12:04 

Двуликий, NC-17, Глава 26!

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



Автор: феникс (ljnkzncv/~Alena~)
Пейринг: снарри
Рейтинг:
Жанр: romance, angst, fluff, hurt/comfort, detective
Размер: макси
Предупреждения: ненормативная лексика, злоупотребление алкоголем (немного)... АУ начиная с 7 книги, ООС героев. ОС. ПостХогвартс.
Саммари: Спустя пять лет после войны магический мир столкнулся с последствиями режима Волдеморта. Страну наводнили новые Пожиратели Смерти под предводительством волшебника, тщательно скрывающего свою личность. Работая под прикрытием, аврор Поттер спасает из рук насильника своего бывшего профессора. С этого и начинается головокружительная череда событий, которая приводит Гарри к разгадке – кто такой Новый Темный Лорд, и почему Англия снова погрязла в преступности.
Состояние: в процессе
Публикация на других ресурсах: только с разрешения автора!
Ссылка на начало: пролог + с 1 по 8 главы





запись создана: 29.12.2013 в 17:04

@темы: макси, Снарри, Двуликий(мое), Гарри Поттер, NC-17

URL
Комментарии
2013-12-29 в 17:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Целый час Гарри провалялся в кровати, обдумывая свой сон. Всю ночь ему грезилась беседа с самим собой. Видимо, мозг не желал прерываться на законный отдых и продолжал размышлять о странностях, которые его окружали. Открыв глаза, Поттер обнаружил, что солнце уже поднялось достаточно высоко, и дальше валяться в постели стало совестно. От души потянувшись, он отправился в ванную.

Через четверть часа Гарри спустился на кухню. Профессора там не оказалось, – видно, даже в чужом доме импровизированная лаборатория полюбилась ему настолько, что всё свободное время он предпочитал проводить там, а не в гостиной, читая. Поттер подошел к шкафу, чтобы достать чашку, и краем глаза заметил движение за окном. Вглядевшись в стекло, он замер. Моргнув и так резко развернувшись, что чуть было не упал, Гарри молнией вылетел из кухни.

— Северус! – закричал он, выскочив во двор.

Снейп стоял около ворот и высматривал что-то в глубине леса. Услышав свое имя, он обернулся и задумчиво посмотрел на Поттера.

— Доброе утро, — голос был необычно дружелюбным.

— Что ты тут делаешь? – вместо приветствия спросил Гарри, судорожно пытаясь вспомнить, не произошло ли чего ночью, что Северус захотел сбежать.

Снейп вновь повернул голову в сторону чащи и в задумчивости покусал губу.

— Мне кажется, я видел оленя, — отстраненно признался он. – Оленя с крыльями.

Гарри чуть не выругался в голос.

— Ничего удивительного, — кивнул он. – Они, бывает, подходят близко к дому.

— Это Перитоны[1]? – недоверчиво уточнил Северус, поднимая бровь.

Гарри кивнул.

— Никогда не видел их воочию. Мне казалось, что это выдумка для детишек.

— Нет, не выдумка, — с улыбкой ответил Поттер. — Их тут довольно много, несмотря на то, что обычно они держатся поближе к побережью. Частенько они захаживают сюда, чтобы поохотиться.

— Я никогда не был в этой области Англии, — задумчиво произнес Снейп, потом внимательно осмотрел Гарри и поинтересовался: — выспался?

— Вполне. Пойдем в дом?

— Беспокоишься? — губы Северуса изогнулись в довольной улыбке, а глаза заблестели необычными искорками.

Гарри пристально поглядел на него и понял, что тот подтрунивает над ним. Северус чутко распознал эмоции собеседника и не собирался оставлять их безнаказанными. Впрочем, особого желания поиздеваться над Поттером не было, поэтому он ограничился мелкими шпильками.

— Немного, — фыркнул Гарри, не поддаваясь на провокацию и приходя в восторг от умиротворенно-доброго вида грозы его школьных лет. Это было неожиданное и необыкновенно теплое зрелище.

— Ладно, идем, — сказал Снейп, сгоняя с лица непривычное выражение, и неторопливо направился к крыльцу. – Наверное, и есть хочешь зверски? – бросил он через плечо.

— Ну… да.

Когда волшебники дошли до кухни, Гарри было велено нарезать себе бутерброды. Северус занялся чаем.

— Сегодня без кофе? – с сожалением отметил Поттер.

— Кофе был утром, а сейчас уже обед, — строго сообщил Снейп.

Получив чашку ароматного напитка, Гарри больше не жаловался и просто наслаждался уютной обстановкой, которую несомненно создавало благосклонное настроение его гостя. Несмотря на то, что за окном снова собирались тучи и солнце уже было почти не видать за ними, это никак не смогло испортить замечательное утро.

Северус не прерывал образовавшейся тишины. Налив себе чаю, он достал из шкафа малиновый джем. Сев за стол, он сделал вид, что не замечает осторожных взглядов со стороны Гарри. Пускай смотрит. Он намазал булочку вареньем и откусил. После расстановки всех точек над i, внимание зеленых глаз уже не напрягало так, как прежде. Может, оттого, что теперь не было неизвестности или неоднозначности подтекста? Поттер честно признался ему, и Снейп не сразу, но все принял в душе. Согласие и полная ясность в намерениях – вот чего всегда не хватало ему, чтобы чувствовать уверенность и надежность. Проснувшись сегодня в крепких объятиях, он не отторгнул их. Маленькое, но для него такое большое достижение. Вряд ли Гарри представляет, что Северус пытался объяснить ему, когда признавал свои слабости. Его бы даже не удивило, если тот не догадался, что он, Снейп, вообще никогда и ни с кем не обсуждал свои настолько личные проблемы. Но, может, это было то, что нужно – развеять укрепившееся решение ничего не менять. Упрямство и оптимистичность натуры Поттера сметали все убеждения Снейпа. Это повергало в недоумение и растерянность. Когда тщательно и кропотливо убеждаешь себя в том, что что-то тебе не нужно, оно таким и становится.

Северус знал, что даже не расстроился бы, признайся Гарри, что погорячился, и отступись он на самом деле от своих наполеоновских планов на его счет. Может, Поттер даже извинился бы или подбодрил его, что было в его манере. Все это было бы очень мило и ожидаемо. Снейп только сейчас понял, что именно мальчишка сделал вчера. Это словно с твоего тела сорвали болячку, и вместо того, чтобы сыпануть на нее соли, начали смазывать заживляющей мазью. Кто знает, может, лекарство поможет, и от раны не останется и шрама?

— Северус, могу я попросить тебя сделать кое-что для меня? – прервал его размышления Гарри.

Снейп опустил чашку и перевел на собеседника внимательный взгляд.

— Что именно?

— Нужно проверить одно зелье на наличие примесей. У меня есть подозрение, что меня травят.

— Будь добр, поясни, откуда такие мысли? – посерьезнел зельевар, сплетая пальцы в замок и кладя их на стол.

— Я уже достаточно времени работаю под прикрытием, но… я не совсем идиот, — вдруг спешно добавил он, — однако я ни разу не задумался сложить все кусочки воедино. Я просто собирал сведения и старался не вляпаться. Я не пытался взглянуть на картину в целом.

— Разве не это от тебя и требуется: «просто собирать сведения и не вляпаться»? – передразнил его Снейп.

— Не ты ли всю мою учебу в Хогвартсе при каждом удобном случае твердил, что я наглый, сующий нос не в свое дело имбецил? – безрадостно пробормотал Гарри.

— И то верно, — с удовольствием согласился Снейп. – Но твоему невниманию могут быть вполне разумные объяснения. Элементарный недосып, стресс и физическое истощение.

Поттер угрюмо уставился в окно. Возможно, в его подозрениях действительно нет смысла, но откуда тогда ощущение, словно что-то не так?

Северус задумчиво глядел на Гарри. Все же тот не был параноиком подобно Грюму, и раз у него появились подозрения, то не на пустом месте.

— Если ты считаешь, что тебе подливали притупляющее внимание, то у него ограниченный список зелий, которые с ним сочетаются, — в конце концов проговорил он. – Что ты принес для анализа?

— Флакон из-под укрепляющего и полный флакон оборотного зелья, — оживился Гарри. – Оборотка — модифицированная.

— Что ж, интересно… С восстанавливающим силы отваром притупляющее как раз хорошо взаимодействует без смешивания. Занеси мне оба образца в лабораторию, — маг поднялся.

— У тебя хватит ингредиентов? Я мог бы заскочить в Косой переулок.

— Пока у меня все есть. В ходе работы скажу, если что-то понадобится. Неси образцы, — Снейп ушел.

Гарри доел и, отлевитировав посуду в раковину, побежал в гостевую комнату. Отыскав в тумбочке оставленный там вчера флакон и прихватив оборотное, он спустился вниз.

Профессор уже водрузил над горелкой самый маленький котел. На столе стояли колбы и разные по цвету и содержанию бутылочки.

— Вот, — Гарри протянул два пузырька. – Новый состав полиморфного действует пять часов.

— Хорошо, — кивнул Северус, ставя обе склянки на стол.

— Я могу тебе чем-то помочь? – поинтересовался Гарри, осматривая поле действий.

— Да, не отвлекай.

— Я постараюсь не мешать. — Поттер отошел к стене и наколдовал себе кушетку. Она получилась не такой мягкой, как в гостиной, но это и хорошо – он здесь не для отдыха. Усевшись, он молча начал следить за филигранной работой мастера.

Какое-то время Северус без перерывов мешал жидкость в котле и сверялся с часами. Положив ложку на стол и взяв пустой флакон из-под восстанавливающего отвара, полученного Гарри от Кингсли в Хогвартсе, он аккуратно наполнил его прозрачной густой жидкостью. Из пробирки пошел пар. Зельевар мгновенно взмахнул палочкой и заключил его в маленькую сферу. Когда пузырь заполнился, а бутылочка опустела, став кристально чистой, он отправил газ в котел.

Выбрав из ряда склянок одну с изумрудным эликсиром, Снейп тоненькой струйкой медленно влил его в кипящий сосуд. Над поверхностью заклубился зеленый пар. Северус замер, отсчитывая по часам конец этой стадии, затем помешал полученный состав и вынул ложку. Сцедив с нее несколько капель на одно из специальных блюдечек, которых на столе было десять, он взмахнул над ним палочкой и пробормотал тихое заклинание. Вернувшись к котлу, он бросил в него пару красных камней. Те глухо ударились о дно.

Гарри с неподдельным интересом следил за действиями профессионала. Ему уже не единожды удавалось понаблюдать за работой этого человека, и с каждым разом она все больше его завораживала.

Северус открыл два пузырька с рубиновой и матово-белой жидкостями. Влил каждого по ложке, тщательно перемешал получившуюся смесь и убавил огонь. Спустя некоторое время он достал черпаком из котла камни и положил их на отдельное блюдечко.

Поттер заметил, что они стали немного ярче. Странно, что они вообще нужны в зелье. Любопытство пересилило, и Гарри не сдержался:

— А зачем тебе эти камни?

URL
2013-12-29 в 17:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Снейп не ответил, смотря на часы и добавляя в варево еще одно зелье. Из котла выстрелила струя серебристого пара, и волшебник сноровисто собрал ее магией. Убавив огонь почти до минимума, он подошел к тарелке и подвесил над ней маленький газообразный шарик. Шепча что-то себе под нос, он сосредоточенно наблюдал, как пар из сферы оседает на стекле ярко-синими кристалликами. Завершив с этим, Северус вернулся к котлу.

— Александрит обладает тонкой чувствительностью к свету и температуре, — все же проговорил он, когда Гарри уже перестал надеяться на ответ. – Во время взаимодействия некоторых компонентов рождаются вспышки магического излучения. Камень может это уловить, изменив при этом насыщенность цвета. Надеюсь, это достаточно понятное объяснение?

— Да, спасибо, — спохватился Поттер.

Дальше Гарри больше ничего не спрашивал.

Спустя полтора часа Снейп закончил и повернулся к Поттеру, сначала посмотрев в потолок, словно там что-то написано, и только потом на него.

— Могу с уверенностью в девяносто восемь процентов сказать, что восстанавливающее зелье, кроме не слишком умелого изготовителя, никаких изъянов не имеет.

Поттер хмыкнул и кивнул, ощущая облегчение.

— Что касается оборотного, — продолжил Северус, – мне нужны дополнительные компоненты, чтобы проверить его. Я заметил, что в нем присутствует отнюдь не шкура бумсланга. Рецепт совсем другой. Настоящий мастер делал. Ты не знаешь его имя? – в Северусе проснулось острое любопытство.

— Нет, не знаю. Но могу выяснить у Рона, — улыбнулся Гарри.

— Узнай, — сухо сказал Снейп. – Я напишу тебе, какие именно мне нужны ингредиенты.

— Пиши, что тебе нужно. Постараюсь найти все, и рецепт тоже, — уверенно ответил Поттер, поднимаясь с кушетки.


* * *

Гарри стоял у прилавка аптеки в Косом переулке и беседовал с продавцом, но вдруг с улицы раздались странный шум и взволнованные голоса. Прервав разговор, аврор подошел к окну. Люди в спешке аппарировали или убегали с мощеной дороги. Поттер достал палочку и вышел за дверь. Шум беготни быстро стих, и вокруг образовалась небывалая тишина, в которой гул и веселый смех, доносившиеся от магазина Джорджа, казались устрашающими.

Поттер пошел вдоль улицы, прижимаясь ближе к лоткам. Из окон на него смотрели напуганные волшебники. Словно вернулись те времена, когда Пожиратели Темного Лорда свободно разгуливали по Косому переулку и могли разгромить любую лавку или убить проходящих мимо людей за косые взгляды.

«Что за черт?» — недоумевал он, оглядываясь и не наблюдая никакого нападения.

Внезапно стало темнее. Гарри поднял голову к небу и замер. Над крышами домов расходились густые клубы черного дыма. Поттер побежал вверх по улице, которая имела плавный изгиб, из-за которого нельзя было разглядеть, что там, вдали. Чем дальше он продвигался, тем яснее становилось, что горит Гринготтс. И точно. Молодой человек застыл на месте, увидев, как громоздкое старинное здание тонет в море дыма.

Вокруг уже появлялись отряды авроров. Гарри направился к ним.

— Чарли! – крикнул он знакомому аврору и взбежал по мраморной лестнице. – Могу помочь чем-то?

— Да, знаменитая удача Поттера нам пригодится, — кивнул высокий лысый маг лет сорока. — Присоединяйся к моей группе, — он повернулся к следовавшим за ним волшебникам и скомандовал: – палочки на изготовку. Антиаппарационный барьер снят. Переносите раненных прямо в Мунго.

Двери банка распахнулись. Отряд обдало жаром и запахом паленой плоти. Огонь трещал, взвиваясь по длинным портьерам, и поедал длинные ряды кафедр, за которыми обычно сидели гоблины. Подхваченные языками пламени, в воздухе летали тлевшие обрывки пергамента. Из дальнего коридора, ведшего в подземелья, раздавались крики и удары.

Гарри, как и все авроры, наложил на себя отталкивающие огонь чары, на голове у него появился кислородный пузырь. Волшебники прошли холл: кто-то остался тушить пожар, а остальные двинулись в сторону катакомб. Поттер был в числе последних.

Вбежав в коридор, который заканчивался широкой лестницей, спускающейся вниз, он увидел происходившее вдали сражение. Гоблины отчаянно отстаивали честь своего несокрушимого учреждения перед Пожирателями, и их отпор был не менее яростен и смертоносен, чем натиск слуг неведомого хозяина.

Когда блюстители правопорядка вмешались в драку, завязалось настоящее сражение, и стало еще жарче. Гарри, отбивая и посылая проклятья, старался не опалиться. Чары защиты сдавали, и пламя заставляло плавиться воздушный пузырь на его голове.

Огонь проник в коридор и тонкими дорожками пополз по каменным стенам, полу и потолку, подбираясь к лестнице. Явление было до жути страшным, потому что вокруг не было ничего, что могло бы гореть.

«Адское пламя способно жечь даже камень, если на нем есть чары», — вспомнил он.

За его спиной вскрикнул и упал напарник, с которым он по мере продвижения сквозь ряды бешено сражавшихся Пожирателей встал в пару. Гарри сбил с ног его противника. Коренастый маг в волшебной маске отлетел на несколько футов и, приземлившись на ступеньки, покатился вниз. Поттер, прикрывшись щитом и краем глаза следя за происходящим вокруг, склонился над пострадавшим аврором и проверил его состояние.

Он был жив, но, если не снять проклятье, то это ненадолго. Взяв его за руку, Гарри аппарировал.

В больнице к нему сразу же подбежали несколько санитаров и целитель. В главном холле была полная неразбериха, но это только с первого взгляда: раненных оперативно переправляли в палаты, а тех, кто при смерти, в операционные.

— Мы займемся им, мистер Поттер, — успокоил Гарри пожилой волшебник в лимонно-желтом халате. – Вы молодец.

