22:40 

"Расплата" (северитус) Глава 10!

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Автор: ljnkzncv(~Alena~, феникс)
Беты: Delfy и 13йЧертенок
Пейринг: ГП, СС (северитус), РУ, ГГ, ДМ и др.
Рейтинг:
Тип: джен
Жанр: приключения, семейный
Размер: миди (пока не решила)
Саммари: Узнав правду, Гарри изо всех сил старается сблизиться с отцом, который в свою очередь из кожи вон лезет, чтобы вытащить сына из паучьей паутины планов Дамблдора и смертоносных замыслов возродившегося Темного Лорда. В новом семестре Поттера ожидают новые приключения, неожиданные встречи и парочка тайн, которые ему предстоит разгадать. А еще, его крестного ждет большой сюрприз!
Предупреждения: нет таковых
От автора: Сиквел к Наказания
Статус: в процессе





запись создана: 07.03.2014 в 21:53

@темы: Расплата(мое)

URL
Комментарии
2016-08-05 в 21:33 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Suhmat, ну Гарри лучше не рисковать своими нервами, рассказывая Снейпу все, что они с Сириусом обсуждают)))

URL
2016-09-08 в 21:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 8. Защитить себя



В четверг ночью сильно разболелась голова. Гарри то проваливался в сон, то резко просыпался в поту и с колотящимся сердцем. В мутных обрывках сновидений он бежал от кого-то через темный коридор с отражающими стенами, попадал в множество комнат, имеющих причудливый вид и цвет, а под конец тонул в ярких вспышках заклинаний или чего-то похожего на них. Шрам пульсировал, влажная простынь и одеяло неприятно липли к коже — нестерпимо хотелось в душ. Как только за окном чуть просветлело он с трудом всунул ноги в тапки и поднялся. Не сделав и шага, неловко пошатнулся и едва не рухнул на пол. Под руку удачно подвернулся кроватный столбик.

“Лишь бы не стошнило прямо тут”.

Перед глазами все плыло: поход в ванную занял несколько минут. Плеснув в лицо пригоршню ледяной воды, он заморгал и начал хватать ртом воздух. В висках застучали сотни невидимых молоточков, заставляя зажмуриться и застонать.

“Болеутоляющее было в тумбочке...”

Капли воды стекали по щекам к подбородку, необъяснимо нервируя. Боль накатила с новой силой. Пришлось опереться локтями о бортики раковины и некоторое время просто стоять, пережидая приступ. К шраму словно приложили раскаленный прут, и сознание помутилось. Гарри застонал и зажмурился. Мир медленно закружился, путая ощущения.

“Мерлин”, — осторожно дыша, Поттер упал на колени и заскулил; желудок сжался, исторгнув из себя желчь, отчего Гарри подавился и закашлялся.

Плотно сжатые ресницы намокли от навернувшихся слез; заныли живот и горло, но это было меньшее из зол.

Гарри-и… — эхом в голове раздалось оглушительное шипение.

Поттер похолодел и перестал дышать.

Впусти меня… Разве ты хочешь напрасно страдать?

Гарри выгнулся, хрипло зовя на помощь — в череп будто ввернули тонкое сверло, разрывая кость и ткани. В нос ударил острый запах, а на языке чувствовался привкус крови.

“Он меня убьет, убьет...” — в отчаяньи Гарри забился затылком о кафель.

Глупый, маленький Гарри, — насмешливо сказал Волдеморт, продолжая методично вскрывать щиты своего противника.


* * *
— Гарри!.. — голос доносился как сквозь толщу воды.

В голове была приятная пустота: последние мысли покинули ее вместе с болью и спаленными нервными окончаниями.

— Гарри, ты слышишь? Сейчас… мадам Помфри уже…

Гарри плохо разбирал слова склонившегося над ним Невилла. Однокурсник был в пижаме и взлохмачен со сна, лицо испуганное, но решительное.

— Мистер Поттер! — теплая рука накрыла лоб; Гарри приподнял воспаленные веки чуть выше, чтобы разглядеть взволнованную МакГонагалл. — Что тут произошло, мистер Лонгботтом? Как это…

Гарри попытался произнести ненавистное имя Волдеморта, но неповоротливый язык отказывался повиноваться — из горла вырвались только хрипы. Спина ужасно замерзла и промокла, выведя Гарри из оцепенения. С трудом получилось сконцентрироваться на пришедших помочь. Через пару мгновений к ним присоединилась медсестра. Поняв все по лицам присутствующих, она взмахнула палочкой над едва шевелящимся Поттером. Побледнев от полученных результатов осмотра, медсестра сообщила, что немедленно забирает Гарри в госпиталь и левитировала его с ледяного пола.

Профессор МакГонагалл отослала Невилла заниматься будничными делами и попросила не поднимать шума, а сама поспешила за директором.

Уже лежа на мягкой койке в общей палате, Гарри судорожно проталкивал воздух в легкие. Не верилось, что все закончилось. Том очень постарался просветить Гарри о функционировании каждого участка мозга. Он словно препарировал его, задевая один нерв за другим, поэтому ничего удивительного, что пострадало все тело. Немыслимо и ужасно. Северус не предупреждал, что существует воздействие такого рода. А может, и не знал сам, иначе бы точно придумал, как оградить Гарри.

“Почему же тогда Волдеморт не убил меня, если может проворачивать такое? Вряд ли решил пощадить, — лениво следя за суетой медсестры над ним, думал Гарри. — Сначала отрабатывал на мне непростительные через своих слуг, а теперь пытается буквально копаться у меня в мозгах”.

Тщательное обследование повлекло за собой вливание в Гарри внушительного количества зелий, названия которых он не запомнил — на вкус они показались чем-то ранее не пробованным; а также он послушно вытерпел целый комплекс чар, неприятно покалывавших разные участки тела и внутренности.

— Можете шевелить руками и ногами, мистер Поттер? — поинтересовалась мадам Помфри, тщательно выводя палочкой над его головой рунические символы.

Гарри подвигал ногами и поднял кисти, сжав пальцы: мышцы слушались неплохо, но как части давно не смазанного механизма.

— Прекрасно, — медсестра была довольна результатом, — держите. Поможет вам взбодриться.

Ему вручили теплую кружку с напитком медового цвета. Цветочный аромат показался заманчивым. Зеленые глаза распахнулись после первого глотка, горло приятно обласкала сладкая жидкость. В голове начало светлеть, а по телу побежали согревающие волны. Гарри выхлебал все, что было до последней капли, и повалился на подушку.

— А нет еще? Так вкусно! — естественная реакция на единственное зелье, которое не вязало во рту и не вызывало рвотных позывов.

— Концентрированные бодрящие настои нельзя принимать больше одного раза в сутки, мистер Поттер, — объяснила мадам Помфри, отмечая в карте принятые пациентом лекарства и стадии восстановительного процесса. — Я бы и сейчас не стала вас поить этим средством, но скоро придет директор. Чтобы прояснить, что с вами случилось, — а с вами обычно происходят события, не терпящие отлагательств — вы должны быть в своем уме и твердой памяти.

Гарри нахмурился, уловив неодобрение в ее голосе, и сжал кулаки, заподозрив, что Дамблдор мог дать насчет него особые распоряжения. После изучения зелья для ментальной защиты он искал подвох везде. Как не прийти в ужас от количества токсинов и психотропных веществ, входящих в состав, а ведь господин директор чуть ли не настаивал на его непременном применении!

Двери с тихим шорохом открылись, впуская в светлое царство чистоты и здоровья главу Хогвартса и его заместителя.

— Ты стал частенько заглядывать сюда, мой мальчик, — мягко проговорил Дамблдор — едва ли его улыбка могла обмануть Гарри, видевшего насколько сосредоточен и расчетлив его взгляд. — Что же с тобой приключилось? — поддельная тревога в голосе заставила Гарри испытать резь в животе.

Поттер собрался с мыслями и не торопясь пересказал ночные события. Не то, чтобы там было много информации. Но даже то немногое стоило Гарри больших усилий. Память — удивительная штука: буквально минуту назад он мог поклясться, что не сумеет сложить увиденное в логичную картину, но потом ум сам скорректировал обрывки. Видимо не зря мадам Помфри дала ему то бодрящее.

Помимо снившегося, Гарри сообщил о попытках Риддла побеседовать. Но умолчал о том, как это происходило. Решил доверить это только отцу.

Дамблдор слушал, не перебивая, и поглаживал бороду с непонятным выражением на лице. Нет, с него, конечно, не сползала маска вежливого внимания, но было что-то еще. Когда Гарри закончил пересказ, директор повернулся к профессору МакГонагалл и осведомил, что освобождает его от занятий до понедельника. Возражений на этот счет не последовало. Декан Гриффиндора была так озабочена состоянием подопечного, что приберегла все вопросы на потом.

— Выздоравливайте, мистер Поттер. Вашим одноклассникам я сообщу, где вы, чтобы избежать вопросов.

— Спасибо, профессор, — пробормотал Гарри, испытывая настоящую признательность.

Уголки губ МакГонагалл дернулись кверху, а потом она бросила нечитаемый взгляд на Дамблдора и, попрощавшись, ушла.

— Поппи, думаю, молодому человеку не помешает позавтракать, — Альбус присел на кровать Гарри — уходить он не торопился.

Мадам Помфри встрепенулась и поспешила в свой кабинет, чтобы организовать пациенту надлежащее питание.

— Вы поняли, чего он добивался, сэр? — негромко спросил Гарри, нервно взлохмачивая волосы. — До моих воспоминаний он не добрался. Я уверен, — зеленые глаза лихорадочно заблестели.

Гарри отчего-то был уверен, что Волдеморт, помимо пыток, преследовал ещё какую-то цель, раз показал ему нечто отвлеченное.

— Ты упомянул мерцание заклинаний, напоминающих шаровые молнии, в темной комнате, — мягко сказал директор, картинно взмахивая ладонью с длинными узловатыми пальцами. — Попытайся припомнить, было ли там что-то еще. Знакомые люди или вещи… любые мелочи.

