Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:55 

"Расплата" (северитус) Глава 11!

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Автор: ljnkzncv(~Alena~, феникс)
Беты: Delfy и 13йЧертенок
Пейринг: ГП, СС (северитус), РУ, ГГ, ДМ и др.
Рейтинг:
Тип: джен
Жанр: приключения, семейный
Размер: миди (пока не решила)
Саммари: Узнав правду, Гарри изо всех сил старается сблизиться с отцом, который в свою очередь из кожи вон лезет, чтобы вытащить сына из паучьей паутины планов Дамблдора и смертоносных замыслов возродившегося Темного Лорда. В новом семестре Поттера ожидают новые приключения, неожиданные встречи и парочка тайн, которые ему предстоит разгадать. А еще, его крестного ждет большой сюрприз!
Предупреждения: нет таковых
От автора: Сиквел к Наказания
Статус: в процессе





запись создана: 07.03.2014 в 21:53

@темы: Расплата(мое)

URL
Комментарии
2014-03-07 в 21:59 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Пролог


То confess a fault freely is the next thing to being innocent of it.
Syrus[1]



После очередного разбирательства с Амбридж в Хогвартс пожаловал сам Министр магии. Гарри не знал, что произошло в кабинете директора, но видел во время обеда совершенно довольного собой профессора зелий и хмурого, как грозовая туча, директора.

Госпожа главный инспектор больше не вернулась в школу. По слухам, ей предоставили должность в каком-то отделе Министерства. Видимо, попечители все же приперли Фаджа к стенке, и ему надоели постоянные трения. Защиту От Темных Сил отдали во власть аврора по имени Лесли Норидж. Он был довольно неплох в своем предмете, однако опытом преподавания похвастаться не мог, поэтому не единожды с дисциплиной ему помогала профессор МакГонагалл.

Отряд Дамблдора Гарри больше не собирал, да и зачем, раз имелся приличный учитель? Поттера восстановили в сборную по квиддичу, и он был почти счастлив. Чтобы полностью почувствовать себя довольным жизнью ему не хватало лишь одного.

Профессор Снейп наотрез отказался открывать правду об их родстве. Не то, чтобы Гарри сгорал от нетерпения оповестить весь мир об этом, но само нежелание отца оказалось неприятно и даже болезненно. Когда родитель заявил ему о принятом решении, мальчик хотел обиженно сбежать, но ему не дали и заставили выслушать объяснения. Как выяснилось, причины молчать были действительно веские.


* * *

— Ты никогда не замечал, как Дамблдор относится к тебе и что рассказывает? — спросил его тогда Снейп, не отрывая сосредоточенного взгляда от последней студенческой работы, которую дочитывал.

— О чем вы? — нахмурился Поттер, сидевший на диване с пакетиком драже, которым его угостила Чжоу на субботней тренировке.

— Он ведь никогда не говорил, что Риддл преследует тебя из-за пророчества? — темная бровь приподнялась, хотя Снейп так и не взглянул на Гарри.

— Нет, — Поттер убрал сладости в карман и уставился на профессора. — Что еще за пророчество?

Северус отложил пергамент в стопку к остальным и убрал перо с чернильницей в ящик, затем только посмотрел на сына.

— Полное содержание мне неизвестно, — сообщил он. — Согласно ему, ребенок, способный уничтожить Темного Лорда, должен был родиться на исходе седьмого месяца, и Волдеморт отметит его как равного. Твой шрам — его метка.

Гарри долго молчал, переваривая новую информацию.

Зельевар не прерывал тишины, но не бездействовал. Поднявшись и пройдя на маленькую кухню, он наполнил чайник водой и поставил его на керамическую плиту, которая от взмаха палочки начала нагреваться.

— А если я его спрошу о пророчестве? Думаете, он... солжет мне? — Гарри ощутил, как холодеет в груди. Директор всегда ему нравился, и слышать, чтоон оказался таким двуличным, было дико.

— Подожди немного. Пусть Дамблдор думает, что ты ни о чем не догадываешься. — Снейп поглядел на мальчика и добавил: — Верь мне.

— Но директор не кажется мне таким...

— Я знаю. Но разве все в этом мире такое, каким кажется? Альбус неплохой человек, — Северус задумчиво покусал губы и продолжил: — Его действия продиктованы ситуацией. Пока я не заметил в них открытого намерения навредить тебе. Да и не думаю, что оно будет.