Аврор не стал растрачивать время на пустые беседы и переместился обратно.

Ему в лицо ударил жар. Он был на той же лестнице. Разрезав огонь потоком воды из палочки, он помчался в катакомбы. Перепрыгнув через озерцо жидкой лавы в самом низу, Гарри вылетел на широкую площадку. Он невольно замер, завороженный и потрясенный необычным зрелищем.

Напоминая движущиеся лестницы в Хогвартсе, подземелья Гринготтса пересекали длинные каменные мосты с железной дорогой. Они, как нити гигантской паутины, поднимались вверх, теряясь где-то в темноте, и спускались в самые недра банка, создавая своеобразный узор. Сейчас огонь тонкими змейками выползал из коридора, тек по путям и очерчивал контуры арок и перешейков, освещая всю громаду сооружения.

По воздуху плыл тошнотворный запах сожженной плоти. Волшебники и гоблины продолжали сражаться на площадках. Кто-то срывался и падал вниз, на кого-то перекидывалось пламя, и он пытался себя потушить, забывая о противнике. Древняя стихия, клокоча, расползалась по пещере, испепеляя все на своем пути.

У Поттера по спине побежал пот, а по коже — мурашки. Он словно вернулся в тот день, когда стремился выбраться из Выручай комнаты, охваченной Адским пламенем. То, что происходило в катакомбах банка, напоминало самый настоящий ад.

Внезапно прямо перед ним, заставляя шарахнуться в сторону, аппарировал Пожиратель. Гарри рефлекторно ударил его кулаком по затылку, не дав возможности достать палочку. Тот рухнул к его ногам и больше не шелохнулся. Следя еще за тремя возможными врагами, которые сейчас отбивались от его товарищей, он опустился рядом с оглушенным магом. Развеяв скрывающее заклинание с его лица, Поттер узнал Руперта Роквуда.

«Они на задании, но без меня, — если не было бы так жарко, то Гарри пробил бы холодный пот.

Теперь было очевидно, что его раскрыли. Тогда непонятно, почему капсула до сих пор не отреагировала? Как только ее активируют, из-за предохраняющих чар Поттер должен будет ощутить определенные симптомы – лихорадку и тошноту. Но ничего этого не было!

«В ту ночь… я мог выблевать ее и не заметить», — понял он.

Глядя на Руперта, он принял решение: больше не медля, он схватил его и с хлопком исчез.

URL
2013-12-29 в 17:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

У него имелось немного времени, до того, как хозяин или кто-то из командиров Групп покончит с Роквудом. Схватив бесчувственного парня за грудки, Поттер переложил его на маленькую кушетку в крохотной аврорской квартирке на краю Лондона.

О том, что заставляет яд активироваться, на самом деле никому неизвестно. Мастера чар из Отдела Тайн предполагают, что это происходит из-за взаимодействия с наложенными на Аврорат чарами. Эта догадка была опровергнута не только Гарри, который мог без вреда для здоровья перемещаться по Аврорату и секретным отделам, но и то, что смерти Пожирателей не прекратились, после того, как их попробовали допросить в другом месте. Преступники все равно умирали. Значит, причина была в другом. Товарищей по Группе Поттер не спрашивал, они понятия не имели ни о каком яде. Дженкинс во время посвящения заставлял новичков выпить кубок вина, в котором и находилась «гарантия молчания», и, конечно же, не предупреждал об этом никого.

Гарри изменил внешность и, призвав из ванной флакончик сыворотки правды, бросил в Роквуда Энервейт. Пожиратель застонал и пошевелился. Открыв глаза, он поднял руку и потрогал затылок. Поттер быстро влил ему в глотку небольшую дозу веритасерума, заставляя проглотить. Тот закашлялся и отмахнулся от рук Гарри.

— Что, несладко пришлось? – спросил аврор, направляя на него палочку.

— Кто вы? – дернулся Руперт и огляделся. – Где я?

— Если не хочешь кататься по полу в судорогах от Круциатуса, то лучше тебе отвечать на мои вопросы. Что вам было нужно в Гринготтсе?

Молодой человек взял себя в руки и, сев, нехотя проговорил:

— Нам велели его поджечь и поубивать гоблинов.

— Кто велел?

— Нортон, — против воли выдавил волшебник.

— Зачем? Вы спалили магическую защиту банка… вы хотели потом ограбить его?

— Я не знаю, — покачал головой парень и внезапно испуганно сжался.

Пожирателя затрясло, а глаза странно забегали. Он начал озираться.

— Кто управляет всеми Группами?

— Я не знаю.

Гарри и не ожидал другого ответа.

— Зачем ты пришел в Группу? И зачем убил своего деда? – громко спросил он.

Глаза Руперта удивленно расширились.

— Откуда вы знаете?

— Отвечай! – приказал Поттер.

— Он меня ненавидел, — отрывисто проговорил тот. – Я не был его внуком. После того, как отчим и мама погибли, я стал жить с дедом. Он всячески унижал меня и лишал всего, что оставила мне мать. В нем не было ничего, что стоило бы уважения, — выплюнул маг. – Я нисколько не жалею, что его убили.

— Это сделал не ты?

— Нет, — внезапно Руперт начал задыхаться. – Что со мной? – испуганно прохрипел он.

— В твоем теле яд. Нортон наградил тебя им, — усмехнулся Поттер. – Сегодня созвали всех для нападения на банк?

Роквуд хрипел и трясся все сильнее.

Гарри схватил его за шиворот, приставив палочку ко лбу.

— Отвечай, или усилю твои муки.

— Нет…

— Что Труди говорил о прошлом задании? Он подозревает кого-то?

— Я… — Руперт закашлял кровью и внезапно остолбенел, смотря в одну точку.

— Эй, — позвал Поттер.

— А кого они могут подозревать? – внезапно голос Пожирателя стал спокойным; по подбородку Роквуда потекла кровь, капая на коленки, в то время, как глаза впились в Поттера подозрительным взглядом.

Аврор сделал шаг назад, чувствуя что-то очень темное. По спине пробежал холодок.

— Кто ты? – спросил он. – Ты не он...

— А ты — еще один смельчак, решивший допросить моего слугу? – на окровавленных губах появилась улыбка, при виде которой у самого смелого скрутило бы нутро от страха. – О, я чувствую тебя. Скоро ты будешь на его месте.

Лицо Руперта побледнело, и вены на нем проступили сеткой. Под глазами появилась синева, губы посинели и высохли.

— В тебе моя капсула, — услышал Гарри и содрогнулся. – Ты мой… я найду тебя.

Внезапно раздался звон бьющегося стекла. Поттер защитился заклинанием и, не задумываясь, аппарировал. Оказавшись в знакомом парке, он поспешил к высокому зданию бывшей поликлиники.

Первый хлопок заставил его развернуться.

— Авада Кедавра! – выкрикнул Пожиратель, бежавший вслед за ним.

Гарри нырнул за дерево и в ответ бросил три заклинания. Преследователь отбил их.

Еще несколько волшебников аппарировали на газон и дорожку. Поттер обрушил на них целый поток магии и бросился к порталу.

Маги неслись за ним. Он петлял и прятался за деревьями, как заяц, уходя от их проклятий. Влетев за стеклянную дверь, он произнес заклинание перемещения.


* * *

Северус некоторое время прибирался в лаборатории, но, как только все стало безупречно чистым, отправился в гостиную. После того, как Поттер ушел, он не переставал думать о его подозрениях. У Гарри всегда было отменное чутье на людей. Это Снейп смог понять по выбору его друзей и врагов.

Бруствер был давнишним его соратником, но Северус больше мог рассказать о Поттере, чем о старом авроре. Кингсли был таким же скрытным и хитрым, как сам зельевар. Единственное, что их различало, так это наличие метки у одного, и отсутствие ее у другого.

Побарабанив пальцами по подлокотнику кресла, в котором сидел, он позвал Добби.

— Хозяин? – пролепетал домовик.

Снейп даже закрыл рот от неожиданности. Эльф только за Поттером признавал такую честь, а к нему всегда обращался «профессор Снейп». Что-то явно меняется.

— Я хочу, чтобы ты переместился в Хогвартс и спросил у директрисы, может ли она принять гостя. Не говори, кого, — строго предупредил он. – Она по тебе все поймет.

— Хорошо, сэр. Добби все сделает, — он поклонился и исчез.

Некоторое время Северус неподвижно смотрел в потухший камин. Затем раздался повторный хлопок, и он взглянул на вернувшегося посланца.

— Директриса готова вас принять.

— Спасибо, — кивнул Снейп и, поднявшись, протянул малышу руку.

Добби взял ее, и они переместились.

URL
2013-12-29 в 17:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Гарри вскочил на ноги и быстро огляделся.

— Назовите себя, — раздался металлический голос.

— Гарри Джеймс Поттер, — бесстрастно ответил он и, развеяв поддельную внешность, бросился к выходу.

Кингсли точно не могло быть на месте, поэтому Поттер побежал в штаб, где обычно планировались все операции. Коридор на этот раз был почти пустой, редко попадались торопящиеся куда-то волшебники. Свернув, Гарри вошел в дверь и быстро спустился по лестнице. Пройдя через иллюзорный барьер, он окунулся в шум голосов и беготни, заполнявшие огромный зал. Авроры под руководством своих ведущих группировались по пять человек и аппарировали или использовали порт-ключи. В центре большого помещения стоял круглый стол, над которым висело множество магических кристаллов, объединявшихся в октаграмму. Она транслировала трехмерное изображение банка в Косом переулке. Пламя выскакивало из окон здания, а дым застилал половину картинки.

— Поттер, сюда! – заметив его, окрикнул Кингсли.

Гарри поспешил к нему.

— Гринготтс…

— Да, я только что оттуда, — торопливо прервал его Поттер. – За мной была погоня, поэтому…

— Ясно, — поняв все с полуслова, махнул рукой Кингсли. – Нам нужна твоя помощь, присоединяйся к любому отряду. Тебе под силу совладать с Адским пламенем.

— Я не смогу, это же... — возразил Гарри.

— Сможешь, — безапелляционно констатировал начальник. — Стихийная магия подчиняется тебе. Ты доказал это в Хогвартсе. Меньше слов, больше дела, Поттер! – прикрикнул он.

Гарри сжал кулаки, но не стал больше медлить.

— Нам нужно будет кое-что обсудить, когда я вернусь, — кивнув, предупредил он.

— Хорошо.

Поттер окинул взглядом группки волшебников и подбежал к одной, в которой не хватало людей. Положив руку на засветившийся шар вместе со всеми, он исчез.

Оказавшись опять около горящего сооружения, Гарри побежал внутрь, пытаясь в точности вспомнить недавно использованное заклинание. Адреналин помог в этом деле.

— Подождите, не идите за мной! – закричал он остальным.

Авроры непонимающе остановились.

Поттер ворвался в обгоревшие двери. Глубоко вздохнув, он начертил в воздухе руны и зашептал витиеватое заклинание. Огонь взметнулся красным потоком к потолку, свиваясь в гигантский конус. Острый конец резко провалился в центр и, коснувшись пола, превратился в горячий пар.

Гарри не мог опустить палочку, удерживая волны превращающей магии, поэтому не сумел защититься от ее результатов. Кожу больно опалило, и она сразу же покрылась волдырями. Он сжал зубы и прикрыл другой рукой лицо, не прекращая колдовать. Пар обступал его и выходил наружу из Гринготтса. Из подземелья раздавались вопли и хлопки аппарации.

Когда стало невыносимо терпеть и дышать, Поттер застонал и аппарировал. Упав на мощеную дорогу возле банка, он захрипел, вдыхая обожженным горлом. Голова сильно кружилась, перед глазами стояла мутная пелена.

— Поттер! – закричали откуда-то сзади. – Поттер ранен!

Гарри не почувствовал, как его подхватывают. Все вокруг замедлилось, сознание отдалилось вместе со звуками.


* * *

— Счастлива видеть тебя живым и здоровым, — не скрывая радости, сказала Минерва МакГонагалл, подходя к профессору зелий и позволяя себе легкое касание к его щеке. – Если бы Гарри не предупредил меня о статье, мне было бы очень горько.

— Минерва, пожалей мою и без того расшатанную психику, — закатил глаза Снейп. — Я в порядке.

— Боги благоволят тебе, — снисходительно улыбнулась женщина, затем отступила и жестом попросила присесть. – Ты хочешь вернуться в школу? Щиты почти поставлены, спасибо Гарри.

— Нет, я пока останусь там, где я есть. Поттеру нужна моя помощь, — отказался Снейп, хотя предложение было заманчивым.

— Ты живешь у Гарри? – подняла брови Минерва, в ее голосе Северусу послышалось недоверие.

Снейп нехотя кивнул.

– Это слегка шокирует, как ты понимаешь.

— Да, Поттер оказался весьма любезен.

Директриса фыркнула, но решила не комментировать. Она прошла к своему креслу за столом и опустилась в него. Снейп заметил, что Дамблдор смотрит на него со своего портрета и лучезарно улыбается. Зельевар склонил голову в знак приветствия и отвернулся.

— Я пришел поговорить о Бруствере, — продолжил он.

МакГонагалл нахмурилась и вопросительно подняла бровь.

— Он контролирует защиту школы и бывает, что заглядывает к тебе на чай. Очевидно, вы с ним неплохо ладите, — издалека начал он. – Ты не замечала за ним недомолвок или странностей касательно его работы или Министра?

— Северус, кому, как не тебе знать, что глава Аврората никогда бы не позволил себе начать разговор, если бы не мог закончить его. О недомолвках и речи быть не может. Что касается дел Аврората или Министерства – мы их никогда всерьез не обсуждаем. Исключительно то, что касается школы, — волшебница покачала головой, пытаясь понять, к чему ведет старый друг. – Что именно тебя беспокоит?

— Пока не знаю, — он сделал паузу и продолжил: — недавно Поттер рассказал мне о том, что на Хогвартс готовилось нападение, и о том, что ему пришлось менять планы Кингсли по восстановлению стихийного щита. Я был удивлен, что Кингсли сам не догадался, как своими действиями подставляет шпиона, принесшего весть. Хорошо, что Поттер вовремя сообразил, — он поджал губы.

Минерва задумалась. Северус следил за ней и, заметив, как ее лицо приобретает озабоченный вид, спросил:

— Что?

— Надеюсь, они не заставляют тебя шпионить в этих мерзких Группах?

Снейп откинулся на спинку стула и язвительно ухмыльнулся:

— Минерва, хватит с меня на сегодня твоей заботы, — он сложил руки на груди, словно стараясь отгородиться от тепла в ее глазах.

— Северус, ты как мальчишка, — покачала головой МакГонагалл.

— А ты как мать… — начал он, но манеры не позволили продолжить. Он проглотил окончание фразы и ответил на вопрос: — нет, меня не заставляют шпионить.

Минерва улыбнулась, понимая, что он хотел сказать, но развивать неудобную тему не стала.

— Кингсли всегда верно служил мне и Ордену, — внезапно заговорил Дамблдор из своей рамы. – Если нет веры ему, то ни Аврорат, ни Министерство не могут считаться надежными. Как ты правильно подметил, Гарри молодец, что не подставился, — блеснул он глазами.

Глаза МакГонагалл широко распахнулись, и она бросила в Снейпа пронзительный взгляд.

— Гарри – шпион?

Северус не ответил, посмотрев в окно.

— Ну, замечательно! – с холодным гневом заключила она. – Теперь понятна вся его конспирация.

— Минерва, причитаниями ничего не изменишь, — пожурил ее Альбус. – Северус, если ты беспокоишься за окружение Гарри и происходящее в Аврорате, то тебе стоит побеседовать с Кингсли самому, чтобы понять, как он будет себя вести.

Снейп прислушался к совету, но виду не подал. Так и не взглянув на старика, он кивнул.

— Если бы я не умер, то было бы проще. Я мог бы проверить догадки, пообщавшись с многими людьми, — от раздражения мастер зелий цокнул языком. – Но приходится довольствоваться скудной информацией.

— У тебя есть Гарри, — резонно заметил Дамблдор. – Научи его. Он не глуп и обладает чутьем не хуже твоего.

— С его-то любовью к неприятностям..? — пренебрежительно усмехнулся Снейп.

— Скажи еще, что ты ни разу в них не попадал, — фыркнул старик. – Раз он пустил тебя к себе в дом, то доверяет и наверняка прислушивается к твоим советам.

Зельевар поднял взгляд на Дамблдора. Тот глядел на него с сожалением и пониманием.

— Один из моих портретов висит в Визенгамонте, — продолжил он. — Я не часто его навещаю, не люблю пустую болтовню своих соседей, но… я мог бы побыть там некоторое время, чтобы разузнать обстановку.

— Разузнайте, Альбус, — тихо согласился Снейп. – Мне кажется, Поттера привлекли ко всей этой грязной работе не просто так. Кингсли всегда знал, через какие испытания пришлось пройти парню, и знал, чем это в результате может обернуться.