URL
2016-09-08 в 21:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Пожирателей я не увидел, — Гарри сосредоточился, выуживая из сознания мелькающие эпизоды снов; они оказались такими разрозненными, что все время перемешивались и наслаивались один на другой. — Коридор, кажется, отражал свет, хоть был и темным, холодным и, кстати, очень похожим на тот, что вел в... зал суда, — Гарри задумался: ведь именно через такой он шел на разбирательство из-за дементоров. — Еще там были двери… и золоченые рамы. Там висели картины.

— Ты видел, кто на них изображен, Гарри? — отрывисто уточнил Дамблдор, вот только взгляд у него был бесстрастным, словно ответ для него не имел значения или уже известен. — Это очень важно.

— Я не знаю, сэр, — пробубнил Поттер, отворачиваясь и стараясь сделать вид, что его абсолютно ничего не задевает — получалось, конечно, плохо. — Я не рассмотрел. Запомнил только раму.

Дамблдор выпрямился и тепло улыбнулся.

— Не волнуйся, мой мальчик. Он не смог ничего тебе внушить. Это главное.

Гарри поднял на него деланно доверчивый взгляд, показывая, что приободрился похвалой. Дамблдор улыбнулся шире и похлопал по ноге, накрытой одеялом, а Гарри порадовался, что релаксанты, данные ему мадам Помфри, уже подействовали.

— Тебе придется немного отдохнуть здесь. Мадам Помфри полностью убедится, что ты здоров и обязательно отпустит на выходные, — кажется, разговор подходил к концу.

Гарри открыл рот, чтобы попрощаться с поднявшимся Дамблдором, вот только что-то царапнуло на периферии сознания.

“Выходные…”

Пока он соображал, что же с этой мыслью не так, Дамблдор пожелал ему скорейшего выздоровления и удалился на завтрак.

— Сегодня же пятница! — Гарри откинулся на подушку и обреченно констатировал: — Какой я дурак. Не спросил...

Через несколько минут вернулась мадам Помфри, неся поднос с едой. Водрузив его на колени расстроенного подопечного, она велела:

— Поешьте, мистер Поттер. Потом посмотрим на ваше давление и остальные показатели.

— Спасибо. Вы разве не собираетесь в Большой зал? — с надеждой взглянул на медсестру Гарри.

— Пока не удостоверюсь, что вы все съели, — наставительно проговорила она.

Гарри вздохнул и взял ложку. Желудок вел себя послушно, поэтому управиться со всем, что располагалось на подносе, не составило труда, хотя особого удовольствия он не получил.

— Отлично, — улыбнулась мадам Помфри. — Теперь полежите спокойно.

Гарри безучастно уставился в окно, где маленькие пухлые облака летели по небу. День предвещал быть солнечным. Мысли в голове точно перистые сгустки холодного воздуха, лениво плыли себе, не обременяя хозяина усиленной работой мозга. Наверное, это последствия стресса, а может выветривалось энергетическое зелье.

— Физически вы еще не в порядке, мистер Поттер, магически наблюдается истощение, — волшебница вздохнула и достала из кармашка фартука бутылочку со знакомым лекарством. — Восстанавливающий эликсир. После него вы поспите некоторое время, это только на пользу. Если повторное обследование покажет улучшение, я назначу вам оздоровительный курс и выпишу. Вам придется приходить ко мне каждый день за зельями и на осмотр.

Гарри не возражал против сна, так как почувствовал первые признаки накатывающей усталости, обо всем остальном он подумает потом. Выпив лекарство, он устроился поудобнее и смежил потяжелевшие веки. Беспокоиться расхотелось совершенно, ведь если отец вернулся в замок, то, наверное, найдет его сам.

Мадам Помфри тихо удалилась к себе, чтобы отправить на кухню посуду.


* * *
Полчаса спустя, когда Гарри мирно посапывал, завернувшись в одеяло, двери в медицинское крыло резко распахнулись, разгоняя застоявшийся воздух, и едва не ударились о стены. Это нисколько не потревожило сон больного. На мгновение профессор Снейп застыл на пороге, обводя помещение хмурым взглядом, после чего зашагал к свернувшемуся на кровати мальчику.

— Гарри, — прошептал он, невесомо дотрагиваясь до волос и плеча сына; ребенок пошевелился, но не проснулся.

— Уже в порядке, Северус. К чему такая спешка? — за ним шла запыхавшаяся медсестра. — Я была совершенно не против допить свой чай.

Зельевар ее не слушал, вытаскивая волшебную палочку и колдуя над сыном, чтобы самолично убедиться в нанесенном уроне. Его сердце до боли сжималось, а вот лицо оставалось сосредоточенным и не выдавало посторонних эмоций.

— Какие зелье ты ему прописала? — медленно спросил он, заканчивая диагностику, от которой пришел в бешенство. Риддл зашел чересчур далеко!

Если в прошлый раз Северус посчитал, что Волдеморт недостаточно силен, чтобы самому проводить сессии ментальных атак, для которых воспользовался помощью подручных легилиментов, за соединение с мозгом хозяина и его недругом расплатившихся жизнью, то теперь Снейп осознал свою ошибку, стоившую немалого здоровья Гарри. Непростительная оплошность.

Сжимая кулаки от с бессильного гнева, Северус повернулся к медсестре и выгнул бровь в ожидании ответа на вопрос.

— Думаю, ты сам догадываешься, проверив, что с ним сделал Тот-Кого-Нельзя-Называть. Повреждение суставов, мышц и нервных окончаний. Я даже боялась, что он не сможет встать, но обошлось. А что стало с глазными нервами! У него полопались сосуды. Хорошо, что он не видел, а я не стала акцентировать на этом внимание, — мадам Помфри от переживаний приложила руку к груди и тягостно вздохнула. — От капель я отказалась, но дала ему заживляющее, основанное на крови. Он даже не заметил, как я взяла ее... шрам ужасно кровил.

Снейп заскрипел зубами, отводя потемневший взгляд:

— Выдай ему первостепенный набор лекарств и список. Остальные я сварю сам.

— Так и сделаю, не беспокойся.

— Могу я попросить лист бумаги и перо? — после недолгого молчания произнес Снейп, взглядом вернувшись к Гарри.

— Конечно, сейчас.


* * *
Зевая и потягиваясь, как сонный котенок, Гарри открыл дверцу шкафа, чтобы забрать принесенную эльфами одежду. Натягивая джинсы, он чуть не упал, а застегивая рубашку, пропустил пару пуговок. Ему-то казалось, что он выспался, но все тело ломило. Навязчивая мигрень тоже не прошла до конца.

Усевшись на постель, он принялся обувать кроссовки. Мадам Помфри принесла бутылочки с разными зельями и выстроила рядком на тумбочке и протянула рецепт с порядком приема.

— Не забудьте вашу записку, мистер Поттер, — вдруг указала она на свернутый пергамент на столике.

Гарри обернулся, недоумевая, как мог не заметить.

— Зелья принимайте перед едой. Соблюдайте рекомендации неукоснительно.

— Спасибо, мадам, — вяло отозвался Гарри, потирая лицо.

Взяв записку, он развернул её. Знакомым почерком там было выведено лаконичное:

“Жду вас в моем кабинете после ужина, Поттер. Не опаздывайте!
Профессор С. Снейп”


Сердце Гарри радостно подскочило. Едва не забыв забрать лекарства, Гарри окрыленный побежал в подземелья. На его счастье ужин уже подходил к концу. Однако студенты еще не успели разбрестись по замку, поэтому в коридорах гулял только ветер. Без мантии, конечно, было холодновато, но Гарри это не остановило.

До кабинета зелий он домчался в считанные минуты и, чуть успокоив дыхание, вежливо постучал.

— Мистер Поттер, — сухо поприветствовал его Снейп, оглядывая внимательным взглядом. — Почему вас не было на ужине?

Гарри змейкой проскользнул в кабинет и радостно ответил:

— Я проспал.

Северус плотно прикрыл дверь, накладывая заглушающие и запирающие чары, после чего поинтересовался:

— Как ты себя чувствуешь? Утром директор рассказал мне, что Риддл опять пытался проникнуть в твое сознание, — его голос казался привычно бесстрастным, как и вид.

Гарри разглядывал отца, выискивая последствия многодневного пребывания в непосредственной близости от Волдеморта. Видимых изменений, кроме изнуренности, не наблюдалось.

— Уже лучше, — говорить о страшных пытках Риддла расхотелось и вдруг как-то стало неудобно. — Том опять устроил мне просмотр некачественного кино, — решил сострить Гарри и, обдумывая каждое слово, пересказал увиденное во сне, осторожно обходя тему ощущений.

— В этот раз обошлось без проклятий? — с подозрением уточнил Снейп, сопоставляя слова сына с рассказом Дамблдора, и с тем, что он сам выяснил при осмотре.

— Э, да, — Гарри улыбнулся, в силу своего возраста быстро забывая все невзгоды, и с сияющими глазами добавил: — Я так рад, что ты вернулся. Я волновался...

Между черными бровями залегла глубокая морщина, когда Снейп выразительно свел их, выказывая свое сомнение. После чего он фыркнул и сошёл с места, на котором не шевелясь простоял все это время.

— Не стоило. Я довольно часто отлучаюсь по нуждам Лорда. Правда, это никогда еще не случалось посреди учебной недели. Очень неосмотрительно с его стороны... — Северус замолк, посмотрев на Гарри с задумчивой тревогой.

Раз сын не хочет говорить о случившемся, то не стоило его торопить. В конце концов, Снейп и так все знал, поэтому учтиво перевел тему:

— Ты ведь не понял, для чего он показал тебе зал с пророчествами?

— Что? — распахнул глаза Гарри. — С пророчествами?