— Что значит “открытого”? — поежился Гарри.

Лицо Снейпа вновь стало бесстрастным. Он молчал.

— Сэр, пожалуйста, расскажите, — стараясь не повышать голос, попросил Поттер, однако получилось плохо. — Я хочу знать. Это же моя жизнь!

— Не кричи, — спокойно осадил его отец. — Я расскажу.

Пока профессор ровным тоном говорил, Гарри, замерев, внимательно слушал его. В душе, как кувшинки на пруду, расцвели сильнейшие подозрения насчет Дамблдора и разочарование в нем.

Начиная с Квирелла-Волдеморта и заканчивая Амбридж — в каждом из этих событий были изъяны. Если директор такой прозорливый, то как он мог не почувствовать на магическом уровне, что с ним за одним столом в качестве паразита на учителе сидит Том Риддл? А философский камень! Почему Дамблдор не носил его с собой, а спрятал, огородив ловушками-испытаниями с которыми справились даже трое детей? Если бы он держал его в своем кармане, то вряд ли кто-то в своем уме попытался бы ограбить одного из самых могущественных колдунов столетия. А дальше, как он мог не ощутить или не отследить ползающую по замку гигантскую змею? Видимо, ничего удивительного нет и в том, что он не смог распознать в Грюме Пожирателя смерти.

А метка? Ведь собственный шпион предупредил его, что метка оживает. Даже тогда Дамблдор не проконтролировал и не проверил на наличие порталов кубок, до которого должен был дотронуться чемпион. Ведь Гарри неспроста попал на Турнир, и было очевидно, раз он дошел до финала — что-то должно произойти. С Долорес Амбридж и устроенным ею в школе режимом тоже не ясно. Директор знал, какие методы она испытывала на Поттере, и ничего не сделал.

Неужели человек, которому Гарри привык доверять, просто проверял его? Пытался понять, есть ли у него особая сила, и справится ли он с их общим врагом?..

Мальчику было сложно дышать. Понимание давило на нервы, окуная с головой в растерянность и страх.

«Нет, не верю, — мысленно отрицал он, но разум твердил, что все услышанное правда. Дамблдор не был его другом с самого начала. — Он просто... придерживался плана».

Видя, какое действие произвели его слова на Гарри, Снейп вздохнул.

— Не стоило мне все это говорить. Ты еще юн, чтобы понять все нюансы таких интриг, — вода закипела, и он снял чайник с плиты.

Поттер не мог выдавить из себя ни слова. Пока у его носа не появилась белая чашка с мятным напитком, он сидел в полном оцепенении. Взяв ее, подросток взглянул на стоящего рядом отца.

— Он сказал, что кровь мамы защищает меня, поэтому он оставил меня у Дурслей, — сказал Гарри. — Я никогда не задавался вопросом, а с чего Дамблдор взял, что защита все еще требуется мне? Если Риддл умер, если большинство Пожирателей в Азкабане.

«Он прекрасно знал, что Темный Лорд жив, но тогда почему до моего поступления в Хогвартс ничего не сделал, чтобы найти его? Или делал?»

— Как я уже сказал, ты еще мал, чтобы самостоятельно проанализировать абсолютно все, что происходит вокруг. И еще ты очень доверчив, — на тонких губах появилась усмешка, но быстро пропала. — Что касается места, которое Альбус выбрал, чтобы оставить тебя подрастать до поступления в Хогвартс, то думаю, тот факт, что Петунья — сестра Лили, стал веским аргументом для принятия такого решения. Хотя она и не самый приятный человек, — поморщился Снейп.

Поттер не сдержал смешка.

— Вот уж точно. Лучше бы он оставил меня у кого-нибудь другого. Я был бы рад Ремусу. Вот только ему бы не разрешили, — с сожалением проговорил он.

— Они тебе не нравятся? — опускаясь в кресло, поинтересовался Северус. — Почему?

— Они... — Гарри многое хотел бы сказать о них, но вот так банально жаловаться он не привык, поэтому ограничился лишь коротким объяснением: — Они не очень-то любили меня и часто показывали, что я в их доме лишний.

На лице Снейпа не появилось ничего, что могло показать его удивление или какие-то другие эмоции.