— Хочешь сказать, что Гарри хотят… — начала Минерва, прижав руку к губам.

— Не знаю, — поморщился Северус. – Надеюсь, что мои подозрения не подтвердятся.

— Он сейчас на задании? – спросил Дамблдор.

URL
2013-12-29 в 17:09 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Нет, — Снейп качнул головой. – Он дал мне утром пару образцов зелий для проверки. В первом я ничего примечательного не нашел, а второе полностью отличается от стандартного рецепта. Его делали и модифицировали в Отделе Тайн. Поттер ушел за рецептом.

— Что именно Гарри хочет обнаружить?

— Притупляющее внимание зелье.

— Насколько мне известно, оборотное можно сочетать только с двумя зельями, — Альбус склонил голову набок.

— Да, кроветворное и костерост. В том-то и дело, что новый рецепт может допускать неизвестные нам исключения, — резковато заметил Северус и поднялся. – Думаю, мне пора. – Он посмотрел на МакГонагалл, подпиравшую подбородок кулаком, и попросил: — если Альбус что-то узнает, пришли мне письмо с Добби.

— Конечно, — она выпрямилась и улыбнулась. – Будь осторожен и береги Гарри.

Северус решил сделать вид, что не услышал это напутствие, и позвал Добби. Домовик с хлопком появился и протянул руку.

Мастер зелий уже собрался ее взять, как внезапно вспомнил кое о чем.

— Минерва, могу я одолжить у тебя книгу по обетам?

МакГонагалл удивилась, но молча поднялась и подошла к одной из полок, забитой томами.

— Может, я могу ответить на твой вопрос? – предложила она, доставая увесистый трактат.

Развернувшись, волшебница поднесла его Снейпу.

— Хочу освежить память, Минерва, ничего более, — его губы растянулись в хитрой улыбке.

— Змей, — фыркнула она. – Ну, освежай.

— До встречи, — кивнул Северус на прощание.

Перехватив покрепче книгу, он взялся за ладошку эльфа, и тот перенес его в убежище Поттера.


* * *

Три часа спустя Снейп оторвался от сухого текста и облегченно выдохнул. Ничего страшного Поттер не сотворил. Его клятва действительно была неснимаемой и пожизненной, но не смертельной. В описании к Непреложному обету рассмотрены разные случаи дефектов, в числе которых было и одностороннее соглашение. Нарушение его не приводит к гибели, но причиняет мучительную боль.

— И тут выкрутился, — не злобно вознегодовал волшебник. – Хотя… может, и знал, поэтому решился так просто.

Но на самом деле Северус не верил в такую расчетливость Гарри. Скорее он подобреет до состояния Дамблдора, чем Поттер начнет сначала соображать, прежде чем делать.

«Что-то долго его нет, — появилась внезапная мысль, заставившая профессора задуматься над ее возникновением. – Саламандру Поттеру под мантию, у меня вырабатывается рефлекс на недобрые предчувствия, когда его нет!» — это вывело его из себя.

Захлопнув книгу, Северус с чувством выругался.

— Этого еще не хватало, — встав с дивана, он отправился на кухню.

Выпив чаю, Снейп понаблюдал, как солнце начинает касаться шелестящей на ветру желтеющей листвы.

«Время летит слишком быстро», — подумал он, и пошел в свою комнату.


* * *

Ближе к полуночи Северус уже не на шутку встревожился. Отложив очередную книгу, он спустился в гостиную. Пройдясь около камина туда-сюда, Снейп не мог решиться, чтобы взять порох и отправиться к Уизли.

Если Поттер всего лишь засиделся у друзей, то он будет выглядеть не просто дураком, а дураком озабоченным, заявившимся к ним домой в поисках пропавшего Героя.

«Идиот, — он заскрипел зубами, разрываясь от нерешительности и злости на себя. – Чертов… Поттер!»

Северус зарычал и, развернувшись, взбежал по лестнице на второй этаж. Не успел он открыть дверь в спальню, как услышал шипение камина. Заскрипев зубами, он крутанулся на каблуках и неспешно направился обратно, намереваясь размазать хозяина дома по стенке.

— Здравствуйте, сэр.

На коврике возле камина стояла Гермиона Уизли в мокром дорожном плаще. Ее ладони были сложены в замок и касались губ, а в глазах отражалось волнение.

— Добрый вечер, миссис Уизли, — из-за пылающего в груди гнева приветствие получилось недобрым.

— Я пришла предупредить, что Гарри сегодня не придет, — опустив руки, женщина тяжело вздохнула.

Северус подозрительно прищурил глаза и спросил:

— Что же ему помешает?

– Днем Пожиратели совершили очередной теракт. Пострадал Гринготтс. Гарри, как и все авроры, был там. Ему пришлось избавляться от Адского пламени, и он пострадал, — она недовольно наморщила нос.

Снейп ощутил, как свело мышцы лица и плеч, а дыхание перехватило. Моргнув, он медленно втянул воздух и задавил в себе все чувства.

Гермиона внимательно рассматривала его.

— Он в Мунго? – ровно спросил Северус.

— Да, — кивнула гостья. – Его обожгло паром, в который превратился огонь, — она заставила себя перестать выискивать признаки беспокойства на лице застывшего соляным столбом Снейпа и продолжила: – его почти привели в порядок. Скорее всего, завтра он вернется. Если вам что-то понадобится, то я могу помочь.

— Не представляю, в чем именно? – в его тоне сквозили превосходство и напускное удивление.

— Спасибо, что сообщили об очередной глупости вашего друга, хотя не понимаю, зачем.

— Это не было глупо. Он спас много жизней, — возразила Гермиона.

— И подставился сам? – поднял бровь Северус. – Правильный результат еще не говорит о верном методе его получения. Кому как не вам это знать.

Гермиона помолчала, склонив голову набок.

— Мне казалось, что вам будет важно узнать, что с ним все в порядке, – Уизли еще пару секунд посверлила Снейпа испытующим взглядом и развернулась, чтобы уйти. – Раз я не угадала, спокойной ночи, сэр.

Северус не дрогнул от разочарованных интонаций, но заставил себя сложить похолодевшие руки на груди и произнести более сдержанным тоном:

— Я хотел бы с вами поговорить, если вы не торопитесь.

Уизли удивилась этой полупросьбе и обернулась.

— Не хотите чаю? – предложил Снейп, стараясь проявить хоть немного приветливости, чтобы девчонка согласилась.

Пару секунд Гермиона рассматривала его и, наконец, заметила хорошо скрываемое напряжение. Поставив горшочек с порохом на полку, она смело улыбнулась.

— От такого предложения отказался бы только безумец, — пошутила она.

— Отчего же? – вежливо поинтересовался Северус.

— Потому что оно исходит от вас.

Снейп не понял, в чем тут великая честь, но выяснять не стал.

— Идемте на кухню, — сказал он, приглашающе кивнув.

Несмотря на то, что он сам все это предложил, Северус ощущал себя не в своей тарелке. Повисшая тишина звенела, поэтому, когда он ставил чайник на огонь, то прочистил горло и предупредил:

— У меня есть к вам несколько вопросов, Гермиона.

— Постараюсь на них ответить, — с готовность отозвалась та.

Снейп проигнорировал эту школьную привычку отвечать на вопросы влет, хотя очень хотелось сказать что-нибудь колкое.

— Поттер делится с вами и… вашим мужем всеми своими тайнами. Меня интересует не то, почему он согласился на шпионский промысел, а по какой причине глава Аврората обратился именно к нему.

— Вы ошибаетесь, полагая, что Гарри рассказывает нам абсолютно все, — не согласилась Гермиона, — но насчет Кингсли я считаю вопрос спорным. Вы в чем-то его подозреваете?

— Мне бы хотелось послушать ваше мнение, прежде чем озвучить свое, — отрезал Снейп.

Чай быстро согрелся, и Северус, как “радушный хозяин”, разлил его по кружкам. Волшебница в это время молчала, обдумывая ответ. Когда перед ней появились горячий напиток и сахарница, она подняла взгляд на зельевара и объяснила:

— Гарри никогда не высказывал по поводу Кингсли недовольства. Может, он просто обдумывал это, но еще не успел рассказать нам. Вчера и на днях мы обсуждали погибших волшебников во время нападения на деревни. Я нашла информацию по Руперту Роквуду. Мы пришли к выводу, что он — незаконнорожденный сын Рабастана Лестрейнджа. Возможно, по этой причине Руперт и вступил в ряды Пожирателей — он ищет отца. Тот может в действительности возглавлять Пожирателей. Его ведь так и не нашли. Гарри также попросил проверить Эрика Бушопа ивдобавок егородственника – архивариуса министерства Вильяма Бушопа.

Снейп задумчиво слушал и все больше хмурился. Поттер все же не сидит без дела.

— Я слышал, что Лестрейндж после войны бежал в Америку, — спокойно сказал он. – Не думаю, что мистер Роквуд нашел его. Также сомнительно, что Рабастан возглавляет новое сборище. Во время войны среди Пожирателей ходили слухи о его связи с одной молодой особой, — Северус задумался; мышцы лица не выдержали дольше и снова придали лицу хмурую мрачность. – Однако, после того, как ему пришлось по приказу Темного Лорда убить ее, он потерял всякий интерес к его идеям, но не жажду убийства.

— Он мог вернуться ради сына, — с долей упрямства возразила Уизли.

— Вы напрасно верите в доброе начало каждого человека, даже самого отпетого мерзавца. Не все способны на человеческие чувства. Кто-то просто рождается без них, а кого-то лишает их жизнь. Здесь ничего не попишешь, — холодно закончил Снейп.

Чуть заметно тряхнув головой, он заметил, в какую тоску вогнал собеседницу.

— Поттер упоминал, что ваш муж работает в Отделе Тайн.

— Да, — слегка удивленно откликнулась Гермиона.

— Мистер Уизли рассказывал о новом оборотном зелье, которое обладает длительным действием. Любопытно было бы взглянуть на рецептуру.

— О, сэр, я об этом ничего не знаю. Рон как-то упоминал о разработках, но я не слышала, чтобы его пустили на конвейер в Аврорате. Если хотите, я могу узнать у него?

Снейп задумчиво кивнул.

Все становится еще интересней.

URL
2013-12-29 в 17:09 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

В этот раз ночь казалась очень длинной, удушливой и тошнотворной. Как же не хватало успокаивающего шепота и легких безопасных прикосновений, прогоняющих боль и отголоски сальных фразочек, вылетавших изо рта насильника. Пожиратели никогда не выбирали выражения и уж точно не были обходительными любовниками. Особенно на оргиях Лорда и особенно с ним.

Лишь понимание, что все они давно подохли, позволяло Северусу дышать ровнее и не чувствовать стыда.

Не один час он промучился жарким и неприятным сном, после чего почувствовал легкие прохладные касания ко лбу и долгожданный шепот.

— Ты со мной. Ты дома. Северус...

От неожиданности и желанного облегчения, Снейп вырвался из кошмара и открыл глаза.

— Гарри, — хрипло произнес он, заметив сидевшего с краю постели мага. – Что ты тут делаешь? Ты должен быть в больнице…

— Хм, рассказали, значит. Я в порядке, — в голосе Поттера слышалась улыбка, хотя лица не было видно.

Северус долго молчал, понимая, что совсем не дрожит от ласковых поглаживаний. И что тепло, разливающееся в груди от присутствия Гарри, действительно успокаивает.

Снейп позволил себе слегка расслабиться.

— Твоя подруга сказала, что ты получил ожоги. Совладал с Адским пламенем, значит?

— Да, есть чем гордиться, — фыркнул Гарри.

— Было бы, если бы ты не пострадал при этом, — ехидно осадил его Снейп.

— Я не ожидал, что он превратится в пар.

— Ты мог трансфигурировать его в песок, как когда-то удалось Дамблдору.

— Я не подумал, — сокрушенно, вздохнул Поттер.

Северус сел в кровати и заметил, что на лице Гарри что-то есть. Щелкнув пальцами, он зажег неяркий свет и увидел, что голова и шея молодого человека были забинтованы, левая рука тоже.

— Этой повезло? – проглатывая ругательство, поинтересовался Снейп, указывая на вторую ладонь.

— Я держал ей палочку и, кажется, магия просто не позволила добраться до нее, — Гарри продемонстрировал чистую кожу.

— А остальное тело?

— Его уже подлечили, — бодро заверил Поттер, блеснув зеленью глаз, которые смотрели на Северуса через щелочки. – Сильно досталось только лицу, рукам и легким.

Снейп потушил свет и откинулся обратно на подушку.

— Ложись, — с заминкой предложил он.

Послышалось тихое заклинание трансфигурации, потом матрас прогнулся, и раздался приглушенный вздох.

Они молчали долгое время.

— Ты рассказал Грейнджер о нас?

— Нет, конечно, нет, — удивленно проговорил Поттер. – С чего ты взял?

Северус пожевал щеку и отвернулся на другой бок.

— Сложилось такое впечатление. Ладно, спи.

— Она давно не Грейнджер, — задумчиво поправил Гарри.

— Ты же для меня Поттер, я обычно не делаю исключений.

Гарри обреченно застонал, а Северус улыбнулся.


* * *

Утром Снейпа разбудил легкий поцелуй в шею. Волшебник замер, боясь вздохнуть. Горячие губы еще раз чувствительно коснулись шрамов, оставленных Нагайной, и затем исчезли, как и теплое тело, прижимавшееся к его спине. Тихие шаги и почти неслышный хлопок двери ознаменовали, что Северуса оставили одного.

Снейп открыл глаза и, откинув одеяло, сел. Подумав пару секунд, он торопливо поднялся и выскользнул из спальни. Тихо пройдя по коридору, Северус остановился на лестничной площадке и заметил Гарри у камина.

— Поттер, — негромко позвал он.

Тот повернулся к нему, сжимая в руке горсть пороха.

— От тебя просто так не скроешься, – насмешливо заявил Гарри, ничуть не удивившись.

— Куда собрался? – спросил Снейп, спускаясь вниз.

— В Мунго. Ночью я сумел договориться с целителем и охранником, чтобы они меня отпустили, и пообещал вернуться утром. Поэтому… — он махнул рукой в сторону камина.

Зельевар поджал губы.

— Не задерживайся на этот раз.

Гарри изумленно взглянул на него и даже попытался улыбнуться, но за бинтами этого почти не было видно.

— Хорошо.

Переступив с ноги на ногу, словно собираясь что-то еще сказать, Поттер все же развернулся и, бросив порошок в огонь, исчез в вихре.

_____________________________________________________

[1] Перитон. Peryton — Острова Средиземного моря, Гибралтарский пролив. По рассказам жителей этого острова, многих моряков и одиноких путников подстерегало опасное существо — крылатый зубастый олень с лебедиными крыльями и волчьими зубами, который пожирал людей. Он никогда не касался земли и лишь летал по воздуху. Считалось, что в этих чудищ (по некоторым рассказам перитон был не одинок) вселяются души пропавших без вести моряков. Лишь вдовы из рыбацких хижин не боялись их. Увидев на земле прерывистый пунктир человеческой тени, они смело выбегали навстречу, называя имена тех, кого не дождались из плаванья. Если Перитон услышит имя того, кем был при жизни, он впервые прервет свой смертельный полет и заплачет, грянувшись о землю, как опомнившийся от тяжелого сна человек. И вдова на миг увидит в преобразившемся чудище образ того, кого ждала.

От Автора: С Наступающим Новым 2014 Годом! Удачи Вам в грядущем году Жар-птицы и Любви! Пусть птичка принесет вам много улыбок и веселья в праздники! Надеюсь, мой подарочек вам понравился^_^

URL
2013-12-29 в 23:01 

инна мис
И тебя с наступающим! Спасибо.

2013-12-30 в 02:54 

Спасибо за поздравление и за подарок! Вас также с наступающим Новым годом!

2014-01-02 в 13:22 

irrwisch
Хочется быть самим собой, но совесть не позволяет.") Б.Крутиер
Потрясающий подарок!!!Спасибо огромное)))
Я с таким нетерпением жду продолжения этой вещи)

Вдохновения, любви и радости в новом году!!!:heart:

2014-01-07 в 00:53 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Спасибо всем за комментарии! Надеюсь, в этот раз их будет побольше. :shuffle:
Ловите новый подарочек на Рождество, с которым вас поздравляю!

URL
2014-01-07 в 00:57 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Дотерпев последние минуты, пока врачи окончательно подтверждали, что с кожей лица все в порядке, а затем выдавали с десяток мазей от возможных аллергий, Гарри с облегчением покинул палату. На выходе из реабилитационного отделения к нему подлетела стая репортеров. К его превеликому изумлению, Скиттер среди них не было. Поттер скупо ответил на вопросы и поспешил к камину.

