Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:04 

Двуликий, NC-17, Глава 26!

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



Автор: феникс (ljnkzncv/~Alena~)
Пейринг: снарри
Рейтинг:
Жанр: romance, angst, fluff, hurt/comfort, detective
Размер: макси
Предупреждения: ненормативная лексика, злоупотребление алкоголем (немного)... АУ начиная с 7 книги, ООС героев. ОС. ПостХогвартс.
Саммари: Спустя пять лет после войны магический мир столкнулся с последствиями режима Волдеморта. Страну наводнили новые Пожиратели Смерти под предводительством волшебника, тщательно скрывающего свою личность. Работая под прикрытием, аврор Поттер спасает из рук насильника своего бывшего профессора. С этого и начинается головокружительная череда событий, которая приводит Гарри к разгадке – кто такой Новый Темный Лорд, и почему Англия снова погрязла в преступности.
Состояние: в процессе
Публикация на других ресурсах: только с разрешения автора!
Ссылка на начало: пролог + с 1 по 8 главы





запись создана: 29.12.2013 в 17:04

@темы: макси, Снарри, Двуликий(мое), Гарри Поттер, NC-17

URL
Комментарии
2014-06-19 в 15:30 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
Автор , вы меня пугаете!!! Выкладывайте сразу большим куском, а то каааак остановитесь на самом страшном месте, а у меня сердце слабое..
Слежу за фиком с громадным интересом...

2014-07-09 в 23:47 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский



Проснулся Гарри от стука. Не будь он таким навязчивым, то едва ли помешал ему досмотреть сон, но нет же. Со стоном разлепив веки, Гроза Тёмных Лордов поискал источник шума. Рядом раздалось недовольное роптание:

— Окно в гостиной, Поттер.

На сей раз Северус изменил своей привычке исчезать из постели первым и, перевернувшись на другой бок, прикрыл голову подушкой.

Встрепанный и невыспавшийся, Гарри сполз с кровати. Натянув свои очки и халат Снейпа, он на автопилоте побрел к двери.

Споткнувшись о стул, он полностью проснулся и прожег несчастную мебель гневным взглядом. Потирая ушибленное колено, открыл окно. На подоконник взобралась недовольная долгим игнорированием сова и протянула ему лапку.

— Не могла еще часок подождать, прежде чем долбиться в такую рань? — угрюмо проворчал на нее Гарри.

Птица обиженно ухнула.

Поттер провел рукой по лицу и потер пальцем глаз. Письмо оказалось очень кратким.

“Все готово. Операция назначена на 3 часа.
Кингсли”


Известие и порадовало, и огорчило. Гарри рассчитывал провести этот день с Северусом, чтобы закрепить... вчерашнее достижение.

Выпроводив вестницу, он возвратился в спальню и полюбовался объектом своих фантазий, закутавшимся в одеяло и закопавшимся среди подушек, как дракон в уютном золотом гнездышке. Что ни говори, но даже у холодного Снейпа были маленькие слабости. Улыбнувшись, Гарри приблизился к нему на носочках и бесшумно, как воришка, просунул руку в теплый кокон. Северус мгновенно дернулся внутри и зашипел не хуже гремучей змеи:

— Поттер, чтобы тебя стадо кентавров затоптало!

Подушки скатились с него, едва тот попытался сесть. Вид у Снейпа мало чем отличался от гаррриного.

— Не могу смотреть, как ты мирно спишь, когда меня бесцеремонно разбудили, — без сожаления ласково произнес парень.

Снейп поднял с пола облюбованную за ночь подушку.

Гарри запрыгнул на него, придавив собой. Северус чисто машинально вывернулся, сбросив с себя. Поттер, сильнее раззадорившись от этого, быстро подскочил и опять прижал его к кровати.

— Какой ты игривый с утра, кто бы знал, — мурлыкнул он, чмокнув сжатые губы.

Северус гневно раздул крылья носа, тяжело дыша.

— Гарри, я не сторонник постельной возни, — он старался не цедить слова. — Я не знал, что эта часть прилагается к... — он поморщился, вглядываясь в довольного собой мальчишку. — Лучше не надо.

Гарри привстал и лег рядом. Опять поцеловал губы Снейпа и ямочки у них.

— Извини, ты прав, не все сразу. Пойдем вместе в душ? — миролюбиво предложил он, поглаживая длинные волосы. — Постараюсь исправиться. Обещаю.

Снейп поморщился от намека, ощущая смешанные эмоции.

Ему практически не удалось поспать этой ночью. С ним происходило нечто странное. Наверное, пребывая в своего рода шоке, он не мог оторвать взгляда от расслабленных припухших губ погрузившегося в сон Гарри. В голове вертелись сумбурные мысли, тело не желало забывать тяжести чужих бедер, мягкости упругих полушарий, так правильно легших в ладони, и горячей, тесной глубины, ласкавшей, как никто и никогда. Ощущения взрывали воображение. Мерлин! То, как гибкий и красивый юноша гладил его и жадно целовал, смотрел на него с нежностью и откровенностью, как будто нет ничего в мире прекраснее. Рефлексы Северуса твердили, что все это — обманчивое наваждение из-за непривычки принимать такого рода удовольствия, поэтому всю чувственность, обрушившуюся на него, категорически нельзя пускать в душу. Скорее закрыться и оскалить зубы, напугать как следует, чтобы даже не помышляла приближаться.

Но было уже поздно, холод разума согрелся в свете проснувшегося после долгих одиноких лет сердца. Оно робко шептало не убивать в зародыше то, что, возможно, никогда больше не прорастёт на выжженной чужим безразличием и жестокостью земле, умоляло забыть прошлое, жить настоящим, трепетно просило смотреть на Гарри, в его потемневшие от страсти глаза. Зеленые, наполненные теплом и сиянием, как утреннее солнышко, зовущие откликнуться и разделить с ним наслаждение.

Это было так прекрасно, что шажок за шажком Северус поддавался. Едва он отпустил себя, как болезненным гвоздем в сознании застряло предчувствие, что в любой момент все может измениться. Гарри может передумать и попросить поменяться местами. Снейп нутром чуял, что тот не терпит власти над собой — это было очевидно, с его-то опытом! — об этом явственно говорило все: то, какую позу мальчишка предпочел и как активно вел себя. Северус все ждал его просьбы и знал, что ответит. Это стало бы концом. Поттер молчал. Даже когда любовник, несмотря на дебри колючих страхов, проник в него, тот не усомнился в своем решении и... получал удовольствие, пусть и не сразу. Очевидно, он не питал надежды, что Снейп разрешит ему быть ведущим (и правильно делал!), но все равно предпочел провести с ним ночь. Немыслимое безрассудство и... несомненное доверие. Оно, как холод, пробирало до самых костей.

Физическая и магическая мощь Гарри удерживала его, не пытаясь подчинить, унизить или иссушить, она отдавалась ему без остатка, поддерживала и насыщала... той же силой, только большей. Северус не знал, что так может быть, не думал, что секс с Гарри может быть таким... таким незабываемым. По-настоящему. Несмотря на мнение юноши, для Северуса все произошедшее оказалось даром богов. Он был благодарен ему за его... за все, что он сделал. Слово “вытерпел” никак не желало формироваться даже мысленно.

Ему до сих пор плохо верилось, что с его внешними данными и тем более характером, можно привлечь юное создание. У некоторых молодых людей случались заскоки на более зрелых любовниках. Северус размышлял об этом, но пришел к выводу, что не очень подходил даже в эту категорию. Оставалось все списать на психологические факторы, которые, как он и предсказывал, проявились после его спасения. Поттер думает, что влюбился в него. Черт, да он и сам так думает!

Северус мотнул головой.

— Что тебе сообщили в том письме? — вместо ответа невозмутимо спросил он.

— Кингсли оповестил, что операция состоится сегодня.

— Ты уходишь? — лицо Снейпа стало сосредоточенным.

— Не сейчас, к трем. У нас есть время, — Гарри чмокнул кончик большого носа. — Пойдем? По-жа-луй-ста.

— Если только ты обещаешь вести себя прилично, — Северус был непреклонен.

— Я всегда веду себя хорошо, — поиграл бровями парень.

Мужчина скривил губы на это заявление и, разминая мышцы, поискал тапочки.

— Ты хорошо себя чувствуешь? Ничего не болит? — кашлянув, вдруг поинтересовался он.

— Все отлично. Я еще вчера тебя уверил, заботливый ты мой, — нежно проговорил Гарри, ловя тревогу в любимом баритоне.

Северус ничего не ответил и, закутавшись в простыню, отправился в соседнюю комнату.

Гарри поспешил за ним, хитро улыбаясь.

Пустив воду, хозяин апартаментов принялся шуршать чем-то в шкафчике рядом с раковиной. Гарри стянул с себя халат и щелкнул пальцами. Бортики ванной опустились, становясь чуть выше пола и намного шире.

— Ты хоть представляешь, сколько ей лет, чтобы так с ней обращаться? — с полотенцами в руках обернулся Северус.

— Как только мы закончим, верну все, как было, — Гарри забрался под душ и от неожиданности зашипел: — Ледяная, чтоб ее!

Северус коварно улыбнулся.

Поттер заметил это и шлепнул по струе воды, окатив ею Снейпа. Тот вовремя успел отклониться.

— Несносный мальчишка, — оскалился он.

Покрутив кран, Гарри блаженно застонал и подставил лицо под поток уже теплых капелек.

Северус оставил простыню на комоде и присоединился к нему.

Гарри сразу ощутил, как позади к нему прижалось горячее тело, отчего по коже побежали мурашки. Развернувшись, он оказался в кольце рук.

— Успел продрогнуть, — прошептал Северус, поглаживая рельефную спину и прикладываясь к виску Поттера.

— Взбодрился, — поцелуй в шею. — Ты такой теплый, погреешь?

Снейп тихо хмыкнул.

— Ты ведь совсем меня не слушал, да?

— Нет, — счастливо сообщил Гарри, чувствуя пусть еще не такие уверенные, но ласковые поцелуи и частое биение сердца в тесно прижатой к нему груди.

Медленно и очень приятно они внимательно исследовали друг друга губами, пока не слились в поцелуе. Гарри зарылся руками в сухие волосы Северуса, осторожно надавливая на затылок и заставляя склониться к нему. Снейп обнял его, поддерживая и лаская пальцами гладкие бока и поясницу, слегка касаясь ягодиц, но не спускаясь ниже. Томление околдовывало обоих, сбивая дыхание и распаляя дремавшую страсть. Когда им пришлось прерваться, чтобы вдохнуть воздуха, Гарри удивленно усмехнулся, так как Северус, поддавшись наваждению, продолжил прокладывать дорожку из поцелуев от подбородка к ключицам, вынуждая его изогнуться и предоставить поле для действия.

Поттер гладил его по плечам и голове, размышляя, что у Снейпа хорошо развита интуиция, раз он прекрасно ориентируется, на какое точки надо нажимать. Его прикосновения были как горячий мед, сладкими и приятно согревающими. Гарри с горечью распознал, что за трепыхания появляются у него в животе, отчего летит к чертям выдержка, и в груди рождается отчетливое желания никогда больше не отпускать... и растерзать любого безумца, намеревавшегося причинить ему боль. Очевидный ответ невольно заставлял улыбаться и наблюдать за своим старательным “профессором”.

URL
2014-07-09 в 23:48 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Северус закончил путешествие, лизнув напоследок выпирающие косточки, и поднял взгляд.

— Давай приступим к купанию, — невозмутимо предложил он.

Гарри кивнул и взял с полочки мочалку. Намылив ее, он повернулся к Снейпу и спросил:

— Можно?

— Словно у меня есть выбор, — в голосе слышалась обреченность, хотя уголок губ чуть приподнялся.

Гарри начал аккуратно мыть его, оставаясь внимательным к реакциям мужчины, чтобы лишний раз не сделать чего-то, что все испортит, как вчера.

— У тебя очень чувствительная шея, — осмелился он озвучить свои мысли, и круговыми движениями намылил объект своего восхищения, очень осторожно обходясь со старыми шрамами.

Северус взирал на него из-под прикрытых ресниц и откровенно наслаждался нежностью рук и блеском изумрудов, поедающих каждый дюйм его кожи, позволяя себе расслабиться и довериться им.

“Какая глупость отказываться от того, что само плывет тебе в руки”, — подумал он, словно отвечая на один из своих вопросов.

Забрав у Гарри губку, он сказал:

— Моя очередь.

Поттер засиял и подставил спину.

Северус провел по ней пару раз и остановился, чтобы поцеловать напрашивающиеся на это лопатки и ложбинку между ними, по которой стекали ручейки воды. Проведя рукой по правому боку и пощекотав ямочку у ягодиц, задержался взглядом на упругих полушариях.

Прикрыв на мгновение веки, он прижался к Гарри и глубоко вдохнул. Его запах теперь ассоциировался у Северуса с солнечным лугом и глубоким озером кристально чистой воды. Проскользнув руками под локти, он продолжил тереть смуглую кожу груди, немного поглаживая и лаская ее, оставляя легкие поцелуи на плече. Притягательные горошинки сосков всецело завладели его вниманием и не отпускали несколько томительных минут, пока звуки лившейся воды не прервал тихий стон...

— Умеешь ты мучить, — задыхаясь, протянул Гарри, содрогаясь всем телом.

Северусу не нужно было спрашивать, в чем дело, и так уже все было понятно: к плоскому смуглому животу прижался налившийся силой член.

— Молодость, Поттер, — хмыкнул Снейп. — В твоем возрасте ничего удивительного.

— Молодость, говоришь, — фыркнул Гарри и, заведя руку за спину, ухватился за такой же каменный ствол, ласкавший его поясницу уже пару минут.

Северус слегка вздрогнул.

— Ну, я не так уж и стар, — скромно заключил он и лукаво ухмыльнулся.

Гарри ускользнул от руки с губкой и развернулся к нему.

Северус охотно приоткрыл губы, ловя мягкий и настойчивый поцелуй. Рука бывшего ловца и не думала выпускать из своих цепких пальчиков долгожданный “снитч”. Очерчивая головку и перебирая тяжелые яички, мыльная ладонь быстро добилась мелкой дрожи, разбежавшейся по всему худому телу. Прервав через несколько мгновений свое занятие, Поттер опустился на колени, ловко сыграв на растерянности Северуса, и, не давая ему опомниться, впился губами в самое чувствительное местечко.

Снейп едва не подавился воздухом и невольно ухватился рукой за стену. Тягучее, яркое удовольствие понеслось по венам, нарастая пенистой волной внизу живота. Распаляя нервные окончания, оно заставляло каждую клеточку звенеть и наполняться магией. Дыхание перехватывало едва ли не с каждым виртуозным движением змея-искусителя, таившегося в лишенном своего неуемного красноречия рту, но очевидно обладающим особыми талантами в другой сфере познаний; отлично знающий свое дело, он дразнил уздечку, которую голодные губы со вкусом всасывали в себя и отпускали, зализывая засос, потом обводили напряженную головку и обхватывали ствол.

Мозг отказывался работать, утопая в трепетном предвкушении, поэтому Северус старался устоять прямо, чтобы, не дай Мерлин, не выказать, насколько сильными и острыми были для него ощущения, и особенно ни в коем случае не застонать. Ни за что!