— Я так и подумал, — высокомерно усмехнулся Северус, но, несмотря на тон, продолжил пояснять: — Риддл желает заманить тебя туда, чтобы ты помог взять для него сферу с предсказанием. Мы уже обсуждали его с тобой. Только я не упомянул — воспоминание об этом дне хранится в Отделе Тайн.

URL
2016-09-08 в 21:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Я… даже не подозревал. Надо рассказать директору, — голос от испуга сел, и Гарри взъерошил без того непричесанные волосы.

— О, несомненно, он в курсе, — в задумчивости Снейп провел пальцами по губам. — Не рассчитывал же ты, что Альбус расскажет тебе о пророчестве, о котором даже не пытался тебя предупредить?

Наверное, стоило обидеться на насмешку, прозвучавшую в голосе зельевара, но Гарри почему-то воспринял ее спокойно.

— Ты прав.

— Разумеется. Сегодня в восемь я жду тебя на занятие по окклюменции. Сообщи своим друзьям, что на выходные тебе… тебя забирает крестный. Мы отправимся в Гринхилл, там ты сможешь нормально выспаться и не беспокоиться о внезапном нападении.

— Хоро… шо, неожиданно только, — на самом деле предложение было классным, и Гарри в душе ликовал.

— А сейчас ступай отдыхать. В связи с отлучкой у меня появилось много неотложных дел, в том числе и в лаборатории.

Уходить не хотелось, Гарри сам не понимал почему. Вроде убедился, что Северус жив-здоров, так чего же так крутит желудок от мысли подняться в гриффиндорскую башню? А ведь там друзья, которые наверняка волнуются и истомились уже от неизвестности.

— Я могу посидеть с тобой, пока ты варишь? Мешать не буду, обещаю, — проговорил он, не глядя на отца.

— Я тебя не гоню, — удивленно проворчал Снейп, выходя из кабинета.

Гарри молча последовал за ним. Так же тихо он нашел себе местечко в лаборатории возле благоухающего лотка с цветами и стал меланхолично гонять свето-шарики, витавшие над горшочками.

Работая, Северус иногда бросал взгляд на притихшего мальчика, смутно догадываясь, почему он не уходит. Наверное, это бремя всех детей, живших в одиночестве — они все время сомневаются в своих опекунах, проверяют их на прочность и верность.

Доварив восстанавливающее зелье в размышлениях, но полностью сосредоточившись на технике, он поставил котёл на поддон у стены, остывать.

— Пойдем, Гарри, — бросил он.

Через несколько минут они устроились на диване в гостиной. Северус заставил Гарри съесть пропущенный ужин.

— Как погостил у Блэка?

Не то, чтобы вопрос стал неожиданным, но Гарри напрягся.

— Неплохо, — осторожно ответил он.

— Как немногословно. Чем-то занимались? Гуляли? — миролюбиво поинтересовался Снейп, отпивая из чашки с чаем.

Вопрос был с подвохом, и поэтому Гарри состроил суровую рожицу.

— Мы сидели дома, как и обещали. В основном болтали, играли в шахматы и карты.

— Наверное, и задания Блэка обсуждали? — смотря куда-то в потолок вставил Северус.

— Нет, — буркнул Поттер. — Сколько я ни допытывался, он переводил тему.

— Какой ответственный, — капнул ядом Снейп и ухмыльнулся.

Гарри насупился, раздражаясь от очередного выпада в сторону крестного. Хотя он понимал, что, если бы Снейп хотел по-настоящему оскорбить Сириуса, то сделал бы это в не менее мерзких выражениях, чем сам Блэк отзывался о бывшем однокашнике. Глубоко вздохнув, Гарри отставил тарелку и поблагодарил за ужин.

— Я не хотел тебя расстраивать, — с трудом произнёс Северус, прекрасно понимая, что неосторожно задел чувства Гарри.

— Ваше недовольство друг другом чертовски непросто для меня, — горло перехватило спазмом, но удалось пересилить себя, чтобы продолжить: — Он добр ко мне и постоянно рассказывает про Джеймса... сравнивает нас. Это так странно… я не знаю. Мне порой становится стыдно, что я… — Гарри сглотнул, потеряв мысль.

На беду, его недосказанность Северус истолковал по-своему.

— Что ты — что? Не сын Джеймса? — резко уточнил Снейп, голос и взгляд его заледенели. — Сожалею.

— Что? — испугался Гарри, прирастая к дивану. — Нет-нет, я не это имел в виду, — мысли в панике попрятались по углам. — Я… Мне стыдно, что я обманываю его!

“Ну вот”, — глубокий вдох и медленный выдох.

Снейп на мгновение смежил веки; а когда открыл, то уже смотрел спокойно, холод из глаз ушел, оставив смирение и, ставшую с недавних пор привычной, располагающую к общению внимательность. Гарри не представлял, как можно так быстро менять эмоции, и какие из них настоящие. А еще его печалило, что отец готов спокойно принять то, что сын его стыдится. Это казалось неправильным и ужасным.

— Не желаешь партию в шахматы? — донеслось до Гарри.

Северус не собирался продолжать зашедшую в тупик тему.

— Давай, — вздохнул Гарри.


* * *
— Мне это кажется неразумным, — возмущалась Гермиона, услышав рассказ Гарри и известия, что он опять собирается к Сириусу. — В Хогвартсе все же безопаснее, чем на Гриммо. Дамблдор что, не понимает?

— Не очень-то ему это помогло ночью, — возразил Рон. — Повезло, что Невилл наткнулся на него раньше, чем все остальные. Представляешь, какая бы паника поднялась?

— Сириус в любой момент может связаться с директором, Гермиона, — Гарри собирал рюкзак и слушал мнение друзей.

О произошедшем с ним знает только узкий круг людей, профессор МакГонагалл позаботилась об этом.

— Ты в понедельник вернешься? — спросил Рон, серьезно смотря на Гарри.

— Перед завтраком, — кивнул Поттер.

— А как же…

— Эссе по трансфигурации я почти дописал, а на Чары я что-нибудь наскребу в библиотеке Блэк-хауса, — снисходительно отрапортовал Гарри.

Гермиона насупилась, но потом усмехнулась.

— Ладно, выпендрежник. Не скучай, — проговорила она и легонько стукнула Гарри по плечу. — Не опоздай на завтрак.

— Пока, — улыбнулся Гарри, закидывая сумку на плечо. — Тоже не скучайте.

Рон с Гермионой переглянулись и отвернулись друг от друга с одинаковыми выражениями сожаления, а Гарри, задумавшись, вышел из спальни.

URL
2017-01-22 в 12:48 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 9. Странный вопрос



После ужина Гарри отправился к себе в комнату, чтобы отдохнуть. Выходные дома мало чем отличались от школьных будней, может, только тем, что внеплановые занятия проводил исключительно профессор Снейп. И Гарри это полностью устраивало. Особенно замаскированные похвалы его успехам в защите разума.

— Ты начинаешь действовать интуитивно. Рискну предположить — просыпаются гены, — с кривой усмешкой прокомментировал Северус.

Большую часть времени они потратили, обсуждая тему физических повреждений, которые можно нанести, если использовать легилименцию во вред. Гарри сначала с ужасом слушал, не понимая, зачем ему такие подробности, тем более, что он и так испытал все это на своей шкуре.

— Вопреки устоявшемуся мнению, ходящему среди студентов, я не стремлюсь к бессмысленному запугиванию детей. Мы углубились в основы медицины и психологических патологий лишь затем, что Риддл продолжает опровергать устоявшиеся аксиомы, — Снейп внешне остался невозмутимым, хотя в голосе присутствовали сердитые нотки. — Травмы, которые он нанес тебе, нельзя осуществить на расстоянии, мы это уже обсуждали. Даже если закрыть на это глаза, Темный Лорд как-то сумел проникнуть в твой разум, минуя наложенные мною чары. Они, по неведомой мне причине, пропустили его и не поставили меня в известность.

— Я не знал… о твоих чарах.

— Тебе и не следовало, — отозвался профессор. — Я многое рассказал тебе о вреде столь необычного соединение разумов лишь затем, что хочу использовать твой личный опыт — ощущения, возникающие во время вашего с Лордом контакта, — чтобы выяснить, каким образом он имеет над тобой власть.

Гарри постарался вновь воссоздать в памяти все детали ночного мучения. Причина, по которой Северус не взял у него нужное воспоминание и не избавил от нервотрепки, крылась в типичном помутнении рассудка во время сильной ментальной атаки.

— Я упоминал, что он говорил со мной?

— Да.

— В этот момент я, кажется, слышал свой голос.

Северус поднял бровь и задумался. Похоже, Гарри дал ему пищу для размышлений.

После тренировок профессор некоторое время заклинал шрам Гарри, наблюдая за вспышками света, меняющими оттенки, и рунами. На вопросы о результатах своих исследований он ответил только спустя сорок минут, когда закончил.

— Никогда не сомневался в способностях Лорда. Подозреваю, он изобрел какой-то новый обряд связи, который с тобой и проделал. Информация о шраме должна подсказать нужное направление в моих поисках.

— Значит это не из-за Авады? — Гарри поерзал в кресле.

Северус несколько долгих секунд смотрел на него, старательно обдумывая ответ.

— Возможно, непростительное сыграло немаловажную роль. Как и жертва.

Гарри застыл взглядом, догадавшись какую жертву имеет в виду Снейп, затем опустил голову. Образовавшуюся тягостную тишину нарушил зельевар, попросив:

— Пойди на кухню и разведай, готов ли ужин, мне необходимо сделать записи в журнале. — Отстраненный больше, чем обычно он, оставил Гарри в одиночестве, и удалился в кабинет.

“Может это вовсе не мама! Он мог провести обряд на кладбище в прошлом году. Ведь Седрика он тоже убил. Точнее Питер убил, по его приказу”, — озадаченный Поттер побрел на кухню. — И Питер же колдовал над котлом… брал мою кровь! На его ноже она осталась, если только он не смыл ее, когда отрезал себе руку”, — Гарри содрогнулся, вспомнив то леденящее душу зрелище.