— Любовь, Гарри, штука относительная и редкая. Не всем с ней везет, — длинные пальцы погладили подлокотник кресла, а губы изогнулись в печальной улыбке.

Гарри стало странно от этих слов, а еще от мысли, что человек, которого он совсем недавно не переносил на дух, может как никто понять его. Он почувствовал, что узелок из детских обид и несправедливости, которых он натерпелся, живя со своей «семьей», начинает ослабевать в груди. С самого приезда в Хогвартс Рон и Гермиона были его маяком и силой, он всегда ощущал их поддержку, и она давно уже стала чем-то совершенно естественным. Другое дело профессор — он был взрослым, и его мнение и уверенность трогали намного глубже и успокаивали.



* * *

После того разговора Гарри понял многое.

Конечно, он не стал лучшим учеником Хогвартса и не придумал план убийства темного Лорда и даже не намеревался прийти и бросить в лицо директору Хогвартса все те слова, что так хотел сказать. Он просто перестал слепо верить ему. Если бы Гарри мог, то уехал куда-нибудь подальше. Как когда-то Сириус сбежал из родового гнезда и остался жить у Поттеров.

Нужна ли ему такая жизнь, где самый могущественный светлый маг обманывал и строил на его счет какие-то планы, а самый темный — пытался найти способы его уничтожить? Конечно же, нет. Но и уйти просто так он не мог.

Несмотря на то, что Поттер был известен, он жил в маленьком мире, единственная дорога из которого вела к отшельничеству среди магглов и, желательно, в другой стране. Будь ты даже трижды знаменит, покинуть Англию в пятнадцать лет без межконтинентального порт-ключа невозможно. Прийти в Министерство и потребовать портал — это все равно, что прийти к Дамблдору и рассказать, что он не собирается сражаться. Никуда его не отпустят.

На самом деле это был не лучший выход из-за многих обстоятельств.

Одним из которых являлись его друзья. Гарри не мог оставить их в мире, где идет война, и эгоистично сбежать. Волдеморт охотится за ним и может прознать про Рона и Гермиону. Они и их семьи пострадают из-за Мальчика-Который-Выжил-Чтобы-Сбежать. Да и всех остальных, кого он узнал за пять лет, он тоже не мог предать.

Второй причиной был, конечно, новообретенный отец. Из его рассказа Поттер уяснил, что не только он пребывает не в самом завидном положении. Снейп носил Метку и не мог далеко уйти от ее создателя: Темный Лорд сумеет вычислить его, где бы тот ни находился.

Все оказалось очень сложно.

URL
2014-03-07 в 21:59 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Вплоть до Рождества Гарри по несколько раз в неделю приходил под мантией-невидимкой в покои декана Слизерина. Профессор сам настоял на этом, чтобы понемногу начать узнавать друг друга получше. Мальчик не был против, хотя немного смущался такого внимания.

Обычно их совместные вечера проходили за чашкой чая или кофе и корзиночкой со съестным, которую Поттер уже через пару недель начал считать своей.

Снейп всегда был сдержан и спокоен, в отличие от Гарри, который нервничал, как первокурсник на экзамене. Однако даже Поттер мог заметить, что профессор испытывает неуверенность перед ним. Очевидно, что они оба не понимали, как себя вести. Но что было совершенно здорово, отец всегда знал, как развить любую тему, начатую Гарри и не застрять на неловкой паузе. Поэтому Поттеру стало немного спокойнее и не так страшно начать разговор первым. На уроках они поддерживали прежнюю модель отношений. Гарри это, конечно, напрягало, но он мирился, ибо подставлять единственного родителя не хотел. Как профессор объяснил, везде были шпионы, и дети, чьи родственники так или иначе связаны с Пожирателями, могли — намеренно или случайно — выдать их.

— Я просмотрел ту книгу, что ты принес мне, — сообщил он, когда Поттер присоединился к нему за чашкой чая. Снейп говорил про труд, рекомендованный Лили, где рассказывалось о магии крови.

— Внешность будет меняться очень медленно, — кивнул Гарри, тоже прочитавший ее. — Это не должно быть слишком больно.

— Тем не менее, если почувствуешь признаки недомогания, то не медли и приходи ко мне. Я знаю несколько обезболивающих на крови, они должны помочь и при этом не затормозят изменения, — серьезно посоветовал Северус и задумался.