Гарри очень долго изводил его, с азартом и восхищением следя, насколько же хватит выдержки непробиваемого Снейпа, даже не соизволившего проронить ни звука, хотя уже чувствовалось, как его трясет, а венки на члене натужно вздулись. Мышцы под ладонями, гладившими матово-молочные бедра, вовсю ходили. Еще немного, и тот потеряет над собой контроль. Гарри надеялся на это и хотел прочувствовать на себе.

Для Северуса его действия стали настоящей мукой, мгновения тянулись очень долго, сладко, доводя его до исступления, рождая в голове совершенно тревожные мысли. Он с трудом держал себя в руках.

Провести языком по всей длине и впустить глубоко в горло, сглотнуть. Гарри настолько погрузился в процесс, что не заметил, как стал делать это почти профессионально и максимально страстно. Обычно такие игры не слишком прельщали его, но Северус был невозможно отзывчивым, даже когда молчал. Магия и изгибы тела выдавали его с головой.

— Гарри... — короткий стон все же слетел с припухших искусанных губ.

Поттер довольно зарычал, активно двигая головой, и стиснул напряженные ягодицы в пальцах. Зрачки темных глаз расширились, и их обладатель в конец потерял себя от дикого желания. Задыхаясь, Северус яростно подался бедрами вперед, врываясь в восхитительный рот, захлёбываясь рычанием и протяжными стонами. Ничего другого не ожидавший, Гарри принимал его, стараясь не подавиться. К счастью, много времени его пылкому любовнику не потребовалось. Отчаянно дернувшись в последний раз, тот тяжело выдохнул и облегченно излился. Эхо его голоса некоторое время отдавалось в ушах Поттера, закашлявшегося, не сумев проглотить все.

— Вот дьявол, — выдохнул едва отошедший от оргазма Снейп и скользнул на колени; подрагивающие узкие ладони прошлись по лицу и плечам Поттера. — Прости, я не хотел... Прости, Гарри. Тебе плохо? — чернильные глаза виновато блестели, а алеющие губы начали стремительно бледнеть. — Я... Мерлин... Я принесу релаксант.

— Что б... тебя, Северус... Все нормально, — схватил его за руку парень, не давая сдвинуться с места; чуть отдышавшись, он с упреком поглядел на него. — Тебе только что сделали... — раздраженный вздох и опасная усмешка, — смею надеяться, очень приятно, а ты думаешь о какой-то ерунде. Это было ве-ли-ко-ле-пно.

Снейп замолк, не зная, как реагировать, даже не пытаясь отделаться от неприятно-постыдной мысли, что все испортил.

Гарри сполоснул рот и, придвинувшись к нему, поцеловал плотно сжатые губы.

Северус не ответил на поцелуй, но притянул к себе.

— Ты очень внимательный любовник, — уверил Поттер, чувствуя, как бешено бьётся чужое сердце. — Я не часто таких встречал.

На некоторое время повисло молчание. Снейп собирался с мыслями, после чего отстранился.

— Давай, поднимайся, болтун, — как-то странно велел он.

— Ну еще немного. Я же неизвестно когда приду... — законючил Поттер.

— Ты ни о чем не забыл? — изогнул мокрую бровь Северус и в качестве намека провел ладонью по стоящему по стойке смирно члену Гарри.

— О, — оживился юноша и в мгновение ока оказался на ногах.

Снейп сглотнул и принялся гладить налитое достоинство, пропуская головку через кулак и сжимая по длине. Гипертрофированное чувство ответственности всегда держало его в тонусе, поэтому ничего удивительного, что он смиренно готовился к тому же, что минуту назад сделал с Поттером. Непростительная грубость.

Гарри звонко стонал, тая в его руках, поощряя ласковыми словами.

Снейп склонил голову и прикоснулся к бордовой головке губами, лизнув языком. На вкус оказалось приемлемо и даже понравилось. Не то чтобы он никогда не испытывал ничего подобного, но все же в этот раз его состояние было добровольным, и ничто не помешало распробовать. Обхватив губами полностью, он взял твердый и очень нежный кончик в рот.

Гарри зажмурился, ощущая, что готов кончить лишь от одного вида Северуса, делающего ему минет. Прежде он о таком и не мечтал.

Когда острый на ядовитое словцо язык затанцевал по всему члену, ему снесло крышу. Стараясь сдерживать свои порывы, чтобы не начать вбиваться в неопытные губы, Гарри до хруста сжал кулаки и запрокинул голову. В конце концов он был более искушенным в плотских делах, нежели Снейп, поэтому знал, чего ждать. Оргазм был очень ярким и выбивающим землю из под ног.

Северус, удивленный, что все разрешилось так быстро и без особых усилий, не успел отстраниться, и если честно, не так уж и хотел. Что-то было совершенно особенное в таком виде секса. Видеть, как партнёр извивается и напрягается, стонет и пылает от накала страсти. Если бы не беспокойство за свое горло, то Снейп, возможно, повторно бы возбудился. Семя на вкус оказалось вполне сносным.

Гарри сполз по стенке, как только его достоинство покинуло рот зельевара.

— Вот это да, — все что он мог сказать. — Спасибо.

Северус без особых эмоций кивнул и скомандовал:

— А теперь мыться и завтракать.

Гарри полностью был согласен, только ноги не слушались.

URL
2014-07-09 в 23:48 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

У обоих настроение всю трапезу оставалось на высоте, даже несмотря на то, что Северус был неразговорчив и угрюм. Кажется, все еще был недоволен своим маленький срывом. Гарри старался смягчить его, улыбаясь и подкладывая на тарелку собственноручно намазанные джемом булочки. По лицу Снейпа невозможно было определить, успокоили его эти попытки или нет, он оставался не в пример хладнокровен и не заинтересован ничем, кроме свежего Пророка, чашки кофе и... да, тех самых пышущих жаром угощений.

Поттер уплетал яичницу, при этом размышляя, стоит ли омрачать утро, залезая себе в голову. Намеченная вылазка все портила. Его молчаливый сосед по всей видимости пришел к той же мысли, потому что, сложив газету, поинтересовался:

— Мы могли бы заняться твоими воспоминаниями, когда ты вернешься. Лучше не бередить старые раны перед сложным заданием. Это будет сильно мешать.

Гарри продолжал жевать бекон, обдумывая его слова.

— Малфой может обладать информацией о случившемся со мной. Я должен знать, что спрашивать. Без четкого вопроса он попытается увернуться от ответа, — пояснил он. — Я тоже не горю желанием, поверь мне.

— Это будет нелегко.

— Не стеклянный, переживу, — отмахнулся Гарри и залпом допил кофе.

Снейп покачал головой.

— Если хочешь, я могу извлечь воспоминания и поместить... — мысль влить их в собственный Омут Памяти поколебала его. Не то чтобы он часто просматривал события из своей собственной памяти — только, если хотел разглядеть лица участников собрания, чтобы донести Дамблдору, — но все же, присутствие чужого сознания среди своих “подкроватных монстров” беспокоило бы. Гарри мог увидеть что-то из них и... Северус не желал показывать кому-либо то, что с ним делали.

“Ты эгоистичен, как всегда, Северус. Парень же собирается пустить тебя к себе в голову. Ему ведь не страшно за свои скелеты! Его жизнь только начинается, и ему наверняка есть что терять, в отличие от тебя”.

Пусть так, но это не значило, что он готов ответить тем же. Да и не такая уж это правда, что ему нечего терять. Есть. Как раз недавно и появилось.

— Давно хотел приобрести Омут Памяти, — вывел его из размышлений голос Гарри; он, видно, не заметил заминки Северуса или только сделал вид: — Дорогое удовольствие, хотя, честнее будет сказать, не было времени. Если тебе не сложно, то, как закончишь, извлеки их и уничтожь.

— Не торопись, — Снейп задумчиво поводил пальцами по губам. — Сначала посмотрим, что с тобой произошло. — Он кашлянул. — То есть, с твоей памятью. После извлечения воспоминания не стираются, а лишь тускнеют. Кошмар или размышления о них вернут всё на свои места в искаженном виде. Это может оказаться еще хуже, чем настоящее воспоминание. Я рекомендую заблокировать их.

— Что ж, поверю на слово, — кивнул Гарри, внимательно наблюдая за Снейпом.

— Отчего ты не сделал это раньше? — Северус заметил его взгляд и отгородился непроницаемой маской.

Поттер помолчал, хмуря брови.

— Сложно объяснить. Наверное, это из разряда что нас не убивает, делает сильнее. Этот момент многое изменил во мне.

На самом деле Гарри не желал никого пускать в сокровенное. Северус — один из тех, кто мог его понять и помочь. Не жалея. В голову даже пришло, что стоит предложить ему ответную процедуру. Ведь его кошмары мучают чаще, чем Поттера и, наверное, прилично потрепали нервы. Единственное, что останавливало, так это отличное понимание, что его скорее пошлют в задницу Тролля, чем согласятся.

Мастер зелий поднялся и поманил за собой в лабораторию. Взмахнув палочкой, превратил стол в кушетку и отошел к шкафу.

— Ложись.

Гарри повиновался.

Северус вернулся к нему с небольшим пузырьком. Присев рядом, спросил:

— Знаешь, что надо делать?

— Да, — Поттер пару раз вздохнул и нервно улыбнулся.

— Я не пойду туда, куда ты не позволишь.

— Да что может быть хуже того, что ты и так увидишь?

— Будь уверен, всегда бывает хуже. Расслабься и давай начнем. Выпей, — Северус отдал ему флакон. — Пару глотков, не больше.

— Что это? — спросил тот, отпивая.

— Прямая работа с памятью в действующем мозгу затрудняется наличием врожденной защиты. Для этого необходимо ослабить ее. Она есть у всех независимо оттого, владеешь ты окклюменцией или нет.

— Хочешь сказать, что я только что выпил жидкий Империус? — притворно запаниковал Поттер. — Он ведь тоже воздействует на этот щит, убирает его.

— Вот еще! — хмыкнул Северус. — Я полностью не сниму барьеры, просто ослаблю. К твоему сведению, я давно перестал готовить запрещенные зелья. Уже пять лет как, — едко уточнил он. — А это зелье с родни анестезии, не более.

Поттер вернул склянку и улегся поудобнее.

— Чистосердечное признание в производстве запрещенных зелий, — прищурил глаза он. — Я все-таки аврор, не забыл?

— Сейчас доболтаешься, — многозначительно протянул Северус и положил руку ему на лоб с потускневшим шрамом-молнией, сосредотачиваясь.

С губ сорвались первые слова заклинания (пациенту было проще принять чужое сознание, когда он слышит его "шаги"), после чего Поттер ощутил, как начинает засыпать. Веки опустились, пульс выровнялся, а звуки отдалились. Сознание устремилось к тем темным временам, когда на нем лежало бремя Мальчика-Который-Должен-Победить-Темного-Лорда.

Обнаружив постороннего, Гарри преградил ему путь, на первых порах приняв за агрессора, однако, распознав знакомую магию, он расслабился и самостоятельно повел к нужному месту, разгоняя каскады образов и чувств. И вот он, тот самый день и час.

Северус не предпринимал ни малейшей попытки разглядеть мелькающие картины, целенаправленно следуя за Гарри. Едва оказавшись в темном сыром подземелье, он устремил взгляд на лежавшего на полу полуобнаженного Поттера. Дыхание от этого зрелища перехватило. Рядом кто-то пошевелился, и Снейп резко обернулся. Около него стоял призрак. Его плечи были расправлены, а взгляд, полный презрения, обращен к скрюченной от боли фигурке.

— Не осуждай, — тихо выговорил Северус, удивленный такой реакцией Гарри.

— Я этого и не делаю, — возразил тот и отвернулся. — Неприятно видеть себя таким.

Полумрак камеры прорезал луч света, раздались приглушенные шаги. Вошел человек, по расплывчатым очертаниям напоминавший Питера Петтигрю. На миг он застыл, всматриваясь во мрак голых стен, а потом просеменил к валявшемуся на камнях заключенному и склонился над ним.

— Эй, парень, очнись!

Он потормошил его и перевернул на спину, чтобы подхватить под мышки и вытащить в коридор, дабы получше разглядеть.

— Что там? — проговорил другой голос, надменный и холодный.

Северус сразу узнал в нем Драко.

— Мистер Малфой, один из пленников не сбежал.

На этом месте картина расплылась, а звуки — слились в неразборчивый гул голосов.

— Останови тут, пожалуйста, — попросил Снейп. — Я осмотрюсь.

Гарри-призрак выполнил его пожелание, оставаясь безмолвно наблюдать за своей молодой копией в руках предателя, лицо которого он прежде не мог разглядеть. Без помощи другого легилимента это оказалось попросту невозможно.

Северус долго изучал состояние памяти, сканируя и выявляя точки разрыва. Стало еще загадочнее и подозрительнее, когда не обнаружилось никаких повреждений. Воспоминание было цельное и не подвергалось изменению или нарушению.

— Странно.

— Северус, — вдруг позвал Гарри.

Снейп обернулся.

Поттер указывал на что-то в темном углу камеры.

Он приблизился, чтобы разглядеть получше. Чужое сознание начало давить на него, не подпуская к границам, но Северус осторожно отодвинул его. На полу, там, где темнота еще позволяла что-то в себе разглядеть улавливалось очертание человеческой кисти. Крепкой, густо покрытой волосами, очевидно, мужской. Она лежала безвольно и, кажется, в луже, которая выделялась на общем фоне.

— Кто это может быть? — еле шевеля губами, проговорил Гарри. — Я не помню, чтобы со мной был кто-то еще.

Вдруг пространство вокруг пошло мелкой рябью.

— Нет... — лицо Гарри сделалось холодным и отстраненным. — Был кое-кто...

— Гарри, успокойся, — попросил Северус, ощущая на себе первые признаки отторжения.

Поттер схватился за голову.

Пол под ногами закачался, и Снейп приготовился выбираться. Однако не успел он дернуться, как мысли Гарри перескочили на эпизод предшествующий этому.

URL
2014-07-09 в 23:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Отшатнувшись к стене камеры, он пытался не глядеть на ужасную сцену, где здоровый, больше похожий на медведя, нежели на человека, егерь мощно, бесцеремонно брал тонкого, кричащего и всхлипывающего юношу... Даже в полутьме были видны наполненные ужасом и слезами зеленые глаза. Кулаки невольно сжались, стало невозможно дышать.

— Северус, — позвал тихий настойчивый голос. — Открой глаза, Северус. Посмотри. Это его руки. Я что-то с ним сделал! Я убил его... — почти шепотом.

Снейп не мог понять, что за нелегкая заставила Поттера рассматривать конечности собственного экзекутора, однако, здравость его идеи быстро достигла мозга.

Казалось, время замедлилось, пока Северус, источая волны ненависти и злости, безумным взглядом разглядывал волосатую лапищу грубо, до синяков и ссадин от ногтей вцепившуюся в бледное бедро. Эти чувства настолько затопили его, что большего он не выдержал и стал выкарабкиваться из удушающих образов.