Добравшись-таки до своего кабинета, он переоделся. Подойдя к столу и заметив мерцание топазов на шкатулке, Гарри открыл крышку и достал пергамент. Развернув его, он прочел:

«Вы все же опоздали. Мне сообщили, что с вами приключилось, поэтому наша встреча переносится на среду. Набирайтесь сил.

С наилучшими пожеланиями,

Р. Скримджер.»


— Очень мило, — фыркнул Гарри и испепелил послание.

Написав коротенький ответ, он отослал его. Выйдя из кабинета, Поттер направился к шефу. Проходившие мимо знакомые и коллеги хлопали его по плечам или спине, поздравляли с выздоровлением и хорошо сделанной работой.

— Вот кого надо было против великанов выпускать, — хмыкнул Дарен – синеглазый аврор, давний приятель, с котором Гарри сначала учился в аврорской школе, потом служил в одном отряде и в конечном итоге оказался в одной постели. Он намекал на произошедшее в Лавенхеме.

— Д-а-а, вообще не понимаю, зачем министерству нужны авроры, когда есть я? – изобразив задумчивость, задался вопросом Поттер.

— Чтобы любоваться твоей смазливой мордашкой, — ухмыльнулся Дарен и подмигнул.

— Да иди ты, шут гороховый, — Гарри отмахнулся от него и пошел дальше.

— Завтра Гарпии играют, приходи, — крикнул ему в след бывший напарник. – Рон обещался запастись элем.

Неплохое предложение. Может, даже стоит обдумать его.

— Посмотрим, — неопределенно ответил он.

В дверях лифта он столкнулся с Роббом.

— Давай, Гарри, не отказывайся. Тебя уже давно не было на стадионе, — подхватил он, услышав предложение Дарена.

— Если не будет дел на вечер, — пробормотал Поттер, заскакивая в кабинку.

Поднявшись на нужный этаж, он дошел до офиса Кингсли.

— Ты очень вовремя, Гарри, — с порога «поприветствовал» его Бруствер.

В кабинете он был не один, а с мистером Освальдом Риски – ведущим специалистом Лаборатории Тайн.

— Добрый день, — поздоровался с ними Гарри.

Риски выглядел очень внушительно. Белые от седины волосы, ровная бородка и усы подчеркивали солидность, так же, как и прямая осанка, а глубокие глаза светились мудростью и умом. Они у него были темно-зеленого цвета, почти как у Поттера. Лоб высокий, а скулы острые, но не настолько, чтобы испортить внешность, губы изогнуты в легкой насмешке. Костюм на маге был подобран со вкусом: мантия цвета сочной молодой листвы, с серебряными обшивками по краям подола и рукавов, а воротник испещрен орнаментом по мотивам египетских иероглифов.

— Ваше вчерашнее превращение было впечатляющим, мистер Поттер, — кивнул седовласый маг. – В следующий раз сначала используйте щит, а потом трансфигурацию.

— Конечно, сэр, — Гарри смутился, невольно заливаясь предательским румянцем.

Кингсли шагнул к нему и сообщил:

– Мистер Риски в курсе твоей работы.

Гарри кивнул, и шеф продолжил:

— Вчера Пожиратели разгромили одну из наших квартир. Мы нашли тело Руперта Роквуда, они его не забрали.

— Это я перенес его на квартиру, — сказал Поттер. – Он почти свалился на меня в Гринготтсе, и я решил выяснить, почему меня не позвали на собрание. Оказалось, что это Нортон привел Группу.

— Там была не одна Группа, — возразил Бруствер. – Считаю, что тебе больше не стоит соваться к Труди.

Гарри согласно кивнул.

— Как Пожиратели нашли вас? – спросил мистер Риски, подходя к ним.

— Квартира не защищена антиаппарационным барьером, — за своего подчиненного ответил Кингсли. – Они нашли его по остаточному следу.

Гарри отрицательно качнул головой, отстраненно понимая, что действительно забыл про все меры безопасности, внушавшиеся еще со скамьи аврорской школы.

— Это не совсем так. В пылу битвы вряд ли кто-то смог бы заметить наше исчезновение. Мне кажется… — он задумался. — Перед тем, как нагрянули Пожиратели, с Роквудом произошло что-то странное. Я такого давно не видел…

— Ближе к делу, Гарри, — поторопил Кингсли.

— Его разум будто попал в чью-то власть… — Поттер запнулся. — Мне кажется, что это был хозяин Групп.

Старшие волшебники одинаково нахмурились.

— Что именно вы видели? — спросил Риски.

— После того, как яд подействовал, Роквуд сначала трясся и явно испытывал боль, а потом, как рукой сняло. Когда он заговорил, его голос был отстраненным, в то время как тело превращалось в труп. Хозяин сказал, что чувствует во мне свою капсулу с ядом, и что скоро… я буду его. Затем ворвались Пожиратели. Они точно знали, где мы.

После этого повисла тишина.

— То есть, он может овладевать разумом своих приверженцев… и может выследить тебя по капсуле? – после минуты молчания подвел итог Кингсли.

— Скорее всего, — кивнул Гарри, только-только складывая все это в уме. – Или это происходит после активации яда.

— Нужно немедленно ее удалить из тебя, — заявил Бруствер и повернулся к ученому. – Если мы просмотрели такую мелочь, то что еще мы не увидели?

— Вряд ли это мелочь, Кингсли, раз она так хорошо замаскирована, — подал голос пожилой волшебник. – Считаешь, мы настолько глупы, чтобы не распознать следящие чары?

— Извлеките ее из Поттера, немедленно! – глава Аврората был не на шутку взволнован открывшейся новостью.

— Идемте, молодой человек, — обратился к Гарри мистер Риски.

Видимо, процедуры на сегодня еще не закончены. Поттер про себя застонал и последовал за стариком.

URL
2014-01-07 в 00:58 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

— Не шевелись, — приказала Лили[1], бывшая однокурсница Мальчика-Который-Выжил. Уже год она ассистировала профессору Риски, который, собственно, и попросил ее отследить капсулу, пока мастер занимается приготовлением зелья для извлечения.

Гарри вздохнул.

— Долго еще? – вот уже в третий раз спросил он.

— Почти нащупала. Ты такой нетерпеливый, — попеняла она.

Поттер проглотил так и норовившую слететь с языка фразу — где у него уже сидят зелья и чары, от которых словно замораживало все внутренности. Очень неприятное чувство. Он дернулся, когда по желудку снова прошла дрожь.

— Если ты сейчас же не прекратишь, меня вывернет наизнанку, — зашипел Поттер.

Девушка пожала плечами, ничуть не обидевшись.

— Это не так плохо, зато зелье не понадобится, — ее рука с палочкой замерла. – Нашла, — известила она.

Гарри скривился. Все надежды на то, что он избавился от капсулы, умерли.

— Зелье, что варит профессор, спровоцирует рвоту? – брезгливо уточнил он.

— Ну да, — колдунья произнесла заклинание, и у Поттера, лежавшего на кушетке, над желудком завис маленький красный шарик с серебряной дымчатой ниточкой, уходившей в кожу.

Гарри, таращившийся на это нечто, опустил голову на жесткую подушку.

— И долго мне тут с этим маяком торчать?

— Пока не приготовится…

Дверь открылась, и в смотровую вошел мистер Риски.

— Все готово, — в его руках был дымящийся флакон с фиолетовой жидкостью.

Спустя десять минут аврор сидел с прижатым к губам платком и со стаканом воды, зажатым в руке, а господа исследователи доставали щипцами из металлической миски, в которую он… хм, в которой он оставил содержимое желудка, продолговатый предмет. Их находка была совершенно черная и по размерам не больше маггловской пилюли.

Риски сразу же окружил ее магической оболочкой вкупе с той, что она получила от зелья.

— Теперь все в порядке, — сказал он. – Впервые нам удается извлечь капсулу в целом виде. Обычно нам достаются уже мертвые Пожиратели. Яда в их теле, само собой, не наблюдается, как, собственно, и осколков. – Волшебник опустил ее в толстую длинную колбу и прикрыл крышкой.

Лили очистила медную плошку и убрала все инструменты, которыми пользовалась во время осмотра Поттера.

Опрокинув в себя стакан воды, Гарри поинтересовался:

— Когда будет известен результат анализа?

— Через несколько часов, — ответил профессор. – Я сообщу о нем Кингсли.

— Хорошо, — Поттер слез со стола и попрощался.

— Пока, Гарри, — улыбнулась ему Лили Мун.

— Ага, — кивнул тот и выскочил из кабинета.

Пробираясь по коридорам Лаборатории Тайн к холлу с каминами, Поттер невольно рассматривал тошнотворно-белые стены, яркие лампы на потолке и скользкий кафельный пол. Единственное, что украшало коридор, это прикрепленные к стенам графики и расписания дежурств и еще какие-то списки, понятные только работникам; номера на дверях не соответствовали последовательности и имели свою логику. Выйдя, наконец, в темный холл, Поттер направился к первому попавшемуся камину.

Только он успел подойти к нему, как пламя вспыхнуло, и из него выскочил Рон.

— Привет! – обрадовался друг. – Я не успел застать тебя в больнице.

Поттер улыбнулся, оказавшись в медвежьих объятьях.

— Ну, как ты? – спросил Рон, отпуская Гарри.

— Нормально.

— Что ты тут делаешь? – нахмурился Уизли.

Гарри не ответил, только посмотрел на него с намеком.

— Ладно, не стану тебя пытать, — шутливо толкнул его друг.

Камин опять вспыхнул, и из него появился высокий маг. Друзья обернулись, заметив его, и посторонились, позволяя пройти. Работник отдела Тайн даже не взглянул на них.

— Это Гордон Ремзи. Еще та задница, — угрюмо сообщил Рон, хмуро смотря ему вслед. – Он модифицировал оборотное зелье, что мы присылаем вам. И, кажется, слава ударила ему в голову. Никогда не думал, что скажу такое, но Снейп по сравнению с этим индюком сама скромность.

Гарри внимательно посмотрел на зельевара, скрывшегося в белом коридоре.

— Мне как раз нужен рецепт этого зелья, — пробормотал Поттер.

— Что? Зачем?

— Кое-кто интересуется, — многозначительно и с нажимом произнес Гарри.

— Ну и фиг с ним, пусть помучается от любопытства, — хмыкнул Рон. – С него не убудет. Гермиона мне тоже вчера говорила об этом зелье.

— Это я попросил его, Рон, — очень тихо, но недовольно сказал Поттер. – Я хочу, чтобы он разобрал состав.

— В смысле? – Уизли насторожился. – С ним что-то не так?

— Я пока не уверен, — Гарри отвел взгляд, не зная, стоит ли впутывать сюда еще и Рона.

Рыжий парень сжал его плечо и заглянул в глаза.

— Давай, рассказывай.

Поттер покусал щеку и выставил заглушающий и отводящий глаза щит.

— Я подозреваю, что в зелье есть притупляющее.

Рыжие брови сошлись на переносице.

— Разве это не было бы очень заметно?

— Если в малых дозах, нет. Но постоянное применение может сказаться на действиях человека в целом.

— Но ты ведь ни в чем не прокололся, — возразил Рон.

— Да, но в прошлый налет я почти выдал себя. Труди накачал всех особым зельем, которое высвобождает тайные желания, и я поубивал кучу Пожирателей, — тяжело ответил Поттер. – А вчера я поймал еще одного, и пока его мозг спекался, хозяин Групп вселился в него и увидел меня. Потом нагрянули Пожиратели. Я не поставил ни антиаппарационный барьер, ни защиту. И это не прокол?

Глаза Рона округлились, он молчал почти минуту, переваривая услышанное, после чего спросил:

— Он узнал тебя? Хозяин Групп?

— Я изменил внешность, но он почувствовал, что во мне есть его яд.

Уизли растрепал волосы, зарывшись в них рукой.

— Охренеть. Ты здесь для того, чтобы вытащить из себя эту дрянь? – догадался он.

— Уже, — кивнул Поттер. – Вообще, это секретная информация.

— Словно ты рассказываешь кому попало, — обиделся Рон и осмотрелся.

Вокруг никого не было, но на всякий случай он укрепил щиты.

— Не знаю, друг, — задумчиво покачал Уизли головой. – А что сказал Сне… В смысле, летучая мышь? Он согласен?

— Сказал, что притупляющее сочетается с обороткой, — пожал плечами Поттер.

— Так пусть проверит его, — сказал Рон.

— Состав зелья другой. Для точности нужен рецепт.

— Наш всезнайка чего-то не может, какой ужас, — позлорадствовал Уизли. – А еще Мастер называется!

— Да хоть Мерлин! — Гарри передернуло: насмешка над талантом Снейпа… задела его. – Без детального рецепта качество анализа снижается, а на то, чтобы добиться точности, понадобится много времени. Ты сам не раз видел, что при разных пропорциях ингредиентов зелья получаются совершенно разные по свойствам и даже превращаются в смертоносный яд.

Взгляд Рона внезапно изменился.

— Гарри, — угрожающе-подозрительно сказал он, — как-то странно ты ведешь себя. И к чему эта цитата из пособия для юных зельеваров?

— Я просто объяснил, – взгляд зеленых глаз стал недоуменным. – О чем ты вообще?

— Все о том же. Что у тебя там с этим… упырем? – лицо Рона буквально перекосило от собственного вопроса.

На лице Гарри появилось еще больше удивления.

— Вот только не надо мне вешать лапшу на уши, — предостерег Уизли. – Я давно тебя знаю, так же, как и то, какие ты можешь корчить рожи и вылуплять невинные глазки. На мне это не сработает. Гермиона, видно, в курсе всего, что у вас там происходит. Даже наведалась вчера к тебе домой, чтобы сообщить кое-кому, что ты в больнице.

Поттер глубоко вздохнул, он явно не был готов обсуждать эту тему.

— Рон, ты — мой друг, и я не хочу объяснять тебе, куда стоит лезть, а куда…

— Мерлиновы яйца, Гарри, — в голубых глазах появился ужас, — он что, потребовал с тебя долг именно… так?! – он даже осип на последнем слове.

— Какой, к Мордреду, долг? – чуть не застонал Поттер.

— Ты сам говорил, что у тебя перед ним много долгов жизни…

URL
2014-01-07 в 00:58 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Нет, это ты так подумал, — холодно заметил Гарри.

— Тогда я не понимаю, — Рон сжал кулаки. – Тогда как он…

— Да никак, он ничего мне не делал, — прорычал Поттер, блеснув глазами. – Я сам разберусь в своих делах, Рон! – получилось как-то угрожающе.

Уизли открыл рот, но, так ничего и не сказав, захлопнул его. Волшебники помолчали, смотря в разные стороны, после чего Рон потер костяшками пальцев висок и, извиняясь, проговорил:

— Прости, я не хотел давить… Ты прав, это не мое дело. Я просто… не понимаю. Этот черт непрост. Я даже не знаю, кто был изворотливее – он или Волдеморт, — парень обеспокоенно посмотрел на Гарри. – Будь осторожен с ним.

— Спасибо, Рон, — гнев ушел, и Поттер попытался улыбнуться, получилось натянуто.

— А насчет рецепта, — Уизли почесал в затылке. – Эта задачка не из простых.

— Почему?

— Ремзи просто так свою разработку не отдаст. Это зелье еще не патентовано, поэтому он трясется над своим авторством.

— Оно не новое, — возразил Гарри.

— Да, модификация, но по свойствам сильно отличается. Так говорит наш ведущий исследователь профессор Риски, — заверил Рон.

— Может, я попробую поговорить с ним?

— Ну… не думаю, что у тебя что-то выйдет. Ученые – чокнутые ребята. Хотя… тебе ли не знать, — подколол он, понаблюдав за реакцией друга.

Поттер не отреагировал, продолжая размышлять.

— А ему кто-нибудь помогает в лаборатории? – спросил он.

Уизли тоже задумался.

— Кажется, был какой-то лаборант. Надо спросить у Лил. Она с ним встречалась.

— Отлично. Можешь у нее узнать?

— Ну да, могу. А ты чего? — Рон поднял бровь.

— Не хочу больше туда возвращаться, — поморщился Гарри, даже желудок сжался. – Не будет похоже, что я ради пустого любопытства интересуюсь.

— Ах, да, скрытность и незаметность, — беззаботно, словно сам себе, напомнил Рон.

Парни дошли до кабинета Риски.

— Я спрошу ее, а ты…

— Я буду в кафе, — подхватил Гарри.

— Постараюсь мигом, — Рон постучал.

Поттер быстро пошел дальше. В Лаборатории была скорее столовая, чем кафетерий. В необеденный час здесь было почти пусто. Сейчас всего несколько волшебников — судя по белым с зелеными нашивками халатам, исследователи-зельевары — сидели у зачарованного окна, попивая кофе и обсуждая какие-то записи на многочисленных пергаментах, в которых они успевали энергично что-то черкать. Больше никого не было. За буфетной стойкой хозяйничала маленькая полная женщина. Она убирала пыль с полок, одной рукой приподняв вазочку с цветами, а другой, взмахнув палочкой. Юноша потоптался на месте и, выбрав стол, разместился за ним.

