12:04 

Двуликий, NC-17, Глава 26!

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



Автор: феникс (ljnkzncv/~Alena~)
Пейринг: снарри
Рейтинг:
Жанр: romance, angst, fluff, hurt/comfort, detective
Размер: макси
Предупреждения: ненормативная лексика, злоупотребление алкоголем (немного)... АУ начиная с 7 книги, ООС героев. ОС. ПостХогвартс.
Саммари: Спустя пять лет после войны магический мир столкнулся с последствиями режима Волдеморта. Страну наводнили новые Пожиратели Смерти под предводительством волшебника, тщательно скрывающего свою личность. Работая под прикрытием, аврор Поттер спасает из рук насильника своего бывшего профессора. С этого и начинается головокружительная череда событий, которая приводит Гарри к разгадке – кто такой Новый Темный Лорд, и почему Англия снова погрязла в преступности.
Состояние: в процессе
Публикация на других ресурсах: только с разрешения автора!
Ссылка на начало: пролог + с 1 по 8 главы





запись создана: 29.12.2013 в 17:04

@темы: макси, Снарри, Двуликий(мое), Гарри Поттер, NC-17

URL
Комментарии
2015-02-26 в 12:10 

в цветочках я, в цветочках.
Как замечательно! Какая интрига, а какие отношения! Спасибо!!!

2015-05-26 в 21:05 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



От автора: На всякий случай хочу предупредить, чтобы не возникало вопросов. Дабы понять реакцию Гарри, стоит освежить в памяти события предыдущей главы. По первой реакции беты, предупреждение не лишено смысла:) Приятного прочтения!


Раннее утро для Гарри настало внезапно, как и ощущение неожиданной истомы во всем теле. Все еще сонный, он провел рукой по соседней половине постели, но Северуса не нащупал, и, неохотно приподнявшись на локтях, разлепил веки. Снейпа поблизости не наблюдалось. Ни одной путной мысли, куда мог подеваться любовник в такую рань, так же не нашлось, поэтому Гарри сполз с кровати на промерзший пол (камин давно потух, а ковры мало согревали камни) и, чертыхаясь, широкими шагами поскакал в душ. Про тапки он, конечно, не вспомнил. Освежающая вода и колючий воздух подземелий быстро привели его в тонус. Вместе с этим пришли воспоминания о посетивших его ночью снах. Давненько он не наслаждался "мокрыми сновидениями", а если вспомнить, кто оказался в их главной роли — так вовсе никогда.

Бодро намыливая кусочком мыла топорщившуюся шевелюру, Гарри не мог унять не сползавшую с губ ухмылку.

«Почаще бы такое снилось. Все лучше, чем видеть его в кошмарах».

Быстро ополоснувшись и пройдясь бреющими чарами по лицу, Поттер призвал из спальни свои вещи. Одеваясь, он потихоньку настраивался на рабочий лад, отгоняя подробности фантазий. Вряд ли ему скоро удастся воплотить их в реальность, так что не стоит лишний раз распаляться.

— Привет. Я уж думал, ты ушел завтракать в Большой зал... или ещё куда, — почти жизнерадостно проговорил Гарри, выходя в гостиную. Снейп сидел в кресле с чашкой кофе и «Пророком».

Поттер собирался подойти к профессору (застегнутому на множество пуговиц с высоким воротником-стойкой и строгим пренебрежительно-надменным выражением лица, Снейп сейчас выглядел так, как запомнил его Гарри на последнем курсе Хогвартса, поэтому кроме как «профессором» назвать его язык не поворачивался) и впиться поцелуем в поджатые губы, но, наткнувшись на предостерегающий взгляд, передумал.

— Вероятно, для тебя прошло достаточно много времени, чтобы позабыть, во сколько в Хогвартсе происходят приемы пищи. Могу заверить, что никак не в шестом часу утра, — сухо произнес Северус, складывая газету и отправляя посуду на столик. — Итак, — он сделал значительную паузу, прежде чем продолжить, и его тон не сулил Гарри ничего хорошего, — мне крайне интересно услышать вразумительные объяснения твоему недавнему поступку.

— Мне казалось, что вчера я все вам с Кингсли рассказал, — пожал плечами Гарри. — Можно мне тоже кофе?

— Только после того, Поттер, как пояснишь, что нашло на тебя ночью! — прорычал Снейп, акцентировав внимание на последнем слове.

Гарри непонимающе поднял одну бровь.

— Ты о чем?

Северус посуровел, скривив губы.

— Прекрасно, Поттер, просто прекрасно! И ты еще смеешь говорить, что не помнишь?!

— Я не…

Неприкрытая обида Северуса ошарашила Гарри, так как он действительно смутно представлял, о чем идёт речь. Вот только с силой сжатые кулаки, бледные губы, воинственный взгляд и знакомые по первым дням пребывания Снейпа в его доме напряжение и замкнутость — все это наводило на вполне определенные мысли. Сложив свои отнюдь не невинные сновидения с поведением любовника, Гарри неприятно осенило. Желудок стремительно ухнул куда-то вниз.

— Ты хочешь сказать, что я?.. — запинаясь выговорил он.

— Именно! — сквозь зубы прорычал Северус. — Я, конечно, не надеялся, что тебе будет хватать того... того, что между нами есть, но по крайней мере рассчитывал, что ты удосужишься спросить о моих желаниях, прежде чем набрасываться!

— Я не мог этого сделать, — категорично отрезал Поттер, качнув головой; от благодушного настроения не осталось и следа.

Выражение глаз Снейпа стало острым, в них отчетливо плескалось разочарование. Не говоря ни слова, он медленно, пуговка за пуговкой, расстегнул верх сюртука и рубашки и отвел края с шеи и ключиц. Сливочного цвета кожа была изукрашена бардовыми отметинами — достаточными доказательствами страстной ночи.

— О боже... — сдавленно прохрипел Поттер, мертвецки бледнея и отшатываясь назад, чуть не споткнувшись о диван.

Он оцепенело вглядывался в следившего за каждым его движением Снейпа и не знал, что сказать. Казалось в комнате стало нестерпимо холодно и нечем дышать.

Молчание между волшебниками зазвенело натянутой струной.

URL
2015-05-26 в 21:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Часы, остававшиеся до рассвета, Северус провел в размышлениях и пришел к выводу, что Гарри не так уж виноват в произошедшем. Все-таки он был слишком совестливым и, к прискорбию, испытывал к нему немалую долю жалости, чтобы невзирая на все протесты намеренно вести себя подобным образом. А это значит, Гарри слишком крепко спал, в отличие от его магии...

Северус устало вздохнул. Поттер обладал особой способностью постоянно удивлять его. Или ставить в тупик? Это уж как посмотреть.

Что ж, перед ним предстал другой Гарри, не понимающий и готовый в любой момент пойти на попятную, не осторожный, словно продумывающий каждое прикосновение, а бескомпромиссный, настойчивый в ласках, спешащий гореть в пламени страсти, а не чуть вспыхивать и гаснуть, как искры. Именно таким — жадным, дерзким, необузданным — и должен быть парень в двадцать три; его магия вела себя иначе, так же как и тело, — они удерживали Северуса, принуждая подчиняться своей воле. Сравнить подобное с прошлым Снейпа, конечно, нельзя. Да и член Поттера не пытался ворваться в него и изранить. Поцелуи оказались вполне приятными, как и увещевания не причинять боли. Ко всему прочему, он получил удовольствие.

Если быть честным перед самим собой, то он не так уж сильно сопротивлялся его напору. Может, верил, что тот остановится? Боялся не рассчитать силу и покалечить? Это был Поттер… Гарри, не чужой… Если бы на месте парня оказался кто-нибудь другой…

«Но на его месте уже были другие... — с отвращением возразил себе Северус. — И все они добились, чего хотели».

Можно ли было его, Снейпа, реакцию, точнее отсутствие ее, списать на шок? Секс по принуждению всегда, что греха таить, пугал его сильнее, чем самый кровавый из ритуалов. Прошло уже больше двадцати лет, а тело продолжало помнить тот раз… самый первый. И все последующие. Северус уже перестал верить, что удастся хоть когда-нибудь забыть.

Однако Поттер не виноват в том, что у его партнера не все в порядке с головой, несмотря на то, что Северус предупреждал и надеялся на понимание.

Зато теперь он увидел, как Гарри привык обращаться со своими любовниками, и именно так все было бы между ними, если бы он не сдерживался. Стало еще очевиднее, что активная роль ему нравится больше. Вот только Снейп не желал оценить все ее прелести на себе.

Северус настороженно сверлил остолбеневшего Гарри взглядом, собираясь доходчиво разъяснить этому смазливому идиоту, что до задницы его ему не добраться. И пусть не утруждается устраивать сцены раскаяния. Они его не разжалобят.

Озвучить свое возмущение ему не удалось.

— Северус, — выдохнул ошеломленный Гарри и, к удивлению Снейпа, медленно приблизился и опустился около него на колени.

Зеленые глаза широко открыты, темнея то ли от тревоги, то ли от еще чего-то. Их выражение стремительно менялось и остановилось на смеси крайней сосредоточенности и беззащитности. Снейп с настороженностью следил за этой сменой «красок», и только когда Гарри моргнул, то Северус разглядел в незамутненных кристаллах маленькие копии своего отражения. Казалось, что его взор проникает в каждый уголок души, не замечая преграды в виде бренной плоти или ментальных барьеров, и невольно заставлял внутренности Снейпа съежиться от предчувствия чего-то нехорошего. Пришлось еще сильнее впиться пальцами в подлокотники, выдерживая этот взгляд, не дрогнув ни одним мускулом.

— Прости… Северус это… — от нехватки слов или воздуха Гарри закрыл рот. Поколебавшись, он протянул руку... но не стал дотрагиваться до застывшего изваянием мужчины, а просто выставил ее напротив упакованного в слои одежды плоского живота.

Снейп сначала не понял, чего он хочет и, ощутив волну магии, коснувшуюся его тела, недоуменно поднял брови. Гарри накладывал сканирующие чары. Проверял его самочувствие.

«И он еще разговаривает со мной после такого!» — сознание Поттера выворачивалось наизнанку от собственного гнусного поступка. В ушах шумело, он не знал, что делать.

На краткий миг Северус онемел оттого, что слышит мысли Гарри и ловит исходящие от него волны отчаяния и отголоски разрозненных ощущений.

— Ничего страшного не случилось, Поттер, — через силу выдавил он и остановил теплую ладонь, отведя ее в сторону. — Встань немедленно, — в его голосе слышалось замешательство.

«Ничего себе “не случилось?!”» — чуть было не закричал Гарри, но смолчал. Он-то помнил что позволял себе во «сне». О сдержанности и речи не шло.

— Я причинил тебе боль? Я хоть подготовил тебя?..

Гарри во всех красках помнил, как долго ласкал и уговаривал Северуса принять его, подчиниться, а потом до исступления врывался в невероятно тесное тело, дрожа от сладкого удовольствия. Много ли времени он дал любовнику на самом деле, прежде чем войти?

«Черт возьми! И мне еще чудилось, что ему нравится. Мерлин, почему я не мог проснуться? Я же его просто насиловал... А магия... Моя долбаная магия не позволила ему защититься. В такие моменты я с трудом могу ее контролировать. Но никогда такого...» — дальше приличных мыслей просто не нашлось. Ему хотелось сбежать подальше от пронзительного взгляда.

Закончив колдовать, Поттер уткнулся пылающим лицом в рукав Снейпа. Заклинание не выявило повреждений.

«Залечил все… Какой же я ублюдок!» — парня затрясло.

— Боже, Северус, прости меня. Я не знаю, как это получилось…

«Что ты несешь?» — хотелось спросить Северусу, когда до него дошел смысл сказанных слов и обрывков мыслей Гарри. Он подскочил с кресла и дернул того за руку. Поттер едва удержал равновесие, поднимаясь.

— Достаточно, Поттер! — рявкнул он, стараясь не обращать внимания на то, как защемило в груди. — Что ты позволяешь себе в своих грязных мыслях, паршивец? Успокойся немедленно!

Гарри не мог поднять глаз, чувствуя, как сводит вернувшийся на свое законное место желудок. Тошнота поднималась к горлу.

Северус раздраженно зарычал и приподнял костяшкой пальца острый подбородок.

— Посмотри на меня, — велел он, стараясь говорить как можно мягче. — Поттер… ну же.

Мальчишка был не в себе. Северус никак не собирался доводить его до такого состояния, да и не думал, что сможет это сделать.

Красивые глаза, переполненные потрясением и виной, и, казалось, вот-вот готовые заблестеть от слез, встретились с его. У Северуса словно оборвалось что-то внутри.

— Это была необычная ночь, слышишь? Я получил... удовольствие. Ты не сделал мне больно. У нас были... только ласки. Ты весьма откровенно проявлял своё желание... Хм. Не уверен, что это вообще секс в полном смысле этого слова, так как мы даже от одежды не избавились.

Гарри затаил дыхание.

— Мы… были одеты? — заторможенно переспросил он, шевеля мозгами. — Это был... Мерлин, скажи, что это был всего лишь фроттаж? — отчаянная надежда в голосе.

— Не уверен, как это называется, — проворчал Северус, никогда не изъявлявший желания заполнять пробелы в терминологии плотских утех и соответствующей литературы не читавший, и вернулся в свое кресло. — Ты очень чувственно терся об меня и едва ли стянул пижамную куртку.

— Значит, я не?..

— Нет. Я не остался бы равнодушен, сделай ты что-то... большее.