Кухонный инвентарь бренчал, повинуясь эльфийской магии. Гарри втянул носом запах жаркого и специй, приятно щекочущих нос.

— Стики готов накрывать! — пропищал повар, водружая на большой поднос блюда с едой и соусники.

— Мы придем через пару минут, — не удержавшись, Гарри залез кончиком пальца в густой крем и, облизав, восхищенно замычал. Чесночный соус!

По пути в кабинет отца он жевал добытый на кухне пирожок. Стики, как исполнительный слуга, знал, чем порадовать молодого господина.

— А что если Риддл использовал мою кровь? И обряд провел во время своего возрождения, — прямо с порога начал Гарри, желая поделиться своими умозаключениями с Северусом и отряхивая с себя крошки. — Питер Петтигрю порезал мне руку на кладбище. Он же убил Седрика Диггори, — к сожалению в душе не было такой легкости, с которой он произнес эту фразу.

Сидевший за столом Снейп откинулся в кресле и отложил перо.

— Такая мысль приходила мне в голову. Однако, располагай он столь ценным ингредиентом, как кровь, ему не было бы нужды лезть в твой разум. Кровное проклятье действует безотказно.

— Тогда почему он не заставил тебя принести ее? — буркнул Гарри и вопросительно уставился на удрученно качающего головой старшего мага.

— Это загадка для меня ничуть не меньшая, чем ваша странная связь. Почему-то Темный Лорд не использует столь очевидные пути убийства.

— Ему что-то нужно от меня?

— Вероятно. Но сомневаюсь, что все дело в пророчестве. Слишком мелко, да и бессмысленно.

— Почему? Разве оно для него не важно? Он же боится, что я и правда его убью, в пророчестве может быть сказано как!

Северус перевел взгляд на собственные записи, некоторое время подбирая слова.

— На свете существует столько способов отправить человека в иной мир, что мне не хватит дня, чтобы перечислить их. Поверь мне, Риддлу они тоже известны. Он достаточно благоразумен, чтобы не сходить с ума по пророчеству, учитывая, что он может каждый день подсылать к тебе убийц. Бесспорно, оно его интересует, но не более.

Гарри привалился плечом к косяку, так и оставшись стоять в дверях. Некоторое время он обдумывал услышанное, потом спросил:

— А как же Дамблдор и все остальные, кого Риддл хочет убить? Они разве не опасаются кровного проклятья?

— Разумеется, — кивнул Снейп. — Любой уважающий себя волшебник всегда трепетно относится к таким вопросам. К примеру, зельевару доверяют чужую кровь только через клятву. Кто боится неприятелей и завистников — принимают зелья, защищающие кровь или делающие ее бесполезной для использования в темной магии.

Гарри оторопел.

“Отчего Дамблдор не сказал, что я должен защищать свою кровь?”

Как следует обдумав эту мысль, он решил выбросить ее из головы, потому что нет смысла обвинять человека, который ничего ему не должен. Взглянув на внимательно следящего за ним отца, он кисло заключил:

— Наверное, мне стоит принять такое зелье. Давно следовало использовать его. Я не знал… В общем, вдруг Риддлу надоест заморачиваться…

Северус тихо рассмеялся, вызвав удивление Гарри.

— Именно потому, что может настать столь примечательное “вдруг”, зелье Скорпье уже несколько лет как течёт в твоих венах, — со снисходительной насмешкой отозвался Северус и поднялся.

Гарри удивленно распахнул глаза и не нашёлся что ответить.

— Как только возникли первые признаки возвращения Лорда, я попросил кухонных эльфов Хогвартса подлить его тебе в сок. — Северус издевательски изогнул бровь, забавляясь растерянным видом мальчика. — Так что тебе не о чем беспокоиться.

Учитывая взаимную неприязнь между ними, имевшую место быть ещё полгода назад, Гарри с трудом понимал этого человека. Выходит, что, даже ненавидя, Северус его все равно защищал. Это оказалось неожиданно и странно, и заставило устыдиться всех своих выходок и сказанных когда-то слов.

Северус тем временем указал на пергамент на своем столе.

— Директор Дамблдор сообщает, что сегодня состоится собрание Ордена Феникса. Я не хочу оставлять тебя одного, поэтому пойдешь со мной.

— Правда? — все еще под впечатлением вяло порадовался Гарри. — Здорово. Может, Сириус…

— Он будет дома. — Снейп скривился, убирая журнал, в котором вел записи о своих наблюдениях и экспериментах. — Как там наш ужин?

— Наверное, стоит на столе, — пробормотал Гарри рассеянно, — пойду посмотрю, — и буквально сбежал из кабинета.

Правда, ненадолго: через несколько секунд он вернулся. Северус как раз дошел до двери.

— Что еще? — недовольно спросил он, наблюдая обвиняющее выражение на лице сына.

Гарри обуревали странные чувства, скорее всего, он не нашел бы точных слов, чтобы выразить их, однако кое-что он мог.

— Иногда я чувствовал в соке какой-то неприятный привкус… А это все ты…

— Ну уж извините, мистер Поттер, — закатил глаза Северус.

— Спасибо тебе, — смущенно выговорил он. — Ты многое для меня сделал… и делаешь…

— Тебе не следует за это благодарить, — ощетинился Северус.

— Ты ошибаешься, — мягко запротестовал Гарри и нахально улыбнулся. — Я заметил, что тебе трудно забыть “мистера Поттера”. Даже у профессора Снейпа есть дурные привычки?

Северус сложил руки на груди.

— Минус десять баллов, мистер Принц.

— Какое счастье, что такой субъект не учится в Хогвартсе, — удовлетворенно парировал Гарри и не по-гриффиндорски быстро ретировался.

Северус покачал головой и последовал за ним.

URL
2017-01-22 в 12:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Спустя час за окном разыгралась метель. Уличные фонари утонули в мечущейся снежной крупе. Удивительно, что находился хоть кто-то, отважившийся выйти прогуляться. Сосед упорно пробирался по дороге, таща на поводке упирающегося бульдога. На собаке пестрел красный шарфик, а на лапах — того же цвета носки. Гарри нахмурился, рассматривая это безобразие. После того, как несчастное создание село в снег и заскулило, хозяину пришлось взять его на руки.

— Замечу, что у тебя уже есть питомец, — Северус подошел бесшумно.

— Уверяю, заводить нового я не планирую, — Гарри закрыл штору.

Северус внимательно посмотрел на его.

— Тебя что-то беспокоит? — он забрал из рук сына утренний журнал по алхимии, который тот, не глядя, прихватил с журнального столика, чтобы нервно потрошить.

— Мы вместе придем на Гриммо, это… вызовет вопросы, — Гарри размышлял, что расскажет Сириусу — до боли не хотелось снова врать.

— Каминная сеть намеренно не сообщает хозяину, откуда прибыл его гость. У Блэка нет причин считать, что ты проводишь выходные где-то вне Хогвартса. Альбус предупредит его, с кем ты появишься, — успокоил Северус. — Будь по-прежнему внимателен к деталям ваших бесед. Блэк, к сожалению, не совсем дурак… и в последнее время сам не свой.

Гарри скривился, переведя взгляд на камин.

Снейп оценил его сдержанность и поэтому не стал ничего больше говорить. То, что Гарри успел сильно привязаться к Блэку, не беспокоило его настолько, как могло бы показаться. Злая ирония, но ему не привыкать. В конце концов, какая разница, если Гарри жив и здоров? Блэк сколько хочет может проводить с ним время и рассказывать свои идиотские истории, если в итоге Гарри будет считать домом то место, где находится Северус.

Через пару минут они вместе шагнули в пламя. Весь головокружительный путь Снейп придерживал Гарри за локоть, но, стоило перед ними оказаться просторной гостиной дома номер 12, отпустил.

— Пошевеливайтесь, Поттер, — поторопил он.

Мальчик вздрогнул от ледяного тона и отстранился. Его сразу сгребли в крепкие объятия.

— Привет, — обрадовался Сириус, похлопывая по спине. — Прошло всего-то… — он запнулся на слове, кажется, силясь вспомнить которое сегодня число. А Гарри сглотнул, пытаясь не закашляться от ударившего в нос запаха виски. — Я успел соскучиться! — выпустив помятого крестника из рук, он повел его к дивану, даже не взглянув на Снейпа.

— Я тоже рад тебя видеть. Что-то случилось? — Гарри краем глаза заметил, как Северус выскользнул в коридор, и ощутил себя неуютно.

Сириус ухмыльнулся и взмахом палочки захлопнул за профессором дверь.

— Нет, все как обычно, — проговорил он и чуть тише добавил: — Рассказывай. Как ваши тренировки? С чего эта Летучая мышь вызвалась тебя доставить?

— Ну, директор попросил его. Тренировки проходят неплохо.

— Дамблдор рассказал, что с тобой случилось, — мгновенно забыв о своих претензиях к Снейпу, проговорил Сириус и покачал головой. — Мне так жаль, малыш, что я не могу оградить тебя от нападок этого змеемордого гада. Я перерыл все семейные архивы, но не нашел ничего, что могло бы помочь. Будь ты моим сыном, то магия рода вступилась бы за тебя, — лицо волшебника исказила гримаса боли. — Но для тех, кто не имеет поддержки семьи, все очень плачевно. А ты вообще особый случай.

Гарри свел брови, услышав последнее замечание. Даже Сириус считал его Избранным.

“О защите рода уже можно не волноваться”, — язвительно заключило внутреннее я, чем подняло Гарри настроение.

— Уроки по окклюменции мне помогают, — монотонно отозвался мальчик, отводя взгляд, чтобы не показать своего разочарования. — Наверное, если бы не они, Риддл давно сломал бы меня. А ты разве не должен присутствовать на собрании? — уточнил он, оборачиваясь к двери.

— Я уже в курсе всего. Я говорил тебе, довольно скоро мне придется уехать. Возможно, на несколько недель.