Быстро заскучав, он начал изучать обстановку. Гарри не часто бывал в этой части Аврората, поэтому до здешней столовой не доходил, но знал, где она. Помещение было светлым, но не таким, как коридор, приведший его сюда. Множество столов на четыре персоны стояли по всему залу, который по размерам был почти как половина Большого зала в Хогвартсе. Видимо, в Лаборатории было немало работников. Взгляд аврора остановился на буфете. На нем стоял маленький стенд, где лежали газеты. Нахмурившись, Гарри поднялся и подошел поближе.

— Три сикля, молодой человек…о, мистер Поттер! – воскликнула продавщица, уронив палочку от неожиданности.

— Добрый день, мадам, — улыбнулся национальный герой. Достав монеты, он положил их на стол.

— Мерлин мой, так рада вас встретить! Мы так переживали за вас вчера, — радостно залепетала волшебница.

— Э-э, спасибо, — Гарри всегда было неудобно, когда совершенно незнакомые люди обрушивали на него свои эмоции, поэтому он поторопился сбежать за облюбованный стол.

На первой странице Пророка была его фотография, и заголовок гласил: «Гарри Поттер спасает Гринготтс и попадает в больницу!». Быстро просмотрев статью, начинавшуюся со стандартного введения о заслугах победителя Темного Лорда, Гарри сосредоточился на убитых Пожирателях. Кроме Роквуда, знакомых имен не было. Побарабанив по столу пальцами, он не знал, что и думать. Труди могли приказать отстранить своих людей, чтобы вытравить шпиона. Тогда почему никто до сих пор не заявился к Эди на квартиру, чтобы позвать на собрание?

Перелистывая последние страницы, Гарри вдруг замер. С фотографии в четверть листа на него взирал хмурый волшебник. Темные волосы, высоко поднятая голова, прямая осанка, сложенные на груди руки, привычно кривящиеся в пренебрежительной усмешке губы. Некролог о Северусе Тобиасе Снейпе.

Во рту появился горький привкус. Какое-то странное чувство кольнуло сердце, но не задержалось.

На другом фото были изображены люди, стоявшие у надгробного камня. Профессор МакГонагалл говорила поминальную речь, остальные, склонив головы, слушали ее. Удивительно, но среди присутствующих не было ни одного неизвестного Поттеру волшебника. Профессор Флитвик, Помона Спраут, даже Хагрид решил прийти попрощаться. Гарри не помнил, чтобы у них с мастером зелий были дружеские отношения. Правда, не видел и обратного. Полувеликан не плакал, как можно было ожидать (особенно, если вспомнить, как он хоронил Арагога!), он просто стоял с унылым и расстроенным взглядом, а в его руках был пучок трав. Помимо этой троицы отдать почести погибшему другу семьи пришли Малфои. Лицо Люциуса не выражало эмоций. Нарцисса Малфой, стоявшая рядом, была под стать ему, но все же какая-то печаль мелькала в ее взгляде.

Поттер сжал кулаки.

За Малфоями стоял их сынок, которого было почти не видно.

«Двуличная тварь, — Гарри хотелось придушить его, посмевшего прийти на похороны крестного, которого самолично убил. – Я тебя достану, хорек».

В кафе зашел Рон. Заметив Поттера, он поспешил к нему.

Гарри поднял голову.

— Ну?

— Парня зовут Тедди Джексон. Я думаю, его можно будет перехватить в обед, — Уизли был доволен собой. Посмотрев на часы, он улыбнулся, — который, между прочим, через пять минут.

— Что ж, займем очередь, — ухмыльнулся Поттер.


* * *

Новый день и новая порция скуки. Осталось две книги, и Северусу станет нечего читать. Может, все-таки стоит поменять внешность и пройтись по лесу? Вряд ли кому-то взбредет в голову искать мертвеца в глухомани. Конечно, существует вероятность, что Пожиратели разыщут Гарри по аппарационному следу, но это делается непосредственно после перемещения. А поскольку Поттер сейчас не у них, то и переживать нечего.

Снейп снял со спинки кресла мантию и отправился к зеркалу в ванной. Необходимо было “преобразиться”, чтобы исключить мизерный шанс попасться кому-то на глаза и оказаться узнанным. Поводя несколько минут палочкой над собой, он оценил получившийся результат. Радужки глаз выцвели, превратившись в светло-карие, волосы укоротились и порусели, нос остался такой же длинны, брови погустели.

Хмыкнув, мужчина добавил еще один штрих: у него выросли усы.

Повертев головой, он невольно задумался, а не отпустить ли ему и в самом деле бороду или усы. Кажется, растительность на лице очень даже ему шла – скрашивала непривлекательность.

Спустившись в гостиную, он открыл дверь наружу и остановился. Воздух был свежим и прохладным. Накинув мантию, Северус закрыл за собой дом и направился к воротам. Гарри на всякий случай сообщил ему все пароли. Дойдя до железных дверей, Снейп остановился, понимая, что не оставил для Поттера никакого сообщения о том, что пошел прогуляться.

— Добби! – позвал Снейп.

Домовик материализовался прямо перед ним.

— Сэр? – пропищал он.

— Если Поттер спросит обо мне, скажи, что я в лесу.

Глаза эльфа округлились и стали просто огромными, и он отчаянно замотал головой.

— Хозяин, вам нельзя ходить туда, мне нельзя вас отпускать! Хозяин Гарри будет недоволен!

— Уймись, я не буду далеко уходить. Если что-то случится, то аппарирую к воротам, — Северус не думал менять свои планы. Все-таки, когда сидишь без дела в четырех стенах, тишина и замкнутое пространство начинают давить.

— Тогда я пойду с вами, сэр, — безапелляционно сказал маленький человечек. – Хозяин Гарри велел Добби защищать вас, и Добби выполнит его указания.

Снейп от удивления поднял обе брови, растеряв все негодование и недовольство.

— Поттер велел что? – переспросил он, подозревая, что ослышался.

— Хозяин Гарри приказал защищать вас. Если с вами что-то случится, то позвать его, а если на поместье нападут, то переместить вас в Хогвартс, — закивал головой Добби.

Снейп некоторое время стоял молча, обдумывая услышанное. Как-то странно фыркнув и почти улыбнувшись, он посмотрел в небо. На нем не было ни облачка, почти идеальная лазурь. Он молчал, не понимая, почему в груди стало тесно.

Посмотрев на решительно настроенного эльфа, профессор вздохнул.

— Ты сможешь принести мне еще книг из библиотеки Хогвартса?

— Да, сэр, Добби принесет, — обрадовался домовик.

— Хорошо, я сообщу тебе о них чуть позднее, а сейчас можешь идти, — Северус развернулся и пошел вокруг дома, так и не переступив заграждающие чары.

URL
2014-01-07 в 00:59 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Разговор с Джексоном был недолгим. Подмастерье наотрез отказался говорить о составе нового полиморфного. Видно, мастер его хорошенько настращал. Гарри не расстроился, поскольку и не возлагал на этого парня особых надежд. Все же, о зелье для разведки кому попало не рассказывают, будь ты даже трижды победитель Темного Лорда. Тедд сначала сильно смутился, когда Гарри с Роном подсели к нему за столик, а потом, поняв, что они хотят, приуныл и даже отвечал оскорбленно.

Поттер вернулся в Аврорат. Только за ним закрылась дверь его кабинета, как в нее постучали.

— Привет, еще раз, — весело прозвучал тенорок Дарена. – Я принес тебе билет на матч.

Гарри обернулся к нему и натянуто изобразил благодарность.

— Я еще не решил, пойду или нет, — сообщил он.

— Теперь-то точно идешь, — улыбнулся синеглазый парень.

Поттер хмыкнул, вешая аврорскую мантию в шкаф.

— Я сейчас ухожу, — предупредил Гарри, направляясь к двери.

Дарен выскочил за ним. Поттер запер офис и пошел по коридору.

— Ну так что? – настаивал молодой человек, помахав перед Гарри листочком. – Там будут Робб, Рон, Джордж обещал закрыть магазин пораньше, Невилл…

— Невилл? Это Лонгботтом? – удивился Поттер.

— Да, — кивнул аврор, легко шагая рядом. – Он ведь с тобой учился?

— Когда ты успел с ним познакомиться?

— А что? – сделал загадочное лицо Дарен. – Было дело…

Поттер посмотрел на него и не стал дальше спрашивать, чтобы не начать любимую игру Дарена. В то время, когда они еще встречались, тот не раз провоцировал Гарри на ревность, а начиналось это с того, что любовник вызывал любопытство партнера к его недосказанностям и как бы случайно оброненным фразам. Неудачная идея, потому что Поттер быстро потерял к нему интерес, видя такое вызывающее поведение. Однажды Дарен пару дней пропадал где-то, надеясь нарваться на скандал и проявление чувств Гарри. Тогда-то их отношения и развалились.

— С кем играют Гарпии? – сменил Поттер тему. – Я давно не следил за ними.

— Ну ты даешь! Много потерял. В этом сезоне они меряются силами с Осами, и если выиграют, что неоспоримо, поедут в Болгарию. Крам, наверное, задницу рвет, чтобы успеть к октябрю. Гарпии им покажут!

Гарри хмыкнул и не стал спорить. В чем-то он был согласен, хотя Виктору, чтобы закатать противника в газон, не так уж и много требуется. Его финты заставят ловца Гарпий попотеть.

— Давай, соглашайся, а то совсем позеленел со своей работой, — выдал Дарен, смерив Гарри оценивающим взглядом.

Волшебники остановились в зале с каминами.

— Как еще можно выглядеть после того, как чуть не сварился заживо? – поинтересовался Поттер, беря порох.

— Тогда и думать нечего, — улыбнулся ему Дарен. – Матч начинается в шесть.

— Еще раз говорю – я подумаю, — Гарри бросил в камин порошок и, не прощаясь, вступил во вспыхнувший огонь.

Внезапно его обхватили сильные руки, и к спине прижалось тело. Их обоих закрутило в пламени и унесло.


* * *

Северус не заметил, сколько он просидел на траве, но со временем понял, что отморозил зад: он так глубоко ушел в свои мысли, что даже забыл защититься заклинанием от холода. Земля после дождей не была теплой или хотя бы сухой, но Снейп не жалел потраченного здоровья. Летом он частенько гулял вокруг Хогвартса или в лесу, нередко отправлялся за пределы школьной территории или даже страны в поисках ценных растений и редких животных, а самое главное — свежих идей.

Не раз он наталкивался на оборотней, волков и других обитателей диких мест. Все кончалось либо благополучно, либо несерьезными царапинами. Это нисколько не останавливало настоящего исследователя, когда он был одержим осуществлением своих планов. Однажды ради капли крови и кусочка копыта ему пришлось убегать и прятаться от целого табуна кентавров, намерения которых были самыми агрессивными. Северус забрался в их лагерь, когда они спали, и добыл все, что ему было нужно. Однако, когда он уходил, то споткнулся о корягу, совершенно неразличимую в полутьме, и шум привлек стаю летучих мышей на дереве. В общем, тогда он узнал, что порой способен бегать не хуже профессионального спринтера. Особенно когда по дороге наткнулся на выводок акромантулов. Кто сказал, что профессора Хогвартса не любят приключения?

Северус покусал нижнюю губу, вспоминая лицо Альбуса, который встретился ему на опушке Запретного леса. Увидеть задыхающегося от бега и встрепанного мастера зелий, с паутиной по всей мантии — которая, кстати, тоже пригодилась! – было зрелищем впечатляющим. Еще более запоминающимся оказалось удовольствие в карих глазах.

Альбус не нашелся, что сказать, а просто проводил профессора крайне удивленным взглядом.

«У всех свои понятия о приятном времяпровождении», — с усмешкой подумал Снейп.

Северус зашел на веранду, обступавшую дом с трех сторон, и неторопливо побрел к главному входу. Шум голосов, донесшийся из гостиной, заставил его остановиться и посмотреть в окно. Снейп резко отшатнулся в сторону, скрываясь из виду появившихся волшебников, и достал палочку.

Осторожно взглянув в стекло, он забыл, как дышать.

Поттер и какой-то парень стояли вплотную друг к другу и целовались. Точнее, неизвестный страстно целовал Гарри, а тот… не очень-то сопротивлялся.

Прежде, чем Северус разочарованно выдохнул и отвернулся, Гарри грубо оттолкнул молодого человека.

— Ты чего? – возмутился непрошеный гость.

— Я тебя не звал, — ровно и угрожающе процедил Поттер.

— Я знаю, — не расстроившись, протянул брюнет. – Я подумал, что, может, нам стоит попробовать еще раз. Перерыв пошел нам на пользу. Я многое понял, — он опять попытался приблизиться к Гарри. – Нам не было плохо вместе, ну согласись.

— Но и ничего хорошего не получилось, — констатировал Поттер. – Уходи, я не собираюсь ничего начинать.

— Гарри, — почти умоляюще, — я скучал по тебе. Я больше не буду делать ничего такого. Я понял, что тебе это неприятно.

— Это теперь так называется? – невесело рассмеялся Поттер. – Изменяя и выставляя наши отношения на люди, ты считал, что мне просто не понравится? Да ты гений!

— Ну прости, — заканючил тот, — я был идиотом, — он положил руки на грудь Гарри и опять потянулся за поцелуем.

— Убирайся! – разъяренно рявкнул Поттер, тем самым заставив парня отшатнуться от себя.

— В чем дело? Ты никогда не разговаривал…так! – возмутился тот, тоже раздражаясь.

Поттер достал палочку. Его приятель напрягся. Повисла тишина.

Мастер зелий не мог пошевелиться, ощущая, что в любой момент может начаться дуэль.

Гарри был непреклонен и всем видом показывал, что не желает продолжать разговор.

Возмутитель спокойствия вздохнул и положил на каминную полку то, что сжимал в пальцах.

— Извини. Я… не знаю, что на меня нашло. Ты мне нужен, я думал, что я тебе тоже, — произнес он и, зачерпнув горсть пороха, обернулся. – Приходи на игру. Будет весело и… я не стану настаивать на наших отношениях.

Гарри опустил руку, остывая.

— Иди, Дарен. Я подумаю.

— Пока, — как-то совсем тоскливо проговорил тот и исчез в языках пламени.

Поттер взмахнул палочкой над камином, меняя пароль.

Снейп оторвался от окна и устало посмотрел на лес. Наверное, идея погулять там не была такой уж плохой. По крайней мере, он не застал бы этой сцены. Сердце билось ровно, словно не оно минуту назад сжималось от вполне определенных чувств.

Гарри не был его, чтобы ревновать. В то же время какая-то часть Северуса уже склоняется к другому мнению. Все-таки собственнические замашки были частью его натуры, как охотничьи рефлексы у гепарда. Это была его слабость. Если уж что-то он посчитает своим, то черта с два кому-то отдаст или позволит потрогать.

Убрав палочку обратно в рукав, он пошел в дом.

URL
2014-01-07 в 00:59 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гарри уже вовсю искал его.

— Поттер, — крикнул он в сторону подвала.

— Северус, черт! Где ты был? – юноша запыхался, пока бежал по лестнице.

— Мне что, и погулять нельзя? – спокойно ответил Снейп, подходя к камину. – Кто был твой гость?

— Я… Ты это видел? – в зеленых глазах промелькнула досада. – Это приятель с работы. Мы…

— Любовники, — неохотно помог зельевар, почему-то стало тяжело продолжать диалог, который сам и начал. Он направился на кухню, так и не взглянув на то, что дружок Поттера оставил на полке.

— Нет, Северус, — Гарри пошел за ним. – Когда-то были, но сейчас — нет.

Чтобы занять руки, Снейп поставил чайник.

— Ты достал рецепт зелья? – отстранено спросил он.

— Пока нет, — вздохнул Гарри и подозрительно посмотрел на него. – С этим возникли сложности.

— Твой друг ничего не знает, а зельевар не хочет расставаться со своим детищем? – хмыкнул мастер. – Значит, не дурак. – Он развернулся к Поттеру и прислонился спиной к мойке.

— Я пытался разговорить ассистента, но он молчит.

— Тебе стоит разговорить Кингсли. Мне очень сомнительно, что кто-то взял его под Империо, или он сам переметнулся на сторону нарушителей порядка. А если в зелье действительно что-то есть, то травит тебя не он, а тот, кто присылает оборотное. Рецепт у Бруствера должен быть. Иначе вам бы его попросту не давали, — выкладки профессора были безукоризненны, как и ровный баритон, резавший гордость Гарри язвительными нотками, как ножом. – Я тоже не прочь поприсутствовать при этом разговоре, — добавил он.

Чайник закипел.

Поттер торопливо поднялся и снял его с плиты. Залив листики в маленьком чайничке, он выудил чашки из шкафа и поставил на стол.

Снейп продолжал стоять, скрестив руки на груди. Лицо бесстрастное, и губы плотно сжаты.

