12:04 

Двуликий, NC-17, Глава 26!

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



Автор: феникс (ljnkzncv/~Alena~)
Пейринг: снарри
Рейтинг:
Жанр: romance, angst, fluff, hurt/comfort, detective
Размер: макси
Предупреждения: ненормативная лексика, злоупотребление алкоголем (немного)... АУ начиная с 7 книги, ООС героев. ОС. ПостХогвартс.
Саммари: Спустя пять лет после войны магический мир столкнулся с последствиями режима Волдеморта. Страну наводнили новые Пожиратели Смерти под предводительством волшебника, тщательно скрывающего свою личность. Работая под прикрытием, аврор Поттер спасает из рук насильника своего бывшего профессора. С этого и начинается головокружительная череда событий, которая приводит Гарри к разгадке – кто такой Новый Темный Лорд, и почему Англия снова погрязла в преступности.
Состояние: в процессе
Публикация на других ресурсах: только с разрешения автора!
Ссылка на начало: пролог + с 1 по 8 главы





запись создана: 29.12.2013 в 17:04

@темы: макси, Снарри, Двуликий(мое), Гарри Поттер, NC-17

URL
Комментарии
2016-02-26 в 14:36 

Ini-san
кофе надо пить, а не курить (с)
спасибо за новую главу!!)))):red::red::red::red:
надеюсь , новая будет раньше, чем через почти 3 месяца.

2016-02-26 в 21:38 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Ini-san, ничего сказать не могу. Как появляется вдохновение, так сразу же бегу писать. Многие обстоятельства не позволяют уделять этому делу больше времени. Реал зовет и не отпускает.:nope:

URL
2016-02-27 в 19:03 

ZirratyKat
Я буду помнить тебя. Всегда.
Спасибо за новую главу. Вдохновения вам!:red:

2016-02-28 в 09:24 

Murna Ben C
Людей с высоким интеллектом посещают крайне извращенные фантазии... я знаю, о чем говорю. (c)
Спасибо, ljnkzncv, :red:
долгожданная прода :beg:

2016-02-28 в 23:10 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Murna Ben C, на здоровье :-D

URL
2016-03-08 в 22:03 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Кофе обжигал губы и язык, но Гарри упорно его хлебал. Мозги постепенно включались в работу. Уже битый час он сидел над Омутом памяти и копался с воспоминанием Драко. Чертов Хорек знал все: от того, как появилась злобная копия Гарри, до того, как она развилась в такую влиятельную силу, заправляющую Пожирателями Смерти по всей Британии. Мерлин, как хотелось оказаться подальше отсюда, в какой-нибудь глуши, где никто ни сном ни духом о магии и магах. Или на крайний случай можно поглубже забраться в подземелья Хогвартса и больше оттуда не выползать. Гарри ничуть не представлял, что делать с открывшимися подробностями. И хуже того, он не знал, как сообщить обо всем Кингсли. Тот имел право знать, с чем они воюют.

Как можно рассказать своему начальнику, что кровавый монстр зародился из-за... чертова похотливого егеря? Может, сей факт биографии Гарри и не причинял боли спустя столько лет, но был крайне неприятен. И Поттер не хотел его обнародовать.

Рано или поздно правда откроется, и встанет вопрос, как объяснять появление такого антагониста-защитника героя. И что тогда? Даже если скрыть детали, некоторые могут начать копать глубже. Та же Скитер и ее друзья-прихлебатели.

“Могут и не найти ничего, — морщась подумал Гарри. — В самом деле, откуда им знать? Кроме меня, Драко и Северуса, никто ничего не видел. Только если братец пишет мемуары”, — от этой мысли свело желудок, но все же она показалась маловероятной.

Воспоминания Драко полностью подтверждали теорию Северуса о защитнике, однако некоторые его, второго Поттера, поступки выглядели уж очень странными.

Стали ясны смерти двух судей Визенгамота, некогда испортившие жизни двух близких людей Поттера — Сириуса и Ремуса. Желание смерти Снейпу тоже не вызывало недоумения — тот был редкостной сволочью в школе, да и после убийства директора Дамблдора стал номером два в списке злейших врагов Гарри. К моменту истории с егерем Поттер смертельно ненавидел его. Вчерашнее покушение на Дина есть ничто иное, как попытка мести Джинни. Разгромы деревень унесли много жизней слизеринцев, с которыми Гарри когда-то сталкивался. И даже смерть Драко Малфоя не стала проходной.

Ощущать вину за все это было невыносимо. Во рту пересыхало, и вместо горячего напитка хотелось горячительного, и покрепче. Удерживал лишь предстоящий поход в Аврорат, ну и, наверное, здравый смысл.

Хлопнула дверь в гостиной Снейпа. Послышались голоса.

Гарри оторвал взгляд от тома по окклюменции, приткнутого утомленным читателем рядом с Омутом памяти.

Вход в апартаменты распахнулся с глухим стуком.

— Гарри, доброе утро, — входя, поприветствовала директор. — Хорошо, что я успела тебя застать.

За ней следовал Северус.

— Доброе. Что-то случилось? — молодой человек расправил плечи и встал. — Присаживайтесь, — в небольшом помещении между камином и кроватью был втиснут небольшой диванчик, еще утром трансфигурированный Гарри из стула и подушки.

— Спасибо, но думаю, нам стоит подняться ко мне. У Хагрида попытались выяснить сведения о тебе и профессоре Снейпе.

Первой мыслью Гарри было, что Хагрид пострадал, но он отмел это предположение. Минерва же знает подробности.

— Где он?

— В моем кабинете. Он в порядке, — Минерва посмотрела на него поверх очков, затем гордо улыбнулась. — А вот горе-разведчик поплатился сполна.

Поттер удивленно наклонил логову на бок.

— Авроры должны прибыть через минуту, Поттер, — предупредил Северус. — Так что нам стоит поторопиться.

— Само собой, идемте, — Гарри прихватил свой плащ из ванной.

Они перешли в смежную гостиную. Директор направилась к двери, но Снейп своевременно остановил ее.

— Минерва, студентам не стоит видеть, как Поттер выходит из моих комнат и, тем более, прогуливается по замку.

— Мерлин, я не подумала, — забеспокоилась она и поспешила за мужчинами к камину.

Переместившись, Гарри поправил очки и шагнул к полувеликану. Тот как сторожевой пес возвышался возле сидевшего на полу волшебника.

— Привет, Гарри, — вся суровость слетела с лица Хагрида, он расцвел радостной улыбкой.

— Рад тебя видеть, — Поттер осмотрел Пожирателя, испепелявшего его взглядом.

“Интересно”, — пронеслось в сознании.

Сзади появились Снейп и МакГонагалл.

Поттер, не обращая ни на кого внимания, отработанным движением вытянул палочку и наложил сканирующее заклинание на пленника. Оценив богатый набор примесей в его крови, он произнес:

— Ты знаешь, что у тебя в желудке яд? Финита, — отменил он заклятие немоты.

— Пошел ты! — огрызнулся Пожиратель, с опаской косясь на собравшихся, а на Хагрида еще и с неприязнью. Видимо, сильно получил по шее.

— Очень скоро мы отправимся в Аврорат, и там с тобой любезничать не станут, — проговорил Поттер.

Именно этот момент выбрали авроры, чтобы появиться.

— Поттер? — увидев Гарри, удивился Дейв (его отряд помогал Гарри в Малфой-мэноре). — Что тут произошло?

— В Хогсмиде поймали Пожирателя смерти, — Гарри указал на скалившегося парня. — Его зовут Терри Милтон, входил в группу Труди Дженкинса. Совершал убийства и насилие, мародерствовал. Есть что добавить, Терри? — добродушно взглянул на него Гарри.

Лицо блондина некрасиво вытянулось.

— Откуда, черт тя дери, ты...

— Ответь мне на вопрос про яд, — жестко перебил его Гарри.

Терри опустил глаза и с силой сжал губы. Мотнув головой, будто отгоняя посторонние мысли, он резко выплюнул.

— Да! Черт… я знаю о нем. Этот сумасшедший, он травил нас!

— Отлично, — Гарри присел около него. — Тогда ты понимаешь, что любым неосторожным вопросом я убью тебя?

Терри замер и судорожно сглотнул.

— Яд начинает действовать независимо от того, произнесешь ты ответ, или нет. Достаточно того, что ты начнешь о нем думать.

— Гарри, — вмешался Северус.

Поттер поднял руку, останавливая.

— Мне интересно, в курсе ли твой хозяин, что ты отправился сюда?

Терри замялся, но затем быстро замотал головой.

— Я сам. Но не из-за хозяина. От него не было приказов уже несколько дней. Труди…

— Тише-тише, — улыбнулся Гарри. — Не стоит много болтать. Раз ты здесь по собственной инициативе, значит, хозяин не знает о твоем присутствии в Хогсмиде и о твоей поимке.

Гарри повернулся вполоборота к наблюдающим за ним волшебникам.

— Я думаю, что если подобрать формулировки и быть достаточно осторожными, то можно использовать мистера Милтона в качестве информатора.

Северус быстро кивнул, догадавшись о его замысле.

— Вы согласны сот… — Гарри замолк, возможно это слово тоже может вызвать срабатывание капсулы, поэтому он поправился: — вести благотворительные работы, мистер Милтон?

Терри от перспектив передернуло.

— Мы постараемся извлечь из вас капсулу, — добавил Снейп, разглядывая Пожирателя, с которым, как он понял, Гарри когда-то приходилось работать.

— Я согласен.

Гарри выпрямился, полностью довольный результатом.

— Подготовишь нам камеру для допроса, Дейв? — спросил Гарри, поднимая Терри с пола.

— Даже провожу, — хмыкнул Стилс. — Вперед, ребята, — скомандовал он своим парням, так и застывшим у камина.

Гарри спровадил пленника аврорам, а сам ненадолго задержался в Хогвартсе.

— Что именно он спрашивал, Хагрид? — поглядел он на друга. — Только вспомни, пожалуйста, подробнее. Это важно.

— Конечно, конечно… Ну, он спросил сначала о профессоре Снейпе. Настоящий ли он? Ха, странный этот парень! Как может быть профессор не настоящий…

— Хагрид, — строго осадила директор, усаживаясь за свой стол. — Гарри торопится.

— Да-да… Я сначала без задней мысли ответил честно. Он показался мне веселым малым, я подумал — один из бывших слизеринцев интересуется… Только потом я вспомнил о предупреждениях директора. Особенно, когда этот Терри начал о тебе болтать… Я тогда сразу смекнул и дал ему по темечку. Ох Розмерта и перепугалась! — хихикнул Хагрид.

— А что ты с утра делал в Трех Метлах? — внезапно выцепил мысль Гарри.

— Сегодня ж вторник! — прогундел друг так, словно это все объясняло.

— А, Гарри, по вторникам у Розмерты особые завтраки, — поспешила объяснить МакГонагалл.

Гарри улыбнулся.

— Ладно. А про меня он что спрашивал?

— Пытался узнать, где ты живешь, часто ли мы с тобой общаемся… Кажется, он говорил, что видел тебя в Косом переулке с профессором Снейпом.

Гарри недоуменно обернулся к Северусу.

По лицу зельевара невозможно было ничего понять. Но, по всей видимости, он тоже удивлен, как кто-то мог разглядеть его под мантией-невидимкой во время их прогулки за палочкой и документами.

“Скорее всего, он соврал насчет переулка, — услышал Гарри приятный баритон Северуса у себя в разуме. — Ты можешь припомнить — я снимал мантию в министерстве. Милтон мог быть под оборотным зельем”.

Гарри понимающе кивнул.

— Спасибо, Хагрид. Ты очень помог. Аврорат давно не мог схватить хоть одного Пожирателя из Групп, не повредив капсулы и не поставив в известность хозяина.

Полувеликан махнул рукой, мол, обращайтесь.

— Главное, чтобы этот… не навредил тебе, — пробасил он.

Гарри благодарно пожал ему руку.

URL
2016-03-08 в 22:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Профессор, — Гарри обратился к Снейпу. — Вы хотели навестить знакомого. Как будете готовы, пошлите мне патронуса.

Северус поджал губы и обратил взгляд в центр планетарной модели на столе МакГонагалл, где виднелся циферблат часов.

— Через три часа с четвертью я освобожусь, мистер Поттер.

— Профессор МакГонагалл, — Гарри на мгновение прервался, прежде чем продолжить, — начиная с сегодняшнего дня вы не должны мне доверять, пока я не скажу кодового слова, о которым мы с вами договоримся. Если мне нужно будет что-то вам передать, я попрошу профессора Снейпа, — Гарри обратился за поддержкой к Северусу, тот отделался скупым кивком.

Минерва в замешательстве посмотрела на коллегу и бывшего ученика. Гарри тяжело вздохнул.

— Профессор Снейп вам все объяснит. Чтобы не было особенно подозрительно, паролем будет: “На улице снова туман и яркие звезды”. — Снейп непроизвольно фыркнул, видимо, радуясь, что Гарри не последовал примеру одного старика и не придумал что-то вроде “сладеньких леденцов”. — А теперь, прошу простить меня.

Со свойственной манерой всех героев, Поттер умотал через камин вершить подвиги. Северус страдальчески перевел дух и уселся в кресло напротив задумчивой Минервы.

— Я, пожалуй, пойду… — промямлил Хагрид. — У меня это… урок.

— Идите, Рубеус, — напутствовала Минерва, махнув рукой. — Доброго дня. И не заводите больше бесед с неизвестными и чересчур любопытными.

— Ага, постараюсь…

Полувеликан потопал к выходу.

— Что-то я не понимаю в нашей нескладной картине мира, — вдруг сокрушенно проговорила волшебница. — Гарри затеял какую-то игру? Только не говори мне, что он перенял некоторые замашки Альбуса. Это было бы слишком.

Северус закатил глаза.

— Ничего подобного. Поттер прост, как перечное зелье. Зато обзавелся осторожностью, слава создателю.

— Тогда потрудись объяснить, о чем он тут толковал?

— Видишь ли, мы только-только сами докопались до истока проблемы. И, как оказалось, за всеми темными свершениями стоит не просто темный волшебник, — Северус оглянулся на картины. Собравшиеся директора даже не делали вид, что спят — все уставились на него и внимательно слушали.

— Они связаны обетом, ты же знаешь, — успокоила Минера. — Продолжай.

Снейп перевел взгляд на Дамблдора, насупившего седые брови.

— У Гарри есть магический близнец.

— Как это?

— Тебе, наверное, знакомо явление спонтанного выброса. Все волшебники в юном возрасте его испытывают. Однако не только они. В моменты сильных эмоциональных переживаний у необделенного могуществом волшебника может произойти похожий всплеск. В случае с Гарри, он испытывал страх и боль, желание защититься и побороть противника. Из-за невозможности помочь себе физически, Гарри неосознанно… направил магию на создание оружия или щита.

— Я поняла, о чем ты, — выдохнула Минерва, сжимая пальцы, чтобы унять мелкую дрожь. — Мерлин и Моргана, это же колоссальная мощь… Но как? Это случилось во время битвы с Волдемортом? Хотя, нет, я не заметила ничего такого…

— Нет, — Северус посмотрел на нее. — Я не могу рассказать. Это прерогатива самого Поттера. Но обстоятельства и не имеют значения. Важно то, что он создал существо, воспринимающее мир с точки зрения озлобленного человека, стремящегося поквитаться с теми, кто причинял ему вред. В какой-то извращенной манере он старается защитить Гарри. Перекроить мир для него.