Голос Сириуса стал холоднее и мрачнее от упоминания о задании.

— Куда на этот раз и зачем? — не особо надеясь на ответы, поинтересовался Гарри.

— С каждым разом все дальше и дальше, — проворчал Сириус и махнул рукой: — Не беспокойся за меня. — Несмотря на свое не совсем трезвое состояние, он ласково потрепал его по волосам и позвал Кричера: — Принеси нам чаю.

Домовик привычно скривился, но через пару минут на низком столике стоял сервиз с горячим чайником и разной снедью.

Поведение крестного все больше тревожило Гарри. Чувствовалось в нем затаенное напряжение, движения были дергаными, а взгляд уставшим. Может отчасти это воздействие алкоголя, но что-то подсказывало Поттеру, что Сириус сильно подавлен и поэтому воспользовался единственным доступным лекарством.

— Гарри, пока я не уехал… У меня есть к тебе дело. Хотел спросить тебя... Только об этом не должен знать никто. Даже Рон с Гермионой, — вдруг тихо вымолвил любитель самолечений, меланхолично рассматривая пар поднимающийся над чаем.

Гарри опустил фарфоровую чашку на колени и моргнул.

— Конечно, в чем дело?

Крестный почти минуту молчал, собираясь с мыслями.

— Директор Дамблдор, Гарри… Речь о нем, — Сириус пожевал щеку и продолжил, на удивление, тщательно подбирая слова: — Не просил ли он у тебя что-нибудь сделать для Ордена? — мышцы на лице Блэка свело, и щека судорожно дернулась.

— Что? — не понял Гарри.

Сириус еще немного подумал и наклонился ближе:

— Не просил ли он о какой-нибудь услуге или… может, говорил об особом задание для тебя лично? — взгляд мужчины потемнел, и Гарри показалось, что его затягивает в эти черные дыры. По спине побежал пугающий холодок.

— Н-нет… Он настаивал на освоении окклюменции, чтобы защититься от попыток Риддла атаковать мой разум. Это моя основная задача.

Сириус чуть выпрямился, недоверчиво вглядываясь в озадаченные зеленые глаза.

— Ты уверен?

— Да.

— Тогда хорошо, — Сириус обмяк на диване и провел рукой по лицу и волосам. — Прости, если напугал. Трудные времена, много всего непонятного творится. Извини.

— Почему ты спросил об этом? И что творится? — затараторил Поттер, ерзая на диване. Таким взвинченным он видел Блэка только когда тот сбежал из тюрьмы.

— Гарри… Я знаю, ты умный парень. С некоторых пор я мало доверяю Дамблдору и тебе не советую.

“Что-что?!” — хотелось воскликнуть Гарри.

Не Сириус ли еще недавно подобно Хагриду был готов всеми правдами и неправдами защищать честь директора Хогвартса и спорить до хрипоты, какой тот великий маг!

Чем внимательнее Гарри вглядывался в лицо сидевшего рядом с ним человека, тем больше понимал, насколько запутан мир вокруг. Неужели прежде он был слеп и не видел все эти маски? Что же случилось?

“Сириус чего-то боится!” — Гарри почувствовал себя идиотом.

— Я понял тебя, — без лишних вопросов прошептал он. — Буду осторожен.

Сириус прижал его к себе и погладил по голове. Видимо, реакция Гарри его не удивила, а, может, действительно тот сильно вымотан и не замечает ничего.

— Я не могу сейчас все объяснить. Прошу, поверь, что я хочу тебе добра.

В коридоре послышались шаги. Сириус отстранился и взял в руки чашку. Гарри последовал его примеру, чем вызвал одобрительную улыбку.

В гостиную вошли Кингсли и Ремус. За ними разбредались члены ордена. Кажется, совещание закончилось.

— Здравствуй, Гарри, — приветливо улыбнулся Люпин. — Рад тебя видеть. Пришел нас навестить? Как там Хогвартс?

Гарри пожал руки гостям.

— Отлично. Готовимся к матчу и учимся — все, как всегда.

— Не без приключений, уже наслышаны, — ухмыльнулся Кингсли. — Кажется, в школьной программе есть много пробелов.

— Ох, прекрати, — возмутился Ремус, видимо эта тема уже послужила поводом для спора на собрании.

— Альбус слишком самонадеян. Я остаюсь при своем мнении, — упрямо проворчал Кингсли и раскланялся, чтобы удалиться на службу.

Гарри не стал выспрашивать, о чем шла речь. Мыслями он был далеко.


* * *
Следующая неделя началась с оранжереи профессора Стебль. Гарри и добрая половина курса отбивались от плюющихся семечками вьюнов. Какое же было удовольствие срезать спелые плоды и слышать возмущенный писк коварных снайперов. Гарри весь чесался, стаскивая с себя ветки наглого растения.

— Не волнуйтесь о царапинах. Колчан Зерновой не ядовит, его сок замечательно влияет на обновление крови.

— Какой сюрприз, — язвительно буркнул Рон, сдирая с себя остатки вьюна; веснушчатое лицо было на славу разукрашено царапинами, кое-где даже выступила кровь.

— Все ранки затянутся, не успеете вы дойти до замка, — снисходительно пропела профессор, услышав высказывание Рона.

Урок завершился, и ребята шумной гурьбой двинулись отдыхать в свои гостиные.

Гарри разговаривал с Невиллом, когда заметил закутанную в плащ фигуру возле ворот Хогвартса. Снейп уходил по дороге в Хогсмид.

Гарри так и не рассказал ему о странном разговоре с Сириусом. Пока что он сам не мог объяснить себе поведение крестного. Могло ли так случиться, что он выяснил содержание пророчества и перестал из-за этого верить директору? Или причина было в чем-то другом?

URL
2017-01-22 в 12:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
— Может, стоит сходить к мадам Помфри за снотворным? — предложил Рон.

Поттер потер глаза рукой и устало отмахнулся. Заснуть никак не получалось: он читал книгу почти до трех, а когда потянулся ее положить, то не рассчитал и, уронив, разбудил Рона.

— Извини, что потревожил.

Одеяло на соседней кровати зашевелилось — Рон что-то проворчал, переворачиваясь на другой бок.

Гарри приглушил тусклый свет и откинулся на подушку. Сна не было и в помине.

После нескольких долгих минут рассматривания потолка, он смирился с бессонницей,устало вздохнув, надел тапки и пошел в душ. Возможно, горячая вода настроит на нужный лад.

В ванной комнате всегда горели зачарованные свечи. Открыв дверь, Гарри свободно прошел внутрь, ни обо что не споткнувшись. На плече висело полотенце.

Принимая водные процедуры, он упорно очищал сознание от лишних мыслей. Дышал ровно и глубоко, и напряжение медленно покидало тело. Звук текущей воды успокаивал и расслаблял. Капли приглушенно били о стены и пол, вводя в сонный транс.

“Тук-тук”.

Гарри распахнул глаза.

“Пора продолжить нашу беседу, мальчик”, — в мозгу сработал защитный рефлекс.

Гарри зажмурился и мгновенно сосредоточился на блоке.

Сознание Волдеморта всей своей силой обрушилось на него. Гарри не устоял на ногах и упал, больно ударившись голыми коленями о кафель.

“Иди вон!” — мысленно закричал он.

Риддл больше не разглагольствовал, делая попытки пробить защиту Гарри, скользя по ней, словно заточенный клинок по льду.

Гарри метался по скользкому полу, пару раз стукнувшись головой о стену. Его блок стоял, но давление было настолько колоссальным, что не было сомнений — он не выдержит. Гарри вывалился из кабинки и схватил халат. Кое-как завернувшись в него и с трудом различая предметы перед собой, он кинулся в спальню.

Споткнулся о чей-то сундук, упал, быстро поднялся и выдернул ящик тумбочки. Руки тряслись, стараясь откупорить склянку с дурманящим сознание зельем.

— Гарри? — раздался хриплый голос Рона.

Гарри не слышал, уставившись на стеклянное горлышко и не решаясь выпить. В голове эхом раздавался голос Риддла, зовущий и насмехающийся. Голова разрывалась от боли.

— Давай я помогу, Гарри, — вдруг проговорил Рон совсем рядом.

Он стоял на коленях и пытался забрать у него флакон.

— Нет, — Гарри резко отпрянул.

Зелье упало на пол и разлилось.

Схватившись за голову, Гарри отчаянно усилил сопротивление сознанию Темного Лорда, выталкивая его, — причиняя себе страшную боль, разрывая магические путы и переплетая — выстраивая из них новые барьеры. Эти четкие и быстрые действия помогли ему методично выдворить агрессора. Долгое время он не двигался с места, уйдя глубоко в себя, борясь. Его никто не трогал, хотя вокруг творилась суета. Кто-то звал МакГонагалл, кто-то директора и мадам Помфри.

В какой-то момент ему показалось, что он видит мелькающие дома и лица людей, слышит звуки оркестра и хлопки аппарации, хор голосов, скандирующих и приветствующих кого-то, ощущает отголоски чужих чувств. Очень глубоких и пропитанных ненавистью и болью. Когда он попытался внимательнее все это понять и посмотреть, по глазам будто полоснули раскаленным ножом.

Истошный крик вырвался из его горла.

“Я не оставлю тебя, Гарри. Я буду навещать тебя чаще. Ты возопишь от боли и будешь умолять о смерти, — ласково прошептал Темный Лорд. — Приди ко мне — я убью тебя быстро, без мучений. Выбор за тобой”.

Мир погрузился во тьму.

URL
2017-01-22 в 12:56 

Элана Алд
ljnkzncv, спасибо за продолжение!

2017-01-22 в 13:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Элана Алд, рада стараться)

URL
2017-01-22 в 14:10 

Alanna2202
Никто не умеет жить так, как не умеем мы! Борис Крутиер
Такое ощущение, что директору многие перестали слепо доверять. Ну, Сириус давно должен был думать мозгами, а не залитым внутрь огневиски. Но ведь и Кингсли что-то свое думает .