Гарри коротко посмотрел на него и вздохнул. Только он хотел открыть рот, как услышал треск. Поняв в чем дело, Поттер выбежал в гостиную.

Из камина выскакивали искры. Открыв его, он отошел подальше.

— Какого х…! – сдавлено ругался себе под нос Уизли, отплевываясь от сажи. – Ты пароли меняешь по десять раз на дню?!

— Прости, — сказал Гарри. – Что-то узнал?

— Да, — Рон чихнул и выругался. – Мне удалось затащить этого парня на игру. Так что, приходи. Если удастся его напоить, то мы вытрясем все про зелье.

Гарри задумчиво потер шею.

— Я решил переговорить с Кингсли о рецепте, — сказал он.

Рон нахмурился, размазав по щеке сажу.

— Ну, как знаешь. Только жалко, пропадет такая возможность. Я, между прочим, запасся отменным элем!

— Слышал уже, — пробормотал Поттер.

— Дракл с этим Джексаном, просто приходи на игру. Мы давно хотели оторваться!

«Ну, еще один!» — застонал Гарри.

— Ладно, приду. Только отстаньте от меня наконец, — сказал Поттер.

— Вот это разговор! Все, ждем тебя в шесть на стадионе, — Рон засветился, как начищенный пятак.

Гарри фыркнул и, проводив друга, пошел к профессору. Тот с чашкой крепкого чая сидел за столом и методично размешивал сахар. Взявшись за маленькую ручку, он поднес напиток к губам и отпил.

Поттер сел рядом. Игнорируя такую же полную чашку, он посмотрел на Северуса, стараясь понять, о чем тот думает.

Пустое дело, конечно.

— Подобная манера пристально рассматривать других людей говорит о вашем дурном воспитании, — сообщил Снейп.

— А такое показное безразличие говорит о страшной обиде.

Северус поднял бровь и посмотрел на него с леденящим, достойным аристократа высокомерием.

— Обида, Поттер, слишком громко сказано. Вряд ли вы хоть чем-то можете меня обидеть, – бросил он. – Да и из-за чего, собственно, мне держать на вас обиду? – его голос прозвучал до дрожи холодно.

— За сцену, устроенную Дареном, — Поттер заставил себя не поддаваться гипнозу сверлящих глаз и разъяснить все и сразу.

— Поттер, вам хочется обсудить своего любовника? – в интонациях глубокого голоса появились самые настоящие опасные нотки. – Если так, то пойдите и поговорите с ним, а не со мной, — Снейп отставил чашку и поднялся. – Если вы не поняли или не уловили намека, то поясняю более доходчиво, — опершись руками о стол, он склонился к Гарри, впиваясь в него острым взглядом. – Я не желаю знать, с кем, где и когда вы спите! Ясно? – слова падали, как камни.

Поттер не мог сглотнуть, воздух застрял в горле.

Оцепенение не спадало еще несколько минут после того, как зельевар удалился. Дрожь пробегала по спине. Взяв чашку с чаем, Гарри глотнул из нее, смачивая глотку. Честно говоря, Снейп в тихом гневе был страшнее всего.

Дотронувшись до занывшего виска, Поттер втянул воздух. Впервые к нему пришла мысль – на самом ли деле он хочет привязать к себе «такого» человека? Ведь он многого о нем не знает.

«Хах. Словно у него может быть что-то страшнее Пожирательского прошлого! — напомнил себе он и фыркнул. – Я тоже не ангел».

Гарри посмотрел на чай и механически помешал сахар на дне.

«Злится, но сахар положил», — улыбнулся он и спрятал лицо в ладонях.

Покинув кухню, он решил больше не затрагивать опасные темы. Посмотрев в окно, Поттер пожевал губы и вышел на улицу.

— Хочешь прогуляться?

Снейп обернулся к нему.

— С чего вдруг? – холодно спросил он.

— Хочешь? – упрямо повторил Гарри.

Мужчина отвел взгляд. Поттер прошел к воротам и, открыв их, сделал приглашающий жест рукой. Северус помедлил несколько секунд и все же вышел за ним.

Когда Гарри вернул защиту на место, они молча направились по протоптанной кем-то из здешней живности тропинке.

— Мне нравится твоя внешность, — сообщил Поттер.

— Что? — не понял Северус.

— То, как ты ее изменил, почти ничего не меняя, — пояснил Гарри. — Мне кажется, что с такими волосами и светлыми глазами ты выглядишь более открыто.

— Не так пугающе, ты хотел сказать? – недобро оскалился Снейп.

Гарри улыбнулся и покачал головой.

— У тебя своя по-особенному притягательная внешность. Кого-то она может пугать, а кого-то — наоборот.

— Какая романтика, Поттер, — с нарочитой насмешливостью проговорил Северус и скривился. — Меня сейчас стошнит.

— Не ерничай, — ухмыльнулся Гарри. — Я говорю то, что думаю. И ты это знаешь.

— А еще мне известно, что людям свойственно заблуждаться, — Северус отвернулся и пошел дальше.

Не следя за временем, они бродили между деревьями, иногда отходя друг от друга на приличное расстояние. Когда Гарри в очередной раз нагнал своего мрачного спутника, то аккуратно взял за руку, надеясь, что его не оттолкнут.

Северус скорчил недовольное лицо, но ладонь не выдернул. Поттер погладил ее большим пальцем.

— Здесь есть несколько ключей, — сообщил он, прерывая тишину. – Когда я только строил дом, они очень спасали меня от жажды.

— Тебе часто отказывает память, раз ты забываешь бытовые заклинания, — прокомментировал Снейп, вглядываясь в глубину леса.

— Я не забываю, — качнул головой Поттер. – Иногда полезно попить и родниковой воды.

Северус ничего не ответил, заметив на трухлявом пне какие-то грибы. Гарри недоуменно посмотрел на объект, завладевший вниманием профессора, и даже немного расстроился. Терпеливо подождав, пока тот осмотрит свою находку, и выслушав по ходу дела небольшую лекцию о пользе лесных даров, Поттер понял, что не так его это и утруждает… Голос Снейпа стал глубоким и проникновенным.

— Почему ты не говоришь так на лекциях? – невольно озвучил он свою мысль. — Я бы лучше прислушивался и, может быть, что-то даже запомнил.

Северус удивленно на него уставился, и с его лица пропали расслабленность и одухотворение, он снова стал его прежним учителем.

— Я рассказывал о магических свойствах трутовиков еще на втором курсе. Не моя проблема, что у вас вместо мозгов сухофрукт, — скривился он.

— Я не об этом, — снисходительно пояснил Поттер. – Сейчас ты говоришь с восхищением, словно в жизни не встречал ничего прекраснее этих… штук, — Гарри посмотрел на сморщенные веера, облепившие старое дерево.

Северус пожал плечами и побрел дальше, выдернув руку из расслабившихся пальцев.

Поттер не расстроился, а довольный последовал за ним.

Раздался крик совы, заставив обоих волшебников вздрогнуть и обернуться в сторону приближающейся птицы. Гарри выставил руку, и на нее приземлился черный филин.

— Это от Кингсли, — пробормотал Поттер, заметив маленькую записку.

Сняв ее, он ощутил тяжесть, поэтому развернул пергамент аккуратно. В нем обнаружился медный значок. Порт-ключ.

Гарри пробежал глазами текст и сжал зубы.

— Капсула пустая? – спросил Северус, тоже скользнув взглядом по написанной фразе. – Что это значит?

— Сегодня утром из меня вытащили капсулу с ядом, — коротко ответил Гарри.

Хмурость сошла с лица зельевара вместе с краской.

— Какой яд там был?

— Мы не знаем. Еще не попадались целые сосуды. Я должен идти, Северус, — он посмотрел на Снейпа. – Возвращайся домой.

Северус не двинулся с места.

— Ты идешь в Лабораторию?

— Сначала к Кингсли.

— Я пойду с тобой.

Поттер не стал спорить, начиная нервничать.

Выставив руку с порталом, он скомандовал:

— На счет три.

_____________________________________________________________________

[1] Лили Мун (род. 1979 или 1980 г.) — (англ. Lily Moon) однокурсница Гарри Поттера. Взято с сайта Гарри Поттер Вики.

От Автора: С РОЖДЕСТВОМ ВСЕХ!

URL
2014-01-07 в 13:44 

И Автора с Рождеством! Спасибо большое за такой подарок!
Отношения развиваются, но мееедленно. Ничего, зато не топчутся на одном месте. В капсуле не было яда? А что же там? Вот еще одна загадка. Капсула - обманка, а яд замаскирован и введен по другому, или в капсуле не яд, а ... хм... что-то... в общем, что-то другое?
Будем ждать продолжения:)

2014-01-07 в 15:54 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, пишет:
Отношения развиваются, но мееедленно.
Они никуда не торопятся и их ничто не подгоняет. Зато есть время посмаковать процесс их сближения, чем автор и занимается.
В капсуле не было яда? А что же там? Вот еще одна загадка. Капсула - обманка, а яд замаскирован и введен по другому, или в капсуле не яд, а ... хм... что-то... в общем, что-то другое?
Следующая глава как раз об этом, так что, она за меня ответит :popcorn: Приятно, что появляются вопросы :yes:

URL
2014-01-07 в 17:56 

Yami no Serena
Просто циничный романтик.
Спасибо за такой рождественский подарок! Это просто замечательный фик и я читаю его с упоением. Особенно радует повзрослевший Гарри и какой-то... настоящий что ли Снейп. Эти двое просто созданы друг для друга)))

капсуле не было яда? А что же там? Вот еще одна загадка. Капсула - обманка, а яд замаскирован и введен по другому, или в капсуле не яд, а ... хм... что-то... в общем, что-то другое?
А я почему-то подумала, что это значит, что яд из капсулы уже в организме...

2014-01-07 в 18:33 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Yami no Serena, пишет:
А я почему-то подумала, что это значит, что яд из капсулы уже в организме...
;-) читать дальше
Поняли в кого превратился Северус, когда менял внешность?

URL
2014-01-08 в 14:54 

инна мис
С праздником!

2014-01-08 в 16:21 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
инна мис, и Вас!:red:

URL
2014-01-11 в 19:08 

Спасибо, автору, за замечательный - во всех отношениях грамотный и интересный текст. Жду продолжения, как и многие Ваши читатели.

URL
2014-01-12 в 01:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гость, спасибо, рада слышать :sunny:

URL
2014-01-24 в 21:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский




Появление Снейпа вместе с Поттером почти не удивило Бруствера, а вот мистера Риски — весьма.

— Очень беспечно вот так заявляться сюда, молодой человек, — попенял он Северусу, застав того врасплох. — Не далее, как несколько часов назад я читал о ваших похоронах в Пророке. Хоть внешность додумались изменить! Молодежь. — Маг с любопытством разглядывал зельевара Хогвартса.

— Северус, я надеялся, что ты придешь, — кивнул Кингсли. – Не знаю, приходилось ли тебе встречаться с профессором Риски, он наш ведущий целитель, — представил он.

— О, да, — хмыкнул старик. – Я более чем наслышан о вас, Северус Снейп. Да и Поттер прибавил нам из-за вас работы. Но я рад, что этот свет еще не покинул такой выдающийся мастер. Я не раз имел удовольствие знакомиться с вашими работами в ежегодном Вестнике и заслушивался выступлениями на Симпозиумах.

Гарри, в отличие от остальных, заметил, как Северус смутился от похвалы. Снейп польщено отвесил легкий поклон коллеге.

— Рад, что вы оценили мои труды. Я тоже не раз читал ваши работы, но прежде не представлялось возможности познакомиться лично.

Профессор Риски улыбнулся ему.

— Я думаю, у нас с вами еще будет время, чтобы пообщаться без спешки, — сказал он и нетерпеливо посмотрел на Гарри. – В лабораторию, юноша. – Он прошел к одной из стен, в несколько рядов завешанной грамотами и дипломами, и исчез в ней.

Бруствер кивнул Поттеру идти следом.

Переступив через невидимый щит, Гарри оказался в знакомом помещении, следом за ним вышел Северус.

— Впечатляет, — констатировал Снейп, осматриваясь.

Длинный зал был оборудован перегонными аппаратами, целой шеренгой котлов всех видов, размеров и материалов, а за ними вереницей тянулись большие и маленькие стеллажи и столы с ингредиентами: от засушенных трав до огромных бутылей с заспиртованными животными или их частями. В самом конце виднелась широкая лестница с ровной дорожкой и пазами, служившими для подъема чего-то тяжелого. Она вела на второй этаж, где, очевидно, лаборатория продолжалась. Некоторые двери выходили в другие части здания, как потом рассказал Риски, тоже предназначенные для хранения особо опасных и ценных компонентов, а также — в сады, где выращивались образцы разных видов растений.

— Да, — в голосе пожилого профессора звучала гордость, – сюда было вложено немало пота и денег. Многое из того, что тут находится, собирал лично я. – Волшебник остановился около стерильно чистого стола обтянутого кожей и похлопал по нему рукой. — Мистер Поттер, садитесь. — Сняв с одной из полок бутыль с золотистой жидкостью, он призвал кубок и плеснул туда немного.

Снейп не напрягаясь понял, что за зелье предлагалось выпить Гарри, особенно, когда в нос ударил насыщенный запах. Порой для простой диагностики человека хватает заклинаний, если, конечно, дело не касается беременной женщины, там все сложнее. Поттер не был беременным, но чтобы обнаружить попавшую в кровь отраву, сканирующих чар попросту недостаточно. Нужны маркеры, которые прикрепятся к вредным инородным телам в организме, и тогда магия выявит, во-первых, начали ли они уже разрушать клетки, и на какой стадии находится регресс, а во-вторых, каким образом яд будет убивать.

— Как зелье попало в кровь, не разрушив оболочки? – поинтересовался Северус, наблюдая, как Гарри берет кубок и подносит к губам.

— Понятия не имею. Капсула очень необычная. По структуре напоминает грибок, а по составу как свернувшаяся человеческая кровь, — ответил Риски. – Мы долго не могли растворить ее.

— Кровь?

— Никогда ничего подобного не видел, — признался волшебник и странно посмотрел на Гарри. – Я проверил, чья она может быть. Оказалось, что она человеческая. Еще страннее, что она принадлежит нашему другу – мистеру Поттеру.

У Гарри, пившего зелье, округлились глаза. Он закашлялся и прохрипел:

— Мне?! Как это возможно?

Снейп нахмурился, задумавшись.

Кингсли присел на табурет рядом и проговорил:

— Не такая уж неожиданность. Капсула долго была в теле Гарри и могла пропитаться его кровью.

— Я ослышался, или вы считаете, что в желудке циркулирует кровь? – насмешливо фыркнул профессор Риски.

— Она могла вытянуть ее откуда-нибудь, — ничуть не растерялся старший аврор.

— Нет, не могла. Для того наши чары и предназначались, чтобы капсула не сообщалась с тканями желудка и любыми другими, — категорично отрезал Риски и скомандовал: – не сидите, мистер Поттер, ложитесь.

Гарри с тяжелым вздохом откинулся на спину и приготовился снова испытать неприятное покалывание внутри себя.

— Расслабьтесь, я не резать вас собираюсь, — пробормотал зельевар Отдела Тайн и, словно опровергая своим слова, нехорошо ухмыльнулся.

Он занес над Гарри палочку.

— Если сосуд был защищен, — размышлял вслух Северус, — то кровь Поттера должна была как-то попасть в руки Пожирателей, чтобы вырастить или создать такую необычную капсулу.

— Да. Причем это делалось индивидуально для него, — дополнил Риски.

— Вопрос, когда они все это провернули? – заметил Кингсли и взглянул на Гарри. – Поскольку ты большой фанат Святого Мунго, то можно предположить, что именно там и произошла кража.

— Этого не может быть, — категорично отрезал Поттер. — Они не могут выкрадывать кровь каждого нового Пожирателя и делать…

— Верно, — согласился Снейп. — Они добывают ее не так. Поскольку к каждому новичку прикрепляют наблюдателя, который вводит его в курс дела, тот может незаметно взять кровь, волосы или что-то еще.

Все взгляды обратились к Гарри. Тот напряженно закусил щеку, осознавая, что предположение Северуса объясняет очевидные вещи.

— Это возможно. Терри постоянно крутился около меня и мог утянуть нужный ингредиент… — поморщился Поттер.

Повисла тишина, которую через минуту прервал Снейп.

— Кингсли, — он повернулся к чернокожему магу с суровым выражением лица, — будь добр, объясни, почему одним из тех, к кому ты обратился с предложением шпионажа, оказался Поттер?

Кажется, глава Аврората не ожидал такого вопроса и нахмурился.

— На что ты намекаешь? — понизил он голос.

— Пока ни на что, — спокойно ответил Северус, пронзая его испытующим взглядом.

Бруствер негодующе уставился на него. Ноздри раздулись, и он твердо проговорил:

— Я взял его, потому, что он сам меня попросил.