Гарри еще пребывал во сне, когда Снейп сорвался с кушетки и вцепился пальцами, словно когтями, в полку шкафа. Костяшки побелели, а глаза налились кровью. Магия не выдержала и прорвалась на волю, прокатившись по комнате, как ураган, круша все на своем пути. Черт бы побрал все и вся! Если бы он знал, что все так обернется, никогда не предложил проводить процедуру в лаборатории! Но кто же мог предположить, что... Даже собственные унижения не вызывали у него спонтанных магических выбросов. Да и больше полжизни прошло с тех пор, как они с ним случались, эти выбросы.

Правда, в данный момент его мало волновали такие мелочи, как уничтожение школьной собственности. Рука сжала мантию в районе груди, стараясь усмирить разошедшееся сердце, мучительно сжимавшееся от захлестнувшей его боли. Увиденная картина словно отпечаталась на внутренних сторонах век, не желая сходить, и пронизывала упрямо колотящую в ребра мышцу ядовитыми стрелами ревности и жажды убивать. Лицо егеря было ему знакомо. Северус не раз разговаривал с ним в резиденции Лорда или в Малфой-мэноре. По приказу Риддла оборотни часто доставляли ему трудно доступные ингредиенты из лесов или с Красного рынка. И этот ублюдок был среди них.

Знал бы он тогда... И чтобы сделал? Гарри был его студентом, совсем еще ребенком! Он бы не смог оставить все как есть. Мальчишка хоть и был ему неприятен — да и то из-за сознательно поддерживаемой ненависти к его отцу — но он постарался бы помочь ему, как делал всегда. Прислал бы его любезного Добби на помощь с нужными зельями. Запретил бы домовику рассказывать, от кого. А потом отравил или заваадил ту скотину, что опустилась до насилия над детьми.

Прошло несколько минут, прежде чем его отпустило. Он хрипло глотнул воздуха и взял магию под контроль. Губы и пальцы онемели.

Шокировано уставившись на то, что наделал вокруг, Снейп не сдержал поток трехэтажный ругательств.

Казалось, только Гарри остался не тронутым, все остальное — безнадежно поломано.

С кушетки раздался стон, переключив его внимание. Зеленые глаза приоткрылись и поискали его. Заметив, что вокруг полный разгром, летают свитки, капают зелья и заспиртованные твари плавают в растворе на полу, он пришел в недоумение, а потом виновато спохватился:

— Это что, я так разошелся?

Снейп даже не задумался, плавным движением сложив руки на груди.

— Очевидно, я переоценил вашу способность держать себя в руках, — блеснул он глазами, добавив в голос обвинительные нотки.

— Прости, я все восполню, — стушевался Гарри. — Не думал, что после стольких лет этот эпизод все еще будет провоцировать меня. Извини, правда. Я был уверен, что сдержусь.

— Закончим с твоими воспоминаниями, а потом приберемся, — Северус наложил на комнату консервирующие чары, чтобы зелья не смогли вступить в реакцию. — Давно у меня тут не было студентов. Особенно таких старательных, как ты, Поттер. — Ухмыльнулся профессор.

Подойдя к Гарри, он присел рядом.

Юноша поежился.

— С тем егерем что-то случилось. Но я не помню, что было, когда он... бросил меня.

— Я мог бы еще раз взглянуть, чтобы внимательнее прощупать границы, — стараясь говорить, как можно ровнее, предложил Северус.

— Давай, — согласился Поттер и опять оглядел помещение. — Ломать тут уже нечего.

Снейп скривил губы и положил ладонь ему на лоб.

Но и следующее погружение в сознание не принесло дополнительной информации.

— Границы сознания гладкие, как и должно быть, никаких потертостей. Очень необычно. На лицо провал в памяти, но нет признаков, которые сопутствуют намеренному ее повреждению, — высказал свои мысли Северус и пожал плечами. — Хотя ответом на это может быть и элементарный обморок.

Гарри расстроенно поднялся. Чувствовал он себя разбитым: под глазами залегли круги, а болезненная бледнота не собиралась спадать с лица.

— Мне всегда везет, — апатично напомнил он.

Северус направился к двери.

— Пойдем, выпьем чего-нибудь... бодрящего, — проронил он.

Поттеру ничего не оставалось, как пойти за ним.

URL
2014-07-09 в 23:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Перед тем, как отправиться к Кингсли, Гарри заглянул к себе в кабинет за соответствующим аврорским облачением и специальными линзами. Очки с собой он взять никак не мог. Открыв шкаф, он вспомнил, что кроме одежды, которая на нем, у него ничего не осталось. Было досадно, но, пожалуй, не хуже, чем от ощущения бездомности. Хотя и это было обманчивое чувство. Все же у него есть еще старый особняк Блэков, где хранится часть вещей, оставшихся со школы.

Одев темно-зеленый, почти черный, костюм из драконьей кожи, севший на него как влитой, он обул высокие легкие сапоги на шнуровке, не стесняющие движений и словно предназначенные для долгого хождения по любому типу местности, не скользя по ней. Дополнительным плюсом было то, что они хорошо защищали от высоких и очень низких температур. На плечи Гарри накинул мантию с темно-фиолетовым подбоем и застегнул на застежку с характерным для Аврората знаком: темно-синий овал с изображением двух скрещенных волшебных палочек внутри. Проверив работу амулетов, служащих защитой против сглазов, порчи и остальной мелкой тёмномагической дряни, которую могут на него навешать, он занялся ваянием остальных щитов. Броня из кожи дракона, конечно, эффективна, но не спасет о физических повреждений. В аврорской практике за последние пару лет все чаще использовались новые чары, которые предупреждали о приближающемся сгустке магии. У стража правопорядка появлялся шанс отклониться в бою и спасти себе жизнь. Полноценного блока или отвода против смертельного проклятия, конечно, не изобрели, хотя в Лаборатории Тайн пытались, и не раз. Им приходилось копать глубоко в историю, чтобы найти хоть немного информации о нем.

Авада Кедавра была придумана во времена инквизиции в тринадцатом веке. Маги, случайно или намеренно колдовавшие при свидетелях или наводившие порчу на магглов, пришли в ярость, когда их самих и родню стали отлавливать и пытать якобы за сношения с дьяволом. Такие недовольные начали собираться в отряды карателей и вырезать целые деревни с невинными жителями. Поэтому Надзор — тогдашний Магический Орган Правосудия, — дабы не развязать очередную междоусобицу с магглами и показать посвященным правителям, что они согласны поддерживать перемирие и наказывать виновных, умерщвляли возмутителей порядка собственноручно. Это казалось тогда более гуманным, чем отдавать их тем же служителям церкви для жестоких мучений.

Как Гарри чуть позднее узнал от своих профессоров в Академии, некоторые ученые Лаборатории защищали свои степени на его беспрецедентном случае — он был первым существом, выжившим после “Убивающего словом”! В общем, такое было странно слышать, хотя Поттер уже давно привык к странностям в своей жизни.

Убрав палочку в чехол в рукаве, а дополнительную спрятав в сапоге рядом с кинжалом, вышел в коридор и запечатал дверь.

Кингсли его ждал у себя. Как только подчиненный явился, он кивнул ему и на четверть часа зарядил плановую речь. Видимо, решил сократить для них обоих объяснения по работе портала от профессора Риски. Бруствер говорил четко и по существу, потом вручил два браслета — из черного и светлого металла.

— Этот, — он указал на первый, — доставит вас в нужное место, как только будете готовы. Второй — на случай если потребуется быстро улизнуть. Межконтинентальный портал. Надеюсь, что Малфой находится в Англии, и вам не придется так извращаться. Ребят я тоже таким снабдил, и все они ведут в разные места.

— С кем я иду?

— Увидишь сам. Незнакомцев там нет.

— Ладно. Надеюсь, Малфой еще жив, и мы его найдем.

— Главное, чтобы выбрались целыми.

Кингли направился на выход. Пока они спускались в зал, стояло напряженное молчание. Гарри понимал, Бруствер не вполне одобряет такой рискованный план, но опасность — часть их профессии.

Северус сегодня тоже заявил, чтобы Гарри был осторожнее, как всегда по-своему, но от этого еще приятнее. Поттер заметил морщину, залегшую между выразительных бровей во время обеда, и когда спросил у него что его беспокоит, то получил неожиданный ответ. Снейп думал о Драко.

— Яд убьёт его, Поттер, как только ты задашь первый вопрос. Я не хотел бы этого.

Гарри поначалу вспылил, высказав, чего Малфой по его мнению заслуживает. Но это заставило Северуса нахмуриться еще больше, и юноша сбавил обороты, пытаясь понять — почему для того все еще важна жизнь человека, который, мягко говоря, желает ему зла.

— Ты слишком добр, — спокойно отметил Гарри. — Он ведь намеренно делал тебе больно, а не случайно. И сделает это снова, если представится возможность.

— Я не могу желать ему того же, Гарри. Он рос у меня на глазах, брал пример, проводил вечера в моем доме, когда родители уезжали или порхали по приемам. Я даже сказки ему на ночь читал... Будь у меня возможность поквитаться, я не смог бы убить его. Это будет невыносимо. Что бы он ни сделал.


Нет, Снейп не просил Гарри щадить или спасать, хотя это казалось очевидным. Поттер в сердцах проклял всех представителей белобрысой семейки до энного колена. Наверное, будь у него почти сын, он бы тоже простил ему все. А еще он до последнего искал бы причину — почему тот стал таким жестоким? Может быть, и Снейп ее ищет.

В группе было десять человек, знакомые по многим операциям. Гарри пожал всем руки, и они приготовились слушать, повернувшись к господам Риски и Барлоу.

— Я рассказал Поттеру, как он действует, — быстро вставил Кингсли, когда профессор открыл, было, рот, чтобы начать объяснение.

— Отлично, — кивнул тот. — Тогда приступим.

Перемещение длилось очень долго. Гарри даже показалось, что его раздавит, пока они доберутся. И когда, наконец, их выплюнуло прямо посреди океана, он успел только выдохнуть и ушел под воду на несколько метров.

* * *

Всплыв на поверхность, Гарри жадно хватал ртом воздух. Легкие горели от кислородного голодания. Рядом раздались всплески воды, и на него легла огромная тень.

Резко обернувшись, Поттер не успел увильнуть от брошенного прямо в лоб заклинания. Оставалось только порадоваться, что это не Круциатус и не Авада. Он выскочил из воды и перелетел на палубу длинной яхты. На ней уже распластались его товарищи. Сброшенный вниз, Гарри выхватил палочку, едва ощутил коленями жесткий пол.

— Не торопись, герой! — крикнул знаковый голос.

Гарри обернулся и заметил привалившегося к рубке Драко.

Пекло и слепило яркое солнце. Блондин в легких белых шортах и футболке прикрывал рукой глаза, разглядывая всю прибывшую компанию.

— Разве заметно, что тебя убивать собираются? Даже твои ребятки сидят целые и невредимые, и не рыпаются.

Гарри не обернулся проверить, а впился взглядом в Малфоя, ожидая удара.

Прошла минута-две, никто не нападал, а Драко все стоял и насмешливо за ним наблюдал. Складывалось впечатление, что вокруг кроме них никого не было.

— Где мы? — спросил Гарри.

— В открытом океане Поттер, — ухмыльнулся блондин. — Никак не ожидал? Думаю, ты не подозревал и то, что я буду вас ждать.

Поттер все же бросил быстрый взгляд через плечо на своих людей, отметив, что они все в порядке, но обездвижены.

— Не делай глупостей, Поттер. Я ждал тебя, чтобы поговорить, а не драться. Кстати, за то, что я еще на свободе, весьма тебе признателен, — на его лице мелькнуло странное выражение, он качнул головой в сторону стола и стульев, расставленных на корме. — Прежде чем освобождать своих шавок, дай мне полчаса, чтобы сделать предложение, от которого ты не сможешь отказаться.

Гарри выпрямился, не чувствуя опасности.

— На моих условиях, Малфой, — отрезал он. — Или будем сражаться.

— Если бы я хотел тебя убить...

— Мне плевать, — прорычал Гарри.

Драко хмыкнул.

— Как пожелаешь, Потти, — неприятно ухмыльнулся он.

Гарри быстро освободил своих людей и проверил чарами корабль. Тот действительно был пуст, за исключением эльфов.

— Будьте на чеку, — сказал Гарри ребятам, косясь на Малфоя. — Я поговорю с ним. Потом вяжем и убираемся, — это почти одними губами.

Ответом ему были понимающие кивки.

— Идем, — сказал он Драко.

URL
2014-07-09 в 23:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Они устроились за столиком.

Малфой аккуратно положил свои тонкие кисти на прохладную поверхность. В его пальцах появилась сигарета. Бутылка с виски и два стакана материализовались на половине Поттера.

— Выкладывай, — игнорируя хозяйское радушие, поторопил Гарри.

Драко с минуту молчал, смотря куда-то в даль. Несколько раз подносил к губам сигарету, но так и не зажег ее.

— Знаешь, почему я тут?

Гарри молчал, видя, что ему и так расскажут.

— Так было приказано. Он знал, что ты будешь искать со мной встречи. Захочешь найти его.

Гарри так и подмывало вытрясти из хорька правду о загадочном хозяине.

— Поэтому, Поттер, я через полчаса умру, — с холодной насмешкой высказал Драко.

Гарри уставился во вмиг ставшие пустыми глаза.

— Я не могу рассказать тебе, кто он, но я хочу, чтобы ты узнал кое-что другое, — продолжал говорить Драко.

— О чем ты? — Гарри не заметил, как в голосе промелькнуло любопытство.

— Не знаю, дошло до тебя или нет, но в шпионы ты попал не просто так. Это я пришел к Брустверу и разыграл для него небольшой спектакль, — он ухмыльнулся. — Хотя из тебя получился тот еще шпион. Я не знал, под чьей личностью ты обитаешь в Группе, да и в какой из них, поэтому чуть не угробил из-за Снейпа. Кстати, отличная работа, кто бы знал, что ты так зол на него, — на тонких губах образовалась сальная ухмылка.

— Я ничего ему не делал, — рыкнул Гарри. — Неужто хозяин тебя не просветил, кого недавно нашел?

Драко замер, алчно всверливаясь в бывшего сокурсника.

— Врешь!

— Ха.

— Уже неважно. Но я рад. Хм, так это его хозяин сплавил Макнейру... и ты туда поперся! Хорош, — зло рассмеялся Драко.

— Раз у тебя так мало времени, — елейно протянул Гарри, — то может мы уже перейдем к твоему бесспорно ценному предложению? И расскажи мне вкратце, что произошло пять лет назад в ваших подземельях? Если ты забыл, я, Рон и Гермиона оттуда сбежали.

Драко безразлично махнул рукой и зажег сигарету. Затянулся и блаженно откинулся на спинку стула.

— Да, вы бежали. Вот только не все. Я не могу об этом говорить, Потти. Тогда мое время резко сократится. Мое предложение заключается в том, что я расскажу тебе, кто из твоих друзей таковым не является, а ты за это поможешь моим родителям не попасть в мясорубку, которая точно будет. Когда я только начал помогать ЕМУ, я не подозревал, что я в итоге стану просто разменной монетой. Он засунул в меня яд, чтобы не болтал, словно я мог это сделать, — его лицо на мгновение исказилось от боли, но быстро стало бесстрастным. — Поэтому я решил смешать ему планы и впутать в них тебя. Ты — его конечная цель. Не этот мир или магия.

— Почему?

