ты сейчас сделал. И я мог бы... ответить тебе тем же, — уверил он и притронулся наконец к этому чудесному члену.

Отчаянный стон раздался на всю спальню, а потом чертыханье.

— Нет! — прорычал Поттер, сгоняя его ладонь с изнывающего от нетерпения ствола.

— Не будь глупцом, — строго начал Снейп, — твоей подготовки будет недостаточно, а я... — он замялся. — Мне никогда не приходилось таким заниматься.

— Да я готов даже без нее, — сквозь зубы, выговорил Гарри, добавляя второй палец. — Я хочу этого Северус. Давно никого так не хотел, как тебя.

— Ты же знаешь, как это неприятно!

— Я знаю, что будет отлично, пусть и не сразу.

Мышцы на удивление поддавались легко, несмотря на то, что с последнего раза, как подвергались подобной экзекуции, прошло достаточно лет. Поттер редко позволял любовникам проникать в себя, предпочитая доминировать.

Пока Северус подбирал слова, чтобы возразить, Гарри приподнялся и, взяв его член, направил в себя. Руки среагировали быстрее мысли, вцепившись в ягодицы.

— Нет, — отрезал он.

— Северус, — Гарри склонился над ним, упираясь ладонями в подушку около его головы, — ты ведь знаешь, что я не мазохист. Я прекрасно осознаю свои действия, и если ты продолжишь упорствовать, то я свяжу тебя и буду возбуждать до тех пор, пока сам не попросишь на тебя насадиться.

Снейп нервно зарычал.

— Только попробуй.

Поттер провокационно улыбнулся и поцеловал упрямый рот. Против воли Северус постепенно оттаивал, но его руки на упругих бедрах и не думали расслабляться. Когда молодой человек отстранился и заглянул в его глаза, то сказал:

— Ты ведь тоже меня желаешь, — он опустил руку между их животами и трепетно погладил стоявший член Снейпа. — Его не обманешь.

— Это естественная реакция организма на...

— Да, Северус. Вот только твои реакции до недавних пор отличались от обычных.

Снейп замер, его грудь мерно вздымалась, успокаиваясь. Когда он устало вздохнул, сдаваясь, то поставил условие:

— Я сам все проконтролирую.

Гарри улыбнулся, становясь похожим на змея искусителя, а потом выпрямился и наколдовал на свою руку смазку.

— Я не против, — сказал он. — Ты же любишь все контролировать, профессор.

Снейп осадил его осуждающим взглядом, который в миг поколебался, когда его член начали обильно смазывать.

Гарри сглотнул, ощущая волнение от предстоящего. Пусть страсть в большей степени стирала рамки логики и страхов, он все же понимал, что для того, чтобы принять внушительный орган Северуса, стоило подготовиться получше. Но отступать было нельзя. Возможно, Гарри бы согласился закончить все взаимными ласками, без проникновения, но знал, чем скорее Снейп поймет, что ему нечего бояться в сексе, тем быстрее он адаптируется и перестанет сторониться этого. Поттер сам прошел через это когда-то и знал точно, что порой «все и сразу» действует эффективнее постепенного приручения. Северус был очень похож на него, поэтому Гарри не сомневался в успешности такого метода.

Больше немедля, он приподнялся и направил член себе между ягодиц. Тугие мышцы с трудом поддались напору и пропустили внутрь головку, отчего Гарри забыл как дышать, а на его лбу выступил пот.

Стон, сорвавшийся с губ Северуса, заставил его поднять голову.

Тело мужчины напрягалось настолько сильно, что проявлявшиеся на руках мышцы и грудь покрылись бисеринками влаги, а в темных глазах плескалось доселе неизвестное чувство удивления и легкой эйфории.

Гарри ухмыльнулся и покачал головой.

«Вот что значит долгое воздержание».

URL
2014-05-19 в 00:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Продолжив насаживаться, он сосредоточился на этом настолько, что забыл, что его все еще придерживают за бедра. К слову, если бы Снейп этого не делал, то они бы уже прошли этот этап. Гарри не особо любил долгое проникновение, так как тем самым растягивал себе муки. Однако сейчас процесс скрашивали чудесные стоны зельевара, от которых Поттер не только не терял эрекции, но и готов был кончить от одного этого звука. Так что боль, можно сказать, сдерживала его. Когда он смог принять весь орган, то перевел дух, привыкая к размеру и наполненности.

Снейп изо всех сил боролся с собой, зорко следя за действиями Гарри и чуть ли не лишаясь от этого рассудка. Ощущения были настолько притягательными, взрывными и восхитительными, что просто немыслимо, что он мог обходиться без них всю свою жизнь. Едва он оказался полностью в горячей глубине, стиснувшей его до звезд перед глазами, как против воли захотелось начать двигаться. Но эта полумысль-полужелание мгновенно растворилась, как только он поймал взгляд Гарри и ощутил дрожь его бедер.

Чувство вины безжалостно повергло сжавшееся сердце в пучину ужаса.

— Эй-эй, — крикнул Поттер, почувствовав первые изменения в партнере. — Даже не думай сдавать, — и качнул бедрами.

Снейп охнул и резко выдохнул. Скольжение по члену ударило в голову одуряющей волной, заставляя невольно забыться. Быстро гоня от себя дурман, он вернул все внимание к Гарри.

— Тебе ведь невыносимо, — констатировал он, трепетно погладив его по щеке, даже не обратив внимания на жалившие гордость слова юноши.

Поттеру опять пришлось проделать свой маневр, так как почувствовал, что плоть внутри него начинает сникать.

— Нет... все приемлемо, — он поймал для поцелуя длинные пальцы. — Тебя природа точно не обделила, — довольно ухмыльнулся он. — Только прошу тебя, не расстраивай меня. Мне нужен твой сочный, твердый член, так что постарайся.

— Чертов развратный мальчишка, — раздражение остудило чувство вины.

Поттер опять ухмыльнулся и начал двигаться на враз пришпилившем его богатстве Северуса.

Гладкие стенки жадно обхватывали член, постепенно заставляя Снейпа двигаться в ответ и проникать все глубже. Едва он занервничал, что не сможет сдержаться, чтобы не начать толкаться сильнее, как понял, что этого не произойдет. Чего-чего, но он до рези в груди боялся сделать Гарри больно. И этот страх буквально приковал его к кровати.

Поттер медленно приподнимался и опускался, чувствуя и радуясь тому, что Северус откликается и начинает участвовать. Толчки его бедер имели маленькую амплитуду, но длинный член и так прекрасно доставал до простаты. Всякие неудобства прошли и были забыты, когда Гарри ускорился.

Снейп под ним дрожал, а на его лице помимо напряжения уже появились и другие эмоции, среди которых Гарри заметил наслаждение. Поттер улыбнулся ему и выдохнул, когда нашел нужный угол. Приятным бонусом, заставлявшим пальцы на ногах поджаться, оказались полные страсти стоны, вырывавшиеся из приоткрытых раскрасневшихся губ Северуса. Видя, как он потянул руку ко рту, чтобы опять укусить себя, Гарри поймал ее и переплел их пальцы, со второй ладонью он поступил также. Движения любовников стали едиными: один опускался, а второй подавался ему навстречу, темные глаза следили за зелеными.

Пусть Северус никогда не забудет, что у него были другие до Гарри, главное, что он верил, — никого не будет после.

Оргазм пришел как девятый вал, погребая под собой обоих застывших в стоп-кадре мужчин. Гарри изогнул спину, разрядившись на живот Северуса, а тот судорожно выдыхал, избавляясь от колоссального накала страстей и изливаясь в великолепное юное тело. Он с готовностью принял повалившегося на него Поттера.


* * *

Они могли пролежать так всю ночь, но Гарри нашел в себе силы скатиться со своей живой подушки, чтобы лечь поудобнее. Снейп как-то странно выдохнул, лишившись теплого давления на грудь, и отчего-то сел на кровати, а потом и вовсе поднялся.

— Куда ты? — сонно спросил Поттер.

Северус молча накинул на себя халат и покинул спальню.

Нахмурив брови, Гарри подскочил и сразу же охнул. Задницу сильно саднило, но эта ночь стоила того. Не успел он надеть брюки, как дверь снова открылась и вернулся Снейп. В его руках было два флакона, а на лице ни эмоции.

— Выпей, — Северус протянул Гарри один пузырек.

— Да все нормально, — уверил он.

— Пей, — настоял Снейп, отводя взгляд.

Гарри вздохнул и опрокинул в себя зелье. Обезболивающее, как он и предполагал. Отдав склянку профессору, он сложил руки на груди.

— Тебе хоть понравилось?

Снейп воздержался от ответа и протянул ему второй флакон.

— Это для внешнего применения.

— Северус, не драматизируй, — уже взволнованно сказал Гарри и подошел к нему ближе. — Ты не сделал мне больно. Все и правда хорошо. Мне было очень здорово, ты же видел.

Снейп взял его за руку и вложил в нее пузырек, затем отступил на шаг, увернувшись от попыток Гарри удержать его, и быстро выскользнул из спальни.

Поттер с минуту стоял, рассматривая зелье, потом решил, что не стоит игнорировать страдания пятой точки и воспользоваться помощью, а потом можно идти вразумлять своего излишне заботливого профессора. На самом деле немного времени им обоим пошло на пользу. Северусу уж точно. Гарри знал, что просто сексом все не ограничится. Принять близость всегда было сложнее, чем пережить. Хотя порой эти понятия равносильны.

Когда Гарри вошел в гостиную, то Снейп в компании наполовину початой бутылки виски и наполненного стакана сидел в кресле. Посвежевшему и без дискомфорта в труднодоступных местах Поттеру было проще подбирать слова. Он не стал занимать соседнее кресло, а подсел на подлокотник к взвинченному волшебнику, который явно успел напиться.

— Ну и что ты делаешь? — спросил он, дотронувшись до его подбородка.

Северус отстранился от пальцев.

— Все это было неправильно, — выдавил он и поморщился.

— Ты жалеешь? — мягко спросил Гарри, ощущая, как начинает подташнивать.

— Нет... — Снейп посмотрел ему в глаза. — Конечно, нет.

— Тогда что тебя мучает? Все же получилось замечательно. Мы справились с твоей проблемой, если ее можно так назвать, — в отличие от недавнего диалога в постели, сейчас Гарри старался говорить максимально дипломатично, чтобы не задеть Северуса.

Снейпу вообще было не до подбора слов, и никакие собственные комплексы и трудности восприятия его больше не волновали. Он чувствовал гнетущую вину за то, что, беспокоясь о своих недостатках, он по-настоящему не задумался, какой будет реакция Гарри на его состояние. Ведь мальчишка, оказывается, все прекрасно видел и выбрал самую, что ни на есть, верную тактику. Он чутко улавливал малейшие изменения в его теле и знал, как надо действовать. Вот что значит опытность! Северус поддался на уговоры и эту напускную убежденность в собственных возможностях. До него только сейчас дошло, что все это делалось, чтобы он не успел увязнуть в предрассудках. Поттер боялся упустить момент и поэтому лишил себя времени на маневр. Снейп на личном опыте знал, каково это, когда тебя берут без подготовки.

«И я ничего не сделал... Побоялся», — на душе стало гадко.

Гарри забрал из его рук стакан и бутылку, потом присел на подлокотник. Пальцами он провел по густым волосам Северуса, заправив пару прядок ему за ухо.

— Я надеюсь, что все это не вызвало в тебе еще большего отвращения? — похолодевшими губами спросил он.

Снейп сглотнул, видя, как Поттер побледнел, и чуть не разразился нервным смехом. Перетянув парня к себе на колени, он прижался губами к его макушке.

— Идиот, — сказал он через силу. — Как ты мог такое подумать? Разве ты не заметил моего явного удовольствия от твоих действий? Если ты в самом деле доволен, то я тоже, — он почти захлебывался в собственной лжи, отчего в груди резало тысячью лезвий.

— Северус, — Гарри заставил его посмотреть себе в глаза, взяв лицо в ладони. — Не знаю, как ты представлял себе это, и представлял ли вообще, но первый раз не всегда бывает удачным.

URL
2014-05-19 в 00:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Мерлин, Поттер, — мрачно усмехнулся Снейп. — Этот первый раз мне точно понравился, будь уверен, — он не выдержал давления в груди и желчно рассмеялся.

«Как вообще это можно сравнивать?»

Гарри вздохнул с облегчением, но полностью не расслабился.

— Пойдем в постель? — предложил он. — Здесь холодновато.

— Кто же по каменному полу босиком ходит? — недоумевающе поднял бровь Северус. — К твоему сведению, я совсем недавно признал зарождение ума в твоей голове, но уже начинаю сомневаться.

Гарри хмыкнул и поднялся с его коленей и наколдовал себе тапки.

— Я смотрю, упражнения в постели нисколько не истощили твоей магии, — заметил Снейп.

— Нисколько. Наоборот, чувствую себя Мерлином, — самодовольно подмигнул он и протянул руку, чтобы помочь встать.

Перебравшись обратно в спальню, они привели кровать в нормальный вид. Поправляя простынь, Северус заметил на ней пятна крови и выпрямился. Голова внезапно закружилась, и стало нечем дышать. В глазах замелькал калейдоскоп из картин прошлого и настоящего, переплетаясь и извращая недавние события. Снейп пошатнулся и удержался на ногах только благодаря подоспевшему вовремя Поттеру.

— Что с тобой? — торопливо вопросил тот, но по устремленному на постель взгляду быстро все понял и облегченно выдохнул: — Твоя рука, Северус. Ты же сам себя поранил. Вряд ли бы я был таким неприлично довольным, если бы ты меня порвал.

Снейп заскрипел зубами, которые не помнил когда стиснул, прогоняя дурноту и успокаивая разбушевавшуюся фантазию. Он мысленно распек себя на все корки за излишнюю чувствительность и проявление ее на людях.

«Совсем размяк», — признался он и основательно загнал эмоции под прочную стену, чтобы больше не думали самовольничать. Итак выставили впечатлительной барышней.

Кивнув, он собирался удалить пятно и лечь в кровать, но Гарри его не отпустил, прижав к себе теснее.

— Гарри? — Северус чувствовал, что что-то происходит, но не видя его лица не мог сказать, что именно.

Поттер зарылся носом в мягкий халат на шее Северуса и прошептал:

— Ты не против повторения?

Честно говоря, Северус не ожидал такого вопроса. Точно не так скоро.

— Прямо сейчас? — спокойно, словно они обсуждали погоду, поинтересовался он.

Гарри тихо рассмеялся.

— Не думаю, но если ты захочешь... — тягучим голосом ответил он.

Будь даже у Снейпа такое желание, то совесть не дала бы ему осуществиться. Им обоим требовалось время, чтобы переварить случившееся.

— В следующий раз. Как только подлечишься, — выдал он. — И... тогда я сам тебя подготовлю.

— Уммм, буду ждать, — улыбнулся Поттер, чьи глаза зажглись, как звезды на небе.

Когда они улеглись, Гарри подкатился под теплый бок и даже зажмурился и замурлыкал, когда Северус, может и не отдавая себе отчета, но обнял его до неприличия собственническим жестом.

— Хм, Гарри, — пока они не заснули заговорил он.

— Гм? — почти на грани сна и яви откликнулся тот.

— Я бы хотел прояснить один момент, — голос Северуса был странно официальным.

— Угу.

Зельевар кашлянул и, словно предупреждая, проговорил следующее:

— Я хотел бы, чтобы на время нашего тесного общения у тебя не появлялось других интимных связей.

Гарри растерял все желание на сон, широко распахнув глаза и уставившись на Снейпа, который невозмутимо глядел на него.

— Я и не планировал, — сбитый с толку ответил он.

— Отлично, — кивнул Северус. — Тогда спокойной ночи.

Положив голову на подушку, он закрыл глаза.

Гарри продолжал глупо смотреть на него и не знал, что сказать.

URL
2014-06-17 в 22:43 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
Прочитала на одном дыхании. Давно не встречала в фандоме такого интересного произведения!!! Дорогой автор, пишите, пишите еще!!! Удивляет отсутствие должно фидбека. Вы не куда не выкладывали его?

2014-06-17 в 23:45 

Murna Ben C
Людей с высоким интеллектом посещают крайне извращенные фантазии... я знаю, о чем говорю. (c)
— Я надеюсь, что ты позволишь мне и дальше спать в твоей кровати. Тут по ночам холодно, как в склепе, а ты такой мягкий и теплый.
— Это уже похоже на оскорбление.
Гарри улыбнулся и еще раз чмокнул тонкие губы.
Ага, только Гарри может остаться в живых после такого невероятного оскорбления. Ээээх, одним махом разрушил тщательно создаваемую годами репутацию Ужаса подземелий. :-D
и замурлыкал, когда Северус, может и не отдавая себе отчета, но обнял его до неприличия собственническим жестом. Милый, милый Северус :crazylove:
ljnkzncv, прочитала всю историю за один присест. Дивной красоты произведение.:red:
Теперь хочу проду :shy:

2014-06-18 в 00:58 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
BlacKety, спасибо, рада, что вам пришлось по вкусу. Этот фик, как и многие другие, лежит на Фанфикс.ми Двуликий. Меня тоже печалит, что на дневнике не так много желающих описать впечатления.

Murna Ben C, спасибо, порадовали) Грозный образ Северуса постоянно подвергается опасности, когда рядом Гарри, так что ничего удивительного. Прода пишется, как обычно, неторопливо, зато тщательно и верно.

Спасибо за отзывы!!:white:

URL
2014-06-18 в 23:46 

apelcin
Гений прокрастинации
ljnkzncv, спасибо за очередную восхитительную часть, очень долгожданную .
Как же трудно Северусу пересилить себя, свой столь ужасный опыт, и как здорово что Гарри столь деликатен, но настойчив, иначе это не преодолеть .
Не оставляет ощущение надвигающейся ужасной опасности, интригу вы держите мастерски .
Вдохновения вам!

2014-06-19 в 11:05 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
apelcin, а вам спасибо за отзыв!:white:
Как же трудно Северусу пересилить себя, свой столь ужасный опыт, и как здорово что Гарри столь деликатен, но настойчив, иначе это не преодолеть .
Северус себя пересилил, иначе до постели бы дело не дошло. Всегда тяжело забыть самые обидные и пугающие моменты в жизни. Да и жизнь из-за них окрашивается в другие цвета. Для этого нам и дана любовь — призма, разбивающая свет в спектр, разноображивающая серый и черный другими палитрами. Из-за боли и унижения, начинаешь ценить доверие и ласку. Гарри пусть не всегда ведет себя здраво, но что касается чувственной стороны, он проявляет вражденную интуицию и понимание. Он и Северус похожи, пусть не во всем, но в желании любить и быть любимым, точно. То, что Северусу еще очень долго привыкать к новым отношениям, это да, и учиться отвечать и отпускать себя, тоже.
Не оставляет ощущение надвигающейся ужасной опасности, интригу вы держите мастерски :-D да, да, стоит начать бояться... :shy:

URL
2014-06-19 в 15:30 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
Автор , вы меня пугаете!!! Выкладывайте сразу большим куском, а то каааак остановитесь на самом страшном месте, а у меня сердце слабое..
Слежу за фиком с громадным интересом...

2014-07-09 в 23:47 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



Проснулся Гарри от стука. Не будь он таким навязчивым, то едва ли помешал ему досмотреть сон, но нет же. Со стоном разлепив веки, Гроза Тёмных Лордов поискал источник шума. Рядом раздалось недовольное роптание:

— Окно в гостиной, Поттер.

На сей раз Северус изменил своей привычке исчезать из постели первым и, перевернувшись на другой бок, прикрыл голову подушкой.

Встрепанный и невыспавшийся, Гарри сполз с кровати. Натянув свои очки и халат Снейпа, он на автопилоте побрел к двери.

Споткнувшись о стул, он полностью проснулся и прожег несчастную мебель гневным взглядом. Потирая ушибленное колено, открыл окно. На подоконник взобралась недовольная долгим игнорированием сова и протянула ему лапку.

— Не могла еще часок подождать, прежде чем долбиться в такую рань? — угрюмо проворчал на нее Гарри.

Птица обиженно ухнула.

Поттер провел рукой по лицу и потер пальцем глаз. Письмо оказалось очень кратким.

“Все готово. Операция назначена на 3 часа.
Кингсли”


Известие и порадовало, и огорчило. Гарри рассчитывал провести этот день с Северусом, чтобы закрепить... вчерашнее достижение.

Выпроводив вестницу, он возвратился в спальню и полюбовался объектом своих фантазий, закутавшимся в одеяло и закопавшимся среди подушек, как дракон в уютном золотом гнездышке. Что ни говори, но даже у холодного Снейпа были маленькие слабости. Улыбнувшись, Гарри приблизился к нему на носочках и бесшумно, как воришка, просунул руку в теплый кокон. Северус мгновенно дернулся внутри и зашипел не хуже гремучей змеи:

— Поттер, чтобы тебя стадо кентавров затоптало!

Подушки скатились с него, едва тот попытался сесть. Вид у Снейпа мало чем отличался от гаррриного.

— Не могу смотреть, как ты мирно спишь, когда меня бесцеремонно разбудили, — без сожаления ласково произнес парень.

Снейп поднял с пола облюбованную за ночь подушку.

Гарри запрыгнул на него, придавив собой. Северус чисто машинально вывернулся, сбросив с себя. Поттер, сильнее раззадорившись от этого, быстро подскочил и опять прижал его к кровати.

— Какой ты игривый с утра, кто бы знал, — мурлыкнул он, чмокнув сжатые губы.

Северус гневно раздул крылья носа, тяжело дыша.

— Гарри, я не сторонник постельной возни, — он старался не цедить слова. — Я не знал, что эта часть прилагается к... — он поморщился, вглядываясь в довольного собой мальчишку. — Лучше не надо.

Гарри привстал и лег рядом. Опять поцеловал губы Снейпа и ямочки у них.

— Извини, ты прав, не все сразу. Пойдем вместе в душ? — миролюбиво предложил он, поглаживая длинные волосы. — Постараюсь исправиться. Обещаю.

Снейп поморщился от намека, ощущая смешанные эмоции.

Ему практически не удалось поспать этой ночью. С ним происходило нечто странное. Наверное, пребывая в своего рода шоке, он не мог оторвать взгляда от расслабленных припухших губ погрузившегося в сон Гарри. В голове вертелись сумбурные мысли, тело не желало забывать тяжести чужих бедер, мягкости упругих полушарий, так правильно легших в ладони, и горячей, тесной глубины, ласкавшей, как никто и никогда. Ощущения взрывали воображение. Мерлин! То, как гибкий и красивый юноша гладил его и жадно целовал, смотрел на него с нежностью и откровенностью, как будто нет ничего в мире прекраснее. Рефлексы Северуса твердили, что все это — обманчивое наваждение из-за непривычки принимать такого рода удовольствия, поэтому всю чувственность, обрушившуюся на него, категорически нельзя пускать в душу. Скорее закрыться и оскалить зубы, напугать как следует, чтобы даже не помышляла приближаться.

Но было уже поздно, холод разума согрелся в свете проснувшегося после долгих одиноких лет сердца. Оно робко шептало не убивать в зародыше то, что, возможно, никогда больше не прорастёт на выжженной чужим безразличием и жестокостью земле, умоляло забыть прошлое, жить настоящим, трепетно просило смотреть на Гарри, в его потемневшие от страсти глаза. Зеленые, наполненные теплом и сиянием, как утреннее солнышко, зовущие откликнуться и разделить с ним наслаждение.

Это было так прекрасно, что шажок за шажком Северус поддавался. Едва он отпустил себя, как болезненным гвоздем в сознании застряло предчувствие, что в любой момент все может измениться. Гарри может передумать и попросить поменяться местами. Снейп нутром чуял, что тот не терпит власти над собой — это было очевидно, с его-то опытом! — об этом явственно говорило все: то, какую позу мальчишка предпочел и как активно вел себя. Северус все ждал его просьбы и знал, что ответит. Это стало бы концом. Поттер молчал. Даже когда любовник, несмотря на дебри колючих страхов, проник в него, тот не усомнился в своем решении и... получал удовольствие, пусть и не сразу. Очевидно, он не питал надежды, что Снейп разрешит ему быть ведущим (и правильно делал!), но все равно предпочел провести с ним ночь. Немыслимое безрассудство и... несомненное доверие. Оно, как холод, пробирало до самых костей.

Физическая и магическая мощь Гарри удерживала его, не пытаясь подчинить, унизить или иссушить, она отдавалась ему без остатка, поддерживала и насыщала... той же силой, только большей. Северус не знал, что так может быть, не думал, что секс с Гарри может быть таким... таким незабываемым. По-настоящему. Несмотря на мнение юноши, для Северуса все произошедшее оказалось даром богов. Он был благодарен ему за его... за все, что он сделал. Слово “вытерпел” никак не желало формироваться даже мысленно.

Ему до сих пор плохо верилось, что с его внешними данными и тем более характером, можно привлечь юное создание. У некоторых молодых людей случались заскоки на более зрелых любовниках. Северус размышлял об этом, но пришел к выводу, что не очень подходил даже в эту категорию. Оставалось все списать на психологические факторы, которые, как он и предсказывал, проявились после его спасения. Поттер думает, что влюбился в него. Черт, да он и сам так думает!

Северус мотнул головой.

— Что тебе сообщили в том письме? — вместо ответа невозмутимо спросил он.

— Кингсли оповестил, что операция состоится сегодня.

— Ты уходишь? — лицо Снейпа стало сосредоточенным.

— Не сейчас, к трем. У нас есть время, — Гарри чмокнул кончик большого носа. — Пойдем? По-жа-луй-ста.

— Если только ты обещаешь вести себя прилично, — Северус был непреклонен.

— Я всегда веду себя хорошо, — поиграл бровями парень.

Мужчина скривил губы на это заявление и, разминая мышцы, поискал тапочки.

— Ты хорошо себя чувствуешь? Ничего не болит? — кашлянув, вдруг поинтересовался он.

— Все отлично. Я еще вчера тебя уверил, заботливый ты мой, — нежно проговорил Гарри, ловя тревогу в любимом баритоне.

Северус ничего не ответил и, закутавшись в простыню, отправился в соседнюю комнату.

Гарри поспешил за ним, хитро улыбаясь.

Пустив воду, хозяин апартаментов принялся шуршать чем-то в шкафчике рядом с раковиной. Гарри стянул с себя халат и щелкнул пальцами. Бортики ванной опустились, становясь чуть выше пола и намного шире.

— Ты хоть представляешь, сколько ей лет, чтобы так с ней обращаться? — с полотенцами в руках обернулся Северус.

— Как только мы закончим, верну все, как было, — Гарри забрался под душ и от неожиданности зашипел: — Ледяная, чтоб ее!

Северус коварно улыбнулся.

Поттер заметил это и шлепнул по струе воды, окатив ею Снейпа. Тот вовремя успел отклониться.

— Несносный мальчишка, — оскалился он.

Покрутив кран, Гарри блаженно застонал и подставил лицо под поток уже теплых капелек.

Северус оставил простыню на комоде и присоединился к нему.

Гарри сразу ощутил, как позади к нему прижалось горячее тело, отчего по коже побежали мурашки. Развернувшись, он оказался в кольце рук.

— Успел продрогнуть, — прошептал Северус, поглаживая рельефную спину и прикладываясь к виску Поттера.

— Взбодрился, — поцелуй в шею. — Ты такой теплый, погреешь?

Снейп тихо хмыкнул.

— Ты ведь совсем меня не слушал, да?

— Нет, — счастливо сообщил Гарри, чувствуя пусть еще не такие уверенные, но ласковые поцелуи и частое биение сердца в тесно прижатой к нему груди.

Медленно и очень приятно они внимательно исследовали друг друга губами, пока не слились в поцелуе. Гарри зарылся руками в сухие волосы Северуса, осторожно надавливая на затылок и заставляя склониться к нему. Снейп обнял его, поддерживая и лаская пальцами гладкие бока и поясницу, слегка касаясь ягодиц, но не спускаясь ниже. Томление околдовывало обоих, сбивая дыхание и распаляя дремавшую страсть. Когда им пришлось прерваться, чтобы вдохнуть воздуха, Гарри удивленно усмехнулся, так как Северус, поддавшись наваждению, продолжил прокладывать дорожку из поцелуев от подбородка к ключицам, вынуждая его изогнуться и предоставить поле для действия.

Поттер гладил его по плечам и голове, размышляя, что у Снейпа хорошо развита интуиция, раз он прекрасно ориентируется, на какое точки надо нажимать. Его прикосновения были как горячий мед, сладкими и приятно согревающими. Гарри с горечью распознал, что за трепыхания появляются у него в животе, отчего летит к чертям выдержка, и в груди рождается отчетливое желания никогда больше не отпускать... и растерзать любого безумца, намеревавшегося причинить ему боль. Очевидный ответ невольно заставлял улыбаться и наблюдать за своим старательным “профессором”.

URL
2014-07-09 в 23:48 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Северус закончил путешествие, лизнув напоследок выпирающие косточки, и поднял взгляд.

— Давай приступим к купанию, — невозмутимо предложил он.

Гарри кивнул и взял с полочки мочалку. Намылив ее, он повернулся к Снейпу и спросил:

— Можно?

— Словно у меня есть выбор, — в голосе слышалась обреченность, хотя уголок губ чуть приподнялся.

Гарри начал аккуратно мыть его, оставаясь внимательным к реакциям мужчины, чтобы лишний раз не сделать чего-то, что все испортит, как вчера.

— У тебя очень чувствительная шея, — осмелился он озвучить свои мысли, и круговыми движениями намылил объект своего восхищения, очень осторожно обходясь со старыми шрамами.

Северус взирал на него из-под прикрытых ресниц и откровенно наслаждался нежностью рук и блеском изумрудов, поедающих каждый дюйм его кожи, позволяя себе расслабиться и довериться им.

“Какая глупость отказываться от того, что само плывет тебе в руки”, — подумал он, словно отвечая на один из своих вопросов.

Забрав у Гарри губку, он сказал:

— Моя очередь.

Поттер засиял и подставил спину.

Северус провел по ней пару раз и остановился, чтобы поцеловать напрашивающиеся на это лопатки и ложбинку между ними, по которой стекали ручейки воды. Проведя рукой по правому боку и пощекотав ямочку у ягодиц, задержался взглядом на упругих полушариях.

Прикрыв на мгновение веки, он прижался к Гарри и глубоко вдохнул. Его запах теперь ассоциировался у Северуса с солнечным лугом и глубоким озером кристально чистой воды. Проскользнув руками под локти, он продолжил тереть смуглую кожу груди, немного поглаживая и лаская ее, оставляя легкие поцелуи на плече. Притягательные горошинки сосков всецело завладели его вниманием и не отпускали несколько томительных минут, пока звуки лившейся воды не прервал тихий стон...

— Умеешь ты мучить, — задыхаясь, протянул Гарри, содрогаясь всем телом.

Северусу не нужно было спрашивать, в чем дело, и так уже все было понятно: к плоскому смуглому животу прижался налившийся силой член.

— Молодость, Поттер, — хмыкнул Снейп. — В твоем возрасте ничего удивительного.

— Молодость, говоришь, — фыркнул Гарри и, заведя руку за спину, ухватился за такой же каменный ствол, ласкавший его поясницу уже пару минут.

Северус слегка вздрогнул.

— Ну, я не так уж и стар, — скромно заключил он и лукаво ухмыльнулся.

Гарри ускользнул от руки с губкой и развернулся к нему.

Северус охотно приоткрыл губы, ловя мягкий и настойчивый поцелуй. Рука бывшего ловца и не думала выпускать из своих цепких пальчиков долгожданный “снитч”. Очерчивая головку и перебирая тяжелые яички, мыльная ладонь быстро добилась мелкой дрожи, разбежавшейся по всему худому телу. Прервав через несколько мгновений свое занятие, Поттер опустился на колени, ловко сыграв на растерянности Северуса, и, не давая ему опомниться, впился губами в самое чувствительное местечко.

Снейп едва не подавился воздухом и невольно ухватился рукой за стену. Тягучее, яркое удовольствие понеслось по венам, нарастая пенистой волной внизу живота. Распаляя нервные окончания, оно заставляло каждую клеточку звенеть и наполняться магией. Дыхание перехватывало едва ли не с каждым виртуозным движением змея-искусителя, таившегося в лишенном своего неуемного красноречия рту, но очевидно обладающим особыми талантами в другой сфере познаний; отлично знающий свое дело, он дразнил уздечку, которую голодные губы со вкусом всасывали в себя и отпускали, зализывая засос, потом обводили напряженную головку и обхватывали ствол.

Мозг отказывался работать, утопая в трепетном предвкушении, поэтому Северус старался устоять прямо, чтобы, не дай Мерлин, не выказать, насколько сильными и острыми были для него ощущения, и особенно ни в коем случае не застонать. Ни за что!

Гарри очень долго изводил его, с азартом и восхищением следя, насколько же хватит выдержки непробиваемого Снейпа, даже не соизволившего проронить ни звука, хотя уже чувствовалось, как его трясет, а венки на члене натужно вздулись. Мышцы под ладонями, гладившими матово-молочные бедра, вовсю ходили. Еще немного, и тот потеряет над собой контроль. Гарри надеялся на это и хотел прочувствовать на себе.

Для Северуса его действия стали настоящей мукой, мгновения тянулись очень долго, сладко, доводя его до исступления, рождая в голове совершенно тревожные мысли. Он с трудом держал себя в руках.

Провести языком по всей длине и впустить глубоко в горло, сглотнуть. Гарри настолько погрузился в процесс, что не заметил, как стал делать это почти профессионально и максимально страстно. Обычно такие игры не слишком прельщали его, но Северус был невозможно отзывчивым, даже когда молчал. Магия и изгибы тела выдавали его с головой.

— Гарри... — короткий стон все же слетел с припухших искусанных губ.

Поттер довольно зарычал, активно двигая головой, и стиснул напряженные ягодицы в пальцах. Зрачки темных глаз расширились, и их обладатель в конец потерял себя от дикого желания. Задыхаясь, Северус яростно подался бедрами вперед, врываясь в восхитительный рот, захлёбываясь рычанием и протяжными стонами. Ничего другого не ожидавший, Гарри принимал его, стараясь не подавиться. К счастью, много времени его пылкому любовнику не потребовалось. Отчаянно дернувшись в последний раз, тот тяжело выдохнул и облегченно излился. Эхо его голоса некоторое время отдавалось в ушах Поттера, закашлявшегося, не сумев проглотить все.

— Вот дьявол, — выдохнул едва отошедший от оргазма Снейп и скользнул на колени; подрагивающие узкие ладони прошлись по лицу и плечам Поттера. — Прости, я не хотел... Прости, Гарри. Тебе плохо? — чернильные глаза виновато блестели, а алеющие губы начали стремительно бледнеть. — Я... Мерлин... Я принесу релаксант.

— Что б... тебя, Северус... Все нормально, — схватил его за руку парень, не давая сдвинуться с места; чуть отдышавшись, он с упреком поглядел на него. — Тебе только что сделали... — раздраженный вздох и опасная усмешка, — смею надеяться, очень приятно, а ты думаешь о какой-то ерунде. Это было ве-ли-ко-ле-пно.

Снейп замолк, не зная, как реагировать, даже не пытаясь отделаться от неприятно-постыдной мысли, что все испортил.

Гарри сполоснул рот и, придвинувшись к нему, поцеловал плотно сжатые губы.

Северус не ответил на поцелуй, но притянул к себе.

— Ты очень внимательный любовник, — уверил Поттер, чувствуя, как бешено бьётся чужое сердце. — Я не часто таких встречал.

На некоторое время повисло молчание. Снейп собирался с мыслями, после чего отстранился.

— Давай, поднимайся, болтун, — как-то странно велел он.

— Ну еще немного. Я же неизвестно когда приду... — законючил Поттер.

— Ты ни о чем не забыл? — изогнул мокрую бровь Северус и в качестве намека провел ладонью по стоящему по стойке смирно члену Гарри.

— О, — оживился юноша и в мгновение ока оказался на ногах.

Снейп сглотнул и принялся гладить налитое достоинство, пропуская головку через кулак и сжимая по длине. Гипертрофированное чувство ответственности всегда держало его в тонусе, поэтому ничего удивительного, что он смиренно готовился к тому же, что минуту назад сделал с Поттером. Непростительная грубость.

Гарри звонко стонал, тая в его руках, поощряя ласковыми словами.

Снейп склонил голову и прикоснулся к бордовой головке губами, лизнув языком. На вкус оказалось приемлемо и даже понравилось. Не то чтобы он никогда не испытывал ничего подобного, но все же в этот раз его состояние было добровольным, и ничто не помешало распробовать. Обхватив губами полностью, он взял твердый и очень нежный кончик в рот.

Гарри зажмурился, ощущая, что готов кончить лишь от одного вида Северуса, делающего ему минет. Прежде он о таком и не мечтал.

Когда острый на ядовитое словцо язык затанцевал по всему члену, ему снесло крышу. Стараясь сдерживать свои порывы, чтобы не начать вбиваться в неопытные губы, Гарри до хруста сжал кулаки и запрокинул голову. В конце концов он был более искушенным в плотских делах, нежели Снейп, поэтому знал, чего ждать. Оргазм был очень ярким и выбивающим землю из под ног.

Северус, удивленный, что все разрешилось так быстро и без особых усилий, не успел отстраниться, и если честно, не так уж и хотел. Что-то было совершенно особенное в таком виде секса. Видеть, как партнёр извивается и напрягается, стонет и пылает от накала страсти. Если бы не беспокойство за свое горло, то Снейп, возможно, повторно бы возбудился. Семя на вкус оказалось вполне сносным.

Гарри сполз по стенке, как только его достоинство покинуло рот зельевара.

— Вот это да, — все что он мог сказать. — Спасибо.

Северус без особых эмоций кивнул и скомандовал:

— А теперь мыться и завтракать.

Гарри полностью был согласен, только ноги не слушались.

URL
2014-07-09 в 23:48 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

У обоих настроение всю трапезу оставалось на высоте, даже несмотря на то, что Северус был неразговорчив и угрюм. Кажется, все еще был недоволен своим маленький срывом. Гарри старался смягчить его, улыбаясь и подкладывая на тарелку собственноручно намазанные джемом булочки. По лицу Снейпа невозможно было определить, успокоили его эти попытки или нет, он оставался не в пример хладнокровен и не заинтересован ничем, кроме свежего Пророка, чашки кофе и... да, тех самых пышущих жаром угощений.

Поттер уплетал яичницу, при этом размышляя, стоит ли омрачать утро, залезая себе в голову. Намеченная вылазка все портила. Его молчаливый сосед по всей видимости пришел к той же мысли, потому что, сложив газету, поинтересовался:

— Мы могли бы заняться твоими воспоминаниями, когда ты вернешься. Лучше не бередить старые раны перед сложным заданием. Это будет сильно мешать.

Гарри продолжал жевать бекон, обдумывая его слова.

— Малфой может обладать информацией о случившемся со мной. Я должен знать, что спрашивать. Без четкого вопроса он попытается увернуться от ответа, — пояснил он. — Я тоже не горю желанием, поверь мне.

— Это будет нелегко.

— Не стеклянный, переживу, — отмахнулся Гарри и залпом допил кофе.

Снейп покачал головой.

— Если хочешь, я могу извлечь воспоминания и поместить... — мысль влить их в собственный Омут Памяти поколебала его. Не то чтобы он часто просматривал события из своей собственной памяти — только, если хотел разглядеть лица участников собрания, чтобы донести Дамблдору, — но все же, присутствие чужого сознания среди своих “подкроватных монстров” беспокоило бы. Гарри мог увидеть что-то из них и... Северус не желал показывать кому-либо то, что с ним делали.

“Ты эгоистичен, как всегда, Северус. Парень же собирается пустить тебя к себе в голову. Ему ведь не страшно за свои скелеты! Его жизнь только начинается, и ему наверняка есть что терять, в отличие от тебя”.

Пусть так, но это не значило, что он готов ответить тем же. Да и не такая уж это правда, что ему нечего терять. Есть. Как раз недавно и появилось.

— Давно хотел приобрести Омут Памяти, — вывел его из размышлений голос Гарри; он, видно, не заметил заминки Северуса или только сделал вид: — Дорогое удовольствие, хотя, честнее будет сказать, не было времени. Если тебе не сложно, то, как закончишь, извлеки их и уничтожь.