Гарри подкосило настолько сильное облегчение, что он чуть опять не рухнул на пол.

— Слава…

— Это оказалось весьма неожиданно, как ты понимаешь, — рявкнул Северус.

— Могу себе представить, — сдавленно произнес Гарри. — Прости. Я думал, что мне снится, — хотелось обнять Северуса, но Поттер сдержался, не желая беспокоить его нежелательными после всего прикосновениями. Поэтому он повалился на диван и прикрыл на пару мгновений веки. Кажется он заработал себе нервный тик. — Такое никогда... чёрт, клянусь, ничего такого больше не будет, — запоздало нагрянул стыд. — Понять не могу, что на меня нашло. Я ведь спал... Ну, видел сон, но никогда прежде не переносил... — Поттер обречённо простонал, осторожно посмотрев на Снейпа.

Слова и поведение Гарри уняли тревогу Северуса, хотя внутренне он все ещё был насторожен и недоверчив.

— Ты в порядке? Знаю, что шокировал тебя, но, пожалуйста, поверь, я не хотел. Уж точно не так.

Снейп скривил губы.

— Не такой уж я впечатлительный, Пот… Гарри, — проворчал он, передернув плечами. — Единственное, чего я хочу, чтобы ты спрашивал разрешения на такие занятия.

Гарри слабо улыбнулся, поняв, что Снейп не собирается пресекать их отношения.

— В следующий раз приложи меня как следует. Я знаю, ты это умеешь, — Поттер задумался, стоит ли спрашивать, когда ответ и так очевиден. — Почему ты этого не сделал?

Северус замялся всего на мгновение.

— Ты оказался весьма настойчивым и расторопным. И твоя магия...

— Понятно, — расстроенно вздохнул Гарри. — Наверное, это прозвучит недостойным оправданием, но прошлый день оказался паршивым и бесконечно долгим, а сон о тебе — совершенно соблазнительный приз под его конец.

Снейп скептически посмотрел на него, стараясь скрыть признаки непрошеного смущения, чем вызвал у Гарри прилив нежности.

— Я не дурак, Гарри. Подозреваю, как тяжело тебе не получать ежедневную порцию удовольствия, — собственный яд, казалось, обжог язык. Он помнил слова молодого человека о том, куда тот обычно ходит, чтобы сбросить напряжение.

Гарри удивленно уставился на него, а потом тихо рассмеялся.

— Ох, Северус, Северус, — ухмыляясь, прищурился он. — Ты так чертовски мил, когда пытаешься принизить свою значимость и преувеличить мое либидо. Винки! — Позвал Поттер.

Раздался хлопок.

URL
2015-05-26 в 21:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Принеси, пожалуйста, крепкий кофе и бутербродов с ветчиной.

Эльфийка, с виду уже пришедшая в себя после трагедии с Добби, послушно кивнула на просьбу Гарри.

Северус молчал, разглядывая собеседника и раздувая крылья носа.

— Наглость, Поттер, отнюдь не положительная черта характера, — констатировал он. — Я никогда не принижаю себя. Запомни это. А твои фантазии на мой счет в комментариях не нуждается.

— Не так уж часты мои фантазии, поверь мне.

В неловкой тишине волшебники находились недолго. Винки появилась с подносом со съестным.

— Спасибо.

Она поклонилась и также безмолвно исчезла.

— Извини за мои мысли, — вздохнул Гарри. — Но я ничего не могу с этим поделать. Уж очень ты мне… хм, нравишься, — робко ухмыльнулся он.

— Повторяешься, Поттер. Не лицемерь, меня это раздражает.

Гарри покачал головой и поднялся на ноги.

— Думаю, ты мог убедиться, что я обычно говорю то, что думаю. К тому же, я мало когда добровольно соглашаюсь на… — он покраснел, — на позицию нижнего. — Разговор был очень деликатным, и Гарри чувствовал, что вести его ещё рано.

— Это было более чем очевидно, — прохладно сказал Северус. — Как и то, что я вряд ли соглашусь на ответный шаг, — он отвел взгляд.

— Я понимаю, — тепло проговорил Гарри и, подойдя к Северусу, спросил: — Позволишь? — он поднял руку, объясняя, чего хочет.

Северус напряженно замер на долю секунды, но потом благосклонно кивнул.

Гарри провел пальцами по его высокой скуле, подмечая все, что хотел скрыть от него Снейп. Ответ Гарри был важен для него, хотя как такового вопроса и не прозвучало.

— Я бы не стал предлагать, и тем более настаивать. Это твой выбор.

— Я могу никогда не захотеть.

— Значит, мне придется привыкнуть.

— Привыкнуть? — фыркнул Северус и отдернул подбородок от пальцев Гарри, буравя его неприязненные взглядом. — Все-таки ты идиот, Поттер. Ты не сможешь «привыкнуть». Да и зачем?

Гарри не стал огрызаться, задумавшись. А действительно, был ли в этом смысл?

Если быть честным перед самим собой, то, да, смысл был.

За ничтожные несколько недель Северус стал непостижимо дорог Гарри, и ему было все тяжелее отвечать на вопросы бывшего учителя. Неужели сам Снейп не видит, что между ними происходит? Хотя, Гарри ведь сам говорил, что не верит в такое чувство, как любовь.

— Кажется у тебя пунктик на возрасте, — постарался улыбнуться он, и порадовался, что ему удалось сделать это вполне искренне, хотя начинала побаливать голова. — Во-первых, может, я и ошибаюсь и действительно когда-нибудь передумаю — в этом случае, обязательно обсужу свои желания с тобой. Во-вторых, даже если ты никогда не доверишься мне, — черты лица Северуса хищно исказились, но последующие тихие слова разгладили морщинки на его переносице и лбу, — уверяю тебя, я буду рад просто оставаться рядом. Как любовник или нет, если тебе это станет совсем неприятно. Надеюсь, минимум как друг. Я очень высоко ценю твое желание идти мне навстречу. Это я о постели. И особенно то, что ты искренне хотел меня. После всего, что с тобой случилось...

— Я понял твою мысль, Гарри, так что уже можешь заткнуться, — фыркнул Северус.

— Хорошо. Знаю, что ты можешь вообразить после сегодняшнего инцидента. Это было чертовски грубо с моей стороны. И я хочу, чтобы ты понял... Я не поставлю секс выше человеческого отношения. Твои желания не пустой звук для меня.

— Поттер, — зарычал Снейп, — ты невыносим.

Не дожидаясь, пока мальчишка отреагирует, или он сам себя остановит, Северус цепко ухватился его за ворот рубашки и, притянув к себе, поцеловал.

— Сколько можно болтать всякую чушь? — погладив по выбритой щеке, Северус отпустил его.

— Если ты будешь так меня останавливать, то я, пожалуй, еще поболтаю, — не открывая глаз, Поттер игриво потерся носом о нос Снейпа. Инициатива Северуса околдовывала.

Снейп слегка вздрогнул от побежавших по спине мурашек и от томления, появившегося на лице Гарри.

— Мне пора на педсовет, — поспешно соврал он.

— Ну вот, — Гарри со вздохом отстранился и вернулся на диван, принимаясь за завтрак. — Удачи.

— Тебе тоже, — накидывая учительскую мантию, отозвался Северус и тише добавил: — Береги спину.

Улыбка Гарри преследовала его весь день.


* * *
Дверь за Снейпом закрылась, и Гарри поставил чашку на стол. Несколько минут он сидел неподвижно, спрятав лицо в ладонях. Холод и стыд заполнили грудь. Произошедшее не укладывалось в голове. Неутешительные результаты экспериментов с кровью заставляли Гарри подозревать, что не так уж незаметны на нем ее дефекты. Северус ничего не сказал на этот счет. Возможно, он еще сам не до конца оправился.

«Немыслимо», — устало вздохнул Гарри.

Реакция магии настораживала. Ни на кого она так не реагировала, сколь бы сильно ни было желание, да ещё в почти бессознательном состоянии ее хозяина. Мысль о том, что он мог сделать с Северусом, ужасала.

Убеждать себя, что все это случайность, глупо. Гарри уже не верил себе.

Медленно поднявшись, он вернулся в спальню. Забрав мантию, в карманах которой все еще хранились пузырьки с ценными воспоминаниями и еще не изученные письма, Поттер удалился в свою комнату. Осталось немного времени, чтобы просмотреть добытые богатства.

Омута памяти у Гарри не было, а тот, что у Северуса, он трогать не собирался. Поэтому склянки пришлось оставить на потом, а вот потуги малфоевской мысли подверглись тщательному изучению.

Одно письмо предназначалось Малфоям-старшим, и Гарри быстро его отложил. Там была всего пара абзацев, в которых Драко сухо извинялся за свою бесславную кончину. Читая их, Поттер даже посочувствовал Люциусу и Нарциссе, удостоившимся такого скупого прощания. Можно было бы заподозрить, что в строчках сокрыт тайный смысл, но чутье не среагировало ни на одно слово или оборот речи. Второе послание оказалось интересней. Оно не было написано Драко и принадлежало какому-то таинственному «Г». Пергамент оказался старше, с потертостями и помятостями на нем, явно возникшими от сырости.


«Суровый призрак, демон, дух всесильный,
Владыка всех пространств и всех времен,
Нет дня, чтоб жатвы ты не снял обильной,
Нет битвы, где бы ты не брал знамен.

Ты шлешь очам бессонным сон могильный,
Несчастному, кто к пыткам присужден,
Как вольный ветер, шепчешь в келье пыльной
И свет даришь тому, кто тьмой стеснен.

Ты всем несешь свой дар успокоенья,
И даже тем, кто суетной душой
Исполнен дерзновенного сомненья.

К тебе, о царь, владыка, дух забвенья,
Из бездны зол несется возглас мой:
Приди. Я жду. Я жажду примиренья! [1]


Приходи, Драко…
Мне скучно. Ты знаешь, чем обычно это оборачивается.

Г»


Гарри пару минут перечитывал знакомые строфы стихотворения. Прошли годы, но те четверостишия ни на миг не забылись. Словно еще вчера он выходил из палатки, где бренчало радио и играли блики магического огня, где устраивались на ночлег его друзья, а он сидел рядом и под неяркий свет Люмоса читал тонкую миниатюрную книжечку со стихами.

Странно было видеть это стихотворение в письме неизвестного к Малфою. Прежде он не замечал, какой популярностью пользовались произведения Бальмонта в кругах Пожирателей. Мог Труди писать письма Драко? Тогда почему подписывался инициалом не своего имени. Псевдоним? Может.

Гарри повертел письмо в руках и отложил, беря следующее. Во всех них присутствовали стихи и всего пара предложений с призывом.

«А если это он?» — со взыгравшим предчувствием подумал Гарри.

Труди всегда казался ему странным малым, безумным, но далеко не глупым. Когда-то Гарри подозревал, что он и есть хозяин Групп. Со временем все же пришлось отбросить этот вариант, поскольку Гарри не раз видел, как тот получает совы с приказами.

Взглянув на часы, Поттер резко выдохнул и быстро засобирался. Кингсли будет ждать его у себя через пять минут. День грозил стать таким же нелегким, как и предшествующий…

[1] К. Бальмонт. «Смерть».



От автора: Я обещала, что в этой главе вы увидите развязку с Министром Магии. Не вышло. Решила посмаковать отношения в снарри, а все серьезности оставить на 22-ю главу.

С нетерпением жду вашего мнения о новом витке в отношениях наших героев и догадок-домыслов, кто же такой Главзлодей!

URL
2015-05-26 в 21:27 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
мне надо перечитать все сначала.... Э

2015-05-26 в 21:42 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
мне надо перечитать все сначала.... Э
:-D:-D

URL
2015-05-26 в 21:42 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
мне надо перечитать все сначала.... Э
:-D:-D

URL
2015-05-26 в 21:48 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
Э - это случайно. Я помню, что был очень интересный и нетривиальный сюжет, но когда кусочками читаешь - пока вспомнил о чем речь, кусочек кончился!

2015-05-26 в 22:00 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
BlacKety, по-другому писать реал не дает. Перечитывать все... мда, легче пристрелиться :nerve: Это я по своему опыту перечитывания сужу. Столько раз приходилось это делать, чтобы вспомнить где и что упоминала...

URL
2015-05-26 в 22:10 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
ljnkzncv, медленно пишущийся фик - в стопитцот раз лучше мертвого фика!!! Поэтому - пишите милый автор, пишите! А я перечитаю все, это никакое не мучение, мучение - когда проды нет....

2015-05-26 в 22:26 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
BlacKety, пишу-пишу, не забываю. Самой же интересно куда дорожка выведет. ;-) Для автора главное получить удовольствие от процесса ии, чтобы читатели порадовались результату.

URL
2015-10-17 в 12:09 

Альгиз~
Кошка Шредингера
Присоединюсь к ожидающим продолжения))

2015-10-18 в 09:35 

в цветочках я, в цветочках.
И я присоединяюсь! Удачи автору и вдохновения!

2015-10-18 в 11:52 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
_Аль_, приятно, что ждете.:white:
Глава пишется, но не сказать, что сильно быстро.

URL
2015-10-18 в 12:10 

Альгиз~
Кошка Шредингера
ljnkzncv,
Это уже вдохновляет!)))

2015-12-31 в 01:04 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



От автора.
С Наступающим Новым Годом, дорогие мои читатели! Вот вам маленький подарочек. Знаю, что мало радовала вас в этом году, но надеюсь, что в следующем буду чаще!