2017-01-22 в 14:53 

Suhmat
А ты идешь на BJD фестиваль 27 мая? www.dollparty.ru
ljnkzncv, спасибо. Всегда с нетерпением жду продолжения

2017-01-23 в 08:37 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Такое ощущение, что директору многие перестали слепо доверять.
Не все, но ключевые герои стали внимательнее.
Ну, Сириус давно должен был думать мозгами, а не залитым внутрь огневиски. Но ведь и Кингсли что-то свое думает .
Согласна)

Suhmat, спасибо, что ждете. :)

URL
2017-01-24 в 12:59 

Mishel_7
Спасибо)))

2017-01-24 в 14:34 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Mishel_7, пожалуйста))

URL
2017-01-24 в 16:54 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Mishel_7, пожалуйста))

URL
2017-03-08 в 22:37 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 10. Блуждая в темноте




Сочно-зеленая листва шелестела над головой, солнечные лучи путались в ветках и слепили глаза Гарри, заставляя довольно щуриться. Грудь наполнил свежий воздух с тонким ароматом цветения.

“Как здесь здорово”.

Мелодичный свист соловья подстегнул его поискать взглядом талантливого исполнителя. Увы, тот не пожелал показаться, ловко скрываясь в густой кроне.

“Хитрец. Не ты ли пел мне каждое утро?” — мысли унеслись на Тисовую улицу, в дом номер 4. Привычная серая комната с выцветшими обоями и потрепанным ковриком у кровати. До боли привычный вид из окна с решетками и музыка, доносящаяся из комнаты кузена.

Гарри прогнал видение.

Порыв ветра легко толкнул его в спину, будто старый друг просит посмотреть назад.

Оказалось, невдалеке разлилось море, омывая горы и простираясь до горизонта. Огромным движущимся зеркалом оно уносило на своих волнах мириады солнц.

Забыв о непослушных волосах, отросших настолько, что лезли в глаза, Гарри уставился на потрясающий пейзаж. Никогда прежде ему не приходилось видеть столько воды. В небе парили чайки.

Ветер подул снова. Гарри с трудом заставил себя повернуть голову.

Теперь перед ним во всем своем великолепии предстал Хогвартс.

Снежный ковер выбелил неровные северные земли, а порывистый ветер могучим завывающим зверем носился между деревьями и холмами. Воздух потрескивал от мороза. Небо расцвечивали кривые красные молнии.

Гарри задрожал, покрываясь холодным потом.

“Что происходит?”

Его спину согревало летнее морское солнце, а в лицо веяло холодом. Мысли напряженно зашевелились в голове. Гарри заозирался, пытаясь понять происходящее. Все еще был слышен звук прибоя, но как же это возможно, если перед ним возвышалось здание школы? С раскатом грома пришли головные боли, концентрируясь в затылке. Гарри стало тяжело дышать.

С дерева, под которым он стоял, посыпались листья, на лету закручиваясь и высыхая — превращаясь в труху. От страха Поттер попятился назад и, споткнувшись о корень, упал. Небо над головой заклубилось облаками, скрывая ясную лазурь. Из самого центра перистого сгустка заветвились длинные молнии. Грянул ещё один раскат грома, отдавшийся вибрацией в сознании Гарри. По его спине побежали мурашки.

“Это сон! Я должен проснуться”, — пришло осознание.

Со страшным низким ревом, от которого замирают сердце и душа, все вокруг погрузилось в темноту.

Боль перетекла в виски. Гарри потянулся к ним, чтобы хоть немного облегчить свое положение, и дернулся, нащупав на голове тугую повязку.

“Что это?..” — кажется, он больше не спал.

Перевязочная ткань была странной на ощупь: гладкой и состоящей из тонких веревок. С растущей паникой Гарри подробно ощупал ее. В области глаз обнаружились примочки. Пальцы вымазались в маслянистой пропитке. Почему-то специфического запаха не чувствовалось, что довольно необычно. Гарри поспешил вытереть руки и с удивлением выяснил, что лежит в кровати.

Не жалея себя, Гарри что есть силы ущипнул собственную ногу и едва не заорал.

“Я не сплю. Что же тогда?.. А-а… — память вернулась значительно быстрее, стоило новой волне боли полоснуть воспаленные нервы. — Волдеморт”.

В ушах застучал пульс, дышать стало сложнее.

“Черт возьми, он ослепил меня!” — содрогнулся Гарри.

Не слишком аккуратно исследуя свои ранения, он случайно сдвинул бинт с одного уха. Оказалось, что не зря, так как слух сразу уловил приглушенные голоса. Гарри замер, прислушиваясь.

— Поверь мне, внушения будет достаточно… Это прекрасная уловка.

“Дамблдор где-то рядом. Я в Хогвартсе”.

Если даже старый волшебник был недалеко, Гарри, судя по всему, он не видел, потому что не заметил, как тот пришел в себя.

Медленно сев, он некоторое время не двигался, сжимая обеими ладонями голову. Затем со скоростью улитки спустил ноги на пол и нащупал тапки. Судя по тактильным ощущениям, комната напоминала палату в больничном крыле: скромная койка с жестким матрацем, рядом знакомая квадратная тумбочка и тапки из грубой шерсти. Поднявшись и держась за металлическую спинку, Гарри не мог двинуться с места. Пространство медленно раскачивалось. Шум голосов стал его проводником, и он двинулся на него.

Его мотало, как мореплавателя в шторм. Чудом ни на что не налетев, Гарри добрался до двери — узкой, кое-где обветшалой, с медной кривой ручкой, — за ней велся разговор. Услышав холодный сосредоточенный голос отца, он благоразумно не стал входить.

— И сколько по-вашему потребуется времени? День-два или недели? Это неприемлемо, — Снейп был категоричен.

Гарри обмяк, привалившись к шероховатой поверхности. Голова сильно закружилась.

— Я понимаю твои опасения, Северус. Я сам их испытываю. Но пойми, в противном случае он просто сведет мальчика с ума. Уверен, ты этого не хочешь, — мягко переубеждал Дамблдор.

Где-то звякнуло стекло, и раздался скрип ножек стула по полу.

— Я хочу, чтобы Гарри остался в своем уме. А зелье навредит ему не меньше Темного Лорда.

— Не преувеличивай. Ты сам не раз пил его.

— Поэтому знаю, о чем говорю. Он еще ребенок.

— Он сильный человек.

— Нет.

Отрывистый гневный протест Северуса напугал Гарри, так же, как и реакция Дамблдора. Тот молчал, и тишина звенела от напряжения.

— Требуется лишь ваше согласие, — настаивал Снейп. — Мой план сработает.

— Северус, — предостерегающий тон Дамблдора почему-то заставил волоски на затылке Гарри зашевелиться.

Еще один скрип и звон опущенной на блюдце чашки.

— Твоя просьба повлечет много неудобных вопросов.

— Я уверен, вы найдете, что на них ответить.

В наступившей тишине Гарри услышал стук собственного сердца.

— Если у тебя не выйдет, Северус, мы поступим по-моему.

— Я уверен в успехе.

— Будь по твоему, — снизошел Дамблдор, явно раздраженный принятым решением. — В башне Гриффиндора есть круглая комната. Камин в ней подключен к общей сети. Оттуда… твой сын сможет перемещаться к тебе.

— Прекрасно, — без капли признательности протянул Северус.

Видимо, разговор был окончен. Раздались шаги.

URL
2017-03-08 в 22:38 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гарри поспешил убраться от двери, страшась быть застигнутым за неблаговидными занятием. Предсказуемо, что ничего не видя и, мягко говоря, пребывая в не лучшем состоянии, он налетел на угол незамеченного ранее стола. От боли и испуга он потерялся в пространстве и развалился на полу. В голове помутилось от резких движений и падения, к горлу подступила желчь.

Придавленный чувством собственной беспомощности и приступом тошноты, неудачливый шпион лежал на месте и тихо поскуливал.

Только ощутив, как его переворачивают на спину, он опасливо затих. Рядом вздохнули. Раздалось шуршание мантии и тихий звон стекла.

— Пей, — голос прозвучал настойчиво, но в тоже время просяще.

К губам Гарри прижалось горлышко пузырька. Он, стуча зубами о стекло, покорно проглотил жидкость, не почувствовав вкуса. Мелкая судорога свела тело. Вспотевшие ладони наконец ощутили холод каменного пола, заставляя поежиться.

Сильные руки быстро подняли его с пола. Гарри не успел смутиться, как его уже опустили на постель.

— Мы тебя разбудили? — поинтересовался Северус. — Тебе не следовало вставать.

— Я ничего не вижу. Что с моими глазами? — Гарри натянул на себя одеяло. Из-за слабости и сидения на полу его начало знобить.

Северус чем-то гремел невдалеке от его кровати.

— Глазные нервы повреждены. Но не волнуйся, это поправимо. Еще день на восстановление, и все будет в порядке. Голова, полагаю, уже не так болит?

В самом деле, боль и головокружение стали отступать.

— Да.

Тихие шаги приблизились. Гарри повернулся на них и замер, а затем едва не задохнулся от удивления. Тонкие пальцы бережно проникли в его волосы.

“Я... что...” — Гарри обмер от смеси восторга и смущения.

Мурашки сыпались за шиворот, невольно бодря.

— Объясни мне, как ты умудрился расколоть головой бутылку с зельем? — пробормотал Снейп, аккуратно перебирая вихры сына.

Гарри не нашелся что ответить, захваченный ощущениями.

Снейп, удовлетворенный осмотром, оставил его в покое.

— О чем вы говорили? — без обиняков спросил Гарри, когда к нему вернулась способность говорить. — Я немножко услышал… — краснеть под повязкой можно было сколько угодно.

Снейп хмыкнул, но, кажется, не был зол.