— Но Пожиратели? Зачем ему армия убийц?

— Я думал над этим… Сначала все это казалось бредом умалишенного, — Снейп откинул голову на спинку кресла и пару секунд рассматривал узоры на потолке. — Но потом я понял… Что делал Гарри всю свою жизнь?

— Был особенным? — вставил свои пять сиклей портрет Дамблдора.

— Мда, это точно. Он боролся, Альбус, — язвительно отозвался Северус. — Сначала в семье своих родственников против несправедливости, потом в нашем мире — с Волдемортом. Близнец Гарри лишь воссоздает прообраз той вселенной, где Гарри всегда противостоит злу. Вот и все.

— Тогда как нам отличать, кто из них кто? — спросила Минерва. — И как… Северус! — она шумно втянула воздух через нос, полностью осознав масштаб проблемы. — Ты ведь понимаешь, что такие магические проекции просто так не уничтожаются. Она продолжит тянуть силы из создателя. Минуточку, как же он существует без постоянной подпитки магией Гарри? Не понимаю…

— Да, это и меня ставит в тупик, — в глазах зельевара загорелся исследовательский огонек. — Как отличать Гарри от защитника — смотри по глазам и задавай те вопросы, который знает только наш Поттер. Например, о сегодняшнем разговоре. Школьные воспоминания не подойдут, как и некоторые послевоенные. Двойник мог все разузнать о жизни Гарри.

— Поняла.

Раздался тихий писк.

— Что это? — встрепенулась Минерва, уставившись на рукав мантии Северуса.

— Это непростительное пренебрежение к собственной дисциплине, госпожа директор. У меня урок, — Снейп чопорно поднялся. — Поговорим еще, когда Поттер вернется с допроса.

— Конечно. Удачи.

— Хм-м, я передам твоим гриффиндорцам.

— Северус!

Но профессор зелий уже исчез в зеленом пламени камина.

Минерва откинулась в кресле с удобной для ее больной спины подушечкой.

— Час от часу не легче.

— Не волнуйся, — всезнающе посоветовал Дамблдор. — Я тут вспомнил несколько полезных журналов из свой библиотеки, где упоминаются случаи по проблеме магического раздвоения личности. Очень советую.

— Альбус, что бы мы без ваших советов делали, — кисло проворчала Минерва, вставая. — Какая полка и что за трактат?


* * *
Гарри долго молчал, обдумывая свои вопросы, которые планировал задать Терри. Они сидели в одном из безликих кабинетов СО.

— Вы правда вытащите его из меня?

— Что? — сбился с мысли Гарри.

— Яд.

Поттер поглядел на него в упор. Терри был бледен, но настроен решительно. Отросшие светлые волосы в озорном беспорядке торчали в разные стороны, и несколько прядей падали на глаза. Он их постоянно стряхивал и сдувал. Над бровью красовался глубокий порез, губа разбита. Во время проверки Гарри не заметил особых повреждений кроме ушибов и потертостей в пятой точке. Зная Милтона не первый день, Гарри ничему из этого не удивился.

— Если ты действительно нам поможешь.

— Я же согласился, — упрямо буркнул Терри. — Откуда ты меня знаешь?

— Не твое дело. — Милтон вдруг нахмурился. Гарри продолжил: — Считаю, что тема твоей сегодняшней любознательности будет самой безопасной. Тогда давай попробуем. Зачем ты узнавал обо мне и о профессоре Хогвартса?

— После того, как я увидел, что случается с нашими, когда их ловят авроры… Я считал, что гады их пытают… Но это оказалось не так. Я отлеживался на квартире у парней из Группы после последнего задания. На нас как-то вышли шавки. Как только зазвенели сигналки, я спрятался на крохотном чердаке среди пауков и хлама. Через щели в полу я видел, как авроры спрашивали Эрика о хозяине и Группах. Стив был в отключке.

Гарри быстро припомнил тонкого юношу с красивыми ладонями и его амбалоподобного парня.

— Они ничего ему не сделали, расспрашивали только… Он чуть ли не захлебывался кровью. Пока не помер, — губы Терри стали такими же белыми, как и лицо, отчего глаза показались чужеродными стекляшками. — Я не хочу так.

Жаль, конечно, симпатичного Эрика, но Гарри был здесь не для сочувствия.

— Ближе к делу, Терри, — напомнил он. — Ты не ответил на вопрос.

— В Группах не любят тех, кто слишком много спрашивает. Я не дурак, сразу просек. Мой друг часто говорил, что у каждого тирана свое прекрасное безумие. Я пришел в Группу из-за…

— Ты решил порадовать меня свой душещипательной историей? — Гарри посмотрел на него, как на больного. — Да мне дела нет, что у тебя там случилось. Не тяни время, отвечай на вопросы. Или ты передумал?

Терри отвернулся, напряженно сжимая и разжимая пальцы.

— Я хотел, чтобы кто-то мне помог. Ты ведь всем помогаешь!

— Ты меня не убедил, — чуть ли не пропел Гарри.

— Ты запал на этого старика, Снейпа.

Повисла тишина. Взглядом Гарри можно было убивать, не оставляя следов.

— Что ты сказал?

— Когда этого носатого профа наши утащили в Подземелья, ты кинулся его спасать. Слухами земля полнится, — нагло ухмыльнулся Терри. — Слышал, что хозяин побывал в твоем доме и добыл себе игрушку.

Гарри прилагал усилие, чтобы не двинуть по самодовольной морде.

— Причем здесь это? — цедил он.

— Я подумал, что если прослежу за ним, то выйду на тебя. Мне правда нужна помощь… Если бы я сунулся в Аврорат, то, ты сам сказал, любой вопрос, и все, — голос Терри стал тише и начал срываться. — Если ты поможешь мне вылезти из этого дерьма, я что угодно сделаю. Сдам кого хочешь.

— Заткнись пока.

Гарри сидел молча, разглядывая собеседника. Как-никак они знакомы давно, и он уже слышал, что привело Терри на темную дорожку. В Хогвартсе он был старше Поттера на пару лет, учился в Ревенкло. Выпуск пришелся как раз на время господства Риддла. Полукровка, сирота, работать его никуда не брали. Легально по крайней мере. Вот он и оказался на Красном рынке у Декстера, а потом на побегушках у Крока. Живучестью, конечно, он обладал завидной, как и изворотливостью.

— Сейчас придут целители. Операция по извлечению длится недолго.

Гарри встал и, не оборачиваясь, вышел.

Ничего существенного от Терри пока не добиться, тот ясно дал понять, что трусит болтать, но как только из него вынут капсулу… Гарри уже припас целый пузырек веритасерума.

Дождавшись мистера Риски и его помощника, Гарри запустил их к Терри, а сам решил пока наведаться к начальству. Утреннюю прессу ему было негде читать, поэтому он не представлял, как общественность встретила новость о Министре.

Отметив некоторую пришибленность и беспокойство на лицах административного персонала Аврората, попадавшихся по пути, Гарри понял, что вести все приняли тяжело.

Кингсли на месте не оказалось, отчего пришлось тащиться к себе в кабинет, чтобы написать письмо там. Долго ли он думал, выводя слова на новеньком пергаменте? Да не очень.

“Здравствуй, братец. Ну ты и дерьмо, знаешь? Давай встретимся. Очень хочется познакомится.

Гарри Поттер”

URL
2016-03-08 в 22:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Поттер ухмыльнулся, едва не процарапав лист, когда выводил свою фамилию.

Наверное, было бы правильнее обсудить подобный ход с Кингсли или Северусом. Предсказать реакцию двойника было сложно. Но Гарри не думал об этом. Владел ли им гнев или ярость? Нет, он пребывал в спокойствии и ясном уме.

Призвав с помощью специального сигнала почтовую сову, Поттер привязал свое послание.

— Лети к Гарри Поттеру. Другому Гарри Поттеру.

Птица ухнула, ничем не показав, что она думает по поводу некоторых сумасшедших героев, и скрылась в небе. Следящие чары надежно прикрепились к пернатой служащей.

Гарри смотрел ей в след, пока боковым зрением не уловил слабое сияние.

Обернувшись, он застыл. Серебристая лань вытянула шею и моргнула своими голубоватыми глазами. Гарри протянул руку и ласково провел пальцами по призрачной голове, желая ощутить так же близко ее хозяина.

— Жду тебя, — голос Северуса был неизменно сдержан.

Лань растворилась туманом.

Гарри вызвал Сохатого и передал с ним координаты встречи. После чего запер кабинет и отправился в СО.


* * *
— Поттер, я могу побыть с ним наедине? — сухо осведомился Северус, когда они подошли к двери, за которой их ожидал лорд Малфой.

— Вообще подобное запрещено, — проворчал Гарри. — У тебя пятнадцать минут, потом я зайду.

— Этого достаточно, — Северус взялся за ручку и зашел в комнату.

Люциус не поднял головы, чтобы посмотреть на гостя, меланхолично разглядывая собственные ногти.

— Не очень-то тут весело, — прокомментировал обстановку зельевар.

Малфой вздрогнул и уставился на Снейпа, как на свежевосставшего инфернала.

— Северус! — прохрипел он, подрываясь с кресла.

Кто сказал, что те, в чьих жилах течет голубая кровь, не обладают горячим сердцем?

— Не думал, что ты способен на такие сантименты, — ухмыльнулся Снейп, обнимая друга в ответ.

— Если потрудишься вспомнить, я недавно похоронил тебя, — оправдался Люциус и слабо улыбнулся. — Ты… Как ты сюда попал?

— Связи, друг мой. У нас не так много времени.

— Я понял. Поттер, да?

— Да. Ему нужна информация о Пожирателях и хозяине. Расскажи все, что знаешь.

— Я уже все сказал, — рассердился Люциус.

— А о Драко?

— Север… Я ничего не знаю, — с болью произнес Малфой. — Проклятье. Я старался выяснить, что он затевает. Разведал про новые группировки, собирающиеся в Лютном и Лунном переулках, и про старую тюрьму. Драко все понял и попросил не вмешиваться, иначе это могло навредить ему. Я послушал.

— Ты знал, что он бывает в замке Монтегю?

Люциус откровенно удивился, услышав это название, и покачал головой.

— Там давно никого не было. Замок под защитой министерства, содержится в качестве музея. Я слышал... там что-то происходило с домовыми эльфами, их находили мертвыми. Думаешь, кто-то ставил на них эксперименты?

Северус задумчиво покусал щеку.

— Не представляю. Значит, замок запечатан министерством? Но Драко был там. И после одного из визитов он изменился, Люциус. Я видел это недавно в его собственных воспоминаниях.

— Что? — лорд Малфой отступил от Снейпа. — Что с ним сделали?

— Поработали с сознанием. Слегка помутили рассудок, — тяжело произнес Северус, но взгляда не отвел. — Я бы хотел найти того, кто это сделал, и заставить заплатить. А ты?

Хладнокровие вернулось к лорду Малфою. Он расправил плечи и отвел с глаз платиновую прядь.

— Готов на все.

Дверь позади открылась.

— Добрый день, мистер Малфой. Продолжим нашу беседу? — Гарри заметил решимость на лицах старших волшебников, и его это приободрило.

Люциус вернулся в кресло.

— Знаете, мистер Поттер, я действительно припомнил один момент. Когда мы ездили во Францию полгода назад, мой сын отлучался на деловое свидание. Он воспользовался одним из межконтинентальных порталов в наше поместье на юге страны. Я мог бы организовать вам туда экскурсию.

Гарри взглянул на Северуса. У того глаза азартно заблестели.

— Отлично, сэр. Думаю, это вам зачтется.


* * *
После нескольких часов утомительного допроса Терри, Гарри готов был дымиться от раздражения. Пожирателя все время несло на отвлеченные разговоры и попытки оправдаться, и это несмотря на сыворотку правды. Он знал многих своих товарищей и выдал их местоположение, про хозяина же рассказал не так много, так как не представлял, кто он, и где прячется. Когда речь зашла о двойниках в Министерстве, Терри жал плечами и отвечал, что не осведомлен об этом подразделении. Ими командовал сам хозяин.

— Ты в курсе дел Декстера?

— Не так чтобы очень, — неопределенно отозвался Терри.

— Неделю назад через его руки прошел ценный товар. Его могли не афишировать…

— Да, что-то такое видел. Прятали какого человека.

— Расскажи, — навострился Гарри. — Все что знаешь, и подробнее.

— Я был в борделе, когда его приволокли. Высокий человек, по-моему, мужик. Его несли двое наемников. Декстер велел выпроводить по тихому клиентов. К вечеру товар отправили в другое место. Я знаю, кто участвовал в переправе.

— Имена.

Терри методично их озвучил, добавив местонахождение каждого.

— Прекрасно. Джордж Кларенс, слыхал о нем? — именно этот псевдоним носил Драко.

Терри задумался.

— Да, он часто приходил в Группу. Давал наводку на разных людей.

— С кем и в каких отношениях был?

— Только деловые отношения… но я не уверен. Труди, кажется, он нравился, но не более.

“Как же”, — подумал Гарри.

После долгого молчания Поттер задал последний на сегодня вопрос:

— Были ли какие-либо распоряжения от хозяина или Труди насчет профессора Снейпа?

Терри ровно ответил.

— Только убить. Оно не менялось.

— Как вы планировали действовать?

— Кое-кто из ребят побывал у него в доме и оставил ловушки.

Поттер напрягся.

— Где и какие?

— В гостиной, спальне и ванной. Пару мин, темный морок и огненный смерч.

— Ты был там? — рявкнул Гарри, подрываясь с места.

— Да.

— Ублюдок. Что он тебе сделал?

— Терпеть его не мог в школе, — безучастно пожал плечами Терри.

— Как еще вы хотели его поймать? — прорычал Поттер, пару раз пройдясь по комнате.

— Гордон с Труди планировали подговорить кого-то из Хогвартса, но я не в курсе, получилось у них, или нет.

— Кого? Студентов или учителей? — требовал Гарри.

— Не знаю.

— Черт, — занервничал Поттер.

Труди еще не вывели из магической комы после проклятья Гарри и извлечения капсулы, поэтому расспросить об этом его можно будет не скоро. Гордона искать — проще повеситься.

— Что еще, Терри?

— Больше никто не вызывался.

Гарри выскочил из допросного зала и зашел в наблюдательную.

— Ты слышал? — возмущенно выпалил он, бросая взгляд на прозрачную стену, за которой остался Милтон.

— Вполне. Чего ты пыхтишь? — спокойно сидящий на стуле Снейп поднял на Поттера взгляд. — Ничего нового я для себя не услышал. Ты думаешь, я не предполагал о ловушках в доме? Естественно, я бы сначала все проверил. А вот насчет Хогвартса нужно серьезно разобраться. Проинформировать директора.

Гарри присел на узкий привинченный к полу стол и сложил руки.

— Я надеялся, что в Хогвартсе ты будешь в безопасности.

— Поверь мне, я на своей территории, а это не мало.

И Гарри почему-то не усомнился в этом утверждении.

— Пошли домой, — просто обронил он, ощущая усталость. Казалось, каждый новый день становился все длиннее и несчастнее.