— Не торопись, — Снейп задумчиво поводил пальцами по губам. — Сначала посмотрим, что с тобой произошло. — Он кашлянул. — То есть, с твоей памятью. После извлечения воспоминания не стираются, а лишь тускнеют. Кошмар или размышления о них вернут всё на свои места в искаженном виде. Это может оказаться еще хуже, чем настоящее воспоминание. Я рекомендую заблокировать их.

— Что ж, поверю на слово, — кивнул Гарри, внимательно наблюдая за Снейпом.

— Отчего ты не сделал это раньше? — Северус заметил его взгляд и отгородился непроницаемой маской.

Поттер помолчал, хмуря брови.

— Сложно объяснить. Наверное, это из разряда что нас не убивает, делает сильнее. Этот момент многое изменил во мне.

На самом деле Гарри не желал никого пускать в сокровенное. Северус — один из тех, кто мог его понять и помочь. Не жалея. В голову даже пришло, что стоит предложить ему ответную процедуру. Ведь его кошмары мучают чаще, чем Поттера и, наверное, прилично потрепали нервы. Единственное, что останавливало, так это отличное понимание, что его скорее пошлют в задницу Тролля, чем согласятся.

Мастер зелий поднялся и поманил за собой в лабораторию. Взмахнув палочкой, превратил стол в кушетку и отошел к шкафу.

— Ложись.

Гарри повиновался.

Северус вернулся к нему с небольшим пузырьком. Присев рядом, спросил:

— Знаешь, что надо делать?

— Да, — Поттер пару раз вздохнул и нервно улыбнулся.

— Я не пойду туда, куда ты не позволишь.

— Да что может быть хуже того, что ты и так увидишь?

— Будь уверен, всегда бывает хуже. Расслабься и давай начнем. Выпей, — Северус отдал ему флакон. — Пару глотков, не больше.

— Что это? — спросил тот, отпивая.

— Прямая работа с памятью в действующем мозгу затрудняется наличием врожденной защиты. Для этого необходимо ослабить ее. Она есть у всех независимо оттого, владеешь ты окклюменцией или нет.

— Хочешь сказать, что я только что выпил жидкий Империус? — притворно запаниковал Поттер. — Он ведь тоже воздействует на этот щит, убирает его.

— Вот еще! — хмыкнул Северус. — Я полностью не сниму барьеры, просто ослаблю. К твоему сведению, я давно перестал готовить запрещенные зелья. Уже пять лет как, — едко уточнил он. — А это зелье с родни анестезии, не более.

Поттер вернул склянку и улегся поудобнее.

— Чистосердечное признание в производстве запрещенных зелий, — прищурил глаза он. — Я все-таки аврор, не забыл?

— Сейчас доболтаешься, — многозначительно протянул Северус и положил руку ему на лоб с потускневшим шрамом-молнией, сосредотачиваясь.

С губ сорвались первые слова заклинания (пациенту было проще принять чужое сознание, когда он слышит его "шаги"), после чего Поттер ощутил, как начинает засыпать. Веки опустились, пульс выровнялся, а звуки отдалились. Сознание устремилось к тем темным временам, когда на нем лежало бремя Мальчика-Который-Должен-Победить-Темного-Лорда.

Обнаружив постороннего, Гарри преградил ему путь, на первых порах приняв за агрессора, однако, распознав знакомую магию, он расслабился и самостоятельно повел к нужному месту, разгоняя каскады образов и чувств. И вот он, тот самый день и час.

Северус не предпринимал ни малейшей попытки разглядеть мелькающие картины, целенаправленно следуя за Гарри. Едва оказавшись в темном сыром подземелье, он устремил взгляд на лежавшего на полу полуобнаженного Поттера. Дыхание от этого зрелища перехватило. Рядом кто-то пошевелился, и Снейп резко обернулся. Около него стоял призрак. Его плечи были расправлены, а взгляд, полный презрения, обращен к скрюченной от боли фигурке.

— Не осуждай, — тихо выговорил Северус, удивленный такой реакцией Гарри.

— Я этого и не делаю, — возразил тот и отвернулся. — Неприятно видеть себя таким.

Полумрак камеры прорезал луч света, раздались приглушенные шаги. Вошел человек, по расплывчатым очертаниям напоминавший Питера Петтигрю. На миг он застыл, всматриваясь во мрак голых стен, а потом просеменил к валявшемуся на камнях заключенному и склонился над ним.

— Эй, парень, очнись!

Он потормошил его и перевернул на спину, чтобы подхватить под мышки и вытащить в коридор, дабы получше разглядеть.

— Что там? — проговорил другой голос, надменный и холодный.

Северус сразу узнал в нем Драко.

— Мистер Малфой, один из пленников не сбежал.

На этом месте картина расплылась, а звуки — слились в неразборчивый гул голосов.

— Останови тут, пожалуйста, — попросил Снейп. — Я осмотрюсь.

Гарри-призрак выполнил его пожелание, оставаясь безмолвно наблюдать за своей молодой копией в руках предателя, лицо которого он прежде не мог разглядеть. Без помощи другого легилимента это оказалось попросту невозможно.

Северус долго изучал состояние памяти, сканируя и выявляя точки разрыва. Стало еще загадочнее и подозрительнее, когда не обнаружилось никаких повреждений. Воспоминание было цельное и не подвергалось изменению или нарушению.

— Странно.

— Северус, — вдруг позвал Гарри.

Снейп обернулся.

Поттер указывал на что-то в темном углу камеры.

Он приблизился, чтобы разглядеть получше. Чужое сознание начало давить на него, не подпуская к границам, но Северус осторожно отодвинул его. На полу, там, где темнота еще позволяла что-то в себе разглядеть улавливалось очертание человеческой кисти. Крепкой, густо покрытой волосами, очевидно, мужской. Она лежала безвольно и, кажется, в луже, которая выделялась на общем фоне.

— Кто это может быть? — еле шевеля губами, проговорил Гарри. — Я не помню, чтобы со мной был кто-то еще.

Вдруг пространство вокруг пошло мелкой рябью.

— Нет... — лицо Гарри сделалось холодным и отстраненным. — Был кое-кто...

— Гарри, успокойся, — попросил Северус, ощущая на себе первые признаки отторжения.

Поттер схватился за голову.

Пол под ногами закачался, и Снейп приготовился выбираться. Однако не успел он дернуться, как мысли Гарри перескочили на эпизод предшествующий этому.

URL
2014-07-09 в 23:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Отшатнувшись к стене камеры, он пытался не глядеть на ужасную сцену, где здоровый, больше похожий на медведя, нежели на человека, егерь мощно, бесцеремонно брал тонкого, кричащего и всхлипывающего юношу... Даже в полутьме были видны наполненные ужасом и слезами зеленые глаза. Кулаки невольно сжались, стало невозможно дышать.

— Северус, — позвал тихий настойчивый голос. — Открой глаза, Северус. Посмотри. Это его руки. Я что-то с ним сделал! Я убил его... — почти шепотом.

Снейп не мог понять, что за нелегкая заставила Поттера рассматривать конечности собственного экзекутора, однако, здравость его идеи быстро достигла мозга.

Казалось, время замедлилось, пока Северус, источая волны ненависти и злости, безумным взглядом разглядывал волосатую лапищу грубо, до синяков и ссадин от ногтей вцепившуюся в бледное бедро. Эти чувства настолько затопили его, что большего он не выдержал и стал выкарабкиваться из удушающих образов.

Гарри еще пребывал во сне, когда Снейп сорвался с кушетки и вцепился пальцами, словно когтями, в полку шкафа. Костяшки побелели, а глаза налились кровью. Магия не выдержала и прорвалась на волю, прокатившись по комнате, как ураган, круша все на своем пути. Черт бы побрал все и вся! Если бы он знал, что все так обернется, никогда не предложил проводить процедуру в лаборатории! Но кто же мог предположить, что... Даже собственные унижения не вызывали у него спонтанных магических выбросов. Да и больше полжизни прошло с тех пор, как они с ним случались, эти выбросы.

Правда, в данный момент его мало волновали такие мелочи, как уничтожение школьной собственности. Рука сжала мантию в районе груди, стараясь усмирить разошедшееся сердце, мучительно сжимавшееся от захлестнувшей его боли. Увиденная картина словно отпечаталась на внутренних сторонах век, не желая сходить, и пронизывала упрямо колотящую в ребра мышцу ядовитыми стрелами ревности и жажды убивать. Лицо егеря было ему знакомо. Северус не раз разговаривал с ним в резиденции Лорда или в Малфой-мэноре. По приказу Риддла оборотни часто доставляли ему трудно доступные ингредиенты из лесов или с Красного рынка. И этот ублюдок был среди них.

Знал бы он тогда... И чтобы сделал? Гарри был его студентом, совсем еще ребенком! Он бы не смог оставить все как есть. Мальчишка хоть и был ему неприятен — да и то из-за сознательно поддерживаемой ненависти к его отцу — но он постарался бы помочь ему, как делал всегда. Прислал бы его любезного Добби на помощь с нужными зельями. Запретил бы домовику рассказывать, от кого. А потом отравил или заваадил ту скотину, что опустилась до насилия над детьми.

Прошло несколько минут, прежде чем его отпустило. Он хрипло глотнул воздуха и взял магию под контроль. Губы и пальцы онемели.

Шокировано уставившись на то, что наделал вокруг, Снейп не сдержал поток трехэтажный ругательств.

Казалось, только Гарри остался не тронутым, все остальное — безнадежно поломано.

С кушетки раздался стон, переключив его внимание. Зеленые глаза приоткрылись и поискали его. Заметив, что вокруг полный разгром, летают свитки, капают зелья и заспиртованные твари плавают в растворе на полу, он пришел в недоумение, а потом виновато спохватился:

— Это что, я так разошелся?

Снейп даже не задумался, плавным движением сложив руки на груди.

— Очевидно, я переоценил вашу способность держать себя в руках, — блеснул он глазами, добавив в голос обвинительные нотки.

— Прости, я все восполню, — стушевался Гарри. — Не думал, что после стольких лет этот эпизод все еще будет провоцировать меня. Извини, правда. Я был уверен, что сдержусь.

— Закончим с твоими воспоминаниями, а потом приберемся, — Северус наложил на комнату консервирующие чары, чтобы зелья не смогли вступить в реакцию. — Давно у меня тут не было студентов. Особенно таких старательных, как ты, Поттер. — Ухмыльнулся профессор.

Подойдя к Гарри, он присел рядом.

Юноша поежился.

— С тем егерем что-то случилось. Но я не помню, что было, когда он... бросил меня.

— Я мог бы еще раз взглянуть, чтобы внимательнее прощупать границы, — стараясь говорить, как можно ровнее, предложил Северус.

— Давай, — согласился Поттер и опять оглядел помещение. — Ломать тут уже нечего.

Снейп скривил губы и положил ладонь ему на лоб.

Но и следующее погружение в сознание не принесло дополнительной информации.

— Границы сознания гладкие, как и должно быть, никаких потертостей. Очень необычно. На лицо провал в памяти, но нет признаков, которые сопутствуют намеренному ее повреждению, — высказал свои мысли Северус и пожал плечами. — Хотя ответом на это может быть и элементарный обморок.

Гарри расстроенно поднялся. Чувствовал он себя разбитым: под глазами залегли круги, а болезненная бледнота не собиралась спадать с лица.

— Мне всегда везет, — апатично напомнил он.

Северус направился к двери.

— Пойдем, выпьем чего-нибудь... бодрящего, — проронил он.

Поттеру ничего не оставалось, как пойти за ним.

URL
2014-07-09 в 23:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Перед тем, как отправиться к Кингсли, Гарри заглянул к себе в кабинет за соответствующим аврорским облачением и специальными линзами. Очки с собой он взять никак не мог. Открыв шкаф, он вспомнил, что кроме одежды, которая на нем, у него ничего не осталось. Было досадно, но, пожалуй, не хуже, чем от ощущения бездомности. Хотя и это было обманчивое чувство. Все же у него есть еще старый особняк Блэков, где хранится часть вещей, оставшихся со школы.

Одев темно-зеленый, почти черный, костюм из драконьей кожи, севший на него как влитой, он обул высокие легкие сапоги на шнуровке, не стесняющие движений и словно предназначенные для долгого хождения по любому типу местности, не скользя по ней. Дополнительным плюсом было то, что они хорошо защищали от высоких и очень низких температур. На плечи Гарри накинул мантию с темно-фиолетовым подбоем и застегнул на застежку с характерным для Аврората знаком: темно-синий овал с изображением двух скрещенных волшебных палочек внутри. Проверив работу амулетов, служащих защитой против сглазов, порчи и остальной мелкой тёмномагической дряни, которую могут на него навешать, он занялся ваянием остальных щитов. Броня из кожи дракона, конечно, эффективна, но не спасет о физических повреждений. В аврорской практике за последние пару лет все чаще использовались новые чары, которые предупреждали о приближающемся сгустке магии. У стража правопорядка появлялся шанс отклониться в бою и спасти себе жизнь. Полноценного блока или отвода против смертельного проклятия, конечно, не изобрели, хотя в Лаборатории Тайн пытались, и не раз. Им приходилось копать глубоко в историю, чтобы найти хоть немного информации о нем.

Авада Кедавра была придумана во времена инквизиции в тринадцатом веке. Маги, случайно или намеренно колдовавшие при свидетелях или наводившие порчу на магглов, пришли в ярость, когда их самих и родню стали отлавливать и пытать якобы за сношения с дьяволом. Такие недовольные начали собираться в отряды карателей и вырезать целые деревни с невинными жителями. Поэтому Надзор — тогдашний Магический Орган Правосудия, — дабы не развязать очередную междоусобицу с магглами и показать посвященным правителям, что они согласны поддерживать перемирие и наказывать виновных, умерщвляли возмутителей порядка собственноручно. Это казалось тогда более гуманным, чем отдавать их тем же служителям церкви для жестоких мучений.

Как Гарри чуть позднее узнал от своих профессоров в Академии, некоторые ученые Лаборатории защищали свои степени на его беспрецедентном случае — он был первым существом, выжившим после “Убивающего словом”! В общем, такое было странно слышать, хотя Поттер уже давно привык к странностям в своей жизни.

Убрав палочку в чехол в рукаве, а дополнительную спрятав в сапоге рядом с кинжалом, вышел в коридор и запечатал дверь.

Кингсли его ждал у себя. Как только подчиненный явился, он кивнул ему и на четверть часа зарядил плановую речь. Видимо, решил сократить для них обоих объяснения по работе портала от профессора Риски. Бруствер говорил четко и по существу, потом вручил два браслета — из черного и светлого металла.

— Этот, — он указал на первый, — доставит вас в нужное место, как только будете готовы. Второй — на случай если потребуется быстро улизнуть. Межконтинентальный портал. Надеюсь, что Малфой находится в Англии, и вам не придется так извращаться. Ребят я тоже таким снабдил, и все они ведут в разные места.

— С кем я иду?

— Увидишь сам. Незнакомцев там нет.

— Ладно. Надеюсь, Малфой еще жив, и мы его найдем.

— Главное, чтобы выбрались целыми.

Кингли направился на выход. Пока они спускались в зал, стояло напряженное молчание. Гарри понимал, Бруствер не вполне одобряет такой рискованный план, но опасность — часть их профессии.

Северус сегодня тоже заявил, чтобы Гарри был осторожнее, как всегда по-своему, но от этого еще приятнее. Поттер заметил морщину, залегшую между выразительных бровей во время обеда, и когда спросил у него что его беспокоит, то получил неожиданный ответ. Снейп думал о Драко.

— Яд убьёт его, Поттер, как только ты задашь первый вопрос. Я не хотел бы этого.

Гарри поначалу вспылил, высказав, чего Малфой по его мнению заслуживает. Но это заставило Северуса нахмуриться еще больше, и юноша сбавил обороты, пытаясь понять — почему для того все еще важна жизнь человека, который, мягко говоря, желает ему зла.

— Ты слишком добр, — спокойно отметил Гарри. — Он ведь намеренно делал тебе больно, а не случайно. И сделает это снова, если представится возможность.

— Я не могу желать ему того же, Гарри. Он рос у меня на глазах, брал пример, проводил вечера в моем доме, когда родители уезжали или порхали по приемам. Я даже сказки ему на ночь читал... Будь у меня возможность поквитаться, я не смог бы убить его. Это будет невыносимо. Что бы он ни сделал.


Нет, Снейп не просил Гарри щадить или спасать, хотя это казалось очевидным. Поттер в сердцах проклял всех представителей белобрысой семейки до энного колена. Наверное, будь у него почти сын, он бы тоже простил ему все. А еще он до последнего искал бы причину — почему тот стал таким жестоким? Может быть, и Снейп ее ищет.

В группе было десять человек, знакомые по многим операциям. Гарри пожал всем руки, и они приготовились слушать, повернувшись к господам Риски и Барлоу.

— Я рассказал Поттеру, как он действует, — быстро вставил Кингсли, когда профессор открыл, было, рот, чтобы начать объяснение.

— Отлично, — кивнул тот. — Тогда приступим.

Перемещение длилось очень долго. Гарри даже показалось, что его раздавит, пока они доберутся. И когда, наконец, их выплюнуло прямо посреди океана, он успел только выдохнуть и ушел под воду на несколько метров.

* * *

Всплыв на поверхность, Гарри жадно хватал ртом воздух. Легкие горели от кислородного голодания. Рядом раздались всплески воды, и на него легла огромная тень.

Резко обернувшись, Поттер не успел увильнуть от брошенного прямо в лоб заклинания. Оставалось только порадоваться, что это не Круциатус и не Авада. Он выскочил из воды и перелетел на палубу длинной яхты. На ней уже распластались его товарищи. Сброшенный вниз, Гарри выхватил палочку, едва ощутил коленями жесткий пол.

— Не торопись, герой! — крикнул знаковый голос.

Гарри обернулся и заметил привалившегося к рубке Драко.

Пекло и слепило яркое солнце. Блондин в легких белых шортах и футболке прикрывал рукой глаза, разглядывая всю прибывшую компанию.

— Разве заметно, что тебя убивать собираются? Даже твои ребятки сидят целые и невредимые, и не рыпаются.

Гарри не обернулся проверить, а впился взглядом в Малфоя, ожидая удара.

Прошла минута-две, никто не нападал, а Драко все стоял и насмешливо за ним наблюдал. Складывалось впечатление, что вокруг кроме них никого не было.

— Где мы? — спросил Гарри.

— В открытом океане Поттер, — ухмыльнулся блондин. — Никак не ожидал? Думаю, ты не подозревал и то, что я буду вас ждать.

Поттер все же бросил быстрый взгляд через плечо на своих людей, отметив, что они все в порядке, но обездвижены.

— Не делай глупостей, Поттер. Я ждал тебя, чтобы поговорить, а не драться. Кстати, за то, что я еще на свободе, весьма тебе признателен, — на его лице мелькнуло странное выражение, он качнул головой в сторону стола и стульев, расставленных на корме. — Прежде чем освобождать своих шавок, дай мне полчаса, чтобы сделать предложение, от которого ты не сможешь отказаться.

Гарри выпрямился, не чувствуя опасности.

— На моих условиях, Малфой, — отрезал он. — Или будем сражаться.

— Если бы я хотел тебя убить...

— Мне плевать, — прорычал Гарри.

Драко хмыкнул.

— Как пожелаешь, Потти, — неприятно ухмыльнулся он.

Гарри быстро освободил своих людей и проверил чарами корабль. Тот действительно был пуст, за исключением эльфов.

— Будьте на чеку, — сказал Гарри ребятам, косясь на Малфоя. — Я поговорю с ним. Потом вяжем и убираемся, — это почти одними губами.

Ответом ему были понимающие кивки.

— Идем, — сказал он Драко.

URL
2014-07-09 в 23:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Они устроились за столиком.

Малфой аккуратно положил свои тонкие кисти на прохладную поверхность. В его пальцах появилась сигарета. Бутылка с виски и два стакана материализовались на половине Поттера.

— Выкладывай, — игнорируя хозяйское радушие, поторопил Гарри.

Драко с минуту молчал, смотря куда-то в даль. Несколько раз подносил к губам сигарету, но так и не зажег ее.

— Знаешь, почему я тут?

Гарри молчал, видя, что ему и так расскажут.

— Так было приказано. Он знал, что ты будешь искать со мной встречи. Захочешь найти его.

Гарри так и подмывало вытрясти из хорька правду о загадочном хозяине.

— Поэтому, Поттер, я через полчаса умру, — с холодной насмешкой высказал Драко.

Гарри уставился во вмиг ставшие пустыми глаза.

— Я не могу рассказать тебе, кто он, но я хочу, чтобы ты узнал кое-что другое, — продолжал говорить Драко.

— О чем ты? — Гарри не заметил, как в голосе промелькнуло любопытство.

— Не знаю, дошло до тебя или нет, но в шпионы ты попал не просто так. Это я пришел к Брустверу и разыграл для него небольшой спектакль, — он ухмыльнулся. — Хотя из тебя получился тот еще шпион. Я не знал, под чьей личностью ты обитаешь в Группе, да и в какой из них, поэтому чуть не угробил из-за Снейпа. Кстати, отличная работа, кто бы знал, что ты так зол на него, — на тонких губах образовалась сальная ухмылка.

— Я ничего ему не делал, — рыкнул Гарри. — Неужто хозяин тебя не просветил, кого недавно нашел?

Драко замер, алчно всверливаясь в бывшего сокурсника.

— Врешь!

— Ха.

— Уже неважно. Но я рад. Хм, так это его хозяин сплавил Макнейру... и ты туда поперся! Хорош, — зло рассмеялся Драко.

— Раз у тебя так мало времени, — елейно протянул Гарри, — то может мы уже перейдем к твоему бесспорно ценному предложению? И расскажи мне вкратце, что произошло пять лет назад в ваших подземельях? Если ты забыл, я, Рон и Гермиона оттуда сбежали.

Драко безразлично махнул рукой и зажег сигарету. Затянулся и блаженно откинулся на спинку стула.

— Да, вы бежали. Вот только не все. Я не могу об этом говорить, Потти. Тогда мое время резко сократится. Мое предложение заключается в том, что я расскажу тебе, кто из твоих друзей таковым не является, а ты за это поможешь моим родителям не попасть в мясорубку, которая точно будет. Когда я только начал помогать ЕМУ, я не подозревал, что я в итоге стану просто разменной монетой. Он засунул в меня яд, чтобы не болтал, словно я мог это сделать, — его лицо на мгновение исказилось от боли, но быстро стало бесстрастным. — Поэтому я решил смешать ему планы и впутать в них тебя. Ты — его конечная цель. Не этот мир или магия.

— Почему?

— Я не могу сказать, — снисходительно сказал Малфой.

— Почему он похож на меня? — спросил Гарри.

— Ты знаешь?

Поттер поднял бровь.

— Сам подумай, Потти. ОН же тебе дал подсказку, — презрительно выплюнул Малфой.

— Зачем он убивает, если ему нужен только я?

Драко наморщил красивый носик, выдыхая дым.

— Он дает то, что хотят его слуги. Ему присущ особый дар, он чувствует желания людей. Темные желания. А еще боль. Они привлекают его. Мне иногда кажется, что он как дементор, — юноша резко прервал свои излияния и схватился за шею.

— Не отвечай! — закричал Гарри.

— Что ты решил? — с трудом дыша, потребовал Малфой. — Отвечай!

— Да, я помогу твоим родителям.

— Возьми, — он бросил на стол две монеты. — Одна к тому, что я обещал, другая — к моим воспоминаниям. Только после моей смерти, Поттер. Иначе клятва сотрет их.

Драко сполз со стула. Гарри присел рядом с ним. Тот хватал воздух, но, кажется, не мог надышаться.

— Я могу помочь? — спросил Гарри, видя, как он синеет.

Подошли остальные и обступили их.

— В бездну твою помощь, — хрипел он. — В каюте письма... — выдохнул он и закатил глаза.

Поттер придержал светлый затылок, которым Драко бился о палубу. Его тело ломалось в конвульсиях, из уголка губ потекла кровь. Гарри просто смотрел. Сделать ничего нельзя, но все внутри так и рвалось помочь. Северус хотел, чтобы крестник жил... но, кажется, этому не суждено было сбыться.

Когда Малфой затих, Гарри засвидетельствовал смерть и поднялся. Отлевитировав монеты в небольшой мешочек, он убрал его в карман и приказал двоим аврорам стеречь тело, а сам направился в каюту.

— Осмотрите корабль, — велел он остальным. — Все люки. Эльфов отправьте в Аврорат. Яхту надо пригнать на причал.

Внутри собственность Малфоя оказалась очень вместительной. Гарри осмотрелся и, забрав письма, лежавшие на столе, обследовал тайники в поисках магических следов, хоть малейшей зацепки на своего двойника.

Вдруг пол под ногами дрогнул. Гарри развернулся и побежал наверх. Волны за бортом заливали палубу. Корабль качало и затягивало в воду.

— Яхта тонет.

— Чары не помогают, ее что-то тянет вниз.

— Уходим отсюда, — решил в конце Гарри, видя, как нос корабля врезается в гладь.

Волшебников сбило с ног. Не дожидаясь пока его смоет, Гарри активировал портал.


* * *

— Где тело Малфоя? — спросил он когда вернулся в Аврорат.

Его путь был не близким. Добраться до суши помог портал, а потом пришлось аппарировать несколько раз.

— Он не переместился, — ответил ему Кингли, уже переговоривший с теми, кто прибыл раньше. — Видимо, на корабле были определенные чары.

— И что же, он канул в лету в глубинах океана?

— Примерные координаты у нас есть. Я отправлю группу аквалангистов.

Поттер кивнул и достал мешочек с монетами.

— Он дал мне два портала, — задумчиво сообщил он.

— Куда они ведут? — насторожился Бруствер.

— Хочу это выяснить.

— Возьми с собой...

— Я сам. Если окажусь у хозяина, то только на руку. Он все равно не хочет меня убивать. Так что...

— Гарри! — рявкнул Кингсли. — С чего ты взял? Он выжидает время, а не делает тебе милость.

— Малфой дал подсказку, и я не собираюсь ее упускать. Если я возьму кого-то с собой, это ничем не поможет.

Кингсли рассержено раздул ноздри и буравил подчиненного уничтожающим взглядом.

Гарри открыл мешочек и сказал:

— Если не вернусь, не ставьте мне слишком большой памятник.

— Только посмей не вернуться.

Поттер улыбнулся и вытряхнул на ладонь одну монету. И исчез.

URL
2014-07-10 в 07:42 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
Чрезвычайно насыщенная эмоционально глава!!! Очень понравилось....

2014-07-10 в 10:40 

apelcin
Гений прокрастинации
Вопросов тем больше, чем больше намеков вы даёте, но буду ждать следующей главы, не терзая вас .))) И все же кажется, что с тем егерем дело нечисто, он как ружьё на стене .
Зато отношенияс Северусом радуют, маленькими шажками они движутся навстречу друг другу.
Спасибо!

2014-07-10 в 16:52 

Mishel_7
Спасибо)))

2014-07-11 в 17:29 

Что-то у меня возникло дикое подозрение, что Гарри тогда раздвоился, и это Темный Гарри убил насильника, а теперь над Хорошим Гарри издевается... зачем-то...
Отношения у Северуса и Гарри отлично развиваются. Хоть тут все радует)
Спасибо за новую главу:white:

2014-07-13 в 10:22 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
BlacKety, :white:
apelcin, пишет:
И все же кажется, что с тем егерем дело нечисто, он как ружьё на стене .
;-)
Зато отношенияс Северусом радуют, маленькими шажками они движутся навстречу друг другу.
Вперед, только вперед!
Mishel_7, пожалуйста:shuffle:
Keris Keilen, :smirk:
Спасибо всем за отзывы!:heart:

URL
2014-08-21 в 16:55 

в цветочках я, в цветочках.
Замечательный фанфик!!! Не умею описывать свои чувства, но аж дух захватывает. Спасибо.

2014-12-28 в 18:57 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
moody1910, спасибо.

Скоро мы с бетой начнем причёсывать новую главку. И может быть она появится завтра-послезавтра. Если, конечно, меня не унесет в кровь и в мясо. :-D

URL
2014-12-28 в 19:09 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
Ох, автор- вы главное- к ХЭ выйдите из леса, а что там в лесу будет, мы с вами вместе переживем...

2014-12-28 в 19:14 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Про кровь и мясо, это я про свою способность кромсать главы. Пока вроде ничего страшного не намечается. А ХЭ - обязателен!;-)

URL
2014-12-28 в 19:26 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
ljnkzncv, А, это сущие пустяки! Я потом всё равно целиком буду перечитывать.

2014-12-30 в 14:20 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


От Автора: Хочу напомнить вам, на чем мы остановились.
После проверки собственного сознания Гарри понимает, что имеет противоречивые воспоминания о произошедшем пять лет назад событии. Чтобы узнать почему, он пускается на поиски Драко Малфоя.
Драко предлагает Поттеру сделку, и тот соглашается.
Малфой погибает от яда, но его тело уходит под воду вместе с кораблем.
Гарри со своей группой возвращается в Аврорат, где передает сведения Кингсли и, активировав порт-ключ, исчезает.
Главным героям, как и вам, читатель, становится ясно, что Гарри носил в себе капсулу с неизвестным ядом. Психотропное вещество, как уже стало известно, попадало в его кровь из оборотного зелья. Кингсли уже обсуждал эту тему с Поттером, но ни к каким выводам они не пришли. Что же это за отрава, вы как раз и будете размышлять вместе с Северусом и профессором Риски в новой главе, а также увидите, куда попал Гарри, и что с ним там произошло.
Приятного прочтения!




Гарри стоял посреди гостиной промерзшего маленького домика, обстановку которого даже с натяжкой нельзя было назвать уютной. Стены сложены из толстых, потемневших от времени брусьев, потолок низкий, и с него свисало несколько масляных ламп. В одном из углов притулилась потрепанная узкая кровать, неаккуратно застеленная отсыревшими тряпками. Рядом на полу валялись пузырьки из-под зелий, бинты, нечто засохшее, напоминавшее горбушку заплесневевшего хлеба, и тушки давно истлевших грызунов. Посеревший стакан с отколотым краем накрывал небольшую горку когда-то зеленого пороха, видимо, для того, чтобы уберечь порошок от порчи. Напротив лежанки чернел своими угольными недрами камин.

Посреди комнаты стоял тяжелый стол, исполосованный и истыканный лезвиями ножей, а кое-где и топора; в некоторых местах “шрамы” напоминали росчерки когтей. Под ним стоял не менее громоздкий сундук.

Его Поттер осмотрел и, поведя палочкой, выдвинул на свет. Замки поддались только самым сильным чарам и открылись с резким щелчком. Гарри ждал любого подвоха, поэтому заглядывал в него с осторожностью. Однако чудовищ оттуда не выпрыгнуло. На дне лежало несколько склянок с дымчатой субстанцией, с виду напоминавшей воспоминания, и множество исписанных свитков.

“Будем надеяться, что это оно. И не очередная ловушка”.

Сложно было не задуматься о странности действий Малфоя. Не в его стиле умереть, просто покорившись судьбе. Тем более, как-то сомнительно, чтобы он доверил извечному врагу заботы о безопасности собственной семьи. Разумеется, если бы только не имел гарантий, что Гарри обладает реальной силой, которая сможет противостоять новому Лорду.

Внезапно его осенило:

“А смог бы он протащить эти порталы на лодку, куда посадил его убийца? Хотя, их могли пронести эльфы”.

Или Драко входил в круг доверенных лже-Поттера.

“Ну не настолько же тот Поттер дурак! — сам себе возразил Гарри. — Хотя Волдеморт тоже допускал ошибки”.

Он проверил содержимое сундука на порталы и проклятья. Выудив флаконы, окружил их защитными чарами и убрал в карман. Рукописи Поттер уменьшил и засунул туда же. Потайных отделов в подгнивавшей развалюхе не обнаружилось.

Поднявшись, Гарри отошел к окну. Хибара ютилась среди глухого протяженного на многие мили леса, ее обдувал ледяной ветер, небо над этими широкими просторами сплошь затягивали грозовые тучи.

“Неужели это ты тут жил, Малфой? Прятался?” — с сомнением думал Гарри, оглядываясь на остатки провизии и зелий.

Местонахождение он определил магией и удивился. О красотах Кросс-Фелл[1] — жемчужины Пеннинских гор — он был наслышан.

Еще раз внимательно осмотрев комнатушку, Гарри вышел через дверь и оказался не на улице, а еще в одном помещении.

“Похоже на лабораторию”.

В ней стояли пара котлов, шкафы с ингредиентами, а на подвесных полках расположились замерзшие травы и что-то непотребного вида в банках.

Поттер обежал все это добро взглядом, но ничего примечательного не обнаружил. Выявляющие заклинания также остались глухи. Если тут что-то и варили, то это было настолько давно, что вся магия выветрилась.

Выбравшись на улицу, Гарри ощутил на себе суровый климат здешней местности. Дом, хоть и не слишком надежно, но все же прикрывал от пронизывающего ветра. Поттер бросил взгляд на ветхое жилье и наложил сканирующие чары. Пусто. Тут уже давно не было магии, за исключение того самого сундука. Поежившись, Гарри взял мешочек с последней монетой. Глубоко вздохнув, он вытряхнул медяк в руку.

Перемещение длилось также долго.

Носки ступней коснулись твердой поверхности, но пятки зависли в воздухе. Гарри успел только взмахнуть руками, как, лишенный опоры, упал назад, хорошенько приложившись всей спиной и затылком о каменный пол глубокой ямы.

В глазах вспыхнул сноп искр, а потом все потемнело.


* * *
После тщательной уборки в разгромленной лаборатории и приготовления первой партии зелий для больничного крыла Северус прервался на вечерний чай. После пережитого “приключения” в тюрьме желудок и мигрени стали чаще напоминать о себе. Снейп подозревал, что все же сумел довести организм до ручки. Сколько бы Гарри не вливал в него силы во время их приятного времяпровождения и исцеления, кажется, без микстуры для слизистой все равно не обойтись, также как и без настойки от головной боли.

Своих недомоганий он Поттеру не показал и постарался внешне держаться достойно, чтобы ничем их не выдать. Слава создателю, что тот посчитал магический выброс делом собственных рук. Пожалуй, такое проявление нестабильности было очевидным свидетельством того, что душевное состояние Северуса дает сбои. Утренний совместный душ не в пример высоко поднял ему настроение… и все же немного уколол, когда Снейп не смог сдержать собственное тело. Теперь он знал, каково это, когда делишь удовольствие на двоих, а не ощущаешь себя грязным и использованным.

После того, как они вернулись в спальню, Северус все еще не мог перестать чувствовать тяжесть в груди. Он решительно не понимал, почему Гарри так ласков с ним и улыбается как ни в чем не бывало, отчего не негодует. Может, считает, что это нормально, когда вот так жестко?

С другой стороны, интимная связь между мужчинами по-определению не должна быть нежной.

“Нет. Он был внимателен и терпелив прошлой ночью. И совершенно точно нежен, — лгать себе было глупо. — Да и ты вел себя как филигранщик с наитончайшим из своих произведений”. — Северус опустил взгляд на собственные пальцы, которые стали слегка подрагивать.

Они до сих пор помнили мягкость смуглой кожи. Неужели эти тактильные воспоминания останутся с ним на всю жизнь? Необычно-то как, и приятно.

Как только листья в чайнике заварились, и он собрался наполнить чашку, в дверь постучали. Пожаловала Поппи за обещанным пополнением для больничного крыла. Вслед за ней шла Минерва. Если первая явилась по делу, то вторая, видимо, решила в очередной раз осведомиться о здоровье своего подчиненного и привлекла по случаю медсестру. Снейп от вспыхнувшего раздражения едва удержался, чтобы не прогнать обоих.

— Завтра начинаются занятия, — сурово напомнила МакГонагалл. — Я должна быть уверена, что ты вполне здоров, чтобы студенты вконец тебя не доконали.

URL
2014-12-30 в 14:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Значит, моего заверения тебе уже не достаточно? — неодобрительно отозвался Снейп. — Или ты считаешь, что я стану рисковать жизнями еще не успевших вырастить свою первую извилину идиотов? Спустя столько лет не ожидал услышать от тебя такое, — в его голосе появилось презрение.

— Очень трогательно, Северус. Но все же будь послушным профессором и позволь Поппи тебя осмотреть. Доставь мне удовольствие, уступи в такой мелочи. В конце концов, тебе прекрасно известно о ежегодных медосмотрах. Скоропостижно почив, ты умудрился его пропустить.

Снейп недовольно вздохнул. Минерва умела быть расчетливой, даром, что гриффинлорка. Как удобно подкреплять личные мотивы трудовым договором. Нехотя, пришлось смириться.

Кивнув медсестре, Северус напряженно замер.

— Для твоих львят завтра будет длинный день, — мстительно заверил он ее.

— Твои занятия никогда не бывают для них роскошью, мой дорогой Северус.

Снейп многозначительно промолчал.

Медсестра методично водила над ним палочкой. По ее лицу можно было понять, что она удивлена.

— За те годы, что я слежу за твоим здоровьем, я впервые вижу, чтобы твоя магия… оказалась настолько в тонусе. Потенциал ощутимо возрос, ядро окрепло. Ты принимаешь какие-то зелья или используешь артефакты?

Северус покачал головой, задумавшись. Поймав на себе подозрительно-удивленный взгляд МакГонагалл, он сделал непроницаемое лицо и проговорил, лишая ее возможности строить догадки:

— Пару раз Поттер оказывал мне медицинскую помощь. Его магия могла повлиять на рост моей, — не такая уж и неправда, учитывая, что близость между ними была совсем недавно, а изменения в силе Северуса начались намного раньше. Скорее всего, после Месмера.

— Похоже на то, — согласилась медсестра. — Редко, но такое бывает. Мистер Поттер обладает завидным могуществом. — Она продолжила выписывать кренделя кончиком палочки, и ее задумчивое выражение лица сменилось на тревожное.

Она не сдержалась и встретилась взглядом с потемневшим взором Северуса. Снейп раздул ноздри и напрягся всем телом, боясь, что она начнет разговор прямо при МакГонагалл. Такого унижения он бы не вынес. Спустя несколько мгновений Поппи ровно обратилась к начальнице:

— Минерва, наш мастер зелий вполне здоров и может продуктивно работать, — Помфри все еще смотрела на Снейпа, явно что-то обдумывая.

Северус не шевелился, медленно расслабляясь.

— Прекрасно. Жду тебя на ужине, — с подозрительным прищуром откликнулась МакГонагалл. Она заметила переглядывания своих коллег, но выпытывать не стала и, попрощавшись, отправилась к себе.

Снейп же поторопился скрыться в своей лаборатории, чтобы принести ящик с готовыми зельями.

Принимая свой заказ, Поппи внимательно заглянула ему в глаза и накрыла руку своей. Северус дернулся и вскинул голову.

— Я надеюсь, это не Гарри сделал? — тихо спросила она.

От дикости такой мысли Снейп отшатнулся прочь и, напугав целительницу, несдержанно рявкнул:

— Конечно нет! — морщина прорезала его лоб между бровей, кожа побледнела, губы болезненно искривились. — Что ты себе позволяешь?! — угрожающе рыкнул он.

Поппи, однако, его ответ успокоил и нисколько не обидел. Пожилая женщина давно привыкла к его вспышкам гнева.

— Я не могла не спросить. Прошу тебя, не кричи, — для его спокойствия она даже сделала шаг назад. — Тебе нужно принять еще несколько порций зелий. Я пришлю список. В их число не входят стандартные восстанавливающие, — в голосе проскользнула ласковая укоризна. — Не все из твоих… ранений полностью залечены. Это все, что я хотела сказать.

Снейп стиснул зубы, чтобы удержать рвущуюся наружу отповедь. Махнув рукой, он распахнул перед ведьмой дверь, да так, что та звучно стукнулась о стену.

Поппи даже бровью не повела, а просто пожелала всего хорошего и удалилась.

В груди болезненно закололо. Осведомленность, проницательность и чертова забота этих старых перечниц всегда заставляли его желудок завязываться узлом, а душу разъедало злобой. Он так и не привык воспринимать их внимание как что-то нормальное и приятное.

Вокруг все задребезжало, с потолка посыпалась пыль.

“Успокоиться, надо успокоиться”, — уговаривал он себя, прикрывая глаза и вдыхая поглубже.

Странно, но помогла взять себя в руки мысль о единственном не раздражавшем его человеке, забота которого оказывала именно умиротворяющее действие.

Северус фыркнул и едва не рассмеялся в голос над своими иррациональными выводами. Поттер. Кто бы мог подумать, что именно отпрыск Джеймса проникнется к нему такой симпатией. А Северус на нее, не побрезговав, ответит.