Гарри кивнул, вяло улыбнувшись. Взяв из плетеной корзинки булочку, он принялся размеренно ее жевать.

— Как прошел день? — после недолгого молчания поинтересовался Снейп.

— Я хочу спросить, — проговорил Гарри вместо ответа на вопрос.

— Не обязательно спрашивать у меня разрешения каждый раз, — поморщился Северус.

— Да... — Гарри чуть не добавил «сэр», но вовремя опомнился. Он смотрел на ручку белой чашки. — Я хотел спросить, могу ли я остаться на Рождество в замке?

— Я думал, ты хочешь поехать к своим друзьям, — удивленно проговорил Снейп, почему-то смотря на угол стола. — Бруствер по просьбе Дамблдора уже побывал в Норе и укрепил систему защиты. Ты будешь в полной безопасности.

— Да, я хотел поехать, — замялся Гарри, все еще не поднимая взгляда.

Повисла тишина.

— Ты хочешь остаться... из-за меня? — вопрос прозвучал отстранено.

— Если вы не против, — неуверенно пробормотал Поттер и покраснел.

— Я не против, Гарри, — спокойно сказал Снейп. — Но не стоит этого делать, если ты не хочешь. Ты не должен поступаться обществом друзей из-за необходимости общаться со мной. Они все-таки намного ближе тебе, и с ними уж точно будет веселее.

— Я... — от слов отца Гарри сначала впал в ступор, а потом: — это не необходимость! — возмутился он. — Я спросил, потому что не хотел бы помешать вам. Или у вас могут быть «особые дела», — к концу фразы его голос почему-то сел.

На этот раз молчание было напряженное, в течение которого волшебники сверлили друг друга глазами. Гарри показалось, что отец буквально пронизывает его голову насквозь, и надеялся, что он не читает его мысли.

— Нет, дел нет. И ты не можешь помешать мне, — с тихим вздохом отозвался Снейп, прерывая зрительный контакт. — Я хотел бы, чтобы ты перестал называть меня на вы, когда мы наедине.

Гарри удивленно моргнул.

— А как... — пробормотал он.

— Меня зовут Северус, — спокойно подсказал Снейп, поднося к губам чашку ― черную с маленькой белой совой.

— Хо...рошо, — мальчик залился краской еще сильнее.

— Я поговорю с директором насчет тебя, — кивнув, произнес мастер зелий.

— Вы... ты рассказал ему? — запнулся Гарри.

Странно обращаться к этому человеку на ты.

— Я был вынужден, если хочу видеться с тобой без каких-либо подозрений с его стороны, — кивнул Северус.

— И как он отреагировал? — сглотнул Поттер.

— Был удивлен, я полагаю, но по его лицу редко можно сказать, когда он лжет, а когда искренен, — недовольно фыркнул Снейп.

— Вдруг это сильно изменит его планы...

— Не думаю, — Северус покачал головой. — Для него не имеет значения, Поттер ты или нет. Темный Лорд считает тебя опасным, это главное.

Гарри пил теплую согревающую жидкость и переваривал новость. Теперь не только они знали о своем родстве, но и, как минимум, еще один человек. Поттер даже друзьям не говорил.

— Теперь ты расскажешь, как прошел твой день? — полюбопытствовал Снейп.

Гарри посмотрел на него и заметил в темных глазах осторожность. Отец всегда начинал разговор с этого вопроса. И, самое что ни на есть удивительное, всегда внимательно слушал ответ на него. Поттеру это было приятно.

— День прошел, как обычно, можно сказать, даже скучно...

_____________________________________________________

[1] Перевод с англ. “Откровенно признать свою ошибку — это почти что искупить свою вину за ее совершение”. Сайрус

От Автора: Дорогие дамы, поздравляю Вас с наступающим праздником 8 Марта! В качестве подарка начала писать продолжение к фику, что вы так хотели. Веселых Вам праздников!:heart::white::heart:

URL
2014-03-07 в 22:07 

ilerena
внутри себя ору как корень мандрагоры (с)
Ура-ура-ура! Дождалась! :heart: *убежала читать*