— Я не могу сказать, — снисходительно сказал Малфой.

— Почему он похож на меня? — спросил Гарри.

— Ты знаешь?

Поттер поднял бровь.

— Сам подумай, Потти. ОН же тебе дал подсказку, — презрительно выплюнул Малфой.

— Зачем он убивает, если ему нужен только я?

Драко наморщил красивый носик, выдыхая дым.

— Он дает то, что хотят его слуги. Ему присущ особый дар, он чувствует желания людей. Темные желания. А еще боль. Они привлекают его. Мне иногда кажется, что он как дементор, — юноша резко прервал свои излияния и схватился за шею.

— Не отвечай! — закричал Гарри.

— Что ты решил? — с трудом дыша, потребовал Малфой. — Отвечай!

— Да, я помогу твоим родителям.

— Возьми, — он бросил на стол две монеты. — Одна к тому, что я обещал, другая — к моим воспоминаниям. Только после моей смерти, Поттер. Иначе клятва сотрет их.

Драко сполз со стула. Гарри присел рядом с ним. Тот хватал воздух, но, кажется, не мог надышаться.

— Я могу помочь? — спросил Гарри, видя, как он синеет.

Подошли остальные и обступили их.

— В бездну твою помощь, — хрипел он. — В каюте письма... — выдохнул он и закатил глаза.

Поттер придержал светлый затылок, которым Драко бился о палубу. Его тело ломалось в конвульсиях, из уголка губ потекла кровь. Гарри просто смотрел. Сделать ничего нельзя, но все внутри так и рвалось помочь. Северус хотел, чтобы крестник жил... но, кажется, этому не суждено было сбыться.

Когда Малфой затих, Гарри засвидетельствовал смерть и поднялся. Отлевитировав монеты в небольшой мешочек, он убрал его в карман и приказал двоим аврорам стеречь тело, а сам направился в каюту.

— Осмотрите корабль, — велел он остальным. — Все люки. Эльфов отправьте в Аврорат. Яхту надо пригнать на причал.

Внутри собственность Малфоя оказалась очень вместительной. Гарри осмотрелся и, забрав письма, лежавшие на столе, обследовал тайники в поисках магических следов, хоть малейшей зацепки на своего двойника.

Вдруг пол под ногами дрогнул. Гарри развернулся и побежал наверх. Волны за бортом заливали палубу. Корабль качало и затягивало в воду.

— Яхта тонет.

— Чары не помогают, ее что-то тянет вниз.

— Уходим отсюда, — решил в конце Гарри, видя, как нос корабля врезается в гладь.

Волшебников сбило с ног. Не дожидаясь пока его смоет, Гарри активировал портал.


* * *

— Где тело Малфоя? — спросил он когда вернулся в Аврорат.

Его путь был не близким. Добраться до суши помог портал, а потом пришлось аппарировать несколько раз.

— Он не переместился, — ответил ему Кингли, уже переговоривший с теми, кто прибыл раньше. — Видимо, на корабле были определенные чары.

— И что же, он канул в лету в глубинах океана?

— Примерные координаты у нас есть. Я отправлю группу аквалангистов.

Поттер кивнул и достал мешочек с монетами.

— Он дал мне два портала, — задумчиво сообщил он.

— Куда они ведут? — насторожился Бруствер.

— Хочу это выяснить.

— Возьми с собой...

— Я сам. Если окажусь у хозяина, то только на руку. Он все равно не хочет меня убивать. Так что...

— Гарри! — рявкнул Кингсли. — С чего ты взял? Он выжидает время, а не делает тебе милость.

— Малфой дал подсказку, и я не собираюсь ее упускать. Если я возьму кого-то с собой, это ничем не поможет.

Кингсли рассержено раздул ноздри и буравил подчиненного уничтожающим взглядом.

Гарри открыл мешочек и сказал:

— Если не вернусь, не ставьте мне слишком большой памятник.

— Только посмей не вернуться.

Поттер улыбнулся и вытряхнул на ладонь одну монету. И исчез.

URL
2014-07-10 в 07:42 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
Чрезвычайно насыщенная эмоционально глава!!! Очень понравилось....

2014-07-10 в 10:40 

apelcin
Гений прокрастинации
Вопросов тем больше, чем больше намеков вы даёте, но буду ждать следующей главы, не терзая вас .))) И все же кажется, что с тем егерем дело нечисто, он как ружьё на стене .
Зато отношенияс Северусом радуют, маленькими шажками они движутся навстречу друг другу.
Спасибо!

2014-07-10 в 16:52 

Mishel_7
Спасибо)))

2014-07-11 в 17:29 

Что-то у меня возникло дикое подозрение, что Гарри тогда раздвоился, и это Темный Гарри убил насильника, а теперь над Хорошим Гарри издевается... зачем-то...
Отношения у Северуса и Гарри отлично развиваются. Хоть тут все радует)
Спасибо за новую главу:white:

2014-07-13 в 10:22 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
BlacKety, :white:
apelcin, пишет:
И все же кажется, что с тем егерем дело нечисто, он как ружьё на стене .
;-)
Зато отношенияс Северусом радуют, маленькими шажками они движутся навстречу друг другу.
Вперед, только вперед!
Mishel_7, пожалуйста:shuffle:
Keris Keilen, :smirk:
Спасибо всем за отзывы!:heart:

URL
2014-08-21 в 16:55 

в цветочках я, в цветочках.
Замечательный фанфик!!! Не умею описывать свои чувства, но аж дух захватывает. Спасибо.

2014-12-28 в 18:57 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
moody1910, спасибо.

Скоро мы с бетой начнем причёсывать новую главку. И может быть она появится завтра-послезавтра. Если, конечно, меня не унесет в кровь и в мясо. :-D

URL
2014-12-28 в 19:09 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
Ох, автор- вы главное- к ХЭ выйдите из леса, а что там в лесу будет, мы с вами вместе переживем...

2014-12-28 в 19:14 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Про кровь и мясо, это я про свою способность кромсать главы. Пока вроде ничего страшного не намечается. А ХЭ - обязателен!;-)

URL
2014-12-28 в 19:26 

BlacKety
Генератор волшебных пенделей.
ljnkzncv, А, это сущие пустяки! Я потом всё равно целиком буду перечитывать.

2014-12-30 в 14:20 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


От Автора: Хочу напомнить вам, на чем мы остановились.
После проверки собственного сознания Гарри понимает, что имеет противоречивые воспоминания о произошедшем пять лет назад событии. Чтобы узнать почему, он пускается на поиски Драко Малфоя.
Драко предлагает Поттеру сделку, и тот соглашается.
Малфой погибает от яда, но его тело уходит под воду вместе с кораблем.
Гарри со своей группой возвращается в Аврорат, где передает сведения Кингсли и, активировав порт-ключ, исчезает.
Главным героям, как и вам, читатель, становится ясно, что Гарри носил в себе капсулу с неизвестным ядом. Психотропное вещество, как уже стало известно, попадало в его кровь из оборотного зелья. Кингсли уже обсуждал эту тему с Поттером, но ни к каким выводам они не пришли. Что же это за отрава, вы как раз и будете размышлять вместе с Северусом и профессором Риски в новой главе, а также увидите, куда попал Гарри, и что с ним там произошло.
Приятного прочтения!




Гарри стоял посреди гостиной промерзшего маленького домика, обстановку которого даже с натяжкой нельзя было назвать уютной. Стены сложены из толстых, потемневших от времени брусьев, потолок низкий, и с него свисало несколько масляных ламп. В одном из углов притулилась потрепанная узкая кровать, неаккуратно застеленная отсыревшими тряпками. Рядом на полу валялись пузырьки из-под зелий, бинты, нечто засохшее, напоминавшее горбушку заплесневевшего хлеба, и тушки давно истлевших грызунов. Посеревший стакан с отколотым краем накрывал небольшую горку когда-то зеленого пороха, видимо, для того, чтобы уберечь порошок от порчи. Напротив лежанки чернел своими угольными недрами камин.

Посреди комнаты стоял тяжелый стол, исполосованный и истыканный лезвиями ножей, а кое-где и топора; в некоторых местах “шрамы” напоминали росчерки когтей. Под ним стоял не менее громоздкий сундук.

Его Поттер осмотрел и, поведя палочкой, выдвинул на свет. Замки поддались только самым сильным чарам и открылись с резким щелчком. Гарри ждал любого подвоха, поэтому заглядывал в него с осторожностью. Однако чудовищ оттуда не выпрыгнуло. На дне лежало несколько склянок с дымчатой субстанцией, с виду напоминавшей воспоминания, и множество исписанных свитков.

“Будем надеяться, что это оно. И не очередная ловушка”.

Сложно было не задуматься о странности действий Малфоя. Не в его стиле умереть, просто покорившись судьбе. Тем более, как-то сомнительно, чтобы он доверил извечному врагу заботы о безопасности собственной семьи. Разумеется, если бы только не имел гарантий, что Гарри обладает реальной силой, которая сможет противостоять новому Лорду.

Внезапно его осенило:

“А смог бы он протащить эти порталы на лодку, куда посадил его убийца? Хотя, их могли пронести эльфы”.

Или Драко входил в круг доверенных лже-Поттера.

“Ну не настолько же тот Поттер дурак! — сам себе возразил Гарри. — Хотя Волдеморт тоже допускал ошибки”.

Он проверил содержимое сундука на порталы и проклятья. Выудив флаконы, окружил их защитными чарами и убрал в карман. Рукописи Поттер уменьшил и засунул туда же. Потайных отделов в подгнивавшей развалюхе не обнаружилось.

Поднявшись, Гарри отошел к окну. Хибара ютилась среди глухого протяженного на многие мили леса, ее обдувал ледяной ветер, небо над этими широкими просторами сплошь затягивали грозовые тучи.

“Неужели это ты тут жил, Малфой? Прятался?” — с сомнением думал Гарри, оглядываясь на остатки провизии и зелий.

Местонахождение он определил магией и удивился. О красотах Кросс-Фелл[1] — жемчужины Пеннинских гор — он был наслышан.

Еще раз внимательно осмотрев комнатушку, Гарри вышел через дверь и оказался не на улице, а еще в одном помещении.

“Похоже на лабораторию”.

В ней стояли пара котлов, шкафы с ингредиентами, а на подвесных полках расположились замерзшие травы и что-то непотребного вида в банках.

Поттер обежал все это добро взглядом, но ничего примечательного не обнаружил. Выявляющие заклинания также остались глухи. Если тут что-то и варили, то это было настолько давно, что вся магия выветрилась.

Выбравшись на улицу, Гарри ощутил на себе суровый климат здешней местности. Дом, хоть и не слишком надежно, но все же прикрывал от пронизывающего ветра. Поттер бросил взгляд на ветхое жилье и наложил сканирующие чары. Пусто. Тут уже давно не было магии, за исключение того самого сундука. Поежившись, Гарри взял мешочек с последней монетой. Глубоко вздохнув, он вытряхнул медяк в руку.

Перемещение длилось также долго.

Носки ступней коснулись твердой поверхности, но пятки зависли в воздухе. Гарри успел только взмахнуть руками, как, лишенный опоры, упал назад, хорошенько приложившись всей спиной и затылком о каменный пол глубокой ямы.

В глазах вспыхнул сноп искр, а потом все потемнело.


* * *
После тщательной уборки в разгромленной лаборатории и приготовления первой партии зелий для больничного крыла Северус прервался на вечерний чай. После пережитого “приключения” в тюрьме желудок и мигрени стали чаще напоминать о себе. Снейп подозревал, что все же сумел довести организм до ручки. Сколько бы Гарри не вливал в него силы во время их приятного времяпровождения и исцеления, кажется, без микстуры для слизистой все равно не обойтись, также как и без настойки от головной боли.

Своих недомоганий он Поттеру не показал и постарался внешне держаться достойно, чтобы ничем их не выдать. Слава создателю, что тот посчитал магический выброс делом собственных рук. Пожалуй, такое проявление нестабильности было очевидным свидетельством того, что душевное состояние Северуса дает сбои. Утренний совместный душ не в пример высоко поднял ему настроение… и все же немного уколол, когда Снейп не смог сдержать собственное тело. Теперь он знал, каково это, когда делишь удовольствие на двоих, а не ощущаешь себя грязным и использованным.

После того, как они вернулись в спальню, Северус все еще не мог перестать чувствовать тяжесть в груди. Он решительно не понимал, почему Гарри так ласков с ним и улыбается как ни в чем не бывало, отчего не негодует. Может, считает, что это нормально, когда вот так жестко?

С другой стороны, интимная связь между мужчинами по-определению не должна быть нежной.

“Нет. Он был внимателен и терпелив прошлой ночью. И совершенно точно нежен, — лгать себе было глупо. — Да и ты вел себя как филигранщик с наитончайшим из своих произведений”. — Северус опустил взгляд на собственные пальцы, которые стали слегка подрагивать.

Они до сих пор помнили мягкость смуглой кожи. Неужели эти тактильные воспоминания останутся с ним на всю жизнь? Необычно-то как, и приятно.

Как только листья в чайнике заварились, и он собрался наполнить чашку, в дверь постучали. Пожаловала Поппи за обещанным пополнением для больничного крыла. Вслед за ней шла Минерва. Если первая явилась по делу, то вторая, видимо, решила в очередной раз осведомиться о здоровье своего подчиненного и привлекла по случаю медсестру. Снейп от вспыхнувшего раздражения едва удержался, чтобы не прогнать обоих.

— Завтра начинаются занятия, — сурово напомнила МакГонагалл. — Я должна быть уверена, что ты вполне здоров, чтобы студенты вконец тебя не доконали.

URL
2014-12-30 в 14:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Значит, моего заверения тебе уже не достаточно? — неодобрительно отозвался Снейп. — Или ты считаешь, что я стану рисковать жизнями еще не успевших вырастить свою первую извилину идиотов? Спустя столько лет не ожидал услышать от тебя такое, — в его голосе появилось презрение.

— Очень трогательно, Северус. Но все же будь послушным профессором и позволь Поппи тебя осмотреть. Доставь мне удовольствие, уступи в такой мелочи. В конце концов, тебе прекрасно известно о ежегодных медосмотрах. Скоропостижно почив, ты умудрился его пропустить.

Снейп недовольно вздохнул. Минерва умела быть расчетливой, даром, что гриффинлорка. Как удобно подкреплять личные мотивы трудовым договором. Нехотя, пришлось смириться.

Кивнув медсестре, Северус напряженно замер.

— Для твоих львят завтра будет длинный день, — мстительно заверил он ее.

— Твои занятия никогда не бывают для них роскошью, мой дорогой Северус.

Снейп многозначительно промолчал.

Медсестра методично водила над ним палочкой. По ее лицу можно было понять, что она удивлена.

— За те годы, что я слежу за твоим здоровьем, я впервые вижу, чтобы твоя магия… оказалась настолько в тонусе. Потенциал ощутимо возрос, ядро окрепло. Ты принимаешь какие-то зелья или используешь артефакты?

Северус покачал головой, задумавшись. Поймав на себе подозрительно-удивленный взгляд МакГонагалл, он сделал непроницаемое лицо и проговорил, лишая ее возможности строить догадки:

— Пару раз Поттер оказывал мне медицинскую помощь. Его магия могла повлиять на рост моей, — не такая уж и неправда, учитывая, что близость между ними была совсем недавно, а изменения в силе Северуса начались намного раньше. Скорее всего, после Месмера.