В груди отчего-то потеплело, и недовольство ушло, не оставив и следа.

Северус на минуту увлекся не свойственным ему занятием — замечтался, но быстро опомнился и занялся просьбой своего любовника — разбором крови. Не то, чтобы он надеялся что-то там найти, но все равно скрупулезно изучал предоставленный образец. Были небольшие отклонения от нормы: в крови присутствовал избыток омертвевших кровяных телец[2]. С первого взгляда это не казалось странным, учитывая сколько магии тратит молодой человек, однако… Обычно процесс обновления клеток легко справляется с этим. Особенно у магов. Северус отметил этот дефект, намереваясь обсудить его с профессором Риски.

К слову о нем. В обед сова принесла письмо. Старый мастер просил о встрече в своей лаборатории. Северус не видел причин для отказа и ответил ему с той же совой.

Нужно было заглянуть в Косой переулок, чтобы сделать заказ на пропавшие из-за срока годности ингредиенты. Студенты прибудут уже завтра, поэтому медлить нельзя. Обычно Северус покупал все заранее, но в этот раз в связи с известными обстоятельствами не получилось.

Спустя час Северус покинул пределы школы и аппарировал в Лондон. Погода была весьма приятной — прохладной и сухой. Мастер зелий быстро добрался до общественного входа в здание Аврората. Поскольку никаких чар он на себя не накладывал, и зелий, кроме целебных, не пил, то проверку прошел без проблем и попал в главный холл. Несмотря на огромные окна и стеклянный купол высокого потолка, проникающий в помещение свет был приглушен защитным экраном. Вокруг оказалось подозрительно тихо и безлюдно.

Проследовав до ведущего в Отдел Тайн камина, Северус переместился и оказался в гуще шумной толпы. Она едва не снесла его в один из стерильно-белых коридоров. Проскользнув мимо возбужденных ученых, Снейп поспешно скрылся в нужном ему направлении, а именно в Отделе Зелий.

В кабинет профессора Риски он постучал ровно в назначенный час и, получив разрешение войти, шагнул внутрь. Старик как раз снимал свою рабочую робу и махнул рукой в сторону кресла у кофейного столика.

— Рад видеть вас в добром здравии, Северус, — буднично, без показной официальности и с ноткой усталости проговорил он.

— Благодарю, — тихо откликнулся Снейп, присаживаясь. — Ваше письмо оказалось весьма любопытным.

Старик разместился в соседнем кресле и позвал домовика. Заказав у него зеленый чай с булочками, он переплел такие же, как у гостя, длинные пальцы на животе и ответил:

— Должен признать, что я зашел в тупик в своих раздумьях. Я тщательно изучил заключения целителей по трупам, поступившим после разрушения тюрьмы, пожара в банке и разгромов наших деревень. Больше всего меня удивили, конечно, господа Пожиратели. Многие были под наркотическим или алкогольным опьянением. Некоторые содержали в себе ядреный коктейль, — с отвращением и изумлением отметил он. — Нашим специалистам пришлось попотеть, чтобы хотя бы защититься от того, что из них… а в прочем, не стану вас утомлять, вероятно вы не откажетесь от чашечки чая, — слегка улыбнулся профессор.

Северус фыркнул.

— Анатомические подробности сойдут за закуску, если вы по ним что-то поняли, — коротко изрек Снейп.

— У Пожирателей обнаружился избыток мертвых элементов крови, совершенно им не принадлежащих. Самое интересное — не то, как они там оказались (это могло произойти и через темные зелья), а то, что чувствительные чары показали — эти клетки продолжают подпитываться магией извне. Хотя мертвецы давно остыли и, если б не мы, лежали бы в земле.

Снейп недоверчиво нахмурился. Будь перед ним кто-то другой, он бы уже высказал свое мнение об умственных способностях оппонента. Однако учитывая, что он сам совсем недавно обнаружил, и опыт профессора Риски…

Словно прочитав его мысли, старик сказал:

URL
2014-12-30 в 14:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Так вот, кровь мистера Поттера, Северус. Она не просто перенасыщена мертвыми кровяными тельцами. Я сделал сравнительный анализ с образцами Пожирателей. Они оказались идентичными. Я хочу сказать, что именно кровь Поттера находится в жилах каждого из этих подонков, — по лицу министерского ученого стало ясно, насколько впечатлили его такие результаты.

Северус долго молчал, напряженно обдумывая информацию. Пожалуй, к настолько плохим заявлениям он был не готов, хотя и знал, что с Поттером по определению всегда происходят странные вещи.

— Не стану уточнять, уверены ли вы, — медленно и хрипло заговорил он, сжимая руками подлокотники. — По всему выходит — если не брать во внимание невозможность самостоятельного воспроизведения клеток отдельно от владельца, пусть даже через магию — наш темный маг обладает силой, какой никому еще не приходилось видеть и ощущать. Скажите, много ли у вас было подопытных?

— Восемьдесят семь, — отозвался Риски. — Это из тех, чья кровь была относительно чистой.

Глубоко задумавшись, Северус принялся потирать висок.

Будь Пожирателей меньше, можно было бы предположить создание темных сущностей-артефактов[3] на основе магии крови и души прямо у них внутри, или старый-добрый метод Волдеморта — крестражи. А так, даже страшно предположить, что сотворил этот ненормальный двойник Гарри. В голове мелькала какая-то мысль, но Снейп не уловил её. Эпизод встречи с лже-Поттером прокручивался в мозгах. Нет, этот темный колдун нисколько не был похож на улыбчивого и доброго мальчишку, с которым Северус прожил целый месяц. Пусть внешне они одинаковы, но мимика лица, поведение… самоконтроль и взгляд, которые не появляются в одночасье и на пустом месте. Его Гарри (хм, его?!) тоже не сладко пришлось в жизни, но он не сломан и не озлоблен, в нем все еще живут добро и радость, желание бороться и помогать другим. Любить. На этой мысли Северус медленно вздохнул, подавив внезапный трепет.

Может, прежде Снейп и усомнился бы и разрешил зернам подозрения прорасти в душе, но не сейчас. Осторожность ему не изменила, но уверенность в Гарри все же преобладала, и пока ничто ее не поколебало. И он очень надеялся, что так оно и останется.

— Как мы уже знаем, — спокойно заговорил Северус, внимательно поглядев на старика, — мистера Поттера хотят подставить. И учитывая, что новый выскочка еще ни в чем не прокололся и продолжает сеять раздор, могу уверенно заявить, что и с кровью Поттера он что-то сделал. Еще одно подтверждение немалого ума противника. Для того, чтобы очернить героя с непоколебимой репутацией, нужно что-то посильнее внешности.

— Для простого люда хватит и ее, Северус, — покачал головой седовласый маг. — Вам ли не знать, как окрысился этот самый народ на Альбуса Дамблдора, стоило министру назвать его безумцем.

— Директор Дамблдор тогда мешал многим, — не согласился Снейп.

— Полагаете, сейчас нет тех, кому не по душе авторитет Поттера? — усмехнулся Риски. — Вы глубоко заблуждаетесь. Пусть нет тех столпов аристократии, шпионивших в министерстве и аврорате, как когда-то, но есть другие… делающие вид, что удовлетворены сложившимся положением.

Северус недовольно поджал губы, чувствуя, что они подошли к той самой теме, из-за которой его сюда и пригласили, поэтому едко уточнил:

— Вы поделились со мной информацией не просто так. Не просветите?

Зеленые глаза волшебника весело сверкнули.

— Конечно. Я хотел узнать не только ваше мнение, как специалиста по темной магии, но и как человека, неплохо знающего мистера Поттера. Все же вы наблюдаете за ним с его детских лет.

— Вам нужно было обратиться к семейству Уизли за исчерпывающей информацией, — презрительно отрезал Снейп.

Старик покачал головой.

— Боюсь, слезливо-сопливые рассказы о нелегкой жизни мальчика-сироты мне не требуются. А вот объективный взгляд со стороны — очень кстати.

Северусу даже стало смешно. Сомнительно, что по тому, как он относился к Поттеру в школе, можно было сказать, что он объективен. Нет, конечно, он прекрасно понимал, что сам взрастил ненависть в этом оболтусе, но все же.

— Поттер совершенно нормален, — без словесных изысков и язвительности подтвердил Северус. — Ему многое выпало в жизни, но я не вижу и не чувствую в нем скрытой личности или иных дефектов в психике. Он порой эксцентричен, самоуверен и, что для него совершенная норма, безрассуден.

Мистер Риски долго молчал, поглаживая большим пальцем ладонь. Снейп скучающе рассматривал многочисленные дипломы министерского зельевара.

— Хорошо, — наконец заключил Риски. — Тогда вернемся к аномалии крови. Сначала я не связывал историю с трупами с переизбытком телец в крови мистера Поттера. Поэтому считал, что у молодого человека это происходит из-за сильного расхода магии. Но это не так.

Северус не прерывал, решив выслушать все до конца.

— Будь мистер Поттер магглом, я бы сказал, что он сильно болен, почти при смерти. Что почки и печень не справляются со своей задачей. Для мага такая загрязненность крови опасна и сигнализирует о неустойчивости магического фона. Однако, — глава Лаборатории Тайн склонил голову, словно хотел сказать нечто, не предназначенное для чужих ушей, — не вооруженным глазом видно, что мистер Поттер фонтанирует силой. Отпечаток магии отчетливо ощущается на людях, с которыми он ею делится. На вас, на мистере Уизли, даже на Кингсли.

Снейп выдержал лицо, лишь слегка моргнув.

— Поттер очень активно пользуется силой и, возможно, его тело уже привыкло в кротчайшие сроки восстанавливать резервы, — задумчиво предположил Северус. — Соответственно, отсюда и учащенный кровообмен.

— Обмен происходит, да, — согласился Риски, — но кровь полностью не фильтруется. После отравления ядом вам пришлось вытянуть из него много крови. Я изучил ее всю. И хочу сказать, что за те периоды, в которые вы откачивали кровь и вливали в него кроветворное, часть нового образца становилась мертвой.

Снейп нахмурился, качнув головой.

— Это совершенно невозможно.

Старик снисходительно улыбнулся.

— В этом-то и загвоздка. Пусть у магов в меньшей мере за обмен крови отвечают внутренние органы, и в большей магическое ядро, но и для этого нужно больше, чем пару часов. И еще, самое важное, мистер Поттер не колдовал, находясь в беспамятстве, чтобы клетки начали умирать.

— Разумеется нет. Хотя мы забыли о яде…

— Нет, не забыли, — возразил Риски. — Я брал его кровь и после реабилитации, и после вашего антидота. Ничего не изменилось.

Это ставило размышления Северуса в тупик.

— А раз никаких проклятий на нем нет, то складывается впечатление, что такой состав для крови мистера Поттера является обычным. И это совершенно не нормально. В таком состоянии он не смог бы пользоваться своей силой в полном объёме. Тем более, сие поспособствовало бы развитию тяжелых болезней.

В очередной раз Гарри удалось удивить Северуса своей исключительностью, причем совершенно неприятно. Если его магия каким-то образом мирилась с таким состоянием здоровья, то потеря сил минимум на пятьдесят-шестьдесят процентов грозит герою колоссальной проблемой. Очень возможно, что она будет последней, с чем тот столкнется в своей жизни.

Волшебники не торопясь размышляли, разглядывая каждый свои пальцы. На столике постепенно остывал чай в обычных белых кружках, распространяя по комнате приятный запах жасмина и немного корицы. У соседней стены потрескивал огонь в камине, в окошке виднелся ореол света от давно скрывшегося за огромным стеклянным куполом солнца.

— Мистер Поттер давно вошел в список тех людей, которые не перестают поражать любое воображение. Собственно, это было еще одной причиной, по которой я не стал предпринимать какие-либо меры, чтобы затащить его в Мунго или на опыты к нам в лабораторию. Он — явный феномен. Но вряд ли добровольно согласится провести некоторое время в качестве подопытного.

Старик удостоился колючего взгляда Снейпа.

— Было бы очень неразумно с вашей стороны поступить так. Поттер не любит контроля и подчинения, — холодно обронил Северус.

— Их мало кто терпит, — старик наконец обратил внимание на чай. — У меня имеется еще одна тема, которую я хотел бы с вами обсудить. Кровь, это не единственное, что заставляет меня... волноваться о нашем герое, — заметил Риски, отпивая из своей кружки. — Поттер — очаровательный молодой человек, и мне не резон очернять его репутацию. Думаю, это очевидно, раз я разговариваю с вами, а не с Министром магии.

URL
2014-12-30 в 14:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Снейп сложил руки на груди и кивнул.

— В Визенгамоте достаточно много судей, проживавших и до сих пор здравствующих в разоренных Пожирателями поселениях. Любопытно, что выбор убийц пал только на Роквуда и Ворствуда. Не отрицаю случайность этого. Однако, именно Юстус когда-то осудил Сириуса Блэка на пожизненное заключение в Азкабане, а Бродерик назначил штраф Ремусу Люпину за инцидент произошедший в Хогвартсе, наложил запрет на дальнейшее его присутствие там и ограничил передвижение по стране. Он же вел дело о побеге Блэка.

Северус открыл рот, чтобы возразить, но его остановила поднятая рука собеседника.

— В восьмидесятых эти господа осудили многих неподтвержденных Пожирателей на Поцелуй дементора и пожизненный срок в Азкабане, а в девяносто пятом, когда Волдеморт пришел к власти, от их молотка пострадали многие магглорожденные. Я не свожу все к одному мистеру Поттеру.

— Отчего-то мне кажется, что Поттер и не знает о том, кто насолил его крестному и его клыкастому дружку, — спокойно заметил Снейп. — Откуда вам известны такие подробности?

— В первую войну катастрофически не хватало людей, поэтому порой мне самому приходилось отправляться на вызовы. И то побоище, что осталось после Петтигрю и Блэка, я как раз видел. Честно говоря, молодой наследник досточтимого семейства Блэк тогда очень подходил на Пожирателя.


* * *
То, что он попал в беду, Гарри понял до того, как открыл глаза. Тело ломило от неудобного положения. Шевельнувшись, он загремел цепями. По ощущениям, на ногах стояла металлическая распорка. Повернув голову — при этом шею прострелило тупой болью — он увидел свои руки, бледневшие в едва пробивавшихся через грязные окна под потолком лучах тусклого света. Тоже закованы и вдобавок подвешены вверх.

Ничего не оставалось, как материться про себя.

“Вот тебе и ошибки, — мысленно насмехался он над собой, — Шляпа на распределении тебе просто польстила, а ты и повелся”.

Неприятно щелкнул замок, и в двери маленькой комнаты открылось окошко.

— Очнулся, дорогуша, — проскрежетал голос. — Очень вовремя.

Гарри ощутил, как его кисти опускают вниз, удлиняя цепи.

Дверь в камеру открылась, и в нее, сутулясь, неторопливо вошел человек очень странного вида. Он нес в руках масляную лампу. Руки, как и весь он, были очень худы, а цепкие черные глаза внимательно разглядывали лицо пленника. По одежде нельзя было сказать, что это был бедняк, но внешность говорила об обратном.

— Мистер Малфой говорил, что должен кое-кто прийти… но не сказал, что аврор, — заговорил посетитель.

— Значит, хорек специально подстроил мой визит к вам? Не удивлен. Где я? — хрипло спросил Гарри, разминая затекшие конечности.

— Хочешь сказать, что не знаешь? Как же…

— Не представляю. Но обещаю серьезные проблемы, если не выпустишь меня немедленно.

Гарри обвел тесное помещение взглядом. Комната не была похожа на камеру, хотя в ней было сыро и холодно. Кажется, подвал.

— Не хорохорься попусту, малец, — поставив примитивный фонарь на бочку, пожилой волшебник подошел к Гарри ближе. — Мне не нужны проблемы с Авроратом, — и достал палочку, — поэтому тебе придется забыть об этом месте.

— Стой! Мне нет никакого дела до тебя, мне нужно знать, что хотел сообщить Малфой. Это чертовски важно.

Неизвестный пару секунд думал.

— Мне нужны гарантии, — совсем другим голосом проговорил он и хищно добавил: — А еще оплата.

Гарри фыркнул.

— И что же ты хочешь?

— Ты выглядишь крепким парнем. Через пару часов на рынке будет бой...

— Вот бля...черт. На Красном рынке? — скривился Гарри, уже понимая к кому попал.

— Твоя победа сделала бы мне рекламу. Внешность мы тебе подправим. Не каждый же раз получаешь в руки живую легенду, — ухмыльнулся волшебник.

— Зачем тебе моя победа, своих рабов не хватает?

Собеседник совсем не по-старчески улыбнулся и распрямил плечи. И Гарри понял, рассмотрев незначительные колебания магии, что внешность, которую он видит, не настоящая.

— Свежая кровь всегда в почете, а у меня давно не было поступлений.

Поттер гневно пронзил его взглядом, бессильно сжимая кулаки. Отказаться значило проснуться где-нибудь на отшибе Лондона в неизвестно каком состоянии и без информации, а сотрудничество сулило пусть и неприятности, но, в качестве вероятного бонуса, долгожданные зацепки по делу.

— Хорошо, я выполню свою часть сделки, но сначала мне нужна информация.



[1] Кросс-Фелл (англ. Cross Fell) — гора на севере Англии, высшая точка Пеннинских гор. Вершина горы представляет собой скалистое плоскогорье, часть вытянутого с северо-запада на юго-восток невысокого хребта, который также включает в себя ещё две вершины, превышающие 800 м. Склоны резко снижаются к юго-западу и более отлого к северо-востоку.
Ссылочка: ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%BE%D1%81%...

[2] Статья для просвещения:
www.sweli.ru/zdorove/meditsina/gematologiya/kro...

[3] Сущности-артефакты (авторское) — используются как в темной магии, так и в светлой. Они создаются из магии колдуна и из чатей его тела. В данном случае это кровь. Магия души необходима, чтобы поддерживать функции отделённых “кусочков”. Например, в целительстве это требуется для пересадки органов, поддерживающих магическое ядро. Обычно такие операции помогают душевнобольным. Стабилизация ядра способствует выравнять фона и порой “убирает” патопсихологические синдромы, а затем и улучшает психическое состояние. Примером в темной магии будет Темная метка. Татуировка-артефакт имеющая прямую и обратную связь. Волдеморт мог активировать ее импульсом силы, что не очень затратно, и мог тянуть магию из своих слуг.

От автора: С Наступающим Новым Годом! Желаю всем самого Удачного и Веселого года овечки и Настоящей Любви! :dm::sng::yolka2::sneg1:

URL
2015-01-01 в 16:02 

apelcin
Гений прокрастинации
Вопросы множатся просто в геометрической прогрессии, но все крайне интересно. Спасибо.
С Новым годом! Всех благ, и пусть Муза всегда будет при вас.

2015-01-02 в 14:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Сочиняя каждую новую главу, я полагаю, что отвечаю на скопившиеся вопросы, но оказывается, что это только я так думаю. :-D Ну ничего, рано или поздно и вы все поймете. Мы уже довольно близко подобрались к тайне Двуликого.
Спасибо за комментарий и поздравления! :new5:

URL
2015-02-03 в 22:16 

Неудачный день
В поисках счастья
ljnkzncv, как же я люблю ваш фанфик! Спасибо вам.

2015-02-04 в 00:21 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
URL
2015-02-23 в 23:30 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Камин в кабинете профессора Риски вспыхнул зеленым пламенем, и на ковер, сделав мертвую петлю, вылетел узкий пергамент, свернутый в трубочку.

Пожилой зельевар прервался и призвал к себе записку. Пробежав глазами по написанному, он обратился к собеседнику:

— Прошу простить меня, Северус. Меня срочно вызывают, — выбравшись из кресла, он на пару секунд задумчиво нахмурил брови. — Хотя, не будет лишним, если вы пойдете со мной. Авроры доставили в лабораторию тело Драко Малфоя. Вы могли бы опознать его. Он довольно молод и наверняка учился у вас.

Поднимавшийся на ноги Снейп на мгновение замер, прежде чем полностью разогнуться. Слова коллеги застали его врасплох. Лицом Северус остался бесстрастен, а вот в глазах на краткий миг проблеснули эмоции.

— Тело? — повторил он тихо.

— Кажется, операция прошла не без жертв, — кивнул Риски. — Пойдете?

— Да, — отозвался Северус, не замечая, как обводит пространство невидящим взглядом. Тупая боль запульсировала в солнечном сплетении, вынуждая медленно вдохнуть и выдохнуть, незаметно массируя грудь рукой.

Профессор Риски в это время искал что-то в небольшом шкафу. Выудив оттуда специальную зеленую робу с маленькой нашивкой черного котелка, означавшей «зельевар-специалист», он вручил ее Снейпу. Тот молча накинул ее на себя. Его собственное облачение тоже было пропитано различными защитными средствами, оберегающими от огня и воздействия зелий, но дополнительная осторожность не помешает.

— Что ж, идемте, — пробормотал седовласый маг себе в бороду, облачаясь в свежий рабочий комплект.

Волшебники покинули кабинет. Проходя через незнакомые лаборатории — маленькие и непомерно большие, причудливо обставленные или напоминающие маггловские стерильные — Северус осматривался без особого интереса, заставляя себя дышать как можно ровнее. Миновав множество лифтов, дверей и лестниц, они преступно быстро очутились в морге.

Часть этого ярко освещенного высокого помещения была отведена под длинные стеклянные цистерны, трижды превышавшие рост нормального человека, которые были заполнены непрозрачной матовой жидкостью, не позволявшей увидеть, что в них законсервировано; далее ровными рядами шли металлические каталки и стойки, закрытые и открытые шкафы с зельями и разноразмерными коробками и чемоданчиками, а в другой стороне зала, как столпы, выточенные из камня, «росли» массивные хирургические столы с нависавшими над ними как огромные колокола лампами, около них наблюдались передвижные столики с пробирками, фиалами и жуткого вида инструментами. К одной из стен крепилась узкая лестница, ведшая на три длинных балкона с метровыми выемками в ограждениях, напротив которых в бетон были вмурованы квадратные дверки на засовах.

— Сюда, господа, — позвал высокий худощавый маг в сером халате из плотной гладкой ткани и тонких перчатках из драконьей кожи. Зачарованные очки на его носу забликовали фиолетовым, когда он поднял лысую голову от распростертого перед ним на столе трупа и без выражения посмотрел на начальника и его гостя. Ассистент рядом с ним недоуменно нахмурился, узнав Снейпа. — Авроры только что доставили.

Профессор Риски представил Северусу обоих специалистов — Галена Коулмана — патологоанатома, и его помощника Питера Сильво, — на что Снейп автоматически коротко кивнул, видя перед собой только Драко.

Бледно-синяя кожа, раздутое лицо, изо рта все еще струилась вода, влажные светлые пряди, облепившие виски и спрятавшие впавшие глазницы. Неподвижный и мертвый.

«Мерлин, не верю», — захотелось зажмуриться, но Северус удержался. Ужас пробирался под кожу, пронзая душу беспомощностью и болью.

— Причина смерти — тот же яд, что и у остальных Пожирателей, — словно издалека донесся до него лаконичный голос Коулмана. — Тело около часа провело под водой. Рыбы не успели им пообедать, хотя крови он потерял немало.

Северус не без труда восстановил самообладание и монотонно спросил:

— Как он утонул?

— Не имею представления. Знаю только, что выловили его из океана на полпути к Америке, — ровно ответили ему.

— Северус, вы готовы опознать в этом…

— Да, это Драко Малфой, — отрывисто сказал Снейп. — Я думаю, заклинание подтвердит это не хуже меня.

— Да, но таковы правила, — профессор Риски пожал плечами. — Требуется мнение одного свидетеля. К сожалению, Люциус Малфой сейчас под следствием, и мы не можем его вызвать. Позже будет приглашена Нарцисса Малфой.

— Где авроры, которые его доставили? — отворачиваясь, спросил Снейп.

— Они вернулись в Аврорат, — пожал плечами мистер Коулман.

Северус резко развернулся и направился вон, имея острое желание выяснить подробности. Путь в прозекторскую впечатался в его память, поэтому дорога до кабинета Кингсли не оказалась слишком длинной.


* * *
— Разве я похож на дурака, Поттер? — поигрывая ключами, неприятно осклабился тюремщик. — Информация только после боя. Хм, если ты так боишься запачкать ручки... есть и другой вариант оплаты. Как мне кажется, тебе он даже может понравиться. Пара часов с одним из моих клиентов — равносильно выигрышу на паучьих бегах. Особенно с такой колоритной личностью, как ты! Не редко мне поступают заказы на твое личико. — Липкий взгляд выразительно пробежался по стройной фигуре Гарри, однако голос оставался деловым.

Поттер не дрогнул: в пору было подивиться, что мерзавец не предложил это с самого начала, учитывая, куда Гарри угодил. Хотя от намеков на оборотное его покоробило (видимо, отчаянным охотникам за редкими ингредиентами удавалось утянуть что-то и у него!). На Красном рынке были всего один «дом удовольствий» и единственная арена. И принадлежали они Декстеру МакКроули. Бордель находился в Желтом тупике, где, как полагал Гарри, его и держали. Крок довольно часто коротал там время, а Эдди и Терри нередко встречали того на выходе, чтобы вернуться в Группу или отправиться на задание. Прежде Поттер не имел удовольствия там бывать.

Декстер явно не желал за просто так расставаться с ценной информацией, поэтому Гарри пришлось тянуть время. Он намеренно ощупал свои карманы, зная, что ничего не обнаружит, и выказал раздражение. Стоит сказать спасибо, что дорогая форма никуда с него не делась, а ведь могли и раздеть.

— Где мои вещи, ублюдок? — процедил он сквозь зубы.

— Они тоже пока побудут у меня, — ласково сообщили ему. — Так что? Выбирай. Я не намерен тратить на тебя весь день. Бизнес не стоит на месте.

Гарри опустил голову, делая вид, будто обдумывает предложение.

— Жаль, что черноглазый не платит за шкуры таких, как ты, а то бы я выручил немало.

Гарри вскинулся, поймав неприязненный взгляд.

— О ком ты?

Ответом ему стала ухмылка и прицельный Круциатус.

URL
2015-02-23 в 23:32 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Кажется, мы с тобой не договоримся… — снимая проклятье, досадливо заметил МакКроули.

Гарри дернулся в цепях, сбрасывая мучительные ощущения. Мышцы заныли, но болевой шок не успел развиться.

— Я согласен на бой, — прорычал Поттер, сверля мучителя взглядом исподлобья.

— Так бы сразу. Твой выход через час.

Хмыкнув, «старик» забрал лампу и удалился. Дверь он запер на заклинание.

Уголок губ Гарри дернулся в злой ухмылке, когда цепи задрали его руки вверх.

Во время первой половины «мирной» беседы ему удалось как следует прощупать чары на оковах и распорке. Ничего сложного, за исключением подавляющего магию наворота — с ним-то пришлось повозиться чуть дольше. Видимо, поэтому Декстер не побоялся оставить Гарри без клятв (это только пока) и в сознании. Лязгнул замок, и железки, покачиваясь, повисли в воздухе. Прислушавшись к звукам снаружи, Поттер позволил себе щелчком пальцев сотворить парящего светлячка. Быстро осмотревшись, он ещё раз подтвердил свои догадки насчёт личности поймавшего его проходимца.

«С какой радости Малфой решил ему довериться?!» — мрачно подумал Гарри, прощупывая магические щиты на этом притоне.

Глупо было искать логику в поступках Драко, как и в своих собственных. Тоже, не послушав Кингсли, поперся черти куда! Ну насчёт этого он ещё поругает себя позже, а сейчас надо вернуть пропавший инвентарь и вытрясти обещанное из брыкающегося информатора. Сколько времени Поттер мечтал разорить хоть одно крысиное гнездо на Красном рынке, знает только его далеко не безграничное терпение, но прикрытие никак не позволяло. Теперь-то предвкушение грядущего торжества справедливости как никогда подстегивало к действиям.

Антиаппарационный барьер на заведение стоял, но он вряд ли остановит Гарри, если аврору захочется уйти. Взламывая заклинание на дубовой двери, он аккуратно обошел сигнальные чары, перекинув их на стену.

Очень скоро перед Поттером предстала лестница наверх.

Бесшумно ступая, он пробрался на первый этаж дома. Оттуда слышались голоса. Прижавшись к обшарпанной стене с кое-где потемневшими от сырости обоями, Гарри выглянул в приоткрытый проход. Помещение представляло из себя мрачно освещенный зал, где вдоль одной из стен в клетках обитали полуголые рабы (видимо, только доставленные, поскольку нигде еще не задействованы) — мужчины и женщины разных возрастов и национальностей, а в другой около заваленного снедью и выпивкой стола столпились их надзиратели. Некоторые из них показались ему знакомыми контрабандистами, часто ошивавшимися в Группах. Гарри прислушался к теме их разговора, но ничего важного для себя не уловил: расценки на живой товар в разных странах, его качество и прочие подробности, вызывавшие отвращение. Накинув на себя дезиллюминационные чары, Гарри шагнул вперёд, понадеявшись, что никто не заметит его тени. Быстро осмотрев все вокруг, он не нашел своих вещей. Лёгкое сканирующее подсказало — то, что ему нужно, за соседней стеной. Надо как-то пройти через дверь, не привлекая внимания.

— Что-то не так, — услышал он низкий рычащий голос и обернулся.

Один из мужчин в порванной, заляпанной бурыми следами и грязью мантии поднял голову от тарелки и со свистом втянул в себя воздух.

Гарри прищурился, по мимике лица и повадкам говорившего поняв, что его учуял оборотень. А от него никакое маскировочное не поможет. Быстро оценив ситуацию, Поттер прикинул свои шансы. Всего шестеро вооруженных волшебников — пятеро из них находились вместе, а последний курсировал у клеток, наблюдая за рабами. Почти все тюремщики оказались крепкими и знающими своё дело ребятами.

С такими справиться будет трудно.

Беспалочковой магией перевернув стол, Поттер сбил с ног нескольких человек. Вырубив мощным ударом локтя часового, он отобрал у него палочку и выставил вокруг себя дополнительные щиты, при этом прикрывшись обезоруженным от нескольких случайных проклятий.

Его оппоненты разобрались в ситуации не в пример быстро, и воздух раскалился от прорезавших его ярких лучей. Преимущество пока было на стороне Поттера — его не видели. Но не долго.

— В углу! Бейте туда! — завопил оборотень.

Поттер извернулся от веером разлетевшихся непростительных, проследивших его путь в другую сторону от укромного места, ответив молниеносными обезоруживающими и связывающими чарами. Многие проклятья угодили за решетки клеток, сбивая пленников и заставляя их кричать от боли и страха. Сожалеть об этом было поздно. На месте Гарри не стоял, все время скользя по доступному пространству. Добившись того, что двое негодяев упали без сознания, он перекувырнулся на полу, уходя от вереницы огненных вспышек и припустил к двери в соседнюю комнату. В созвучии отчаянных стонов, прежде чем рука коснулась потемневшей от времени и грязи ручки, он услышал оглушающий гул маггловского оружия. И только потом почувствовал, как бок лизнул раскаленный металл. Это, однако, не помешало ему развернуться и разозлено атаковать стрелявшего.

Оборотень с криком отлетел назад и впечатался в стену. Автомат откатился в сторону.

Поттер на адреналине проигнорировал растекшийся по спине жар и легкое онемение и дёрнул дверь на себя. Тело позади еще не упало на пол, а он уже скрылся в соседней комнате. Его преследователи, те, кто еще стоял на ногах, ломанулись за ним, но вход был уже запечатан.

Палочка недавнего знакомого, на которого Гарри налетел на скорости, прыгнула ему в ладонь. Быстро оценив обстановку, Поттер чуть расслабился. Он был в кабинете, где кроме Декстера никого не обнаружилось.

— А теперь потолкуем на моих условиях, — проговорил он, встречаясь с широко открытыми глазами уже не старика, а мага средних лет.



* * *
— Как это понимать, ушёл один? — ледяным тоном перебил Северус, смерив Кингсли тяжелым взглядом. — Он совсем ополоумел? Почему ты не остановил его?

Бруствер недовольно скривился, постукивая пальцами по столешнице. Он уже жалел, что рассказал о задании Поттера.

— Я не одобряю его поведения, но он единственный, у кого есть шанс вернуться невредимым. Мы считаем, что он для чего-то нужен новому Лорду.

Снейп издевательски вздернул бровь.

— Тогда не проще было сразу повязать его ленточкой и отправить в Группу?

Бруствер поджал губы и откинулся в своем кресле. Мало кто среди его окружения решался высказывать ему в лицо недовольство из-за принятого им решения.

— Гарри знает, что делает, — упрямо заверил он.

Тонкие губы искривились в скептически-презрительной усмешке.

— Он хороший аврор, — невозмутимо гнул свое Кингсли.

— Ну да.

Они были одни в кабинете, поэтому оба не стеснялись беседовать более открыто.

— Сколько уже прошло? — Снейп медленно втянул воздух через нос, усмиряя неприятную смесь гнева и досады.

— Семь часов.

«Что же за бестолочь этот… Поттер!» — пришлось помассировать виски большим и указательным пальцем, справляясь с усиливающейся мигренью.

Время близилось к полуночи. Некоторое время Снейп следил за переливом огней за окном, перетекающих по искусно выточенным из блестящего камня стенам Аврората, стараясь отогнать мешающие думать человеческие факторы. С трудом он мысленно вернулся к тем известиям, которые сообщил ему Кингсли.

Из недавно пойманных Пожирателей удалось-таки изъять ядовитые капсулы. Они оказались идентичными той, что была в Гарри: пустой, но сделанной из «мертвой» крови. Это подтверждало идею профессора Риски, о чем Снейп не торопился сообщать Брустверу. Однако же, то, что отрава покинула желудки Пожирателей-двойников, не помогло выяснить у них имя их хозяина или его местопребывание. Единственное, о чем они были хорошо осведомлены — это личности людей, которых им приходилось изображать, и они ничуть не жалели о том, что делали, и не задумывались, как использовалась выведанная ими информация.

Сближение с жертвами велось пару лет: они становились друзьями, близкими знакомыми, любовниками и любовницами объектов, а потом, когда приходило время — заменяли их, плавно вливаясь в чужую жизнь. Подготовка к этому велась основательно и продумано. О таких же «подделках», как и они, им не говорили. Передача сведений осуществлялась через сов, также приходили и распоряжения. С Группами лазутчики не сообщались, хотя изначально были завербованы тамошними лидерами.

Этих людей даже нельзя было назвать Пожирателями в полном смысле этого «именования». После тщательного изучения их воспоминаний, выяснилось, что они не были убийцами и вообще не творили насилия, только собирали данные. Все они оказались так или иначе пострадавшими из-за несовершенства судебной системы во время первой и второй войн, которая не находила времени, чтобы детально разобраться в доказательствах вины. Обвинения в пособничестве Темному Лорду приписывались каждому второму магу. Кто-то по своей воле совершал преступления, иные же находились под Империусом или были сильно испуганы за семьи и поэтому укрывали Пожирателей, часто пользовавшихся населением, как щитом. Из-за этого многие волшебники получали сроки в Азкабане.

А за время гонения магглорожденных пять лет назад благодаря доносам страдали не только взрослые маги, но и дети. Дело нередко даже не доходило до суда. Поисковые отряды авроров, отправленные на задержание, часто писали в своих отчетах о несчастных случаях или непреднамеренных убийствах в целях самозащиты.

В те времена творилось полнейшее безумие, и тяжело было судить, какой из блюстителей закона не находился под непростительным или оборотным, а некоторые свято верили в систему и «выполняли свой долг», не разбираясь.

Поэтому тут нечего удивляться поступкам отчаявшихся и обозленных.

«Темный маг всего лишь дал им то, что они хотели. А жаждали они мести», — не в первый раз подумал Северус, касаясь пальцами губ.

Том Риддл едва ли действовал иначе. Единственное, что недовольными двадцать с лишним лет назад выступали чистокровные волшебники.

Когда тишина стала невыносимой, Кингсли спросил:

URL
2015-02-23 в 23:32 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Ты так и не сказал, как узнал о Малфое.

Северус встрепенулся, отвлекшись от глубоких раздумий. До того, как прийти сюда, Снейп избавился от робы, поэтому Бруствер не мог знать, откуда он к нему явился.

— Я заходил к профессору Риски на чай, — длинные пальцы сами собой переплелись на животе, Северус почувствовал, как усталость разливается по телу, слегка сводя напряженные мышцы плеч.

Кингсли тихо хмыкнул, подозрительно разглядывая собеседника.

— Никак на работу зовёт?

— Ничего подобного, — покачал головой Снейп. — Моя работа вполне меня устраивает. Не заговаривай мне зубы, Кингсли. Как ты намерен искать Поттера?

— Пока никак. Нужно подождать… — пожал тот плечами.

— И дураку понятно, что мальчишка попал в неприятности. Может, хозяину он и нужен для чего-то, только это не значит, что его прихвостни посвящены в далеко идущие планы. Поттер может быть уже... мёртв.

— Ещё три часа, и начнём поиски, — снисходительно отозвался Бруствер, отдавая предпочтение строгим правилам и не собираясь делать исключений. — Гарри знал, на что идёт.

— Как же.

— Дай ему шанс.

— Мы словно говорим не о Поттере! — почти рассерженно рявкнул Северус.

— Он чертовски удачлив. Даже тебе это известно.

Снейп поджал губы, возвращая лицу бесстрастное выражение. От пробежавшего по спине холодка захотелось закутаться в мантию, в чем он себе не отказал. Несмотря на всю внешнюю стойкость, в душе он сильно нервничал.

Вот за что ему все это?

Один мальчишка по своей глупости погиб, другой — пропал.


* * *
Сероглазый мужчина опустился обратно на стул и, сгорбившись, напряженно проследил за кончиком палочки, нацеленным ему в грудь.

Гарри по его взгляду понял, что маскирующие чары с него слетели. Видимо, кто-то из недавних преследователей сумел его достать. Или кабинет по-особому зачарован.

— То, что передал мне Малфой, быстро! — велел Гарри. — И мои вещи!

— Ты делаешь огромную ошибку, — выплюнул Декстер. — Надо было тебя убить.

— Поверь мне, ты не первый, кто об этом жалел, — оскалился Гарри. — Но тебе лучше не злить меня.

МакКроули с видимой неохотой направился к одному из столов, коих в комнате оказалось три. Покопавшись в куче барахла, он выудил оттуда пару пузырьков и пергаменты. Свою палочку Гарри призвал без его помощи.

— Что передал мне Малфой? — Поттер отобрал у него вещи, засунув их в карманы.

Собеседник неприятно скривился и приблизился к покосившемуся шкафу.

То, что он достал оттуда, вызвало у Гарри недоумение.

— И все? — спросил он, рассматривая темно-коричневого цвета трость с серебряной изогнутой ручкой.

— Только это, — выплюнул тот.

Громыхание из-за двери нельзя было игнорировать дольше: с потолка и стен уже штукатурка посыпалась.

Поттер проверил улику на порталы и прочую магию. Все оказалось чисто. Он забрал ее из цепких рук и, без дальнейших разговоров, обездвижил МакКроули.

В комнате наблюдалось два окна с прутьями на них. Гарри выглянул в одно, чтобы сориентироваться, с какой стороны дома находится. Это заняло пару секунд, после чего, больше не задерживаясь, он аппарировал.

Оказавшись в знакомом тупичке, где обычно ошивались ведьмы легкого поведения, Поттер поднял палочку и начал творить заклинание, выписывая в воздухе руны. Теперь никто не покинет пределов шалмана Декстера. Закончив колдовать, Гарри ухмыльнулся и аппарировал к родному порталу в Аврорат.


* * *
Возбуждение от драки еще разгоняло горячую кровь, поэтому Поттер в мгновение ока оказался у черной двери с именем Кингсли. Постучав и не дожидаясь ответа, он протиснулся внутрь.

— О, — вырвалось у него при виде хмурого Снейпа, сидевшего напротив Бруствера. — Вечер добрый, господа, — ребячески усмехнулся Гарри.

Кингсли победно улыбнулся, словно выиграл какой-то спор. Снейп же явно был не доволен, хотя в глубине казалось бы непроницаемых глаз Гарри заметил облегчение.

— Быстро ты, — сказал Бруствер. — Рассказывай.

Гарри бодро прошагал к софе у стены и устало повалился на ее — и как ужаленный подскочил, охнув. В боку что-то резко кольнуло, вынуждая болезненно поморщиться.