Миновав длинный коридор, Гарри приложил руку к широкой металлической планшетке со сложным узором из многолучевых звезд и причудливых фигур. Раздался щелчок, и массивная трехдюймовая дверь бесшумно отъехала, скрывшись в стене. Пустой зал «Полигона №2» встретил его ярким светом и пустотой.

Разговор с Кингсли вышел не длиннее его записки. Гарри велели немедленно менять защиту на волшебных деревнях. Перехватить министра магии с утра, не вызывая подозрений, не представилось возможным, поскольку тот принимал немецкую делегацию. Оставалось только следить. Барлоу сообщил, что уже подключил агентов, оснастив новыми выявителями[1], и активировал прослушку, как в зале совещаний Министерства, так и в многих других особо важных для разведки местах.

Ночью в борделе Декстера устроили зачистку, и у прислуги, и работников вызнали много полезного. Действительно, недавно через дом удовольствий прошел особый товар в сопровождении людей Нортона и малоизвестного Гарри Кайла (курирующего Пожирателей на Северном побережье; в его группировку входили нелюди и кое-кто из старой гвардии Риддла). Пленника доставили под Империусом, закутанного в чёрный плащ с глубоким капюшоном. Имени не называли и держали все в строжайшей секретности. Декстер получил распоряжение — надёжно спрятать, что и сделал, поселив «гостя» в одной из своих таверн в Бристоле. Туда уже тоже наведались авроры, но ничего не нашли. Несколько отрядов аккуратно прочесывали город и окрестности всю ночь, и продолжают работу до сих пор. Кингсли разослал поручения своим шпионам в Группах попытаться что-нибудь разведать.

Поттера мучило дурное предчувствие, что не стоило тянуть с задержанием министра. Устранение процветающего бизнеса Декстера — прямой сигнал хозяину, что нужно менять планы. Для него уже очевидно, что аврорату известна подмена главы государства. Однако Кингсли был спокоен, и это сдерживало порыв Гарри немедленно высказать свои опасения. Поспешностью, конечно, можно все испортить, поэтому лучше предоставить подобные решения более мудрому и искушенному в таких делах человеку.

Гарри поплотнее запахнул мантию и произнес заклинание для перемещения. Выбравшись на улицу из давно опечатанного автовокзала, он вздохнул полной грудью, прогоняя из головы все лишние мысли. Сентябрь оборвал вереницу солнечных деньков, завесив небо серой пеленой и моросящим дождем… Листва начинала кое-где желтеть, хотя еще сохраняла по-летнему зеленый наряд. Пахло сыростью.

В карманах тихонько звякали пузырьки с восстанавливающим эликсиром.

Путь Гарри лежал в графство Вустершир[2], в поселок под названием Брайтли[3].


* * *
Начало этого учебного года ничем не отличалось от всех предыдущих, за исключением, пожалуй, того, что Северус не запомнил первые два урока (поэтому благополучно пропустил, как некоторые таращились на него, словно на привидение). И все потому, что из головы не шел проклятый Поттер. Безусловно, можно было прогнать отвлекающие эмоции и досаждающие эпизоды из ночного приключения, но Снейп не видел в этом жизненно важной необходимости. Теоретический экскурс для первого курса, приправленный угрозами в случае непослушания; потоки сарказма для второго класса за пустоту в голове после каникул, — все это он выдавал на автомате.

Действия Гарри беспокоили, но не это главное. Если магия способна выходить из-под контроля сонного мозга, то что еще Поттер может натворить, пока спит? Или кто-то другой, вложив ему в голову все, что угодно. Внушение путем легилименции — очень мощное оружие.

«И мальчишка даже не вспомнит ни о чем», — размышлял Снейп, водя пальцем по нижней губе.

Отпустив студентов на обед, он закрыл кабинет и отправился к себе. Сняв чары с потайного шкафа в стене, Северус погладил потертый корешок большой книги — щедрое наследство Альбуса Дамблдора из прошлой жизни. Вытянув ее, он разместился на диване и пролистал страницы.

«Вот оно».

Пальцы замерли на картинке человека, стоящего перед зеркалом с искаженным изображением. Название главы было «Состояние измененного сознания. Изъятие». Северусу приходилось прибегать к подобной практике, когда требовалось подменить некоторые воспоминания своих информаторов и внушить кое-что, что потом сыграло бы на руку. Лучше всего это удавалось во время сна, но можно было провернуть подобный трюк, мельком столкнувшись в коридоре в резиденции Лорда. Не единожды это спасало ему жизнь. Видимо, придется обучить Поттера защите от подобных атак. Сомнений не было, тот мог постоять за себя, да и способности к окклюменци в нем достаточно развиты, но все же не все ухищрения Северуса он замечает. А его скрытный любовник достаточно раз заглядывал за границы поттеровского сознания.

Отложив книгу, Снейп прикрыл глаза и сидел так несколько минут. Тишина вокруг постепенно зазвенела: в ее безграничные просторы просочились воображаемые голоса и рев гигантских существ. По спине поползли мурашки. Северус медленно выдохнул и уставился в горящий камин, прогоняя наваждение, вот только тревога не желала уходить.

Пусть Гарри ночью повел себя не в соответствии с его правилами, тем не менее, это привело не к худшему результату: у него не было кошмаров.

«Из двух зол, как говорится», — подумал Снейп.

За то, как Поттер отреагировал утром, он был готов простить многое.

«Мальчишка сам испугался, — задумался он, закутываясь в мантию плотнее; водоотталкивающие чары требовали обновления, поэтому сырость потихоньку просачивалась в апартаменты декана Слизерина. — Наверное, я никогда не привыкну», — отнюдь не холод Северус имел в виду.

Отношение к нему Гарри не переставало удивлять и подкупать. Снейп не привык, чтобы за него кто-то переживал или даже пугался. Он честно не понимал, сколько ни докапывался, что послужило причиной возникших между ними... чувств? Да, то, что они имеют место быть, Северус не отрицал. Вот бы еще выяснить их срок годности.

«Списать все на тяжелые обстоятельства? Ради Мерлина! Он всегда мог найти кого угодно, чтобы… спасть с ним», — вовремя поправился он, но сердце предательски сжалось, причиняя боль.

Преданый и одинокий, хозяин подземелий Хогвартса легко поднялся и отнес фолиант на стол, чтобы по возвращению Гарри отдать. Заниматься самоанализом больше не хотелось.

Часы на каминной полке показывали половину первого. Самое время подняться в Большой зал, чтобы не вызывать у Минервы подозрений и не давать повода наведаться сюда.

В столовой было, как всегда, шумно и, хоть Северус никогда это не скажет, уютно и привычно. Расположившись по левую руку от директора, хмурый мастер зелий взял салфетку и окинул суровым взглядом персонал и студентов. С коллегами он раскланялся еще утром и тогда же ответил на вопросы о своей подставной смерти, поэтому сейчас беседу с ним заводить никто не спешил. Несмотря на бытующее мнение, Снейп никогда не избегал светских разговоров. Пережиток шпионского прошлого, который приклеился к нему на всю жизнь: даже из пустопорожней болтовни можно выудить крохи информации и сделать из них выводы.

Ближе к концу трапезы, когда Северус допивал свой чай, в зал через узкое окно влетела почтовая сова. Он не обращал на нее внимание, пока та не славировала к нему на стул, громко ухнув.

Обернувшись, Снейп просверлил ее угрюмым взглядом. Птица поежилась и протянула ему лапку.

Отвязывая свернутый в компактную трубочку пергамент, Северус заметил улыбку сидящей по соседству Синистры. Та качнула головой на свиток:

— Не часто увидишь, что вам кто-то пишет. А то все журналы да газеты.

Снейп фыркнул и, отправив письмо в нагрудный карман, поднялся.

— Доброго дня, — попрощался он и скоро удалился через учительскую дверь.

Уже у себя он взломал печать Лаборатории Тайн и углубился в чтение.

URL
2015-12-31 в 01:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Усиливающийся ветер раскачивал розовые кусты в небольшом саду, неподалеку хлопала дверца соседской калитки. Это бы, несомненно, отвлекало, но Гарри ничего не замечал из-за шума в ушах. Его плащ трепало за спиной, вместо утренней прохлады под кожаное обмундирование заползали ласковые языки магии. Первозданная мощь вращалась вокруг маленьким смерчем, поднимая листья и мелкие ветки. Щит над деревней величаво раскрылся, как гигантский зонт, спицами вросший к землю, и золотисто замерцал, прежде чем стать абсолютно прозрачным.

Гарри довольно выдохнул, опуская руки. Пальцы слегка покалывало, в теле ощущалась легкая ломота. Он повел плечами, разминая, и развернулся к увязавшемуся за ним аврору, которому ужасно хотелось поглазеть на знаменитость.

— Это… так красиво, — с раздражающим восторгом выдавил Хьюго Торенс, новобранец, недавно прибывший из Академии. По-военному коротко стриженные волосы уже начали отрастать, в голубых глазах мерцала щенячья радость, когда он обращался к старшему по званию.

— Порт-ключи уже раздали? — осведомился Поттер, игнорируя фразу, также как и взгляды, и выуживая из кармана бутылочку восстанавливающего.

— Еще не все, — с готовностью доложил Торенс и, кажется, хотел что-то спросить, но никак не решался.

— Поторапливайтесь, — невозмутимо бросил Поттер, опрокидывая в себя зелье. — Какие отряды сегодня дежурят?

Хьюго краткий миг задумчиво покусал губу, потом отрапортовал:

— Дик Мидлвуд и Энди МакДугл со своими отрядами. Они сменяют нас в полночь.

— Понятно. После десяти все камины должны быть закрыты, — напомнил Поттер.

— Мы обойдем жителей, — закивал парень. — Мистер Поттер, я хотел вам кое-что сказать, — наконец решился он.

— У меня мало времени…

— Это быстро. Я кое-что заметил в деревне, — Торенс понизил голос, наклонившись чуть ближе к Гарри. — Во время обхода я видел, как аврор из моей группы разговаривает с каким-то волшебником за пределами аппарационной линии. Аврора я хорошо знаю. После разговора с мужчиной он отослал с сообщением патронуса. Вот только я знаю, что у него совсем другой патронус. Видел не раз.

— О ком вы говорите? — также тихо уточнил Гарри.

Торенс как-то неохотно и тяжело вздохнул, словно ему было неприятно то, о чем хочет сказать.

— Мой ведомый — Барри Робертсон. У него патронус дельфин, но пару часов назад я видел, как он спокойно наколдовал что-то из семейства кошачьих. Точно я не разглядел.

— Вы с ним разговаривали после?

— Нет. Наблюдал только. Я слышал, что в министерстве завелись оборотни.

— Как выглядел тот человек, с которым он говорил?

— В темно-серой мантии, на голове капюшон, лицо скрыто… кажется, я заметил рыжие волосы. Разговор я не слышал, слишком далеко стоял. Проследить за ним тоже не получилось, он сразу аппарировал. А Барри ушел работать дальше.

— Продолжайте заниматься своими делами и приглядывайте за ним, — приказал Гарри. — Я передам ваши наблюдения начальству. Никаких мер сами не предпринимайте.

— Да, сэр, — выпрямился по стойке смирно Торенс.

Гарри дал указания насчет площадок аппарации и, не прощаясь, последовал к отправному пункту. Его провожали полными облегчения взглядами. Видимо нахождение под личной защитой национального Героя многим придавало уверенности. В каждом поселении обеспокоенные волшебники расспрашивали его и даже находились те, кто просил выделить персональную охрану. Гарри прекрасно понимал их, но вынужден был вежливо отказывать и объяснять, что безопасность деревни и так на высшем уровне. Вроде бы его словам верили, но иногда в глазах собеседников встречались испуг и недоверие. Поттер слышал из разговоров знакомых ребят, что некоторые семьи просто уезжают из Британии, недовольные властями, не способными справиться с кучкой экстремистов. Чего-то подобного стоило ожидать.

Следующим местом назначения стала деревушка на берегу Северного моря в пригороде Кессингленда. Места показались знакомыми, хотя вряд ли Гарри тут бывал. Прежде, чем двинуться в путь, он откинул полу куртки и вытащил из ряда петель флакон. Приходилось всегда носить с собой несколько чистых на случай, если нужно что-то собрать. Сосредоточившись, Поттер одновременно откупорил пробирку и прикоснулся кончиком палочки к виску. Поместив нить воспоминаний о недавнем разговоре внутрь, закрыл флакон и запечатал вязью заклинаний. Еще несколько слов, и маленький предмет исчез из его рук. Гарри застегнул одежду и повернулся к тропе, ведшей к поселку.

Встретил его один из невыразимцев Барлоу — Келли Харт. Поттер был неплохо с ним знаком. В Академии они учились на разных курсах, но вращались в одних кругах. На вопрос, что господин тайный агент тут позабыл, тот, поправляя высокий ворот длинного черного плаща, ответил:

— Шеф попросил помочь тебе, — Келли скучающе оглядывал унылый район.


Гарри насторожился.

— Чем именно?

— Велел поддерживать поля, пока ты колдуешь, — кажется, Харт не был доволен своим назначением. — Это менее энергозатратно. — Он вынул из кармана запечатанный свиток и протянул Поттеру. — От Бруствера, срочное.

С кончика палочки Гарри сорвалось несколько лучей, обвивших кусок пергамента фиолетовыми нитями и заставляя вспыхнуть. Лишь уверившись, что это не портал, он взял его в руки. Харт понимающе ухмыльнулся и ослабил хватку на собственном оружии.