Поместье Монтегю они решили проверить на неделе, так как туда без разрешения не попасть. Кингсли сейчас выловить было очень сложно, и он ничего не подозревал о некоторых фактах, которые Гарри пока не представлял, как сообщить. Магический мир взорвался новостью о похищении министра, и правительственная палата затеяла ускоренные выборы. Авроры рыскали по всей Великобритании, а Гарри думал, что делать с двойником. Точнее, сегодня он не намеревался больше работать мозгами.

— Пойдем, — согласился Снейп, которого допрос также утомил.

URL
2016-03-08 в 22:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
— Объяснишь мне некоторые моменты? — спросил Гарри, закрывая книгу по окклюменции и откладывая ее на прикроватную тумбочку.

— Прямо сейчас? — на лице Северуса, только что вышедшего из ванной, отразилось недоумение.

— Пожалуй, завтра.

Гарри откинул край одеяла, чтобы дать Северусу сесть рядом, что тот и сделал, продолжая вытирать длинные волосы. Поттер некоторое время просто смотрел, потом приблизился и отобрал полотенце. Медленно он принялся высушивать черные пряди, тихонько пропуская их через пальцы.

— Не возражаешь? — на всякий случай шепнул Гарри в ухо, прикрывшего глаза мужчины.

— Нет, — усмешка Северуса была странной.

Гарри продолжил свои незамысловатые действия, переходящие в легкий массаж. Тонкая кожа под пальцами была теплой и манила гладкостью и особенно забившейся венкой на виске. Гарри склонился и поцеловал ее. Прижавшись щекой к острой скуле, он возобновил неспешное касание рук, постепенно стекавшее на шею и плечи.

Северус откинулся ему на грудь и запрокинул голову на плечо, провоцируя обласкать беззащитную шею. Против такого Гарри никак не устоял.

— Я хотел бы поинтересоваться, — промурлыкал Поттер, отрываясь от вкусной кожи.

— Правда? — фыркнул Снейп, чье дыхание заметно сбилось.

— Можно мне? — вопрос включал в себя много невысказанных желаний, и интонации объявили об этом лучше всего.

— Да, — ответ был дан соответствующий.

Гарри заурчал и, приподнявшись на колени, повалил Северуса на кровать. Тем не менее, прижал он его очень осторожно, чтобы не напугать.

— Ты разрешил, — прищурился Поттер, целуя губы и нос зельевара.

— Я еще не успел забыть, Поттер, — наигранно сурово отозвался Северус и перевернул парня, подмяв под себя. — Сегодня ты кроткая овечка, дорогой.

— О, правда? — рассмеялся Гарри. — А ты серый волк?

Северус не ответил, стягивая с умника пижаму. Голова кружилась от вспыхнувшего возбуждения. Хотелось прижаться к горячему телу и тереться об него. Глупо, но это было настолько приятно. Правда, Гарри вряд ли бы удовлетворило.

После ночной инициативы Поттера Снейп не тратил время впустую и немного почитал. Поэтому сегодня в полную меру собирался проверить свои способности на практике. Хорошо, что имеется добровольный подопытный.

Гарри улыбался, наблюдая за сосредоточенными ласками любовника. Это было так необычно красиво. Северус гладил и целовал, покусывал и терся об него. Гарри помог ему с одеждой.

Они оба лежали обнаженные и взвинченные. Члены терлись друг о друга. Снейп спускался все ниже, выводя губами узоры на теле Гарри, разгоняя волны страсти руками по коже и заставляя ускоряться сердце.

Рот Северуса накрыл его член, и Гарри длинно выдохнул, борясь с искушением толкнуться внутрь.

Снейп старался взять глубже, пытаясь вырвать стон, увидеть изменение желания на лице. Гарри это понял и всячески подсказывал, как ему нравилось.

Длинные пальцы ласково оглаживали бедра и не спешили пробраться к ягодицам.

Процедура подготовки увлекла Северуса, и он понял, что перестарался, когда Гарри со стоном потянул его голову за волосы. Конечно, Снейп не дался. Еще чего. Он проглотил все.

— Какого черта ты самовольничаешь? — посетовал Северус, выпустив опавший орган.

— Я… — мысли еще не успели упорядочиться настолько, чтобы начать складываться в слова и превращаться в речь.

Созерцая разметавшееся счастливое чудо, Северус искренне любовался им, стараясь запомнить каждый изгиб и улыбку. Гарри был красив и неоправданно ласков с ним. Северус мог бы отдать многое за этот нежный взгляд и растекающийся патокой голос, когда он шептал его имя. Подсознание молчало: прошлые воспоминания не пытались наслаиваться на нынешние. Все, кажется, пребывало в порядке.

Гарри, чуть придя в себя, уловил эту задумчивость партнера и насторожился.

— Все хорошо?

— Да, — Северус склонился над ним.

Гарри погладил его по лицу.

— Ты замечательный, — решил он произнести давно вертевшуюся на языке правду.

— Я еще не закончил, — предупредил Северус, особо не обольщаясь похвалой.

— Это здорово, — Гарри прижался к его губам, а рукой взял чужую ладонь и направил ее себе между ног.

Да, Северус уже как раз собирался туда.

Пока они целовались, осторожный палец исследовал укромное местечко.

Гарри наслаждался, и, чтобы облегчить любовнику задачу, развел ноги шире и чуть приподнял.

— Ох, — вырвалось у него, когда его растянули чуть сильнее.

Не дав Северусу оторваться от себя и спросить, в чем дело, Гарри оплел его шею руками и притянул ближе.

Потихоньку Снейп осваивался в методике постельного мастерства под чутким контролем Поттера. Если быть честным, то у него получилось не сразу, но он не сдавался. Время у них было.

Когда Гарри начал стонать от удовольствия и подаваться на ласкающие пальцы, Северус не прекратил свое занятие, пока полностью не уверился, что его немаленький орган поместится в таком узком отверстии.

— Ты решил меня запытать? — не выдержал Гарри, обливаясь потом. — Еще немного, и я кончу.

Глаза Северуса алчно блестели. Его самого била дрожь, яички опухли и побаливали от неимоверного напряжения.

Наколдовав смазки, Северус быстро смазал себя и дырочку Гарри.

— Ты… — начал он, но Гарри просто подтолкнул его ногами в поясницу.

— Давай же! — нетерпеливо велел Поттер.

Снейп глубоко вздохнул и направил член в то место, где в нем нуждались. Гарри выгнулся на постели, как тонкий прут. Северус даже остановился от неожиданности.

Не тут-то было. Молодой любовник со сноровкой жеребца резко двинул своими переплетенными на талии ногами, и Северус вошел в него на всю длину. Оба громко застонали.

— Дурак, — прохрипел Снейп, опираясь на локти и стараясь поймать взгляд помутившихся зеленых глаз. — Как ты?

— Отлично, — ошалевший от довольства Гарри счастливо улыбнулся. — Ты сводишь меня с ума своей осторожностью, знаешь? Будто в первый раз. Ты прекрасен, Северус. Прошу тебя, не медли больше.

Северус на пару секунд прикрыл глаза, и на то же краткое время забыл, где находится, и что они делают. Слова Гарри эхом отдавались в душе.

В следующие сладостные минуты они отчаянно стонали и двигались в унисон, сплетаясь, как крепкие корни дерева, в одно целое, дыша одним воздухом и согреваясь одним солнцем.

Потерявшись в количестве отчаянных вдохов и выдохов, мужчины замерли на пике безумного наслаждения, тесно прижавшись друг к другу и ловя губами страстный крик.

Тишина укутала их ласковым одеялом. Так они и заснули вместе, не способные ни пошевелиться, ни произнести очищающие чары.

URL
2016-07-12 в 11:10 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 25. Совет в Норе



Из ласковых объятий сна Гарри вытянуло легкое скольжение пальцев по оголенной коже плеча. Прикосновение было совсем невесомым, но вызвало россыпь мурашек. Приятная волна тепла хлынула от руки к спине, порождая искорки утреннего желания. Гарри довольно вздохнул и поднял сладко смеженные веки.

Северус задумчиво разглядывал его. Между сведенных бровей залегла глубокая морщина, выдавая напряженную работу мысли.

— Я, вроде, ничего не успел сделать, чтобы ты уже был недоволен. По крайней мере, надеюсь, — хриплый спросонья голос звучал, как плохо смазанные дверные петли. Гарри поспешил прокашляться.

— Все в порядке, — подтвердил Северус, дернув уголком губ. — Ты спал как сурок.

— Тогда что случилось? Ты чем-то расстроен? — уж точно не из-за чудесного секса, ведь он сам стал его инициатором.

Северус задумчиво покусал щеку изнутри, медля с ответом.

— Пустяки, Гарри. Не бери в голову.

— Северус, говори.

Снейп раздраженно хмыкнул, прищурив глаз.

— Я не отстану. Нам нужно быть искренними друг с другом, иначе ничего не выйдет. Мы оба подозрительны и мнительны. К тому же...

— Меня беспокоит то, как ты выглядишь... когда спишь, — рассуждения на тему их скрытных натур вызывали у Снейпа зубную боль.

Чтобы не пялится друг на друга в нелепом молчании, Северус сел в кровати и потёр лицо руками. Волосы его спутались, на щеке остался красный отпечаток от кулака, которым он подпирал голову, а бок и спину украшал живописный узор от смятой простыни. Почему-то эти совершенно будничные мелочи вызвали тяжесть в паху у Гарри. Однако все это не помешало ему озадачиться сказанными словами и не на шутку встревожиться, очень надеясь, что его не застали за пусканием слюней на подушку.

— И как же? — с опаской уточнил он, косясь на то место, где недавно покоилась голова. Вроде, все было сухо.

Снейп поставил локти на колени и потерся щекой о свое плечо. Чтобы скрыть усмешку.

— Слишком молодо… — “глупый” потонуло в многозначительной ухмылке.

Лицо Поттера на пару секунд удивленно вытянулось, а потом облегченно расслабилось. Он хрюкнул от смеха и перекатился на спину.

— Тоже мне, беда. Такой умный человек, как ты, должен по достоинству оценить преимущества моего возраста, — с хитрой улыбкой протянул он и погладил Северуса по выделяющимся позвонкам.

Снейп вздрогнул, выпрямившись. Рука Гарри скользнула по пояснице и осторожно, можно сказать по-шпионски, замерла на маленьких ямочках возле ягодиц. Северус не шевелился, и осмелевший Поттер обвел отвоеванную территорию кончиками пальцев, а затем — дабы не нервировать лишний раз мужчину — проследовал неспешной лаской вверх к плечам, где прогулки его рук были всегда желанными. Дыхание перехватило у обоих мужчин.

Обернувшись, Северус окинул Гарри испытующим взглядом, поразив любопытного им покорителя излюбленных территорий эффективнее обездвиживающего заклинания.

— Ты оптимист... Поттер. Я многое могу сказать о твоем возрасте, и уж точно в нем мало для меня привлекательного.

— А как насчет силы и выносливости? — ухмыльнулся Поттер, легко пробегая пальцами по бледной груди с овалами сосков. — Неутомимости, ммм?..

— О, да, — с жалостью протянул Снейп, — я заметил, насколько быстро ты отключаешься.

— Ты не далеко от меня ушел, — не остался в долгу Поттер.

Северус возмущенно фыркнул.

— Опыт подсказывает мне — все это плохо кончится... — прошептал он, проглотив болезненное “для меня”, и, противореча своим словам и тону, склонился над улыбающимся героем.

Гарри поймал его лицо в ладони и, замирая от нежности, приоткрыл навстречу губы. Северус целовал его неторопливо, осторожно исследуя податливый рот и приглядываясь к эмоциям его хозяина. Чем дольше длилась незамысловатая игра, тем глубже и отчаянней становился поцелуй, заставляя Гарри прикрыть глаза и внутренне задохнуться от желания и безумного чувства, вынуждавшего сердце биться быстрее. Северус, кажется, сам никак не мог определиться, как ему больше нравится — порывисто впиваться в губы, покусывая и зализывая грубости, или припадать к ним со всей любовью и почти невинностью ласки. Незаметно одна его рука переползла за спину Гарри, а вторая зарылась во взлохмаченную гриву. Почему-то Северуса била нервная дрожь. Из-за этого Поттер не стал обнимать его в ответ, боясь за хрупкий баланс. Лишь успокаивающе касался боков и плеч, немного перенимая инициативу в игре с оккупировавшим его рот языком. Маленькие ухищрения принесли свои плоды — в его пах уперся проснувшийся член Северуса.

Оторвавшись от сладостного занятия, зельевар на несколько мгновений замер, в его взгляде читались растерянность и легкая тревога, вызванные возбуждением. Видимо, Северус не рассчитал силы и влияние откликающегося на ласки тела. Тяжело дыша, он порывисто отвернулся и, не обращая внимания на эрекцию, выбрался из-под одеяла. Облачившись в халат, он пробормотал:

— Советую подниматься. Пару минут назад я отменил твое заклинание будильника.

Одурманенный разыгравшимися гормонами, Поттер приподнялся на локтях, надеясь услышать приглашение принять водные процедуры вместе, но его не последовало. Стараясь сильно не печалиться по этому поводу, он тоже покинул постель, но, прежде, чем уйти, задумчиво посмотрел на дверь в ванную. Звуков бьющей о кафель воды не доносилось, значило ли, что Северус размышляет об упущенной возможности? Или справляется с “маленькой” проблемой, наложив чары тишины?

“Это я тут озабоченный, а он может заниматься... чем-то еще”, — на этой прозаичной мысли Гарри потопал к себе.

Принимая душ, он смаковал подробности прошлой ночи. Не будучи фанатом пассивной роли, Гарри начал находить в ней свои положительные стороны. Столько внимания и нежности он получал, наверное, только с Чарли. Но воспоминания о нем уже начали стираться из памяти, а яркость впечатлений блекнуть.

“Надо завязывать с этими сравнениями”, — водя рукой по опадающему достоинству, подумал Гарри.

Задвинув подальше мысли о прошлом, он вернулся к настоящему. Перед глазами встал образ тяжело дышащего Снейпа. Лицо его на пике страсти расслаблено, губы приоткрыты и покраснели от поцелуев, веки смежены. Пальцы с силой вцепляются в простынь по обе стороны от головы Гарри. Финальные беспорядочные толчки и низкий стон, пробирающий до каждой клеточки.

Зажмурившись, Поттер привалился к стене, член в кулаке, пульсируя, выталкивал струйки спермы. Тело сотрясала мелкая дрожь.

Расслабленный и довольный жизнью, он, наконец, смог спокойно домыться, почистить зубы и облачиться в аврорское обмундирование.

— Позавтракаешь со мной? — спросил он через несколько минут Северуса, появившегося в гостиной, с недавних пор ставшей для них общей.

Снейп согласно кивнул, выказав лишь вежливое равнодушие, ни намека на недавнюю откровенность.

— Я взял на себя смелость уже кое-что заказать у эльфов, — виновато предупредил Гарри.

— Прекрасно, — безразлично отозвался Северус, с достоинством усаживаясь в старое кресло.

Обычно светлая комната сейчас освещалась лишь несколькими волшебными светильниками, стоящими возле дивана. Глаза Гарри, не скрытые за бликующими стеклами съехавших на нос очков, казались особенно яркими, что невольно привлекло внимание Северуса.

Уже настроившийся на новый день Поттер кивнул на лежавшие на столе выявители.

— Я принес один кристалл для тебя, другой для директора. Передашь ей?