— Черт, совсем забыл, — тихо ругнулся он, ощупывая спину.

Пальцы перепачкались в крови.

— Кингсли, в твоих запасах нет настойки бадьяна? — недовольно поинтересовался Гарри и возмущенно добавил, водя над собой палочкой: — Нам надо что-то делать с маггловскими игрушками. Обмундирование, конечно, непробиваемое, но не спасает от вымоченных в драконьей крови пуль.

Бруствер шумно втянул воздух, что-то обдумывая, и, поднявшись, направился к шкафу с зельями.

Северус уже остановился возле Гарри.

— Вытащишь ее? — попросил Поттер, стягивая тяжелый плащ.

— Поворачивайся, — последовал короткий приказ. — И снимай эту тряпку.

Гарри хмыкнул и подчинился. Стянув куртку, он быстро расстегнул легкую, но прочную рубашку, последней задрал майку с большим кровавым пятном чуть выше сердца и услышал тихое шипение Снейпа.

— Что?

— Не вертись, — Северус осторожно ощупал края раны, в поисках возможных осколков.

Еще одно сканирующее прошлось волной по телу Гарри.

— Пуля не задела легкое и ребра, — сообщил он и проворчал: — Чудо, как всегда...

Еще два заклинания — обезболивающее и очищающее. Через минуту деформированный кусочек металла лежал в руке Северуса. Видимо, драконья броня все же сослужила свою службу, замедлив снаряд.

— Вот, — Кингсли протянул Снейпу настойку. — Где ты ее поймал? — заинтересованно спросил он Гарри.

— В борделе Декстера, — отозвался Гарри, расслабляясь под теплой ладонью, бережно втиравшей зелье в рану. Он чувствовал гордость за то, что внимательные пальцы больше не дрожали от прикосновения к нему. Это была полностью его заслуга.

— Все, одевайся, — несмотря на почти ласковые касания, в голосе Северуса сквозила сталь.

— Я запечатал всю компанию Декстера в доме. Нужно послать туда наряд.

Кингсли кивнул.

URL
2015-02-23 в 23:33 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Ты узнал то, что хотел передать Малфой?

— Да, но не скажу, что это сильно помогло, — Гарри взял трость, отброшенную в угол софы. Аврор сдержанно, но обстоятельно рассказывал где побывал и что нашел в заброшенном доме.

— Я распоряжусь о группе захвата, — предупредил Бруствер, скользнув хмурым взглядом по добыче Поттера, и направился к камину.

Зеленое пламя унесло его, погрузив оставшихся волшебников в тишину.

Гарри осторожно посмотрел на Северуса.

— Не ожидал тебя тут увидеть. Что-то случилось?

Северус смерил его напряженным взглядом.

— Нет, — коротка ответил он. — Отложим этот разговор на потом.

Гарри удивленно поднял брови.

— Как скажешь, — Поттер замялся. — Северус, мне очень жаль, правда, но я не смог помочь Малфою. Он погиб.

— Я знаю.

Гарри опустил взгляд, вздыхая.

— Он сказал, что ему осталось жить полчаса... предложил мне сделку. Хозяин предполагал, что мы его найдем, и сам его убил.

Снейп долгим взглядом смотрел на Поттера, видя неподдельное сожаление. Конечно, он не собирался в чем-то обвинять парня, но хотел знать, что тому действительно не безразлично. Отчего-то это много значило для Северуса, не покривившего душой, убеждая Риски, что Гарри не растерял человечности и способности к сочувствию. Доказательство этого было буквально написано на лице молодого человека.

— Ты не виноват, — тихо заметил Северус и перевел внимание на трость в руке парня. — Есть идеи, кому это принадлежит?

— Пока не представляю, — качнул головой Гарри, внимательнее разглядывая вещицу и ища на ней памятные надписи или инициалы. — Выглядит обычной, но что-то мне подсказывает, что она не дешевая.

— Драко не сделал бы трость подсказкой, если бы мы не смогли по ней о чем-то догадаться.

— Честно говоря, мне в голову приходит только Люциус Малфой.

— У Люциуса трость тонкая и не предназначена для того, чтобы опираться на нее. Эта же сделана для мага с травмой, — Северус замер, сведя брови.

Гарри обдумал его слова и, к своему ужасу, пришёл к мысли, что ему знаком только один достаточно именитый маг с поврежденным коленом, поступь которого была известна всем курсантам Аврората и министерским работникам.

— О, черт…


* * *
Кингсли долго и тщательно изучал находку Гарри и молчал, не желая озвучивать свои догадки, к которым чуть раньше пришли его коллеги. Подозрения в адрес Министра магии — что может быть нелепей и опаснее? Но едва взглянув на трость в руках Поттера, он сразу понял, что уже видел ее раньше. Как аврор с большой выслугой лет, Бруствер был очень внимателен к мелочам, которые его окружают, это не раз помогало ему в расследованиях, да и жизнь спасало.

Взгляды Снейпа и Поттера подсказывали ему, что не он один разгадал кому принадлежит аксессуар.

— Ты ведь видел ее у Скримджера? — первым не удержался самый младший из присутствующих. — Я даже больше скажу, я ее тоже видел. Когда мы с ним ставили защиту на деревни. Он был с ней… — нахмурившись вспоминал Гарри.

— Это серьезное обвинение, — ровно отозвался Кингсли.

— Причем тут обвинение? — возмутился Поттер. — Министра подменили.

Если ставить вопрос так… Шеф Аврората чуть расслабился, и даже показалось, что лицо его просветлело, а глаза наполнились праведным гневом и желанием действовать.

— Надо продумать, как его взять и допросить. Без шума.

Собеседники согласно кивнули.

— Если он подделка — во что чертовски тяжело поверить! — чернокожий маг тяжело вздохнул, — то Хозяин в курсе всех наших планов. Более того, защитные чары на поселениях… их надо в кротчайшие сроки изменить. Перепроверить те дела, что он вел, сделки, которые он заключал… — речь Кингсли стала прерывистой, потому что он понимал, какой масштаб работ открывался перед ним, и мысленно уже составлял планы.

— Щитами я могу заняться, — вклинился в его поток сознания Гарри, поскольку эта задача была ему ясна, и он не хотел тратить время.

— Да, отлично, — одобрил Кингсли и быстро достал из ящика в столе скрученный бечевкой свиток. Взломав бирку, он тщательно просмотрел содержимое и отправил его Гарри. — Накладывай эти чары. Они уже защищают ряд деревень, и о них кроме меня никто не знает. Мастер Чар, их изобретший, с собственного согласия под Обливиэйтом.

— Угу, — читая список, протянул Поттер. — Мое присутствие во время задержания потребуется?

— Да, — лицо волшебника стало еще более сосредоточенным. — Верить сейчас нельзя никому. У тебя есть несколько часов, чтобы отдохнуть. Завтра с утра жду тебя.

— Хочешь оповестить кого-то еще? — проницательного уточнил Снейп, внимательно всматриваясь в волшебника, сидящего напротив.

— Руфуса не так просто поймать в течении дня, — рассудил Кингсли. — Думаю, нужно поговорить с Барлоу.

Северус скривился, но кивнул. Начальника невыразимцев он знал. По долгу шпионской службы не раз слышал его имя, как осведомителя Дамблдора по подковёрным играм Аврората и Министерства. Какими силами Альбусу удалось втереться в доверие к этому человеку, по подозрительности переплюнувшему самого Снейпа вместе с параноиком-Грюмом, он даже близко не представлял.

Северус перевел взгляд на Гарри. Они друг друга поняли без слов.

— К семи я буду тут, — поднимаясь, сказал Поттер.

Снейп последовал его примеру.

Они оставили задумчивого Бруствера строить планы и разбираться с учиненным Гарри беспорядком в одном из излюбленных для многих волшебников заведений Красного рынка. Северус ушел через камин в Хогвартс, а Гарри решил сделать тоже самое, только из своего кабинета.


* * *
Серьезного разговора во время позднего ужина не получилось, хотя Снейп вкратце рассказал, зачем посещал Лабораторию Тайн, чем взволновал Гарри и ввел в глубокую задумчивость. Тем не менее подробное обсуждение всего этого было отложено на завтра, поэтому дальше они ели молча. Пищи для размышлений появилось чрезмерное количество.

Бутылочки с воспоминаниями Драко лежали в кармане аврорского плаща Гарри, как и свитки, но после насыщенного событиями дня, он благоразумно решил также оставить их просмотр на следующий день.

В тишине маги улеглись спать.

URL
2015-02-23 в 23:33 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Несмотря на напряженный день, Северус долго ворочался на своей половине кровати и не мог заснуть. Сознание, как под дозой бодрящего, не желало успокаиваться. А вот Гарри, полностью вымотанный, после легкого душа рухнул в постель и мгновенно отключился.

Рассматривая его, Снейп вспомнил вспыхнувшую в сердце радость, когда Гарри появился на пороге кабинета Кингсли. В тот момент Северус едва не вскочил с места, но вовремя опомнился. Возникшее желание крепко прижать к себе этого безмозглого героя, зарыться руками в непослушную копну волос и вдохнуть ставший родным запах стало очень сильным. Такие эмоциональные порывы, пожалуй, немного беспокоили, поскольку были непривычны для него.

Вдруг Гарри вздрогнул во сне и прерывисто застонал. Снейп пригляделся к его лицу, подмечая болезненные морщинки на лбу и у губ. Ничего хорошего это не сулило. На мгновение задумавшись, стоит ли это делать, Северус протянул руку и провел ей по торчащим в разные стороны прядям, надеясь, что это поможет прогнать кошмар.

Поттер подозрительно напрягся, словно затаился и к чему-то прислушивался.

«Спи, Гарри, спи», — мысленно уговаривал Снейп, испытывая неловкость оттого, что не знал, как нужно себя вести.

Умей он находить успокаивающие слова… но он их не знал, да и вряд ли произнес бы вслух. Пальцы, не останавливаясь, немного скованно, но ласково поглаживали волосы, слегка пробегаясь по знаменитому шраму и щеке, осторожно касаясь плеча.

Поттер не пробудился и не погрузился в глубокий сон, на что очень надеялся Снейп, он странно что-то мурлыкнул себе под нос и потянулся за дарящей нежность ладонью, вызвав легкую улыбку Северуса.

— Ммм… — сонно промычал Гарри и поцеловал тонкую кисть.

Снейп поднял бровь.

Шумно, как будто удивлённо, выдохнув, Поттер скользнул рукой под расстегнутую куртку своего партнера по кровати и обнажил покатое плечо.

Снейп приоткрыл рот, едва горячие губы чувственно прошлись по его коже, щедро осыпая поцелуями.

Гарри завозился в уютном гнездышке из одеял и прижался всем телом к единственному источнику тепла. Последующие его действия стали совершенной неожиданностью для Северуса. Поттер беспардонно начал вскарабкиваться на него! По пути этот альпинист выцеловывал влажные дорожки по груди, впадинке между ключицами к изящной шее.

— Кхм, Гарри, — деликатно и немного нервно позвал его Снейп, растерявшийся от подобного отклика на свои невинные действия. — Что ты, по-твоему, делаешь, скажи, будь добр?

— Хочу тебя, безумно, — последовал очевидный ответ, после чего Поттер беззастенчиво накрыл губы Снейпа своими.

Глаза Северуса широко распахнулись, стоило посторонней магии коснуться его, лишая возможности к сопротивлению. Пока еще не так сильно, но ощутимо и неприятно. Подобное он чувствовал со своими бывшими любовниками.

Гарри ненасытно покрывал бледное лицо быстрыми поцелуями, ласково скользя руками по волосам.

— Ты чертовски хорош… Все будет хорошо. Расслабься, — шептал он взволнованному Снейпу, не знавшему, что делать — оттолкнуть или попытаться утихомирить.

Поттер, кажется, не очень понимал, что происходит. Но это не мешало ему соблазнительно тереться о Северуса и совершенно неприлично магически ласкать — а вот этого Снейп никогда не испытывал: словно что-то бесконечно мягкое и горячее наполняло душу и тело, задевая какие-то потайные струны глубоко внутри.

Руки Гарри ловко оказывались везде, поглаживая и возбуждая. Налитой горячий член вжался в живот Снейпа, вырывая из его груди сдавленный вздох.

«Что за безумие!» — промелькнула наконец разумная мысль.

Но она была забыта.

— Поттер, оста… ммм...

Гарри полностью лег на Северуса, и последний не успел опомниться, как его колени раздвинули. Пребывая в своих фантазиях, Поттер не отпускал припухшие губы, не позволяя вырваться из них протесту. Уверенная ладонь легла на худое бедро и потянула вверх, намекая оплести за поясницу.

Снейп, наконец, отошел от шквала ощущений, даримых магией молодого человека, и отчаянно дернулся, начав вырываться и кусаться, как дикий зверь.

— Прекрати! Прекрати немедленно! — выкрикивал он хрипло.

— Северус, пожалуйста, — от возбуждения голос Гарри дрожал. — Не бойся, я буду осторожен.

Оттолкнуть Поттера оказалось задачей не из легких: тот, несмотря на свой рост, был тяжелым, да и вцепился в него как клещ. Северус даже вознамерился ударить его, но также потерпел фиаско — не вышло как следует замахнуться, и локти все время соскальзывали, а ноги, к собственному стыду, располагались не там, где надо. Палочка лежала в зоне досягаемости, и Снейп потянулся за ней. Но магия Гарри была настолько подавляющей, что вынудила его откинуться на постели.

— Гарри, пожалуйста… — сдерживая рвущуюся наружу панику, настаивал он.

— Конечно, Северус, — опаляя дыханием, отозвался Поттер и, застонав, ритмично задвигал бедрами между раздвинутых коленей. — Да…

Застигнутый врасплох этими действиями, Снейп замер под ним, не издавая ни звука. Каменный член настойчиво терся о его, ничуть не причиняя вреда или неудобств. Даже... наоборот. Ткань пижамы приятно контактировала с нежной плотью. Собственный, еще мгновение назад совершенно безучастный, орган с неожиданным любопытством откликнулся на необычное знакомство. В сознании Северуса на мгновение образовалось небывалая тишина: инстинктивное стремление вырваться из чужих рук понемногу отступало, унося с собой липкие и грязные воспоминания, оставляя его наедине с Гарри.

В любом случае, такого самоуправства Северус долго терпеть не мог, поэтому опять принялся яростно сопротивляться.

Однако, Гарри успел занять тактически верное положение, ему удалось успокоить разнервничавшегося любовника. Он продолжал чувственно двигаться: поначалу плавно и нежно, умоляя и завлекая, а затем более откровенно и горячо, всерьез выманивая желание Северуса. С каждым толчком прижатый к простыням Снейп превращался в комок нервов, не замечая, как вцепляется пальцами в крепкую, с перекатывающимися под кожей мышцами спину, оставляя на ней царапины. Магия Поттера страстно обвивалась вокруг них, переплетаясь и сливаясь с магией Северуса. Тело понемногу выходило из состояния окостенения и парализующего напряжения.

Губы Гарри жадно впивались во все чувствительные местечки на груди, лаская соски и поднимаясь выше, а внимательные ладони трепетно нежили все, до чего могли добраться. Всем своим существом он уговаривал расслабиться и довериться.

— Никогда... Я никогда не сделаю тебе больно… Северус…

Снейп услышал отрывистый стон от волнующих ласковых слов и изумленно понял, что издал его он сам. Все же поддавшись инстинкту, мужчина интимно обхватил Гарри ногами, робко выгибаясь на встречу чувственному единению твердых членов. Более яркое наслаждение прошило поясницу и потекло по позвоночнику, раскаляя все участки кожи и разливаясь румянцем на щеках.

«Мерлин, хорошо!»

— Быстрее… — тихо взмолился Северус, обнимая Гарри и ловя его кровоточащие губы.

Поттер загнанно дышал, а на лице выступили капельки пота. Его глаза блестели во мраке комнаты, и Снейп, как завороженный, не мог оторвать от них взгляда.

В момент достижения пика они в унисон глухо застонали и содрогнулись. Северус поймал себя на том, что любуется красотой и силой этого молодого тела. Гарри упал прямо на него, и он несколько минут не выпускал его из объятий, впитывая терпкий запах и слушая биение успокаивающего сердца. Оно в совершенстве повторяло его ритм, и казалось, что где-то стучит набат. Отдышавшись, Снейп заметил, что Поттер благополучно заснул, не соизволив дать объяснения. Фыркнув от возмущения, он устроил его рядом с собой.

Достав, наконец, палочку, Снейп наложил на обоих очищающие чары и исцеляющее на поврежденные губы парня, а чуть погодя еще и на спину.

«Что это, черт возьми, было?»

Сна больше не было ни в одном глазу, и вместо расслабленности, которая должна была овладеть Северусом после оргазма, его мелко затрясло. Он встал с кровати, взял халат и скрылся в ванной.

URL
2015-02-26 в 12:10 

в цветочках я, в цветочках.
Как замечательно! Какая интрига, а какие отношения! Спасибо!!!

2015-05-26 в 21:05 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



От автора: На всякий случай хочу предупредить, чтобы не возникало вопросов. Дабы понять реакцию Гарри, стоит освежить в памяти события предыдущей главы. По первой реакции беты, предупреждение не лишено смысла:) Приятного прочтения!


Раннее утро для Гарри настало внезапно, как и ощущение неожиданной истомы во всем теле. Все еще сонный, он провел рукой по соседней половине постели, но Северуса не нащупал, и, неохотно приподнявшись на локтях, разлепил веки. Снейпа поблизости не наблюдалось. Ни одной путной мысли, куда мог подеваться любовник в такую рань, так же не нашлось, поэтому Гарри сполз с кровати на промерзший пол (камин давно потух, а ковры мало согревали камни) и, чертыхаясь, широкими шагами поскакал в душ. Про тапки он, конечно, не вспомнил. Освежающая вода и колючий воздух подземелий быстро привели его в тонус. Вместе с этим пришли воспоминания о посетивших его ночью снах. Давненько он не наслаждался "мокрыми сновидениями", а если вспомнить, кто оказался в их главной роли — так вовсе никогда.

Бодро намыливая кусочком мыла топорщившуюся шевелюру, Гарри не мог унять не сползавшую с губ ухмылку.

«Почаще бы такое снилось. Все лучше, чем видеть его в кошмарах».

Быстро ополоснувшись и пройдясь бреющими чарами по лицу, Поттер призвал из спальни свои вещи. Одеваясь, он потихоньку настраивался на рабочий лад, отгоняя подробности фантазий. Вряд ли ему скоро удастся воплотить их в реальность, так что не стоит лишний раз распаляться.

— Привет. Я уж думал, ты ушел завтракать в Большой зал... или ещё куда, — почти жизнерадостно проговорил Гарри, выходя в гостиную. Снейп сидел в кресле с чашкой кофе и «Пророком».

Поттер собирался подойти к профессору (застегнутому на множество пуговиц с высоким воротником-стойкой и строгим пренебрежительно-надменным выражением лица, Снейп сейчас выглядел так, как запомнил его Гарри на последнем курсе Хогвартса, поэтому кроме как «профессором» назвать его язык не поворачивался) и впиться поцелуем в поджатые губы, но, наткнувшись на предостерегающий взгляд, передумал.

— Вероятно, для тебя прошло достаточно много времени, чтобы позабыть, во сколько в Хогвартсе происходят приемы пищи. Могу заверить, что никак не в шестом часу утра, — сухо произнес Северус, складывая газету и отправляя посуду на столик. — Итак, — он сделал значительную паузу, прежде чем продолжить, и его тон не сулил Гарри ничего хорошего, — мне крайне интересно услышать вразумительные объяснения твоему недавнему поступку.

— Мне казалось, что вчера я все вам с Кингсли рассказал, — пожал плечами Гарри. — Можно мне тоже кофе?

— Только после того, Поттер, как пояснишь, что нашло на тебя ночью! — прорычал Снейп, акцентировав внимание на последнем слове.

Гарри непонимающе поднял одну бровь.

— Ты о чем?

Северус посуровел, скривив губы.

— Прекрасно, Поттер, просто прекрасно! И ты еще смеешь говорить, что не помнишь?!

— Я не…

Неприкрытая обида Северуса ошарашила Гарри, так как он действительно смутно представлял, о чем идёт речь. Вот только с силой сжатые кулаки, бледные губы, воинственный взгляд и знакомые по первым дням пребывания Снейпа в его доме напряжение и замкнутость — все это наводило на вполне определенные мысли. Сложив свои отнюдь не невинные сновидения с поведением любовника, Гарри неприятно осенило. Желудок стремительно ухнул куда-то вниз.

— Ты хочешь сказать, что я?.. — запинаясь выговорил он.

— Именно! — сквозь зубы прорычал Северус. — Я, конечно, не надеялся, что тебе будет хватать того... того, что между нами есть, но по крайней мере рассчитывал, что ты удосужишься спросить о моих желаниях, прежде чем набрасываться!

— Я не мог этого сделать, — категорично отрезал Поттер, качнув головой; от благодушного настроения не осталось и следа.

Выражение глаз Снейпа стало острым, в них отчетливо плескалось разочарование. Не говоря ни слова, он медленно, пуговка за пуговкой, расстегнул верх сюртука и рубашки и отвел края с шеи и ключиц. Сливочного цвета кожа была изукрашена бардовыми отметинами — достаточными доказательствами страстной ночи.

— О боже... — сдавленно прохрипел Поттер, мертвецки бледнея и отшатываясь назад, чуть не споткнувшись о диван.

Он оцепенело вглядывался в следившего за каждым его движением Снейпа и не знал, что сказать. Казалось в комнате стало нестерпимо холодно и нечем дышать.

Молчание между волшебниками зазвенело натянутой струной.

URL
2015-05-26 в 21:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Часы, остававшиеся до рассвета, Северус провел в размышлениях и пришел к выводу, что Гарри не так уж виноват в произошедшем. Все-таки он был слишком совестливым и, к прискорбию, испытывал к нему немалую долю жалости, чтобы невзирая на все протесты намеренно вести себя подобным образом. А это значит, Гарри слишком крепко спал, в отличие от его магии...

Северус устало вздохнул. Поттер обладал особой способностью постоянно удивлять его. Или ставить в тупик? Это уж как посмотреть.

Что ж, перед ним предстал другой Гарри, не понимающий и готовый в любой момент пойти на попятную, не осторожный, словно продумывающий каждое прикосновение, а бескомпромиссный, настойчивый в ласках, спешащий гореть в пламени страсти, а не чуть вспыхивать и гаснуть, как искры. Именно таким — жадным, дерзким, необузданным — и должен быть парень в двадцать три; его магия вела себя иначе, так же как и тело, — они удерживали Северуса, принуждая подчиняться своей воле. Сравнить подобное с прошлым Снейпа, конечно, нельзя. Да и член Поттера не пытался ворваться в него и изранить. Поцелуи оказались вполне приятными, как и увещевания не причинять боли. Ко всему прочему, он получил удовольствие.

Если быть честным перед самим собой, то он не так уж сильно сопротивлялся его напору. Может, верил, что тот остановится? Боялся не рассчитать силу и покалечить? Это был Поттер… Гарри, не чужой… Если бы на месте парня оказался кто-нибудь другой…

«Но на его месте уже были другие... — с отвращением возразил себе Северус. — И все они добились, чего хотели».

Можно ли было его, Снейпа, реакцию, точнее отсутствие ее, списать на шок? Секс по принуждению всегда, что греха таить, пугал его сильнее, чем самый кровавый из ритуалов. Прошло уже больше двадцати лет, а тело продолжало помнить тот раз… самый первый. И все последующие. Северус уже перестал верить, что удастся хоть когда-нибудь забыть.

Однако Поттер не виноват в том, что у его партнера не все в порядке с головой, несмотря на то, что Северус предупреждал и надеялся на понимание.

Зато теперь он увидел, как Гарри привык обращаться со своими любовниками, и именно так все было бы между ними, если бы он не сдерживался. Стало еще очевиднее, что активная роль ему нравится больше. Вот только Снейп не желал оценить все ее прелести на себе.

Северус настороженно сверлил остолбеневшего Гарри взглядом, собираясь доходчиво разъяснить этому смазливому идиоту, что до задницы его ему не добраться. И пусть не утруждается устраивать сцены раскаяния. Они его не разжалобят.

Озвучить свое возмущение ему не удалось.

— Северус, — выдохнул ошеломленный Гарри и, к удивлению Снейпа, медленно приблизился и опустился около него на колени.

Зеленые глаза широко открыты, темнея то ли от тревоги, то ли от еще чего-то. Их выражение стремительно менялось и остановилось на смеси крайней сосредоточенности и беззащитности. Снейп с настороженностью следил за этой сменой «красок», и только когда Гарри моргнул, то Северус разглядел в незамутненных кристаллах маленькие копии своего отражения. Казалось, что его взор проникает в каждый уголок души, не замечая преграды в виде бренной плоти или ментальных барьеров, и невольно заставлял внутренности Снейпа съежиться от предчувствия чего-то нехорошего. Пришлось еще сильнее впиться пальцами в подлокотники, выдерживая этот взгляд, не дрогнув ни одним мускулом.

— Прости… Северус это… — от нехватки слов или воздуха Гарри закрыл рот. Поколебавшись, он протянул руку... но не стал дотрагиваться до застывшего изваянием мужчины, а просто выставил ее напротив упакованного в слои одежды плоского живота.

Снейп сначала не понял, чего он хочет и, ощутив волну магии, коснувшуюся его тела, недоуменно поднял брови. Гарри накладывал сканирующие чары. Проверял его самочувствие.

«И он еще разговаривает со мной после такого!» — сознание Поттера выворачивалось наизнанку от собственного гнусного поступка. В ушах шумело, он не знал, что делать.

На краткий миг Северус онемел оттого, что слышит мысли Гарри и ловит исходящие от него волны отчаяния и отголоски разрозненных ощущений.

— Ничего страшного не случилось, Поттер, — через силу выдавил он и остановил теплую ладонь, отведя ее в сторону. — Встань немедленно, — в его голосе слышалось замешательство.

«Ничего себе “не случилось?!”» — чуть было не закричал Гарри, но смолчал. Он-то помнил что позволял себе во «сне». О сдержанности и речи не шло.

— Я причинил тебе боль? Я хоть подготовил тебя?..

Гарри во всех красках помнил, как долго ласкал и уговаривал Северуса принять его, подчиниться, а потом до исступления врывался в невероятно тесное тело, дрожа от сладкого удовольствия. Много ли времени он дал любовнику на самом деле, прежде чем войти?

«Черт возьми! И мне еще чудилось, что ему нравится. Мерлин, почему я не мог проснуться? Я же его просто насиловал... А магия... Моя долбаная магия не позволила ему защититься. В такие моменты я с трудом могу ее контролировать. Но никогда такого...» — дальше приличных мыслей просто не нашлось. Ему хотелось сбежать подальше от пронзительного взгляда.

Закончив колдовать, Поттер уткнулся пылающим лицом в рукав Снейпа. Заклинание не выявило повреждений.

«Залечил все… Какой же я ублюдок!» — парня затрясло.

— Боже, Северус, прости меня. Я не знаю, как это получилось…

«Что ты несешь?» — хотелось спросить Северусу, когда до него дошел смысл сказанных слов и обрывков мыслей Гарри. Он подскочил с кресла и дернул того за руку. Поттер едва удержал равновесие, поднимаясь.

— Достаточно, Поттер! — рявкнул он, стараясь не обращать внимания на то, как защемило в груди. — Что ты позволяешь себе в своих грязных мыслях, паршивец? Успокойся немедленно!

Гарри не мог поднять глаз, чувствуя, как сводит вернувшийся на свое законное место желудок. Тошнота поднималась к горлу.

Северус раздраженно зарычал и приподнял костяшкой пальца острый подбородок.

— Посмотри на меня, — велел он, стараясь говорить как можно мягче. — Поттер… ну же.

Мальчишка был не в себе. Северус никак не собирался доводить его до такого состояния, да и не думал, что сможет это сделать.

Красивые глаза, переполненные потрясением и виной, и, казалось, вот-вот готовые заблестеть от слез, встретились с его. У Северуса словно оборвалось что-то внутри.

— Это была необычная ночь, слышишь? Я получил... удовольствие. Ты не сделал мне больно. У нас были... только ласки. Ты весьма откровенно проявлял своё желание... Хм. Не уверен, что это вообще секс в полном смысле этого слова, так как мы даже от одежды не избавились.

Гарри затаил дыхание.

— Мы… были одеты? — заторможенно переспросил он, шевеля мозгами. — Это был... Мерлин, скажи, что это был всего лишь фроттаж? — отчаянная надежда в голосе.

— Не уверен, как это называется, — проворчал Северус, никогда не изъявлявший желания заполнять пробелы в терминологии плотских утех и соответствующей литературы не читавший, и вернулся в свое кресло. — Ты очень чувственно терся об меня и едва ли стянул пижамную куртку.

— Значит, я не?..

— Нет. Я не остался бы равнодушен, сделай ты что-то... большее.

Гарри подкосило настолько сильное облегчение, что он чуть опять не рухнул на пол.

— Слава…

— Это оказалось весьма неожиданно, как ты понимаешь, — рявкнул Северус.

— Могу себе представить, — сдавленно произнес Гарри. — Прости. Я думал, что мне снится, — хотелось обнять Северуса, но Поттер сдержался, не желая беспокоить его нежелательными после всего прикосновениями. Поэтому он повалился на диван и прикрыл на пару мгновений веки. Кажется он заработал себе нервный тик. — Такое никогда... чёрт, клянусь, ничего такого больше не будет, — запоздало нагрянул стыд. — Понять не могу, что на меня нашло. Я ведь спал... Ну, видел сон, но никогда прежде не переносил... — Поттер обречённо простонал, осторожно посмотрев на Снейпа.

Слова и поведение Гарри уняли тревогу Северуса, хотя внутренне он все ещё был насторожен и недоверчив.

— Ты в порядке? Знаю, что шокировал тебя, но, пожалуйста, поверь, я не хотел. Уж точно не так.

Снейп скривил губы.

— Не такой уж я впечатлительный, Пот… Гарри, — проворчал он, передернув плечами. — Единственное, чего я хочу, чтобы ты спрашивал разрешения на такие занятия.

Гарри слабо улыбнулся, поняв, что Снейп не собирается пресекать их отношения.

— В следующий раз приложи меня как следует. Я знаю, ты это умеешь, — Поттер задумался, стоит ли спрашивать, когда ответ и так очевиден. — Почему ты этого не сделал?

Северус замялся всего на мгновение.

— Ты оказался весьма настойчивым и расторопным. И твоя магия...

— Понятно, — расстроенно вздохнул Гарри. — Наверное, это прозвучит недостойным оправданием, но прошлый день оказался паршивым и бесконечно долгим, а сон о тебе — совершенно соблазнительный приз под его конец.

Снейп скептически посмотрел на него, стараясь скрыть признаки непрошеного смущения, чем вызвал у Гарри прилив нежности.

— Я не дурак, Гарри. Подозреваю, как тяжело тебе не получать ежедневную порцию удовольствия, — собственный яд, казалось, обжог язык. Он помнил слова молодого человека о том, куда тот обычно ходит, чтобы сбросить напряжение.

Гарри удивленно уставился на него, а потом тихо рассмеялся.

— Ох, Северус, Северус, — ухмыляясь, прищурился он. — Ты так чертовски мил, когда пытаешься принизить свою значимость и преувеличить мое либидо. Винки! — Позвал Поттер.

Раздался хлопок.

URL
2015-05-26 в 21:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Принеси, пожалуйста, крепкий кофе и бутербродов с ветчиной.

Эльфийка, с виду уже пришедшая в себя после трагедии с Добби, послушно кивнула на просьбу Гарри.

Северус молчал, разглядывая собеседника и раздувая крылья носа.

— Наглость, Поттер, отнюдь не положительная черта характера, — констатировал он. — Я никогда не принижаю себя. Запомни это. А твои фантазии на мой счет в комментариях не нуждается.

— Не так уж часты мои фантазии, поверь мне.

В неловкой тишине волшебники находились недолго. Винки появилась с подносом со съестным.

— Спасибо.

Она поклонилась и также безмолвно исчезла.

— Извини за мои мысли, — вздохнул Гарри. — Но я ничего не могу с этим поделать. Уж очень ты мне… хм, нравишься, — робко ухмыльнулся он.

— Повторяешься, Поттер. Не лицемерь, меня это раздражает.

Гарри покачал головой и поднялся на ноги.

— Думаю, ты мог убедиться, что я обычно говорю то, что думаю. К тому же, я мало когда добровольно соглашаюсь на… — он покраснел, — на позицию нижнего. — Разговор был очень деликатным, и Гарри чувствовал, что вести его ещё рано.

— Это было более чем очевидно, — прохладно сказал Северус. — Как и то, что я вряд ли соглашусь на ответный шаг, — он отвел взгляд.

— Я понимаю, — тепло проговорил Гарри и, подойдя к Северусу, спросил: — Позволишь? — он поднял руку, объясняя, чего хочет.

Северус напряженно замер на долю секунды, но потом благосклонно кивнул.

Гарри провел пальцами по его высокой скуле, подмечая все, что хотел скрыть от него Снейп. Ответ Гарри был важен для него, хотя как такового вопроса и не прозвучало.

— Я бы не стал предлагать, и тем более настаивать. Это твой выбор.

— Я могу никогда не захотеть.

— Значит, мне придется привыкнуть.

— Привыкнуть? — фыркнул Северус и отдернул подбородок от пальцев Гарри, буравя его неприязненные взглядом. — Все-таки ты идиот, Поттер. Ты не сможешь «привыкнуть». Да и зачем?

Гарри не стал огрызаться, задумавшись. А действительно, был ли в этом смысл?

Если быть честным перед самим собой, то, да, смысл был.

За ничтожные несколько недель Северус стал непостижимо дорог Гарри, и ему было все тяжелее отвечать на вопросы бывшего учителя. Неужели сам Снейп не видит, что между ними происходит? Хотя, Гарри ведь сам говорил, что не верит в такое чувство, как любовь.

— Кажется у тебя пунктик на возрасте, — постарался улыбнуться он, и порадовался, что ему удалось сделать это вполне искренне, хотя начинала побаливать голова. — Во-первых, может, я и ошибаюсь и действительно когда-нибудь передумаю — в этом случае, обязательно обсужу свои желания с тобой. Во-вторых, даже если ты никогда не доверишься мне, — черты лица Северуса хищно исказились, но последующие тихие слова разгладили морщинки на его переносице и лбу, — уверяю тебя, я буду рад просто оставаться рядом. Как любовник или нет, если тебе это станет совсем неприятно. Надеюсь, минимум как друг. Я очень высоко ценю твое желание идти мне навстречу. Это я о постели. И особенно то, что ты искренне хотел меня. После всего, что с тобой случилось...

— Я понял твою мысль, Гарри, так что уже можешь заткнуться, — фыркнул Северус.

— Хорошо. Знаю, что ты можешь вообразить после сегодняшнего инцидента. Это было чертовски грубо с моей стороны. И я хочу, чтобы ты понял... Я не поставлю секс выше человеческого отношения. Твои желания не пустой звук для меня.

— Поттер, — зарычал Снейп, — ты невыносим.

Не дожидаясь, пока мальчишка отреагирует, или он сам себя остановит, Северус цепко ухватился его за ворот рубашки и, притянув к себе, поцеловал.

— Сколько можно болтать всякую чушь? — погладив по выбритой щеке, Северус отпустил его.

— Если ты будешь так меня останавливать, то я, пожалуй, еще поболтаю, — не открывая глаз, Поттер игриво потерся носом о нос Снейпа. Инициатива Северуса околдовывала.

Снейп слегка вздрогнул от побежавших по спине мурашек и от томления, появившегося на лице Гарри.

— Мне пора на педсовет, — поспешно соврал он.

— Ну вот, — Гарри со вздохом отстранился и вернулся на диван, принимаясь за завтрак. — Удачи.

— Тебе тоже, — накидывая учительскую мантию, отозвался Северус и тише добавил: — Береги спину.

Улыбка Гарри преследовала его весь день.


* * *
Дверь за Снейпом закрылась, и Гарри поставил чашку на стол. Несколько минут он сидел неподвижно, спрятав лицо в ладонях. Холод и стыд заполнили грудь. Произошедшее не укладывалось в голове. Неутешительные результаты экспериментов с кровью заставляли Гарри подозревать, что не так уж незаметны на нем ее дефекты. Северус ничего не сказал на этот счет. Возможно, он еще сам не до конца оправился.

«Немыслимо», — устало вздохнул Гарри.

Реакция магии настораживала. Ни на кого она так не реагировала, сколь бы сильно ни было желание, да ещё в почти бессознательном состоянии ее хозяина. Мысль о том, что он мог сделать с Северусом, ужасала.

Убеждать себя, что все это случайность, глупо. Гарри уже не верил себе.

Медленно поднявшись, он вернулся в спальню. Забрав мантию, в карманах которой все еще хранились пузырьки с ценными воспоминаниями и еще не изученные письма, Поттер удалился в свою комнату. Осталось немного времени, чтобы просмотреть добытые богатства.

Омута памяти у Гарри не было, а тот, что у Северуса, он трогать не собирался. Поэтому склянки пришлось оставить на потом, а вот потуги малфоевской мысли подверглись тщательному изучению.

Одно письмо предназначалось Малфоям-старшим, и Гарри быстро его отложил. Там была всего пара абзацев, в которых Драко сухо извинялся за свою бесславную кончину. Читая их, Поттер даже посочувствовал Люциусу и Нарциссе, удостоившимся такого скупого прощания. Можно было бы заподозрить, что в строчках сокрыт тайный смысл, но чутье не среагировало ни на одно слово или оборот речи. Второе послание оказалось интересней. Оно не было написано Драко и принадлежало какому-то таинственному «Г». Пергамент оказался старше, с потертостями и помятостями на нем, явно возникшими от сырости.


«Суровый призрак, демон, дух всесильный,
Владыка всех пространств и всех времен,
Нет дня, чтоб жатвы ты не снял обильной,
Нет битвы, где бы ты не брал знамен.

Ты шлешь очам бессонным сон могильный,
Несчастному, кто к пыткам присужден,
Как вольный ветер, шепчешь в келье пыльной
И свет даришь тому, кто тьмой стеснен.

Ты всем несешь свой дар успокоенья,
И даже тем, кто суетной душой
Исполнен дерзновенного сомненья.

К тебе, о царь, владыка, дух забвенья,
Из бездны зол несется возглас мой:
Приди. Я жду. Я жажду примиренья! [1]


Приходи, Драко…
Мне скучно. Ты знаешь, чем обычно это оборачивается.

Г»


Гарри пару минут перечитывал знакомые строфы стихотворения. Прошли годы, но те четверостишия ни на миг не забылись. Словно еще вчера он выходил из палатки, где бренчало радио и играли блики магического огня, где устраивались на ночлег его друзья, а он сидел рядом и под неяркий свет Люмоса читал тонкую миниатюрную книжечку со стихами.

Странно было видеть это стихотворение в письме неизвестного к Малфою. Прежде он не замечал, какой популярностью пользовались произведения Бальмонта в кругах Пожирателей. Мог Труди писать письма Драко? Тогда почему подписывался инициалом не своего имени. Псевдоним? Может.

Гарри повертел письмо в руках и отложил, беря следующее. Во всех них присутствовали стихи и всего пара предложений с призывом.

«А если это он?» — со взыгравшим предчувствием подумал Гарри.

Труди всегда казался ему странным малым, безумным, но далеко не глупым. Когда-то Гарри подозревал, что он и есть хозяин Групп. Со временем все же пришлось отбросить этот вариант, поскольку Гарри не раз видел, как тот получает совы с приказами.

Взглянув на часы, Поттер резко выдохнул и быстро засобирался. Кингсли будет ждать его у себя через пять минут. День грозил стать таким же нелегким, как и предшествующий…

[1] К. Бальмонт. «Смерть».



От автора: Я обещала, что в этой главе вы увидите развязку с Министром Магии. Не вышло. Решила посмаковать отношения в снарри, а все серьезности оставить на 22-ю главу.

С нетерпением жду вашего мнения о новом витке в отношениях наших героев и догадок-домыслов, кто же такой Главзлодей!

URL
2015-05-26 в 21:27 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
мне надо перечитать все сначала.... Э

2015-05-26 в 21:42 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
мне надо перечитать все сначала.... Э
:-D:-D

URL
2015-05-26 в 21:42 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
мне надо перечитать все сначала.... Э
:-D:-D

URL
2015-05-26 в 21:48 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
Э - это случайно. Я помню, что был очень интересный и нетривиальный сюжет, но когда кусочками читаешь - пока вспомнил о чем речь, кусочек кончился!