— Похоже на то, — согласилась медсестра. — Редко, но такое бывает. Мистер Поттер обладает завидным могуществом. — Она продолжила выписывать кренделя кончиком палочки, и ее задумчивое выражение лица сменилось на тревожное.

Она не сдержалась и встретилась взглядом с потемневшим взором Северуса. Снейп раздул ноздри и напрягся всем телом, боясь, что она начнет разговор прямо при МакГонагалл. Такого унижения он бы не вынес. Спустя несколько мгновений Поппи ровно обратилась к начальнице:

— Минерва, наш мастер зелий вполне здоров и может продуктивно работать, — Помфри все еще смотрела на Снейпа, явно что-то обдумывая.

Северус не шевелился, медленно расслабляясь.

— Прекрасно. Жду тебя на ужине, — с подозрительным прищуром откликнулась МакГонагалл. Она заметила переглядывания своих коллег, но выпытывать не стала и, попрощавшись, отправилась к себе.

Снейп же поторопился скрыться в своей лаборатории, чтобы принести ящик с готовыми зельями.

Принимая свой заказ, Поппи внимательно заглянула ему в глаза и накрыла руку своей. Северус дернулся и вскинул голову.

— Я надеюсь, это не Гарри сделал? — тихо спросила она.

От дикости такой мысли Снейп отшатнулся прочь и, напугав целительницу, несдержанно рявкнул:

— Конечно нет! — морщина прорезала его лоб между бровей, кожа побледнела, губы болезненно искривились. — Что ты себе позволяешь?! — угрожающе рыкнул он.

Поппи, однако, его ответ успокоил и нисколько не обидел. Пожилая женщина давно привыкла к его вспышкам гнева.

— Я не могла не спросить. Прошу тебя, не кричи, — для его спокойствия она даже сделала шаг назад. — Тебе нужно принять еще несколько порций зелий. Я пришлю список. В их число не входят стандартные восстанавливающие, — в голосе проскользнула ласковая укоризна. — Не все из твоих… ранений полностью залечены. Это все, что я хотела сказать.

Снейп стиснул зубы, чтобы удержать рвущуюся наружу отповедь. Махнув рукой, он распахнул перед ведьмой дверь, да так, что та звучно стукнулась о стену.

Поппи даже бровью не повела, а просто пожелала всего хорошего и удалилась.

В груди болезненно закололо. Осведомленность, проницательность и чертова забота этих старых перечниц всегда заставляли его желудок завязываться узлом, а душу разъедало злобой. Он так и не привык воспринимать их внимание как что-то нормальное и приятное.

Вокруг все задребезжало, с потолка посыпалась пыль.

“Успокоиться, надо успокоиться”, — уговаривал он себя, прикрывая глаза и вдыхая поглубже.

Странно, но помогла взять себя в руки мысль о единственном не раздражавшем его человеке, забота которого оказывала именно умиротворяющее действие.

Северус фыркнул и едва не рассмеялся в голос над своими иррациональными выводами. Поттер. Кто бы мог подумать, что именно отпрыск Джеймса проникнется к нему такой симпатией. А Северус на нее, не побрезговав, ответит.

В груди отчего-то потеплело, и недовольство ушло, не оставив и следа.

Северус на минуту увлекся не свойственным ему занятием — замечтался, но быстро опомнился и занялся просьбой своего любовника — разбором крови. Не то, чтобы он надеялся что-то там найти, но все равно скрупулезно изучал предоставленный образец. Были небольшие отклонения от нормы: в крови присутствовал избыток омертвевших кровяных телец[2]. С первого взгляда это не казалось странным, учитывая сколько магии тратит молодой человек, однако… Обычно процесс обновления клеток легко справляется с этим. Особенно у магов. Северус отметил этот дефект, намереваясь обсудить его с профессором Риски.

К слову о нем. В обед сова принесла письмо. Старый мастер просил о встрече в своей лаборатории. Северус не видел причин для отказа и ответил ему с той же совой.

Нужно было заглянуть в Косой переулок, чтобы сделать заказ на пропавшие из-за срока годности ингредиенты. Студенты прибудут уже завтра, поэтому медлить нельзя. Обычно Северус покупал все заранее, но в этот раз в связи с известными обстоятельствами не получилось.

Спустя час Северус покинул пределы школы и аппарировал в Лондон. Погода была весьма приятной — прохладной и сухой. Мастер зелий быстро добрался до общественного входа в здание Аврората. Поскольку никаких чар он на себя не накладывал, и зелий, кроме целебных, не пил, то проверку прошел без проблем и попал в главный холл. Несмотря на огромные окна и стеклянный купол высокого потолка, проникающий в помещение свет был приглушен защитным экраном. Вокруг оказалось подозрительно тихо и безлюдно.

Проследовав до ведущего в Отдел Тайн камина, Северус переместился и оказался в гуще шумной толпы. Она едва не снесла его в один из стерильно-белых коридоров. Проскользнув мимо возбужденных ученых, Снейп поспешно скрылся в нужном ему направлении, а именно в Отделе Зелий.

В кабинет профессора Риски он постучал ровно в назначенный час и, получив разрешение войти, шагнул внутрь. Старик как раз снимал свою рабочую робу и махнул рукой в сторону кресла у кофейного столика.

— Рад видеть вас в добром здравии, Северус, — буднично, без показной официальности и с ноткой усталости проговорил он.

— Благодарю, — тихо откликнулся Снейп, присаживаясь. — Ваше письмо оказалось весьма любопытным.

Старик разместился в соседнем кресле и позвал домовика. Заказав у него зеленый чай с булочками, он переплел такие же, как у гостя, длинные пальцы на животе и ответил:

— Должен признать, что я зашел в тупик в своих раздумьях. Я тщательно изучил заключения целителей по трупам, поступившим после разрушения тюрьмы, пожара в банке и разгромов наших деревень. Больше всего меня удивили, конечно, господа Пожиратели. Многие были под наркотическим или алкогольным опьянением. Некоторые содержали в себе ядреный коктейль, — с отвращением и изумлением отметил он. — Нашим специалистам пришлось попотеть, чтобы хотя бы защититься от того, что из них… а в прочем, не стану вас утомлять, вероятно вы не откажетесь от чашечки чая, — слегка улыбнулся профессор.

Северус фыркнул.

— Анатомические подробности сойдут за закуску, если вы по ним что-то поняли, — коротко изрек Снейп.

— У Пожирателей обнаружился избыток мертвых элементов крови, совершенно им не принадлежащих. Самое интересное — не то, как они там оказались (это могло произойти и через темные зелья), а то, что чувствительные чары показали — эти клетки продолжают подпитываться магией извне. Хотя мертвецы давно остыли и, если б не мы, лежали бы в земле.

Снейп недоверчиво нахмурился. Будь перед ним кто-то другой, он бы уже высказал свое мнение об умственных способностях оппонента. Однако учитывая, что он сам совсем недавно обнаружил, и опыт профессора Риски…

Словно прочитав его мысли, старик сказал:

URL
2014-12-30 в 14:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Так вот, кровь мистера Поттера, Северус. Она не просто перенасыщена мертвыми кровяными тельцами. Я сделал сравнительный анализ с образцами Пожирателей. Они оказались идентичными. Я хочу сказать, что именно кровь Поттера находится в жилах каждого из этих подонков, — по лицу министерского ученого стало ясно, насколько впечатлили его такие результаты.

Северус долго молчал, напряженно обдумывая информацию. Пожалуй, к настолько плохим заявлениям он был не готов, хотя и знал, что с Поттером по определению всегда происходят странные вещи.

— Не стану уточнять, уверены ли вы, — медленно и хрипло заговорил он, сжимая руками подлокотники. — По всему выходит — если не брать во внимание невозможность самостоятельного воспроизведения клеток отдельно от владельца, пусть даже через магию — наш темный маг обладает силой, какой никому еще не приходилось видеть и ощущать. Скажите, много ли у вас было подопытных?

— Восемьдесят семь, — отозвался Риски. — Это из тех, чья кровь была относительно чистой.

Глубоко задумавшись, Северус принялся потирать висок.

Будь Пожирателей меньше, можно было бы предположить создание темных сущностей-артефактов[3] на основе магии крови и души прямо у них внутри, или старый-добрый метод Волдеморта — крестражи. А так, даже страшно предположить, что сотворил этот ненормальный двойник Гарри. В голове мелькала какая-то мысль, но Снейп не уловил её. Эпизод встречи с лже-Поттером прокручивался в мозгах. Нет, этот темный колдун нисколько не был похож на улыбчивого и доброго мальчишку, с которым Северус прожил целый месяц. Пусть внешне они одинаковы, но мимика лица, поведение… самоконтроль и взгляд, которые не появляются в одночасье и на пустом месте. Его Гарри (хм, его?!) тоже не сладко пришлось в жизни, но он не сломан и не озлоблен, в нем все еще живут добро и радость, желание бороться и помогать другим. Любить. На этой мысли Северус медленно вздохнул, подавив внезапный трепет.

Может, прежде Снейп и усомнился бы и разрешил зернам подозрения прорасти в душе, но не сейчас. Осторожность ему не изменила, но уверенность в Гарри все же преобладала, и пока ничто ее не поколебало. И он очень надеялся, что так оно и останется.

— Как мы уже знаем, — спокойно заговорил Северус, внимательно поглядев на старика, — мистера Поттера хотят подставить. И учитывая, что новый выскочка еще ни в чем не прокололся и продолжает сеять раздор, могу уверенно заявить, что и с кровью Поттера он что-то сделал. Еще одно подтверждение немалого ума противника. Для того, чтобы очернить героя с непоколебимой репутацией, нужно что-то посильнее внешности.

— Для простого люда хватит и ее, Северус, — покачал головой седовласый маг. — Вам ли не знать, как окрысился этот самый народ на Альбуса Дамблдора, стоило министру назвать его безумцем.

— Директор Дамблдор тогда мешал многим, — не согласился Снейп.

— Полагаете, сейчас нет тех, кому не по душе авторитет Поттера? — усмехнулся Риски. — Вы глубоко заблуждаетесь. Пусть нет тех столпов аристократии, шпионивших в министерстве и аврорате, как когда-то, но есть другие… делающие вид, что удовлетворены сложившимся положением.

Северус недовольно поджал губы, чувствуя, что они подошли к той самой теме, из-за которой его сюда и пригласили, поэтому едко уточнил:

— Вы поделились со мной информацией не просто так. Не просветите?

Зеленые глаза волшебника весело сверкнули.

— Конечно. Я хотел узнать не только ваше мнение, как специалиста по темной магии, но и как человека, неплохо знающего мистера Поттера. Все же вы наблюдаете за ним с его детских лет.

— Вам нужно было обратиться к семейству Уизли за исчерпывающей информацией, — презрительно отрезал Снейп.

Старик покачал головой.

— Боюсь, слезливо-сопливые рассказы о нелегкой жизни мальчика-сироты мне не требуются. А вот объективный взгляд со стороны — очень кстати.

Северусу даже стало смешно. Сомнительно, что по тому, как он относился к Поттеру в школе, можно было сказать, что он объективен. Нет, конечно, он прекрасно понимал, что сам взрастил ненависть в этом оболтусе, но все же.

— Поттер совершенно нормален, — без словесных изысков и язвительности подтвердил Северус. — Ему многое выпало в жизни, но я не вижу и не чувствую в нем скрытой личности или иных дефектов в психике. Он порой эксцентричен, самоуверен и, что для него совершенная норма, безрассуден.

Мистер Риски долго молчал, поглаживая большим пальцем ладонь. Снейп скучающе рассматривал многочисленные дипломы министерского зельевара.

— Хорошо, — наконец заключил Риски. — Тогда вернемся к аномалии крови. Сначала я не связывал историю с трупами с переизбытком телец в крови мистера Поттера. Поэтому считал, что у молодого человека это происходит из-за сильного расхода магии. Но это не так.

Северус не прерывал, решив выслушать все до конца.

— Будь мистер Поттер магглом, я бы сказал, что он сильно болен, почти при смерти. Что почки и печень не справляются со своей задачей. Для мага такая загрязненность крови опасна и сигнализирует о неустойчивости магического фона. Однако, — глава Лаборатории Тайн склонил голову, словно хотел сказать нечто, не предназначенное для чужих ушей, — не вооруженным глазом видно, что мистер Поттер фонтанирует силой. Отпечаток магии отчетливо ощущается на людях, с которыми он ею делится. На вас, на мистере Уизли, даже на Кингсли.

Снейп выдержал лицо, лишь слегка моргнув.

— Поттер очень активно пользуется силой и, возможно, его тело уже привыкло в кротчайшие сроки восстанавливать резервы, — задумчиво предположил Северус. — Соответственно, отсюда и учащенный кровообмен.

— Обмен происходит, да, — согласился Риски, — но кровь полностью не фильтруется. После отравления ядом вам пришлось вытянуть из него много крови. Я изучил ее всю. И хочу сказать, что за те периоды, в которые вы откачивали кровь и вливали в него кроветворное, часть нового образца становилась мертвой.

Снейп нахмурился, качнув головой.

— Это совершенно невозможно.

Старик снисходительно улыбнулся.

— В этом-то и загвоздка. Пусть у магов в меньшей мере за обмен крови отвечают внутренние органы, и в большей магическое ядро, но и для этого нужно больше, чем пару часов. И еще, самое важное, мистер Поттер не колдовал, находясь в беспамятстве, чтобы клетки начали умирать.

— Разумеется нет. Хотя мы забыли о яде…

— Нет, не забыли, — возразил Риски. — Я брал его кровь и после реабилитации, и после вашего антидота. Ничего не изменилось.

Это ставило размышления Северуса в тупик.

— А раз никаких проклятий на нем нет, то складывается впечатление, что такой состав для крови мистера Поттера является обычным. И это совершенно не нормально. В таком состоянии он не смог бы пользоваться своей силой в полном объёме. Тем более, сие поспособствовало бы развитию тяжелых болезней.

В очередной раз Гарри удалось удивить Северуса своей исключительностью, причем совершенно неприятно. Если его магия каким-то образом мирилась с таким состоянием здоровья, то потеря сил минимум на пятьдесят-шестьдесят процентов грозит герою колоссальной проблемой. Очень возможно, что она будет последней, с чем тот столкнется в своей жизни.

Волшебники не торопясь размышляли, разглядывая каждый свои пальцы. На столике постепенно остывал чай в обычных белых кружках, распространяя по комнате приятный запах жасмина и немного корицы. У соседней стены потрескивал огонь в камине, в окошке виднелся ореол света от давно скрывшегося за огромным стеклянным куполом солнца.

— Мистер Поттер давно вошел в список тех людей, которые не перестают поражать любое воображение. Собственно, это было еще одной причиной, по которой я не стал предпринимать какие-либо меры, чтобы затащить его в Мунго или на опыты к нам в лабораторию. Он — явный феномен. Но вряд ли добровольно согласится провести некоторое время в качестве подопытного.

Старик удостоился колючего взгляда Снейпа.

— Было бы очень неразумно с вашей стороны поступить так. Поттер не любит контроля и подчинения, — холодно обронил Северус.