Гарри сосредоточился на письме. Кингсли просил прибыть к четырем в восточный зал министерства. Там проходил прием гостей, и в перерыве министр на некоторое время уединится в чайном кабинете. Тогда-то можно будет осуществить операцию. Шеф также упомянул отправленного Гарри помощника и просил по возможности обезопасить как можно больше поселений.

Гарри облизал губы, внимательно оглядел напарника, и уточнил:

— Ты прощупал, где центр силовых линий?

— На площади, — спокойно ответил Келли, в карих глазах зажглась искра профессионализма. — Население малочисленное, поэтому размах щита не должен выйти слишком широким, а значит, и сил много не потребует.

Поттер осмотрел безмятежные дома и маленький парк, а вдали широко раскинувшуюся морскую гладь. Ни души. Кажется, все еще спали. Авроров в поле зрения тоже не попадалось. Никто не хлопал дверьми, и не слышалось голосов или лая собак. Тишина стояла весьма подозрительная.

— Веди, — Гарри посмотрел на Харта и вежливо улыбнулся.

Келли ответил ему тем же.

Путь до центральной улицы оказался недолгим. Типичный портовой городок, которых в Англии водилось немало.

— Я пришел сюда не так давно. Ваши ушли в другую часть города, — решил сообщить Харт, морщась на какие-то свои мысли.

— Тихо как-то.

— Угу, — широкая ладонь указала в сторону бачков с мусором в конце дороги. — Вчера состоялась грандиозная попойка. Кажется, отмечали возвращение судна с богатым уловом. Это мне Эндрюс доложил. Сказал не трогать пока никого.

Брови Гарри дрогнули в удивлении.

— Ну хоть кого-то не беспокоит положение дел в стране, — чуть расслабившись, буркнул он. Гора бутылок, торчащих из бачков, действительно поражала. Даже из одного почтового ящика живописно выглядывало что-то, напоминавшее горлышко от стеклотары из-под дешевого скотча.

Харт промолчал.

Постановка щита заняла почти пятнадцать минут, после чего Гарри и Кел переместились в другое место. Помощь напарника действительно оказалась не лишней.

Магия лилась из Гарри рекой, соединяясь с силой природы — с воздушной стихией, принося колоссальный подъем сил и, к сожалению, ничуть не меньший отток. Ощущения полета и самого настоящего могущества заставляли захлебываться, но продолжать пить из неиссякаемого источника. Какое же его настигало разочарование, когда купол щита, поглотив нужное количество энергии, отсоединялся от него, разрывая связь.

Чувство неудовлетворенности подавляло, и настроение приходило в полный упадок. Гарри все сильнее раздражался, но пытался сдерживаться и не грубить компаньону.

Далеко за полдень погода стала более холодной и промозглой. Они прибыли в последний пункт назначения, оказавшись в уютной гостиной кремовых цветов. Их встретила темнокожая женщина.

— О, Гарри, рада видеть тебя! — радостно произнесла она, обняв Поттера.

— Я тоже, Джо, — улыбнулся тот, выпуская волшебницу из объятий.

— Что у вас такое произошло? Я мужа вторые сутки не вижу. Всё только патронусами от меня отделывается и заверениями, что сегодня точно будет к ужину, — она с шуточной суровостью покачала головой, но в глазах плескалась неподдельная тревога.

— Очень непростая ситуация. Рассказать не могу, но не волнуйся. Ты же знаешь, аврорские штучки, — выдавил улыбку Гарри.

Ведьма вздохнула.

— Будете обедать, господа? — спросила она.

— Не откажусь от кофе, — буркнул Харт, с любопытством наблюдая за чувствующим себя как дома Гарри и дружелюбной хозяйкой.

— Только закончим с делами, — предупредил Гарри.

Келли согласно кивнул и направился к выходу.

URL
2015-12-31 в 01:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Кто это? — тихо спросил он, когда они с Гарри искали точку сосредоточения силы старого щита.

— Разве не узнал? — лукаво блеснул глазами Поттер.

— Я не имею привычки задавать глупые вопросы.

— Джоана Бруствер. Странно, что ты не в курсе, господин агент.

Харт что-то пробурчал себе под нос. Дальше работали молча.

Даже с подпиткой извне Гарри ощущал себя опустошенным. Первые чары для костяка барьера вышли не очень надежными, поэтому пришлось их делать по-новой с большей концентрацией. Раскрывшийся мерцающий купол подсветил летящие с неба полосы, и Гарри только что заметил льющий дождь.

— Черт, — ноги не желали слушаться, и на развороте он поскользнулся, едва не рухнув.

Келли вовремя его подхватил, приобняв за талию.

— Еще зелье есть? — буркнул он.

— Да, — Гарри уже шарил в кармане, выискивая целую бутылочку. — Хорошо, что закончили.

— Тебе надо поесть и завалиться спать, — посоветовал напарник, который и сам уже с трудом держался. — Я удивлен. Откуда в тебе столько сил?

Поттер расправил плечи, пытаясь прогнать слабость. Пальцы подрагивали, голова наливалась свинцом и начинала тупо ныть. А надежно державшие руки отчего-то не вызывали комфорта.

Немного придя в себя, мужчины вернулись в дом Кингсли. Едва переступив порог, Гарри блаженно вдохнул приятный запах горячей снеди, но вынужден был отказаться от гостеприимного приглашения хозяйки. Очень кстати осталось время, и ему следовало просмотреть воспоминания Малфоя, прежде чем нагрянуть в министерство. Да и вообще, ему хотелось увидеть Снейпа.

С Хартом они разошлись только в Аврорате. Тот странно отводил взгляд, помогая Гарри аппарировать. Сейчас Поттер не рискнул бы делать это сам.

— Спасибо за помощь, Кел. Сам бы я не справился.

— Мы молодцы, — отступая от Поттера, кивнул Харт. — Как восстановишься заходи, можем попить пива в пабе. — В его глазах замерцали искорки.

Гарри вымученно улыбнулся, ловя усталый, но добродушный взгляд.

— У меня сейчас куча дел, не уверен, что смогу вырваться даже до следующего месяца.

— У нас сейчас тоже не чаи в отделе распивают, но пару часов расслабиться всем дают, — свел брови собеседник.

— Почему твой начальник прислал тебя, Кел? Он знал, что мы знакомы?

— Понятия не имею, — пожал плечами Харт; засунув руку в нагрудный карман, он выудил очередную записку и протянул Поттеру.

Гарри, после проверки, быстро пробежал ее глазами.

— Тяжелая у вас работка, — произнес он. Палочка легко скользнула в руку. — Голова потом болеть не будет?

— А зелья на что? — проворчал Кел. — Поаккуратней, мне еще на свиданку вечером идти.

Гарри невольно рассмеялся, а затем невербально наслал на товарища Обливиэйт. О щитах больше не должен знать никто.

— Ты выполнил задачу, Харт, — продекламировал Гарри кодовую фразу и добавил: — Не забудь про свидание.

Выражение лица Келли некоторое время было слегка растерянным и настороженным, а потом он профессионально подобрался и кивнул.

— Бывай, — попрощался он и скрылся в одном из каминов.

Гарри подождал, пока зеленое пламя поглотит фигуру невыразимца, после чего взял немного порошка и отправился в Хогвартс. Его терзали сомнения.

* * *
— Гарри? — позвал голос сверху.

Поттер с трудом разлепил тяжелые веки и мутным взглядом уставился в склонившееся над ним белое лицо. Очки сползли. Нацепив их на нос, аврор заставил себя собрать конечности, чтобы не походить на раздавленную каракатицу. С трудом, но получилось сесть ровно.

— Северус, я тебя ждал, — Гарри лениво скосил взгляд на часы и вздохнул. Прошло всего пятнадцать минут, а ему показалось — несколько лет. Отключился он мгновенно, едва прикрыл глаза.

Пока Поттер шевелил мозгами и неповоротливым языком, Снейп уже исчез в лаборатории. Заметить это получилось тоже не сразу.

«Мерлин, я так далеко не уйду», — нестройно ползли мысли.

Появление Северуса заставило Гарри вздрогнуть.

— Пей, — повелительный голос не дал шанса возразить, заставив беспрекословно подчиниться.

В горло полилось отвратительное на вкус пойло.

В голове помутилось еще сильнее, но ненадолго. Резкая вспышка боли и в глазах прояснилось, а из ушей ушел убаюкивающий шум. Усталость отступила следом, забирая свинцовую тяжесть в теле.

Поттер облегченно вздохнул.

— Ох, спасибо, — он потер ладонями лицо и причесал пятерней волосы, прогоняя остатки недомогания.

— Что произошло? — спросил Северус, отставляя кубок на стол и располагаясь в кресле.

— Поставил все щиты, — беспечно махнул рукой Поттер. — Сил нет ни на что.

Снейп замер.

— Поправь меня, но в том списке, что дал тебе Кингсли, было около двух десятков деревень, — очень медленно произнес Северус, буравя Гарри нехорошим взглядом. — И ты сделал что?

Гарри медленно выдохнул и попросил:

— Только давай без нравоучений.

Северус поджал губы, сдерживая первый порыв наорать.

— Кажется, вчера мы обсуждали, что тебе не рекомендуется терять много магии. У тебя амнезия, Поттер? — ровно произнес он, подаваясь вперед.

— Кингсли попросил утром поставить щиты на все. Ну постараться, по крайней мере. И как, по-твоему, я должен был…

— Попросить подкрепления, разумеется!

Гарри сжал запульсировавшие виски.

— Пожалуйста, — взмолился он, — я хочу отдохнуть. День еще не кончился. Мне ловить лже-министра. Щиты я ставил не один. Что же ты из меня дурака-то делаешь. Я помню твои предупреждения.

Темные глаза полыхнули огнем, но их обладатель не проронил больше ни слова, поднявшись.

Гарри сообразил, что вот-вот произойдет, еще до того, как Северус успел покинуть гостиную. Голова закружилась от резких движений, но он поймал холодную руку.

«Черт возьми, он что всегда мерзнет?» — недовольно подумалось ему.

— Погоди. Ну что ты? Ты, конечно, прав, я перестарался, — пришлось признать ему. — Я не собирался рисковать безопасностью людей, щиты должны стоять уже сегодня, — в голосе звучала твердость и разумность.

— Даже если тебе помогали, откат мог забрать много больше. Ты бы умер, — ледяным тоном констатировал Северус. Попытка вырвать кисть не увенчалась успехом. Гарри сжал ее крепче, а потом вовсе прижался губами к выпуклой венке под указательным и средним пальцами. Его маленькая страсть. — Мы не выяснили в точности твоего порога.

— Я живучий. Что за гадость ты мне дал? — во рту все еще ощущался тошнотворный привкус.

Северус раздраженно, но, из-за отвлекающих ласковых поцелуев, продолжавших сыпаться на открытую ладонь и запястье, уже не так разгневанно проговорил:

— Экспериментальное зелье.

— М-м. Я твоя крыска? — в зеленых глазах заплясали смешинки.

— Крыса обладает хоть каким-то зачатком интеллекта, Поттер, — с жалостью откликнулся Снейп.

— А-а, — догадливо протянул тот, — бурундучок или клубкопух?

Глупости отбили дальнейшее желание препираться, поэтому профессор возвел очи горе и вздохнул.

— Отдай мне руку, мелкий грызун. Тебе нужен плотный ужин, раз уж у тебя на повестке дня еще и переворот в министерстве.

Гарри довольно оскалился, выпуская расслабившуюся конечность.

— Я буду отбивную и сок. Тыквенный, да-да...

Северус страдальчески вздохнул и отправился к камину, чтобы связаться с кухней.

URL
2015-12-31 в 01:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
— Почему ты не рассказал? — недовольствовал он чуть позже, держа в руках воспоминания Драко.

— Вот, показываю, — пожал плечами Гарри. — Не сердись. Вместе посмотрим.

Снейп раздраженно на него взглянул.

— Нам нужен Омут памяти, — тихо напомнил Гарри.

— Будет тебе Омут, — рыкнул Снейп и пошел к спальню, унося и воспоминания.

Гарри отправился за ним.

— Времени у меня немного, — напомнил он, посмотрев на часы.

— Тогда не будем его терять, — оперативно призвав чашу и опустив ее на расчищенный от книг и свитков стол, Северус вылил туда газообразное содержимое флакона. — Вперед.

Гарри окунул лицо в сгусток, где мелькали картины чужих мыслей. Северус последовал за ним.

Оказавшись посреди коридора, освещенного свечами в вычурных канделябрах, Гарри поднял брови от удивления. Стены вокруг почти полностью скрывались картинами в золоченых рамах. Лепнина на потолке угрожающе нависала из-за границ неяркого света.

— Это не Малфой-мэнор, — пробормотал Гарри.

— Нет, замок Монтегю, — подсказал Северус. — Шевелись.

Гарри оторвал взгляд от каменного пола с выточенным причудливым рисунком и побежал за удаляющейся фигурой Снейпа, следовавшего за хозяином воспоминаний.

Малфой шагал быстро, махая палочкой в сторону каждой двери, через которую проходил. Видимо, защиту внутри замка ставил ненормальный.

Скоро они добрались до верхних этажей какой-то из башен. В круглой комнате горела всего одна свеча, а из окон лился холодный свет полной луны. На широкой кровати в тени полога сидел человек. Гарри остановился рядом с Драко и Северусом, но, как ни присматривался, разглядеть лица обитателя покоев не смог.

— Зачем это? — вдруг грустно спросил тихий голос. — Разве я пытался сбежать?

— Ты убил почти всех эльфов, — ответил Малфой, усевшись на высокий стул. — Она никак не повредит тебе, лишь позволит терпимее относиться к прислуге.