URL
2016-07-12 в 11:11 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
С тихим хлопком возле стола появилась Винки и молча поставила поднос с едой.

— Гарри Поттер желает еще что-нибудь, сэр? — услужливо пропищала она, подергивая ушами.

— Нет, спасибо, Винки.

Работница Хогвартса бросила странный взгляд на Северуса и с хлопком растворилась в воздухе.

— Ты ее чем-то обидел, — убежденно заметил Гарри, принимаясь за завтрак. — В прошлый раз, когда мы с ней общались, я списал все на трагедию с Добби, но теперь сомневаюсь.

Северус презрительно изогнул губы.

— Этот эльф относится ко мне с подозрением с тех пор, как я занял место Дамблдора. Твой Добби был с ней солидарен. Видимо, он на нее повлиял. Остальные эльфы преданно служат директору, так как знают, какими узами он связан с Хогвартсом, — Снейп немного помолчал, прежде чем медленно продолжить: — В то время многие ополчились против меня. Ученики, персонал, — в темных глазах блеснула неприязнь, — они даже не удосужились пораскинуть мозгами и понять, что замок не мог допустить в свое сердце волшебника, желавшего ему и его обитателям зла.

“Намерения играют главную роль при выборе директора, Гарри” — вспомнились Поттеру слова Дамблдора.

— Они считали, что ты как-то обманул магию, — попытался оправдать себя и других Гарри, но отчего-то эта попытка прозвучала нелепо.

— Они? — насмешливо фыркнул Снейп и внимательно посмотрел на него. — Хочешь убедить меня, что ты считал иначе?

— Я сожалею об этом, — Гарри отвел взгляд, прекрасно отдавая себе отчет, что когда-то был подвержен глупым предрассудкам.

— Ну и зря, — вдруг сказал Северус, принимая более расслабленную позу. — Всеобщий идиотизм и строго выстроенная репутация сыграли мне на руку. Не находишь?

Гарри поднял бровь в удивлении и почувствовал, как в душе зарождается чувство гордости за своего любовника.

— Давай поедим, а?

Северус внял его просьбе.

— Ты не собираешься зайти к Минерве сам? — поинтересовался тот, изучая содержимое подноса. — Считаю это упущением с твоей стороны. Я кое-что объяснил ей вчера, но сам понимаешь, есть вещи о которых можешь рассказать только ты. Твой двойник в состоянии использовать обитателей Хогвартса в своих целях, и не исключено, что Минерва станет первой, кого он попытается обмануть или подменить.

Доводы оказались здравыми, вот только Гарри не горел желанием описывать свои злоключении бывшему декану...

— Зачем ей подробности? — повёл он бровью. — Боюсь, что они не для женских ушей. — Зеленые глаза наполнились холодом.

— Я говорю не о насилии, — покачал головой Северус и снисходительно продолжил: — Достаточно будет обрисовать эмоциональную составляющую, чтобы Минерва могла определить, какие резервы ты задействовал для создания разумного существа. Это совершенно не укладывается в понятия современной модели преобразовании энергии в материю. Ты мог заметить, что даже сложная трансфигурация неживого в живое не наделяет объект интеллектом, тем более на неопределенный срок. А у тебя это вышло. Боль и ненависть могут породить ужасные проклятья, Поттер.

— Например, крестраж, — вдруг выдохнул Гарри и сам испугался.

Губы Снейпа растянулись в хищной усмешке, заставив сердце Гарри пропустить удар.

— Ты его не создал.

Уверенные слова заставили побледневшего Поттера выйти из шока, вызванного безумной догадкой. Он сам не поверил, что смог оторвать от себя кусок души, но с его удачей всегда оставался шанс на исключение. В конце концов, он чувствовал себя не хуже, чем прежде, и вполне в своем уме. К тому же, чтобы сотворить для крестража тело, необходимы определенный обряд и зелье…

“Лучше не думать об этом”.

— Поттер, прекрати, — вдруг разозлился Снейп. — Для рассечения души одного убийства не достаточно.

— Откуда…

— Какое-то время я имел в распоряжении частную библиотеку Дамблдора и нашел в ней любопытные сведения, которые он наверняка не рассказал своему любимому мальчику… — Снейп замолк, заметив, как перекосило от этого обращения Гарри, поэтому сбавил тон и продолжил уже спокойнее: — Я прочел о ритуале и объеме сил для каждого этапа. Чем больше крестражей, тем меньше магии нужно для их создания. Например, для того, что попал в тебя, хватило… — он запнулся, — одного убийства. И не потребовало от Риддла никаких затрат.

— Почему требуется меньше? — не понял Гарри.

— Душа, как идеальная структура, после раскола теряет стабильность и прочность. Связи в ней истончаются, и…

— Я понял, — прервав, сглотнул Гарри. — Ладно, — он втянул полную грудь воздуха и, выдохнув, решил сменить тему: — Я обсужу с директором детали магического свойства, но не стану углубляться в личное. А потом отправлюсь к Молли и Артуру, — подвел он итог.

— Этого будет достаточно. Она немало поможет нам, — Северус ободряюще кивнул.

— А Дамблдор? Хоть он и портрет…

— Минерва, скорее всего, позовет его в советники. Но, если есть желание, можешь с ним побеседовать.

Гарри стрельнул в собеседника подозрительным взглядом. Он давно заметил напряженные отношения между ним и Дамблдором.

— Что будем делать с возможным шпионом в школе?

— Я предупрежу Минерву, а она профессоров. Но только старый и проверенный штат. Новичкам я… мы пока не доверяем.

Гарри оговорка Снейпа позабавила.

— Ты у директора личный блюститель закона и порядка в школе. Проверяешь всех на внутреннем детекторе лжи? А я ведь одно время собирался вернуться преподавать в школу. Слава Мерлину, что передумал, — прыснул Гарри, не замечая надвигающуюся грозу.

Северус нахмурился, подобравшись от внезапной насмешки, затрагивающей больную тему доверия. Открыв рот, чтобы ответить со всей суровостью, он вдруг поймал задорные смешинки в глазах Гарри и вовремя остановился.

“Ты один из самых недоверчивых людей, каких я только знаю, Северус. Однако, отчаянный и удивительно верный, что бы о тебе ни говорили, — хмыкал Альбус, с трудом усаживаясь в свое кресло. — Лучшего защитника для Хогвартса и пожелать нельзя”.

Тогда Северус посчитал это игрой слов и уколом в больное место. Вероятно, он ошибался, и старик говорил искренне.

— Будем осмотрительнее, — Северус отпил из чашки, чтобы смочить пересохшее горло.

Оставшуюся часть трапезы мужчины предпочли провести в тишине. Гарри параллельно обдумывал планы на день и вдруг вспомнил о вчерашнем письме.

— Черт, совсем забыл. Я кое-что сделал. Не знаю, насколько это правильно, но... Я рассчитываю хоть на какую-нибудь реакцию.

— О чем ты говоришь? — непонимающе уточнил Северус.

— Я написал двойнику письмо.

Гарри удостоился долгого непонятного взгляда, заставившего его понервничать. Переварив новость, Снейп отмер и, тяжело вздохнув, откинулся в кресле.

— Только не говори, что я свалял дурака, — кисло выдавил Гарри.

— Какой реакции ты хочешь? — раздражения в голосе Северуса не появилось, а вот обреченности — сколько угодно. Видимо, он уже смирился, что имеет дело со слабым на интеллект человеком. — Сомневаюсь, что он ответит. Раз не пытался связаться раньше, то с чего сейчас соизволит? А вот планы свои изменит.

Гарри сложил руки на груди.

— Он все равно бы поменял их. Декстера с прихвостнями взяли. Извлекли из них яд. Они могут многое выболтать.

— Прости конечно, но ты, считаешь, он не был готов к потере людей? Они наверняка ничего не знают. Во всяком случае, ничего существенного. Ты же своими действиями предупредил его, что знаешь, кто он и что из себя представляет. Теперь он станет тщательнее скрываться, так как только ты можешь его уничтожить, — каждое предложение Снейп произносил так, что Гарри слышал завуалированное “Поттер, ты редкостный болван!”.

— Хм. Ты знаешь, как это сделать? — досадливо поинтересовался Гарри. Обычно он был предельно осторожен и вдумчив, но порой от безысходности, как загнанный зверь, делал глупости.

Северус вернул опустевшую миниатюрную чашечку на блюдце.

— В общих чертах. С тобой всегда все сложно. “Защитника” можно развеять несколькими способами. Первый: пережить свой прежний страх и справиться с ним, — Северус качнул головой, как бы отметая этот вариант. — Мне кажется, что тут подойдет любой другой страх, если тот, что послужил созданию сущности, уже не актуален. А второй: следует убедить себя и его, что тебе больше ничего не угрожает, что ты сам в состоянии со всем справиться.

— Я не пойму. Он ведь сам создает мне опасные ситуации, — недоумевал Гарри.

— Похоже, таким нехитрым образом он продлевает свою жизнь. Как-то так вышло, что ты наделил его не только сознанием, но и первостепенным запасом сил. Ты просто самородок, Поттер, — ехидно резюмировал зельевар.

Гарри поджал губы, а затем махнул рукой.

— Потом он сам научился поддерживать свои резервы. Драко снабжал его кровью единорога. Это говорит об особенностях магии твоего двойника. Она иная, не похожая на твою. Темный Лорд, когда пил кровь животного, не перерабатывал его магические свойства. Он был придатком на теле другого, поэтому проклятье получил Квиррелл, а необходимую для жизнедеятельности энергию — Риддл.

— Может, мой братец проклят. Откуда ты знаешь, что на него не повлияла кровь?

URL
2016-07-12 в 11:12 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Ты, видимо, ничего не знаешь о действии сырой крови единорога на человека, — удрученно отметил Снейп, сплетая пальцы на животе.

— У выпившего ее, — начал доказывать свою просвещенность Гарри, — затягиваются все раны, восстанавливается баланс сил и даже наступает некоторое омоложение тела. Но эффект скоротечен. В пределах сорока восьми часов. Потом начинается легкое помешательство, которое будет усиливаться. Принятие другой порции крови уже не дает такого сильного эффекта, хотя на время помогает. И так далее. Зависимость, которая приводит к смерти.

— Прекрасно. Кое-чему в Академии вас все же учат, — одобрил Снейп. — Однако, спешу расстроить. Человек умирает не от зависимости. Проклятье не в этом. Ты перечислил симптомы. Проблема на самом деле заключается в составе крови, ее магических свойствах. Со временем она преобразует человеческую кровь в себеподобную. К сожалению, не всем людям подходит чужая кровь, что уж говорить о животной.

— Как… неприятно, наверное, — брезгливо пробурчал Поттер.

— Не то слово. Это что-то из разряда меняющего расположения органов проклятья, или зелья, заставляющего их закаменеть, или...

— Достаточно, — воскликнул Гарри и торопливо спросил: — Как же я буду его убеждать, если он не хочет исчезать?

— Не знаю, — неохотно признал Северус, явно расстроенный своей неосведомленностью, — но я еще изучаю этот вопрос.

— Спасибо. Без тебя я бы не разобрался.

— Что будет с Люциусом? — изъявления благодарности Снейпу никогда не нравились.

Гарри переключил свое внимание на стакан с соком. После разговоров о возможностях некоторых волшебников буквально изменять “внутренний мир” других людей кусок в горло не лез.

— Отпустят. На нем ничего нет. Все только на Драко. Тот постарался, чтобы отец остался чист. Я и сам в общем верю, что Люциус ничего не знает.

— Он не лжет, — подтвердил Северус. — И без сомнений наймет лучших адвокатов, чтобы обелить имя сына.


— Да-а, — Гарри был согласен.

В повисшей тишине тихо потрескивал огонь, отбрасывая тени от мебели и обитателей квартиры. В коридоре за дверью раздавались голоса спешащих в Большой зал студентов. Гарри даже пару минут прислушивался, но потом бросил это дело и, достав палочку, призвал патронуса.

Могучее животное остановилось возле него и преданно склонило рогатую голову. Продиктовав для друзей послание, Гарри приказал:

— Скачи в Нору.

Северус любовался оленем, отмечая характерные поведенческие черты Поттера. Он давно начал замечать, как похожи волшебники со своими магическими стражами.

— Пока я не ушел на занятия, готов выслушать твои вопросы по легиллименции. — встрепенулся Северус, когда призрачный зверь исчез в стене, оставив после себя следы прозрачного белого тумана. — Ты вчера об этом говорил.

Гарри задумался, взъерошив волосы.

— Да. Я не разобрался с методом закачки иллюзии…

— То есть, ты не понял ничего?

— Нет, абзац про внушение во время секса показался мне вполне понятным, — довольный собой, оскалился Гарри.

Северус прикрыл глаза рукой.


* * *
Школьные будни в Хогвартсе были по-своему замечательны. Студенты шумными толпами сновали по школе, разбредались по классам до звонка, а кто-то и после, колдовали, изучали древние манускрипты, что-то варили в котлах, спорили и отвечали на вопросы профессоров. Наконец, играли в квиддич.

Именно последнее занятие молодежи заставило Гарри прогуляться на поле, чтобы понаблюдать за тренировкой команды Рейвенко. Почему ее проводили утром да еще в первую неделю учебы, он не знал, но, видимо, профессор Флитвик разрешил.

Гарри накинул на себя чары отвода внимания и, привалившись к одной из трибун, с ностальгией осматривался вокруг и вдыхал воздух юности.

Легкий ветер трепал волосы и пытался забраться за шиворот. Гарри откинул голову назад, пытаясь вспомнить, когда в последний раз сидел на метле. Наверное, в прошлый сбор любительской команды при Аврорате…

“Нет, я его пропустил. Из-за скандала с Дареном… — память лениво вытолкнула их разговор перед расставанием. Злые слова и несправедливые обвинения клещами впивались в сознание. — Лучше забыть”.

Смерть пусть бывшего, но любовника, что-то поколебала в сознании. Может, сожаление, а,скорее всего, сочувствие проснулось в душе. Дарен не заслужил всего, что с ним случилось.

“Не лучше было бы и... с Северусом расстаться? — шепотом предложил внутренний голос. — Он уже и так сильно пострадал из-за меня. И даже до сих пор не рассказал всего, что с ним сделали те ублюдки. А чертов тролль… Не исключено, что он стал для Северуса еще худшим испытанием”.

“А ты и не спросил. Сама заботливость, Поттер”, — голосок окреп и стал напоминать сам объект беспокойства.

“Словно у меня времени навалом, — попытался оправдаться перед собой Гарри. — Я не собираюсь лезть ему в душу. Итак все сложно”.

“Ему было бы проще без тебя. Свободнее”.

“Если бы Пожиратели не преследовали его, я бы согласился”.

На это крыть было нечем, и голосок заткнулся.

“А, может, не знать — это не так уж и плохо, — продолжил размышлять Гарри в гордом одиночестве. — Хватило того, в каком виде я его нашел и где”. — Грудину словно набили колючей проволокой, боль растеклась по телу, заставляя сжиматься желудок и подрагивать пальцы.

“Зачем я только вспомнил?” — прикрыл глаза Гарри и начал “выталкивать” из головы неприятные мысли.

— Берт, тащи свою задницу к кольцам! — закричал невысокий парень с битой в руке. — Не считай ворон.

Гарри посмотрел на них.