2015-05-26 в 22:00 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
BlacKety, по-другому писать реал не дает. Перечитывать все... мда, легче пристрелиться :nerve: Это я по своему опыту перечитывания сужу. Столько раз приходилось это делать, чтобы вспомнить где и что упоминала...

URL
2015-05-26 в 22:10 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
ljnkzncv, медленно пишущийся фик - в стопитцот раз лучше мертвого фика!!! Поэтому - пишите милый автор, пишите! А я перечитаю все, это никакое не мучение, мучение - когда проды нет....

2015-05-26 в 22:26 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
BlacKety, пишу-пишу, не забываю. Самой же интересно куда дорожка выведет. ;-) Для автора главное получить удовольствие от процесса ии, чтобы читатели порадовались результату.

URL
2015-10-17 в 12:09 

Альгиз~
Как перестать развиваться и начать жить?
Присоединюсь к ожидающим продолжения))

2015-10-18 в 09:35 

в цветочках я, в цветочках.
И я присоединяюсь! Удачи автору и вдохновения!

2015-10-18 в 11:52 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
_Аль_, приятно, что ждете.:white:
Глава пишется, но не сказать, что сильно быстро.

URL
2015-10-18 в 12:10 

Альгиз~
Как перестать развиваться и начать жить?
ljnkzncv,
Это уже вдохновляет!)))

2015-12-31 в 01:04 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



От автора.
С Наступающим Новым Годом, дорогие мои читатели! Вот вам маленький подарочек. Знаю, что мало радовала вас в этом году, но надеюсь, что в следующем буду чаще!



Миновав длинный коридор, Гарри приложил руку к широкой металлической планшетке со сложным узором из многолучевых звезд и причудливых фигур. Раздался щелчок, и массивная трехдюймовая дверь бесшумно отъехала, скрывшись в стене. Пустой зал «Полигона №2» встретил его ярким светом и пустотой.

Разговор с Кингсли вышел не длиннее его записки. Гарри велели немедленно менять защиту на волшебных деревнях. Перехватить министра магии с утра, не вызывая подозрений, не представилось возможным, поскольку тот принимал немецкую делегацию. Оставалось только следить. Барлоу сообщил, что уже подключил агентов, оснастив новыми выявителями[1], и активировал прослушку, как в зале совещаний Министерства, так и в многих других особо важных для разведки местах.

Ночью в борделе Декстера устроили зачистку, и у прислуги, и работников вызнали много полезного. Действительно, недавно через дом удовольствий прошел особый товар в сопровождении людей Нортона и малоизвестного Гарри Кайла (курирующего Пожирателей на Северном побережье; в его группировку входили нелюди и кое-кто из старой гвардии Риддла). Пленника доставили под Империусом, закутанного в чёрный плащ с глубоким капюшоном. Имени не называли и держали все в строжайшей секретности. Декстер получил распоряжение — надёжно спрятать, что и сделал, поселив «гостя» в одной из своих таверн в Бристоле. Туда уже тоже наведались авроры, но ничего не нашли. Несколько отрядов аккуратно прочесывали город и окрестности всю ночь, и продолжают работу до сих пор. Кингсли разослал поручения своим шпионам в Группах попытаться что-нибудь разведать.

Поттера мучило дурное предчувствие, что не стоило тянуть с задержанием министра. Устранение процветающего бизнеса Декстера — прямой сигнал хозяину, что нужно менять планы. Для него уже очевидно, что аврорату известна подмена главы государства. Однако Кингсли был спокоен, и это сдерживало порыв Гарри немедленно высказать свои опасения. Поспешностью, конечно, можно все испортить, поэтому лучше предоставить подобные решения более мудрому и искушенному в таких делах человеку.

Гарри поплотнее запахнул мантию и произнес заклинание для перемещения. Выбравшись на улицу из давно опечатанного автовокзала, он вздохнул полной грудью, прогоняя из головы все лишние мысли. Сентябрь оборвал вереницу солнечных деньков, завесив небо серой пеленой и моросящим дождем… Листва начинала кое-где желтеть, хотя еще сохраняла по-летнему зеленый наряд. Пахло сыростью.

В карманах тихонько звякали пузырьки с восстанавливающим эликсиром.

Путь Гарри лежал в графство Вустершир[2], в поселок под названием Брайтли[3].


* * *
Начало этого учебного года ничем не отличалось от всех предыдущих, за исключением, пожалуй, того, что Северус не запомнил первые два урока (поэтому благополучно пропустил, как некоторые таращились на него, словно на привидение). И все потому, что из головы не шел проклятый Поттер. Безусловно, можно было прогнать отвлекающие эмоции и досаждающие эпизоды из ночного приключения, но Снейп не видел в этом жизненно важной необходимости. Теоретический экскурс для первого курса, приправленный угрозами в случае непослушания; потоки сарказма для второго класса за пустоту в голове после каникул, — все это он выдавал на автомате.

Действия Гарри беспокоили, но не это главное. Если магия способна выходить из-под контроля сонного мозга, то что еще Поттер может натворить, пока спит? Или кто-то другой, вложив ему в голову все, что угодно. Внушение путем легилименции — очень мощное оружие.

«И мальчишка даже не вспомнит ни о чем», — размышлял Снейп, водя пальцем по нижней губе.

Отпустив студентов на обед, он закрыл кабинет и отправился к себе. Сняв чары с потайного шкафа в стене, Северус погладил потертый корешок большой книги — щедрое наследство Альбуса Дамблдора из прошлой жизни. Вытянув ее, он разместился на диване и пролистал страницы.

«Вот оно».

Пальцы замерли на картинке человека, стоящего перед зеркалом с искаженным изображением. Название главы было «Состояние измененного сознания. Изъятие». Северусу приходилось прибегать к подобной практике, когда требовалось подменить некоторые воспоминания своих информаторов и внушить кое-что, что потом сыграло бы на руку. Лучше всего это удавалось во время сна, но можно было провернуть подобный трюк, мельком столкнувшись в коридоре в резиденции Лорда. Не единожды это спасало ему жизнь. Видимо, придется обучить Поттера защите от подобных атак. Сомнений не было, тот мог постоять за себя, да и способности к окклюменци в нем достаточно развиты, но все же не все ухищрения Северуса он замечает. А его скрытный любовник достаточно раз заглядывал за границы поттеровского сознания.

Отложив книгу, Снейп прикрыл глаза и сидел так несколько минут. Тишина вокруг постепенно зазвенела: в ее безграничные просторы просочились воображаемые голоса и рев гигантских существ. По спине поползли мурашки. Северус медленно выдохнул и уставился в горящий камин, прогоняя наваждение, вот только тревога не желала уходить.

Пусть Гарри ночью повел себя не в соответствии с его правилами, тем не менее, это привело не к худшему результату: у него не было кошмаров.

«Из двух зол, как говорится», — подумал Снейп.

За то, как Поттер отреагировал утром, он был готов простить многое.

«Мальчишка сам испугался, — задумался он, закутываясь в мантию плотнее; водоотталкивающие чары требовали обновления, поэтому сырость потихоньку просачивалась в апартаменты декана Слизерина. — Наверное, я никогда не привыкну», — отнюдь не холод Северус имел в виду.

Отношение к нему Гарри не переставало удивлять и подкупать. Снейп не привык, чтобы за него кто-то переживал или даже пугался. Он честно не понимал, сколько ни докапывался, что послужило причиной возникших между ними... чувств? Да, то, что они имеют место быть, Северус не отрицал. Вот бы еще выяснить их срок годности.

«Списать все на тяжелые обстоятельства? Ради Мерлина! Он всегда мог найти кого угодно, чтобы… спасть с ним», — вовремя поправился он, но сердце предательски сжалось, причиняя боль.

Преданый и одинокий, хозяин подземелий Хогвартса легко поднялся и отнес фолиант на стол, чтобы по возвращению Гарри отдать. Заниматься самоанализом больше не хотелось.

Часы на каминной полке показывали половину первого. Самое время подняться в Большой зал, чтобы не вызывать у Минервы подозрений и не давать повода наведаться сюда.

В столовой было, как всегда, шумно и, хоть Северус никогда это не скажет, уютно и привычно. Расположившись по левую руку от директора, хмурый мастер зелий взял салфетку и окинул суровым взглядом персонал и студентов. С коллегами он раскланялся еще утром и тогда же ответил на вопросы о своей подставной смерти, поэтому сейчас беседу с ним заводить никто не спешил. Несмотря на бытующее мнение, Снейп никогда не избегал светских разговоров. Пережиток шпионского прошлого, который приклеился к нему на всю жизнь: даже из пустопорожней болтовни можно выудить крохи информации и сделать из них выводы.

Ближе к концу трапезы, когда Северус допивал свой чай, в зал через узкое окно влетела почтовая сова. Он не обращал на нее внимание, пока та не славировала к нему на стул, громко ухнув.

Обернувшись, Снейп просверлил ее угрюмым взглядом. Птица поежилась и протянула ему лапку.

Отвязывая свернутый в компактную трубочку пергамент, Северус заметил улыбку сидящей по соседству Синистры. Та качнула головой на свиток:

— Не часто увидишь, что вам кто-то пишет. А то все журналы да газеты.

Снейп фыркнул и, отправив письмо в нагрудный карман, поднялся.

— Доброго дня, — попрощался он и скоро удалился через учительскую дверь.

Уже у себя он взломал печать Лаборатории Тайн и углубился в чтение.

URL
2015-12-31 в 01:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Усиливающийся ветер раскачивал розовые кусты в небольшом саду, неподалеку хлопала дверца соседской калитки. Это бы, несомненно, отвлекало, но Гарри ничего не замечал из-за шума в ушах. Его плащ трепало за спиной, вместо утренней прохлады под кожаное обмундирование заползали ласковые языки магии. Первозданная мощь вращалась вокруг маленьким смерчем, поднимая листья и мелкие ветки. Щит над деревней величаво раскрылся, как гигантский зонт, спицами вросший к землю, и золотисто замерцал, прежде чем стать абсолютно прозрачным.

Гарри довольно выдохнул, опуская руки. Пальцы слегка покалывало, в теле ощущалась легкая ломота. Он повел плечами, разминая, и развернулся к увязавшемуся за ним аврору, которому ужасно хотелось поглазеть на знаменитость.

— Это… так красиво, — с раздражающим восторгом выдавил Хьюго Торенс, новобранец, недавно прибывший из Академии. По-военному коротко стриженные волосы уже начали отрастать, в голубых глазах мерцала щенячья радость, когда он обращался к старшему по званию.

— Порт-ключи уже раздали? — осведомился Поттер, игнорируя фразу, также как и взгляды, и выуживая из кармана бутылочку восстанавливающего.

— Еще не все, — с готовностью доложил Торенс и, кажется, хотел что-то спросить, но никак не решался.

— Поторапливайтесь, — невозмутимо бросил Поттер, опрокидывая в себя зелье. — Какие отряды сегодня дежурят?

Хьюго краткий миг задумчиво покусал губу, потом отрапортовал:

— Дик Мидлвуд и Энди МакДугл со своими отрядами. Они сменяют нас в полночь.

— Понятно. После десяти все камины должны быть закрыты, — напомнил Поттер.

— Мы обойдем жителей, — закивал парень. — Мистер Поттер, я хотел вам кое-что сказать, — наконец решился он.

— У меня мало времени…

— Это быстро. Я кое-что заметил в деревне, — Торенс понизил голос, наклонившись чуть ближе к Гарри. — Во время обхода я видел, как аврор из моей группы разговаривает с каким-то волшебником за пределами аппарационной линии. Аврора я хорошо знаю. После разговора с мужчиной он отослал с сообщением патронуса. Вот только я знаю, что у него совсем другой патронус. Видел не раз.

— О ком вы говорите? — также тихо уточнил Гарри.

Торенс как-то неохотно и тяжело вздохнул, словно ему было неприятно то, о чем хочет сказать.

— Мой ведомый — Барри Робертсон. У него патронус дельфин, но пару часов назад я видел, как он спокойно наколдовал что-то из семейства кошачьих. Точно я не разглядел.

— Вы с ним разговаривали после?

— Нет. Наблюдал только. Я слышал, что в министерстве завелись оборотни.

— Как выглядел тот человек, с которым он говорил?

— В темно-серой мантии, на голове капюшон, лицо скрыто… кажется, я заметил рыжие волосы. Разговор я не слышал, слишком далеко стоял. Проследить за ним тоже не получилось, он сразу аппарировал. А Барри ушел работать дальше.

— Продолжайте заниматься своими делами и приглядывайте за ним, — приказал Гарри. — Я передам ваши наблюдения начальству. Никаких мер сами не предпринимайте.

— Да, сэр, — выпрямился по стойке смирно Торенс.

Гарри дал указания насчет площадок аппарации и, не прощаясь, последовал к отправному пункту. Его провожали полными облегчения взглядами. Видимо нахождение под личной защитой национального Героя многим придавало уверенности. В каждом поселении обеспокоенные волшебники расспрашивали его и даже находились те, кто просил выделить персональную охрану. Гарри прекрасно понимал их, но вынужден был вежливо отказывать и объяснять, что безопасность деревни и так на высшем уровне. Вроде бы его словам верили, но иногда в глазах собеседников встречались испуг и недоверие. Поттер слышал из разговоров знакомых ребят, что некоторые семьи просто уезжают из Британии, недовольные властями, не способными справиться с кучкой экстремистов. Чего-то подобного стоило ожидать.

Следующим местом назначения стала деревушка на берегу Северного моря в пригороде Кессингленда. Места показались знакомыми, хотя вряд ли Гарри тут бывал. Прежде, чем двинуться в путь, он откинул полу куртки и вытащил из ряда петель флакон. Приходилось всегда носить с собой несколько чистых на случай, если нужно что-то собрать. Сосредоточившись, Поттер одновременно откупорил пробирку и прикоснулся кончиком палочки к виску. Поместив нить воспоминаний о недавнем разговоре внутрь, закрыл флакон и запечатал вязью заклинаний. Еще несколько слов, и маленький предмет исчез из его рук. Гарри застегнул одежду и повернулся к тропе, ведшей к поселку.

Встретил его один из невыразимцев Барлоу — Келли Харт. Поттер был неплохо с ним знаком. В Академии они учились на разных курсах, но вращались в одних кругах. На вопрос, что господин тайный агент тут позабыл, тот, поправляя высокий ворот длинного черного плаща, ответил:

— Шеф попросил помочь тебе, — Келли скучающе оглядывал унылый район.


Гарри насторожился.

— Чем именно?

— Велел поддерживать поля, пока ты колдуешь, — кажется, Харт не был доволен своим назначением. — Это менее энергозатратно. — Он вынул из кармана запечатанный свиток и протянул Поттеру. — От Бруствера, срочное.

С кончика палочки Гарри сорвалось несколько лучей, обвивших кусок пергамента фиолетовыми нитями и заставляя вспыхнуть. Лишь уверившись, что это не портал, он взял его в руки. Харт понимающе ухмыльнулся и ослабил хватку на собственном оружии.

Гарри сосредоточился на письме. Кингсли просил прибыть к четырем в восточный зал министерства. Там проходил прием гостей, и в перерыве министр на некоторое время уединится в чайном кабинете. Тогда-то можно будет осуществить операцию. Шеф также упомянул отправленного Гарри помощника и просил по возможности обезопасить как можно больше поселений.

Гарри облизал губы, внимательно оглядел напарника, и уточнил:

— Ты прощупал, где центр силовых линий?

— На площади, — спокойно ответил Келли, в карих глазах зажглась искра профессионализма. — Население малочисленное, поэтому размах щита не должен выйти слишком широким, а значит, и сил много не потребует.

Поттер осмотрел безмятежные дома и маленький парк, а вдали широко раскинувшуюся морскую гладь. Ни души. Кажется, все еще спали. Авроров в поле зрения тоже не попадалось. Никто не хлопал дверьми, и не слышалось голосов или лая собак. Тишина стояла весьма подозрительная.

— Веди, — Гарри посмотрел на Харта и вежливо улыбнулся.

Келли ответил ему тем же.

Путь до центральной улицы оказался недолгим. Типичный портовой городок, которых в Англии водилось немало.

— Я пришел сюда не так давно. Ваши ушли в другую часть города, — решил сообщить Харт, морщась на какие-то свои мысли.

— Тихо как-то.

— Угу, — широкая ладонь указала в сторону бачков с мусором в конце дороги. — Вчера состоялась грандиозная попойка. Кажется, отмечали возвращение судна с богатым уловом. Это мне Эндрюс доложил. Сказал не трогать пока никого.

Брови Гарри дрогнули в удивлении.

— Ну хоть кого-то не беспокоит положение дел в стране, — чуть расслабившись, буркнул он. Гора бутылок, торчащих из бачков, действительно поражала. Даже из одного почтового ящика живописно выглядывало что-то, напоминавшее горлышко от стеклотары из-под дешевого скотча.

Харт промолчал.

Постановка щита заняла почти пятнадцать минут, после чего Гарри и Кел переместились в другое место. Помощь напарника действительно оказалась не лишней.

Магия лилась из Гарри рекой, соединяясь с силой природы — с воздушной стихией, принося колоссальный подъем сил и, к сожалению, ничуть не меньший отток. Ощущения полета и самого настоящего могущества заставляли захлебываться, но продолжать пить из неиссякаемого источника. Какое же его настигало разочарование, когда купол щита, поглотив нужное количество энергии, отсоединялся от него, разрывая связь.

Чувство неудовлетворенности подавляло, и настроение приходило в полный упадок. Гарри все сильнее раздражался, но пытался сдерживаться и не грубить компаньону.

Далеко за полдень погода стала более холодной и промозглой. Они прибыли в последний пункт назначения, оказавшись в уютной гостиной кремовых цветов. Их встретила темнокожая женщина.

— О, Гарри, рада видеть тебя! — радостно произнесла она, обняв Поттера.

— Я тоже, Джо, — улыбнулся тот, выпуская волшебницу из объятий.

— Что у вас такое произошло? Я мужа вторые сутки не вижу. Всё только патронусами от меня отделывается и заверениями, что сегодня точно будет к ужину, — она с шуточной суровостью покачала головой, но в глазах плескалась неподдельная тревога.

— Очень непростая ситуация. Рассказать не могу, но не волнуйся. Ты же знаешь, аврорские штучки, — выдавил улыбку Гарри.

Ведьма вздохнула.

— Будете обедать, господа? — спросила она.

— Не откажусь от кофе, — буркнул Харт, с любопытством наблюдая за чувствующим себя как дома Гарри и дружелюбной хозяйкой.

— Только закончим с делами, — предупредил Гарри.

Келли согласно кивнул и направился к выходу.

URL
2015-12-31 в 01:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Кто это? — тихо спросил он, когда они с Гарри искали точку сосредоточения силы старого щита.

— Разве не узнал? — лукаво блеснул глазами Поттер.

— Я не имею привычки задавать глупые вопросы.

— Джоана Бруствер. Странно, что ты не в курсе, господин агент.

Харт что-то пробурчал себе под нос. Дальше работали молча.

Даже с подпиткой извне Гарри ощущал себя опустошенным. Первые чары для костяка барьера вышли не очень надежными, поэтому пришлось их делать по-новой с большей концентрацией. Раскрывшийся мерцающий купол подсветил летящие с неба полосы, и Гарри только что заметил льющий дождь.

— Черт, — ноги не желали слушаться, и на развороте он поскользнулся, едва не рухнув.

Келли вовремя его подхватил, приобняв за талию.

— Еще зелье есть? — буркнул он.

— Да, — Гарри уже шарил в кармане, выискивая целую бутылочку. — Хорошо, что закончили.

— Тебе надо поесть и завалиться спать, — посоветовал напарник, который и сам уже с трудом держался. — Я удивлен. Откуда в тебе столько сил?

Поттер расправил плечи, пытаясь прогнать слабость. Пальцы подрагивали, голова наливалась свинцом и начинала тупо ныть. А надежно державшие руки отчего-то не вызывали комфорта.

Немного придя в себя, мужчины вернулись в дом Кингсли. Едва переступив порог, Гарри блаженно вдохнул приятный запах горячей снеди, но вынужден был отказаться от гостеприимного приглашения хозяйки. Очень кстати осталось время, и ему следовало просмотреть воспоминания Малфоя, прежде чем нагрянуть в министерство. Да и вообще, ему хотелось увидеть Снейпа.

С Хартом они разошлись только в Аврорате. Тот странно отводил взгляд, помогая Гарри аппарировать. Сейчас Поттер не рискнул бы делать это сам.

— Спасибо за помощь, Кел. Сам бы я не справился.

— Мы молодцы, — отступая от Поттера, кивнул Харт. — Как восстановишься заходи, можем попить пива в пабе. — В его глазах замерцали искорки.

Гарри вымученно улыбнулся, ловя усталый, но добродушный взгляд.

— У меня сейчас куча дел, не уверен, что смогу вырваться даже до следующего месяца.

— У нас сейчас тоже не чаи в отделе распивают, но пару часов расслабиться всем дают, — свел брови собеседник.

— Почему твой начальник прислал тебя, Кел? Он знал, что мы знакомы?

— Понятия не имею, — пожал плечами Харт; засунув руку в нагрудный карман, он выудил очередную записку и протянул Поттеру.

Гарри, после проверки, быстро пробежал ее глазами.

— Тяжелая у вас работка, — произнес он. Палочка легко скользнула в руку. — Голова потом болеть не будет?

— А зелья на что? — проворчал Кел. — Поаккуратней, мне еще на свиданку вечером идти.

Гарри невольно рассмеялся, а затем невербально наслал на товарища Обливиэйт. О щитах больше не должен знать никто.

— Ты выполнил задачу, Харт, — продекламировал Гарри кодовую фразу и добавил: — Не забудь про свидание.

Выражение лица Келли некоторое время было слегка растерянным и настороженным, а потом он профессионально подобрался и кивнул.

— Бывай, — попрощался он и скрылся в одном из каминов.

Гарри подождал, пока зеленое пламя поглотит фигуру невыразимца, после чего взял немного порошка и отправился в Хогвартс. Его терзали сомнения.

* * *
— Гарри? — позвал голос сверху.

Поттер с трудом разлепил тяжелые веки и мутным взглядом уставился в склонившееся над ним белое лицо. Очки сползли. Нацепив их на нос, аврор заставил себя собрать конечности, чтобы не походить на раздавленную каракатицу. С трудом, но получилось сесть ровно.

— Северус, я тебя ждал, — Гарри лениво скосил взгляд на часы и вздохнул. Прошло всего пятнадцать минут, а ему показалось — несколько лет. Отключился он мгновенно, едва прикрыл глаза.

Пока Поттер шевелил мозгами и неповоротливым языком, Снейп уже исчез в лаборатории. Заметить это получилось тоже не сразу.

«Мерлин, я так далеко не уйду», — нестройно ползли мысли.

Появление Северуса заставило Гарри вздрогнуть.

— Пей, — повелительный голос не дал шанса возразить, заставив беспрекословно подчиниться.

В горло полилось отвратительное на вкус пойло.

В голове помутилось еще сильнее, но ненадолго. Резкая вспышка боли и в глазах прояснилось, а из ушей ушел убаюкивающий шум. Усталость отступила следом, забирая свинцовую тяжесть в теле.

Поттер облегченно вздохнул.

— Ох, спасибо, — он потер ладонями лицо и причесал пятерней волосы, прогоняя остатки недомогания.

— Что произошло? — спросил Северус, отставляя кубок на стол и располагаясь в кресле.

— Поставил все щиты, — беспечно махнул рукой Поттер. — Сил нет ни на что.

Снейп замер.

— Поправь меня, но в том списке, что дал тебе Кингсли, было около двух десятков деревень, — очень медленно произнес Северус, буравя Гарри нехорошим взглядом. — И ты сделал что?

Гарри медленно выдохнул и попросил:

— Только давай без нравоучений.

Северус поджал губы, сдерживая первый порыв наорать.

— Кажется, вчера мы обсуждали, что тебе не рекомендуется терять много магии. У тебя амнезия, Поттер? — ровно произнес он, подаваясь вперед.

— Кингсли попросил утром поставить щиты на все. Ну постараться, по крайней мере. И как, по-твоему, я должен был…

— Попросить подкрепления, разумеется!

Гарри сжал запульсировавшие виски.

— Пожалуйста, — взмолился он, — я хочу отдохнуть. День еще не кончился. Мне ловить лже-министра. Щиты я ставил не один. Что же ты из меня дурака-то делаешь. Я помню твои предупреждения.

Темные глаза полыхнули огнем, но их обладатель не проронил больше ни слова, поднявшись.

Гарри сообразил, что вот-вот произойдет, еще до того, как Северус успел покинуть гостиную. Голова закружилась от резких движений, но он поймал холодную руку.

«Черт возьми, он что всегда мерзнет?» — недовольно подумалось ему.

— Погоди. Ну что ты? Ты, конечно, прав, я перестарался, — пришлось признать ему. — Я не собирался рисковать безопасностью людей, щиты должны стоять уже сегодня, — в голосе звучала твердость и разумность.

— Даже если тебе помогали, откат мог забрать много больше. Ты бы умер, — ледяным тоном констатировал Северус. Попытка вырвать кисть не увенчалась успехом. Гарри сжал ее крепче, а потом вовсе прижался губами к выпуклой венке под указательным и средним пальцами. Его маленькая страсть. — Мы не выяснили в точности твоего порога.

— Я живучий. Что за гадость ты мне дал? — во рту все еще ощущался тошнотворный привкус.

Северус раздраженно, но, из-за отвлекающих ласковых поцелуев, продолжавших сыпаться на открытую ладонь и запястье, уже не так разгневанно проговорил:

— Экспериментальное зелье.

— М-м. Я твоя крыска? — в зеленых глазах заплясали смешинки.

— Крыса обладает хоть каким-то зачатком интеллекта, Поттер, — с жалостью откликнулся Снейп.

— А-а, — догадливо протянул тот, — бурундучок или клубкопух?

Глупости отбили дальнейшее желание препираться, поэтому профессор возвел очи горе и вздохнул.

— Отдай мне руку, мелкий грызун. Тебе нужен плотный ужин, раз уж у тебя на повестке дня еще и переворот в министерстве.

Гарри довольно оскалился, выпуская расслабившуюся конечность.

— Я буду отбивную и сок. Тыквенный, да-да...

Северус страдальчески вздохнул и отправился к камину, чтобы связаться с кухней.

URL
2015-12-31 в 01:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
— Почему ты не рассказал? — недовольствовал он чуть позже, держа в руках воспоминания Драко.

— Вот, показываю, — пожал плечами Гарри. — Не сердись. Вместе посмотрим.

Снейп раздраженно на него взглянул.

— Нам нужен Омут памяти, — тихо напомнил Гарри.

— Будет тебе Омут, — рыкнул Снейп и пошел к спальню, унося и воспоминания.

Гарри отправился за ним.

— Времени у меня немного, — напомнил он, посмотрев на часы.

— Тогда не будем его терять, — оперативно призвав чашу и опустив ее на расчищенный от книг и свитков стол, Северус вылил туда газообразное содержимое флакона. — Вперед.

Гарри окунул лицо в сгусток, где мелькали картины чужих мыслей. Северус последовал за ним.

Оказавшись посреди коридора, освещенного свечами в вычурных канделябрах, Гарри поднял брови от удивления. Стены вокруг почти полностью скрывались картинами в золоченых рамах. Лепнина на потолке угрожающе нависала из-за границ неяркого света.

— Это не Малфой-мэнор, — пробормотал Гарри.

— Нет, замок Монтегю, — подсказал Северус. — Шевелись.

Гарри оторвал взгляд от каменного пола с выточенным причудливым рисунком и побежал за удаляющейся фигурой Снейпа, следовавшего за хозяином воспоминаний.

Малфой шагал быстро, махая палочкой в сторону каждой двери, через которую проходил. Видимо, защиту внутри замка ставил ненормальный.

Скоро они добрались до верхних этажей какой-то из башен. В круглой комнате горела всего одна свеча, а из окон лился холодный свет полной луны. На широкой кровати в тени полога сидел человек. Гарри остановился рядом с Драко и Северусом, но, как ни присматривался, разглядеть лица обитателя покоев не смог.

— Зачем это? — вдруг грустно спросил тихий голос. — Разве я пытался сбежать?

— Ты убил почти всех эльфов, — ответил Малфой, усевшись на высокий стул. — Она никак не повредит тебе, лишь позволит терпимее относиться к прислуге.

Гарри сначала не понял, о чем они, пока облаченный в пижаму мужчина не пошевелился, чтобы спустить ноги на пол. Вокруг его щиколотки обвивалась тонкая серебряная цепочка, почти призрачная, волшебная, она змейкой тускло поблескивала по всей комнате, уходя длинным хвостом под дверь другого помещения.

— Они ужасны… эти пресмыкающиеся, всюду лезущие твари. Мне они противны, — со вздохом ответил обладатель приятного баритона. — Я теперь твой узник?

— Вряд ли бы из тебя вышел покладистый узник, — кисло улыбнулся Драко и достал из кармана флакон. — Я принёс то, что ты просил.

Гарри забыл, как дышать — из-за темно-зеленой плотной ткани показалось бледное лицо. Сердце ощутимо стукнуло о ребра. Длинные почти до лопаток смоляные волосы и чрезмерная худоба не могли изменить тысячи раз виденных в зеркале или газетах черт. Перед ним был он сам. Единственное визуальное отличие — глаза, казалось бы идеальной копии, пронзавшие невозмутимого наследника древнего рода, были абсолютно черными.

— Порция мала, — отметил новый Поттер. Он медленно подошёл к Малфою, чтобы забрать бутылочку с серебристой субстанцией.

— Ее тяжело достать. Тебе ли не знать, — удручающе вздохнул Малфой.

— Да.

— Мне пообещали ещё, но это требует времени, — Драко жадно следил, как собеседник поглощает жидкость и прикрывает глаза от сведшей грудь судороги.

— Пару порций, и достаточно.

— Проклятье точно не падёт на тебя? — в голосе блондина проскочила нотка беспокойства.

— Я очень надеюсь, что падёт, — по лицу Поттера зазмеилась неприятная улыбка. — Кровь единорога — хорошая пища для моей магии.

— Когда-то Волдеморт тоже подпитывался ей, и она не нанесла ему вреда, что не скажешь о других. Смерть стала для них избавлением.

Наблюдавший за беседой настоящий Поттер старался не упустить ни одной детали, абстрагировавшись от посторонних чувств. На Снейпа он даже не взглянул, зная, что тот ведёт свой анализ.

Собственный двойник, на самом деле, не так уж и шокировал (Гарри приходилось видеть своих друзей в роли себя), но вызывал неоднозначные эмоции. Некоторые жесты, мимика и даже наклон головы при задумчивости — все оказалось родным, привычным, совершенно точно его. Однако, пусть из коротких, но внимательных наблюдений, вывод напрашивался сам. Скудный набор проявляемых чувств, их пугающий оттенок, и появившиеся острые чёрточки у губ и между бровей, тонкие усмешки — однозначно, это не Гарри Поттер разговаривает с Малфоем.

— Что мне передать им, Гарри? — вопрос заставил реального Поттера напрячься.

Двойник повернулся к окну, но смотрел на своё отражение в нём, а никак не на тёмный пейзаж.

— Тебя ещё волнует твоя первая страсть? — вопрос вызвал недоумение у Драко, а потом он рассмеялся.

— Я давно не испытываю к нему ничего, кроме разочарования.

— Правда?

— Разумеется, — презрительно фыркнул Драко.

— Тогда ты не будешь против от него избавиться, — отстраненно-задумчивый голос отчего-то заставил покрыться мурашками.

— Я не желаю ему смерти, — вдруг сказал Малфой, кажется, испугавшись, и подскочил на ноги. — Зачем он тебе?

Темноглазый Поттер мазнул по нему брезгливым взглядом и молча направился к постели.

— Передай Труди, чтобы пошумел в Месмере. И объясни, кого именно убрать в первую очередь.

Драко сжимал кулаки и упрямо взирал на нового хозяина.

— Почему? — прорычал он. — Я не стану его убивать!

— Серьёзно? — издевательски весело спросил лже-Гарри. — Еще пару лет назад ты был другого мнения.

— Все меняется.

— А знаешь, — вдруг вдохновенно протянул он, — я же могу напомнить тебе те времена.

Ни наблюдатели, ни Малфой не успели отреагировать. Двойник сверхъестественно быстро оказался рядом с Драко и с невиданной силой для такого почти немощного мужчины впился ему в грудь тонкими пальцами. На лице Малфоя отразилось неприкрытое страдание. Все вокруг исказилось, наполнилось резкими звуками и быстро замелькавшими видениями. Разобрать что-либо не выходило. Когда стало невыносимо терпеть безумную карусель, Гарри отчаянно принялся выбираться из памяти.

— Что это было? — переждав головокружение и уговорив ужин остаться в желудке, Гарри отцепил руки от головы и посмотрел на Северуса, находившегося в ничуть не лучшем состоянии.

— Он промыл ему мозги, — судорожно выдохнул Снейп. — Вошёл очень грубо, болезненно и… непоправимо! — волшебник сгорбился и затих.

Поттер молча подсел к нему и переплел пальцы с его. Слова здесь были неуместны, поэтому он просто ждал. Через несколько минут плечи Северуса дрогнули, привычно распрямившись, и он медленно вздохнул. Гарри тихонько поглаживал прохладную кисть, стараясь согреть.

— Это не оборотное зелье, — он удостоился теплого, наполненного благодарностью взгляда.

— Тогда что?

На лице Снейпа появилось такое выражение, что Поттер заподозрил неладное.

— А ты не думал, что он не притворяется?

— Я не псих! У меня нет раздвоения личности, если ты к этому ведешь, — возмутился Поттер, поняв смысл еще на середине фразы. Подобные мысли поселились в нем еще с намеков Барлоу. — Уж точно бы кто-нибудь заметил.

— После небольшой экскурсии в тюрьму, — серьёзно начал Снейп, забрав ладонь из ласковых пальцев и сложив руки на груди, — я много размышлял над тем, что увидел. Исследование твоей крови также навело на мысль.

— И?

— Мы знаем, что подпорченность крови — результат серьезных нарушений в твоем магическом ядре. Это могло произойти из-за выброса. Но какой силы он должен быть, я представить боюсь, — он качнул головой, словно отгоняя навязчивую идею. — Насколько я понимаю, капсулы, что носят в себе Пожиратели — яд для всех, но не для тебя. И это понятно, так как они созданы из твоей свернувшейся крови. Плюс ко всему: твой двойник способен проникать в сознание людей на расстоянии. Напомнить тебе, как Волдеморт посылал тебе радужные сны?

Гарри поморщился. Слова Северуса внушали страх, как и внутреннее ощущение согласия с каждым приведенным доводом, но все же любопытство заставляло желудок перестать сжиматься.

— Что касается твоего воспоминания о темнице, — Снейп закусил изнутри щеку, обдумывая следующую фразу. — В целительской практике присутствуют случаи, когда пациент ограждал сам себя от боли и насилия с помощью щита. Это получается на подсознательном уровне. Кто-то наколдовывал реальную стену из камня или металла, кто-то колючий забор. Некоторых природа не обделила фантазией, и их магия создавала живого защитника — грозное существо, которое разбиралось с врагами. Драконы, мантикоры, могучие волки или прочие опасные твари. В общем, я подозреваю, что волшебник способен сотворить и человека в качестве щита. Все зависит от того, кого или что он принимает за защиту. Вероятно, ты сам хотел справиться с егерем, — осторожнее пояснил Снейп, — физически не мог ему ответить, а магически, без палочки, не знал, как это сделать. Так получилось, что твоё подсознание поняло всё буквально.

Гарри пребывал в прострации.

— Ты серьезно? Он — это я? — прохрипел он, смотря на Северуса затравленным взглядом.

URL
2015-12-31 в 01:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Полностью не уверен, но такая возможность существует, — мягко закончил Снейп, с сочувствием наблюдая за Поттером.

Гарри провёл рукой по лицу. Новая ощутимая тяжесть вины опустилась на его плечи. Он сдернул очки с носа и глухо застонал.

— Хуже придумать нельзя.

Северус, к удивлению Гарри, не был согласен.

— Мы поняли, что он из себя представляет, а это уже немало. Теперь можно распутывает клубок.

Гарри, встряхнувшись, кивнул.

— Ты прав.

— Тебе пора, — сообщил Северус, бросив взгляд на часы. — Постарайся без жертв.

Гарри хмыкнул, поднимаясь.

— Я посмотрю второе воспоминание, если ты не возражаешь, — Северус водил палочкой в Омуте.

Гарри согласно кивнул и ушел в свою комнату, чтобы одеться.

— Наверное, приду только завтра, — предупредил он через некоторое время, когда, облаченный в аврорское снаряжение, вернулся к Северусу.

Снейп невольно отвлекся от мыслей, уставившись на Поттера. Свет магического пламени мягко отразился от темно-алого кожаного обмундирования с черными пластинами и металлическими застежками. Новый комплект формы эффектно подчеркивал все видимые достоинства молодого и сильного тела. Выделяя тонкую талию и рельефные мышцы спины и груди. Северус успел оценить их твердость, но то при отсутствии освещения, а сейчас… Прекрасное зрелище. Поттер не надел тяжелый плащ, что свидетельствовало о специфике операции.

Гарри застегивал последние пуговицы на шее, перебирая в голове, все ли взял. Однако, заметив, куда смотрит Северус, едва сдержал усмешку.

— Ничего так, да? Я первый раз надел этот вариант.

На губах Северуса появилась странная улыбка, а в глазах восхищенный блеск. Правда, они быстро пропали, скрытые под маской строгости.

— Будь добр, пришли патронуса, когда закончите.

— Хорошо, — покладисто кивнул Гарри, любуясь чёрными омутами, замершими словно в ожидании.

Северус тихо и как-то страдальчески вздохнул. Поднявшись с кресла, он шагнул к Герою и накрыл приоткрытый рот своими губами.

Гарри выдал радостное мычание. Любимые тонкие пальцы проскользнули в его отросшие вихры, посылая волны удовольствия и вдохновения по телу. Обнимая мужчину, Поттер с чувством откликнулся.

— Ум-м, ты точно решил меня выпроводить? — прошептал он в губы Северуса, чье дыхание заметно сбилось, а скулы порозовели. Кажется, тот сам не ожидал, что процесс провожания затянется.

— Не уверен, — опять удивил он обоих. Сказать собирался совершенно обратное. Вынудив себя отвернуться, Снейп проговорил: — Удачи.

— До встречи, — довольно выдохнул Гарри.


* * *
— Гарри!

Поттер замедлил бег и обернулся. К нему от дальнего лифта мчался Рон.

— Не поймал тебя с утра, — запыхался друг. — Нам нужно поговорить. Есть время?

— Сейчас никак. Что-то стряслось?

— Пока нет, — Рон вздохнул. — Билл уверен, что кто-то пытался пробраться на территорию “Ракушки”. Ночью заметил следы вспышки от заклинаний на границе силовых барьеров, а утром прошелся по берегу и вокруг щитов увидел следы на песке.

— Черт, — Гарри растормошил волосы, затем автоматическим движением поставил вокруг них противошумовку и затемняющий купол. Людей, за исключением охраны, в атриуме почти не было. — Что Билл планирует?

— Хочет отправить своих к матери Флер, — кивнул Рон. — Я с ним согласен.

— Да, но сам пусть останется. Возможно, пожиратели скоро нападут. Нужно их не спугнуть.

Рыжие брови друга подлетели вверх, а в глазах зажегся огонек азарта.

— Понял. Будем ловить. Я переговорю с Биллом.

— За вашим домом еще не было слежки? — спросил Гарри, убирая руки в карманы.

— Нет. Все тихо, — покачал головой Рон, а потом, словно вспомнив, принялся рыться по карманам. — Кстати, вот, держи. — Он протянул Гарри черный кристалл, поделенный на множество сегментов. — Слышал про новые выявители?

— Да, — с интересом рассматривая подарок, Поттер вертел его в руках.

— Как работает, знаешь?

— Светится разными цветами в зависимости от оборотня.

— Да. Если светится не белым, значит твой клиент, — коротко и с ухмылкой пояснил Рон.

— О, очень… содержательно, — хмыкнул Гарри. — Ты, между прочим, пренебрегаешь безопасностью. Не проверил меня.

— Проверил, — Рон взглядом показал на выявитель.