Гарри сначала не понял, о чем они, пока облаченный в пижаму мужчина не пошевелился, чтобы спустить ноги на пол. Вокруг его щиколотки обвивалась тонкая серебряная цепочка, почти призрачная, волшебная, она змейкой тускло поблескивала по всей комнате, уходя длинным хвостом под дверь другого помещения.

— Они ужасны… эти пресмыкающиеся, всюду лезущие твари. Мне они противны, — со вздохом ответил обладатель приятного баритона. — Я теперь твой узник?

— Вряд ли бы из тебя вышел покладистый узник, — кисло улыбнулся Драко и достал из кармана флакон. — Я принёс то, что ты просил.

Гарри забыл, как дышать — из-за темно-зеленой плотной ткани показалось бледное лицо. Сердце ощутимо стукнуло о ребра. Длинные почти до лопаток смоляные волосы и чрезмерная худоба не могли изменить тысячи раз виденных в зеркале или газетах черт. Перед ним был он сам. Единственное визуальное отличие — глаза, казалось бы идеальной копии, пронзавшие невозмутимого наследника древнего рода, были абсолютно черными.

— Порция мала, — отметил новый Поттер. Он медленно подошёл к Малфою, чтобы забрать бутылочку с серебристой субстанцией.

— Ее тяжело достать. Тебе ли не знать, — удручающе вздохнул Малфой.

— Да.

— Мне пообещали ещё, но это требует времени, — Драко жадно следил, как собеседник поглощает жидкость и прикрывает глаза от сведшей грудь судороги.

— Пару порций, и достаточно.

— Проклятье точно не падёт на тебя? — в голосе блондина проскочила нотка беспокойства.

— Я очень надеюсь, что падёт, — по лицу Поттера зазмеилась неприятная улыбка. — Кровь единорога — хорошая пища для моей магии.

— Когда-то Волдеморт тоже подпитывался ей, и она не нанесла ему вреда, что не скажешь о других. Смерть стала для них избавлением.

Наблюдавший за беседой настоящий Поттер старался не упустить ни одной детали, абстрагировавшись от посторонних чувств. На Снейпа он даже не взглянул, зная, что тот ведёт свой анализ.

Собственный двойник, на самом деле, не так уж и шокировал (Гарри приходилось видеть своих друзей в роли себя), но вызывал неоднозначные эмоции. Некоторые жесты, мимика и даже наклон головы при задумчивости — все оказалось родным, привычным, совершенно точно его. Однако, пусть из коротких, но внимательных наблюдений, вывод напрашивался сам. Скудный набор проявляемых чувств, их пугающий оттенок, и появившиеся острые чёрточки у губ и между бровей, тонкие усмешки — однозначно, это не Гарри Поттер разговаривает с Малфоем.

— Что мне передать им, Гарри? — вопрос заставил реального Поттера напрячься.

Двойник повернулся к окну, но смотрел на своё отражение в нём, а никак не на тёмный пейзаж.

— Тебя ещё волнует твоя первая страсть? — вопрос вызвал недоумение у Драко, а потом он рассмеялся.

— Я давно не испытываю к нему ничего, кроме разочарования.

— Правда?

— Разумеется, — презрительно фыркнул Драко.

— Тогда ты не будешь против от него избавиться, — отстраненно-задумчивый голос отчего-то заставил покрыться мурашками.

— Я не желаю ему смерти, — вдруг сказал Малфой, кажется, испугавшись, и подскочил на ноги. — Зачем он тебе?

Темноглазый Поттер мазнул по нему брезгливым взглядом и молча направился к постели.

— Передай Труди, чтобы пошумел в Месмере. И объясни, кого именно убрать в первую очередь.

Драко сжимал кулаки и упрямо взирал на нового хозяина.

— Почему? — прорычал он. — Я не стану его убивать!

— Серьёзно? — издевательски весело спросил лже-Гарри. — Еще пару лет назад ты был другого мнения.

— Все меняется.

— А знаешь, — вдруг вдохновенно протянул он, — я же могу напомнить тебе те времена.

Ни наблюдатели, ни Малфой не успели отреагировать. Двойник сверхъестественно быстро оказался рядом с Драко и с невиданной силой для такого почти немощного мужчины впился ему в грудь тонкими пальцами. На лице Малфоя отразилось неприкрытое страдание. Все вокруг исказилось, наполнилось резкими звуками и быстро замелькавшими видениями. Разобрать что-либо не выходило. Когда стало невыносимо терпеть безумную карусель, Гарри отчаянно принялся выбираться из памяти.

— Что это было? — переждав головокружение и уговорив ужин остаться в желудке, Гарри отцепил руки от головы и посмотрел на Северуса, находившегося в ничуть не лучшем состоянии.

— Он промыл ему мозги, — судорожно выдохнул Снейп. — Вошёл очень грубо, болезненно и… непоправимо! — волшебник сгорбился и затих.

Поттер молча подсел к нему и переплел пальцы с его. Слова здесь были неуместны, поэтому он просто ждал. Через несколько минут плечи Северуса дрогнули, привычно распрямившись, и он медленно вздохнул. Гарри тихонько поглаживал прохладную кисть, стараясь согреть.

— Это не оборотное зелье, — он удостоился теплого, наполненного благодарностью взгляда.

— Тогда что?

На лице Снейпа появилось такое выражение, что Поттер заподозрил неладное.

— А ты не думал, что он не притворяется?

— Я не псих! У меня нет раздвоения личности, если ты к этому ведешь, — возмутился Поттер, поняв смысл еще на середине фразы. Подобные мысли поселились в нем еще с намеков Барлоу. — Уж точно бы кто-нибудь заметил.

— После небольшой экскурсии в тюрьму, — серьёзно начал Снейп, забрав ладонь из ласковых пальцев и сложив руки на груди, — я много размышлял над тем, что увидел. Исследование твоей крови также навело на мысль.

— И?

— Мы знаем, что подпорченность крови — результат серьезных нарушений в твоем магическом ядре. Это могло произойти из-за выброса. Но какой силы он должен быть, я представить боюсь, — он качнул головой, словно отгоняя навязчивую идею. — Насколько я понимаю, капсулы, что носят в себе Пожиратели — яд для всех, но не для тебя. И это понятно, так как они созданы из твоей свернувшейся крови. Плюс ко всему: твой двойник способен проникать в сознание людей на расстоянии. Напомнить тебе, как Волдеморт посылал тебе радужные сны?

Гарри поморщился. Слова Северуса внушали страх, как и внутреннее ощущение согласия с каждым приведенным доводом, но все же любопытство заставляло желудок перестать сжиматься.

— Что касается твоего воспоминания о темнице, — Снейп закусил изнутри щеку, обдумывая следующую фразу. — В целительской практике присутствуют случаи, когда пациент ограждал сам себя от боли и насилия с помощью щита. Это получается на подсознательном уровне. Кто-то наколдовывал реальную стену из камня или металла, кто-то колючий забор. Некоторых природа не обделила фантазией, и их магия создавала живого защитника — грозное существо, которое разбиралось с врагами. Драконы, мантикоры, могучие волки или прочие опасные твари. В общем, я подозреваю, что волшебник способен сотворить и человека в качестве щита. Все зависит от того, кого или что он принимает за защиту. Вероятно, ты сам хотел справиться с егерем, — осторожнее пояснил Снейп, — физически не мог ему ответить, а магически, без палочки, не знал, как это сделать. Так получилось, что твоё подсознание поняло всё буквально.

Гарри пребывал в прострации.

— Ты серьезно? Он — это я? — прохрипел он, смотря на Северуса затравленным взглядом.

URL
2015-12-31 в 01:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Полностью не уверен, но такая возможность существует, — мягко закончил Снейп, с сочувствием наблюдая за Поттером.

Гарри провёл рукой по лицу. Новая ощутимая тяжесть вины опустилась на его плечи. Он сдернул очки с носа и глухо застонал.

— Хуже придумать нельзя.

Северус, к удивлению Гарри, не был согласен.

— Мы поняли, что он из себя представляет, а это уже немало. Теперь можно распутывает клубок.

Гарри, встряхнувшись, кивнул.

— Ты прав.

— Тебе пора, — сообщил Северус, бросив взгляд на часы. — Постарайся без жертв.

Гарри хмыкнул, поднимаясь.

— Я посмотрю второе воспоминание, если ты не возражаешь, — Северус водил палочкой в Омуте.

Гарри согласно кивнул и ушел в свою комнату, чтобы одеться.

— Наверное, приду только завтра, — предупредил он через некоторое время, когда, облаченный в аврорское снаряжение, вернулся к Северусу.

Снейп невольно отвлекся от мыслей, уставившись на Поттера. Свет магического пламени мягко отразился от темно-алого кожаного обмундирования с черными пластинами и металлическими застежками. Новый комплект формы эффектно подчеркивал все видимые достоинства молодого и сильного тела. Выделяя тонкую талию и рельефные мышцы спины и груди. Северус успел оценить их твердость, но то при отсутствии освещения, а сейчас… Прекрасное зрелище. Поттер не надел тяжелый плащ, что свидетельствовало о специфике операции.

Гарри застегивал последние пуговицы на шее, перебирая в голове, все ли взял. Однако, заметив, куда смотрит Северус, едва сдержал усмешку.

— Ничего так, да? Я первый раз надел этот вариант.

На губах Северуса появилась странная улыбка, а в глазах восхищенный блеск. Правда, они быстро пропали, скрытые под маской строгости.

— Будь добр, пришли патронуса, когда закончите.

— Хорошо, — покладисто кивнул Гарри, любуясь чёрными омутами, замершими словно в ожидании.

Северус тихо и как-то страдальчески вздохнул. Поднявшись с кресла, он шагнул к Герою и накрыл приоткрытый рот своими губами.

Гарри выдал радостное мычание. Любимые тонкие пальцы проскользнули в его отросшие вихры, посылая волны удовольствия и вдохновения по телу. Обнимая мужчину, Поттер с чувством откликнулся.

— Ум-м, ты точно решил меня выпроводить? — прошептал он в губы Северуса, чье дыхание заметно сбилось, а скулы порозовели. Кажется, тот сам не ожидал, что процесс провожания затянется.

— Не уверен, — опять удивил он обоих. Сказать собирался совершенно обратное. Вынудив себя отвернуться, Снейп проговорил: — Удачи.

— До встречи, — довольно выдохнул Гарри.


* * *
— Гарри!

Поттер замедлил бег и обернулся. К нему от дальнего лифта мчался Рон.

— Не поймал тебя с утра, — запыхался друг. — Нам нужно поговорить. Есть время?

— Сейчас никак. Что-то стряслось?

— Пока нет, — Рон вздохнул. — Билл уверен, что кто-то пытался пробраться на территорию “Ракушки”. Ночью заметил следы вспышки от заклинаний на границе силовых барьеров, а утром прошелся по берегу и вокруг щитов увидел следы на песке.

— Черт, — Гарри растормошил волосы, затем автоматическим движением поставил вокруг них противошумовку и затемняющий купол. Людей, за исключением охраны, в атриуме почти не было. — Что Билл планирует?

— Хочет отправить своих к матери Флер, — кивнул Рон. — Я с ним согласен.

— Да, но сам пусть останется. Возможно, пожиратели скоро нападут. Нужно их не спугнуть.

Рыжие брови друга подлетели вверх, а в глазах зажегся огонек азарта.

— Понял. Будем ловить. Я переговорю с Биллом.

— За вашим домом еще не было слежки? — спросил Гарри, убирая руки в карманы.

— Нет. Все тихо, — покачал головой Рон, а потом, словно вспомнив, принялся рыться по карманам. — Кстати, вот, держи. — Он протянул Гарри черный кристалл, поделенный на множество сегментов. — Слышал про новые выявители?

— Да, — с интересом рассматривая подарок, Поттер вертел его в руках.

— Как работает, знаешь?

— Светится разными цветами в зависимости от оборотня.

— Да. Если светится не белым, значит твой клиент, — коротко и с ухмылкой пояснил Рон.

— О, очень… содержательно, — хмыкнул Гарри. — Ты, между прочим, пренебрегаешь безопасностью. Не проверил меня.

— Проверил, — Рон взглядом показал на выявитель.

— Рон… — Гарри замялся, но затем проговорил: — Меня невозможно проверить кристаллом. Кое-что я сам не знал до сегодняшнего дня.

Взгляд друга стал настороженным и немного озабоченным.

— О чем ты?

— Об этом позже. Я и правда опаздываю.

— Ладно. Приходи, как сможешь, — Рон потрепал Гарри по плечу.

— Обязательно. Завтра буду, обсудим все с Биллом, — Поттер снял защиту.

— Удачи!

Гарри попрощался и ринулся к лифту.


[1]. Выявители — подразумеваются артефакты с набором чар, помогающим увидеть скрытые личины, будь волшебник под оборотным или заклинанием, изменяющим внешность, т.е. гламуром. По убеждениям мастеров чар, эти бесценные вещицы еще могут реагировать на анимагов и оборотней, но их подлинную суть не открывают. Выглядеть артефакты могут, как зеркала — визуально показывающие личность подозреваемого, или кристаллы — окрашивающиеся разными цветами, в соответствии с ситуацией. Светлое свечение означает, что изменяющих свойств не обнаружено, красный, что перед вами человек под оборотным, фиолетовый, что под чарами, и голубой — анимаг или оборотень.

[2]. Графство на западе Англии.

[3]. Магическое поселение (авторское).