— Что? – тут уже Поттер вознегодовал. – Я не просил! Это ты привел мне кучу причин, почему я весь такой особенный!

— Ты пришел ко мне и попросил сам, — медленно повторил Кингсли, делая акцент на последних двух словах, в его глазах читалось непонимание.

Повисло напряженное молчание, в котором покашливание профессора Риски прозвучало внезапно, привлекая внимание.

— Яд полностью в крови, мистер Поттер, но пока не взаимодействует с ней, — задумчиво сообщил он. – Дайте руку, — попросил он и взял скальпель.

Гарри протянул ладонь, глядя на сверлящих друг друга глазами Бруствера и Снейпа. Ему даже показалось, что Северус ментально разговаривает с Кингсли, а тот, не моргая и не делая попыток прервать контакт, отвечает ему.

— Я говорю правду, — убежденно процедил он.

Снейп прищурился. Лжи он не чувствовал, но как же тогда все объяснить? Он повернулся к Поттеру, который взволнованно глядел в ответ.

— Я тоже говорю правду, — Гарри был настолько искренен и растерян, что даже не почувствовал, как острый нож скользнул по пальцу.

— Кто-то просил эту «должность» за тебя, — озвучил их общую мысль Северус и сложил руки на груди. – Опять же непонятно, зачем? Если тебя хотели подставить или убить, то все это можно было сделать гораздо проще.

Снейп поджал губы и переключил свое внимание на действия профессора Риски.

Собрав в склянку кровь, целитель отошел от компании и принялся понемногу добавлять ее в несколько сосудов с жидкостями. Они мгновенно окрашивались в разные цвета. Когда последняя капля упала в прозрачное зелье, оно приобрело абсолютно черный фон.

— Психотропный яд, — медленно проговорил профессор Риски. – В немалой концентрации.

— Почему он до сих пор не подействовал? – ужаснулся Гарри. – Прошли почти сутки.

— Медленно прогрессирующий, — пояснил Снейп, подавляя дрожь. – Для таких ядов обычно нужен триггер. Видимо, его еще не было.

— Я не понимаю! – Поттер сел и спустил ноги на пол. – Что со мной будет?

URL
2014-01-24 в 21:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Будет поражена центральная нервная система, — Риски зашуршал какими-то свитками в столе и достал один. – Вот. Этот яд называется «Tria ora timore»[1], и он вызывает сильные галлюцинации. Я столкнулся с ним пару лет назад, когда мне прислали необычное заключение о пациенте из Святого Мунго. Токсин срабатывает на фобии или боязни чего-либо и создает образы. Отравленный им волшебник не понимал, кто и что вокруг него, буйствовал, пытался убить себя. Иногда входил в длительную фазу, описанную как кома, и не выходил из нее днями. Его волосы седели, а лицо старело. Он переживал свои кошмары глубоко в подсознании, много раз подряд. В конечном итоге его сердце не выдержало.

— Противоядие найдено? — Снейп взял из рук Риски листок бумаги и начал читать, смутно припоминая, что когда-то слышал о чем-то подобном от Дамблдора.

— Да, я обнаружил его спустя полгода после того случая, — с сожалением пробормотал старик. – Оно готовится почти сорок часов. Я начну работу немедленно. Если яд подействует, то у нас будет около недели.

Гарри соскочил с кушетки.

— И что мне делать все это время? – напряженно спросил он, проведя рукой по волосам.

— Не геройствовать и не общаться с Пожирателями, — буднично ответил ему целитель. — Как можно меньше хандрить и быть в одиночестве. Однако в шумной компании я бы тоже не советовал находиться. Нам неизвестно какой из ваших страхов может заставить яд действовать.

Гарри недовольно поджал губы и растер вспотевшие ладони.

— Вы будете под наблюдением, пока не появится первый образец противоядия, — серьезно заключил Снейп, чем вызвал любопытный взгляд Бруствера.

Целитель, однако, без малейшего удивления поинтересовался:

— Позволю себе предположить, что вы захотите принять участие?

— Безусловно, — обронил Снейп.

— Прекрасно.

— Мы можем поговорить в вашем кабинете, профессор? – вдруг поинтересовался Кингсли у мистера Риски.

Ученый разрешил и занялся уборкой использованных реактивов.

— Как закончите, меня не ищите, просто закройте за собой дверь. Я займусь приготовлениями для будущего антидота. Вы, мистер Снейп, можете присоединяться, как освободитесь.

Северус кивнул, а Бруствер уверил, что не станет беспокоить исследователя за работой. Все трое направилась обратно в офис.

Гарри, все еще пребывая под впечатлением от новостей, на автопилоте следовал за старшими спутниками. Усевшись на небольшую софу, он поднял взгляд на Северуса, опустившегося в кресло у рабочего стола.

— Почему он дал мне другой яд? – хрипло спросил он. – Все остальные Пожиратели умирали за несколько минут и… я не заметил, чтобы они ловили глюки перед этим.

Снейп поджал губы и покачал головой.

— Этот вопрос волнует и меня, — уверил он. – Все слишком странно и запутанно, чтобы сделать хоть какие-то выводы.

Образовалась тишина, которую прервал Кинсли.

— Меня смогли обмануть как новобранца. Да так, что даже спустя столько времени я не догадался. Уму непостижимо! Мне казалось, что ты все основательно решил для себя, поэтому я никогда не сомневался в твоем выборе, — смотря на Гарри, пояснил он. — Твой двойник был весьма убедителен, и вел он себя… — Бруствер заскрипел зубами и досадливо покачал головой. – Я не заметил разницы.

— По всей видимости, этот некто хорошо его знал, — прохладно констатировал Северус. – С виртуозными способностями Поттера попадать в самые первосортные неприятности, меня нисколько не удивляет, что его смогли втравить в такую игру. Другой вопрос – какая цель у того, кто ее затеял? Он мог убить вас, — он коротко взглянул на скривившегося от его слов Гарри и едко добавил: — еще месяц назад.

Молодой аврор поежился от неприятного чувства, что его жизнью играли, а он слепо следовал чужим планам. Сердце забилось быстрее, а глаза заблестели от неудержимой потребности вернуться в подсобку мрачного паба и прижать Труди к стенке.

— С недавних пор, — негромко начал Снейп, задумчиво теребя кисточку покрывала на подлокотнике, — у Поттера появились некоторые сомнения насчет получаемых в Аврорате зелий. Речь идет о полиморфном, — внимательный взгляд вперился в темнокожего волшебника, следя за его реакцией.

Бруствер напрягся от этих слов. Подозрения в адрес его работников всегда вызывали в нем бурное недовольство и включали защитные рефлексы.

— Его варит для нас мастер зелий Гордон Ремзи, — сухо сообщил он.

Северус нахмурил брови, припоминая статьи из «Вестника Зельеварения» за предыдущий год. Там часто фигурировала эта фамилия. Идеи по усовершенствованию некоторых старых составов показались ему интересными в рамках собственных исследований, поэтому он не поленился воспроизвести их, но результат оказался неудовлетворительным. Было совершенно ясно, что нововведения не работают так, как описано. Если не проверять на практике, то на первый взгляд казалось, что все логично и может получиться. Вероятно, Ремзи побоялся включить в работу полный список компонентов, чтобы другие не могли повторить за ним, пока его детище не встанет на конвейер. Вопросы прибыли – вопросы крайней важности!

— Я хотел бы взглянуть на рецепт, — настойчиво проговорил Снейп. – Надеюсь, это возможно?

— Да, — не дрогнув, согласился Кингсли и сложил руки на груди. – Могу я услышать объяснения, откуда взялись такие подозрения? – Он недобро воззрился на Поттера.

Гарри собрался с мыслями и подробно описал ситуацию. После того, как он закончил, Бруствер сделался еще подозрительней и сердитее.

— Все зелья ты получал только от меня. Надеюсь, ты не считаешь, что именно я тебя травлю? – изогнул бровь начальник Аврората.

— Ну…

— Поттер! – уязвлено рявкнул Кингсли. – Ты совсем с ума сошел? Да зачем мне это делать?! Хотел бы убить, то давно бы это сделал! – маг чуть не задыхался от негодования.

Гарри одновременно ощутил облегчение и стыд за свои сомнения.

— А что прикажешь думать, когда ты чуть не отправил меня в ловушку со щитами Хогвартса!? – попытался защититься он.

— Что у меня помимо тебя полно своих забот! – плевался слюной разгневанный шеф. – Я не всесильный, чтобы думать за всех, черт бы тебя побрал!

Гарри громко втянул воздух и отвернулся. Напряжение можно было пощупать руками, но Поттер не жалел, что все так получилось. Лучше знать все наверняка, чем потом делать роковые ошибки.

— Извини… — проговорил он, когда немного успокоился.

Бруствер тоже перевел дух и отошел к окну.

— Вчерашний инцидент с банком, — нарушил неловкое молчание Северус. – Вы выяснили, для чего он был устроен?

— Да, — Кингсли прислонился к подоконнику и сложил руки на груди, — ограбили несколько сейфов, в числе которых хранилища Малфоев и Лестрейнджей.

Поттер от неожиданности присвистнул. Начальник смерил его мрачным взглядом.

— Я слышал, Драко был недавно с отцом у адвоката, — проговорил Гарри. – Может, принца лишили карманных денег, вот он и подговорил братию помочь вернуть законное?

— О, нет, — фыркнул Бруствер. – Мне тоже донесли о делах Люциуса. Но он отнюдь не лишал сына наследства. Скорее наоборот, Драко стал обладателем львиной доли состояния. Не знаю уж, что там произошло, но Люциус подписал бумаги на земли и несколько сейфов.

Это была неприятная новость. Снейп даже не потрудился скрыть досаду. Поттера же просто перекосило.

— После того, как ты сообщил мне о младшем Малфое, я сразу же устроил слежку за всем семейством, — продолжил Бруствер, вполне разделяя чувства собеседников. – Видимо, Драко взял родителей в оборот, потому что Люциус в последнее время активно интересуется обстановкой во Франции и переводит туда кругленькие суммы денег. Я думаю, он и Нарцисса собираются уехать.

— Подождите, — тряхнул головой Гарри. – Зачем тогда надо было грабить собственные сейфы? Если Драко в Группе, то он сам тихо и без проблем проспонсирует Пожирателей.

— Все не так просто, — пояснил Северус. – Когда маг забирает деньги из банка, гоблины это фиксируют, а тайные службы отслеживают эти записи.

— Мы, собственно, и так знаем, куда ушли деньги, — пробормотал Гарри. – По-моему, идиотский поступок.

— Должно быть, они думают, мы не в курсе, что Малфои помогают Пожирателям, — Кингсли прошелся по кабинету. – Сожжение магического банка — продуманный шаг, связанный не только с банальным грабежом. Это серьезный удар по экономике страны. Гринготтс, конечно, не единственный банк, но все же многие богачи хранили там сбережения. Ты, наверное, еще не был в своем хранилище?

— Если бы его тоже грабанули, об этом было бы уже в газетах, — закатил глаза Поттер, затем задумался и добавил: — но проверить, конечно, не помешает.

Кингсли раздраженно фыркнул на такую беспечность молодого человека.

— Ребята, которые обыскивали хранилище Лестрейнжей, сказали, что воры оставили в центре зала, как бы в насмешку, одну безделушку. Кубок. Мне это показалось очень странным, — заметил он.

— Реликвия? – уточнил Снейп.

— Может быть, но мы пока ее не опознали.

— В нем что-то было? – Северус ощутил странное волнение.

— Нет, ничего не было… — качнул головой Бруствер.

Почему-то в голову Гарри сразу пришло воспоминание о чаше Хаффлпафф. Он открыл рот, чтобы попросить более подробное описание предмета, как вдруг по затылку словно ударили чем-то тяжелым. Парень вцепился в темные вихры, прерывисто дыша от острой боли, а затем безвольно откинулся на спинку дивана.

Снейп вскочил с места и метнулся к нему.

— Поттер? – он дотронулся рукой до его плеча.

Гарри глухо застонал, его голова запрокинулась, и он безучастно уставился в потолок.

— Что с ним? – встревожился Кингсли.

— Кажется, нашелся триггер, — сквозь зубы отозвался Северус, напряженно всматриваясь в побледневшее лицо.

Недолго думая, он положил руку на лоб Поттера и погрузился в его сознание.

URL
2014-01-24 в 21:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Тяжелое дыхание раздавалось очень громко в глухой тишине. Он бежал и не мог остановиться. Сзади летели проклятья, и слышался топот догоняющих преследователей. Одно заклинание ударило в дерево рядом с ним. Щепки разлетелись во все стороны, полоснув по лицу и рукам, как жалящие иглы. Он не обратил внимания, продолжая марафон и без раздумий посылая ответные проклятья.

Очки давно слетели: он двигался в мире размытых красок и резких звуков. Впереди на пригорке в лучах солнечного света стояла тонкая фигура. Кажется, девушка в маггловской куртке, в чьи длинные растрепанные волосы набились сухие листья. Странно, что он мог высмотреть такие мелочи. Она кричала ему и жестикулировала руками.

— Аппарируй… — расслышал он наконец.

Но не успел ничего сделать. Справа упало чье-то тело. Бок опалило болью, и он, словно подкошенный, прокатился по земле. Девушка отбивала сыпавшиеся на нее проклятья, и вдруг кинула одно в него.

Почему?

Щеки и лоб начало жечь.

— Кто это тут у нас? Детки заблудились?

Высокий крепкий егерь подошел к волшебнице и схватил ее за подбородок, а другой заломил ей руки за спину.

«Гермиона!» — он вспомнил ее имя и осознал, что происходит вокруг, за секунду до того, как сильный удар по затылку отправил его в темному.


* * *

Одежда была непривычная. Кожаные штаны стесняли движения, но длинный плащ, кажется, выглядел стильно. Ботинки немного жали. Гарри никогда такое не носил.

— Готов? – спросила женщина в облегающем строгом наряде.

— Да. Где Рон?

— Тут я, — из-за занавески вышел усатый волшебник лет сорока.

— Похож на побитого щенка, — хмыкнул Поттер.

— На себя посмотри, ловелас.

— Хватит, идемте, — одернула их Гермиона.

Волшебники вышли на светлую улицу. Около одного из заброшенных туалетов скопилась очередь людей. Троица направилась именно туда.

— Отстой — смывать себя в сортире, — сказал «щенок».

Гермиона поджала губы, но промолчала.

— Темные времена настали, друг, — пошутил Гарри.

Рон прыснул.


* * *

— Давай, у тебя получится, — шипел парень из-под мантии-невидимки.

— Это Беллатрикс Лестрейндж, а не Лаванда Браун! Я не могу изображать патологическую психопатку!

— Ты все сделаешь правильно. Вперед.

— Рррр!

— Молодец, — одобрительно фыркнул Рон, шедший с ней рядом в виде ее напарника-Пожирателя.

Служители банка, сидевшие за своими столами, косились на парочку, но стоило Беллатрикс взглянуть на них, как головы опускались так низко, что чуть ли не бились о столешницу носами.

— Я хочу посетить свой сейф, — надменно и грозно заявила Лестрейндж, сидевшему за высокой кафедрой гоблину.

— Ваш ключ, пожалуйста, — взгляд старого банкира не дрогнул.

— Вы что, ослепли? Не видите, кто перед вами?!

— Без ключа…

Гарри незаметно наложил Империо на маленькое существо. Крюкохват на его плечах злобно захихикал.

— Хорошо, вы можете пройти, — проблеял банкир.


* * *

— Вот она! На самом верху!

Все вокруг звенело и множилось.

Поттер взбирался на самый верх горы золотой утвари и галлеонов. Еще немного, и его пальцы сомкнулись на ножке широкой чаши.

— Есть! – закричал он, улыбаясь.

Гарри скатился с кучи и, спотыкаясь, начал пробираться к друзьям, тоже барахтавшимся среди богатств Лестрейнджей.

Когда они выбежали из хранилища, деньги посыпались за ними наружу. Дракон на нижнем этаже взревел так, что заломило барабанные перепонки.

Рядом пролетело проклятье, осветив фиолетовым сиянием кубок. Поттер наконец внимательно рассмотрел его и заворожено погладил пухлый бочок.

— Гарри! – взвизгнула Гермиона и попыталась оттолкнуть его от проклятья, летевшего прямо в него.

Время вокруг замерло. Звуки утихли. Гарри не мог сдвинуться с места, удивленно смотря на собственное отражение в светлом металле. Глаза его маленькой копии сияли необычно притягательным светом, а губы кривились в холодной и мрачной, как зимняя ночь, улыбке.


* * *

От удушья на глаза наворачивались слезы. Заломленные за спиной руки захрустели, когда сверху навалилось сильное тело.

— Можешь кричать, меня это заводит, — прошептал в ухо довольный голос, опалив его своим горячим дыханием.