— Рон… — Гарри замялся, но затем проговорил: — Меня невозможно проверить кристаллом. Кое-что я сам не знал до сегодняшнего дня.

Взгляд друга стал настороженным и немного озабоченным.

— О чем ты?

— Об этом позже. Я и правда опаздываю.

— Ладно. Приходи, как сможешь, — Рон потрепал Гарри по плечу.

— Обязательно. Завтра буду, обсудим все с Биллом, — Поттер снял защиту.

— Удачи!

Гарри попрощался и ринулся к лифту.


[1]. Выявители — подразумеваются артефакты с набором чар, помогающим увидеть скрытые личины, будь волшебник под оборотным или заклинанием, изменяющим внешность, т.е. гламуром. По убеждениям мастеров чар, эти бесценные вещицы еще могут реагировать на анимагов и оборотней, но их подлинную суть не открывают. Выглядеть артефакты могут, как зеркала — визуально показывающие личность подозреваемого, или кристаллы — окрашивающиеся разными цветами, в соответствии с ситуацией. Светлое свечение означает, что изменяющих свойств не обнаружено, красный, что перед вами человек под оборотным, фиолетовый, что под чарами, и голубой — анимаг или оборотень.

[2]. Графство на западе Англии.

[3]. Магическое поселение (авторское).

URL
2016-01-08 в 22:52 

Ini-san
кофе надо пить, а не курить (с)
очень надеюсь, что автор все же допишет историю до конца. :red::red::red::red:

в какой фандом не приди, везде знакомые лица...

2016-01-08 в 23:10 

Альгиз~
Как перестать развиваться и начать жить?
ljnkzncv,
Спасибо за продолжение)
Ну и защитничка Гарри сотворил. Хотя всё равно в таком ракурсе странно. Не особо в интересах Гарри его действия. Пусть даже в "темном воплощении".
перечитываю всю историю заново)

2016-01-09 в 19:41 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Ini-san, надеюсь, что допишу.
Меня вроде нет в других фандомах, кроме ГП. Может, вы сайты имеете ввиду?
_Аль_, кое-что ещё требует пояснения, поэтому простого ответа тут нет.

URL
2016-01-09 в 19:45 

Ini-san
кофе надо пить, а не курить (с)
да не, народ знакомый просто
Когда планируете выкладывать следующую главу?

2016-01-09 в 19:53 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Ini-san, когда будет время и вдохновение. Надеюсь, что скоро!;-)

URL
2016-02-26 в 12:09 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



— Кингсли, хорош орать, я уже проникся глубиной твоего недовольства. Каюсь. Он все равно не пришел еще, — отбился Гарри, разглядывая обстановку министерской комнаты отдыха: высокий сводчатый потолок с канделябрами, наличие нескольких прилегающих комнат, в которые можно было заглянуть через широкие арки.

Мебель стояла тяжелая и старинная: длинный диван и пара больших кресел укутанные в искусно расшитые накидки с министерскими вензелями. Круглый столик на одной ножке, несколько тонких стульев, обитых синим плюшем, у стен массивный стол с креслом напротив окна. В воздухе витал запах дерева, сохраненный чарами на долгие времена, вперемешку с книжной аурой. Окна оказались волшебными, так как за ними светило солнце и чирикали птицы. Огромный камин свободно вместил бы несколько человек, если бы им пользовались для перемещений, и был сложен из обработанного камня. Пол притягивал внимание, напоминая безмятежную поверхность озера. Каждый шаг по нему отдавался отчетливым гулом.

Бруствер сверлил опоздавшего нечитаемым взглядом.

— Нарываешься на подзатыльник? Наглый какой стал, — проворчал он.

— Хочешь повредить геройские мозги? — хрюкнул Гарри и прищурился. — И не стоит намекать на их отсутствие. Давно истрепавшаяся шутка.

Кингсли отчего-то улыбнулся вместо того, чтобы продолжать разнос.

С тихим шелестом мантии из тайного прохода выскользнул мистер Барлоу.

— Добрый вечер, господа, — пустой портрет за его плечом бесшумно закрылся (все картины были безлюдны. Кингсли заблаговременно позаботился о приватности). — Министра задержали на совещании, но надолго это не затянется. — Невыразимец приблизился к камину и небрежно облокотился сбоку на полку.

— Допрос буду вести я, — предупредил собравшихся Бруствер. — Если ситуация выйдет из-под контроля, то вмешаетесь. Но до тех пор прошу вас исчезнуть.

Гарри кивнул и, накинув на себя заклинание невидимости, юркнул в один из углов гостиной. Главный невыразимец не двинулся с места, но щелкнул пальцами и слился с обстановкой. Оказалось, встал он очень удачно (а, может, и намеренно), свет от огня не отбрасывал тени от его фигуры.

Поттер выругался, заметив вытянувшуюся темную кляксу за своей спиной на стене. Пришлось поднырнуть под сень разлапистых пальм возле окна.

Послышались голоса за массивными дверьми, и в чайную вошел министр магической Британии в сопровождении своего секретаря.

— Разнесите лично папки с копиями подписанных договоров советникам и... дождитесь их несомненно ценных комментариев, — саркастично прибавил он.

— Конечно, мистер Скримджер, — его помощник что-то черкнул в плотном блокноте и удалился.

Руфус заметил, как его задумчиво рассматривает Кингсли, облокотившийся на спинку кресла, и, прикрыв двери, криво улыбнулся.

— Я был удивлен твоей просьбой. Появились новости? — призвав из бара пару бокалов и графин с бренди, он поставил их на столик между креслами и сам поковылял туда же, довольно ловко управляясь с тростью. — Слышал, твои ребята шерстили в Лютном и на рынке.

— Да. Кое-что обнаружили, — Бруствер выпрямился и медленно залез рукой в нагрудный карман, извлекая оттуда светящийся кристалл. — Знаешь, что это?

Руфус нахмурил кустистые брови, затем вопросительно выгнул одну.

— Какая-то новая разработка Отдела Тайн? — предположил он, раздосадованный своей неосведомленностью.

— Точно, — взгляд Кингсли скользнул от камня к министру, уголок губ приподнялся. — Определяет оборотней.

Гарри сжал палочку сильнее. Цвет кристалла не оставлял шанса на скорую развязку.

— Вы поймали оборотней в Лютном? — в легком непонимании уточнил седовласый министр, складывая руки на ручке своего костыля. Сегодня трость была черная, лакированная, с серебряной головой сокола на набалдашнике. Она чудесно дополняла внешний вид статного волшебника в дорогой, мягко ложащейся складками мантии, сером камзоле, брюках, заправленных в начищенные сапоги.

— Не там, — Кингсли склонил голову на бок, будто ждал чего-то.

Видимо, Скримджер что-то почувствовал или прочитал по его лицу, поскольку резко насторожился. Проследив взглядом по плечу Бруствера, он увидел палочку и странно дернулся.

— Не стоит, — ласково посоветовал Кингсли и легким движением призвал его палочку, с тихим звоном вырвавшуюся из креплений.

— Что ты себе позволяешь? — возмутился Руфус.

— Вы арестованы, — пояснил Кинсли, огибая стол и шагая к министру.

Скримджер отшатнулся от него и опрометью рванул к тайному ходу. Не сделав и пары шагов, он упал ничком. Только искры заклинания блеснули на стянутых руках и ногах.

— Все оказалось довольно просто, — огорченно заметил Бруствер и отлевитировал невольника на диван; зажав ему нос, влил в рот весь пузырек веритасерума и заклинанием заставил проглотить.

Подождав, пока средство подействует, глава Аврората приступил к допросу:

— Ваше имя и род деятельности? — над его плечом завис розовый шарик записи.

Губы на разгладившемся лице пойманного зашевелились.

— Бартеломью Рассек, политик.

Бруствер пару мгновений мрачно молчал. Видимо, припоминал, по каким делам мог проходить мистер Рассек.

— Зачем вы похитили министра магии Руфуса Скримджера?

Лежавший на диване человек резко дернулся, но лаконично ответил:

— Чтобы следить за порядком в стране.

— Вы хотели нарушить политический строй?

— Нет.

— А что же?

— Моя задача — быть министром магии, — последовал очевидный ответ Рассека.

Позадавав еще несколько минут наводящие вопросы и не получив более содержательных пояснений, Кингсли пришел в угрюмое настроение. А это всегда означало, что сеанс полоскания мозга неподготовленному обывателю обеспечен. Гарри поежился в своем мини-садике. Он-то знал своего босса. Бруствер был упрям и очень терпелив. Порой его нравоучения и дотошный разбор гарриных ошибок доводил того до нервного срыва и матерной несдержанности.

— Где Руфус Скримджер? — ровно потребовал Кингсли.

— Его местопребывание мне не известно.

— Он жив? — задумчиво вытянутые губы.

— Не знаю.

— Вы были с ним хорошо знакомы?

— Да, — на лице лже-Скримджера появился намек на гримасу.

— Вы были соперниками? — от Кингсли эта игра эмоций не укрылась.

— Нет. Я ушел из политики еще при Фадже.

— За что же вы его ненавидите?

— Он ограниченный ублюдок, — довольно забавно слышать такие слова, произнесенные безучастным голосом.

Кингсли ухмыльнулся.

— Бывает. Вы передали охранные заклинания вашему хозяину?

— Да.

— Когда вы произвели подмену министра?

— Неделю назад.

Кингсли наклонился и выдохнул в лицо обвиняемого:

— Каким образом?

— Я наложил на его секретаря Империо и приказал отнести чашку кофе с подлитым в него сонным зельем: система защиты его почти не замечает. С сигнальными чарами в кабинете уже поработали, поэтому проблем не возникло. Когда он заснул, я пришел и спрятал его в волшебной шкатулке. Вынести такую вещицу из Министерства — пустяк.

URL
2016-02-26 в 12:10 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
В повисшей тишине отчетливо раздалось похрустывание костяшек. Гарри был вне себя от прозорливости своего двойника. Тот как-то узнал, что в сеть охранных заклинаний вплетены новые чары, которые, уловив магические отпечатки яда или еще каких сомнительных зелий, мгновенно оповещали министра и начальника Аврората. То есть, они не раскрывали злодея, но предупреждали о его намерениях, чтобы дать время среагировать оперативной группе.

«Мог он делать это с помощью жучков? — пришло в голову Гарри. — Если бы кто-то стоял у кабинета и работал с полем, это стало бы слишком заметно и подозрительно. Охранники могли… — закусил он щеку и медленно покачал головой. — Нет, сигналки же не только на дверях есть, но и внутри. Значит, нужно было длительное время находиться в кабинете. В принципе, если Руфус кого-то принимал у себя… но, тогда бы он сам и заметил колдовство. Значит, все же жучки».

Гарри очень надеялся, что их уже начали изучать.

— Зачем вашему хозяину Гарри Поттер? — врезался в мозг неожиданный вопрос Кингсли.

В замешательстве Рассек молчал несколько секунд.

— Гарри Поттер — и есть хозяин, — в уголке его губ внезапно собралась алая капля и тонкой нитью потянулась по щеке. Капсула с ядом уже делала свое дело.

Гарри оторвал взгляд от пола, бледнея.

— Что? — шокированный Кингсли, подался вперед.

— Гарри Поттер — великий человек, — уверенно продолжил Рассек и, нехарактерно для мимики министра, довольно оскалился. — Он помогает нам.

Бруствер с каменным выражением лица оглянулся в сторону, где прятался Поттер.

Врать под зельем правды невозможно.

Гарри быстро вернул себе видимость.

— Это чушь, — коротко бросил он, подходя ближе. — Но он в нее верит.

Бруствер, видимо, был согласен, потому что вернулся к вопросам.

— Как вы с ним познакомились? — голос звучал резче, требовательнее.

— Нас познакомил Драко Малфой. Он сказал, что есть человек, который может заинтересовать меня… Он откуда-то знал, что я искал, — волшебнику становилось труднее дышать.

— Что планирует ваш хозяин? — намеренно сменил тему Кингсли, переходя к проверенной методике допроса, как если бы веритасерум не действовал. Все-таки «жидкую правду» придумали не так давно, а судебной системе тысячи лет.

— Я не знаю, — взгляд Бартеломью стал совершенно рассеянным, губы посинели; грудь неровно вздымалась, легкие с трудом справлялись с обилием заполнявшей их крови. Седые волосы ореолом разметались вокруг лица, придавая ему безумный вид.

— Вы были в Группах?

— Нет, я не терплю бессмысленного насилия, — раздался оглушительный кашель, и несколько алых капель смачно приземлились на темную щеку Кингсли.

Бруствер поморщился, стирая их.

— Вас не было в стране больше двух лет, как вы смогли изучить министра и его окружение?

— Никто не знал о моем присутствии. Я использовал оборотное зелье и подправлял память персоналу, — Рассек застонал и задергался в путах, но ни Кингсли, ни Гарри не пошевелились.

— Зачем вы помогаете вашему хозяину? — влез Гарри, стараясь успокоить колотившееся сердце. — За что вы ему обязаны?

Этот вопрос вывел умирающего мужчину из предсмертной агонии; он разлепил окровавленные губы и заговорил с оттенком эмоций:

— Гарри помог отомстить за мою дочь. Она погибла шесть лет назад. Отдел по надзору за полукровными магами обвинил ее в краже палочки, артефактов и пособничестве Темному Лорду. Я сам купил ей палочку в одиннадцать лет, когда она поехала в Хогвартс, а брошь с погодными аметистами подарила ей мать. Никакому Лорду она не служила, боялась его, как и все! — хрипло прокричал Рассек и закашлялся. — Без суда... Они пришли в ее дом, чтобы арестовать. А она... она якобы оказала сопротивление. Ложь!

Гарри вздрогнул от надрывного вопля. Сердце сжалось от необъяснимой жалости. Смотреть на страдания человека с лицом Скримджера оказалось больно. За годы учебы и стажировки в Аврорате, Поттер успел проникнуться к нему теплыми чувствами. Тот не раз захаживал на тренировки студентов; видимо, ему нравилось наблюдать за молодняком, познающем все прелести нелегкой работы. Некоторых он потом лично рекомендовал Кингсли. Гарри же не слышал ни похвалы, ни порицаний. Обычно скупой кивок и парочка советов. Только после выпуска на банкете Скримджер подошел к нему и с всезнающей почти улыбкой обронил: «Некоторые тянутся к звездам, а вы, Поттер, предпочитаете блуждать под небом с завязанными глазами». Тогда смысл мудреной фразы показался туманным. Озарение пришло много позже, в «Крысиной норе» среди отбросов общества.

Даже Кингсли, с которым приходилось работать ежедневно, а то и по выходным, стоял лишь на второй ступени в списке наставников. От мысли, что когда-то там был еще и Альбус Дамблдор, накатывала тоска. И очень не хотелось, чтобы и Руфус ушел так же внезапно.

— Министерство ничего им не сделало, — прокаркал Рассек, едва не выплевывая легкие. — «Авроров не хватает, а службу нести кому-то нужно», — с намеком на презрение процитировал он чьи-то слова.

— И как же Гарри вам помог? — язвительно уточнил Поттер, загоняя подальше личное и включая холодное сознание.

— Он привел меня к тем, кто был в том отряде, который пришел за моей девочкой. Я их всех уничтожил, — зелье не смогло подавить ясно слышимое удовольствие в голосе.

Гарри недоверчиво покачал головой.

— Но откуда он мог знать, кто убил вашу дочь?

— Гарри Поттер — особенный, он чувствует...

— Бред, — прошипел Гарри, кривя губы.

На его плечо легла рука Кингсли, успокаивая.

Рассек начал давиться, кровь обильно текла горлом, пачкая его и диван.

— Где обитает ваш хозяин? — всегда один и тот же вопрос для всех Пожирателей.

— Н… аю.

— Кто еще находится под оборотным зельем в Министерстве?

— Не… не… — глаза мага страшно выпучились, надрывный кашель окончательно добивал жертву.

— Все, Кингсли, — остановил его Гарри и отвернулся, чтобы не видеть последние минуты жизни волшебника, нацепившего чужое лицо.

И действительно, в следующее мгновение Бартеломью Рассек затих, устремив страдающий взгляд в потолок. Его тело начало меняться в размерах и чертах.

Кингсли молча провел над ним палочкой, фиксируя состояние и время.

— Мертв, — он озадаченно поглядел на Гарри. — Думаю, мы получили однозначное подтверждение, что главная цель их Гарри Поттера — это наш Гарри Поттер.

От камина раздалось сомнительное хмыканье. Барлоу снял чары, опустив сложенные на груди руки.

— Все еще считаешь, что Поттер невинен, как овца? — спросил он Кингсли.

— Да, я невинен! — упрямо буркнул Поттер. — Как все девственницы Англии.

— Мерлин! — улыбнулся Кингсли. — Он несерьезно, Гарри.

— Наш новый темный Гарри просто находка, вот только способы расправы у него... — спокойно прокомментировал Барлоу, склоняясь над разукрашенным собственной кровью Бартеломью и рассматривая его с интересом художника, изучающего сомнительное творение. — Вряд ли его братьям-Пожирателям захочется такой фееричной кончины, да, Поттер?

Младший аврор набычился и отвернулся, чтобы не высказать того, о чем потом пожалеет.

— Завтра нас разорвут на части все, кому не лень, — пробурчал Бруствер. — Журналисты и политиканы съедят вместе со всем содержимым. Знаете, кто у нас замминистра?.. — досадливо прогнусавил он.

— Остин Гаррисон, — мстительно озвучил Барлоу. — Милый мальчик. Родственник Фаджа.

— Будем искать Руфуса, — решимости Гарри было не занимать. — Разве стоит сообщать прессе о том, что…

— Пропал министр магии? — закончил за него мистер Барлоу. — Я с удовольствием посмотрю на то, как вы сможете скрыть такую новость, мистер Поттер.

Гарри презрительно сощурился.


* * *
Покинув кабинет Бруствера, Поттер собрался в Следственный Отдел (СО), где была запланирована встреча с Малфоем-старшим.

— Добрый день, сэр, — пробормотал он, входя в маленькую комнату, где единственной деталью интерьера было кресло, сделанное из необработанного дерева. Совершенно неудобное, жесткое и намеренно колючее.

Сидевший в нем Люциус выглядел уставшим и постаревшим, но идеально ровная осанка не выдавала ни намека на отсутствие удобств. Возможно, потухший взгляд и горечь в уголках губ на мгновение заставили Гарри пожалеть Малфоя, но ненадолго.

Подследственный даже не взглянул на него и на приветствие не отреагировал.

— Вы в порядке, сэр? — Гарри облокотился о стену позади и сложил руки на груди.

Люциус безмолвствовал, глядя на носы собственных туфель.

Гарри уже думал, что стоит перейти к делу, как услышал тихое:

— Что вам надо от меня, Поттер? — в серых глазах царила пустая мерзлота, губы высокомерно искривились.

— Я прочитал отчет о предыдущем допросе, поэтому повторяться не буду и не займу много вашего драгоценного времени, — Гарри неосознанно скопировал некоторые нотки интонации Снейпа. — Я хочу знать, какие ваши поместья Драко посещал чаще и по каким гостям ходил.

— Я это не отслеживал, — вдруг резко выплюнул Люциус. — Я не имею привычки следить за членами своей семьи.

— Сэр, — с нажимом произнес Гарри, — постарайтесь вспомнить. Это очень важно.

— Идите к дьяволу, Поттер.

URL
2016-02-26 в 12:10 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гарри вздохнул и трансфигурировал из воздуха табурет. Придвинув его ближе к лорду Малфою, он сел и достал из кармана письма. Особых надежд на этот разговор он не возлагал, да и пришел, можно сказать, с другой целью.

— Вы отказываетесь сотрудничать? — едко осведомился аврор.

Малфой поморщился, будто учуял что-то совершенно мерзкое. Подбородок его дернулся, и стал слышен зубной скрежет. Видимо, желание прекратить бесконечные допросы было велико, потому что он нехотя произнес:

— Возможно, если вы дадите мне несколько минут, я смогу что-то вспомнить.

— Конечно, сэр, — великодушно разрешил Гарри, внутренне довольно улыбаясь.

Дверь позади открылась, и в нее просунулся Метью, охранник.

— Гарри, тут патронус Рона вьется. Тебя ищет.

Поттер озадаченно нахмурился. Комната была специально защищена от магии извне.

— Сейчас иду, — но с места он не тронулся, продолжая поглядывать на массирующего висок Люциуса. Морщины у глаз и рта становились глубже из-за накатывающей мигрени — спутницы многих, кто сидел в этом кресле.

Потратив несколько секунд на обдумывание, Гарри протянул письма лорду.

— Это ваше. Он просил передать. Читано только мной, сами понимаете, — пожал плечами Гарри, не уточняя, о ком шла речь.

Люциус с каким-то странным выражением уставился на Гарри, неосознанно сжимая пальцы на последнем волеизъявлении сына.

— Я не слишком хорошо знал Драко, по-мне так он был еще тем засранцем, — искренне заметил Гарри. — Но даже мне показалось странным его поведение в последнее время. Думаю, вы тоже что-то заметили. Считаю, что эта метаморфоза произошла не по его желанию. Тот, с кем он имел дело, что-то сделал с ним.

Гарри поднялся и шагнул к двери.

— Оставлю вас на пару минут, не раскисайте.

Люциус неожиданно фыркнул.

Гарри выскочил в коридор.

Призрачная собака метнулась к нему, как и Волчонок, намереваясь запутаться в ногах.

— Гарри, на Дина было покушение. Мы с Джинни в Мунго! — голосом друга сообщил патронус и растаял.

Выругавшись, Поттер проинформировал надзирателя Малфоя:

— Допрос завершен. Веди его обратно. Если захочет что-то рассказать, вызови Дениса.

— Понял.

Гарри не утруждал себя беготней до точки аппарации, он сжал порт-ключ и бесшумно исчез.

Выплюнуло его посреди Гайден-парка. Втянув полную грудь влажного вечернего воздуха, он переместился в Мунго.

Появление национального героя посреди коридора испугало пару медсестер со стопками медкарт. Пользуясь их растерянностью, Поттер незамедлительно спросил о недавно поступившем пациенте. Но услышать ответ не успел — из ближайшего кабинета вывалился Рон.

Гарри бросился к нему.

— Что стряслось?

Рон утянул его к лифту. Палата с пострадавшим была на третьем этаже. Когда они забились в кабинку, друг без лишних эмоций описал ситуацию.

Оказалось, что Дина подкараулили на выходе из Дырявого котла. Он собирался отправиться домой после работы, как вдруг резко вспыхнул свет, и раздался гул мотора. Скатываясь с металлической крыши машины, он еще был в сознании и сумел кое-как аппарировать. Неудачно, но зато остался жив.

— Никого не видел, да? — догадываясь об ответе, уточнил Гарри.

— Сам знаешь, эти гады действуют исподтишка, — подтвердил Рон, хмуро шевеля бровями. — Ему ноги переломало и плечо. Легко отделался.

Гарри фыркнул. Знал бы друг, как долго заживают такие травмы без костероста.

У палаты они встретились с взволнованной Джинни. Глаза ее покраснели, но оставались сухими, а руки мелко дрожали. Гарри сгреб ее в объятья, зарываясь носом в волосы цвета меди.

— Ничего, милая. Он сильный, справится.

Джинни тихо всхлипнула, не сдержалась.

Успокаивающе гладя по спине девушку, Гарри медленно осознал, что к нему прижался ее округлившийся животик. А уж что заставило его чисто машинально погладить его! В прошлую их встречу маленькое свидетельство беременности подруги так не заявляло о себе.

— Растет, — глупо констатировал гений мысли.

Джинни утерла порозовевший нос и улыбнулась сквозь слезы.

— Седьмой месяц. Мы уже большие.

— А кто там?

— Девочка, — Рон приобнял ее за плечи и поцеловал в висок.

— Молли будет в восторге от еще одной внучки, — расплылся в улыбке Гарри.

— Она не знает, какой пол у малыша. Это сюрприз, — огладив натянутую ткань свитера, улыбнулась Джинни.

К Дину пока не пускали. Поэтому пришлось ждать около часа. Когда разрешение было получено, все трое вошли в белую до тошноты палату и обступили кровать больного.

— Привет, — прохрипел Томас. Его ноги, все в повязках, были приподняты над постелью с помощью магии, рука с фиксатором лежала на мягкой подушке.

— Дерьмово выглядишь, — присвистнул Рон.

— И чувствую себя так же, — слабо пошутил Дин. — Джин, не волнуйся. Уже послезавтра меня обещали выпустить.

Миссис Томас боязливо дотронулась до удивительно целого лица мужа. Слезы побежали из ее глаз, но она сразу их смахнула и попыталась улыбнуться дрожащими губами.

— Люблю тебя, — тихо прошептала она.

— И я тебя. Не плачь, родная. Все хорошо, — глаза Дина сияли от радости, а здоровая рука уже лежала на ребеночке.

Гарри и Рон предпочли отойти и дать пообщаться молодой семье.

— Я считаю, надо предупредить наших, — прошептал Рон. — Если начались нападения, то...

— Да, согласен. Гермиона дома?

— Я запретил выходить без меня, — самодовольно заявил Рон.

— Я наведаюсь к Джорджу, потом к Биллу и Флер, а ты — к родителям и Перси.

— Сделаю, — кивнул Рон.

— Ребята, — тихо позвала Джинни.

Дин сглотнул и с трудом выговорил:

— Я кое-что вспомнил, Рон. В Дырявом котле было много народу. Я не стал задерживаться и быстро ушел. Но заметил длинноволосого рыжего парня. Джинни говорила, что именно такой за ней и Гермионой следил.

Гарри провел рукой по волосам, проинформировав:

— Я пришлю к тебе охрану. Джинни пойдет со мной.

— Что? Нет! — возмутилась девушка. — Я останусь с мужем.

— Поживешь денек у нас, сестренка, — встрял Рон. — Гермионе будет с кем поболтать, пока я на работе. Попрактикуешься общаться с малышом на Рози.

— Да, солнышко, оправляйся с Гарри и Роном. Меня сейчас все равно усыпят. Восстановление такого количества костей очень неприятный процесс, — поддержал идею Дин.

Джинни вспыхнула праведным гневом, но мягкий взгляд мужа ее усмирил, и она устало кивнула.


* * *
Время уже было позднее, на улице сияли фонари, печальными лучами отражаясь в тонких полосах дождя, летевшего с неба. Многие магазины уже темнели пустыми витринами, а те, что все еще были открыты, выпускали последних покупателей. Гарри шел по неровным просветам, ложившимся на дорогу, глубоко запечатывая в себе тревогу. Нападение на Дина не укладывается в логичную теорию Северуса о Защитнике. Почему двойник подослал убийцу к члену семьи Уизли? Чем тот мог угрожать Гарри?

Ответ напросился сам собой, стоило вспомнить, как доверчиво бывшая невеста искала у Гарри защиты и утешения. В носу еще ощущался аромат ее духов.

«Он считает, что Дин помеха на пути к Джинни? Вот дурак. А зачем следить за Биллом и Флер? Они чем виноваты?»

— Гарри? — Джордж явно не ожидал его увидеть. — Пришел за лакричными крендельками? Еще остались, — рыжий компаньон по процветающему бизнесу, как всегда, оказал радушный прием.

— Виски было бы предпочтительнее.

— Для тебя все найдется. Что-то случилось? Ты на задании?

Гарри редко навещал друзей в полном аврорском облачении, поэтому ничего удивительного, что это вызывает вопросы.

— Ты же закрываешься? — многозначительно уточнил Гарри и запечатал дверь.

Джордж задумчиво смотрел на него потом кивнул.

— Так что же?…

— Пожиратели начали нападать на всех, кто мне дорог.

— А я-то здесь причем? — насмешливо вскинул светлые брови Джордж и произнес заклинание, отключающее зазывалу на магазине.

Наложив на окна затемняющие и охранные чары, Джордж повернулся к Гарри.

— Дина я тоже не жалую, но ему это не помогло, — заметил Поттер, присаживаясь на табуретку у кассовой стойки. — Я только что из Мунго. Его подстерегли у Дырявого котла.

Джордж так душевно и забавно матерился, что Гарри не сдержал смешка.

— Джинни у Рона. Я собираюсь к Биллу. Он заметил слежку за их домом.

— Пойдем вместе… — кивнул Джордж.

URL
2016-02-26 в 12:11 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
С пронзительным свистом и звоном, заставившем встать волоски по всему телу, защитные чары вместе с окном пробил огненный шар. Раскаленной стрелой сгусток пламени врезался в витрину с зельями и вспыхнул разноцветным фейерверком. Гарри и Джордж бросились в разные стороны.

Упав на живот в куче игрушек, Поттер наколдовал поле вокруг себя, добавив в конце кислородный пузырь.

Еще один оглушающий свист и громкое «БАБАХ!».

Барабанные перепонки просто взвыли. Рядом в щепки и капли плавленного стекла разлетелась еще одна витрина. Гарри юркнул вглубь магазина, не оборачиваясь из-за пышущего жара. За ним раздавались взрывы и противный звук шипящих под давлением высокой температуры товаров. Запах горелых химикалий просочился даже под защитный купол. Глаза слепил огонь, с бешеной скоростью пожиравший все вокруг.

— Джордж! — завопил Гарри, ничего не разбирая перед собой.

Попытки отыскать друга не увенчались успехом, и оставаться дольше стало невыносимо. Гарри стремительно аппарировал.

— Гарри, бл*ть, что так долго! — заорал голос за спиной, чуть не спровоцировав Поттера на убийство.

Аврор оборвал срывающиеся с палочки искры и облегченно выдохнул. К нему подскочил перепуганный Джордж, весь дымящийся, с подпалинами на одежде и волосах, но живой. Они стояли около лавки Олливандера и тупо осматривали друг друга. Потом повернулись в сторону объятых огнем Ужастиков.

Около магазина на фоне золотого марева стояла угловатая фигура в потрепанной мантии. Ее рука лениво поднималась и хлестко запускала в разгромленный магазин все новые фаерболы. Ни безумного адреналина, что испытывали на погромах все Пожиратели, ни лишних телодвижений. Дженкинс, а это был он, просто спокойно стоял и смотрел.

Невидимая сила подбросила Гарри вперед, ярость заклокотала в груди. На бегу он сорвал магией несколько черепичных навесов от лавок и запустил их в Труди.

Все снаряды разбились о замерцавшую мощную стену.

Пожиратель медленно обернулся и гадко улыбнулся.

— Привет-привет. Как тебе костерок?

Гарри зарычал, поднимая ураган из камней и попавшихся под руку фруктовых лотков. Труди на доли секунды помедлил, изумившись развернувшейся перед ним силе, и бросился в сторону. Его защита снова устояла, упруго отбивая снаряды.

Поттер не терял времени, лавиной насылая заклинания. Пусть не смертельные, но несомненно вредоносные. Они били по охранному куполу Труди, барабаня, словно добротный град о плотное стекло.

Магия текла по венам, оплетая теплым коконом, и хлестала из волшебной палочки, нагревая ее основание. Гарри начертил светящиеся руны, диктуя свои желания на мертвом языке. Черная молния, без лишней эффектности, прошила зарябивший щит вокруг Дженкинса и встретилась с его грудью.

Вместо грохота обрушающихся в пожаре досок Гарри слышал, как бьется собственное сердце, и звенит магия. Изо рта вырвался пар, развеиваясь в ночной прохладе. Языки пламени бликовали в окнах по всей улице. Поттер, покачнувшись, отчего-то нервно махнул руками и двинулся к растянувшемуся на мостовой телу.

Подцепив кончиком палочки прядь спутанных волос, криво улыбнулся.

— Доигрался, гад, — прошептал он, рассматривая белое лицо из-под полуприкрытых ресниц.

— Он мертв? — испуганный Джордж выглянул из-за плеча.

— Нет, — Гарри выпрямился. — Но причинить вред теперь вряд ли сможет.

Обернувшись на треск, Гарри с тягостным чувством наблюдал, как разваливается детище товарища.

— Теперь я вижу, что действительно в списочке «дорогих тебе людей», — съязвил его добрый друг и поморщился. — За свою любовь будешь расплачиваться рабским трудом. Отстраивать.

Гарри хотя бы порадовало, что он не сильно расстроился. И выбрался целым.

Из домов, как мыши из норок, выскакивали люди. Кто-то звал авроров. Собственно, один уже был тут.

Гарри связался с Кингсли и после прибытия подкрепления долго помогал тушить пожар, отправив Джорджа к Биллу.

В СО Гарри так и не вернулся, послав патронус Мэтью, чтобы завтра привел Малфоя на встречу.


* * *
В Хогвартс он явился во втором часу ночи; только переступив каминную решетку, Гарри с запозданием вспомнил, что безответственно забыл оповестить Северуса о благополучном исходе дела. В прочем, отставив угрызения совести, он отворил дверь в соседнюю гостиную и остановился на пороге. Тишина и дотлевающие поленья свидетельствовали о том, что Северус, не дождавшись, уже лег.

Гарри покусал губы и покинул комнату. Нестерпимо хотелось в душ и спать. Первое он осуществил с особым воодушевлением. Пот и гарь налипли на тело жирным слом, поэтому в процессе оттирания Гарри слегка увлекся и перешел к неспешным ласкам. Богатый на события день предсказуемо вылился в ленивое возбуждение, и Гарри ничего не имел против. Несколько приятных минут помогли расслабиться сведенным мышцам. Тяжело дыша, обессиленный он привалился к стене и закрыл глаза. В голове приятно шумело.

Вода тихо стучала по стенкам и зеленой занавеске.

Вдох-выдох. Пар поднимался и клубился вокруг обнаженного тела, оставляя малюсенькие капельки на коже и волосах.

— Гарри?

Его позвали приглушенно, но Поттер услышал.

— Я в ванной, — крикнул он двери.

— Решил утопиться? — Снейп славился способностью искусно говорить и на лету придумывать меткие обороты речи, но то, как он произнес короткий вопрос — с хрипотцой и торопливо — подсказали Гарри, что спросить он хотел другое.

Поттер мягко улыбнулся. Острую иглу холода, засевшую в грудине из-за вины перед целой страной, не могли растопить ни горячая вода, ни желанный оргазм, зато с легкостью справился обеспокоенный голос Северуса. Чудо, никак не меньше.

Выбравшись на коврик, он быстро растерся полотенцем и закутался в халат. Все-то здесь было зеленым! И халат и полотенца, и... Ага, бумага туалетная белая, хоть что-то…

— Извини, что не прислал Сохатого, — первым делом повинился Гарри, представая пред оценивающим взглядом Снейпа.

Тот, видимо, все же ждал, учитывая ничуть не сонный вид.

— Как все прошло? — наконец, сдержано поинтересовался Северус, завершив осмотр.

— В шкуре министра целую неделю разгуливал Бартеломью Рассек. Скримджер неизвестно где. А мы в заднице, — очень скромно подытожил Гарри.

— Подробности были бы не лишними, — снисходительно попросил Северус.

Пересказ не занял много времени, но вымотал Гарри окончательно. Усевшись на диван, он блаженно выдохнул и вытянул ноги.

«Черт возьми, когда-то я мог сутками не спать и быть бодрячком, — задумался он, поводя плечами, чтобы размять спину. — Неужели сегодняшние растраты магии так влияют?»

Северус задумчиво взял себя за локти. Поглядев на камин, он заставил пламя вспыхнуть.

Гарри от неожиданности вздрогнул и сжал пальцами виски.

— Нервы шалят? — изогнул бровь Северус, скрывая сожаление за колкостью.

— Есть немного, — Гарри втянул воздух через нос и, откинув голову на диванную подушку, в полном расстройстве сказал: — На нас с Джорджем обрушили целый водопад раскаленной лавы в Косом переулке. Ужастики Умников Уизли спалили к чертям!

Северус напряженно переступил с ноги на ногу, словно хотел сначала шагнуть ближе, но передумал.

Гарри, заметив это, обратил внимание на его тапки. Кстати, с вышивкой не змей, а забавных ящериц. С пушком.

От этого открытия Поттер неприлично хрюкнул. Видимо, нервы и правда сдают.

— Уизли жив? — спросил Северус, не оценив гарриного веселья.

— Все живы, слава Мерлину, — с облегчение констатировал аврор. — На Дина Томаса тоже напали. Это муж Джинни. Куча переломов, но не смертельно. И я дрался с Труди Дженкинсом, — нескладно закончил он.

Обе брови Северуса взлетели вверх, а тонкие пальцы почти незаметно чуть сильнее впились в складки халата.

— Его отправили в Аврорат. Кингсли оставил допрос до утра, — продолжил Гарри, почесывая подбородок и поглядывая на собеседника.

— А Люциус?

— Из-за случившегося с Дином я не закончил с ним. Мистер Малфой крайне расстроен. Я отдал ему письма Драко и ушел. Но мы еще пообщаемся, — Гарри начинало морить, глаза слипались.

— Я могу к нему прийти? — неожиданно спросил Северус, ослабляя напряженные кисти рук и заводя их за спину.

— Думаю, это реально, — Поттер зевнул. — Давай завтра обсудим. Смертельно охота спать. — Он поднялся и направился к кровати.

Выражение лица Северуса изменилось.

— Ты наконец-то решил воспользоваться своей постелью?

— Ну для чего-то же она тут поставлена, — беззастенчиво пробормотал Гарри.

— Мне казалось, ты вполне доволен моей, — непонимающе произнес Северус.

Гарри молча продолжил стягивать покрывало, а за ним и одеяло.

Снейп поджал губы. Больше ни сказав ни слова, он с достоинством удалился. Поведение Поттера наглядно продемонстрировало очевидное желание побыть в одиночестве. Что ж, пусть будет так.

URL
2016-02-26 в 12:11 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Спустя полчаса замученный совестью и беспокойством, что Северус мог не правильно его понять, Гарри постучался в соседнюю спальню. Само собой, ему никто не ответил. Пришлось пренебречь правилами приличия и нагло нарушить чужой покой. По тишине, не прерываемой глубоким дыханием, он понял, что Снейп бодрствует. Найдя на ощупь в кромешной темноте край огромного ложа, он присел.

— Северус, — просительно прошептал Гарри, — прошлой ночью все вышло ужасно...

— Случайность, — с холодной презрительностью донеслось из темноты.

— Нет, это не так, — голос звучал твердо, но Гарри пребывал в сомнениях. — Я мог серьезно навредить тебе. Ты лучше меня знаешь о том, что творится с моей магией.

— Я в состоянии постоять за себя, — судя по звуку, Снейп развернулся. — Не оскорбляй меня своим недоверием, я тридцать лет практикую основы магии, далеко не безобидной. Захотел бы проклясть, будь уверен, я бы сделал это.

— В том-то и дело, ты не сделал. Пожалел! — выкрикнул Гарри.

— Все, что ты делал, было в рамках… — теплое дыхание опалило щеку, отчего Поттер нехотя отстранился.

— А если я зарвусь? — уже зло ответил он.

Снейп не выдержал и разжег камин, чтобы хоть немного видеть лицо напротив.

— Ты не сорвешься. Знаешь, почему я так считаю, глупый мальчишка? — в его глазах плясали отсветы огня.

Гарри замер. Опять происходило что-то странное, потому что, глядя на встрепанного Северуса, в домашней пижаме и с пылающим решительностью взглядом, желание спорить ускользало. Глубоко внутри, за бронью ментальных стен, Гарри яростно давил в себе зарождающуюся едкую горечь. Каким же он был глупцом, еще совсем недавно мечтая, чтобы Снейп доверял ему. Лишь сейчас он кристально ясно осознал, что это может погубить его.

— И почему же? — спокойно спросил Гарри, чтобы отвлечься от мыслей.

— Даже в своих снах ты не стремишься к жестокости, — просто признал Северус и сам успокоился. — Если тебе еще не противна моя компания, то ложись и давай спать, Гарри. Ты устал, и я, признаться, тоже. А завтра я, так и быть, расскажу тебе о чудесной методике защиты разума от вторжения во сне. Ты, разумеется, уже знаком с одной. Но будет тебе еще. Для уверенности в своих силах.

Гарри, удивившись, медлил. Проиграть некогда злобному бывшему учителю оказалось не так страшно, как самому себе. И он обнаружил, что не готов отказаться от возможности проводить вместе ночи. Ум отчаянно цеплялся за любую идею, как обезопасить это совместное времяпрепровождение. Может быть, Снейп просто намерен доказать самому себе и Гарри, что способен все контролировать, и доверием тут не пахло, а может, и в самом деле…

— Поттер! — мощный рявк, от которого Гарри подскочил. — Думай шустрее!

Гарри ухмыльнулся и забрался под одеяло.