URL
2016-01-08 в 22:52 

Ini-san
кофе надо пить, а не курить (с)
очень надеюсь, что автор все же допишет историю до конца. :red::red::red::red:

в какой фандом не приди, везде знакомые лица...

2016-01-08 в 23:10 

Альгиз~
Кошка Шредингера
ljnkzncv,
Спасибо за продолжение)
Ну и защитничка Гарри сотворил. Хотя всё равно в таком ракурсе странно. Не особо в интересах Гарри его действия. Пусть даже в "темном воплощении".
перечитываю всю историю заново)

2016-01-09 в 19:41 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Ini-san, надеюсь, что допишу.
Меня вроде нет в других фандомах, кроме ГП. Может, вы сайты имеете ввиду?
_Аль_, кое-что ещё требует пояснения, поэтому простого ответа тут нет.

URL
2016-01-09 в 19:45 

Ini-san
кофе надо пить, а не курить (с)
да не, народ знакомый просто
Когда планируете выкладывать следующую главу?

2016-01-09 в 19:53 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Ini-san, когда будет время и вдохновение. Надеюсь, что скоро!;-)

URL
2016-02-26 в 12:09 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



— Кингсли, хорош орать, я уже проникся глубиной твоего недовольства. Каюсь. Он все равно не пришел еще, — отбился Гарри, разглядывая обстановку министерской комнаты отдыха: высокий сводчатый потолок с канделябрами, наличие нескольких прилегающих комнат, в которые можно было заглянуть через широкие арки.

Мебель стояла тяжелая и старинная: длинный диван и пара больших кресел укутанные в искусно расшитые накидки с министерскими вензелями. Круглый столик на одной ножке, несколько тонких стульев, обитых синим плюшем, у стен массивный стол с креслом напротив окна. В воздухе витал запах дерева, сохраненный чарами на долгие времена, вперемешку с книжной аурой. Окна оказались волшебными, так как за ними светило солнце и чирикали птицы. Огромный камин свободно вместил бы несколько человек, если бы им пользовались для перемещений, и был сложен из обработанного камня. Пол притягивал внимание, напоминая безмятежную поверхность озера. Каждый шаг по нему отдавался отчетливым гулом.

Бруствер сверлил опоздавшего нечитаемым взглядом.

— Нарываешься на подзатыльник? Наглый какой стал, — проворчал он.

— Хочешь повредить геройские мозги? — хрюкнул Гарри и прищурился. — И не стоит намекать на их отсутствие. Давно истрепавшаяся шутка.

Кингсли отчего-то улыбнулся вместо того, чтобы продолжать разнос.

С тихим шелестом мантии из тайного прохода выскользнул мистер Барлоу.

— Добрый вечер, господа, — пустой портрет за его плечом бесшумно закрылся (все картины были безлюдны. Кингсли заблаговременно позаботился о приватности). — Министра задержали на совещании, но надолго это не затянется. — Невыразимец приблизился к камину и небрежно облокотился сбоку на полку.

— Допрос буду вести я, — предупредил собравшихся Бруствер. — Если ситуация выйдет из-под контроля, то вмешаетесь. Но до тех пор прошу вас исчезнуть.

Гарри кивнул и, накинув на себя заклинание невидимости, юркнул в один из углов гостиной. Главный невыразимец не двинулся с места, но щелкнул пальцами и слился с обстановкой. Оказалось, встал он очень удачно (а, может, и намеренно), свет от огня не отбрасывал тени от его фигуры.

Поттер выругался, заметив вытянувшуюся темную кляксу за своей спиной на стене. Пришлось поднырнуть под сень разлапистых пальм возле окна.

Послышались голоса за массивными дверьми, и в чайную вошел министр магической Британии в сопровождении своего секретаря.

— Разнесите лично папки с копиями подписанных договоров советникам и... дождитесь их несомненно ценных комментариев, — саркастично прибавил он.

— Конечно, мистер Скримджер, — его помощник что-то черкнул в плотном блокноте и удалился.

Руфус заметил, как его задумчиво рассматривает Кингсли, облокотившийся на спинку кресла, и, прикрыв двери, криво улыбнулся.

— Я был удивлен твоей просьбой. Появились новости? — призвав из бара пару бокалов и графин с бренди, он поставил их на столик между креслами и сам поковылял туда же, довольно ловко управляясь с тростью. — Слышал, твои ребята шерстили в Лютном и на рынке.

— Да. Кое-что обнаружили, — Бруствер выпрямился и медленно залез рукой в нагрудный карман, извлекая оттуда светящийся кристалл. — Знаешь, что это?

Руфус нахмурил кустистые брови, затем вопросительно выгнул одну.

— Какая-то новая разработка Отдела Тайн? — предположил он, раздосадованный своей неосведомленностью.

— Точно, — взгляд Кингсли скользнул от камня к министру, уголок губ приподнялся. — Определяет оборотней.

Гарри сжал палочку сильнее. Цвет кристалла не оставлял шанса на скорую развязку.

— Вы поймали оборотней в Лютном? — в легком непонимании уточнил седовласый министр, складывая руки на ручке своего костыля. Сегодня трость была черная, лакированная, с серебряной головой сокола на набалдашнике. Она чудесно дополняла внешний вид статного волшебника в дорогой, мягко ложащейся складками мантии, сером камзоле, брюках, заправленных в начищенные сапоги.

— Не там, — Кингсли склонил голову на бок, будто ждал чего-то.

Видимо, Скримджер что-то почувствовал или прочитал по его лицу, поскольку резко насторожился. Проследив взглядом по плечу Бруствера, он увидел палочку и странно дернулся.

— Не стоит, — ласково посоветовал Кингсли и легким движением призвал его палочку, с тихим звоном вырвавшуюся из креплений.

— Что ты себе позволяешь? — возмутился Руфус.

— Вы арестованы, — пояснил Кинсли, огибая стол и шагая к министру.

Скримджер отшатнулся от него и опрометью рванул к тайному ходу. Не сделав и пары шагов, он упал ничком. Только искры заклинания блеснули на стянутых руках и ногах.

— Все оказалось довольно просто, — огорченно заметил Бруствер и отлевитировал невольника на диван; зажав ему нос, влил в рот весь пузырек веритасерума и заклинанием заставил проглотить.

Подождав, пока средство подействует, глава Аврората приступил к допросу:

— Ваше имя и род деятельности? — над его плечом завис розовый шарик записи.

Губы на разгладившемся лице пойманного зашевелились.

— Бартеломью Рассек, политик.

Бруствер пару мгновений мрачно молчал. Видимо, припоминал, по каким делам мог проходить мистер Рассек.

— Зачем вы похитили министра магии Руфуса Скримджера?

Лежавший на диване человек резко дернулся, но лаконично ответил:

— Чтобы следить за порядком в стране.

— Вы хотели нарушить политический строй?

— Нет.

— А что же?

— Моя задача — быть министром магии, — последовал очевидный ответ Рассека.

Позадавав еще несколько минут наводящие вопросы и не получив более содержательных пояснений, Кингсли пришел в угрюмое настроение. А это всегда означало, что сеанс полоскания мозга неподготовленному обывателю обеспечен. Гарри поежился в своем мини-садике. Он-то знал своего босса. Бруствер был упрям и очень терпелив. Порой его нравоучения и дотошный разбор гарриных ошибок доводил того до нервного срыва и матерной несдержанности.

— Где Руфус Скримджер? — ровно потребовал Кингсли.

— Его местопребывание мне не известно.

— Он жив? — задумчиво вытянутые губы.

— Не знаю.

— Вы были с ним хорошо знакомы?

— Да, — на лице лже-Скримджера появился намек на гримасу.

— Вы были соперниками? — от Кингсли эта игра эмоций не укрылась.

— Нет. Я ушел из политики еще при Фадже.

— За что же вы его ненавидите?

— Он ограниченный ублюдок, — довольно забавно слышать такие слова, произнесенные безучастным голосом.

Кингсли ухмыльнулся.

— Бывает. Вы передали охранные заклинания вашему хозяину?

— Да.

— Когда вы произвели подмену министра?

— Неделю назад.

Кингсли наклонился и выдохнул в лицо обвиняемого:

— Каким образом?

— Я наложил на его секретаря Империо и приказал отнести чашку кофе с подлитым в него сонным зельем: система защиты его почти не замечает. С сигнальными чарами в кабинете уже поработали, поэтому проблем не возникло. Когда он заснул, я пришел и спрятал его в волшебной шкатулке. Вынести такую вещицу из Министерства — пустяк.

URL
2016-02-26 в 12:10 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
В повисшей тишине отчетливо раздалось похрустывание костяшек. Гарри был вне себя от прозорливости своего двойника. Тот как-то узнал, что в сеть охранных заклинаний вплетены новые чары, которые, уловив магические отпечатки яда или еще каких сомнительных зелий, мгновенно оповещали министра и начальника Аврората. То есть, они не раскрывали злодея, но предупреждали о его намерениях, чтобы дать время среагировать оперативной группе.

«Мог он делать это с помощью жучков? — пришло в голову Гарри. — Если бы кто-то стоял у кабинета и работал с полем, это стало бы слишком заметно и подозрительно. Охранники могли… — закусил он щеку и медленно покачал головой. — Нет, сигналки же не только на дверях есть, но и внутри. Значит, нужно было длительное время находиться в кабинете. В принципе, если Руфус кого-то принимал у себя… но, тогда бы он сам и заметил колдовство. Значит, все же жучки».

Гарри очень надеялся, что их уже начали изучать.

— Зачем вашему хозяину Гарри Поттер? — врезался в мозг неожиданный вопрос Кингсли.

В замешательстве Рассек молчал несколько секунд.

— Гарри Поттер — и есть хозяин, — в уголке его губ внезапно собралась алая капля и тонкой нитью потянулась по щеке. Капсула с ядом уже делала свое дело.

Гарри оторвал взгляд от пола, бледнея.

— Что? — шокированный Кингсли, подался вперед.

— Гарри Поттер — великий человек, — уверенно продолжил Рассек и, нехарактерно для мимики министра, довольно оскалился. — Он помогает нам.

Бруствер с каменным выражением лица оглянулся в сторону, где прятался Поттер.

Врать под зельем правды невозможно.

Гарри быстро вернул себе видимость.

— Это чушь, — коротко бросил он, подходя ближе. — Но он в нее верит.

Бруствер, видимо, был согласен, потому что вернулся к вопросам.

— Как вы с ним познакомились? — голос звучал резче, требовательнее.

— Нас познакомил Драко Малфой. Он сказал, что есть человек, который может заинтересовать меня… Он откуда-то знал, что я искал, — волшебнику становилось труднее дышать.

— Что планирует ваш хозяин? — намеренно сменил тему Кингсли, переходя к проверенной методике допроса, как если бы веритасерум не действовал. Все-таки «жидкую правду» придумали не так давно, а судебной системе тысячи лет.

— Я не знаю, — взгляд Бартеломью стал совершенно рассеянным, губы посинели; грудь неровно вздымалась, легкие с трудом справлялись с обилием заполнявшей их крови. Седые волосы ореолом разметались вокруг лица, придавая ему безумный вид.

— Вы были в Группах?

— Нет, я не терплю бессмысленного насилия, — раздался оглушительный кашель, и несколько алых капель смачно приземлились на темную щеку Кингсли.

Бруствер поморщился, стирая их.

— Вас не было в стране больше двух лет, как вы смогли изучить министра и его окружение?

— Никто не знал о моем присутствии. Я использовал оборотное зелье и подправлял память персоналу, — Рассек застонал и задергался в путах, но ни Кингсли, ни Гарри не пошевелились.

— Зачем вы помогаете вашему хозяину? — влез Гарри, стараясь успокоить колотившееся сердце. — За что вы ему обязаны?

Этот вопрос вывел умирающего мужчину из предсмертной агонии; он разлепил окровавленные губы и заговорил с оттенком эмоций:

— Гарри помог отомстить за мою дочь. Она погибла шесть лет назад. Отдел по надзору за полукровными магами обвинил ее в краже палочки, артефактов и пособничестве Темному Лорду. Я сам купил ей палочку в одиннадцать лет, когда она поехала в Хогвартс, а брошь с погодными аметистами подарила ей мать. Никакому Лорду она не служила, боялась его, как и все! — хрипло прокричал Рассек и закашлялся. — Без суда... Они пришли в ее дом, чтобы арестовать. А она... она якобы оказала сопротивление. Ложь!

Гарри вздрогнул от надрывного вопля. Сердце сжалось от необъяснимой жалости. Смотреть на страдания человека с лицом Скримджера оказалось больно. За годы учебы и стажировки в Аврорате, Поттер успел проникнуться к нему теплыми чувствами. Тот не раз захаживал на тренировки студентов; видимо, ему нравилось наблюдать за молодняком, познающем все прелести нелегкой работы. Некоторых он потом лично рекомендовал Кингсли. Гарри же не слышал ни похвалы, ни порицаний. Обычно скупой кивок и парочка советов. Только после выпуска на банкете Скримджер подошел к нему и с всезнающей почти улыбкой обронил: «Некоторые тянутся к звездам, а вы, Поттер, предпочитаете блуждать под небом с завязанными глазами». Тогда смысл мудреной фразы показался туманным. Озарение пришло много позже, в «Крысиной норе» среди отбросов общества.

Даже Кингсли, с которым приходилось работать ежедневно, а то и по выходным, стоял лишь на второй ступени в списке наставников. От мысли, что когда-то там был еще и Альбус Дамблдор, накатывала тоска. И очень не хотелось, чтобы и Руфус ушел так же внезапно.