Откуда-то раздался пронзительный крик, перешедший в стон, и прокатился по коридорам подземелья, умерев где-то далеко. Что-то упало, и оглушительный смех отразился от стен.

Пылающим лицом Гарри вдавили в холодный пол, а ноги широко раздвинули. Он пытался брыкаться, испытывая шок и ужас, но его трепыхания быстро пресекли болезненным ударом по голове и ребрам. Джинсы буквально сдернули с бедер, оставляя синяки от ремня, не выдержавшего и порвавшегося от немереной силы. Поттер не мог нормально вздохнуть, его всего трясло. Шершавая грубая рука погладила худые ягодицы, а потом пальцы, не церемонясь, нашли отверстие между ними и ворвались внутрь. Гарри сжался и захрипел от боли и стыда.

— Нет… нет, не надо. Пожалуйста… — горло пережимало спазмом, поэтому получалось какое-то скуление.

— Да, крысеныш, умоляй меня, — несомненно наслаждаясь страхом заключенного, застонал мучитель.

Он дернул юношу за бедра, заставив встать на колени. Гарри опять отчаянно попробовал вырваться, но резкий толчок и разрывающая боль заставили его истошно заорать.

Картинка поплыла, словно кто-то брызнул кислоту на полотно, а затем все потемнело.


* * *

— Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил, — смех разорвал тишину.

Поттер был прикован к надгробной плите, а прямо перед ним стоял Темный Лорд и скалил свои синевато-белые зубы. Красные глаза блестели радостью – его план все же осуществился, как и месть.

Раздались хлопки аппарации.

— А, вот и они, — прогремел голос Волдеморта над могилами. – Мои верные слуги, которые даже не удосужились искать своего господина все эти годы, а спасали свои жалкие шкуры.

Появившиеся волшебники подошли ближе.

Поттер задыхался от охватившего его страха.

— Нет, вас уже нет, — внезапно для себя понял он, зажмуриваясь.

— Нет, Гарри, — ласково сказал Реддл. – Мы здесь, и ты здесь. А главное, я тут, — его тонкие губы растянулись в улыбке.

— Я убил тебя, — тихо сказал Поттер, открывая глаза. – Твой вонючий труп давно гниет в могиле!

— Кажется, наш мальчик-знаменитость сходит с ума, — рассмеялся Волдеморт.

Гарри замотал головой, не веря в происходящее. Это не помогло, он все равно слышал болтовню Темного Лорда и раскаяние Пожирателей на фоне скуления Петтигрю.

В разуме все перемешалось, и Поттер начал биться затылком о гранит.


* * *

— Гарри, возьми мое тело и отдай родителям, — говорил призрак Седрика Диггори.

Гарри почувствовал, что кивает.

— Давай, солнышко, — произнес мягкий голос матери.

— Беги, сынок, — отец.

В груди у Поттера все сжалось от тоски и боли, но, несмотря на это, ноги словно жили своей жизнью, как и руки. Он оборвал контакт палочек и помчался к телу на траве. Добежав до Седрика, он призвал кубок и исчез.


* * *

Гарри не мог пошевелиться, спрятанный под мантией-невидимкой. Происходящее на Астрономической башне разрывало ему сердце.

— Северус, пожалуйста, — умоляюще просит Дамблдор.

Палочка Снейпа не дрогнула, хотя ее хозяин на пару мгновений неестественно застыл.

Зеленая вспышка поразила директора в грудь и вытолкнула с площадки.

Поттер не мог дышать, глаза наполнились слезами. Нестерпимая боль разъедала душу и заставляла магию клубиться вокруг. Заклинание, сдерживавшее его, пропало, но Гарри и без него не мог двигаться. Он осел на пол, обнимая себя руками и стараясь справиться с собой. Боль быстро переродилась в ненависть и отчаянное желание… убить.

URL
2014-01-24 в 21:30 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Северус сидел рядом с постелью и задумчиво потирал подбородок. Ощутив покалывание на подушечках пальцев, он вспомнил, что забыл побриться утром. Минуло два дня, за которые Гарри так и не пришел в себя. Ментальное воздействие не помогало, хотя Снейп мог иногда улавливать, что происходило в его мыслях. Поттер находился в глубокой коме. Оставалось только надеяться на противоядие профессора Риски.

Кингсли предлагал оставить Гарри в лаборатории под присмотром целителя, но Снейп не согласился, и его мнение приняли. Это было странно, ведь для Гарри он никто — всего лишь бывший учитель. Видимо, репутация вечного защитника Героя и тут сыграла свою роль.

Северус параллельно со своим коллегой изучал рецепт противоядия, только в домашних условиях. Отлучаться в Отдел Тайн для совместной работы он не решался, боясь пропустить какие-то изменения в состоянии Гарри. Даже несмотря на то, что Добби почти постоянно стоял на страже около его кровати и помогал ухаживать за ним.

Спальня превратилась в мини-библиотеку. У стены стоял длинный стол со стопками книг и свитками. Независимо от того, сколько Северус знал, он не поленился пролистать не один десяток трактатов по ядам и проклятьям, которые взял у Риски, заработав себе неслабую мигрень, но все же раскопав все особенности старинного яда. Антидот превращал вредоносное вещество в нечто сходное по магическому свойству с проклятьем, с которым можно будет бороться без усилий со стороны Гарри. Но для начала, как только отрава начнет выводиться из организма, он должен будет сам выбраться из внутренних переживаний, успев до того, как умрет от разрыва сердца.

В довесок к существующей проблеме присоединилась еще одна, но не такая острая: не ясно было, что сейчас происходит в Группе. Спустя день после нападения на Гринготтс в квартиру Эди наведался Пожиратель, кажется, тот самый Терри, имя которого Поттер не раз упоминал в разговоре. Кингсли лично наблюдал за его визитом через зеркало-близнец. Парень пробыл в доме около десяти минут, после чего оставил на столе записку и ушел.

Бруствер смог забрать послание через сутки, когда все вокруг дома было проверено, и никаких сигнальных чар или слежки не обнаружилось.

На листке было написано:

«Труди созывает всех в четверг. То зелье, что он заставил нас выпить перед рейдом, было странным. Мне кажется, что из-за него я стал сам не свой. Я убил Гуса. Совсем по-дурацки получилось. Не знаю, что на меня нашло. Вдруг вспомнились все обиды на него и… Я видел, как Рози Бут и Зорган сцепились. Кажется, он ее того, но этого я не видел. В общем, у меня много вопросов к Труди. Где ты вообще? Многих поймали авроры. Я слышал, что наши у них не выдерживают и загибаются. Надеюсь, ты смог убежать. Мне надо с тобой поговорить. Я никому больше не доверяю. Ты знаешь, где меня найти.

Терри»


Это письмо могло быть ловушкой, что наиболее вероятно. Однако... Вся затея с дурманящим зельем могла быть замышлена не ради выявления бреши среди Пожирателей, а как раз наоборот. Если Терри Милтон был не единственным, кто сорвался тогда, причем на своих же, то существует вероятность, что хозяин Групп избавляется от ненужного материала. Странная, непредсказуемая тактика, которая может разрушить «порядок» среди его последователей. Вновь Северусу показалось, что понять происходящее в голове нового Темного Лорда невозможно. Все, что он воротил, походило на безумие чистой воды.

«А может, это ему и нужно? Просто беспорядок и страх, — в который раз за прошедший день задумался Снейп, разглядывая полку с книгами. – Порой людей делают счастливыми страдания, в которые превратилась их собственная жизнь. Может, это наш случай?» – он поднялся и взял из шкафа небольшой томик стихов.

Вроде бы он не раз просматривал все здешние произведения, но не заметил тонкой книжечки. На обложке не было рисунков, только серебряное тиснение подписи автора – К. Бальмонт. Северус с любопытством открыл ее и вернулся в кресло.

Предчувствием бури окутан был сад.

Сильней заструился цветов аромат.

Узлистые сучья как змеи сплелись.

Змеистые молнии в тучах зажглись.

Как хохот стократный, громовый раскат

Смутил, оглушил зачарованный сад.

Свернулись, закрылись цветов лепестки.

На тонких осинах забились листки.

Запрыгал мелькающий бешеный град

Врасплох был захвачен испуганный сад

С грозою обняться и слиться хотел

Погиб — и упиться грозой не успел.


Пока маг читал эти строки, его пробирало странным холодом. Тоска и безнадежность пронизывали эти слова. Перелистнув на другую страницу, он пробежал глазами стихотворение «Гробовщик» и закрыл томик. Странно, что у Поттера имелась такая контрастная подборка литературы. Уж слишком мрачные поэтические этюды, и они никак не вязались с оптимизмом парня. Положив книгу на тумбочку, Снейп откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза.

Последние сутки дались ему с одной стороны тяжелее, с другой легче. Беспрерывная работа мысли и рук благоприятно повлияла на сон. Северус не мог думать ни о чем, кроме поставленной задачи — вытащить Гарри из беды, а также придумать, как можно было бы встретиться с Терри Милтоном. Может, самому удастся что-то выведать?

К полудню профессор Риски обещал принести зелье, поэтому зельевар спокойно выжидал последние минуты. Его собственный вариант будет готов только к ночи, и он хотел обсудить его с целителем. Старик был очень умным человеком, не напыщенным пустозвоном, кичащимся своими старыми заслугами, а настоящим действующим ученым, несмотря на свой преклонный возраст в почти сто-пять лет. С ним было приятно работать и беседовать. Наверное, он напоминал Северусу одного любителя лимонных долек, но только без мании вершить чужие судьбы. Риски старался их спасать, поэтому и работал на Министерство, точнее, на исследовательский отдел Аврората (Лабораторию при Отделе Тайн).

Снейп открыл глаза, почувствовав, что сработали сигнальные чары на камине. Поднявшись из кресла, он пошел открывать.

Вместо профессора из зеленого пламени появились Гермиона и Рон Уизли.

— Добрый вечер, сэр, — улыбнулась женщина, а ее муж ограничился сдержанным кивком. – Как Гарри?

Снейп осмотрел своих гостей и проговорил:

— Ничего не изменилось. Можете проведать его.

Без лишних слов парочка поднялась наверх, а Снейп остался в гостиной, дожидаясь старого мастера зелий. Через пять минут камин опять зашипел. Северус пропустил гостя внутрь.

— Все готово, — вместо приветствия проговорил старик.

Снейп повел его наверх.

— Молодые люди, боюсь, что вам придется уйти, — сообщил мистер Риски.

— Почему? – Рон не хотел оставлять друга.

— Лучше, если он не будет в окружении целой толпы. Это может спровоцировать агрессию. Не забывайте, что мистер Поттер сейчас не в себе. Несмотря на то, что пока находится в коме.

Рон нехотя кивнул. Гермиона взяла его за руку, но обратилась к Северусу.

— Сэр, сообщите, пожалуйста, когда мы сможем прийти?

— Хорошо, — просто согласился Снейп.

Ребята ушли, а профессора занялись проверкой противоядия. Северус взял из рук целителя открытый флакон и приподнял Гарри голову, чтобы влить зелье. Когда тонкая струйка скользнула в горло, он помассировал кадык. Поттер сглотнул.

— Действие не мгновенное, — предупредил Риски.

— Я знаю.

Все началось спустя четверть часа.

Гарри начал сильно потеть и метаться. Снейп принес из ванной мокрое полотенце, но прежде, чем сделал к Поттеру хоть шаг, профессор Риски придержал его за локоть.

— Не надо. Помните, что он должен сам очнуться. Не провоцируйте его.

Северус от бессилия сжал мокрую ткань.

Спустя еще какое-то время, Гарри протяжно застонал и распахнул глаза.

URL
2014-01-24 в 21:30 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

С неба падали тяжелые капли дождя, но он не обращал на них внимания и продолжал движение. Он был обнажен, и холодная влага попадала на раны, смывая кровь и заставляя тело трястись от холода. Голова болела еще сильнее, чем все остальное, от этого хотелось лечь на землю и больше не вставать, пока он просто не умрет от болевого шока. Очень заманчиво, но он должен был закончить свое дело.

Ноги стали утопать в чем-то. Гарри посмотрел вниз, чтобы понять, что не дает ему двигаться быстрее. Мокрая земля превратилась в месиво. Грязь обступала его, пачкая порезы на ногах, впитываясь в кровь.

Гарри даже не моргнул, идя дальше. Жижа хлюпала.

Делая еще шаг, он проваливался все глубже и глубже. От холода у него началась сильная лихорадка, и мир перед глазами распался. Его затягивало в трясину. Он сопротивлялся, но руки застряли в грязи, а потом и плечи. Он тонул.

Серая удушливая тьма накрыла его сознание.

— Эй, парень, очнись! — позвал грубый голос.

Чьи-то руки подняли его под мышки и куда-то поволокли. Он не мог пошевелиться, не получалось даже открыть рот, чтобы выдавить из себя хотя бы звук.

— Что там? — проговорил другой голос, надменный и холодный.

— Мистер Малфой, один из пленников не сбежал…

Шум гулких шагов по каменному полу растаял в глухой тишине.



* * *

— Поттер, ты понимаешь меня? – опять спросил кто-то, но на этот раз голос звучал иначе.

Гарри открыл глаза и, с трудом повернув голову, увидел Северуса, стоявшего рядом с кроватью, а с ним профессора Риски. Моргнув, Поттер осмотрелся.

— Что случилось? – хрипло спросил он, узнавая свою комнату и не понимая, как оказался тут.

Снейп подозрительно сузил глаза.

— Как ощущения, молодой человек? – также настороженно поинтересовался целитель.

Поттер нахмурил брови, пытаясь определить, болит что-то или нет. Странно, но в теле кроме легкости ничего не чувствовалось.

— Все в порядке, — медленно ответил Гарри, возвращаясь взглядом к наблюдателям. – Что произошло? Яд подействовал? Вы сделали антидот?

Северус облегченно вздохнул, отпуская зажатую в кармане палочку. Положив полотенце на тумбочку, он устало присел на подлокотник кресла.

— Кажется, противоядие отлично подействовало, — заметил он и вопросительно взглянул на своего коллегу.

— Вряд ли полностью, — качнул головой старик. – Скорее, оно притупило первый эффект. Но любой возбудитель может спровоцировать повторные галлюцинации. – Мистер Риски опустился на край кровати. – Вы помните, что вам снилось? Только не пытайтесь вспоминать в деталях, лишь поверхностно.

Поттер кивнул, но рассказывать об этом не хотел.

— В основном про войну, — выдавил он. – Некоторые моменты, о которых я давно не вспоминал и даже не думал, что вспомню. Какие-то разговоры, погони, драки с егерями и Пожирателями. Убийство моего крестного и … — Гарри замолк, бросив короткий взгляд на Снейпа. – Короче, много всего...

Глаза Снейпа блеснули пониманием, и он опустил голову.

— А что-нибудь необычное было в этих воспоминаниях? – уточнил Риски. – Может, какие-то несоответствия?

Брови Поттера сошлись в одну линию. Да, он помнил кое-что чудное, хотя нечетко.

— Не знаю… Может, когда я был на кладбище во время возвращения Волдеморта, что-то такое произошло… он сказал не то, что говорил на самом деле. Скорее всего, это просто мое воображение, — нахмурился он. — А еще я видел момент, которого вообще не помню. Очень похоже на сон.

Взгляд зеленых глаз застыл, устремляясь куда-то в бесконечность. Гарри пытался припомнить, и тут мысли начали путаться, виски запульсировали. Он вскрикнул, схватившись за голову. Откуда-то доносился пронзительный шум, он нарастал. Кровать стала раскачиваться, как и вся комната. Поттер открыл рот, пытаясь что-то сказать, но горло пересохло, а от боли в висках перед глазами все потемнело.

Сколько это продолжалось, неизвестно, но ему показалось, что не один час. Острые иглы ослабили свое давление только когда он заставил себя перестать думать, очистив сознание. Поттер снова лежал неподвижно и безжизненно смотрел в потолок. К щеке прижималось нечто холодное. Скосив взгляд, он увидел сидевшего рядом Снейпа. Именно он прижимал к его лицу влажное полотенце.

— Как ты? – встревоженно спросил он.

Поттер продолжал тяжело дышать. Головная боль стихла, оставляя после себя опустошенность.

— Воды, — еле ворочая языком, попросил он.

Однако к его губам прижался лишь влажный материал, смачивая их.

— Нельзя, Гарри. Прости, — с сожалением вздохнул Северус. – Антидот еще не до конца действует. Надо подождать.

Поттер отвернулся и попытался сглотнуть, но ничего не получалось.

Северус скрипел зубами и продолжал обтирать шею, щеки и лоб Гарри, надеясь хоть так облегчить его страдания.

______________________________________________________________________

[1] Tria ora metu (от лат.) — «Три лика страха».

URL
2014-01-25 в 11:05 

Danita_DEAN
| социопадла | Постоянна в своем непостоянстве | #TeamIronCat.
:hlop:

2014-01-25 в 20:41 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Квинтэссенция

главная