— Их мало кто терпит, — старик наконец обратил внимание на чай. — У меня имеется еще одна тема, которую я хотел бы с вами обсудить. Кровь, это не единственное, что заставляет меня... волноваться о нашем герое, — заметил Риски, отпивая из своей кружки. — Поттер — очаровательный молодой человек, и мне не резон очернять его репутацию. Думаю, это очевидно, раз я разговариваю с вами, а не с Министром магии.

URL
2014-12-30 в 14:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Снейп сложил руки на груди и кивнул.

— В Визенгамоте достаточно много судей, проживавших и до сих пор здравствующих в разоренных Пожирателями поселениях. Любопытно, что выбор убийц пал только на Роквуда и Ворствуда. Не отрицаю случайность этого. Однако, именно Юстус когда-то осудил Сириуса Блэка на пожизненное заключение в Азкабане, а Бродерик назначил штраф Ремусу Люпину за инцидент произошедший в Хогвартсе, наложил запрет на дальнейшее его присутствие там и ограничил передвижение по стране. Он же вел дело о побеге Блэка.

Северус открыл рот, чтобы возразить, но его остановила поднятая рука собеседника.

— В восьмидесятых эти господа осудили многих неподтвержденных Пожирателей на Поцелуй дементора и пожизненный срок в Азкабане, а в девяносто пятом, когда Волдеморт пришел к власти, от их молотка пострадали многие магглорожденные. Я не свожу все к одному мистеру Поттеру.

— Отчего-то мне кажется, что Поттер и не знает о том, кто насолил его крестному и его клыкастому дружку, — спокойно заметил Снейп. — Откуда вам известны такие подробности?

— В первую войну катастрофически не хватало людей, поэтому порой мне самому приходилось отправляться на вызовы. И то побоище, что осталось после Петтигрю и Блэка, я как раз видел. Честно говоря, молодой наследник досточтимого семейства Блэк тогда очень подходил на Пожирателя.


* * *
То, что он попал в беду, Гарри понял до того, как открыл глаза. Тело ломило от неудобного положения. Шевельнувшись, он загремел цепями. По ощущениям, на ногах стояла металлическая распорка. Повернув голову — при этом шею прострелило тупой болью — он увидел свои руки, бледневшие в едва пробивавшихся через грязные окна под потолком лучах тусклого света. Тоже закованы и вдобавок подвешены вверх.

Ничего не оставалось, как материться про себя.

“Вот тебе и ошибки, — мысленно насмехался он над собой, — Шляпа на распределении тебе просто польстила, а ты и повелся”.

Неприятно щелкнул замок, и в двери маленькой комнаты открылось окошко.

— Очнулся, дорогуша, — проскрежетал голос. — Очень вовремя.

Гарри ощутил, как его кисти опускают вниз, удлиняя цепи.

Дверь в камеру открылась, и в нее, сутулясь, неторопливо вошел человек очень странного вида. Он нес в руках масляную лампу. Руки, как и весь он, были очень худы, а цепкие черные глаза внимательно разглядывали лицо пленника. По одежде нельзя было сказать, что это был бедняк, но внешность говорила об обратном.

— Мистер Малфой говорил, что должен кое-кто прийти… но не сказал, что аврор, — заговорил посетитель.

— Значит, хорек специально подстроил мой визит к вам? Не удивлен. Где я? — хрипло спросил Гарри, разминая затекшие конечности.

— Хочешь сказать, что не знаешь? Как же…

— Не представляю. Но обещаю серьезные проблемы, если не выпустишь меня немедленно.

Гарри обвел тесное помещение взглядом. Комната не была похожа на камеру, хотя в ней было сыро и холодно. Кажется, подвал.

— Не хорохорься попусту, малец, — поставив примитивный фонарь на бочку, пожилой волшебник подошел к Гарри ближе. — Мне не нужны проблемы с Авроратом, — и достал палочку, — поэтому тебе придется забыть об этом месте.

— Стой! Мне нет никакого дела до тебя, мне нужно знать, что хотел сообщить Малфой. Это чертовски важно.

Неизвестный пару секунд думал.

— Мне нужны гарантии, — совсем другим голосом проговорил он и хищно добавил: — А еще оплата.

Гарри фыркнул.

— И что же ты хочешь?

— Ты выглядишь крепким парнем. Через пару часов на рынке будет бой...

— Вот бля...черт. На Красном рынке? — скривился Гарри, уже понимая к кому попал.

— Твоя победа сделала бы мне рекламу. Внешность мы тебе подправим. Не каждый же раз получаешь в руки живую легенду, — ухмыльнулся волшебник.

— Зачем тебе моя победа, своих рабов не хватает?

Собеседник совсем не по-старчески улыбнулся и распрямил плечи. И Гарри понял, рассмотрев незначительные колебания магии, что внешность, которую он видит, не настоящая.

— Свежая кровь всегда в почете, а у меня давно не было поступлений.

Поттер гневно пронзил его взглядом, бессильно сжимая кулаки. Отказаться значило проснуться где-нибудь на отшибе Лондона в неизвестно каком состоянии и без информации, а сотрудничество сулило пусть и неприятности, но, в качестве вероятного бонуса, долгожданные зацепки по делу.

— Хорошо, я выполню свою часть сделки, но сначала мне нужна информация.



[1] Кросс-Фелл (англ. Cross Fell) — гора на севере Англии, высшая точка Пеннинских гор. Вершина горы представляет собой скалистое плоскогорье, часть вытянутого с северо-запада на юго-восток невысокого хребта, который также включает в себя ещё две вершины, превышающие 800 м. Склоны резко снижаются к юго-западу и более отлого к северо-востоку.
Ссылочка: ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%BE%D1%81%...

[2] Статья для просвещения:
www.sweli.ru/zdorove/meditsina/gematologiya/kro...

[3] Сущности-артефакты (авторское) — используются как в темной магии, так и в светлой. Они создаются из магии колдуна и из чатей его тела. В данном случае это кровь. Магия души необходима, чтобы поддерживать функции отделённых “кусочков”. Например, в целительстве это требуется для пересадки органов, поддерживающих магическое ядро. Обычно такие операции помогают душевнобольным. Стабилизация ядра способствует выравнять фона и порой “убирает” патопсихологические синдромы, а затем и улучшает психическое состояние. Примером в темной магии будет Темная метка. Татуировка-артефакт имеющая прямую и обратную связь. Волдеморт мог активировать ее импульсом силы, что не очень затратно, и мог тянуть магию из своих слуг.

От автора: С Наступающим Новым Годом! Желаю всем самого Удачного и Веселого года овечки и Настоящей Любви! :dm::sng::yolka2::sneg1:

URL
2015-01-01 в 16:02 

apelcin
Гений прокрастинации
Вопросы множатся просто в геометрической прогрессии, но все крайне интересно. Спасибо.
С Новым годом! Всех благ, и пусть Муза всегда будет при вас.

2015-01-02 в 14:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Сочиняя каждую новую главу, я полагаю, что отвечаю на скопившиеся вопросы, но оказывается, что это только я так думаю. :-D Ну ничего, рано или поздно и вы все поймете. Мы уже довольно близко подобрались к тайне Двуликого.
Спасибо за комментарий и поздравления! :new5:

URL
2015-02-03 в 22:16 

Неудачный день
В поисках счастья
ljnkzncv, как же я люблю ваш фанфик! Спасибо вам.

2015-02-04 в 00:21 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
URL
2015-02-23 в 23:30 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Камин в кабинете профессора Риски вспыхнул зеленым пламенем, и на ковер, сделав мертвую петлю, вылетел узкий пергамент, свернутый в трубочку.

Пожилой зельевар прервался и призвал к себе записку. Пробежав глазами по написанному, он обратился к собеседнику:

— Прошу простить меня, Северус. Меня срочно вызывают, — выбравшись из кресла, он на пару секунд задумчиво нахмурил брови. — Хотя, не будет лишним, если вы пойдете со мной. Авроры доставили в лабораторию тело Драко Малфоя. Вы могли бы опознать его. Он довольно молод и наверняка учился у вас.

Поднимавшийся на ноги Снейп на мгновение замер, прежде чем полностью разогнуться. Слова коллеги застали его врасплох. Лицом Северус остался бесстрастен, а вот в глазах на краткий миг проблеснули эмоции.

— Тело? — повторил он тихо.

— Кажется, операция прошла не без жертв, — кивнул Риски. — Пойдете?

— Да, — отозвался Северус, не замечая, как обводит пространство невидящим взглядом. Тупая боль запульсировала в солнечном сплетении, вынуждая медленно вдохнуть и выдохнуть, незаметно массируя грудь рукой.

Профессор Риски в это время искал что-то в небольшом шкафу. Выудив оттуда специальную зеленую робу с маленькой нашивкой черного котелка, означавшей «зельевар-специалист», он вручил ее Снейпу. Тот молча накинул ее на себя. Его собственное облачение тоже было пропитано различными защитными средствами, оберегающими от огня и воздействия зелий, но дополнительная осторожность не помешает.

— Что ж, идемте, — пробормотал седовласый маг себе в бороду, облачаясь в свежий рабочий комплект.

Волшебники покинули кабинет. Проходя через незнакомые лаборатории — маленькие и непомерно большие, причудливо обставленные или напоминающие маггловские стерильные — Северус осматривался без особого интереса, заставляя себя дышать как можно ровнее. Миновав множество лифтов, дверей и лестниц, они преступно быстро очутились в морге.

Часть этого ярко освещенного высокого помещения была отведена под длинные стеклянные цистерны, трижды превышавшие рост нормального человека, которые были заполнены непрозрачной матовой жидкостью, не позволявшей увидеть, что в них законсервировано; далее ровными рядами шли металлические каталки и стойки, закрытые и открытые шкафы с зельями и разноразмерными коробками и чемоданчиками, а в другой стороне зала, как столпы, выточенные из камня, «росли» массивные хирургические столы с нависавшими над ними как огромные колокола лампами, около них наблюдались передвижные столики с пробирками, фиалами и жуткого вида инструментами. К одной из стен крепилась узкая лестница, ведшая на три длинных балкона с метровыми выемками в ограждениях, напротив которых в бетон были вмурованы квадратные дверки на засовах.

— Сюда, господа, — позвал высокий худощавый маг в сером халате из плотной гладкой ткани и тонких перчатках из драконьей кожи. Зачарованные очки на его носу забликовали фиолетовым, когда он поднял лысую голову от распростертого перед ним на столе трупа и без выражения посмотрел на начальника и его гостя. Ассистент рядом с ним недоуменно нахмурился, узнав Снейпа. — Авроры только что доставили.

Профессор Риски представил Северусу обоих специалистов — Галена Коулмана — патологоанатома, и его помощника Питера Сильво, — на что Снейп автоматически коротко кивнул, видя перед собой только Драко.

Бледно-синяя кожа, раздутое лицо, изо рта все еще струилась вода, влажные светлые пряди, облепившие виски и спрятавшие впавшие глазницы. Неподвижный и мертвый.

«Мерлин, не верю», — захотелось зажмуриться, но Северус удержался. Ужас пробирался под кожу, пронзая душу беспомощностью и болью.

— Причина смерти — тот же яд, что и у остальных Пожирателей, — словно издалека донесся до него лаконичный голос Коулмана. — Тело около часа провело под водой. Рыбы не успели им пообедать, хотя крови он потерял немало.

Северус не без труда восстановил самообладание и монотонно спросил:

— Как он утонул?

— Не имею представления. Знаю только, что выловили его из океана на полпути к Америке, — ровно ответили ему.

— Северус, вы готовы опознать в этом…

— Да, это Драко Малфой, — отрывисто сказал Снейп. — Я думаю, заклинание подтвердит это не хуже меня.

— Да, но таковы правила, — профессор Риски пожал плечами. — Требуется мнение одного свидетеля. К сожалению, Люциус Малфой сейчас под следствием, и мы не можем его вызвать. Позже будет приглашена Нарцисса Малфой.

— Где авроры, которые его доставили? — отворачиваясь, спросил Снейп.

— Они вернулись в Аврорат, — пожал плечами мистер Коулман.

Северус резко развернулся и направился вон, имея острое желание выяснить подробности. Путь в прозекторскую впечатался в его память, поэтому дорога до кабинета Кингсли не оказалась слишком длинной.


* * *
— Разве я похож на дурака, Поттер? — поигрывая ключами, неприятно осклабился тюремщик. — Информация только после боя. Хм, если ты так боишься запачкать ручки... есть и другой вариант оплаты. Как мне кажется, тебе он даже может понравиться. Пара часов с одним из моих клиентов — равносильно выигрышу на паучьих бегах. Особенно с такой колоритной личностью, как ты! Не редко мне поступают заказы на твое личико. — Липкий взгляд выразительно пробежался по стройной фигуре Гарри, однако голос оставался деловым.

Поттер не дрогнул: в пору было подивиться, что мерзавец не предложил это с самого начала, учитывая, куда Гарри угодил. Хотя от намеков на оборотное его покоробило (видимо, отчаянным охотникам за редкими ингредиентами удавалось утянуть что-то и у него!). На Красном рынке были всего один «дом удовольствий» и единственная арена. И принадлежали они Декстеру МакКроули. Бордель находился в Желтом тупике, где, как полагал Гарри, его и держали. Крок довольно часто коротал там время, а Эдди и Терри нередко встречали того на выходе, чтобы вернуться в Группу или отправиться на задание. Прежде Поттер не имел удовольствия там бывать.

Декстер явно не желал за просто так расставаться с ценной информацией, поэтому Гарри пришлось тянуть время. Он намеренно ощупал свои карманы, зная, что ничего не обнаружит, и выказал раздражение. Стоит сказать спасибо, что дорогая форма никуда с него не делась, а ведь могли и раздеть.

— Где мои вещи, ублюдок? — процедил он сквозь зубы.

— Они тоже пока побудут у меня, — ласково сообщили ему. — Так что? Выбирай. Я не намерен тратить на тебя весь день. Бизнес не стоит на месте.

Гарри опустил голову, делая вид, будто обдумывает предложение.

— Жаль, что черноглазый не платит за шкуры таких, как ты, а то бы я выручил немало.

Гарри вскинулся, поймав неприязненный взгляд.

— О ком ты?

Ответом ему стала ухмылка и прицельный Круциатус.

URL
2015-02-23 в 23:32 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Кажется, мы с тобой не договоримся… — снимая проклятье, досадливо заметил МакКроули.

Гарри дернулся в цепях, сбрасывая мучительные ощущения. Мышцы заныли, но болевой шок не успел развиться.

— Я согласен на бой, — прорычал Поттер, сверля мучителя взглядом исподлобья.

— Так бы сразу. Твой выход через час.

Хмыкнув, «старик» забрал лампу и удалился. Дверь он запер на заклинание.

Уголок губ Гарри дернулся в злой ухмылке, когда цепи задрали его руки вверх.

Во время первой половины «мирной» беседы ему удалось как следует прощупать чары на оковах и распорке. Ничего сложного, за исключением подавляющего магию наворота — с ним-то пришлось повозиться чуть дольше. Видимо, поэтому Декстер не побоялся оставить Гарри без клятв (это только пока) и в сознании. Лязгнул замок, и железки, покачиваясь, повисли в воздухе. Прислушавшись к звукам снаружи, Поттер позволил себе щелчком пальцев сотворить парящего светлячка. Быстро осмотревшись, он ещё раз подтвердил свои догадки насчёт личности поймавшего его проходимца.