— Министерство ничего им не сделало, — прокаркал Рассек, едва не выплевывая легкие. — «Авроров не хватает, а службу нести кому-то нужно», — с намеком на презрение процитировал он чьи-то слова.

— И как же Гарри вам помог? — язвительно уточнил Поттер, загоняя подальше личное и включая холодное сознание.

— Он привел меня к тем, кто был в том отряде, который пришел за моей девочкой. Я их всех уничтожил, — зелье не смогло подавить ясно слышимое удовольствие в голосе.

Гарри недоверчиво покачал головой.

— Но откуда он мог знать, кто убил вашу дочь?

— Гарри Поттер — особенный, он чувствует...

— Бред, — прошипел Гарри, кривя губы.

На его плечо легла рука Кингсли, успокаивая.

Рассек начал давиться, кровь обильно текла горлом, пачкая его и диван.

— Где обитает ваш хозяин? — всегда один и тот же вопрос для всех Пожирателей.

— Н… аю.

— Кто еще находится под оборотным зельем в Министерстве?

— Не… не… — глаза мага страшно выпучились, надрывный кашель окончательно добивал жертву.

— Все, Кингсли, — остановил его Гарри и отвернулся, чтобы не видеть последние минуты жизни волшебника, нацепившего чужое лицо.

И действительно, в следующее мгновение Бартеломью Рассек затих, устремив страдающий взгляд в потолок. Его тело начало меняться в размерах и чертах.

Кингсли молча провел над ним палочкой, фиксируя состояние и время.

— Мертв, — он озадаченно поглядел на Гарри. — Думаю, мы получили однозначное подтверждение, что главная цель их Гарри Поттера — это наш Гарри Поттер.

От камина раздалось сомнительное хмыканье. Барлоу снял чары, опустив сложенные на груди руки.

— Все еще считаешь, что Поттер невинен, как овца? — спросил он Кингсли.

— Да, я невинен! — упрямо буркнул Поттер. — Как все девственницы Англии.

— Мерлин! — улыбнулся Кингсли. — Он несерьезно, Гарри.

— Наш новый темный Гарри просто находка, вот только способы расправы у него... — спокойно прокомментировал Барлоу, склоняясь над разукрашенным собственной кровью Бартеломью и рассматривая его с интересом художника, изучающего сомнительное творение. — Вряд ли его братьям-Пожирателям захочется такой фееричной кончины, да, Поттер?

Младший аврор набычился и отвернулся, чтобы не высказать того, о чем потом пожалеет.

— Завтра нас разорвут на части все, кому не лень, — пробурчал Бруствер. — Журналисты и политиканы съедят вместе со всем содержимым. Знаете, кто у нас замминистра?.. — досадливо прогнусавил он.

— Остин Гаррисон, — мстительно озвучил Барлоу. — Милый мальчик. Родственник Фаджа.

— Будем искать Руфуса, — решимости Гарри было не занимать. — Разве стоит сообщать прессе о том, что…

— Пропал министр магии? — закончил за него мистер Барлоу. — Я с удовольствием посмотрю на то, как вы сможете скрыть такую новость, мистер Поттер.

Гарри презрительно сощурился.


* * *
Покинув кабинет Бруствера, Поттер собрался в Следственный Отдел (СО), где была запланирована встреча с Малфоем-старшим.

— Добрый день, сэр, — пробормотал он, входя в маленькую комнату, где единственной деталью интерьера было кресло, сделанное из необработанного дерева. Совершенно неудобное, жесткое и намеренно колючее.

Сидевший в нем Люциус выглядел уставшим и постаревшим, но идеально ровная осанка не выдавала ни намека на отсутствие удобств. Возможно, потухший взгляд и горечь в уголках губ на мгновение заставили Гарри пожалеть Малфоя, но ненадолго.

Подследственный даже не взглянул на него и на приветствие не отреагировал.

— Вы в порядке, сэр? — Гарри облокотился о стену позади и сложил руки на груди.

Люциус безмолвствовал, глядя на носы собственных туфель.

Гарри уже думал, что стоит перейти к делу, как услышал тихое:

— Что вам надо от меня, Поттер? — в серых глазах царила пустая мерзлота, губы высокомерно искривились.

— Я прочитал отчет о предыдущем допросе, поэтому повторяться не буду и не займу много вашего драгоценного времени, — Гарри неосознанно скопировал некоторые нотки интонации Снейпа. — Я хочу знать, какие ваши поместья Драко посещал чаще и по каким гостям ходил.

— Я это не отслеживал, — вдруг резко выплюнул Люциус. — Я не имею привычки следить за членами своей семьи.

— Сэр, — с нажимом произнес Гарри, — постарайтесь вспомнить. Это очень важно.

— Идите к дьяволу, Поттер.

URL
2016-02-26 в 12:10 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гарри вздохнул и трансфигурировал из воздуха табурет. Придвинув его ближе к лорду Малфою, он сел и достал из кармана письма. Особых надежд на этот разговор он не возлагал, да и пришел, можно сказать, с другой целью.

— Вы отказываетесь сотрудничать? — едко осведомился аврор.

Малфой поморщился, будто учуял что-то совершенно мерзкое. Подбородок его дернулся, и стал слышен зубной скрежет. Видимо, желание прекратить бесконечные допросы было велико, потому что он нехотя произнес:

— Возможно, если вы дадите мне несколько минут, я смогу что-то вспомнить.

— Конечно, сэр, — великодушно разрешил Гарри, внутренне довольно улыбаясь.

Дверь позади открылась, и в нее просунулся Метью, охранник.

— Гарри, тут патронус Рона вьется. Тебя ищет.

Поттер озадаченно нахмурился. Комната была специально защищена от магии извне.

— Сейчас иду, — но с места он не тронулся, продолжая поглядывать на массирующего висок Люциуса. Морщины у глаз и рта становились глубже из-за накатывающей мигрени — спутницы многих, кто сидел в этом кресле.

Потратив несколько секунд на обдумывание, Гарри протянул письма лорду.

— Это ваше. Он просил передать. Читано только мной, сами понимаете, — пожал плечами Гарри, не уточняя, о ком шла речь.

Люциус с каким-то странным выражением уставился на Гарри, неосознанно сжимая пальцы на последнем волеизъявлении сына.

— Я не слишком хорошо знал Драко, по-мне так он был еще тем засранцем, — искренне заметил Гарри. — Но даже мне показалось странным его поведение в последнее время. Думаю, вы тоже что-то заметили. Считаю, что эта метаморфоза произошла не по его желанию. Тот, с кем он имел дело, что-то сделал с ним.

Гарри поднялся и шагнул к двери.

— Оставлю вас на пару минут, не раскисайте.

Люциус неожиданно фыркнул.

Гарри выскочил в коридор.

Призрачная собака метнулась к нему, как и Волчонок, намереваясь запутаться в ногах.

— Гарри, на Дина было покушение. Мы с Джинни в Мунго! — голосом друга сообщил патронус и растаял.

Выругавшись, Поттер проинформировал надзирателя Малфоя:

— Допрос завершен. Веди его обратно. Если захочет что-то рассказать, вызови Дениса.

— Понял.

Гарри не утруждал себя беготней до точки аппарации, он сжал порт-ключ и бесшумно исчез.

Выплюнуло его посреди Гайден-парка. Втянув полную грудь влажного вечернего воздуха, он переместился в Мунго.

Появление национального героя посреди коридора испугало пару медсестер со стопками медкарт. Пользуясь их растерянностью, Поттер незамедлительно спросил о недавно поступившем пациенте. Но услышать ответ не успел — из ближайшего кабинета вывалился Рон.

Гарри бросился к нему.

— Что стряслось?

Рон утянул его к лифту. Палата с пострадавшим была на третьем этаже. Когда они забились в кабинку, друг без лишних эмоций описал ситуацию.

Оказалось, что Дина подкараулили на выходе из Дырявого котла. Он собирался отправиться домой после работы, как вдруг резко вспыхнул свет, и раздался гул мотора. Скатываясь с металлической крыши машины, он еще был в сознании и сумел кое-как аппарировать. Неудачно, но зато остался жив.

— Никого не видел, да? — догадываясь об ответе, уточнил Гарри.

— Сам знаешь, эти гады действуют исподтишка, — подтвердил Рон, хмуро шевеля бровями. — Ему ноги переломало и плечо. Легко отделался.

Гарри фыркнул. Знал бы друг, как долго заживают такие травмы без костероста.

У палаты они встретились с взволнованной Джинни. Глаза ее покраснели, но оставались сухими, а руки мелко дрожали. Гарри сгреб ее в объятья, зарываясь носом в волосы цвета меди.

— Ничего, милая. Он сильный, справится.

Джинни тихо всхлипнула, не сдержалась.

Успокаивающе гладя по спине девушку, Гарри медленно осознал, что к нему прижался ее округлившийся животик. А уж что заставило его чисто машинально погладить его! В прошлую их встречу маленькое свидетельство беременности подруги так не заявляло о себе.

— Растет, — глупо констатировал гений мысли.

Джинни утерла порозовевший нос и улыбнулась сквозь слезы.

— Седьмой месяц. Мы уже большие.

— А кто там?

— Девочка, — Рон приобнял ее за плечи и поцеловал в висок.

— Молли будет в восторге от еще одной внучки, — расплылся в улыбке Гарри.

— Она не знает, какой пол у малыша. Это сюрприз, — огладив натянутую ткань свитера, улыбнулась Джинни.

К Дину пока не пускали. Поэтому пришлось ждать около часа. Когда разрешение было получено, все трое вошли в белую до тошноты палату и обступили кровать больного.

— Привет, — прохрипел Томас. Его ноги, все в повязках, были приподняты над постелью с помощью магии, рука с фиксатором лежала на мягкой подушке.

— Дерьмово выглядишь, — присвистнул Рон.

— И чувствую себя так же, — слабо пошутил Дин. — Джин, не волнуйся. Уже послезавтра меня обещали выпустить.

Миссис Томас боязливо дотронулась до удивительно целого лица мужа. Слезы побежали из ее глаз, но она сразу их смахнула и попыталась улыбнуться дрожащими губами.

— Люблю тебя, — тихо прошептала она.

— И я тебя. Не плачь, родная. Все хорошо, — глаза Дина сияли от радости, а здоровая рука уже лежала на ребеночке.

Гарри и Рон предпочли отойти и дать пообщаться молодой семье.

— Я считаю, надо предупредить наших, — прошептал Рон. — Если начались нападения, то...

— Да, согласен. Гермиона дома?

— Я запретил выходить без меня, — самодовольно заявил Рон.

— Я наведаюсь к Джорджу, потом к Биллу и Флер, а ты — к родителям и Перси.

— Сделаю, — кивнул Рон.

— Ребята, — тихо позвала Джинни.

Дин сглотнул и с трудом выговорил:

— Я кое-что вспомнил, Рон. В Дырявом котле было много народу. Я не стал задерживаться и быстро ушел. Но заметил длинноволосого рыжего парня. Джинни говорила, что именно такой за ней и Гермионой следил.

Гарри провел рукой по волосам, проинформировав:

— Я пришлю к тебе охрану. Джинни пойдет со мной.

— Что? Нет! — возмутилась девушка. — Я останусь с мужем.

— Поживешь денек у нас, сестренка, — встрял Рон. — Гермионе будет с кем поболтать, пока я на работе. Попрактикуешься общаться с малышом на Рози.

— Да, солнышко, оправляйся с Гарри и Роном. Меня сейчас все равно усыпят. Восстановление такого количества костей очень неприятный процесс, — поддержал идею Дин.

Джинни вспыхнула праведным гневом, но мягкий взгляд мужа ее усмирил, и она устало кивнула.


* * *
Время уже было позднее, на улице сияли фонари, печальными лучами отражаясь в тонких полосах дождя, летевшего с неба. Многие магазины уже темнели пустыми витринами, а те, что все еще были открыты, выпускали последних покупателей. Гарри шел по неровным просветам, ложившимся на дорогу, глубоко запечатывая в себе тревогу. Нападение на Дина не укладывается в логичную теорию Северуса о Защитнике. Почему двойник подослал убийцу к члену семьи Уизли? Чем тот мог угрожать Гарри?

Ответ напросился сам собой, стоило вспомнить, как доверчиво бывшая невеста искала у Гарри защиты и утешения. В носу еще ощущался аромат ее духов.

«Он считает, что Дин помеха на пути к Джинни? Вот дурак. А зачем следить за Биллом и Флер? Они чем виноваты?»

— Гарри? — Джордж явно не ожидал его увидеть. — Пришел за лакричными крендельками? Еще остались, — рыжий компаньон по процветающему бизнесу, как всегда, оказал радушный прием.

— Виски было бы предпочтительнее.

— Для тебя все найдется. Что-то случилось? Ты на задании?

Гарри редко навещал друзей в полном аврорском облачении, поэтому ничего удивительного, что это вызывает вопросы.

— Ты же закрываешься? — многозначительно уточнил Гарри и запечатал дверь.

Джордж задумчиво смотрел на него потом кивнул.

— Так что же?…

— Пожиратели начали нападать на всех, кто мне дорог.

— А я-то здесь причем? — насмешливо вскинул светлые брови Джордж и произнес заклинание, отключающее зазывалу на магазине.

Наложив на окна затемняющие и охранные чары, Джордж повернулся к Гарри.

— Дина я тоже не жалую, но ему это не помогло, — заметил Поттер, присаживаясь на табуретку у кассовой стойки. — Я только что из Мунго. Его подстерегли у Дырявого котла.

Джордж так душевно и забавно матерился, что Гарри не сдержал смешка.