Вратарь увлеченно наблюдал за кем-то на трибуне (Поттеру снизу было не видно, но, скорее всего, там сидела девушка), поэтому заслужил выговор от капитана команды. Окрик подействовал, мальчишка вовремя рванул вверх и поймал квоффл. Чуть не отбив его своей головой.

Гарри прыснул, качнувшись вперед. Едва ли не также когда-то играл Рон, когда ощущал на себе внимание болельщиков... и болельщиц.

Последив немного за ребятами, Гарри прогулялся до озера и свернул к Хагриду. В воздухе запахло дымом, струящимся из трубы стоящего на отшибе домика. Лесника в своей обители не оказалось, несмотря на разведенный камин. Гарри с запозданием понял, что у друга, скорее всего, урок.

Уходить не хотелось совершенно, но и оставаться не за чем.

— Привет, сынок, — тепло поприветствовал его Артур, как только Поттер преодолел защитный контур Норы и приблизился к входной двери. — Заходи, что стоишь.

Гарри пожал руку и зашел в гостиную, ощущая похлопывания Артура по спине.

— Какие новости? — спросил Гарри. — И где все?

— Сейчас-сейчас, они в саду. Молли, ребята! Гарри пришел, — мистер Уизли гостеприимно усадил Гарри на диван, а сам суетливо пошел подгонять домочадцев.

Гарри покачал головой.

Через минуту он пожимал руки всем мужчинам семьи и обнимал миссис Уизли. Джинни решила поприветствовать его улыбкой. Выпустив из рук Гермиону, он с удивлением понял, что кое-кто держит его крохотными ручками за коленку. Гарри улыбнулся и присел.

— Привет.

На него с любопытством глядели карие глаза, казавшиеся большими на маленьком личике.

— Я! — радостно выдала девочка, стеснительно убрав кулачки за спину. — Да!

Гермиона рассмеялась.

— К сожалению, это пока весь наш словарный запас.

— Просто отлично. Чтобы я делал, если бы она уже начала задавать прорву вопросов? — Гарри ласково потрепал пушистые волосы на голове девочки и легонько ткнул ее в живот пальцем.

Роза захихикала и схватила его за ладонь.

— Дя.

— Может, дядя?.. — Гарри подхватил ее на руки и поцеловал в щеку. Он был без ума от своей крестницы.

Все по-семейному расселись за обеденным столом. Женщины, за исключением уютно устроившейся на руках Поттера девчушки, захлопотали о чае и пирожках.

— Сегодня всё спокойно, — удовлетворенно сказал Билл, почесывая шрам на щеке. — Новых следов вокруг дома мы с Роном не обнаружили.

— Хорошо. Подождем их действий. Флер и Мари уже у бабушки?

— Да. Мы им задолжали каникулы с внучкой. Давно не ездили, — смущенно пожал плечами Билл.

— Порт-ключи до Франции не так дороги, — задумчиво прищурил глаза Гарри, припоминая свой последний визит на материк.

— Не в этом дело. У Флер столько родственников, и все дамы — полувейлы в разном поколении. Это, знаешь ли, напрягает, — последнюю фразу Билл постарался пробормотать максимально тихо, чтобы услышали только Гарри и Рон.

Парни понимающе усмехнулись.

— Мне попадалось несколько хороших зелий для подавления чар вейл, — тактично прошептала наклонившись к плечу мужа Гермиона. — Почему-то мне кажется, что Флёр их тоже знает.

— Давайте не будем отклоняться от темы, — чопорно заявил Билл.

Вернувшийся со двора Артур, которого Молли отправила за тыквой для будущего пирога, проговорил:

— Перси прислал патронуса. Сообщает, что не может вырваться с заседания. Вечером появится после шести. Джордж тоже задержится.

— Ладно, — Гарри постучал пальцами по столу.

— Вчера мы с ним разговаривали по каминной сети. Ни он, ни Пенелопа не заметили слежки или посторонних возле их квартиры, — сообщил Рон.

Гарри пересадил Рози, с интересом вертящую в ручках аврорскую фибулу, на колени к отцу. После чего достал палочку.

— Ты проверял дом на прослушку, Рон? — спросил он, прежде чем начать действительно важный разговор.

— Несколько раз.

— Артур, вы не против, если я?..

URL
2016-07-12 в 11:12 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Конечно нет, Гарри. Но я сомневаюсь, что тут есть жучки, — название маггловского изобретения мистер Уизли произнес с благоговейным трепетом, словно был не против найти хотя бы штучку.

Гарри провел целый комплекс проверок. Мистер Уизли был прав.

Когда все расселись, Поттер убрал палочку и обвел всех собравшихся внимательным взглядом.

— У тех сведений, что я расскажу, очень узкий круг посвященных. Ради вашей безопасности вы тоже должны услышать об этом, — дождавшись понимающих кивков, Поттер продолжил: — Пожиратели Смерти теперь пользуются разными тактиками ведения боя. Раньше мы считали, что они не способны вести тонкие шпионские игры, а теперь выяснилось, что органы управления магической Британии наводнили волшебники под оборотным зельем. Прежде мы не замечали таких масштабных действий. Недавно я узнал, что некто, копия меня, приходил к Кингсли выпрашивать разрешение на определенный род деятельности. У него успешно вышло. Некоторое время я был шпионом в Группах. Как выяснилось, к Кингсли в моем облике приходил Драко Малфой. Для чего он это сделал, я пока затрудняюсь ответить. — Тут Гарри покривил душой, прекрасно догадываясь, что Драко поздно понял, какого джинна выпустил из бутылки. Даже после корректировки памяти он не захотел больше играть в игры нового воплощения национального героя.

— Драко хотел, чтобы я вошел в ряды Пожирателей, посмотрел, чем они живут, и кто их ведет. Я бы никогда больше не хотел оказаться в Группе, но… опыт оказался не лишним. Многие попытки узнать, кто же руководит сборищем, не принесли плодов. Хозяин оказался просто неуловим, а его прислужники дохли как мухи, попадая к аврорам. Ученым из Лаборатории Отдела Тайн удалось определись, из-за чего Пожиратели умирают. Оказалось, каждый из них носит в себе яд. Необычный такой. Сделанный из свернувшейся крови. А чуть позже выяснилось, что эта кровь принадлежит мне.

Реакция у всех разнилась. Гермиона задумчиво прищурилась, Рон прищурил только один глаз и внимательно слушал, Билл хмурился, поскребывая ногтем столешницу, Джинни беспокойно ерзала на стуле, удерживаясь от вопросов. А старшее поколение озабоченно смотрело на него и старалось не перебивать. Миссис Уизли приняла все близко к сердцу, прикрыв рот ладонью.

— После нападения на мой коттедж, — продолжил Гарри, — я узнал, что не только Малфой решил воспользоваться моей внешностью. Сам хозяин явился по мою душу. Он выглядел, как я, говорил точно также, вот только был холодным и темным. Он хотел, чтобы я понял, что с ним связываться опасно.

Гарри заметил, как Рон напрягся, и прочитал в его взгляде недоумение. Он знал, что Поттер не встречался с хозяином лично. Они же вместе пришли в пылавший дом. Но Гарри не собирался рассказывать всем о своих отношениях с Северусом. Правда, на обдумывание логики своего монолога у него тоже не было времени.

Послав другу предупреждающий знак, а Гермионе, знавшей о похищении Снейпа, виноватую улыбку, Гарри продолжил рассказ:

— Вчера вечером был задержан министр Магии.

— Что? — не выдержала напряжения Джинни. — Как это?

— Вот так. Руфус Скримджер на данный момент пропал без вести.

— Чёрти что… — Рон откинулся на стуле. — Кто об этом знает?

— Кингсли и Барлоу, — откликнулся Гарри. — Поиски Скримджера уже ведутся. Я рассчитываю на ваше благоразумие и умение молчать.

Все согласно закивали.

— Двойник Руфуса рассказал нам о хозяине. Он первый, кто сумел это сделать. Уж не знаю почему, — вдруг понял Гарри и замолк.

Рассчитывал ли его двойник, что до подставного министра не доберутся? Или это продуманный ход? Неужели он хочет раскрыть свою личность?

“Мерлин!” — Гарри побледнел.

— Гарри? — Рон толкнул его в бок. — Так что вы выяснили у него?

— Он сказал, что его хозяин — я, — нехорошо усмехнулся он. — У Кингсли было зверское лицо.

— Он врет, — в голосе Молли сквозила непоколебимая уверенность.

Гарри не стал томить собравшихся, лишний раз нагнетая обстановку и ответил:

— Да, его обманули. Однако, не во всем.

— О чем ты? — хрипло произнес Рон.

— Помнишь наш недавний разговор о Малфой-мэноре? — Гарри поднял ладонь, пресекая дальнейшие вопросы друга, и обратился ко всем остальным. — Пять лет назад, во время побега из замка Малфоев у меня случился магический выброс. Я отбивался от егеря, — быстро уточнил он, не смотря на тех, кто там непосредственно присутствовал. — Тогда все происходило сумбурно, и после потери большого количества сил я туго соображал, поэтому не заметил, как создал кое-что, называемое Живым Щитом. Это очень редкое явление.

— Гарри, мы все ощутили тот выброс, — выдохнула Гермиона, глаза которой странно заблестели, видимо, Рон ей кое-что рассказывал. — Беллатрикс даже отстала от меня на какое-то время, чтобы приказать Петтигрю проверить, что там у вас случилось.

Поттер проглотил ком в горле и продолжил:

— Когда мы сбежали, я несколько дней отлеживался и пытался забыть все, как страшный сон. Оказывается, зря. Мой Защитник и не думал исчезать после того, как убил егеря.

— Что это за Защитник? — спросила Гермиона. — Я не слышала о таком.

— Иногда волшебникам под силу создать существо или предмет, которым можно защититься от смерти. Об этом пишут в медицинских трактатах в Мунго. Это выяснил не я, — заметил Гарри, чтобы предостеречь другие вопросы. — Мой двойник не просто выжил, он сумел продержаться целых пять лет, не сообщаясь с моей магией. Еще он обладает интеллектом.

— Кошмар, — все та же Гермиона, остальные не знали, что сказать от шока.

— Выходит, защитник, это что-то вроде патронуса, но долговечнее? — включилась в разговор Джинни.

— Что-то вроде того. Еще он может выглядеть, как человек.

— То есть, как ты? — нашелся Рон.

— Да. Кроме глаз.

— Гарри, остановись. Ты ведешь к тому, что Пожиратели подчиняются созданной тобой сущности? — подвел итог Билл, бледный и обеспокоенный.

— Да.

После прозвучавшего подтверждения долго стояла тишина, прерываемая только тиканьем семейных часов и пощелкиванием зачарованных вязальных спиц, плетущих узор нового шарфа в гостиной.

— Мерлин Великий, — взмолилась Молли. — Что же с ним делать, Гарри?

— Я рассказал вам все это не для того, чтобы напугать, а чтобы вы не попались на его удочку. Если к вам заявится Гарри Поттер с какими-то просьбами или советами, вам сначала следует его проверить. Причем так, чтобы о его подлинности, знали только вы. В идеале, он не стремится вам навредить.

— Правда? — нервно фыркнула Джинни.

— Да, — кивнул Гарри. — Дин пострадал из-за нашей с тобой несостоявшейся свадьбы. Прости.

Девушка отвернулась и погладила живот, чтобы успокоиться.

— Надеюсь, ты его скоро поймаешь и вытрясешь темную душонку, — мстительно проговорила она.

— Как можно его убить? Видимо, он считает, что его миссия еще не окончена, — размышляла Гермиона. — Надо его убедить в обратном?

Гарри хмыкнул, радуясь, что у него такая сообразительная подруга.

— Верно. В этом заключается проблема. Сам он не стремится к повторной встрече, и думаю, после вчерашней моей выходки, он постарается отстраниться еще больше.

— Что ты вытворил?! — недовольно вскинулась Гермиона.

— Я написал ему письмо, — Гарри стало немного не по себе от взгляда ведьмы.

— Дорогая, давай ты убьешь его попозже, — вмешался Рон, заметив все признаки бешенства на лице жены.

— Герм, я просто устал от того, что делает этот гад. Не смотри на меня так. Я уже понял, что… ошибся, — внутренне Гарри возрадовался, что находится в компании, а не наедине с подругой.

— Будет вам обвинять, — успокаивающе произнесла Молли. — Нужно понять, как убедить его уйти. Второго Гарри. Может, я скажу глупость, только не смейтесь, ребятки. Но когда маленькие Фред с Джорджем прятались, после того, как набедокурят, я могла выманить их только одним способом.

— Едой? — ухмыльнулся Рон.

Молли загадочно улыбнулась.

— Я тоже пряталась и ждала, когда они выберутся из своих укрытий и начнут меня искать.

— Ну, обед же себя сам не приготовит, — в кухню вошел Джордж. — Привет. Простите, что опоздал.

— Ничего. Садись, — Молли поднялась, уступая место сыну и пошла готовить еще одну чашку чая.

Гарри незаметно кинул взгляд на кристалл. Все было в порядке. И магический фон тоже соответствовал Джорджу.

— Гоблины подсчитали ущерб, — сообщил новоприбывший друг, с утра отправившийся в Гринготтс. — Какое счастье, что я застраховался. Все отстрою. Даже помощь не понадобится, — он лукаво глянул на Гарри.

Поттер закатил глаза.

— А я мог бы. Лишняя реклама для твоего магазина. Представляешь, сколько народу соберется посмотреть, как я в поте лица таскаю брусья или оббиваю стены.

— Ты что, на себе все таскать собрался? — подколол Рон.

— Так же эффектнее. Я еще майку сниму и водой обольюсь, чтобы капельки стекали по голой груди, — понизил голос Гарри и подмигнул девушкам.

Рон откровенно заржал.

— Пожалуй, я тоже приду помогать, — подхватил он.

Гермиона улыбнулась, махнув рукой на выходки парней. Что с ними поделаешь?

— Идея мне понравилась. Тут даже не над чем смеяться, — уже серьезно заметил Гарри, возвращаясь к предложению миссис Уизли.

— О, я рада, дорогой.

— Давайте условимся, как меня проверять, — Поттер уже подумал над неприметным вопросом, который не вызовет подозрений.

— А зачем нам тебя проверять? — не понял Джордж.

— Опоздавшим на собрание пояснения в порядке очереди, — протянул Рон. — Какой вопрос, Гарри?

Поттер повернулся к другу и сказал:

— Что это у тебя тут? — и указал ему на грудь.

Рон, ничего не подозревая, поглядел на свою темно-синюю мантию.

— Ответ: горицвет.

URL
2016-07-12 в 11:12 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Ну, офигеть, — буркнул Рон, сообразив, что его провели. — Я такое не упомню. Мало ли цветов на этом свете.

— Не заговаривай мне зубы, ты, прожженный невыразимец. С плохой памятью в Отдел Тайн не берут, — осадил Гарри, уже наслушавшийся о мнимом идиотизме Рона от него же самого.

Друг сложил руки на столе, самодовольно улыбаясь уголком губ.

— Если я отвечу неправильно, — Гарри переводил взгляд с одного на другого из слушателей, — вы ведете себя совершенно обычно. Слушаете, что мне надо, соглашаетесь или не соглашаетесь, исходя из ситуации. Потом, когда я ухожу — и да, от просьб пойти со мной вы осторожно уклоняетесь — вы связываетесь с Кингсли. На крайней случай, Рон, иди к шефу.

— Понял.