— Тебе придется пожить у меня до тех пор, пока Темному Лорду не надоест тебя терроризировать.

Гарри не смог сдержать улыбки.

— Из-за этого директор был недоволен? — теперь стал ясен спор взрослых.

— Отчасти, — уклончиво отозвался Северус. — Скажи мне, Лорд предпринимает попытки проникнуть в твой разум днем?

— Нет. Ночью только, — боль в затылке совсем прошла, и Гарри расслабленно вытянулся на кровати. Немного саднил ушибленный бок.

— Хорошо. Директор обещал предоставить тебе комнату, откуды ты по камину сможешь перемещаться в мои апартаменты. Друзьям не говори об этом.

— Ладно, — неуверенный голос Гарри вызвал сомнения у Снейпа.

— Ты точно согласен? Ты сможешь посещать занятия как обычно и видеться с друзьями. Ничего не изменится.

— Вряд ли мне это поможет, но я рад жить у тебя.

— Мы обговорим все подробнее, когда тебе станет лучше. Ты голоден?

Есть не хотелось, но перспектива остаться наедине с темнотой пугала больше, поэтому Гарри кивнул.

— Я принесу.

Несколько минут, которые Гарри пробыл один в безмолвии, он весь извелся. Если ему предстоит еще целые сутки провести слепым, то это просто катастрофа. Неопределенность в пространстве нервировала.

— Мистер Поттер, как вы себя чувствуете? — в палате появилась мадам Помфри.

— Нормально.

— Нет смысла что-то утаивать, молодой человек, — строгая медсестра поставила на тумбочку поднос и чем-то зашуршала.

Гарри ощутил теплую волну, прошедшую по телу. Ощупав грудь, он поднял голову, собираясь спросить, что происходит.

— Ваше состояние выше среднего. Мелкие ранки затянулись. Ну и заставили вы нас потрудиться, выбирая стекла, — цокнула она языком. — Процесс восстановления глаз продвигается успешно. Тем не менее, постельный режим вам необходим.

Послышались тихие шаги. Гарри мгновенно определил по ним личность вошедшего и повернулся.

— Северус, я бы все же советовала мистеру Поттеру задержаться тут. Вдруг глазное давление повысится, или сосуды…

— Мы уже обсуждали это, — Снейп не был расположен к спорам.

— Ну хорошо, — удивительно быстро смирилась мадам Помфри, видимо, они действительно успели прийти к консенсусу чуть ранее. — Мистер Поттер, выпейте эти зелья, — она вкладывала Гарри в ладонь пузырьки, а тот послушно осушал их. — А теперь я помогу вам поесть.

На колени к мальчику приземлился миниатюрный столик. В нос ударил аромат курицы со свежими овощами. Видимо, до сего момента на еду были наложены чары, не пропускающие запах и поддерживающие температуру.

— Я сам, — возразил Гарри, когда мадам Помфри звякнула ложкой.

Наверняка взрослые на него смотрели, и есть под их пристальным контролем было неприятно. Но желудок, почуяв пищу, подавил в своем хозяине чувство стыда.

— Вы заберете его после отбоя? — поинтересовалась мадам Помфри.

— Да. Как только иссякнет толпа гриффиндорцев, — Гарри мог точно сказать, что в этот момент отец морщится от раздражения.

Медсестра еще несколько минут последила за процессом питания, потом удалилась.

Гарри тихо, как мышка, жевал. И успел прикончить все, что было на подносе, даже ничего не уронив и почти не измазавшись. Тяжесть с колен исчезла, как только пропала в ней необходимость, и в ладонь ему перекочевал стакан.

— Тыквенный сок. Я добавил туда зелья Сна-Без-Сновидений. Через четыре часа я помогу тебе добраться до наших комнат.

— Уже так поздно? — удивился Гарри, отпивая глоток.

— Почти семь вечера. Думаю, после отбоя к тебе заявятся вездесущие друзья.

— Ты же не оштрафуешь их за это? — встревожился Гарри. — Они волнуются…

— Надеюсь, что к тому моменту, как я приду, их тут не будет, — с намеком заметил Северус.

— Понял, — кивнул Гарри.

Прежде чем уйти, Снейп некоторое время молчал, после чего сказал:

— Сегодня мы переместимся в мэнор. Там Темный Лорд не сможет тебя побеспокоить, и ты как следует вылечишься и отдохнешь.

— Мы будем туда часто возвращаться? — комната в мэноре ему нравилась, и он был не прочь как следует обжить ее.

— Не всегда. Мои обязанности декана не позволяют надолго покидать пределы школы. Только если возникнет особая необходимость. Выходные дни, думаю, мы сможем проводить в Гринхилле, — Снейп забрал стакан и помог Гарри лечь. — Теперь засыпай.

Гарри ничего не имел против сна. Все равно делать было нечего.

URL
2017-03-08 в 22:38 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Скрип двери вывел Поттера из дремы.

— Он тут? Видишь его?

— Да. Гарри, — позвал девичий голос. — Боже, что с твоей головой!

Гарри постарался сесть, с трудом приподнимаясь на локтях.

— Привет. Я так рад вас слышать.

— Как ты, друг? — хрипло выдохнул Рон, остановившись справа от кровати.

— Ходили разные слухи. Ужасные, — Гермиона была слева.

Гарри ощутил, как тонкие пальцы обхватили его руку.

— Со мной все в порядке. Теперь. — попытка успокоить друзей вышла неудачной — голос прозвучал печально и неуверенно. — На выходные мне придется опять уехать.

— Еще бы. Сириус тебя подлечит, — одобрил Рон. — Дома лучше. И под присмотром будешь. Жаль, что нам с тобой нельзя.

— Лучше бы ты тут был, — грустно произнесла Гермиона, затем возмущенно вспыхнула: — Откуда Сириусу знать, как тебя лечить! Или что делать, если ОН опять нападет!

— Все будет хорошо. Дамблдор сказал, что обо всем позаботится.

— Он придумал, как еще можно защитить тебя? Окклюменция не помогает от… — Гарри показалось, что Гермиона едва сдерживает всхлип, но дальше она продолжи почти спокойно: — от того, что Волдеморт делает.

— Это не так. Она помогает.

Возразив, Гарри вспомнил, что ему действительно удалось дать хороший отпор своему врагу. Теперь и впрямь есть чем гордиться.

— Он делает тебе больно раз за разом! В чем же тут помощь?

Тяжело было говорить, не видя выражения лиц друзей. Хотя некоторые нюансы эмоций становились ясны по интонациям.

— Профессор Дамблдор пытается найти выход, — мрачно рассказывал Гарри, параллельно размышляя, стоит ли упоминать про зелье. — Он полагает, что мне следует принять одно средство, которое на время помутит мое сознание. Тогда Волдеморт не сможет навредить мне или выведать информацию.

— Это… — с подозрением начала Гермиона, но Рон перебил ее.

— Дамблдор это предложил? Оно не вредно?

— Ну… в небольших количествах нет. Но в моем случае требуется сильная доза.

— Звучит так, словно ты говоришь о наркотике, — пробормотала Гермиона.

Гарри невольно закусил губу. Он не знал, известно ли Рону маггловское определение дурманящих веществ, но подруга точно знала.

— О, боже, — обреченно простонала она, видимо прочитав все по его лицу. — Тебе стоит отказаться.

— Что я и сделал, — Гарри скривил рот в подобии улыбки.

— Директор, скорее всего, не предложил бы такое зелье, если бы не был уверен в его безопасности, — веско заметил Рон.

— Я справлюсь сам. У меня отлично получается. Может, в следующий раз Риддл вовсе не проникнет в мое сознание.

Гермиона вздохнула и присела на кровать. Гарри робко улыбнулся: она дотронулась до его замотанной головы.

— Что с твоими глазами? Рон сказал, что ты был весь в крови. И не только из-за разбитого зелья, — тихо сменила она тему.

Гарри услышал, как неодобрительно засопел Рон, но не понял, из-за чего.

— Повреждение нервов, да еще сосуды лопнули, — затаив дыхание ответил Гарри. Теплая рука Гермионы все еще лежала в его, и этот жест уже мало напоминал дружеский. Сердце в груди забилось сильнее.

— Ты бы видел, какие на тебе повязки. Я таких никогда не встречала.

— Что там? — насторожился Поттер.

— Напоминает тонкие кожаные жгуты или… мышцы, плотно намотанные в несколько слоев. Кажется, это какое-то растение. Красное.

— О. Невилл наверняка знает, что это. Он недавно мне лекцию читал об океанических полипах, которые способны восстановить девяносто процентов кожи при сильных ожогах.

— Что это, полипы? — удивился Рон.

— Я до конца не понял, вроде цветы какие-то, — пожал плечами Гарри. — Я отвлёкся, когда он рассказывал, наверное, и пяти минут не прошло.

Рон хихикнул, а Гермиона фыркнула.

Из глубины замка раздался глухой звон часов, оповещающий студентов в их гостиных, что пришло время ложиться спать.

— Вам пора уходить, — спохватился Гарри. — Мадам Помфри придет меня проверять.

— Она уже ушла к себе, — буркнул Рон.

Гермиона ласково провела по волосам Гарри, заставив того взволноваться, и соскочила с кровати.

— Тебе действительно нужно отдыхать. Береги себя, Гарри.

— И вы себя. Увидимся в понедельник.

Друзья растворились в тишине, оставив его одного, лелеять в душе робкую надежду на то, что знаки внимания подруги являются чем-то большим.

В следующий раз дверь заскрипела лишь через полчаса. Гарри ничуть не спал. Подскочив — хорошо что голова совершенно не болела и не кружилась — он едва успел заткнуть себе рот, чтобы не дать сорваться с языка совершенно детской глупости.

— Ты готов? — спросил Северус, не заметивший замешательства Гарри.

— М… да-да.

“С ума сойти, я чуть не назвал его!.. Не назвал... слава Мерлину. Он бы посчитал меня совсем сопляком”, — умирал со стыда Гарри.