Северус уже открыл рот, чтобы пройтись по соображалке героя, как зашипел.

Гарри стиснул его в медвежьих объятьях, уткнулся в шею и затих.

— Поттер, мои ребра, — взвыл Снейп, не ожидавший таких излияний. — Они не пригодны к проверке на прочность твоими лапищами.

— Они справятся. Ты меня убедил.

Северус обреченно застонал. Гарри хитро блеснул глазами и ослабил руки, чтобы дать недовольному мужчине устроится поудобнее.

Немного поворчав для проформы, Снейп откинул голову на подушку и вздохнул.

А Гарри повернулся и поцеловал его кривящиеся в улыбке губы.

— Спасибо, — тихо прошептал он.

— Не стоит, — прошептал в ответ Северус, ласково поглаживая короткие волосы; Гарри замурлыкал от удовольствия. — Засыпай.

URL
2016-02-26 в 14:36 

Ini-san
кофе надо пить, а не курить (с)
спасибо за новую главу!!)))):red::red::red::red:
надеюсь , новая будет раньше, чем через почти 3 месяца.

2016-02-26 в 21:38 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Ini-san, ничего сказать не могу. Как появляется вдохновение, так сразу же бегу писать. Многие обстоятельства не позволяют уделять этому делу больше времени. Реал зовет и не отпускает.:nope:

URL
2016-02-27 в 19:03 

ZirratyKat
Я буду помнить тебя. Всегда.
Спасибо за новую главу. Вдохновения вам!:red:

2016-02-28 в 09:24 

Murna Ben C
Людей с высоким интеллектом посещают крайне извращенные фантазии... я знаю, о чем говорю. (c)
Спасибо, ljnkzncv, :red:
долгожданная прода :beg:

2016-02-28 в 23:10 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Murna Ben C, на здоровье :-D

URL
2016-03-08 в 22:03 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Кофе обжигал губы и язык, но Гарри упорно его хлебал. Мозги постепенно включались в работу. Уже битый час он сидел над Омутом памяти и копался с воспоминанием Драко. Чертов Хорек знал все: от того, как появилась злобная копия Гарри, до того, как она развилась в такую влиятельную силу, заправляющую Пожирателями Смерти по всей Британии. Мерлин, как хотелось оказаться подальше отсюда, в какой-нибудь глуши, где никто ни сном ни духом о магии и магах. Или на крайний случай можно поглубже забраться в подземелья Хогвартса и больше оттуда не выползать. Гарри ничуть не представлял, что делать с открывшимися подробностями. И хуже того, он не знал, как сообщить обо всем Кингсли. Тот имел право знать, с чем они воюют.

Как можно рассказать своему начальнику, что кровавый монстр зародился из-за... чертова похотливого егеря? Может, сей факт биографии Гарри и не причинял боли спустя столько лет, но был крайне неприятен. И Поттер не хотел его обнародовать.

Рано или поздно правда откроется, и встанет вопрос, как объяснять появление такого антагониста-защитника героя. И что тогда? Даже если скрыть детали, некоторые могут начать копать глубже. Та же Скитер и ее друзья-прихлебатели.

“Могут и не найти ничего, — морщась подумал Гарри. — В самом деле, откуда им знать? Кроме меня, Драко и Северуса, никто ничего не видел. Только если братец пишет мемуары”, — от этой мысли свело желудок, но все же она показалась маловероятной.

Воспоминания Драко полностью подтверждали теорию Северуса о защитнике, однако некоторые его, второго Поттера, поступки выглядели уж очень странными.

Стали ясны смерти двух судей Визенгамота, некогда испортившие жизни двух близких людей Поттера — Сириуса и Ремуса. Желание смерти Снейпу тоже не вызывало недоумения — тот был редкостной сволочью в школе, да и после убийства директора Дамблдора стал номером два в списке злейших врагов Гарри. К моменту истории с егерем Поттер смертельно ненавидел его. Вчерашнее покушение на Дина есть ничто иное, как попытка мести Джинни. Разгромы деревень унесли много жизней слизеринцев, с которыми Гарри когда-то сталкивался. И даже смерть Драко Малфоя не стала проходной.

Ощущать вину за все это было невыносимо. Во рту пересыхало, и вместо горячего напитка хотелось горячительного, и покрепче. Удерживал лишь предстоящий поход в Аврорат, ну и, наверное, здравый смысл.

Хлопнула дверь в гостиной Снейпа. Послышались голоса.

Гарри оторвал взгляд от тома по окклюменции, приткнутого утомленным читателем рядом с Омутом памяти.

Вход в апартаменты распахнулся с глухим стуком.

— Гарри, доброе утро, — входя, поприветствовала директор. — Хорошо, что я успела тебя застать.

За ней следовал Северус.

— Доброе. Что-то случилось? — молодой человек расправил плечи и встал. — Присаживайтесь, — в небольшом помещении между камином и кроватью был втиснут небольшой диванчик, еще утром трансфигурированный Гарри из стула и подушки.

— Спасибо, но думаю, нам стоит подняться ко мне. У Хагрида попытались выяснить сведения о тебе и профессоре Снейпе.

Первой мыслью Гарри было, что Хагрид пострадал, но он отмел это предположение. Минерва же знает подробности.

— Где он?

— В моем кабинете. Он в порядке, — Минерва посмотрела на него поверх очков, затем гордо улыбнулась. — А вот горе-разведчик поплатился сполна.

Поттер удивленно наклонил логову на бок.

— Авроры должны прибыть через минуту, Поттер, — предупредил Северус. — Так что нам стоит поторопиться.

— Само собой, идемте, — Гарри прихватил свой плащ из ванной.

Они перешли в смежную гостиную. Директор направилась к двери, но Снейп своевременно остановил ее.

— Минерва, студентам не стоит видеть, как Поттер выходит из моих комнат и, тем более, прогуливается по замку.

— Мерлин, я не подумала, — забеспокоилась она и поспешила за мужчинами к камину.

Переместившись, Гарри поправил очки и шагнул к полувеликану. Тот как сторожевой пес возвышался возле сидевшего на полу волшебника.

— Привет, Гарри, — вся суровость слетела с лица Хагрида, он расцвел радостной улыбкой.

— Рад тебя видеть, — Поттер осмотрел Пожирателя, испепелявшего его взглядом.

“Интересно”, — пронеслось в сознании.

Сзади появились Снейп и МакГонагалл.

Поттер, не обращая ни на кого внимания, отработанным движением вытянул палочку и наложил сканирующее заклинание на пленника. Оценив богатый набор примесей в его крови, он произнес:

— Ты знаешь, что у тебя в желудке яд? Финита, — отменил он заклятие немоты.

— Пошел ты! — огрызнулся Пожиратель, с опаской косясь на собравшихся, а на Хагрида еще и с неприязнью. Видимо, сильно получил по шее.

— Очень скоро мы отправимся в Аврорат, и там с тобой любезничать не станут, — проговорил Поттер.

Именно этот момент выбрали авроры, чтобы появиться.

— Поттер? — увидев Гарри, удивился Дейв (его отряд помогал Гарри в Малфой-мэноре). — Что тут произошло?

— В Хогсмиде поймали Пожирателя смерти, — Гарри указал на скалившегося парня. — Его зовут Терри Милтон, входил в группу Труди Дженкинса. Совершал убийства и насилие, мародерствовал. Есть что добавить, Терри? — добродушно взглянул на него Гарри.

Лицо блондина некрасиво вытянулось.

— Откуда, черт тя дери, ты...

— Ответь мне на вопрос про яд, — жестко перебил его Гарри.

Терри опустил глаза и с силой сжал губы. Мотнув головой, будто отгоняя посторонние мысли, он резко выплюнул.

— Да! Черт… я знаю о нем. Этот сумасшедший, он травил нас!

— Отлично, — Гарри присел около него. — Тогда ты понимаешь, что любым неосторожным вопросом я убью тебя?

Терри замер и судорожно сглотнул.

— Яд начинает действовать независимо от того, произнесешь ты ответ, или нет. Достаточно того, что ты начнешь о нем думать.

— Гарри, — вмешался Северус.

Поттер поднял руку, останавливая.

— Мне интересно, в курсе ли твой хозяин, что ты отправился сюда?

Терри замялся, но затем быстро замотал головой.

— Я сам. Но не из-за хозяина. От него не было приказов уже несколько дней. Труди…

— Тише-тише, — улыбнулся Гарри. — Не стоит много болтать. Раз ты здесь по собственной инициативе, значит, хозяин не знает о твоем присутствии в Хогсмиде и о твоей поимке.

Гарри повернулся вполоборота к наблюдающим за ним волшебникам.

— Я думаю, что если подобрать формулировки и быть достаточно осторожными, то можно использовать мистера Милтона в качестве информатора.

Северус быстро кивнул, догадавшись о его замысле.

— Вы согласны сот… — Гарри замолк, возможно это слово тоже может вызвать срабатывание капсулы, поэтому он поправился: — вести благотворительные работы, мистер Милтон?

Терри от перспектив передернуло.

— Мы постараемся извлечь из вас капсулу, — добавил Снейп, разглядывая Пожирателя, с которым, как он понял, Гарри когда-то приходилось работать.

— Я согласен.

Гарри выпрямился, полностью довольный результатом.

— Подготовишь нам камеру для допроса, Дейв? — спросил Гарри, поднимая Терри с пола.

— Даже провожу, — хмыкнул Стилс. — Вперед, ребята, — скомандовал он своим парням, так и застывшим у камина.

Гарри спровадил пленника аврорам, а сам ненадолго задержался в Хогвартсе.

— Что именно он спрашивал, Хагрид? — поглядел он на друга. — Только вспомни, пожалуйста, подробнее. Это важно.

— Конечно, конечно… Ну, он спросил сначала о профессоре Снейпе. Настоящий ли он? Ха, странный этот парень! Как может быть профессор не настоящий…

— Хагрид, — строго осадила директор, усаживаясь за свой стол. — Гарри торопится.

— Да-да… Я сначала без задней мысли ответил честно. Он показался мне веселым малым, я подумал — один из бывших слизеринцев интересуется… Только потом я вспомнил о предупреждениях директора. Особенно, когда этот Терри начал о тебе болтать… Я тогда сразу смекнул и дал ему по темечку. Ох Розмерта и перепугалась! — хихикнул Хагрид.

— А что ты с утра делал в Трех Метлах? — внезапно выцепил мысль Гарри.

— Сегодня ж вторник! — прогундел друг так, словно это все объясняло.

— А, Гарри, по вторникам у Розмерты особые завтраки, — поспешила объяснить МакГонагалл.

Гарри улыбнулся.

— Ладно. А про меня он что спрашивал?

— Пытался узнать, где ты живешь, часто ли мы с тобой общаемся… Кажется, он говорил, что видел тебя в Косом переулке с профессором Снейпом.

Гарри недоуменно обернулся к Северусу.

По лицу зельевара невозможно было ничего понять. Но, по всей видимости, он тоже удивлен, как кто-то мог разглядеть его под мантией-невидимкой во время их прогулки за палочкой и документами.

“Скорее всего, он соврал насчет переулка, — услышал Гарри приятный баритон Северуса у себя в разуме. — Ты можешь припомнить — я снимал мантию в министерстве. Милтон мог быть под оборотным зельем”.

Гарри понимающе кивнул.

— Спасибо, Хагрид. Ты очень помог. Аврорат давно не мог схватить хоть одного Пожирателя из Групп, не повредив капсулы и не поставив в известность хозяина.

Полувеликан махнул рукой, мол, обращайтесь.

— Главное, чтобы этот… не навредил тебе, — пробасил он.

Гарри благодарно пожал ему руку.

URL
2016-03-08 в 22:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Профессор, — Гарри обратился к Снейпу. — Вы хотели навестить знакомого. Как будете готовы, пошлите мне патронуса.

Северус поджал губы и обратил взгляд в центр планетарной модели на столе МакГонагалл, где виднелся циферблат часов.

— Через три часа с четвертью я освобожусь, мистер Поттер.

— Профессор МакГонагалл, — Гарри на мгновение прервался, прежде чем продолжить, — начиная с сегодняшнего дня вы не должны мне доверять, пока я не скажу кодового слова, о которым мы с вами договоримся. Если мне нужно будет что-то вам передать, я попрошу профессора Снейпа, — Гарри обратился за поддержкой к Северусу, тот отделался скупым кивком.

Минерва в замешательстве посмотрела на коллегу и бывшего ученика. Гарри тяжело вздохнул.

— Профессор Снейп вам все объяснит. Чтобы не было особенно подозрительно, паролем будет: “На улице снова туман и яркие звезды”. — Снейп непроизвольно фыркнул, видимо, радуясь, что Гарри не последовал примеру одного старика и не придумал что-то вроде “сладеньких леденцов”. — А теперь, прошу простить меня.

Со свойственной манерой всех героев, Поттер умотал через камин вершить подвиги. Северус страдальчески перевел дух и уселся в кресло напротив задумчивой Минервы.

— Я, пожалуй, пойду… — промямлил Хагрид. — У меня это… урок.

— Идите, Рубеус, — напутствовала Минерва, махнув рукой. — Доброго дня. И не заводите больше бесед с неизвестными и чересчур любопытными.

— Ага, постараюсь…

Полувеликан потопал к выходу.

— Что-то я не понимаю в нашей нескладной картине мира, — вдруг сокрушенно проговорила волшебница. — Гарри затеял какую-то игру? Только не говори мне, что он перенял некоторые замашки Альбуса. Это было бы слишком.

Северус закатил глаза.

— Ничего подобного. Поттер прост, как перечное зелье. Зато обзавелся осторожностью, слава создателю.

— Тогда потрудись объяснить, о чем он тут толковал?

— Видишь ли, мы только-только сами докопались до истока проблемы. И, как оказалось, за всеми темными свершениями стоит не просто темный волшебник, — Северус оглянулся на картины. Собравшиеся директора даже не делали вид, что спят — все уставились на него и внимательно слушали.

— Они связаны обетом, ты же знаешь, — успокоила Минера. — Продолжай.

Снейп перевел взгляд на Дамблдора, насупившего седые брови.

— У Гарри есть магический близнец.

— Как это?

— Тебе, наверное, знакомо явление спонтанного выброса. Все волшебники в юном возрасте его испытывают. Однако не только они. В моменты сильных эмоциональных переживаний у необделенного могуществом волшебника может произойти похожий всплеск. В случае с Гарри, он испытывал страх и боль, желание защититься и побороть противника. Из-за невозможности помочь себе физически, Гарри неосознанно… направил магию на создание оружия или щита.

— Я поняла, о чем ты, — выдохнула Минерва, сжимая пальцы, чтобы унять мелкую дрожь. — Мерлин и Моргана, это же колоссальная мощь… Но как? Это случилось во время битвы с Волдемортом? Хотя, нет, я не заметила ничего такого…

— Нет, — Северус посмотрел на нее. — Я не могу рассказать. Это прерогатива самого Поттера. Но обстоятельства и не имеют значения. Важно то, что он создал существо, воспринимающее мир с точки зрения озлобленного человека, стремящегося поквитаться с теми, кто причинял ему вред. В какой-то извращенной манере он старается защитить Гарри. Перекроить мир для него.

— Но Пожиратели? Зачем ему армия убийц?

— Я думал над этим… Сначала все это казалось бредом умалишенного, — Снейп откинул голову на спинку кресла и пару секунд рассматривал узоры на потолке. — Но потом я понял… Что делал Гарри всю свою жизнь?

— Был особенным? — вставил свои пять сиклей портрет Дамблдора.

— Мда, это точно. Он боролся, Альбус, — язвительно отозвался Северус. — Сначала в семье своих родственников против несправедливости, потом в нашем мире — с Волдемортом. Близнец Гарри лишь воссоздает прообраз той вселенной, где Гарри всегда противостоит злу. Вот и все.

— Тогда как нам отличать, кто из них кто? — спросила Минерва. — И как… Северус! — она шумно втянула воздух через нос, полностью осознав масштаб проблемы. — Ты ведь понимаешь, что такие магические проекции просто так не уничтожаются. Она продолжит тянуть силы из создателя. Минуточку, как же он существует без постоянной подпитки магией Гарри? Не понимаю…

— Да, это и меня ставит в тупик, — в глазах зельевара загорелся исследовательский огонек. — Как отличать Гарри от защитника — смотри по глазам и задавай те вопросы, который знает только наш Поттер. Например, о сегодняшнем разговоре. Школьные воспоминания не подойдут, как и некоторые послевоенные. Двойник мог все разузнать о жизни Гарри.

— Поняла.

Раздался тихий писк.

— Что это? — встрепенулась Минерва, уставившись на рукав мантии Северуса.

— Это непростительное пренебрежение к собственной дисциплине, госпожа директор. У меня урок, — Снейп чопорно поднялся. — Поговорим еще, когда Поттер вернется с допроса.

— Конечно. Удачи.

— Хм-м, я передам твоим гриффиндорцам.

— Северус!

Но профессор зелий уже исчез в зеленом пламени камина.

Минерва откинулась в кресле с удобной для ее больной спины подушечкой.

— Час от часу не легче.

— Не волнуйся, — всезнающе посоветовал Дамблдор. — Я тут вспомнил несколько полезных журналов из свой библиотеки, где упоминаются случаи по проблеме магического раздвоения личности. Очень советую.

— Альбус, что бы мы без ваших советов делали, — кисло проворчала Минерва, вставая. — Какая полка и что за трактат?


* * *
Гарри долго молчал, обдумывая свои вопросы, которые планировал задать Терри. Они сидели в одном из безликих кабинетов СО.

— Вы правда вытащите его из меня?

— Что? — сбился с мысли Гарри.

— Яд.

Поттер поглядел на него в упор. Терри был бледен, но настроен решительно. Отросшие светлые волосы в озорном беспорядке торчали в разные стороны, и несколько прядей падали на глаза. Он их постоянно стряхивал и сдувал. Над бровью красовался глубокий порез, губа разбита. Во время проверки Гарри не заметил особых повреждений кроме ушибов и потертостей в пятой точке. Зная Милтона не первый день, Гарри ничему из этого не удивился.

— Если ты действительно нам поможешь.

— Я же согласился, — упрямо буркнул Терри. — Откуда ты меня знаешь?

— Не твое дело. — Милтон вдруг нахмурился. Гарри продолжил: — Считаю, что тема твоей сегодняшней любознательности будет самой безопасной. Тогда давай попробуем. Зачем ты узнавал обо мне и о профессоре Хогвартса?

— После того, как я увидел, что случается с нашими, когда их ловят авроры… Я считал, что гады их пытают… Но это оказалось не так. Я отлеживался на квартире у парней из Группы после последнего задания. На нас как-то вышли шавки. Как только зазвенели сигналки, я спрятался на крохотном чердаке среди пауков и хлама. Через щели в полу я видел, как авроры спрашивали Эрика о хозяине и Группах. Стив был в отключке.

Гарри быстро припомнил тонкого юношу с красивыми ладонями и его амбалоподобного парня.

— Они ничего ему не сделали, расспрашивали только… Он чуть ли не захлебывался кровью. Пока не помер, — губы Терри стали такими же белыми, как и лицо, отчего глаза показались чужеродными стекляшками. — Я не хочу так.

Жаль, конечно, симпатичного Эрика, но Гарри был здесь не для сочувствия.

— Ближе к делу, Терри, — напомнил он. — Ты не ответил на вопрос.

— В Группах не любят тех, кто слишком много спрашивает. Я не дурак, сразу просек. Мой друг часто говорил, что у каждого тирана свое прекрасное безумие. Я пришел в Группу из-за…

— Ты решил порадовать меня свой душещипательной историей? — Гарри посмотрел на него, как на больного. — Да мне дела нет, что у тебя там случилось. Не тяни время, отвечай на вопросы. Или ты передумал?

Терри отвернулся, напряженно сжимая и разжимая пальцы.

— Я хотел, чтобы кто-то мне помог. Ты ведь всем помогаешь!

— Ты меня не убедил, — чуть ли не пропел Гарри.

— Ты запал на этого старика, Снейпа.

Повисла тишина. Взглядом Гарри можно было убивать, не оставляя следов.

— Что ты сказал?

— Когда этого носатого профа наши утащили в Подземелья, ты кинулся его спасать. Слухами земля полнится, — нагло ухмыльнулся Терри. — Слышал, что хозяин побывал в твоем доме и добыл себе игрушку.

Гарри прилагал усилие, чтобы не двинуть по самодовольной морде.

— Причем здесь это? — цедил он.

— Я подумал, что если прослежу за ним, то выйду на тебя. Мне правда нужна помощь… Если бы я сунулся в Аврорат, то, ты сам сказал, любой вопрос, и все, — голос Терри стал тише и начал срываться. — Если ты поможешь мне вылезти из этого дерьма, я что угодно сделаю. Сдам кого хочешь.

— Заткнись пока.

Гарри сидел молча, разглядывая собеседника. Как-никак они знакомы давно, и он уже слышал, что привело Терри на темную дорожку. В Хогвартсе он был старше Поттера на пару лет, учился в Ревенкло. Выпуск пришелся как раз на время господства Риддла. Полукровка, сирота, работать его никуда не брали. Легально по крайней мере. Вот он и оказался на Красном рынке у Декстера, а потом на побегушках у Крока. Живучестью, конечно, он обладал завидной, как и изворотливостью.

— Сейчас придут целители. Операция по извлечению длится недолго.

Гарри встал и, не оборачиваясь, вышел.

Ничего существенного от Терри пока не добиться, тот ясно дал понять, что трусит болтать, но как только из него вынут капсулу… Гарри уже припас целый пузырек веритасерума.

Дождавшись мистера Риски и его помощника, Гарри запустил их к Терри, а сам решил пока наведаться к начальству. Утреннюю прессу ему было негде читать, поэтому он не представлял, как общественность встретила новость о Министре.

Отметив некоторую пришибленность и беспокойство на лицах административного персонала Аврората, попадавшихся по пути, Гарри понял, что вести все приняли тяжело.

Кингсли на месте не оказалось, отчего пришлось тащиться к себе в кабинет, чтобы написать письмо там. Долго ли он думал, выводя слова на новеньком пергаменте? Да не очень.

“Здравствуй, братец. Ну ты и дерьмо, знаешь? Давай встретимся. Очень хочется познакомится.

Гарри Поттер”

URL
2016-03-08 в 22:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Поттер ухмыльнулся, едва не процарапав лист, когда выводил свою фамилию.

Наверное, было бы правильнее обсудить подобный ход с Кингсли или Северусом. Предсказать реакцию двойника было сложно. Но Гарри не думал об этом. Владел ли им гнев или ярость? Нет, он пребывал в спокойствии и ясном уме.

Призвав с помощью специального сигнала почтовую сову, Поттер привязал свое послание.

— Лети к Гарри Поттеру. Другому Гарри Поттеру.

Птица ухнула, ничем не показав, что она думает по поводу некоторых сумасшедших героев, и скрылась в небе. Следящие чары надежно прикрепились к пернатой служащей.

Гарри смотрел ей в след, пока боковым зрением не уловил слабое сияние.

Обернувшись, он застыл. Серебристая лань вытянула шею и моргнула своими голубоватыми глазами. Гарри протянул руку и ласково провел пальцами по призрачной голове, желая ощутить так же близко ее хозяина.

— Жду тебя, — голос Северуса был неизменно сдержан.

Лань растворилась туманом.

Гарри вызвал Сохатого и передал с ним координаты встречи. После чего запер кабинет и отправился в СО.


* * *
— Поттер, я могу побыть с ним наедине? — сухо осведомился Северус, когда они подошли к двери, за которой их ожидал лорд Малфой.

— Вообще подобное запрещено, — проворчал Гарри. — У тебя пятнадцать минут, потом я зайду.

— Этого достаточно, — Северус взялся за ручку и зашел в комнату.

Люциус не поднял головы, чтобы посмотреть на гостя, меланхолично разглядывая собственные ногти.

— Не очень-то тут весело, — прокомментировал обстановку зельевар.

Малфой вздрогнул и уставился на Снейпа, как на свежевосставшего инфернала.

— Северус! — прохрипел он, подрываясь с кресла.

Кто сказал, что те, в чьих жилах течет голубая кровь, не обладают горячим сердцем?

— Не думал, что ты способен на такие сантименты, — ухмыльнулся Снейп, обнимая друга в ответ.

— Если потрудишься вспомнить, я недавно похоронил тебя, — оправдался Люциус и слабо улыбнулся. — Ты… Как ты сюда попал?

— Связи, друг мой. У нас не так много времени.

— Я понял. Поттер, да?

— Да. Ему нужна информация о Пожирателях и хозяине. Расскажи все, что знаешь.

— Я уже все сказал, — рассердился Люциус.

— А о Драко?

— Север… Я ничего не знаю, — с болью произнес Малфой. — Проклятье. Я старался выяснить, что он затевает. Разведал про новые группировки, собирающиеся в Лютном и Лунном переулках, и про старую тюрьму. Драко все понял и попросил не вмешиваться, иначе это могло навредить ему. Я послушал.

— Ты знал, что он бывает в замке Монтегю?

Люциус откровенно удивился, услышав это название, и покачал головой.

— Там давно никого не было. Замок под защитой министерства, содержится в качестве музея. Я слышал... там что-то происходило с домовыми эльфами, их находили мертвыми. Думаешь, кто-то ставил на них эксперименты?

Северус задумчиво покусал щеку.

— Не представляю. Значит, замок запечатан министерством? Но Драко был там. И после одного из визитов он изменился, Люциус. Я видел это недавно в его собственных воспоминаниях.

— Что? — лорд Малфой отступил от Снейпа. — Что с ним сделали?

— Поработали с сознанием. Слегка помутили рассудок, — тяжело произнес Северус, но взгляда не отвел. — Я бы хотел найти того, кто это сделал, и заставить заплатить. А ты?

Хладнокровие вернулось к лорду Малфою. Он расправил плечи и отвел с глаз платиновую прядь.

— Готов на все.

Дверь позади открылась.

— Добрый день, мистер Малфой. Продолжим нашу беседу? — Гарри заметил решимость на лицах старших волшебников, и его это приободрило.

Люциус вернулся в кресло.

— Знаете, мистер Поттер, я действительно припомнил один момент. Когда мы ездили во Францию полгода назад, мой сын отлучался на деловое свидание. Он воспользовался одним из межконтинентальных порталов в наше поместье на юге страны. Я мог бы организовать вам туда экскурсию.

Гарри взглянул на Северуса. У того глаза азартно заблестели.

— Отлично, сэр. Думаю, это вам зачтется.


* * *
После нескольких часов утомительного допроса Терри, Гарри готов был дымиться от раздражения. Пожирателя все время несло на отвлеченные разговоры и попытки оправдаться, и это несмотря на сыворотку правды. Он знал многих своих товарищей и выдал их местоположение, про хозяина же рассказал не так много, так как не представлял, кто он, и где прячется. Когда речь зашла о двойниках в Министерстве, Терри жал плечами и отвечал, что не осведомлен об этом подразделении. Ими командовал сам хозяин.

— Ты в курсе дел Декстера?

— Не так чтобы очень, — неопределенно отозвался Терри.

— Неделю назад через его руки прошел ценный товар. Его могли не афишировать…

— Да, что-то такое видел. Прятали какого человека.

— Расскажи, — навострился Гарри. — Все что знаешь, и подробнее.

— Я был в борделе, когда его приволокли. Высокий человек, по-моему, мужик. Его несли двое наемников. Декстер велел выпроводить по тихому клиентов. К вечеру товар отправили в другое место. Я знаю, кто участвовал в переправе.

— Имена.

Терри методично их озвучил, добавив местонахождение каждого.

— Прекрасно. Джордж Кларенс, слыхал о нем? — именно этот псевдоним носил Драко.

Терри задумался.

— Да, он часто приходил в Группу. Давал наводку на разных людей.

— С кем и в каких отношениях был?

— Только деловые отношения… но я не уверен. Труди, кажется, он нравился, но не более.

“Как же”, — подумал Гарри.

После долгого молчания Поттер задал последний на сегодня вопрос:

— Были ли какие-либо распоряжения от хозяина или Труди насчет профессора Снейпа?

Терри ровно ответил.

— Только убить. Оно не менялось.

— Как вы планировали действовать?

— Кое-кто из ребят побывал у него в доме и оставил ловушки.

Поттер напрягся.

— Где и какие?

— В гостиной, спальне и ванной. Пару мин, темный морок и огненный смерч.

— Ты был там? — рявкнул Гарри, подрываясь с места.

— Да.

— Ублюдок. Что он тебе сделал?

— Терпеть его не мог в школе, — безучастно пожал плечами Терри.

— Как еще вы хотели его поймать? — прорычал Поттер, пару раз пройдясь по комнате.

— Гордон с Труди планировали подговорить кого-то из Хогвартса, но я не в курсе, получилось у них, или нет.

— Кого? Студентов или учителей? — требовал Гарри.

— Не знаю.

— Черт, — занервничал Поттер.

Труди еще не вывели из магической комы после проклятья Гарри и извлечения капсулы, поэтому расспросить об этом его можно будет не скоро. Гордона искать — проще повеситься.

— Что еще, Терри?

— Больше никто не вызывался.

Гарри выскочил из допросного зала и зашел в наблюдательную.

— Ты слышал? — возмущенно выпалил он, бросая взгляд на прозрачную стену, за которой остался Милтон.

— Вполне. Чего ты пыхтишь? — спокойно сидящий на стуле Снейп поднял на Поттера взгляд. — Ничего нового я для себя не услышал. Ты думаешь, я не предполагал о ловушках в доме? Естественно, я бы сначала все проверил. А вот насчет Хогвартса нужно серьезно разобраться. Проинформировать директора.

Гарри присел на узкий привинченный к полу стол и сложил руки.

— Я надеялся, что в Хогвартсе ты будешь в безопасности.

— Поверь мне, я на своей территории, а это не мало.

И Гарри почему-то не усомнился в этом утверждении.

— Пошли домой, — просто обронил он, ощущая усталость. Казалось, каждый новый день становился все длиннее и несчастнее.

Поместье Монтегю они решили проверить на неделе, так как туда без разрешения не попасть. Кингсли сейчас выловить было очень сложно, и он ничего не подозревал о некоторых фактах, которые Гарри пока не представлял, как сообщить. Магический мир взорвался новостью о похищении министра, и правительственная палата затеяла ускоренные выборы. Авроры рыскали по всей Великобритании, а Гарри думал, что делать с двойником. Точнее, сегодня он не намеревался больше работать мозгами.

— Пойдем, — согласился Снейп, которого допрос также утомил.

URL
2016-03-08 в 22:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
— Объяснишь мне некоторые моменты? — спросил Гарри, закрывая книгу по окклюменции и откладывая ее на прикроватную тумбочку.

— Прямо сейчас? — на лице Северуса, только что вышедшего из ванной, отразилось недоумение.

— Пожалуй, завтра.

Гарри откинул край одеяла, чтобы дать Северусу сесть рядом, что тот и сделал, продолжая вытирать длинные волосы. Поттер некоторое время просто смотрел, потом приблизился и отобрал полотенце. Медленно он принялся высушивать черные пряди, тихонько пропуская их через пальцы.

— Не возражаешь? — на всякий случай шепнул Гарри в ухо, прикрывшего глаза мужчины.

— Нет, — усмешка Северуса была странной.

Гарри продолжил свои незамысловатые действия, переходящие в легкий массаж. Тонкая кожа под пальцами была теплой и манила гладкостью и особенно забившейся венкой на виске. Гарри склонился и поцеловал ее. Прижавшись щекой к острой скуле, он возобновил неспешное касание рук, постепенно стекавшее на шею и плечи.

Северус откинулся ему на грудь и запрокинул голову на плечо, провоцируя обласкать беззащитную шею. Против такого Гарри никак не устоял.

— Я хотел бы поинтересоваться, — промурлыкал Поттер, отрываясь от вкусной кожи.

— Правда? — фыркнул Снейп, чье дыхание заметно сбилось.

— Можно мне? — вопрос включал в себя много невысказанных желаний, и интонации объявили об этом лучше всего.

— Да, — ответ был дан соответствующий.

Гарри заурчал и, приподнявшись на колени, повалил Северуса на кровать. Тем не менее, прижал он его очень осторожно, чтобы не напугать.

— Ты разрешил, — прищурился Поттер, целуя губы и нос зельевара.

— Я еще не успел забыть, Поттер, — наигранно сурово отозвался Северус и перевернул парня, подмяв под себя. — Сегодня ты кроткая овечка, дорогой.

— О, правда? — рассмеялся Гарри. — А ты серый волк?

Северус не ответил, стягивая с умника пижаму. Голова кружилась от вспыхнувшего возбуждения. Хотелось прижаться к горячему телу и тереться об него. Глупо, но это было настолько приятно. Правда, Гарри вряд ли бы удовлетворило.

После ночной инициативы Поттера Снейп не тратил время впустую и немного почитал. Поэтому сегодня в полную меру собирался проверить свои способности на практике. Хорошо, что имеется добровольный подопытный.

Гарри улыбался, наблюдая за сосредоточенными ласками любовника. Это было так необычно красиво. Северус гладил и целовал, покусывал и терся об него. Гарри помог ему с одеждой.

Они оба лежали обнаженные и взвинченные. Члены терлись друг о друга. Снейп спускался все ниже, выводя губами узоры на теле Гарри, разгоняя волны страсти руками по коже и заставляя ускоряться сердце.

Рот Северуса накрыл его член, и Гарри длинно выдохнул, борясь с искушением толкнуться внутрь.

Снейп старался взять глубже, пытаясь вырвать стон, увидеть изменение желания на лице. Гарри это понял и всячески подсказывал, как ему нравилось.

Длинные пальцы ласково оглаживали бедра и не спешили пробраться к ягодицам.

Процедура подготовки увлекла Северуса, и он понял, что перестарался, когда Гарри со стоном потянул его голову за волосы. Конечно, Снейп не дался. Еще чего. Он проглотил все.

— Какого черта ты самовольничаешь? — посетовал Северус, выпустив опавший орган.

— Я… — мысли еще не успели упорядочиться настолько, чтобы начать складываться в слова и превращаться в речь.

Созерцая разметавшееся счастливое чудо, Северус искренне любовался им, стараясь запомнить каждый изгиб и улыбку. Гарри был красив и неоправданно ласков с ним. Северус мог бы отдать многое за этот нежный взгляд и растекающийся патокой голос, когда он шептал его имя. Подсознание молчало: прошлые воспоминания не пытались наслаиваться на нынешние. Все, кажется, пребывало в порядке.

Гарри, чуть придя в себя, уловил эту задумчивость партнера и насторожился.

— Все хорошо?

— Да, — Северус склонился над ним.

Гарри погладил его по лицу.

— Ты замечательный, — решил он произнести давно вертевшуюся на языке правду.

— Я еще не закончил, — предупредил Северус, особо не обольщаясь похвалой.

— Это здорово, — Гарри прижался к его губам, а рукой взял чужую ладонь и направил ее себе между ног.

Да, Северус уже как раз собирался туда.

Пока они целовались, осторожный палец исследовал укромное местечко.

Гарри наслаждался, и, чтобы облегчить любовнику задачу, развел ноги шире и чуть приподнял.

— Ох, — вырвалось у него, когда его растянули чуть сильнее.

Не дав Северусу оторваться от себя и спросить, в чем дело, Гарри оплел его шею руками и притянул ближе.

Потихоньку Снейп осваивался в методике постельного мастерства под чутким контролем Поттера. Если быть честным, то у него получилось не сразу, но он не сдавался. Время у них было.

Когда Гарри начал стонать от удовольствия и подаваться на ласкающие пальцы, Северус не прекратил свое занятие, пока полностью не уверился, что его немаленький орган поместится в таком узком отверстии.

— Ты решил меня запытать? — не выдержал Гарри, обливаясь потом. — Еще немного, и я кончу.

Глаза Северуса алчно блестели. Его самого била дрожь, яички опухли и побаливали от неимоверного напряжения.

Наколдовав смазки, Северус быстро смазал себя и дырочку Гарри.

— Ты… — начал он, но Гарри просто подтолкнул его ногами в поясницу.

— Давай же! — нетерпеливо велел Поттер.

Снейп глубоко вздохнул и направил член в то место, где в нем нуждались. Гарри выгнулся на постели, как тонкий прут. Северус даже остановился от неожиданности.

Не тут-то было. Молодой любовник со сноровкой жеребца резко двинул своими переплетенными на талии ногами, и Северус вошел в него на всю длину. Оба громко застонали.

— Дурак, — прохрипел Снейп, опираясь на локти и стараясь поймать взгляд помутившихся зеленых глаз. — Как ты?

— Отлично, — ошалевший от довольства Гарри счастливо улыбнулся. — Ты сводишь меня с ума своей осторожностью, знаешь? Будто в первый раз. Ты прекрасен, Северус. Прошу тебя, не медли больше.

Северус на пару секунд прикрыл глаза, и на то же краткое время забыл, где находится, и что они делают. Слова Гарри эхом отдавались в душе.

В следующие сладостные минуты они отчаянно стонали и двигались в унисон, сплетаясь, как крепкие корни дерева, в одно целое, дыша одним воздухом и согреваясь одним солнцем.

Потерявшись в количестве отчаянных вдохов и выдохов, мужчины замерли на пике безумного наслаждения, тесно прижавшись друг к другу и ловя губами страстный крик.

Тишина укутала их ласковым одеялом. Так они и заснули вместе, не способные ни пошевелиться, ни произнести очищающие чары.

URL
2016-07-12 в 11:10 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 25. Совет в Норе



Из ласковых объятий сна Гарри вытянуло легкое скольжение пальцев по оголенной коже плеча. Прикосновение было совсем невесомым, но вызвало россыпь мурашек. Приятная волна тепла хлынула от руки к спине, порождая искорки утреннего желания. Гарри довольно вздохнул и поднял сладко смеженные веки.

Северус задумчиво разглядывал его. Между сведенных бровей залегла глубокая морщина, выдавая напряженную работу мысли.

— Я, вроде, ничего не успел сделать, чтобы ты уже был недоволен. По крайней мере, надеюсь, — хриплый спросонья голос звучал, как плохо смазанные дверные петли. Гарри поспешил прокашляться.

— Все в порядке, — подтвердил Северус, дернув уголком губ. — Ты спал как сурок.

— Тогда что случилось? Ты чем-то расстроен? — уж точно не из-за чудесного секса, ведь он сам стал его инициатором.

Северус задумчиво покусал щеку изнутри, медля с ответом.

— Пустяки, Гарри. Не бери в голову.

— Северус, говори.

Снейп раздраженно хмыкнул, прищурив глаз.

— Я не отстану. Нам нужно быть искренними друг с другом, иначе ничего не выйдет. Мы оба подозрительны и мнительны. К тому же...

— Меня беспокоит то, как ты выглядишь... когда спишь, — рассуждения на тему их скрытных натур вызывали у Снейпа зубную боль.

Чтобы не пялится друг на друга в нелепом молчании, Северус сел в кровати и потёр лицо руками. Волосы его спутались, на щеке остался красный отпечаток от кулака, которым он подпирал голову, а бок и спину украшал живописный узор от смятой простыни. Почему-то эти совершенно будничные мелочи вызвали тяжесть в паху у Гарри. Однако все это не помешало ему озадачиться сказанными словами и не на шутку встревожиться, очень надеясь, что его не застали за пусканием слюней на подушку.

— И как же? — с опаской уточнил он, косясь на то место, где недавно покоилась голова. Вроде, все было сухо.

Снейп поставил локти на колени и потерся щекой о свое плечо. Чтобы скрыть усмешку.

— Слишком молодо… — “глупый” потонуло в многозначительной ухмылке.

Лицо Поттера на пару секунд удивленно вытянулось, а потом облегченно расслабилось. Он хрюкнул от смеха и перекатился на спину.

— Тоже мне, беда. Такой умный человек, как ты, должен по достоинству оценить преимущества моего возраста, — с хитрой улыбкой протянул он и погладил Северуса по выделяющимся позвонкам.

Снейп вздрогнул, выпрямившись. Рука Гарри скользнула по пояснице и осторожно, можно сказать по-шпионски, замерла на маленьких ямочках возле ягодиц. Северус не шевелился, и осмелевший Поттер обвел отвоеванную территорию кончиками пальцев, а затем — дабы не нервировать лишний раз мужчину — проследовал неспешной лаской вверх к плечам, где прогулки его рук были всегда желанными. Дыхание перехватило у обоих мужчин.