— Гарри, — вдруг проговорил Билл. — Это все понятно, не волнуйся. Только я не понимаю, зачем мы ему нужны, если он стремится защитить тебя от врагов. Мы-то друзья.

— Я не могу знать, как он оправдывает свои действия. Если вдруг он посчитает, что вы как-то мешаете мне, то… Сам посуди, за твоим домом следили. На Дина напали.

— Ты правильно сделал, что предупредил нас, Гарри, — поддержала Гермиона.

— Джинни, как только Дина выпишут из Мунго, будьте крайне внимательны. Пошли мне патронуса, я устрою для вас охрану.

— Ты что, Гарри. Мы усилим защиту на доме, сами будем осмотрительны, но засевших у меня под крышей авроров мне не надо.

— Это необходимая мера…

— Нет, Поттер! — начала заводиться девушка. — Ты знаешь, в чем я по дому хожу? А тут еще посторонние будут на меня пялиться и капризы слушать.

Гарри насмешливо покачал головой.

— Ну… ладно.

— Вы могли бы пожить у нас, — миролюбиво предложил Артур. — Комнат свободных много.

— Папа, мы наконец-то закончили строить дом, и я хочу насладиться им и тишиной, — независимо расставила все точки над i единственная дочь.

Гермиона понимающе улыбнулась, прислонившись плечом к Рону.

Гарри бросил взгляд на часы, виднеющиеся из гостиной, и начал подниматься.

— Пожалуй мне пора.

Попрощавшись со всеми и получив в дорогу сверток с пирогами, Поттер отбыл в Аврорат.


* * *
— Что ты с ним сделал? — висок начал пульсировать, возобновляя позабытый нервный тик.

— А как ты думаешь? — Кингсли одарил его выразительным взглядом. — Семьи нет, значит, похоронами занимается министерство. Мы представили все как сердечный приступ.

— Кто занял кресло министра? Гаррисон? — не то, чтобы Поттеру было сильно интересно, но лучше знать наперед, чего ждать от будущего.

— Удивительно, но мнения на совете разделились, — чернокожий волшебник прикрыл глаза и отпил из стакана виски со льдом. — Да, Гаррисон стал Министром, а меня назначили его заместителем.

— Чего? — Гарри подумал, что ослышался.

— Я останусь на посту в Аврорате, но так же буду при министре, — скривился Кингсли. — Члены совета долго спорили и порядком достали меня, так что не усложняй, Поттер! — угрожающе предупредил он.

Гарри ошеломленно глядел на шефа и не мог поверить в происходящее. Чего-чего, но политиков с лицемерными взглядами на жизнь и субъективной философией Бруствер на дух не переносил. Тем не менее, согласился стать одним из них. Спорить об этом можно было до скончания века, однако Поттер приберег несколько язвительных подколов до лучших времен.

— Что будем делать дальше? — спросил он, стирая с лица брезгливое недоумение и оставляя вежливую заинтересованность.

— Надо поискать разбежавшихся Пожирателей из Группы Труди. Нельзя выпускать их из поля зрения. Поговори с Милтоном.

— Ты хочешь, чтобы я пошел на разведку? А как же твои шпионы?

— Ты против? — черная бровь удивленно изогнулась. — Просто ты знаешь привычки этих людей, логично было послать именно тебя.

— Я не прочь прогуляться, — однако вид Гарри говорил об обратном. — Но будет непросто, — он поднялся.

— Попытайся, — Бруствер последовал его примеру и достал из своего стола свиток. — Передай его профессору Риски. Он выдаст оборотное зелье и волосы. Я буду ждать новостей, как обычно. Будь осторожен.

— Да, — кисло бросил Гарри, выходя за дверь.


* * *
— Вы переусердствовали, мистер Поттер, — качал головой профессор Риски, завершая осмотр национального Героя, хотя находились они в палате с другим пациентом. — Откуда в вас столько энергии, чтобы раскидываться настолько мощными проклятьями?

— Он еще не очнулся? — забеспокоился Поттер, разглядывая лицо Труди.

Пожирателя держали в Лаборатории под особой охраной и неусыпным контролем целителей. На кровати имелись пристежки для рук и ног и даже на шею.

— Не очнулся и вряд ли сделает это в ближайшую неделю, а то и больше, — профессор обеспокоенно разглядывал Поттера. — Ваша магия была в разлаженном состоянии еще вчера, когда вы доставили в Лабораторию мистера Дженкинса, — он сделал несколько пасов палочкой, и над Гарри вспыхнуло несколько цветных сфер. — Сейчас же почти все в порядке. На это должно было уйти больше времени, даже если пить комплекс восстанавливающих зелий и отдыхать. Вы это делали вчера?

— Да, пил, — Гарри мысленно хлопнул себя по лбу — он совсем забыл о наставлениях целителя.

— Хорошо, — профессор удовлетворенно кивнул, хотя все еще посматривал на подопечного с подозрением. — Профессор Снейп дал вам новый состав?

— Э… с чего вы взяли, что профессор Снейп…

— Как я понял, он с вами общается. К тому же, Северус весьма недвусмысленно ведет себя, когда разговор заходит о вас. Да и беседы о вас, Гарри, довольно часто нас занимают. Мы обсуждали вашу проблему с кровью. Он разве не говорил?

Гарри несколько раз успел удивиться и насторожиться.

— Кажется, нет.

— Насчет яда в вашем Дженкинсе можете больше не беспокоиться. Вынули, — отрапортовал целитель, гася сканирующие чары.

— Отлично, — скривился Поттер, еще не отошедший от предыдущей темы разговора.

Наклонившись над бессознательным телом Труди, он рассмотрел бледное в мелких шрамах и щетине лицо. Грязные волосы свалялись, но удалось аккуратно выдернуть одну прядь и отсечь ее взмахом палочки.

Выудив флакон из кармана, Поттер запрятал ингредиент туда. Возможно, когда-нибудь пригодится.

— Вам не стоит приниматься за задание, окончательно не восстановившись, мистер Поттер, — в голосе Риски звучало предупреждение. — Постоянно накачиваться зельями неразумно.

Гарри повернулся к нему и вскинул бровь.

— У меня нет времени, профессор.

Зельевар покачал головой.

— Есть безопасный и более предпочтительный для вас способ вернуть силу в тонус.

— Какой же? — Гарри уже собирался уходить и раздраженно вздохнул.

— Секс, мистер Поттер. Универсальный источник магии и хорошего настроения, — старик подмигнул, но затем посерьезнел. — Всего хорошего.

Гарри не мог поверить, что стоит и краснеет, как школьница. Закашлявшись, он поспешно попрощался и вылетел за дверь.


* * *
Через несколько часов Гарри устало цедил кофе в камере допросов. Терри болтал без умолку, пока Поттер не допил и не остановил его.

— Где сейчас члены вашей Группы?

— Недавно многих разбросали по другим отрядам. Нас часто тасуют туда-сюда, — пожал парень плечами. — В “Крысиной норе” еще иногда обитаются… некоторые. Парочку видел на рынке и в Дырямом котле. Остальные уехали.

Стуча пальцами по столу, Гарри отвлекал себя от соблазнительной мысли послать все к черту и вернуться в Хогвартс. После беседы с Риски у него появилось стойкое подозрение, что Северус не просто так вчера занялся с ним любовью. Скорее всего он знал о “быстром способе” восстановления сил. После недавнего инцидента, когда Гарри в наглую набросился на него, было очень странно такое неожиданное проявление чувств Снейпа.

Гарри очень хотелось выяснить все наверняка.

— Поттер, я уже устал, — проскулил Милтон. — Я кучу всего выболтал, когда будет перерыв? — он навалился грудью на столешницу и стукнулся о нее головой. — Можно я пойду к себе?

— Завтра придешь на другой допрос. Но уже не ко мне, — выплюнул Гарри и поднялся. — Прощай.

Терри сразу испуганно подскочил и засыпал его вопросами, о чем это он. Но Поттер проигнорировал вопли.

Шагая по коридорам Аврората, Гарри неосознанно сжимал в кармане палочку. Осталось переодеться и выпить старое-доброе оборотное. Риски выдал ему самое обычное, с часовым эффектом. Новую версию полностью запечатали.

Ночь предстояла быть жаркой и темной. Какое-то томное предвкушение, неведомое прежде, одолело его, заставляя мрачно ухмыляться.

URL
2016-07-14 в 01:31 

Mishel_7
Спасибо))) :white::white::white:

2017-02-04 в 12:00 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 26. Удача?



Под ногами стремительно шедшего волшебника стелился густой туман, огромным многоногим монстром расползаясь по Лютному переулку и проникая холодом и влагой во все его неприглядные закоулки. Гарри, а это был именно он, окутывал черный плащ, лицо скрывал глубокий капюшон. Замедлив шаг, он остановился возле грязного бара со скрипучей вывеской “Крысиная нора”. Окна на фоне темноты светились огромными жуткими глазами. За двустворчатыми дверями слышался гул голосов. Поттер затаился, прислушиваясь к настроениям в сомнительном заведении, и только потом вошел внутрь.

Посетители повернулись на звук скрипнувших петель, но, мазнув по пришельцу взглядом, вернулись к болтовне и выпивке.

Поттер неторопливо пробирался к стойке, давая себе возможность окинуть взглядом собравшихся волшебников. Он знал многих, но они не имели отношения к Пожирателям. За исключением одного. Через несколько табуретов от места, где он расположился, сидел знакомый парень. Прежде чем подойти к нему, Гарри дождался своего заказа.

— Ищешь кого? — поинтересовался бармен с кривой улыбкой.

— Тебе какое дело? — вторая натура проявила себя на удивление легко, поэтому голос прозвучал насмешливо и угрожающе.

— Может, помогу. Я тебя здесь раньше не видел.

Гарри был осведомлён, что Труди давно подкупил владельца паба, чтобы тот предупредил в случае появления Авроров или ищеек. Раз тот все еще выполняет свои обязанности, значит это место не ушло из поля зрения хозяина.

Подхватив свой напиток, Поттер насмешливо обронил, чтобы окончательно избавиться от прилипчивого соглядатая:

— Компанию на ночь я и без тебя найду, уж прости.

Бармен хмыкнул и занялся другим клиентом, а Гарри двинулся к старому знакомому.

— Не занято? — спросил он, заранее настроившись говорить на тон ниже, и скинул с себя капюшон.

Профессор Риски опять удружил с внешностью. Стоит отметить, в этот раз она была не такая смазливая, а наоборот, мужественная, немного брутальная. Короткие волосы на голове плавно перетекали в черную бороду и усы на лице, глаза глубоко посажены и сверкали насыщенной синевой из-под изломов бровей, губы кривились в обольстительной улыбке. Плечи Поттера-разведчика были такими же широкими, как и свои собственные, но только более накаченными, грудь мощнее, талия уже, как и бедра, ноги чуть длиннее привычных. Из-за всего этого великолепия Гарри потребовалась пара часов, чтобы привыкнуть к новому телу, дабы не спотыкаться и чувствовать себя увереннее в пространстве .

Уставившись на незнакомца с изумлением и легким испугом, жертва пристального внимания быстро замотала головой. Каштановые волосы неопрятно упали ему на лицо, маленький рот приоткрылся.

Гарри подсел рядом и сделал первый глоток эля, наслаждаясь произведенным эффектом.

— Я — Пит, — мальчишка смахнул челку и протянул руку.

— Дагфинн, — Гарри принял ладонь, стараясь сжимать не очень сильно, — но для друзей просто Даг.

— Необычное имя…

Картинно потягивая эль, Гарри намеренно награждал парня заинтересованными взглядами и как будто невзначай касался плечом его плеча. Роль соблазнителя ему еще примерять не приходилось, это оказалось довольно увлекательно. Кажется, его прозрачные ухищрения удались, так как Пит расслабился и заулыбался в ответ.

Ни на минуту не расслабляясь, чувствуя сидящих вокруг людей спиной и затылком, Гарри планомерно повёл войска в атаку — завел разговор о работе, которую планировал найти в Лондоне, проявил немного любопытства насчет беспорядков в стране, но так, чтобы у Пита сложилось впечатление, будто он печется только о своей безопасности. Купив своему собеседнику еще парочку напитков покрепче, Гарри непринужденно свернул к теме интимного характера.

Пит, уже изрядно навеселе и не способный сопротивляться скандинавскому обаянию, едва ли не сидел на коленях у Гарри. И, конечно, он был рад помочь нуждающемуся, поэтому через десять минут повел его по хорошо известному Гарри ходу в подземное помещение.

— Разве нам не наверх? — усомнился “Даг”, сделав несколько шагов по ступеням.

— Тут будет удобнее, гарантирую, — легкомысленно махнул рукой Пит, продолжая спуск.

Антиаппарационных чар не наблюдалось, поэтому Поттер последовал за провожатым. Служивший некогда местом встречи многих Пожирателей Смерти зал теперь был полностью перестроен. Гарри замер в проеме, ведшем в длинный коридор с приглушенным красноватым светом и чередой одинаковых дверей. Планировка напоминала знакомый антураж.

— Что тут? — спросил он у Пита, уже догадываясь об ответе.

— Бордель, но без хозяина. Недавно авроры прикрыли одно заведение в Желтом тупике. Многие бабочки потеряли работу. Нормально, да? О чем министерские только думают, чем теперь людям на жизнь зарабатывать? — праведно возмутился Пит, останавливаясь возле одной из комнат с медным номерком “4”. Пробормотав пароль, он вошел внутрь.

— Ты был одним из них? — поинтересовался Гарри и проскользнул следом.

— Комплименты явно не твой конек, — пробурчал Пит, зыркнув на Гарри исподлобья. — Я иногда там подрабатывал, но не шлюхой. Помогал распродавать разное барахло. — Неосторожные слова “Дага” не изменили намерений Пита развлечься, он подошел к возвышавшемуся над ним магу вплотную и расстегнул ему ширинку. — Хочу тебе отсосать. Ты такой здоровый, твой член наверное не мень…

— А говоришь не шлюха, — с сожалением вздохнул Поттер, погладив по голове уткнувшегося ему в пах парня, оглушенного заклинанием. — Прости, дружок, но у меня на тебя большие планы. — Еще один взмах палочкой, и Пит перелетел на кровать.

Гарри достал нужное зелье из кармана и, присев рядом, влил Питу в глотку, затем, когда убедился, что тот все проглотил, стиснул его виски пальцами. Первое погружение в сознание, потребовало от него серьезного укрепления собственных щитов, дабы не утонуть в чужих эмоциях; уже через пару минут, более профессионально, чем когда-либо, он принялся отбирать подходящую ему информацию. Сонный разум подопытного под воздействием зелья стал податлив, как нагретый воск. Относительно быстро Гарри удалось вытянуть на поверхность недавние события.

Несколько людей за столом вели тихий разговор о каком-то заведении, подобном “Крысиной норе”. Питу, прятавшемуся за стойкой, они были не знакомы. К ним присоединились еще несколько человек. Они коротко переговорили и поднялись на ноги.

Засидевшиеся посетители, почуяв неладное, начали спешно покидать насиженные места. Из окон лился дневной свет, ложась на пол неровными пятнами из-за движения людей. Дверь резко захлопнулась за последним клиентом, и в зале наступила тишина, которую нарушили хлопки аппарации.

Посреди комнаты возникла группа Пожирателей с бессознательным человеком, завернутым в плащ — капюшон слегка сдвинулся на бок, и стало видно половину лица пленника.