Да, его внешность стала меняться, тем самым подтверждая — он смирился с правдой и принял Северуса. Однако это не значило, что он готов открыто называть его папой или отцом. В мыслях порой он награждал его таким статусом, но вслух никогда.

— Тогда вставай. Я принес твои вещи.

— Отлично, — излишне радостно отозвался Гарри. — Было бы холодно идти так.

— Разумная мысль.

В руки ему всунули два свертка. Гарри в недоумении ощупал брюки из какой-то толстой теплой ткани и свитер с высоким воротом.

— Вот это тоже надень, — задумчиво добавил Снейп, и на колени Гарри приземлилась футболка.

Мальчик поднял голову и если бы мог, то недоуменно вскинул бы брови.

— Что это? У меня нет таких...

— Теперь есть. — Отрезал Снейп и велел: — Одевайся.

Судя по звукам он взметнул полы длинной мантии и удалился в холл медицинского крыла, чтобы не смущать сына.

Гарри с минуту сидел, не шевелясь.

“Он купил мне вещи?” — в каком-то отупении подумал он. В груди что-то противно заныло, вызывая дискомфорт. К горлу подкатил ком.

Примеряя обновки, Гарри старательно ощупывал швы, дабы не перепутать и не надеть наизнанку. Он едва не вскрикнул, когда о щиколотки стукнулась коробка.

Взяв ее в руки, он достал пару зимних меховых ботинок.

Спустя десять минут он покинул палату.

— Все подошло? — полюбопытсвовал Северус.

Скрипнули деревянные ножки. Гарри понял, что отец ожидал его в том же кресле, где недавно разговаривал с директором.

— Да. Спасибо за вещи, — пробормотал Гарри, чувствуя себя не в своей тарелке.

Снейп не ответил.

Прислушиваясь к шагам, Гарри вздрогнул — огромными крыльями ему на плечи опустилась мантия, крупные пуговицы стянули ткань на груди.

— Давай руку, — подходя ближе, велел Северус. — Я не пойду быстро. Так что шагай спокойно.

Гарри кивнул и протянул ладонь.

В коридорах замка гулял ветер, но холодно не было. Гарри немного нервничал, впервые путешествуя вслепую. Снейп предупреждал о поворотах и лестницах. Подземелья замка даже на звук и запах отличались от наземных этажей. На пути им не встретилось никого, или профессор заведомо выбрал маршрут, который исключал нежелательные контакты.

— Мы на месте. Садись на диван, он слева, в шаге от тебя, — проинструктировал Северус. — Я возьму сумку с зельями и отправимся в мэнор.

— Хорошо.

URL
2017-03-08 в 22:38 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гарри присел, куда велели. В нос проник едва заметный запах виски. Принюхавшись, он решил, что ошибся. Алкоголя он здесь никогда не встречал. Кроме сливочного пива, пожалуй.

Заслышав приближающиеся шаги, он поднялся.

— Руку.

Снейп отвел его к камину.

— Перемещаемся, — коротко предупредил он его и крепко обнял за плечи.

Поддержка оказалась не лишней. Оттого, что их зевертело и выплюнуло в другой точке планеты, Гарри испытал такой приступ паники и дурноты, что рухнул бы вниз, отбив свои многострадальные колени.

— Ты как? Тошнит?

По голосу казалось, Северус обеспокоен.

Гарри глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Хорошо, что еда успела перевариться, и исторгать было нечего.

— Садись, — Снейп потянул его за руку и толкнул на диван.

Гарри старался успокоиться. Паника уже отступила, но голова кружилась.

— Возьми, Гарри.

Он понял, что проигнорировал просьбу отца, потому что тот взял его ладонь и заставил принять стакан.

— Это вода. Пей понемногу.

Северус заходил по дому, делая какие-то дела и разговаривая со Стики. Гарри постепенно приходил в себя и стянул обувь и мантию.

— Сам не ходи, — крикнул с верхнего этажа Северус, видимо заметивший намерение сына найти вешалку.

— Что мне тогда делать? — проворчал тот.

— Я почти закончил. Имей терпение.

Через несколько минут Снейп вернулся в гостиную.

— Чем ты занимался?

— Повязку мы снимем только к вечеру завтрашнего дня, поэтому я убрал лишнюю мебель в твоей комнате и тут. Будь аккуратен на лестнице, не отпускай перила при спуске и подъеме. Ориентируйся по стенам или мягкой мебели. Быстро не ходи, — Снейп замолк, видимо, обдумывая, что еще нуждается в уточнении. — Само собой, на улицу ни ногой. Если что-то потребуется, зови меня или Стики.

— Хорошо-хорошо, — такая предупредительность со стороны Снейпа была приятна, поэтому Гарри не вклинивался с вопросами.

Еще пару минут Северус потратил на напоминание, какие предметы где находятся, вплоть до подсчета шагов до них. Гарри мало что запомнил, решив действовать на удачу и ощупь. В конце концов, его слепота ненадолго.

— Я намерен попробовать на тебе новые чары защиты перед сном. Если ты готов лечь спать, то я тебя провожу.

— Э, да, хорошо. Заняться все равно нечем, — пожал плечами Гарри.

Они медленно добрались до комнаты наверху.

— Тебе нужно в ванную? — вдруг поинтересовался Северус.

Гарри покраснел.

— Не помешало бы.

— И чего ты молчишь? — раздалось раздосадованное бормотание. — Пошли.

Гарри закусил губу. Он собирался посетить уборную самостоятельно.

“Надеюсь, он не пойдет со мной”.

Северус заставил его остановиться и, взяв за руки, положил их на гладкую поверхность раковины.

— Дальше сам справишься? — серьезно спросил он. — Справа ванна, позади туалет. На раковине шампунь, мыло и зубной порошок со щеткой. Чистые вещи в тумбочке под раковиной.

— Да, все нормально, — торопливо буркнул Гарри.

— Только не убейся тут, — попросил Северус. Гарри удивленно ощутил теплую волну, охватившую все тело. Кажется, какие-то чары.

“Он что, всегда следит за мной?” — вдруг пришло в голову.

— И не намочи повязку! — сурово крикнули ему из-за двери.

Гарри хмыкнул. Водные процедуры затянулись на полчаса, но окончились благополучно. Пару раз он чудом не вывалился из скользкой ванны, потеряв равновесие. Чистка зубов только нервировала. Он был уверен, что испачкал бинты, поэтому долго старался аккуратно протереть их.

“Что за наказание!” — расстроился он, бросая это дело и вытираясь полотенцем.

Облачившись в пижаму, Гарри наконец-то выбрался в спальню.

— Я просил не мочить, — хмуро заметил Снейп.

— Я нечаянно, — повел плечами Гарри.

— Ложись в кровать, — сдерживая раздражение, Снейп прошелся по комнате. Гарри отчетливо слышал его шаги, а еще ощутил резкую сухость во рту и необычный привкус, в носу защекотало, и материал на нем высох.

“Это высушивающее заклинание так ощущается? Круто”.

— Постарайся не шевелиться, я наложу чары, — уже спокойнее попросил Северус.

Гарри мужественно приготовился снести все круги ада и не двинуться с места. Еще одна покалывающая волна охватила кожу головы и шеи. Отчего мальчик чихнул.

— Я не специально, — на всякий случай извинился он.

Снейп молчал.

Гарри тоже затих, считая, что отец продолжает колдовать. Вдруг начало дергать шрам.

— Нет, это заклинание не подходит, — напряженно, с долей удивления произнес Северус.

— Что-то не так? У меня шрам защипало.

— Как сильно?

— Да не очень. Кажется, проходит.

Послышались нервные шаги. Гарри машинально хотел поднять брови, но из-за бинта не преуспел.

Через несколько минут Северус поинтересовался:

— Все еще болит?

— Почти нет.

— Ложись спать, Гарри. Завтра нам предстоит обсудить все произошедшее во время нападения Лорда. Постарайся отдохнуть.

Не сказав больше ничего, он унесся к себе в кабинет. То, что отец отправился именно туда, Гарри понял по звуку хлопнувшей двери где-то внизу. Правду говорят об обострившихся чувствах. Гарри стал потрясающе хорошо слышать.

Умостившись на мягкой постели, он долго размышлял. Сначала о Волдеморте и увиденном в его воспоминаниях, а потом как-то так вышло, он стал перебирать события прошедшего дня. Проявления заботы и внимания Северуса должны были ободрить его и порадовать, но почему-то вызвали какие-то противоречивые чувства. Миссис Уизли тоже тревожилась о Гарри: кормила и дарила свитера, старалась показать ему, что он не чужой. Вот только...

К ней Гарри испытывал теплую признательность, а... к Северусу что-то другое. Гарри только сейчас это понял. Он резко перевернулся на бок и поджал под себя ноги. В груди щемило, а глаза под слоями лекарственных листьев жгло.

“Почему мне больно?”

К горлу подступил ком, а в голове плодились вопросы, на которые он не знал ответов. Ему хотелось уткнуться в подушку, но от этого кольнуло внутри глазниц и пришлось лечь на спину.

Нужно было перестать об этом думать.

“Гермиона”, — эта тема определенно лучше.

Сердце перестало сжиматься и мучить, застарелая пронзительная тоска отступила.

URL
2017-03-08 в 23:00 

Suhmat
А ты идешь на BJD фестиваль 27 мая? www.dollparty.ru
Спасибо. Надеюсь у Северуса получится и они не будут поить Гарри этой какой

2017-03-08 в 23:02 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Suhmat, Снейп обычно уверен в своих силах)) Мы с Гарри в него верим. :sunny:

URL
2017-03-08 в 23:36 

Alanna2202
Никто не умеет жить так, как не умеем мы! Борис Крутиер
“Почему мне больно?”

Почему-то Маугли напомнило: И тут что-то начало жечь Маугли изнутри, как никогда в жизни не жгло

2017-03-09 в 00:55 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Квинтэссенция

главная