Обернувшись, Северус окинул Гарри испытующим взглядом, поразив любопытного им покорителя излюбленных территорий эффективнее обездвиживающего заклинания.

— Ты оптимист... Поттер. Я многое могу сказать о твоем возрасте, и уж точно в нем мало для меня привлекательного.

— А как насчет силы и выносливости? — ухмыльнулся Поттер, легко пробегая пальцами по бледной груди с овалами сосков. — Неутомимости, ммм?..

— О, да, — с жалостью протянул Снейп, — я заметил, насколько быстро ты отключаешься.

— Ты не далеко от меня ушел, — не остался в долгу Поттер.

Северус возмущенно фыркнул.

— Опыт подсказывает мне — все это плохо кончится... — прошептал он, проглотив болезненное “для меня”, и, противореча своим словам и тону, склонился над улыбающимся героем.

Гарри поймал его лицо в ладони и, замирая от нежности, приоткрыл навстречу губы. Северус целовал его неторопливо, осторожно исследуя податливый рот и приглядываясь к эмоциям его хозяина. Чем дольше длилась незамысловатая игра, тем глубже и отчаянней становился поцелуй, заставляя Гарри прикрыть глаза и внутренне задохнуться от желания и безумного чувства, вынуждавшего сердце биться быстрее. Северус, кажется, сам никак не мог определиться, как ему больше нравится — порывисто впиваться в губы, покусывая и зализывая грубости, или припадать к ним со всей любовью и почти невинностью ласки. Незаметно одна его рука переползла за спину Гарри, а вторая зарылась во взлохмаченную гриву. Почему-то Северуса била нервная дрожь. Из-за этого Поттер не стал обнимать его в ответ, боясь за хрупкий баланс. Лишь успокаивающе касался боков и плеч, немного перенимая инициативу в игре с оккупировавшим его рот языком. Маленькие ухищрения принесли свои плоды — в его пах уперся проснувшийся член Северуса.

Оторвавшись от сладостного занятия, зельевар на несколько мгновений замер, в его взгляде читались растерянность и легкая тревога, вызванные возбуждением. Видимо, Северус не рассчитал силы и влияние откликающегося на ласки тела. Тяжело дыша, он порывисто отвернулся и, не обращая внимания на эрекцию, выбрался из-под одеяла. Облачившись в халат, он пробормотал:

— Советую подниматься. Пару минут назад я отменил твое заклинание будильника.

Одурманенный разыгравшимися гормонами, Поттер приподнялся на локтях, надеясь услышать приглашение принять водные процедуры вместе, но его не последовало. Стараясь сильно не печалиться по этому поводу, он тоже покинул постель, но, прежде, чем уйти, задумчиво посмотрел на дверь в ванную. Звуков бьющей о кафель воды не доносилось, значило ли, что Северус размышляет об упущенной возможности? Или справляется с “маленькой” проблемой, наложив чары тишины?

“Это я тут озабоченный, а он может заниматься... чем-то еще”, — на этой прозаичной мысли Гарри потопал к себе.

Принимая душ, он смаковал подробности прошлой ночи. Не будучи фанатом пассивной роли, Гарри начал находить в ней свои положительные стороны. Столько внимания и нежности он получал, наверное, только с Чарли. Но воспоминания о нем уже начали стираться из памяти, а яркость впечатлений блекнуть.

“Надо завязывать с этими сравнениями”, — водя рукой по опадающему достоинству, подумал Гарри.

Задвинув подальше мысли о прошлом, он вернулся к настоящему. Перед глазами встал образ тяжело дышащего Снейпа. Лицо его на пике страсти расслаблено, губы приоткрыты и покраснели от поцелуев, веки смежены. Пальцы с силой вцепляются в простынь по обе стороны от головы Гарри. Финальные беспорядочные толчки и низкий стон, пробирающий до каждой клеточки.

Зажмурившись, Поттер привалился к стене, член в кулаке, пульсируя, выталкивал струйки спермы. Тело сотрясала мелкая дрожь.

Расслабленный и довольный жизнью, он, наконец, смог спокойно домыться, почистить зубы и облачиться в аврорское обмундирование.

— Позавтракаешь со мной? — спросил он через несколько минут Северуса, появившегося в гостиной, с недавних пор ставшей для них общей.

Снейп согласно кивнул, выказав лишь вежливое равнодушие, ни намека на недавнюю откровенность.

— Я взял на себя смелость уже кое-что заказать у эльфов, — виновато предупредил Гарри.

— Прекрасно, — безразлично отозвался Северус, с достоинством усаживаясь в старое кресло.

Обычно светлая комната сейчас освещалась лишь несколькими волшебными светильниками, стоящими возле дивана. Глаза Гарри, не скрытые за бликующими стеклами съехавших на нос очков, казались особенно яркими, что невольно привлекло внимание Северуса.

Уже настроившийся на новый день Поттер кивнул на лежавшие на столе выявители.

— Я принес один кристалл для тебя, другой для директора. Передашь ей?

URL
2016-07-12 в 11:11 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
С тихим хлопком возле стола появилась Винки и молча поставила поднос с едой.

— Гарри Поттер желает еще что-нибудь, сэр? — услужливо пропищала она, подергивая ушами.

— Нет, спасибо, Винки.

Работница Хогвартса бросила странный взгляд на Северуса и с хлопком растворилась в воздухе.

— Ты ее чем-то обидел, — убежденно заметил Гарри, принимаясь за завтрак. — В прошлый раз, когда мы с ней общались, я списал все на трагедию с Добби, но теперь сомневаюсь.

Северус презрительно изогнул губы.

— Этот эльф относится ко мне с подозрением с тех пор, как я занял место Дамблдора. Твой Добби был с ней солидарен. Видимо, он на нее повлиял. Остальные эльфы преданно служат директору, так как знают, какими узами он связан с Хогвартсом, — Снейп немного помолчал, прежде чем медленно продолжить: — В то время многие ополчились против меня. Ученики, персонал, — в темных глазах блеснула неприязнь, — они даже не удосужились пораскинуть мозгами и понять, что замок не мог допустить в свое сердце волшебника, желавшего ему и его обитателям зла.

“Намерения играют главную роль при выборе директора, Гарри” — вспомнились Поттеру слова Дамблдора.

— Они считали, что ты как-то обманул магию, — попытался оправдать себя и других Гарри, но отчего-то эта попытка прозвучала нелепо.

— Они? — насмешливо фыркнул Снейп и внимательно посмотрел на него. — Хочешь убедить меня, что ты считал иначе?

— Я сожалею об этом, — Гарри отвел взгляд, прекрасно отдавая себе отчет, что когда-то был подвержен глупым предрассудкам.

— Ну и зря, — вдруг сказал Северус, принимая более расслабленную позу. — Всеобщий идиотизм и строго выстроенная репутация сыграли мне на руку. Не находишь?

Гарри поднял бровь в удивлении и почувствовал, как в душе зарождается чувство гордости за своего любовника.

— Давай поедим, а?

Северус внял его просьбе.

— Ты не собираешься зайти к Минерве сам? — поинтересовался тот, изучая содержимое подноса. — Считаю это упущением с твоей стороны. Я кое-что объяснил ей вчера, но сам понимаешь, есть вещи о которых можешь рассказать только ты. Твой двойник в состоянии использовать обитателей Хогвартса в своих целях, и не исключено, что Минерва станет первой, кого он попытается обмануть или подменить.

Доводы оказались здравыми, вот только Гарри не горел желанием описывать свои злоключении бывшему декану...

— Зачем ей подробности? — повёл он бровью. — Боюсь, что они не для женских ушей. — Зеленые глаза наполнились холодом.

— Я говорю не о насилии, — покачал головой Северус и снисходительно продолжил: — Достаточно будет обрисовать эмоциональную составляющую, чтобы Минерва могла определить, какие резервы ты задействовал для создания разумного существа. Это совершенно не укладывается в понятия современной модели преобразовании энергии в материю. Ты мог заметить, что даже сложная трансфигурация неживого в живое не наделяет объект интеллектом, тем более на неопределенный срок. А у тебя это вышло. Боль и ненависть могут породить ужасные проклятья, Поттер.

— Например, крестраж, — вдруг выдохнул Гарри и сам испугался.

Губы Снейпа растянулись в хищной усмешке, заставив сердце Гарри пропустить удар.

— Ты его не создал.

Уверенные слова заставили побледневшего Поттера выйти из шока, вызванного безумной догадкой. Он сам не поверил, что смог оторвать от себя кусок души, но с его удачей всегда оставался шанс на исключение. В конце концов, он чувствовал себя не хуже, чем прежде, и вполне в своем уме. К тому же, чтобы сотворить для крестража тело, необходимы определенный обряд и зелье…

“Лучше не думать об этом”.

— Поттер, прекрати, — вдруг разозлился Снейп. — Для рассечения души одного убийства не достаточно.

— Откуда…

— Какое-то время я имел в распоряжении частную библиотеку Дамблдора и нашел в ней любопытные сведения, которые он наверняка не рассказал своему любимому мальчику… — Снейп замолк, заметив, как перекосило от этого обращения Гарри, поэтому сбавил тон и продолжил уже спокойнее: — Я прочел о ритуале и объеме сил для каждого этапа. Чем больше крестражей, тем меньше магии нужно для их создания. Например, для того, что попал в тебя, хватило… — он запнулся, — одного убийства. И не потребовало от Риддла никаких затрат.

— Почему требуется меньше? — не понял Гарри.

— Душа, как идеальная структура, после раскола теряет стабильность и прочность. Связи в ней истончаются, и…

— Я понял, — прервав, сглотнул Гарри. — Ладно, — он втянул полную грудь воздуха и, выдохнув, решил сменить тему: — Я обсужу с директором детали магического свойства, но не стану углубляться в личное. А потом отправлюсь к Молли и Артуру, — подвел он итог.

— Этого будет достаточно. Она немало поможет нам, — Северус ободряюще кивнул.

— А Дамблдор? Хоть он и портрет…

— Минерва, скорее всего, позовет его в советники. Но, если есть желание, можешь с ним побеседовать.

Гарри стрельнул в собеседника подозрительным взглядом. Он давно заметил напряженные отношения между ним и Дамблдором.

— Что будем делать с возможным шпионом в школе?

— Я предупрежу Минерву, а она профессоров. Но только старый и проверенный штат. Новичкам я… мы пока не доверяем.

Гарри оговорка Снейпа позабавила.

— Ты у директора личный блюститель закона и порядка в школе. Проверяешь всех на внутреннем детекторе лжи? А я ведь одно время собирался вернуться преподавать в школу. Слава Мерлину, что передумал, — прыснул Гарри, не замечая надвигающуюся грозу.

Северус нахмурился, подобравшись от внезапной насмешки, затрагивающей больную тему доверия. Открыв рот, чтобы ответить со всей суровостью, он вдруг поймал задорные смешинки в глазах Гарри и вовремя остановился.

“Ты один из самых недоверчивых людей, каких я только знаю, Северус. Однако, отчаянный и удивительно верный, что бы о тебе ни говорили, — хмыкал Альбус, с трудом усаживаясь в свое кресло. — Лучшего защитника для Хогвартса и пожелать нельзя”.

Тогда Северус посчитал это игрой слов и уколом в больное место. Вероятно, он ошибался, и старик говорил искренне.

— Будем осмотрительнее, — Северус отпил из чашки, чтобы смочить пересохшее горло.

Оставшуюся часть трапезы мужчины предпочли провести в тишине. Гарри параллельно обдумывал планы на день и вдруг вспомнил о вчерашнем письме.

— Черт, совсем забыл. Я кое-что сделал. Не знаю, насколько это правильно, но... Я рассчитываю хоть на какую-нибудь реакцию.

— О чем ты говоришь? — непонимающе уточнил Северус.

— Я написал двойнику письмо.

Гарри удостоился долгого непонятного взгляда, заставившего его понервничать. Переварив новость, Снейп отмер и, тяжело вздохнув, откинулся в кресле.

— Только не говори, что я свалял дурака, — кисло выдавил Гарри.

— Какой реакции ты хочешь? — раздражения в голосе Северуса не появилось, а вот обреченности — сколько угодно. Видимо, он уже смирился, что имеет дело со слабым на интеллект человеком. — Сомневаюсь, что он ответит. Раз не пытался связаться раньше, то с чего сейчас соизволит? А вот планы свои изменит.

Гарри сложил руки на груди.

— Он все равно бы поменял их. Декстера с прихвостнями взяли. Извлекли из них яд. Они могут многое выболтать.

— Прости конечно, но ты, считаешь, он не был готов к потере людей? Они наверняка ничего не знают. Во всяком случае, ничего существенного. Ты же своими действиями предупредил его, что знаешь, кто он и что из себя представляет. Теперь он станет тщательнее скрываться, так как только ты можешь его уничтожить, — каждое предложение Снейп произносил так, что Гарри слышал завуалированное “Поттер, ты редкостный болван!”.

— Хм. Ты знаешь, как это сделать? — досадливо поинтересовался Гарри. Обычно он был предельно осторожен и вдумчив, но порой от безысходности, как загнанный зверь, делал глупости.

Северус вернул опустевшую миниатюрную чашечку на блюдце.

— В общих чертах. С тобой всегда все сложно. “Защитника” можно развеять несколькими способами. Первый: пережить свой прежний страх и справиться с ним, — Северус качнул головой, как бы отметая этот вариант. — Мне кажется, что тут подойдет любой другой страх, если тот, что послужил созданию сущности, уже не актуален. А второй: следует убедить себя и его, что тебе больше ничего не угрожает, что ты сам в состоянии со всем справиться.

— Я не пойму. Он ведь сам создает мне опасные ситуации, — недоумевал Гарри.

— Похоже, таким нехитрым образом он продлевает свою жизнь. Как-то так вышло, что ты наделил его не только сознанием, но и первостепенным запасом сил. Ты просто самородок, Поттер, — ехидно резюмировал зельевар.

Гарри поджал губы, а затем махнул рукой.

— Потом он сам научился поддерживать свои резервы. Драко снабжал его кровью единорога. Это говорит об особенностях магии твоего двойника. Она иная, не похожая на твою. Темный Лорд, когда пил кровь животного, не перерабатывал его магические свойства. Он был придатком на теле другого, поэтому проклятье получил Квиррелл, а необходимую для жизнедеятельности энергию — Риддл.

— Может, мой братец проклят. Откуда ты знаешь, что на него не повлияла кровь?

URL
2016-07-12 в 11:12 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Ты, видимо, ничего не знаешь о действии сырой крови единорога на человека, — удрученно отметил Снейп, сплетая пальцы на животе.

— У выпившего ее, — начал доказывать свою просвещенность Гарри, — затягиваются все раны, восстанавливается баланс сил и даже наступает некоторое омоложение тела. Но эффект скоротечен. В пределах сорока восьми часов. Потом начинается легкое помешательство, которое будет усиливаться. Принятие другой порции крови уже не дает такого сильного эффекта, хотя на время помогает. И так далее. Зависимость, которая приводит к смерти.

— Прекрасно. Кое-чему в Академии вас все же учат, — одобрил Снейп. — Однако, спешу расстроить. Человек умирает не от зависимости. Проклятье не в этом. Ты перечислил симптомы. Проблема на самом деле заключается в составе крови, ее магических свойствах. Со временем она преобразует человеческую кровь в себеподобную. К сожалению, не всем людям подходит чужая кровь, что уж говорить о животной.

— Как… неприятно, наверное, — брезгливо пробурчал Поттер.

— Не то слово. Это что-то из разряда меняющего расположения органов проклятья, или зелья, заставляющего их закаменеть, или...

— Достаточно, — воскликнул Гарри и торопливо спросил: — Как же я буду его убеждать, если он не хочет исчезать?

— Не знаю, — неохотно признал Северус, явно расстроенный своей неосведомленностью, — но я еще изучаю этот вопрос.

— Спасибо. Без тебя я бы не разобрался.

— Что будет с Люциусом? — изъявления благодарности Снейпу никогда не нравились.

Гарри переключил свое внимание на стакан с соком. После разговоров о возможностях некоторых волшебников буквально изменять “внутренний мир” других людей кусок в горло не лез.

— Отпустят. На нем ничего нет. Все только на Драко. Тот постарался, чтобы отец остался чист. Я и сам в общем верю, что Люциус ничего не знает.

— Он не лжет, — подтвердил Северус. — И без сомнений наймет лучших адвокатов, чтобы обелить имя сына.


— Да-а, — Гарри был согласен.

В повисшей тишине тихо потрескивал огонь, отбрасывая тени от мебели и обитателей квартиры. В коридоре за дверью раздавались голоса спешащих в Большой зал студентов. Гарри даже пару минут прислушивался, но потом бросил это дело и, достав палочку, призвал патронуса.

Могучее животное остановилось возле него и преданно склонило рогатую голову. Продиктовав для друзей послание, Гарри приказал:

— Скачи в Нору.

Северус любовался оленем, отмечая характерные поведенческие черты Поттера. Он давно начал замечать, как похожи волшебники со своими магическими стражами.

— Пока я не ушел на занятия, готов выслушать твои вопросы по легиллименции. — встрепенулся Северус, когда призрачный зверь исчез в стене, оставив после себя следы прозрачного белого тумана. — Ты вчера об этом говорил.

Гарри задумался, взъерошив волосы.

— Да. Я не разобрался с методом закачки иллюзии…

— То есть, ты не понял ничего?

— Нет, абзац про внушение во время секса показался мне вполне понятным, — довольный собой, оскалился Гарри.

Северус прикрыл глаза рукой.


* * *
Школьные будни в Хогвартсе были по-своему замечательны. Студенты шумными толпами сновали по школе, разбредались по классам до звонка, а кто-то и после, колдовали, изучали древние манускрипты, что-то варили в котлах, спорили и отвечали на вопросы профессоров. Наконец, играли в квиддич.

Именно последнее занятие молодежи заставило Гарри прогуляться на поле, чтобы понаблюдать за тренировкой команды Рейвенко. Почему ее проводили утром да еще в первую неделю учебы, он не знал, но, видимо, профессор Флитвик разрешил.

Гарри накинул на себя чары отвода внимания и, привалившись к одной из трибун, с ностальгией осматривался вокруг и вдыхал воздух юности.

Легкий ветер трепал волосы и пытался забраться за шиворот. Гарри откинул голову назад, пытаясь вспомнить, когда в последний раз сидел на метле. Наверное, в прошлый сбор любительской команды при Аврорате…

“Нет, я его пропустил. Из-за скандала с Дареном… — память лениво вытолкнула их разговор перед расставанием. Злые слова и несправедливые обвинения клещами впивались в сознание. — Лучше забыть”.

Смерть пусть бывшего, но любовника, что-то поколебала в сознании. Может, сожаление, а,скорее всего, сочувствие проснулось в душе. Дарен не заслужил всего, что с ним случилось.

“Не лучше было бы и... с Северусом расстаться? — шепотом предложил внутренний голос. — Он уже и так сильно пострадал из-за меня. И даже до сих пор не рассказал всего, что с ним сделали те ублюдки. А чертов тролль… Не исключено, что он стал для Северуса еще худшим испытанием”.

“А ты и не спросил. Сама заботливость, Поттер”, — голосок окреп и стал напоминать сам объект беспокойства.

“Словно у меня времени навалом, — попытался оправдаться перед собой Гарри. — Я не собираюсь лезть ему в душу. Итак все сложно”.

“Ему было бы проще без тебя. Свободнее”.

“Если бы Пожиратели не преследовали его, я бы согласился”.

На это крыть было нечем, и голосок заткнулся.

“А, может, не знать — это не так уж и плохо, — продолжил размышлять Гарри в гордом одиночестве. — Хватило того, в каком виде я его нашел и где”. — Грудину словно набили колючей проволокой, боль растеклась по телу, заставляя сжиматься желудок и подрагивать пальцы.

“Зачем я только вспомнил?” — прикрыл глаза Гарри и начал “выталкивать” из головы неприятные мысли.

— Берт, тащи свою задницу к кольцам! — закричал невысокий парень с битой в руке. — Не считай ворон.

Гарри посмотрел на них.

Вратарь увлеченно наблюдал за кем-то на трибуне (Поттеру снизу было не видно, но, скорее всего, там сидела девушка), поэтому заслужил выговор от капитана команды. Окрик подействовал, мальчишка вовремя рванул вверх и поймал квоффл. Чуть не отбив его своей головой.

Гарри прыснул, качнувшись вперед. Едва ли не также когда-то играл Рон, когда ощущал на себе внимание болельщиков... и болельщиц.

Последив немного за ребятами, Гарри прогулялся до озера и свернул к Хагриду. В воздухе запахло дымом, струящимся из трубы стоящего на отшибе домика. Лесника в своей обители не оказалось, несмотря на разведенный камин. Гарри с запозданием понял, что у друга, скорее всего, урок.

Уходить не хотелось совершенно, но и оставаться не за чем.

— Привет, сынок, — тепло поприветствовал его Артур, как только Поттер преодолел защитный контур Норы и приблизился к входной двери. — Заходи, что стоишь.

Гарри пожал руку и зашел в гостиную, ощущая похлопывания Артура по спине.

— Какие новости? — спросил Гарри. — И где все?

— Сейчас-сейчас, они в саду. Молли, ребята! Гарри пришел, — мистер Уизли гостеприимно усадил Гарри на диван, а сам суетливо пошел подгонять домочадцев.

Гарри покачал головой.

Через минуту он пожимал руки всем мужчинам семьи и обнимал миссис Уизли. Джинни решила поприветствовать его улыбкой. Выпустив из рук Гермиону, он с удивлением понял, что кое-кто держит его крохотными ручками за коленку. Гарри улыбнулся и присел.

— Привет.

На него с любопытством глядели карие глаза, казавшиеся большими на маленьком личике.

— Я! — радостно выдала девочка, стеснительно убрав кулачки за спину. — Да!

Гермиона рассмеялась.

— К сожалению, это пока весь наш словарный запас.

— Просто отлично. Чтобы я делал, если бы она уже начала задавать прорву вопросов? — Гарри ласково потрепал пушистые волосы на голове девочки и легонько ткнул ее в живот пальцем.

Роза захихикала и схватила его за ладонь.

— Дя.

— Может, дядя?.. — Гарри подхватил ее на руки и поцеловал в щеку. Он был без ума от своей крестницы.

Все по-семейному расселись за обеденным столом. Женщины, за исключением уютно устроившейся на руках Поттера девчушки, захлопотали о чае и пирожках.

— Сегодня всё спокойно, — удовлетворенно сказал Билл, почесывая шрам на щеке. — Новых следов вокруг дома мы с Роном не обнаружили.

— Хорошо. Подождем их действий. Флер и Мари уже у бабушки?

— Да. Мы им задолжали каникулы с внучкой. Давно не ездили, — смущенно пожал плечами Билл.

— Порт-ключи до Франции не так дороги, — задумчиво прищурил глаза Гарри, припоминая свой последний визит на материк.

— Не в этом дело. У Флер столько родственников, и все дамы — полувейлы в разном поколении. Это, знаешь ли, напрягает, — последнюю фразу Билл постарался пробормотать максимально тихо, чтобы услышали только Гарри и Рон.

Парни понимающе усмехнулись.

— Мне попадалось несколько хороших зелий для подавления чар вейл, — тактично прошептала наклонившись к плечу мужа Гермиона. — Почему-то мне кажется, что Флёр их тоже знает.

— Давайте не будем отклоняться от темы, — чопорно заявил Билл.

Вернувшийся со двора Артур, которого Молли отправила за тыквой для будущего пирога, проговорил:

— Перси прислал патронуса. Сообщает, что не может вырваться с заседания. Вечером появится после шести. Джордж тоже задержится.

— Ладно, — Гарри постучал пальцами по столу.

— Вчера мы с ним разговаривали по каминной сети. Ни он, ни Пенелопа не заметили слежки или посторонних возле их квартиры, — сообщил Рон.

Гарри пересадил Рози, с интересом вертящую в ручках аврорскую фибулу, на колени к отцу. После чего достал палочку.

— Ты проверял дом на прослушку, Рон? — спросил он, прежде чем начать действительно важный разговор.

— Несколько раз.

— Артур, вы не против, если я?..

URL
2016-07-12 в 11:12 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Конечно нет, Гарри. Но я сомневаюсь, что тут есть жучки, — название маггловского изобретения мистер Уизли произнес с благоговейным трепетом, словно был не против найти хотя бы штучку.

Гарри провел целый комплекс проверок. Мистер Уизли был прав.

Когда все расселись, Поттер убрал палочку и обвел всех собравшихся внимательным взглядом.

— У тех сведений, что я расскажу, очень узкий круг посвященных. Ради вашей безопасности вы тоже должны услышать об этом, — дождавшись понимающих кивков, Поттер продолжил: — Пожиратели Смерти теперь пользуются разными тактиками ведения боя. Раньше мы считали, что они не способны вести тонкие шпионские игры, а теперь выяснилось, что органы управления магической Британии наводнили волшебники под оборотным зельем. Прежде мы не замечали таких масштабных действий. Недавно я узнал, что некто, копия меня, приходил к Кингсли выпрашивать разрешение на определенный род деятельности. У него успешно вышло. Некоторое время я был шпионом в Группах. Как выяснилось, к Кингсли в моем облике приходил Драко Малфой. Для чего он это сделал, я пока затрудняюсь ответить. — Тут Гарри покривил душой, прекрасно догадываясь, что Драко поздно понял, какого джинна выпустил из бутылки. Даже после корректировки памяти он не захотел больше играть в игры нового воплощения национального героя.

— Драко хотел, чтобы я вошел в ряды Пожирателей, посмотрел, чем они живут, и кто их ведет. Я бы никогда больше не хотел оказаться в Группе, но… опыт оказался не лишним. Многие попытки узнать, кто же руководит сборищем, не принесли плодов. Хозяин оказался просто неуловим, а его прислужники дохли как мухи, попадая к аврорам. Ученым из Лаборатории Отдела Тайн удалось определись, из-за чего Пожиратели умирают. Оказалось, каждый из них носит в себе яд. Необычный такой. Сделанный из свернувшейся крови. А чуть позже выяснилось, что эта кровь принадлежит мне.

Реакция у всех разнилась. Гермиона задумчиво прищурилась, Рон прищурил только один глаз и внимательно слушал, Билл хмурился, поскребывая ногтем столешницу, Джинни беспокойно ерзала на стуле, удерживаясь от вопросов. А старшее поколение озабоченно смотрело на него и старалось не перебивать. Миссис Уизли приняла все близко к сердцу, прикрыв рот ладонью.

— После нападения на мой коттедж, — продолжил Гарри, — я узнал, что не только Малфой решил воспользоваться моей внешностью. Сам хозяин явился по мою душу. Он выглядел, как я, говорил точно также, вот только был холодным и темным. Он хотел, чтобы я понял, что с ним связываться опасно.

Гарри заметил, как Рон напрягся, и прочитал в его взгляде недоумение. Он знал, что Поттер не встречался с хозяином лично. Они же вместе пришли в пылавший дом. Но Гарри не собирался рассказывать всем о своих отношениях с Северусом. Правда, на обдумывание логики своего монолога у него тоже не было времени.

Послав другу предупреждающий знак, а Гермионе, знавшей о похищении Снейпа, виноватую улыбку, Гарри продолжил рассказ:

— Вчера вечером был задержан министр Магии.

— Что? — не выдержала напряжения Джинни. — Как это?

— Вот так. Руфус Скримджер на данный момент пропал без вести.

— Чёрти что… — Рон откинулся на стуле. — Кто об этом знает?

— Кингсли и Барлоу, — откликнулся Гарри. — Поиски Скримджера уже ведутся. Я рассчитываю на ваше благоразумие и умение молчать.

Все согласно закивали.

— Двойник Руфуса рассказал нам о хозяине. Он первый, кто сумел это сделать. Уж не знаю почему, — вдруг понял Гарри и замолк.

Рассчитывал ли его двойник, что до подставного министра не доберутся? Или это продуманный ход? Неужели он хочет раскрыть свою личность?

“Мерлин!” — Гарри побледнел.

— Гарри? — Рон толкнул его в бок. — Так что вы выяснили у него?

— Он сказал, что его хозяин — я, — нехорошо усмехнулся он. — У Кингсли было зверское лицо.

— Он врет, — в голосе Молли сквозила непоколебимая уверенность.

Гарри не стал томить собравшихся, лишний раз нагнетая обстановку и ответил:

— Да, его обманули. Однако, не во всем.

— О чем ты? — хрипло произнес Рон.

— Помнишь наш недавний разговор о Малфой-мэноре? — Гарри поднял ладонь, пресекая дальнейшие вопросы друга, и обратился ко всем остальным. — Пять лет назад, во время побега из замка Малфоев у меня случился магический выброс. Я отбивался от егеря, — быстро уточнил он, не смотря на тех, кто там непосредственно присутствовал. — Тогда все происходило сумбурно, и после потери большого количества сил я туго соображал, поэтому не заметил, как создал кое-что, называемое Живым Щитом. Это очень редкое явление.

— Гарри, мы все ощутили тот выброс, — выдохнула Гермиона, глаза которой странно заблестели, видимо, Рон ей кое-что рассказывал. — Беллатрикс даже отстала от меня на какое-то время, чтобы приказать Петтигрю проверить, что там у вас случилось.

Поттер проглотил ком в горле и продолжил:

— Когда мы сбежали, я несколько дней отлеживался и пытался забыть все, как страшный сон. Оказывается, зря. Мой Защитник и не думал исчезать после того, как убил егеря.

— Что это за Защитник? — спросила Гермиона. — Я не слышала о таком.

— Иногда волшебникам под силу создать существо или предмет, которым можно защититься от смерти. Об этом пишут в медицинских трактатах в Мунго. Это выяснил не я, — заметил Гарри, чтобы предостеречь другие вопросы. — Мой двойник не просто выжил, он сумел продержаться целых пять лет, не сообщаясь с моей магией. Еще он обладает интеллектом.

— Кошмар, — все та же Гермиона, остальные не знали, что сказать от шока.

— Выходит, защитник, это что-то вроде патронуса, но долговечнее? — включилась в разговор Джинни.

— Что-то вроде того. Еще он может выглядеть, как человек.

— То есть, как ты? — нашелся Рон.

— Да. Кроме глаз.

— Гарри, остановись. Ты ведешь к тому, что Пожиратели подчиняются созданной тобой сущности? — подвел итог Билл, бледный и обеспокоенный.

— Да.

После прозвучавшего подтверждения долго стояла тишина, прерываемая только тиканьем семейных часов и пощелкиванием зачарованных вязальных спиц, плетущих узор нового шарфа в гостиной.

— Мерлин Великий, — взмолилась Молли. — Что же с ним делать, Гарри?

— Я рассказал вам все это не для того, чтобы напугать, а чтобы вы не попались на его удочку. Если к вам заявится Гарри Поттер с какими-то просьбами или советами, вам сначала следует его проверить. Причем так, чтобы о его подлинности, знали только вы. В идеале, он не стремится вам навредить.

— Правда? — нервно фыркнула Джинни.

— Да, — кивнул Гарри. — Дин пострадал из-за нашей с тобой несостоявшейся свадьбы. Прости.

Девушка отвернулась и погладила живот, чтобы успокоиться.

— Надеюсь, ты его скоро поймаешь и вытрясешь темную душонку, — мстительно проговорила она.

— Как можно его убить? Видимо, он считает, что его миссия еще не окончена, — размышляла Гермиона. — Надо его убедить в обратном?

Гарри хмыкнул, радуясь, что у него такая сообразительная подруга.

— Верно. В этом заключается проблема. Сам он не стремится к повторной встрече, и думаю, после вчерашней моей выходки, он постарается отстраниться еще больше.

— Что ты вытворил?! — недовольно вскинулась Гермиона.

— Я написал ему письмо, — Гарри стало немного не по себе от взгляда ведьмы.

— Дорогая, давай ты убьешь его попозже, — вмешался Рон, заметив все признаки бешенства на лице жены.

— Герм, я просто устал от того, что делает этот гад. Не смотри на меня так. Я уже понял, что… ошибся, — внутренне Гарри возрадовался, что находится в компании, а не наедине с подругой.

— Будет вам обвинять, — успокаивающе произнесла Молли. — Нужно понять, как убедить его уйти. Второго Гарри. Может, я скажу глупость, только не смейтесь, ребятки. Но когда маленькие Фред с Джорджем прятались, после того, как набедокурят, я могла выманить их только одним способом.

— Едой? — ухмыльнулся Рон.

Молли загадочно улыбнулась.

— Я тоже пряталась и ждала, когда они выберутся из своих укрытий и начнут меня искать.

— Ну, обед же себя сам не приготовит, — в кухню вошел Джордж. — Привет. Простите, что опоздал.

— Ничего. Садись, — Молли поднялась, уступая место сыну и пошла готовить еще одну чашку чая.

Гарри незаметно кинул взгляд на кристалл. Все было в порядке. И магический фон тоже соответствовал Джорджу.

— Гоблины подсчитали ущерб, — сообщил новоприбывший друг, с утра отправившийся в Гринготтс. — Какое счастье, что я застраховался. Все отстрою. Даже помощь не понадобится, — он лукаво глянул на Гарри.

Поттер закатил глаза.

— А я мог бы. Лишняя реклама для твоего магазина. Представляешь, сколько народу соберется посмотреть, как я в поте лица таскаю брусья или оббиваю стены.

— Ты что, на себе все таскать собрался? — подколол Рон.

— Так же эффектнее. Я еще майку сниму и водой обольюсь, чтобы капельки стекали по голой груди, — понизил голос Гарри и подмигнул девушкам.

Рон откровенно заржал.

— Пожалуй, я тоже приду помогать, — подхватил он.

Гермиона улыбнулась, махнув рукой на выходки парней. Что с ними поделаешь?

— Идея мне понравилась. Тут даже не над чем смеяться, — уже серьезно заметил Гарри, возвращаясь к предложению миссис Уизли.

— О, я рада, дорогой.

— Давайте условимся, как меня проверять, — Поттер уже подумал над неприметным вопросом, который не вызовет подозрений.

— А зачем нам тебя проверять? — не понял Джордж.

— Опоздавшим на собрание пояснения в порядке очереди, — протянул Рон. — Какой вопрос, Гарри?

Поттер повернулся к другу и сказал:

— Что это у тебя тут? — и указал ему на грудь.

Рон, ничего не подозревая, поглядел на свою темно-синюю мантию.

— Ответ: горицвет.

URL
2016-07-12 в 11:12 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Ну, офигеть, — буркнул Рон, сообразив, что его провели. — Я такое не упомню. Мало ли цветов на этом свете.

— Не заговаривай мне зубы, ты, прожженный невыразимец. С плохой памятью в Отдел Тайн не берут, — осадил Гарри, уже наслушавшийся о мнимом идиотизме Рона от него же самого.

Друг сложил руки на столе, самодовольно улыбаясь уголком губ.

— Если я отвечу неправильно, — Гарри переводил взгляд с одного на другого из слушателей, — вы ведете себя совершенно обычно. Слушаете, что мне надо, соглашаетесь или не соглашаетесь, исходя из ситуации. Потом, когда я ухожу — и да, от просьб пойти со мной вы осторожно уклоняетесь — вы связываетесь с Кингсли. На крайней случай, Рон, иди к шефу.

— Понял.

— Гарри, — вдруг проговорил Билл. — Это все понятно, не волнуйся. Только я не понимаю, зачем мы ему нужны, если он стремится защитить тебя от врагов. Мы-то друзья.

— Я не могу знать, как он оправдывает свои действия. Если вдруг он посчитает, что вы как-то мешаете мне, то… Сам посуди, за твоим домом следили. На Дина напали.

— Ты правильно сделал, что предупредил нас, Гарри, — поддержала Гермиона.

— Джинни, как только Дина выпишут из Мунго, будьте крайне внимательны. Пошли мне патронуса, я устрою для вас охрану.

— Ты что, Гарри. Мы усилим защиту на доме, сами будем осмотрительны, но засевших у меня под крышей авроров мне не надо.

— Это необходимая мера…

— Нет, Поттер! — начала заводиться девушка. — Ты знаешь, в чем я по дому хожу? А тут еще посторонние будут на меня пялиться и капризы слушать.

Гарри насмешливо покачал головой.

— Ну… ладно.

— Вы могли бы пожить у нас, — миролюбиво предложил Артур. — Комнат свободных много.

— Папа, мы наконец-то закончили строить дом, и я хочу насладиться им и тишиной, — независимо расставила все точки над i единственная дочь.

Гермиона понимающе улыбнулась, прислонившись плечом к Рону.

Гарри бросил взгляд на часы, виднеющиеся из гостиной, и начал подниматься.

— Пожалуй мне пора.

Попрощавшись со всеми и получив в дорогу сверток с пирогами, Поттер отбыл в Аврорат.


* * *
— Что ты с ним сделал? — висок начал пульсировать, возобновляя позабытый нервный тик.

— А как ты думаешь? — Кингсли одарил его выразительным взглядом. — Семьи нет, значит, похоронами занимается министерство. Мы представили все как сердечный приступ.

— Кто занял кресло министра? Гаррисон? — не то, чтобы Поттеру было сильно интересно, но лучше знать наперед, чего ждать от будущего.

— Удивительно, но мнения на совете разделились, — чернокожий волшебник прикрыл глаза и отпил из стакана виски со льдом. — Да, Гаррисон стал Министром, а меня назначили его заместителем.

— Чего? — Гарри подумал, что ослышался.

— Я останусь на посту в Аврорате, но так же буду при министре, — скривился Кингсли. — Члены совета долго спорили и порядком достали меня, так что не усложняй, Поттер! — угрожающе предупредил он.

Гарри ошеломленно глядел на шефа и не мог поверить в происходящее. Чего-чего, но политиков с лицемерными взглядами на жизнь и субъективной философией Бруствер на дух не переносил. Тем не менее, согласился стать одним из них. Спорить об этом можно было до скончания века, однако Поттер приберег несколько язвительных подколов до лучших времен.

— Что будем делать дальше? — спросил он, стирая с лица брезгливое недоумение и оставляя вежливую заинтересованность.

— Надо поискать разбежавшихся Пожирателей из Группы Труди. Нельзя выпускать их из поля зрения. Поговори с Милтоном.

— Ты хочешь, чтобы я пошел на разведку? А как же твои шпионы?

— Ты против? — черная бровь удивленно изогнулась. — Просто ты знаешь привычки этих людей, логично было послать именно тебя.

— Я не прочь прогуляться, — однако вид Гарри говорил об обратном. — Но будет непросто, — он поднялся.

— Попытайся, — Бруствер последовал его примеру и достал из своего стола свиток. — Передай его профессору Риски. Он выдаст оборотное зелье и волосы. Я буду ждать новостей, как обычно. Будь осторожен.

— Да, — кисло бросил Гарри, выходя за дверь.


* * *
— Вы переусердствовали, мистер Поттер, — качал головой профессор Риски, завершая осмотр национального Героя, хотя находились они в палате с другим пациентом. — Откуда в вас столько энергии, чтобы раскидываться настолько мощными проклятьями?

— Он еще не очнулся? — забеспокоился Поттер, разглядывая лицо Труди.

Пожирателя держали в Лаборатории под особой охраной и неусыпным контролем целителей. На кровати имелись пристежки для рук и ног и даже на шею.

— Не очнулся и вряд ли сделает это в ближайшую неделю, а то и больше, — профессор обеспокоенно разглядывал Поттера. — Ваша магия была в разлаженном состоянии еще вчера, когда вы доставили в Лабораторию мистера Дженкинса, — он сделал несколько пасов палочкой, и над Гарри вспыхнуло несколько цветных сфер. — Сейчас же почти все в порядке. На это должно было уйти больше времени, даже если пить комплекс восстанавливающих зелий и отдыхать. Вы это делали вчера?

— Да, пил, — Гарри мысленно хлопнул себя по лбу — он совсем забыл о наставлениях целителя.

— Хорошо, — профессор удовлетворенно кивнул, хотя все еще посматривал на подопечного с подозрением. — Профессор Снейп дал вам новый состав?

— Э… с чего вы взяли, что профессор Снейп…

— Как я понял, он с вами общается. К тому же, Северус весьма недвусмысленно ведет себя, когда разговор заходит о вас. Да и беседы о вас, Гарри, довольно часто нас занимают. Мы обсуждали вашу проблему с кровью. Он разве не говорил?

Гарри несколько раз успел удивиться и насторожиться.

— Кажется, нет.

— Насчет яда в вашем Дженкинсе можете больше не беспокоиться. Вынули, — отрапортовал целитель, гася сканирующие чары.

— Отлично, — скривился Поттер, е