Гарри забыл, как дышать.

На руках самого здорового Пожирателей лежал Скримджер!

— Камин уже открыли?

— Еще нет. Ждем Трудди, — ответил низким голосом стоявший ближе всех к Питу и поправил капюшон на пленнике.

Дженкинс материализовался совершенно беззвучно, и все внимание сразу переметнулось на него. Гарри старался следить за всеми и притом лучше разглядеть министра. Сложно было определить, в каком он состоянии. Синяков или крови на лице не наблюдалось. Значит, существует вероятность, что он все еще для чего-то нужен.

— Все готово, господа. Сбрасывайте его, только аккуратней, — велел Труди. — После вас не должны видеть в Лондоне минимум неделю. Можете отсидеться в Крануэлле[1]. Я все подготовлю.

Гарри в ужасе дернулся.

“Сбрасывайте?”

Пожиратели без лишних слов утащили свою ношу, на последок плюнув сажей из камина.

Трудди остался один в полумраке, что-то обдумывая. Но ненадолго — со скрипом развернувшись на каблуках, он покинул паб.

URL
2017-02-04 в 12:01 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гарри показалось, что тот был одет так же, как и во время недавней схватки. На глаза попалось полотенце с фирменным знаком сего места. Просмотрев, что будет дальше, Поттер торопливо перекинулся на остальные воспоминания. К сожалению, больше ничего столь же важного не попалось.

От продолжительного контакта и повышенного внимания к деталям у него противно разнылись виски, и задергался глаз. Но оно стоило того. По каминной сети можно отследить путь Пожирателей! Оставалось только надеяться, что они не опоздают, и министр еще жив.

Гарри оставил парня в покое, прихватив из его разума самое важное видение. Отправлять Пита в Аврорат не было особого смысла, тот был относительно чист (но это не значит, что он избежит внимания определенных служб). Поэтому ему хватит и небольшого внушения о приятно проведенном времени. Перевернув своего подопытного на живот и сдернув джинсы, Гарри позаботился о физическом подтверждении поддельных воспоминаний.

Пришлось выждать около получаса, прежде чем уйти. И пока Поттер томился, к своему раздражению стал свидетелем бесстыдных стонов, неприличных выкриков и смачных шлепков за стенкой. Все это чертовски возбуждало. В одном Северус оказался отвратительно точен — гормоны бурлили в крови и требовали выхода. Ему недоставало любимой для него активной роли, в которой он мог чувствовать партнера, наслаждаться его телом, дарить ласки. Из-за сознательного ухода от этого желания что-то в душе бунтовало, в голову лезли противоречивые мысли. Недаром Северус предупреждал, что будет тяжело.

Несмотря на внезапно возникший резонанс в чувствах, Гарри честно признал, что решать свою проблему на стороне он не намерен.

Перед тем, как убраться из удушливой комнаты, Гарри отхлебнул оборотного зелья и аппарировал на знакомую баскетбольную площадку в пригороде Лондона. В лицо подул влажный ветер, бросая под ноги опавшие листья. На соседней улице пестрели рестораны, в некоторые они с друзьями даже когда-то заглядывали.

Быстро оставив позади людные проспекты, Гарри завернул в небольшой тупичок. В конце него и нашёлся нужный бар, мерцавший неоновой вывеской. Заходить он пока не торопился, для начала осмотревшись. Защита чувствовалась достаточно мощно, и периметр здания был покрыт антиаппарационным барьером.

“Клуб не для всех. Если войду, у них появятся вопросы”, — раздумывал Гарри.

Достав из кармана шар, Гарри еще раз осмотрелся.

— Кингсли, я нашел камин, по которому переправили министра. Собери группу, и аппарируйте по координатам портала, — прошептал он блестящему боку шарика, после чего сжал его в руке. Тот исчез.

Гарри притаился в тени дерева и стал ждать.


* * *
Утром в Большом зале витал запах корицы, какао и овсянки с сосисками. Дети сонно пережевывали завтрак, принимая почту и читая заголовки газет. За учительским столом царила атмосфера мира и дружелюбия, ещё велись тихие беседы о прошедших отпусках и новых студентах. В этом году пальмой первенства по наибольшему числу первогодок обладал Хаффлпафф, тогда как в Слизерине и Рейвенкло пополнение было самое незначительное.

Молодежь сейчас нисколько не волновала Северуса, поскольку все его мысли занимал один несносный герой, не соизволивший вернулся ночью домой. Конечно, дела аврора всегда сопряжены с опасностью, не считающейся с необходимостью видеться с семьей и друзьями, это Снейп знал не понаслышке, но считал, что Поттер мог послать ему хотя бы рогатое чучело. Даже без слов дать понять, что все с ним в порядке!

Они никогда не оговаривали способы связи или сигналы, которые могли бы передать в случае опасности. Видимо, стоит устранить это досадное упущение. Прежде Гарри не пропадал так внезапно, собираясь всего лишь навестить Уизли.

В голове вертелось множество тревожных догадок насчет похищения. Двойник Гарри мог отреагировать на компрометирующее письмо. Полночи Северус не мог уснуть из-за этого, а вторую часть промучился кошмарами. Мутными и выворачивающими душу — исключительно о Поттере.

Покидая столовую в далеко не радужном настроении и с пустым желудком, Снейп оглядел слизеринский стол и кивнул старостам. Утром он объявил о факультативе по зельям для всех желающих и очень осторожно коснулся сознания каждого из старшекурсников, внимательно ловивших каждое слово. Ничего подозрительного он не обнаружил, и это обнадеживало. Пожиратели могли обратиться к кому-то с другого факультета. Конечно, до полной уверенности было еще далеко.

На первую пару уроков гудящей толпой явились гриффиндорцы третьего курса. Слизеринцы спустились из Большого зала раньше и уже расселись по местам. Северус намеренно захлопнул дверь, чтобы завладеть вниманием класса. После лаконичной диктовки темы занятия студенты зашуршали пергаментами и заскрипели перьями.

В деятельности преподавателя лекции ему особенно нравились. Что не удивительно. Никакого напряжения или беспокойства, не было нужды дергаться из-за каждого подозрительного звука, издаваемого котлами или невнимательными учениками. Он изрекал фразы ровно, и ему нравилось звучание собственного голоса, полет мысли во время описания свойств или выводов алхимических формул на доске. Порой в такие моменты его могло озарить, и он замолкал, чтобы записать идею в собственный журнал, а потом возвращался к доске и продолжал, как ни в чем не бывало.

Что он патологически ненавидел, так это когда его перебивали. Бесило даже не невежество к предмету или испорченные котлы, а то, что какой-нибудь идиот начинал без разрешения озвучивать свои мысли или отвлекать соседа, Северус вынужден был прерывать свой монолог и делать замечания, при этом сбиваясь с важной мысли и настроя. Вот тогда пощады от него можно было не ждать.

Часы проходили очень быстро, незаметно. С годами Северус почти перестал заглядывать в конспекты уроков, выучив их вплоть до мелких черточек на полях. Пролистывая очередное новое учебное пособие, он перестал дивиться деградации авторов, и в итоге оставил в списках литературы старый-добрый вариант учебника 1981 года. Когда-то Альбус предложил ему издать свой или краткий курс специально для студентов Хогвартса, но Северус так и не нашел времени.

В обед ему опять пришло письмо из Отдела Тайн. Взглянув на печать, Снейп поспешно убрал его во внутренний карман. Возможно, в нем написано, где шляется Поттер. Ни утренний Пророк, ни дневной не проливали свет на дело пропажи Министра, но вовсю восторгались преемником Скримджера и его заместителем, который отказывался давать развернутое интервью.

Со своего места поднялась директор МакГонагалл и, дождавшись тишины в зале, проговорила:

— С сожалением сообщаю, что в этом году походы в Хогсмид будут сокращены. Все, начиная с третьего курса, — она сурово окинула взглядом зал, — могут посещать деревню только в субботние дни до шести часов вечера и не позже. У ворот школы всегда будет дежурить мистер Филч и кто-то из профессоров, и по истечении указанного часа закроют ворота. За деревней следят Авроры, на случай экстренной ситуации, так что можете спокойно проводить там свое свободное время.

Многие студенты приуныли, но никто открыто не возмущался.

— Ещё хочу напомнить, что в конце месяца состоится матч по квиддичу. В связи с перестановками в команде Хаффлпаффа, первыми на стадион выйдут сборные Рейвенкло и Слизерина. Всем доброго дня.

Последняя тема вызвала бурные обсуждения, отвлекая ребят от меланхолии. Северус скривился и, вместо того, чтобы приняться за обед, продолжил листать сводки.

— Северус, не мог бы ты заглянуть в мой кабинет перед ужином? У меня есть к тебе разговор, — прервала его Минерва, откладывая салфетку.

Снейп кивнул, не поднимая головы.


* * *
Высадившись порталом в одной из деревень Румынии, группа авроров во главе с Кингсли присоединилась к отряду местной службы правопорядка, с властями которых уже были проведены переговоры и обсуждены планы действий. Команда двинулась к двухэтажному дому с узкими окнами и острыми пиками на крышах.

Благодаря профессиональной и слаженной работе спецгруппы ни одно сигнальное заклинание или кристалл не успели сработать: авроры быстро оказались внутри. Хозяева присутствовали. Мужчина в возрасте чистил на кухне рыбу, но услышав шум, выскочил в гостиную, сжимая в руке нож. Под прицелом двух десятков палочек, он вскинул руки и завопил:

— Кто вы такие? Что вам нужно? — на дом не забыли наложить чары перевода, поэтому своеобразную речь поняли все.

— Совсем недавно через ваш камин прошла группа волшебников. В ваших интересах сообщить нам, где они находятся. — Громко потребовал Кингсли.

— Я ничего не знаю! — замотал головой старик. — Они угрожали, и мне пришлось позволить им воспользоваться камином. Они сразу же ушли.

Со второго этажа на крики прибежал подросток, едва не скатившись с последних ступенек. Юнец сразу же попал в руки стоявших там авроров.

— Вы пособничали жителям чужой страны, совершившим преступления против своего правительства. За это вы предстанете перед судом, — изрек Кингсли и перевел суровый взгляд на застывшего парня.

— Мы не виноваты! — вскрикнул тот, сминая в руках поношенную кепку. — Они грозились убить нас.

— Где человек, которого они привели? — спросил Кингсли хозяина дома.

URL
2017-02-04 в 12:02 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Я видел, как они скрылись в лесу. Возможно, пошли в сторожку егеря, — хрипло ответил тот. — Сын вам покажет, где это, — он закрыл лицо руками.

— В ваших интересах содействовать нам, — заметил Бруствер и кивнул ребятам по правое плечо, которые сразу подхватили незадачливого пособника под локти и повели к камину.

Гарри вышел вслед за бросившимся к двери пареньком и поймал его за руку.

— Успокойтесь. Будет следствие, и если все так, как вы утверждаете, то вам ничего не грозит. А теперь вдохните глубже и помогите нам.

— Простите, — светловолосый парнишка дрожал. — Эти Пожиратели долго держали нас в страхе, поэтому…

— Сначала дело. Ведите к егерю, — поторопил его Гарри: больше всего на свете ему сейчас хотелось увидеть Скримджера, и причем живого.

Около часа они добирались, распутывая сети сигнальных чар и защиты. Домишко стоял на пригорке, и из него были хорошо видны все подступы. Гарри накинул на всех заклинание невидимости, которое ему удавалось на порядок лучше многих мастеров чар.

То, как они оказались внутри, он помнил смутно. Около пяти человек “гостило” у лесника. Предсказуемо, что часть из них оказались оборотнями. К счастью лунная фаза пошла на убыль, и сила волков сравнялась с человеческой.

Гарри лично отбросил заклинанием одного и опутал тугими веревками прямо в полете. Скромные размеры комнаты не подходили для дуэли, а антиаппарационный барьер лишал шанса немедленного побега, поэтому Пожиратели просто разбежались — кто на чердак, кто через заднюю дверь на улицу. Авроры рассредоточились за ними. Перевес, конечно, был на их стороне.

Пока вылавливали тюремщиков, чутье повело Гарри в подвал. Грохот разрушений и выкрики проклятий летели ему в спину. Спуск вниз показался долгим. Толкнув отсыревшую тяжелую дверь, Гарри медленно вошел внутрь. Грязная чернота не дала рассмотреть абсолютно ничего, поэтому пришлось рискнуть и зажечь свет на конце палочки. Огромные короба с углем и какими-то припасами заполняли довольно широкое подполье. Запах холодной земли и еще чего-то забил нос, но к нему примешивался инородный, не такой ясный и явно не подходящий для этого места.

Гарри прошел в глубь, выхватывая светом все больше пространства.

— Мистер Поттер? — послышался хриплый голос сбоку.

Гарри резко обернулся и подавил вздох облегчения.

Скриджер сидел на полу у стены, прикованный цепью за больную ногу. Напряженно цепляясь за камни, он приготовился в случае чего защищаться. В глазах застыли подозрение и угроза — кажется, он не верил, что перед ним Гарри.

Поттер взял себя в руки и, проясняя ситуацию, тихо сказал:

— Я последовал вашему совету, сэр, — осторожно произнес он, внимательно наблюдая за реакцией собеседника.

— Что? — недоуменно поднял брови старший волшебник и даже приподнялся, чтобы гордо выпрямиться.

— То, что вы посоветовали мне, помните?

Скримджер несколько секунд соображал. Гарри сжал покрепче палочку, он ждал одного определенного ответа, и если таковой не прозвучит, то человеку перед ним не сдобровать.

— Это действительно вы, Гарри. Я пожелал вам не забывать жить…

Поттер расслабился и неожиданно для себя проворчал:

— Да, но я кажется умудрился еще и влюбиться. — От собственных слов у него встал в горле ком.

“Просто отлично!”

Чтобы скрыть неловкость, Гарри поторопился присесть рядом и внимательно осмотреть министра, который как-то странно улыбнулся одним уголком губ. Несмотря на тяжелые обстоятельства, капля тепла от признания молодого человека помогла ему воспрять духом и почувствовать себя значительно лучше. Чары Гарри показали простуду и сильное истощение, но ничего непоправимого. Подняв голову, он ровно сказал:

— Если вы собирались отбиваться от меня, то на что-то вам сил бы хватило. Ненадолго, правда. Вам нужно в Мунго.

— Простите, мистер Поттер. Я столько дней никого не видел и уже думал, что тут меня и прикончат. Я не надеялся на спасение.

— Ничего, сэр. Сможете встать?

Мужчина попытался подняться, опираясь на здоровое колено. Гарри поднырнул ему под руку и помог устоять. По велению палочки из стены вырвался деревянный брусок и превратился в надежную трость.

— Спасибо, — Скримджер оперся на нее и стал выглядеть увереннее.

Сверху послышался топот. Кто-то спускался по лестнице.

— Он тут! — крикнул Гарри, накрывая на всякий случай их обоих щитами.

— Руфус, слава богам! — Кингсли широким шагом прошел к ним и едва не сбил с ног бывшего пленника.

— Какие сантименты, — простуженным голосом отозвался министр. — Вы меня уже похоронили?

Кингсли похлопал его по спине.

— Некоторые готовы уже объявить тебя погибшим, но мы, как видишь, еще надеялись. Идемте отсюда.