— Джинни у Рона. Я собираюсь к Биллу. Он заметил слежку за их домом.

— Пойдем вместе… — кивнул Джордж.

URL
2016-02-26 в 12:11 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
С пронзительным свистом и звоном, заставившем встать волоски по всему телу, защитные чары вместе с окном пробил огненный шар. Раскаленной стрелой сгусток пламени врезался в витрину с зельями и вспыхнул разноцветным фейерверком. Гарри и Джордж бросились в разные стороны.

Упав на живот в куче игрушек, Поттер наколдовал поле вокруг себя, добавив в конце кислородный пузырь.

Еще один оглушающий свист и громкое «БАБАХ!».

Барабанные перепонки просто взвыли. Рядом в щепки и капли плавленного стекла разлетелась еще одна витрина. Гарри юркнул вглубь магазина, не оборачиваясь из-за пышущего жара. За ним раздавались взрывы и противный звук шипящих под давлением высокой температуры товаров. Запах горелых химикалий просочился даже под защитный купол. Глаза слепил огонь, с бешеной скоростью пожиравший все вокруг.

— Джордж! — завопил Гарри, ничего не разбирая перед собой.

Попытки отыскать друга не увенчались успехом, и оставаться дольше стало невыносимо. Гарри стремительно аппарировал.

— Гарри, бл*ть, что так долго! — заорал голос за спиной, чуть не спровоцировав Поттера на убийство.

Аврор оборвал срывающиеся с палочки искры и облегченно выдохнул. К нему подскочил перепуганный Джордж, весь дымящийся, с подпалинами на одежде и волосах, но живой. Они стояли около лавки Олливандера и тупо осматривали друг друга. Потом повернулись в сторону объятых огнем Ужастиков.

Около магазина на фоне золотого марева стояла угловатая фигура в потрепанной мантии. Ее рука лениво поднималась и хлестко запускала в разгромленный магазин все новые фаерболы. Ни безумного адреналина, что испытывали на погромах все Пожиратели, ни лишних телодвижений. Дженкинс, а это был он, просто спокойно стоял и смотрел.

Невидимая сила подбросила Гарри вперед, ярость заклокотала в груди. На бегу он сорвал магией несколько черепичных навесов от лавок и запустил их в Труди.

Все снаряды разбились о замерцавшую мощную стену.

Пожиратель медленно обернулся и гадко улыбнулся.

— Привет-привет. Как тебе костерок?

Гарри зарычал, поднимая ураган из камней и попавшихся под руку фруктовых лотков. Труди на доли секунды помедлил, изумившись развернувшейся перед ним силе, и бросился в сторону. Его защита снова устояла, упруго отбивая снаряды.

Поттер не терял времени, лавиной насылая заклинания. Пусть не смертельные, но несомненно вредоносные. Они били по охранному куполу Труди, барабаня, словно добротный град о плотное стекло.

Магия текла по венам, оплетая теплым коконом, и хлестала из волшебной палочки, нагревая ее основание. Гарри начертил светящиеся руны, диктуя свои желания на мертвом языке. Черная молния, без лишней эффектности, прошила зарябивший щит вокруг Дженкинса и встретилась с его грудью.

Вместо грохота обрушающихся в пожаре досок Гарри слышал, как бьется собственное сердце, и звенит магия. Изо рта вырвался пар, развеиваясь в ночной прохладе. Языки пламени бликовали в окнах по всей улице. Поттер, покачнувшись, отчего-то нервно махнул руками и двинулся к растянувшемуся на мостовой телу.

Подцепив кончиком палочки прядь спутанных волос, криво улыбнулся.

— Доигрался, гад, — прошептал он, рассматривая белое лицо из-под полуприкрытых ресниц.

— Он мертв? — испуганный Джордж выглянул из-за плеча.

— Нет, — Гарри выпрямился. — Но причинить вред теперь вряд ли сможет.

Обернувшись на треск, Гарри с тягостным чувством наблюдал, как разваливается детище товарища.

— Теперь я вижу, что действительно в списочке «дорогих тебе людей», — съязвил его добрый друг и поморщился. — За свою любовь будешь расплачиваться рабским трудом. Отстраивать.

Гарри хотя бы порадовало, что он не сильно расстроился. И выбрался целым.

Из домов, как мыши из норок, выскакивали люди. Кто-то звал авроров. Собственно, один уже был тут.

Гарри связался с Кингсли и после прибытия подкрепления долго помогал тушить пожар, отправив Джорджа к Биллу.

В СО Гарри так и не вернулся, послав патронус Мэтью, чтобы завтра привел Малфоя на встречу.


* * *
В Хогвартс он явился во втором часу ночи; только переступив каминную решетку, Гарри с запозданием вспомнил, что безответственно забыл оповестить Северуса о благополучном исходе дела. В прочем, отставив угрызения совести, он отворил дверь в соседнюю гостиную и остановился на пороге. Тишина и дотлевающие поленья свидетельствовали о том, что Северус, не дождавшись, уже лег.

Гарри покусал губы и покинул комнату. Нестерпимо хотелось в душ и спать. Первое он осуществил с особым воодушевлением. Пот и гарь налипли на тело жирным слом, поэтому в процессе оттирания Гарри слегка увлекся и перешел к неспешным ласкам. Богатый на события день предсказуемо вылился в ленивое возбуждение, и Гарри ничего не имел против. Несколько приятных минут помогли расслабиться сведенным мышцам. Тяжело дыша, обессиленный он привалился к стене и закрыл глаза. В голове приятно шумело.

Вода тихо стучала по стенкам и зеленой занавеске.

Вдох-выдох. Пар поднимался и клубился вокруг обнаженного тела, оставляя малюсенькие капельки на коже и волосах.

— Гарри?

Его позвали приглушенно, но Поттер услышал.

— Я в ванной, — крикнул он двери.

— Решил утопиться? — Снейп славился способностью искусно говорить и на лету придумывать меткие обороты речи, но то, как он произнес короткий вопрос — с хрипотцой и торопливо — подсказали Гарри, что спросить он хотел другое.

Поттер мягко улыбнулся. Острую иглу холода, засевшую в грудине из-за вины перед целой страной, не могли растопить ни горячая вода, ни желанный оргазм, зато с легкостью справился обеспокоенный голос Северуса. Чудо, никак не меньше.

Выбравшись на коврик, он быстро растерся полотенцем и закутался в халат. Все-то здесь было зеленым! И халат и полотенца, и... Ага, бумага туалетная белая, хоть что-то…

— Извини, что не прислал Сохатого, — первым делом повинился Гарри, представая пред оценивающим взглядом Снейпа.

Тот, видимо, все же ждал, учитывая ничуть не сонный вид.

— Как все прошло? — наконец, сдержано поинтересовался Северус, завершив осмотр.

— В шкуре министра целую неделю разгуливал Бартеломью Рассек. Скримджер неизвестно где. А мы в заднице, — очень скромно подытожил Гарри.

— Подробности были бы не лишними, — снисходительно попросил Северус.

Пересказ не занял много времени, но вымотал Гарри окончательно. Усевшись на диван, он блаженно выдохнул и вытянул ноги.

«Черт возьми, когда-то я мог сутками не спать и быть бодрячком, — задумался он, поводя плечами, чтобы размять спину. — Неужели сегодняшние растраты магии так влияют?»

Северус задумчиво взял себя за локти. Поглядев на камин, он заставил пламя вспыхнуть.

Гарри от неожиданности вздрогнул и сжал пальцами виски.

— Нервы шалят? — изогнул бровь Северус, скрывая сожаление за колкостью.

— Есть немного, — Гарри втянул воздух через нос и, откинув голову на диванную подушку, в полном расстройстве сказал: — На нас с Джорджем обрушили целый водопад раскаленной лавы в Косом переулке. Ужастики Умников Уизли спалили к чертям!

Северус напряженно переступил с ноги на ногу, словно хотел сначала шагнуть ближе, но передумал.

Гарри, заметив это, обратил внимание на его тапки. Кстати, с вышивкой не змей, а забавных ящериц. С пушком.

От этого открытия Поттер неприлично хрюкнул. Видимо, нервы и правда сдают.

— Уизли жив? — спросил Северус, не оценив гарриного веселья.

— Все живы, слава Мерлину, — с облегчение констатировал аврор. — На Дина Томаса тоже напали. Это муж Джинни. Куча переломов, но не смертельно. И я дрался с Труди Дженкинсом, — нескладно закончил он.

Обе брови Северуса взлетели вверх, а тонкие пальцы почти незаметно чуть сильнее впились в складки халата.

— Его отправили в Аврорат. Кингсли оставил допрос до утра, — продолжил Гарри, почесывая подбородок и поглядывая на собеседника.

— А Люциус?

— Из-за случившегося с Дином я не закончил с ним. Мистер Малфой крайне расстроен. Я отдал ему письма Драко и ушел. Но мы еще пообщаемся, — Гарри начинало морить, глаза слипались.

— Я могу к нему прийти? — неожиданно спросил Северус, ослабляя напряженные кисти рук и заводя их за спину.

— Думаю, это реально, — Поттер зевнул. — Давай завтра обсудим. Смертельно охота спать. — Он поднялся и направился к кровати.

Выражение лица Северуса изменилось.

— Ты наконец-то решил воспользоваться своей постелью?

— Ну для чего-то же она тут поставлена, — беззастенчиво пробормотал Гарри.

— Мне казалось, ты вполне доволен моей, — непонимающе произнес Северус.

Гарри молча продолжил стягивать покрывало, а за ним и одеяло.

Снейп поджал губы. Больше ни сказав ни слова, он с достоинством удалился. Поведение Поттера наглядно продемонстрировало очевидное желание побыть в одиночестве. Что ж, пусть будет так.

URL
2016-02-26 в 12:11 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Спустя полчаса замученный совестью и беспокойством, что Северус мог не правильно его понять, Гарри постучался в соседнюю спальню. Само собой, ему никто не ответил. Пришлось пренебречь правилами приличия и нагло нарушить чужой покой. По тишине, не прерываемой глубоким дыханием, он понял, что Снейп бодрствует. Найдя на ощупь в кромешной темноте край огромного ложа, он присел.

— Северус, — просительно прошептал Гарри, — прошлой ночью все вышло ужасно...

— Случайность, — с холодной презрительностью донеслось из темноты.

— Нет, это не так, — голос звучал твердо, но Гарри пребывал в сомнениях. — Я мог серьезно навредить тебе. Ты лучше меня знаешь о том, что творится с моей магией.

— Я в состоянии постоять за себя, — судя по звуку, Снейп развернулся. — Не оскорбляй меня своим недоверием, я тридцать лет практикую основы магии, далеко не безобидной. Захотел бы проклясть, будь уверен, я бы сделал это.

— В том-то и дело, ты не сделал. Пожалел! — выкрикнул Гарри.

— Все, что ты делал, было в рамках… — теплое дыхание опалило щеку, отчего Поттер нехотя отстранился.

— А если я зарвусь? — уже зло ответил он.

Снейп не выдержал и разжег камин, чтобы хоть немного видеть лицо напротив.

— Ты не сорвешься. Знаешь, почему я так считаю, глупый мальчишка? — в его глазах плясали отсветы огня.

Гарри замер. Опять происходило что-то странное, потому что, глядя на встрепанного Северуса, в домашней пижаме и с пылающим решительностью взглядом, желание спорить ускользало. Глубоко внутри, за бронью ментальных стен, Гарри яростно давил в себе зарождающуюся едкую горечь. Каким же он был глупцом, еще совсем недавно мечтая, чтобы Снейп доверял ему. Лишь сейчас он кристально ясно осознал, что это может погубить его.

— И почему же? — спокойно спросил Гарри, чтобы отвлечься от мыслей.

— Даже в своих снах ты не стремишься к жестокости, — просто признал Северус и сам успокоился. — Если тебе еще не противна моя компания, то ложись и давай спать, Гарри. Ты устал, и я, признаться, тоже. А завтра я, так и быть, расскажу тебе о чудесной методике защиты разума от вторжения во сне. Ты, разумеется, уже знаком с одной. Но будет тебе еще. Для уверенности в своих силах.

Гарри, удивившись, медлил. Проиграть некогда злобному бывшему учителю оказалось не так страшно, как самому себе. И он обнаружил, что не готов отказаться от возможности проводить вместе ночи. Ум отчаянно цеплялся за любую идею, как обезопасить это совместное времяпрепровождение. Может быть, Снейп просто намерен доказать самому себе и Гарри, что способен все контролировать, и доверием тут не пахло, а может, и в самом деле…

— Поттер! — мощный рявк, от которого Гарри подскочил. — Думай шустрее!

Гарри ухмыльнулся и забрался под одеяло.

Северус уже открыл рот, чтобы пройтись по соображалке героя, как зашипел.

Гарри стиснул его в медвежьих объятьях, уткнулся в шею и затих.

— Поттер, мои ребра, — взвыл Снейп, не ожидавший таких излияний. — Они не пригодны к проверке на прочность твоими лапищами.

— Они справятся. Ты меня убедил.

Северус обреченно застонал. Гарри хитро блеснул глазами и ослабил руки, чтобы дать недовольному мужчине устроится поудобнее.

Немного поворчав для проформы, Снейп откинул голову на подушку и вздохнул.

А Гарри повернулся и поцеловал его кривящиеся в улыбке губы.

— Спасибо, — тихо прошептал он.

— Не стоит, — прошептал в ответ Северус, ласково поглаживая короткие волосы; Гарри замурлыкал от удовольствия. — Засыпай.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Квинтэссенция

главная