«С какой радости Малфой решил ему довериться?!» — мрачно подумал Гарри, прощупывая магические щиты на этом притоне.

Глупо было искать логику в поступках Драко, как и в своих собственных. Тоже, не послушав Кингсли, поперся черти куда! Ну насчёт этого он ещё поругает себя позже, а сейчас надо вернуть пропавший инвентарь и вытрясти обещанное из брыкающегося информатора. Сколько времени Поттер мечтал разорить хоть одно крысиное гнездо на Красном рынке, знает только его далеко не безграничное терпение, но прикрытие никак не позволяло. Теперь-то предвкушение грядущего торжества справедливости как никогда подстегивало к действиям.

Антиаппарационный барьер на заведение стоял, но он вряд ли остановит Гарри, если аврору захочется уйти. Взламывая заклинание на дубовой двери, он аккуратно обошел сигнальные чары, перекинув их на стену.

Очень скоро перед Поттером предстала лестница наверх.

Бесшумно ступая, он пробрался на первый этаж дома. Оттуда слышались голоса. Прижавшись к обшарпанной стене с кое-где потемневшими от сырости обоями, Гарри выглянул в приоткрытый проход. Помещение представляло из себя мрачно освещенный зал, где вдоль одной из стен в клетках обитали полуголые рабы (видимо, только доставленные, поскольку нигде еще не задействованы) — мужчины и женщины разных возрастов и национальностей, а в другой около заваленного снедью и выпивкой стола столпились их надзиратели. Некоторые из них показались ему знакомыми контрабандистами, часто ошивавшимися в Группах. Гарри прислушался к теме их разговора, но ничего важного для себя не уловил: расценки на живой товар в разных странах, его качество и прочие подробности, вызывавшие отвращение. Накинув на себя дезиллюминационные чары, Гарри шагнул вперёд, понадеявшись, что никто не заметит его тени. Быстро осмотрев все вокруг, он не нашел своих вещей. Лёгкое сканирующее подсказало — то, что ему нужно, за соседней стеной. Надо как-то пройти через дверь, не привлекая внимания.

— Что-то не так, — услышал он низкий рычащий голос и обернулся.

Один из мужчин в порванной, заляпанной бурыми следами и грязью мантии поднял голову от тарелки и со свистом втянул в себя воздух.

Гарри прищурился, по мимике лица и повадкам говорившего поняв, что его учуял оборотень. А от него никакое маскировочное не поможет. Быстро оценив ситуацию, Поттер прикинул свои шансы. Всего шестеро вооруженных волшебников — пятеро из них находились вместе, а последний курсировал у клеток, наблюдая за рабами. Почти все тюремщики оказались крепкими и знающими своё дело ребятами.

С такими справиться будет трудно.

Беспалочковой магией перевернув стол, Поттер сбил с ног нескольких человек. Вырубив мощным ударом локтя часового, он отобрал у него палочку и выставил вокруг себя дополнительные щиты, при этом прикрывшись обезоруженным от нескольких случайных проклятий.

Его оппоненты разобрались в ситуации не в пример быстро, и воздух раскалился от прорезавших его ярких лучей. Преимущество пока было на стороне Поттера — его не видели. Но не долго.

— В углу! Бейте туда! — завопил оборотень.

Поттер извернулся от веером разлетевшихся непростительных, проследивших его путь в другую сторону от укромного места, ответив молниеносными обезоруживающими и связывающими чарами. Многие проклятья угодили за решетки клеток, сбивая пленников и заставляя их кричать от боли и страха. Сожалеть об этом было поздно. На месте Гарри не стоял, все время скользя по доступному пространству. Добившись того, что двое негодяев упали без сознания, он перекувырнулся на полу, уходя от вереницы огненных вспышек и припустил к двери в соседнюю комнату. В созвучии отчаянных стонов, прежде чем рука коснулась потемневшей от времени и грязи ручки, он услышал оглушающий гул маггловского оружия. И только потом почувствовал, как бок лизнул раскаленный металл. Это, однако, не помешало ему развернуться и разозлено атаковать стрелявшего.

Оборотень с криком отлетел назад и впечатался в стену. Автомат откатился в сторону.

Поттер на адреналине проигнорировал растекшийся по спине жар и легкое онемение и дёрнул дверь на себя. Тело позади еще не упало на пол, а он уже скрылся в соседней комнате. Его преследователи, те, кто еще стоял на ногах, ломанулись за ним, но вход был уже запечатан.

Палочка недавнего знакомого, на которого Гарри налетел на скорости, прыгнула ему в ладонь. Быстро оценив обстановку, Поттер чуть расслабился. Он был в кабинете, где кроме Декстера никого не обнаружилось.

— А теперь потолкуем на моих условиях, — проговорил он, встречаясь с широко открытыми глазами уже не старика, а мага средних лет.



* * *
— Как это понимать, ушёл один? — ледяным тоном перебил Северус, смерив Кингсли тяжелым взглядом. — Он совсем ополоумел? Почему ты не остановил его?

Бруствер недовольно скривился, постукивая пальцами по столешнице. Он уже жалел, что рассказал о задании Поттера.

— Я не одобряю его поведения, но он единственный, у кого есть шанс вернуться невредимым. Мы считаем, что он для чего-то нужен новому Лорду.

Снейп издевательски вздернул бровь.

— Тогда не проще было сразу повязать его ленточкой и отправить в Группу?

Бруствер поджал губы и откинулся в своем кресле. Мало кто среди его окружения решался высказывать ему в лицо недовольство из-за принятого им решения.

— Гарри знает, что делает, — упрямо заверил он.

Тонкие губы искривились в скептически-презрительной усмешке.

— Он хороший аврор, — невозмутимо гнул свое Кингсли.

— Ну да.

Они были одни в кабинете, поэтому оба не стеснялись беседовать более открыто.

— Сколько уже прошло? — Снейп медленно втянул воздух через нос, усмиряя неприятную смесь гнева и досады.

— Семь часов.

«Что же за бестолочь этот… Поттер!» — пришлось помассировать виски большим и указательным пальцем, справляясь с усиливающейся мигренью.

Время близилось к полуночи. Некоторое время Снейп следил за переливом огней за окном, перетекающих по искусно выточенным из блестящего камня стенам Аврората, стараясь отогнать мешающие думать человеческие факторы. С трудом он мысленно вернулся к тем известиям, которые сообщил ему Кингсли.

Из недавно пойманных Пожирателей удалось-таки изъять ядовитые капсулы. Они оказались идентичными той, что была в Гарри: пустой, но сделанной из «мертвой» крови. Это подтверждало идею профессора Риски, о чем Снейп не торопился сообщать Брустверу. Однако же, то, что отрава покинула желудки Пожирателей-двойников, не помогло выяснить у них имя их хозяина или его местопребывание. Единственное, о чем они были хорошо осведомлены — это личности людей, которых им приходилось изображать, и они ничуть не жалели о том, что делали, и не задумывались, как использовалась выведанная ими информация.

Сближение с жертвами велось пару лет: они становились друзьями, близкими знакомыми, любовниками и любовницами объектов, а потом, когда приходило время — заменяли их, плавно вливаясь в чужую жизнь. Подготовка к этому велась основательно и продумано. О таких же «подделках», как и они, им не говорили. Передача сведений осуществлялась через сов, также приходили и распоряжения. С Группами лазутчики не сообщались, хотя изначально были завербованы тамошними лидерами.

Этих людей даже нельзя было назвать Пожирателями в полном смысле этого «именования». После тщательного изучения их воспоминаний, выяснилось, что они не были убийцами и вообще не творили насилия, только собирали данные. Все они оказались так или иначе пострадавшими из-за несовершенства судебной системы во время первой и второй войн, которая не находила времени, чтобы детально разобраться в доказательствах вины. Обвинения в пособничестве Темному Лорду приписывались каждому второму магу. Кто-то по своей воле совершал преступления, иные же находились под Империусом или были сильно испуганы за семьи и поэтому укрывали Пожирателей, часто пользовавшихся населением, как щитом. Из-за этого многие волшебники получали сроки в Азкабане.

А за время гонения магглорожденных пять лет назад благодаря доносам страдали не только взрослые маги, но и дети. Дело нередко даже не доходило до суда. Поисковые отряды авроров, отправленные на задержание, часто писали в своих отчетах о несчастных случаях или непреднамеренных убийствах в целях самозащиты.

В те времена творилось полнейшее безумие, и тяжело было судить, какой из блюстителей закона не находился под непростительным или оборотным, а некоторые свято верили в систему и «выполняли свой долг», не разбираясь.

Поэтому тут нечего удивляться поступкам отчаявшихся и обозленных.

«Темный маг всего лишь дал им то, что они хотели. А жаждали они мести», — не в первый раз подумал Северус, касаясь пальцами губ.

Том Риддл едва ли действовал иначе. Единственное, что недовольными двадцать с лишним лет назад выступали чистокровные волшебники.

Когда тишина стала невыносимой, Кингсли спросил:

URL
2015-02-23 в 23:32 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Ты так и не сказал, как узнал о Малфое.

Северус встрепенулся, отвлекшись от глубоких раздумий. До того, как прийти сюда, Снейп избавился от робы, поэтому Бруствер не мог знать, откуда он к нему явился.

— Я заходил к профессору Риски на чай, — длинные пальцы сами собой переплелись на животе, Северус почувствовал, как усталость разливается по телу, слегка сводя напряженные мышцы плеч.

Кингсли тихо хмыкнул, подозрительно разглядывая собеседника.

— Никак на работу зовёт?

— Ничего подобного, — покачал головой Снейп. — Моя работа вполне меня устраивает. Не заговаривай мне зубы, Кингсли. Как ты намерен искать Поттера?

— Пока никак. Нужно подождать… — пожал тот плечами.

— И дураку понятно, что мальчишка попал в неприятности. Может, хозяину он и нужен для чего-то, только это не значит, что его прихвостни посвящены в далеко идущие планы. Поттер может быть уже... мёртв.

— Ещё три часа, и начнём поиски, — снисходительно отозвался Бруствер, отдавая предпочтение строгим правилам и не собираясь делать исключений. — Гарри знал, на что идёт.

— Как же.

— Дай ему шанс.

— Мы словно говорим не о Поттере! — почти рассерженно рявкнул Северус.

— Он чертовски удачлив. Даже тебе это известно.

Снейп поджал губы, возвращая лицу бесстрастное выражение. От пробежавшего по спине холодка захотелось закутаться в мантию, в чем он себе не отказал. Несмотря на всю внешнюю стойкость, в душе он сильно нервничал.

Вот за что ему все это?

Один мальчишка по своей глупости погиб, другой — пропал.


* * *
Сероглазый мужчина опустился обратно на стул и, сгорбившись, напряженно проследил за кончиком палочки, нацеленным ему в грудь.

Гарри по его взгляду понял, что маскирующие чары с него слетели. Видимо, кто-то из недавних преследователей сумел его достать. Или кабинет по-особому зачарован.

— То, что передал мне Малфой, быстро! — велел Гарри. — И мои вещи!

— Ты делаешь огромную ошибку, — выплюнул Декстер. — Надо было тебя убить.

— Поверь мне, ты не первый, кто об этом жалел, — оскалился Гарри. — Но тебе лучше не злить меня.

МакКроули с видимой неохотой направился к одному из столов, коих в комнате оказалось три. Покопавшись в куче барахла, он выудил оттуда пару пузырьков и пергаменты. Свою палочку Гарри призвал без его помощи.

— Что передал мне Малфой? — Поттер отобрал у него вещи, засунув их в карманы.

Собеседник неприятно скривился и приблизился к покосившемуся шкафу.

То, что он достал оттуда, вызвало у Гарри недоумение.

— И все? — спросил он, рассматривая темно-коричневого цвета трость с серебряной изогнутой ручкой.

— Только это, — выплюнул тот.

Громыхание из-за двери нельзя было игнорировать дольше: с потолка и стен уже штукатурка посыпалась.

Поттер проверил улику на порталы и прочую магию. Все оказалось чисто. Он забрал ее из цепких рук и, без дальнейших разговоров, обездвижил МакКроули.

В комнате наблюдалось два окна с прутьями на них. Гарри выглянул в одно, чтобы сориентироваться, с какой стороны дома находится. Это заняло пару секунд, после чего, больше не задерживаясь, он аппарировал.

Оказавшись в знакомом тупичке, где обычно ошивались ведьмы легкого поведения, Поттер поднял палочку и начал творить заклинание, выписывая в воздухе руны. Теперь никто не покинет пределов шалмана Декстера. Закончив колдовать, Гарри ухмыльнулся и аппарировал к родному порталу в Аврорат.


* * *
Возбуждение от драки еще разгоняло горячую кровь, поэтому Поттер в мгновение ока оказался у черной двери с именем Кингсли. Постучав и не дожидаясь ответа, он протиснулся внутрь.

— О, — вырвалось у него при виде хмурого Снейпа, сидевшего напротив Бруствера. — Вечер добрый, господа, — ребячески усмехнулся Гарри.

Кингсли победно улыбнулся, словно выиграл какой-то спор. Снейп же явно был не доволен, хотя в глубине казалось бы непроницаемых глаз Гарри заметил облегчение.

— Быстро ты, — сказал Бруствер. — Рассказывай.

Гарри бодро прошагал к софе у стены и устало повалился на ее — и как ужаленный подскочил, охнув. В боку что-то резко кольнуло, вынуждая болезненно поморщиться.

— Черт, совсем забыл, — тихо ругнулся он, ощупывая спину.

Пальцы перепачкались в крови.

— Кингсли, в твоих запасах нет настойки бадьяна? — недовольно поинтересовался Гарри и возмущенно добавил, водя над собой палочкой: — Нам надо что-то делать с маггловскими игрушками. Обмундирование, конечно, непробиваемое, но не спасает от вымоченных в драконьей крови пуль.

Бруствер шумно втянул воздух, что-то обдумывая, и, поднявшись, направился к шкафу с зельями.

Северус уже остановился возле Гарри.

— Вытащишь ее? — попросил Поттер, стягивая тяжелый плащ.

— Поворачивайся, — последовал короткий приказ. — И снимай эту тряпку.

Гарри хмыкнул и подчинился. Стянув куртку, он быстро расстегнул легкую, но прочную рубашку, последней задрал майку с большим кровавым пятном чуть выше сердца и услышал тихое шипение Снейпа.

— Что?

— Не вертись, — Северус осторожно ощупал края раны, в поисках возможных осколков.

Еще одно сканирующее прошлось волной по телу Гарри.

— Пуля не задела легкое и ребра, — сообщил он и проворчал: — Чудо, как всегда...

Еще два заклинания — обезболивающее и очищающее. Через минуту деформированный кусочек металла лежал в руке Северуса. Видимо, драконья броня все же сослужила свою службу, замедлив снаряд.

— Вот, — Кингсли протянул Снейпу настойку. — Где ты ее поймал? — заинтересованно спросил он Гарри.

— В борделе Декстера, — отозвался Гарри, расслабляясь под теплой ладонью, бережно втиравшей зелье в рану. Он чувствовал гордость за то, что внимательные пальцы больше не дрожали от прикосновения к нему. Это была полностью его заслуга.