Они поднялись наверх. Отдав распоряжения по поводу пойманного Пожирателя, Бруствер переместился с Гарри и найденным главой магической Британии в госпиталь.

Ощущая магию стоящего рядом волшебника, Гарри широко улыбался. Мир в очередной раз не рухнул, а значит еще поживем.

URL
2017-02-04 в 12:02 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
В Запретный лес он аппарировал только к вечеру. Вдохнув полной грудью, Гарри приятно взбодрился, избавляясь от напряжения и усталости, ставшей его постоянной спутницей. Деревья таинственно шумели над головой, погружая в мелодию угасающего лета; вдоль дороги от ворот замка вилась вереница масляных ламп до самой лестницы главного входа, не давая заблудиться. Поттер помедлил, наслаждаясь незамолкающей стихией.

Поднимаясь по главной лестнице, Гарри повстречал Хагрида, сытого и разомлевшего после ужина.

— Ох, это ты, Гарри? Часто теперь к нам заходишь. Охраняешь кого что ли? — рассмеялся старый друг.

— Я по делу к директору, — как бы ни хотелось сообщить Хагриду, что он теперь тут живет, стоило с этим повременить, особенно в свете недавнего инцидента. — Как дела в школе?

— Все спокойно, — махнул огромной рукой Хагрид. — Может, навестишь меня, когда закончишь дела? У меня припрятан бочонок медовухи и полкотелка рагу из крольчатины. Ты же не ужинавши, наверно…

— Спасибо, Хагрид. Зашел бы с удовольствием, но у меня еще много забот в Аврорате, — сведенный от голода желудок добавил в голос сожаления. — Обязательно навещу тебя на днях.

— Отлично, Гарри. Буду ждать.

Они попрощались, и Поттер оказался в холле. Студенты уже разошлись по гостиным. Путь до подземелий прошел спокойно и тихо. Ближе к слизеринской гостиной стали слышны возбужденные голоса о чем-то споривших подростков. Гарри быстро прошел мимо, чтобы случайно с кем-нибудь не столкнуться.

Оказавшись за дверью своих апартаментов, он прислонился к ее деревянной поверхности спиной и задумался. Рон, наверное, был прав — пора закладывать новый дом. Интересно, есть что-нибудь в продаже в Хогсмиде? Хогвартс, конечно, гостеприимный замок, и директор ему рада, но, возможно, это неправильно, что он... так сразу стал стеснять Северуса. В конце концов, он человек замкнутый, а постоянное присутствие Гарри может быстро начать его тяготить.

“Не горячись, — шепнул голос разума. — Если бы его что-то не устраивало, он молчать бы не стал. Когда это он церемонился с твоими чувствами? Может, тебе самому хочется больше свободы?” — едко поддел он.

Гарри скинул мантию и повесил на крючок. На лицо набежала туча, глаза потухли. Проведя рукой по волосам, он мотнул головой, намереваясь выгнать оттуда все мысли.

“С чего вдруг такие думы?”

Что-то в груди свернулось в тугой узел. Не испугался ли он собственных слов, сказанных Скримджеру? Может быть, немного. Поэтому весь остаток дня провел погруженный в себя, хотя исправно выполнял все указания Кингсли.

Завтра магическое сообщество ожидает очередной переполох.

В смежную дверь постучали.

— Входи, — отозвался он, опираясь руками о спинку дивана.

Северус остановился на пороге и критично осмотрел своего соседа.

— Жив-здоров, как я вижу, — констатировал он.

Гарри затаил дыхание, видя каким мрачным и измученным выглядел Снейп. В его голосе не нашлось ни единой эмоции, видимо, ночь для него стала тяжелым испытанием. Кошмары успели вымотать, а безответственный любовник заставил волноваться.

— Прости. Слишком много случилось за ночь, я просто не вспомнил о патронусе. Мы нашли Руфуса, — Гарри прикрыл на мгновение глаза, — грудь тяжело вздымалась, — а когда открыл, то мягко улыбнулся. — Я никогда так больше не сделаю.

Колючего мороза во взгляде Снейпа поубавилось. Он тоже медленно втянул воздух и тихо что-то проворчал себе под нос.

— Голоден, полагаю? — уже другим тоном поинтересовался он.

— О, да. Очень. Покормишь? — губы Гарри растянулись шире, он подошел к Снейпу, собираясь обнять.

— Эльфы покормят. Идем, — Снейп не дался, разумеется. Все-таки он провел сутки в тревоге.

Гарри не обиделся.


* * *
— Как всё восприняли Уизли? — Северус отдал распоряжение эльфу насчет еды и сел в кресло у камина. Гарри успел рассказать ему о счастливом спасении министра.

— Неплохо. Главное, что теперь они предупреждены.

Гарри присел на подлокотник того же кресла и вдохнул полюбившийся запах трав и школы. Северус был совершенно недоволен таким отношением к своей мебели.

— Я разговаривал с профессором Риски. Трудди впал в кому, и из-за этого мы не сможем его допросить. Опять придется ждать, — возмутился Гарри.

— Ты слишком нетерпелив, — Северус поморщился от раздражения, но когда Поттер решил совершенно возмутительно погладить его по волосам, не выдержал такой наглости и прорычал: — Будь так любезен, пересядь на диван. Что за вандализм! Этим креслам полсотни лет, если не больше, — и облокотился локтем на ручку с другой стороны, отдаляясь.

Гарри удивленно уставился на него. Раньше Северуса не беспокоили ощущения предметов обстановки. Не желая ссориться, он переместился на диван, но в голове у него родился план, как удовлетворить чувство прекрасного своего любовника и обеспечить себе надежные подступы.

— Спасибо. А теперь поговорим о том, куда тебя направил Кингсли, — язвительно продолжил Снейп.

— Это не столь интересно, — нахмурился Гарри. — Я был в “Крысиной норе”. Собственно, там я и выяснил, где держат Скримджера...

— Профессор Риски обмолвился, что ты всю ночь оттачивал мастерство обольщения на молодых Пожирателях. И весьма преуспел. — Резковато проговорил Северус, не утруждаясь скрывать презрение. О том, что начальник Лаборатории Тайн почему-то решил упомянуть об этом в своем письме, он уточнять не стал. — Действительно, не особенно интересно.

Гарри задумчиво откинулся на твердую спинку и подозрительно посмотрел на собеседника. Северус ответил ему таким же взглядом. Сколь ни была бы приятна Гарри его ревность, он не мог не заметить, что Северус чаще стал общаться с Риски.

— Вы обсуждаете меня? — сделал вывод Гарри, не зная, злиться ему или проявить любопытство. — Профессор Риски что-то заметил, проводя свои тесты, и начал интересоваться мной, не так ли? Почему у тебя?

— Ему нужен был взгляд изнутри. Я твой учитель, — скупо отозвался Северус и отвернулся.

— Был когда-то. — Фыркнул Поттер. — Что вы обсуждали на этот раз? — С языка едва не сорвалось скабрезное предположение, но Гарри вовремя сдержался.

— Разговор шел не о тебе… Мы беседовали о Драко, — тихо признался Северус, убирая руки под мышки и направляя взгляд в огонь. — Профессор попросил меня заняться исследованиями останков. В теле Драко обнаружены следы странного вещества.

Гарри закусил щеку изнутри. Гнев развеялся в одночасье.

С хлопком появился домовик и поставил поднос с ужином на стол.

Тишина затянулась. Гарри беспорно хотелось выяснить, почему Северус не посчитал нужным сообщить о просьбах со стороны Тайного руководства, но не знал, хочет ли услышать ответ.

Снейп не торопился продолжить начатый разговор.

Что-то неуловимое было в его выражении лица, каждая черточка и морщинка застыли, во взгляде потух живой огонь. Тело его казалось обманчиво спокойным, но напряженным, как струна. Почему-то в этот момент перед мысленным взором Гарри предстал его двойник — расчетливый и беспощадный зверь, наблюдающий за ним и ведущий к своей цели.

Черные глаза посмотрели на Гарри, и волосы на затылке парня зашевелились. Правая рука Северуса будто бы небрежно лежала на рукаве, под которым, Поттер знал, хранилась палочка. И эта рука могла в любой момент метнуть в него проклятье.

Гарри не понял, как наставил палочку на сидевшего рядом человека. Черная бровь взлетела вверх, заставив его сердце болезненно сжаться.

— Возможно я сошел с ума, но ты ведешь себя подозрительно, — дыхание перехватывало, а кончики пальцев закололо от магии.

— Разумная мысль — действовать незамедлительно, — одобрил Северус, не дрогнув ни одним мускулом, однако, Гарри кожей почувствовал хлынувшую от него волну возмущения. — Слава Мерлину, что мозги не отказывают тебе в такой ситуации. Но если ты потрудишься подумать еще немного и соизволишь коснуться моей магии, то даже такому олуху станет понятно, кто перед тобой.

Гарри так и поступил и тотчас опустил руку.

— Тогда в чем дело? — вместо извинений, потребовал он. — Ты собран и закрыт, словно к чему-то готовишься. Ты не сказал мне ни про Драко, ни про разговоры с Риски. Я беспокою тебя? Ты мне больше не веришь?

Северус потер висок и как-то вымученно вздохнул.

— Глупости. Я не склонен доверять никому... за некоторыми исключениями, — он многозначительно взглянул на Гарри, отчего тот смутился. — Профессор Риски подтвердил мои опасения, касаемые твоей магии. Очевидно, мои уловки в наших с ним беседах не возымели успеха — он уверен, что я весьма озабочен твоей судьбой, — какова причина огорчения Северуса, Гарри так и не понял, но надеялся, что бывшего шпиона расстроило фиаско в попытке отвода глаз. — Он настаивает, чтобы я повлиял на твой расход магии, донес до тебя всю серьезность ситуации. Еще немного, и ты можешь сорваться.

Поттер хмыкнул, приступая к еде.

URL
2017-02-04 в 12:02 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Гарри, — Северус наклонился вперед, сверля парня глазами, — твоё магическое ядро на пределе. Это не пустые слова. Такое бывает, когда теряют магию. Очень редкое явление, но тем не менее оно существует. Судя по всему, двойник отобрал у тебя намного больше, чем требовалось. Даже если ты его уничтожишь, это не изменит положение вещей.

Кажется, где-то на периферии сознания что-то пронзительно зазвенело, словно аккомпанируя сказанным словам. Гарри замотал головой, чтобы избавиться от наваждения, и это ему удалось.

Что бы ни говорили об удаче знаменитого героя, он-то знал, насколько она ветреная дама. Гарри моргнул и выдохнул затаенный воздух. Кажется, глубоко внутри он предчувствовал нечто подобное. Отбросив лишние эмоции, он сдвинулся на диване и продолжил ужинать.

“К черту. Все к черту!”

— Ты не удивлен? — Северус явно ожидал другой реакции.

Поттер пожал плечами, отправляя в рот кусок хлеба.

— За все приходится платить. Старо как мир. А что с моей кровью? Она так и останется неполноценной?

Северус откинулся обратно в кресле и свел брови. Его пальцы сдавили тугую обивку подлокотников, тем самым выражая смятение и гнев их хозяина. Заговорил он, только когда Гарри утолил голод.

— Директор считает, что магическое воплощение берет энергию не только в твоем ядре, но и в крови. Это причина, по которой он похож на тебя. К счастью, его исчезновение позволит твоей крови медленно восполниться, а клеткам — продолжить жизненный цикл с естественной для них скоростью.

— Хоть что-то… — хмыкнул Гарри, допивая сок.

— И еще одно, — глубоко огорченный таким безразличием, Северус поднялся из кресла, — твой брат, очевидно, бесплотен. На это указывают все найденные нами сведения о Защитниках.

Гарри удивленно вскинул голову.

— Я не заметил этого в нашу встречу, — сообщил Снейп и добавил: — Потому что он не был призраком. Раздумья о яде в Пожирателях привели меня к любопытному заключению, — его голос стал тише и глубже, невольно заставляя Гарри волноваться.

— Он как-то их использует, да? Черпает силы.

— Без сомнений, но не только. Подозреваю, что он способен перемещаться, используя свои клетки крови. Ментально контролировать Пожирателей и убивать. Все они — его марионетки. Явление, подобное этому, не изучено… сложно сказать больше.

— Звучит дико, — подвел итог Гарри. — Особенно, когда об этом говоришь ты.

— Сожалею. — Сухо сказал Северус. — Можешь пока переварить информацию, а у меня есть пара стопок с домашней работой, которая нуждается в проверке.

— Бедные студенты. Может, я тебе помогу? Я еще кое-что помню и пока не засыпаю на ходу. — Проще было зацепиться за будничные вещи, чем осознать неутешительные новости.

— Позволь усомниться. Доброго вечера, — отрезал Снейп и ушел.

Гарри покачал головой и отправился к себе. В самом деле, у него было что обдумать, и лучше, если не будет отвлекающих приятных мыслей об общей кровати.

Винить себя или судьбу во всех бедах казалось бессмысленно. Гарри понадобился не один час, чтобы прийти к мысли, что, в общем, ничего в его жизни не изменилось. Цели остались прежними: защитить своих близких и поймать злодея. Это уже становилось скучно.

Не помешало бы выпить, но отчего-то при мысли о виски сводило челюсть. Странная реакция, учитывая его стаж. Мысль о близости вызывала реакцию не лучше, чем от виски. Поэтому Гарри решил просто лечь спать после продолжительной прогулки вокруг замка.


* * *
Перекатываясь с боку на бок, герой не мог найти нужного положения или избавиться от навязчивого голоска, требовавшего не упрямиться и отправляться туда, где он точно уснет. Но Гарри упорно ворочался.

Северус не пришел узнать, почему он ночует тут, а не с ним, и это убедило в том, что он тоже не жаждет общения.

Через пару часов безуспешных попыток уснуть, Гарри не выдержал. Сколько он ни уговаривал себя, но ему было почти физически невыносимо находиться далеко от Северуса, когда так хотелось прикоснуться к нему. Словно они не виделись не один день, а как минимум месяц.

Тихо, как тень, он проскользнул в гостиную и приоткрыл дверь в спальню.

Там было светло из-за непрогоревшего камина. Северус спал, плотно завернувшись в одеяло.

Гарри несколько мгновений просто смотрел на него, задаваясь вопросом, почему на спальне до сих пор нет охранных чар, ведь даже на лаборатории и гостиной они есть. Может быть, зря он сомневался в доверии Северуса. Даже слепому видно, что он подпустил его намного ближе, чем кого-либо.

“Он был готов к моему приходу”, — Гарри устало улыбнулся и забрался на кровать, осторожно, чтобы не потревожить спящего.

Взяв второе одеяло, Гарри улыбнулся. Да, Северус определенно знал, что все так и будет.

Придвинувшись ближе к Снейпу, он перекинул через него руку и в блаженстве прижался к спине. Заснул он мгновенно, стоило только надышаться ароматом вожделенной кожи и прислушаться к тихому дыханию.

[1] Крануэлл — город в Англии.

URL
2017-02-04 в 14:02 

Замечательно!! Спасибо за новую, и такую мной ожидаемую, главу! Вдохновения на скорое продолжение!

2017-02-04 в 18:02 

Спасибо. Очень понравилось

2017-02-04 в 20:57 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Ineta, ochogor@mail.ru, и вам спасибо, что читаете и комментируете!

URL
2017-02-06 в 21:00 


Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Квинтэссенция

главная