— Все, одевайся, — несмотря на почти ласковые касания, в голосе Северуса сквозила сталь.

— Я запечатал всю компанию Декстера в доме. Нужно послать туда наряд.

Кингсли кивнул.

URL
2015-02-23 в 23:33 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Ты узнал то, что хотел передать Малфой?

— Да, но не скажу, что это сильно помогло, — Гарри взял трость, отброшенную в угол софы. Аврор сдержанно, но обстоятельно рассказывал где побывал и что нашел в заброшенном доме.

— Я распоряжусь о группе захвата, — предупредил Бруствер, скользнув хмурым взглядом по добыче Поттера, и направился к камину.

Зеленое пламя унесло его, погрузив оставшихся волшебников в тишину.

Гарри осторожно посмотрел на Северуса.

— Не ожидал тебя тут увидеть. Что-то случилось?

Северус смерил его напряженным взглядом.

— Нет, — коротка ответил он. — Отложим этот разговор на потом.

Гарри удивленно поднял брови.

— Как скажешь, — Поттер замялся. — Северус, мне очень жаль, правда, но я не смог помочь Малфою. Он погиб.

— Я знаю.

Гарри опустил взгляд, вздыхая.

— Он сказал, что ему осталось жить полчаса... предложил мне сделку. Хозяин предполагал, что мы его найдем, и сам его убил.

Снейп долгим взглядом смотрел на Поттера, видя неподдельное сожаление. Конечно, он не собирался в чем-то обвинять парня, но хотел знать, что тому действительно не безразлично. Отчего-то это много значило для Северуса, не покривившего душой, убеждая Риски, что Гарри не растерял человечности и способности к сочувствию. Доказательство этого было буквально написано на лице молодого человека.

— Ты не виноват, — тихо заметил Северус и перевел внимание на трость в руке парня. — Есть идеи, кому это принадлежит?

— Пока не представляю, — качнул головой Гарри, внимательнее разглядывая вещицу и ища на ней памятные надписи или инициалы. — Выглядит обычной, но что-то мне подсказывает, что она не дешевая.

— Драко не сделал бы трость подсказкой, если бы мы не смогли по ней о чем-то догадаться.

— Честно говоря, мне в голову приходит только Люциус Малфой.

— У Люциуса трость тонкая и не предназначена для того, чтобы опираться на нее. Эта же сделана для мага с травмой, — Северус замер, сведя брови.

Гарри обдумал его слова и, к своему ужасу, пришёл к мысли, что ему знаком только один достаточно именитый маг с поврежденным коленом, поступь которого была известна всем курсантам Аврората и министерским работникам.

— О, черт…


* * *
Кингсли долго и тщательно изучал находку Гарри и молчал, не желая озвучивать свои догадки, к которым чуть раньше пришли его коллеги. Подозрения в адрес Министра магии — что может быть нелепей и опаснее? Но едва взглянув на трость в руках Поттера, он сразу понял, что уже видел ее раньше. Как аврор с большой выслугой лет, Бруствер был очень внимателен к мелочам, которые его окружают, это не раз помогало ему в расследованиях, да и жизнь спасало.

Взгляды Снейпа и Поттера подсказывали ему, что не он один разгадал кому принадлежит аксессуар.

— Ты ведь видел ее у Скримджера? — первым не удержался самый младший из присутствующих. — Я даже больше скажу, я ее тоже видел. Когда мы с ним ставили защиту на деревни. Он был с ней… — нахмурившись вспоминал Гарри.

— Это серьезное обвинение, — ровно отозвался Кингсли.

— Причем тут обвинение? — возмутился Поттер. — Министра подменили.

Если ставить вопрос так… Шеф Аврората чуть расслабился, и даже показалось, что лицо его просветлело, а глаза наполнились праведным гневом и желанием действовать.

— Надо продумать, как его взять и допросить. Без шума.

Собеседники согласно кивнули.

— Если он подделка — во что чертовски тяжело поверить! — чернокожий маг тяжело вздохнул, — то Хозяин в курсе всех наших планов. Более того, защитные чары на поселениях… их надо в кротчайшие сроки изменить. Перепроверить те дела, что он вел, сделки, которые он заключал… — речь Кингсли стала прерывистой, потому что он понимал, какой масштаб работ открывался перед ним, и мысленно уже составлял планы.

— Щитами я могу заняться, — вклинился в его поток сознания Гарри, поскольку эта задача была ему ясна, и он не хотел тратить время.

— Да, отлично, — одобрил Кингсли и быстро достал из ящика в столе скрученный бечевкой свиток. Взломав бирку, он тщательно просмотрел содержимое и отправил его Гарри. — Накладывай эти чары. Они уже защищают ряд деревень, и о них кроме меня никто не знает. Мастер Чар, их изобретший, с собственного согласия под Обливиэйтом.

— Угу, — читая список, протянул Поттер. — Мое присутствие во время задержания потребуется?

— Да, — лицо волшебника стало еще более сосредоточенным. — Верить сейчас нельзя никому. У тебя есть несколько часов, чтобы отдохнуть. Завтра с утра жду тебя.

— Хочешь оповестить кого-то еще? — проницательного уточнил Снейп, внимательно всматриваясь в волшебника, сидящего напротив.

— Руфуса не так просто поймать в течении дня, — рассудил Кингсли. — Думаю, нужно поговорить с Барлоу.

Северус скривился, но кивнул. Начальника невыразимцев он знал. По долгу шпионской службы не раз слышал его имя, как осведомителя Дамблдора по подковёрным играм Аврората и Министерства. Какими силами Альбусу удалось втереться в доверие к этому человеку, по подозрительности переплюнувшему самого Снейпа вместе с параноиком-Грюмом, он даже близко не представлял.

Северус перевел взгляд на Гарри. Они друг друга поняли без слов.

— К семи я буду тут, — поднимаясь, сказал Поттер.

Снейп последовал его примеру.

Они оставили задумчивого Бруствера строить планы и разбираться с учиненным Гарри беспорядком в одном из излюбленных для многих волшебников заведений Красного рынка. Северус ушел через камин в Хогвартс, а Гарри решил сделать тоже самое, только из своего кабинета.


* * *
Серьезного разговора во время позднего ужина не получилось, хотя Снейп вкратце рассказал, зачем посещал Лабораторию Тайн, чем взволновал Гарри и ввел в глубокую задумчивость. Тем не менее подробное обсуждение всего этого было отложено на завтра, поэтому дальше они ели молча. Пищи для размышлений появилось чрезмерное количество.

Бутылочки с воспоминаниями Драко лежали в кармане аврорского плаща Гарри, как и свитки, но после насыщенного событиями дня, он благоразумно решил также оставить их просмотр на следующий день.

В тишине маги улеглись спать.

URL
2015-02-23 в 23:33 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Несмотря на напряженный день, Северус долго ворочался на своей половине кровати и не мог заснуть. Сознание, как под дозой бодрящего, не желало успокаиваться. А вот Гарри, полностью вымотанный, после легкого душа рухнул в постель и мгновенно отключился.

Рассматривая его, Снейп вспомнил вспыхнувшую в сердце радость, когда Гарри появился на пороге кабинета Кингсли. В тот момент Северус едва не вскочил с места, но вовремя опомнился. Возникшее желание крепко прижать к себе этого безмозглого героя, зарыться руками в непослушную копну волос и вдохнуть ставший родным запах стало очень сильным. Такие эмоциональные порывы, пожалуй, немного беспокоили, поскольку были непривычны для него.

Вдруг Гарри вздрогнул во сне и прерывисто застонал. Снейп пригляделся к его лицу, подмечая болезненные морщинки на лбу и у губ. Ничего хорошего это не сулило. На мгновение задумавшись, стоит ли это делать, Северус протянул руку и провел ей по торчащим в разные стороны прядям, надеясь, что это поможет прогнать кошмар.

Поттер подозрительно напрягся, словно затаился и к чему-то прислушивался.

«Спи, Гарри, спи», — мысленно уговаривал Снейп, испытывая неловкость оттого, что не знал, как нужно себя вести.

Умей он находить успокаивающие слова… но он их не знал, да и вряд ли произнес бы вслух. Пальцы, не останавливаясь, немного скованно, но ласково поглаживали волосы, слегка пробегаясь по знаменитому шраму и щеке, осторожно касаясь плеча.

Поттер не пробудился и не погрузился в глубокий сон, на что очень надеялся Снейп, он странно что-то мурлыкнул себе под нос и потянулся за дарящей нежность ладонью, вызвав легкую улыбку Северуса.

— Ммм… — сонно промычал Гарри и поцеловал тонкую кисть.

Снейп поднял бровь.

Шумно, как будто удивлённо, выдохнув, Поттер скользнул рукой под расстегнутую куртку своего партнера по кровати и обнажил покатое плечо.

Снейп приоткрыл рот, едва горячие губы чувственно прошлись по его коже, щедро осыпая поцелуями.

Гарри завозился в уютном гнездышке из одеял и прижался всем телом к единственному источнику тепла. Последующие его действия стали совершенной неожиданностью для Северуса. Поттер беспардонно начал вскарабкиваться на него! По пути этот альпинист выцеловывал влажные дорожки по груди, впадинке между ключицами к изящной шее.

— Кхм, Гарри, — деликатно и немного нервно позвал его Снейп, растерявшийся от подобного отклика на свои невинные действия. — Что ты, по-твоему, делаешь, скажи, будь добр?

— Хочу тебя, безумно, — последовал очевидный ответ, после чего Поттер беззастенчиво накрыл губы Снейпа своими.

Глаза Северуса широко распахнулись, стоило посторонней магии коснуться его, лишая возможности к сопротивлению. Пока еще не так сильно, но ощутимо и неприятно. Подобное он чувствовал со своими бывшими любовниками.

Гарри ненасытно покрывал бледное лицо быстрыми поцелуями, ласково скользя руками по волосам.

— Ты чертовски хорош… Все будет хорошо. Расслабься, — шептал он взволнованному Снейпу, не знавшему, что делать — оттолкнуть или попытаться утихомирить.

Поттер, кажется, не очень понимал, что происходит. Но это не мешало ему соблазнительно тереться о Северуса и совершенно неприлично магически ласкать — а вот этого Снейп никогда не испытывал: словно что-то бесконечно мягкое и горячее наполняло душу и тело, задевая какие-то потайные струны глубоко внутри.

Руки Гарри ловко оказывались везде, поглаживая и возбуждая. Налитой горячий член вжался в живот Снейпа, вырывая из его груди сдавленный вздох.

«Что за безумие!» — промелькнула наконец разумная мысль.

Но она была забыта.

— Поттер, оста… ммм...

Гарри полностью лег на Северуса, и последний не успел опомниться, как его колени раздвинули. Пребывая в своих фантазиях, Поттер не отпускал припухшие губы, не позволяя вырваться из них протесту. Уверенная ладонь легла на худое бедро и потянула вверх, намекая оплести за поясницу.

Снейп, наконец, отошел от шквала ощущений, даримых магией молодого человека, и отчаянно дернулся, начав вырываться и кусаться, как дикий зверь.

— Прекрати! Прекрати немедленно! — выкрикивал он хрипло.

— Северус, пожалуйста, — от возбуждения голос Гарри дрожал. — Не бойся, я буду осторожен.

Оттолкнуть Поттера оказалось задачей не из легких: тот, несмотря на свой рост, был тяжелым, да и вцепился в него как клещ. Северус даже вознамерился ударить его, но также потерпел фиаско — не вышло как следует замахнуться, и локти все время соскальзывали, а ноги, к собственному стыду, располагались не там, где надо. Палочка лежала в зоне досягаемости, и Снейп потянулся за ней. Но магия Гарри была настолько подавляющей, что вынудила его откинуться на постели.

— Гарри, пожалуйста… — сдерживая рвущуюся наружу панику, настаивал он.

— Конечно, Северус, — опаляя дыханием, отозвался Поттер и, застонав, ритмично задвигал бедрами между раздвинутых коленей. — Да…

Застигнутый врасплох этими действиями, Снейп замер под ним, не издавая ни звука. Каменный член настойчиво терся о его, ничуть не причиняя вреда или неудобств. Даже... наоборот. Ткань пижамы приятно контактировала с нежной плотью. Собственный, еще мгновение назад совершенно безучастный, орган с неожиданным любопытством откликнулся на необычное знакомство. В сознании Северуса на мгновение образовалось небывалая тишина: инстинктивное стремление вырваться из чужих рук понемногу отступало, унося с собой липкие и грязные воспоминания, оставляя его наедине с Гарри.

В любом случае, такого самоуправства Северус долго терпеть не мог, поэтому опять принялся яростно сопротивляться.

Однако, Гарри успел занять тактически верное положение, ему удалось успокоить разнервничавшегося любовника. Он продолжал чувственно двигаться: поначалу плавно и нежно, умоляя и завлекая, а затем более откровенно и горячо, всерьез выманивая желание Северуса. С каждым толчком прижатый к простыням Снейп превращался в комок нервов, не замечая, как вцепляется пальцами в крепкую, с перекатывающимися под кожей мышцами спину, оставляя на ней царапины. Магия Поттера страстно обвивалась вокруг них, переплетаясь и сливаясь с магией Северуса. Тело понемногу выходило из состояния окостенения и парализующего напряжения.

Губы Гарри жадно впивались во все чувствительные местечки на груди, лаская соски и поднимаясь выше, а внимательные ладони трепетно нежили все, до чего могли добраться. Всем своим существом он уговаривал расслабиться и довериться.

— Никогда... Я никогда не сделаю тебе больно… Северус…

Снейп услышал отрывистый стон от волнующих ласковых слов и изумленно понял, что издал его он сам. Все же поддавшись инстинкту, мужчина интимно обхватил Гарри ногами, робко выгибаясь на встречу чувственному единению твердых членов. Более яркое наслаждение прошило поясницу и потекло по позвоночнику, раскаляя все участки кожи и разливаясь румянцем на щеках.

«Мерлин, хорошо!»

— Быстрее… — тихо взмолился Северус, обнимая Гарри и ловя его кровоточащие губы.

Поттер загнанно дышал, а на лице выступили капельки пота. Его глаза блестели во мраке комнаты, и Снейп, как завороженный, не мог оторвать от них взгляда.

В момент достижения пика они в унисон глухо застонали и содрогнулись. Северус поймал себя на том, что любуется красотой и силой этого молодого тела. Гарри упал прямо на него, и он несколько минут не выпускал его из объятий, впитывая терпкий запах и слушая биение успокаивающего сердца. Оно в совершенстве повторяло его ритм, и казалось, что где-то стучит набат. Отдышавшись, Снейп заметил, что Поттер благополучно заснул, не соизволив дать объяснения. Фыркнув от возмущения, он устроил его рядом с собой.

Достав, наконец, палочку, Снейп наложил на обоих очищающие чары и исцеляющее на поврежденные губы парня, а чуть погодя еще и на спину.

«Что это, черт возьми, было?»

Сна больше не было ни в одном глазу, и вместо расслабленности, которая должна была овладеть Северусом после оргазма, его мелко затрясло. Он встал с кровати, взял халат и скрылся в ванной.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Квинтэссенция

главная