2014-03-07 в 22:18 

Yami no Serena
Просто циничный романтик.
УРРААА!!! Наконец-то! Я ждала продолжения "Наказаний" и нисколько не разочаровалась. Этот фик такой... настоящий. И неоднозначный. Самое главное - нет злобного и обиженного на весь мир Снейпа, который впадает в состояние "не понимаю, как себя вести и что делать дальше", когда узнает, что Гарри - его сын. Это необычно и свежо. Хотя подобный недостаток эмоциональной реакции немного напрягает. Но все равно герои кажутся какими-то более настоящими. Мне нравится!=)

2014-03-08 в 11:11 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
ИлеРен@, неплохо бы вернуться, чтобы написать отзыв, хм?;-)
Yami no Serena, спасибо. Только не поняла, то что Северус не "впадает в состояние "не понимаю, как себя вести и что делать дальше"", это недостаток или нет? У него было некоторое время, чтобы прийти в себя и подумать, оттого нет особо бурной реакции отторжения или чего-то другого. По-мне так, Снейп достаточно опытен в отношение общения с детьми и не глуп. Понятно, что сейчас он испытывает некоторую неловкость, потому что все 15 лет считал Гарри сыном Джеймса и проклинал их обоих. Тут сложная эмоциональная ситуация. Как только он немного свыкнется с мыслью отцовства, то станет более раскрепощеннее в эмоциональном плане.

URL
2014-03-08 в 15:00 

Спасибо! И Вас с праздником!
Мммм, долгожданное продолжение! Это то, что я хочу сейчас читать - жаль, что порция вкусненького так мала. Но она есть! Хорошее развитие отношений, и как мне нравятся такие Гарри и Северус:inlove:
Спасибо!:white:

2014-03-08 в 15:12 

Alanna2202
Никто не умеет жить так, как не умеем мы! Борис Крутиер
С праздником!



И лучше подольше не говорить ничего друзьям - спокойнее.

2014-03-08 в 16:19 

ilerena
внутри себя ору как корень мандрагоры (с)
ljnkzncv, я хотела написать его, когда фик выйдет на сайте))
Продолжение не разочаровало, очень интересно! Хотя если честно - не люблю, когда опять Гарри против Дамблдора настраивают... Ну да ладно. Может, тут будет не так, как везде? Хочется экшна, какого нибудь хертакомфорта Гарри, как в первой части :) А Снейп молодец!
З.Ы. С праздником! :flower::flower::flower:

2014-03-08 в 18:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, очень рада)
Хорошее развитие отношений, и как мне нравятся такие Гарри и Северус:inlove:
Мы с вами на одной волне:red:
Alanna2202, ну, друзья - это еще цветочки. Вы не подумали, какой будет реакция Сириуса?:-D
ИлеРен@, у меня будет Дамбигад, поэтому сложно не настраивать Гарри против него. Прежде я всячески оправдывала Дамблдора для себя, но чем больше я задумываюсь о том, что произошло и что он мог бы сделать и не сделать, мне меньше и меньше хочется его защищать и выгораживать, прикрывая светлыми целями.
Экшен должен быть, а вот насчет херт-комфорта, сказать сложно. Подумаю) Как давно не писала джен, уже начала отвыкать. Слеш все-таки заражает мозг, да и спросу на него больше.:nope:

URL
2014-03-08 в 18:21 

ilerena
внутри себя ору как корень мандрагоры (с)
ljnkzncv, ыыы(( Дамбигад... не люблю больше дамбигады. Но что уж, на все воля автора, будем читать))
а вот насчет херт-комфорта, сказать сложно - ыыыыыыыыыыыыы ну пожалста-пожалста-пожалста)))) Я так люблю, когда Снейп превращается в дикого зверя, когда Гарри в опасности, аж жуть! :)

2014-03-08 в 18:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
ИлеРен@, пишет:
ыыыыыыыыыыыыы ну пожалста-пожалста-пожалста)))) Я так люблю, когда Снейп превращается в дикого зверя, когда Гарри в опасности, аж жуть! :)
А-а-а, если речь об этом, то это наиболее вероятно в сюжете. :sunny::heart:

URL
2014-03-08 в 18:32 

ilerena
внутри себя ору как корень мандрагоры (с)
ljnkzncv, ну, речь так же о том, чтобы Гарри где-нибудь пострадал))) Я садист, я знаю :)

2014-03-08 в 22:12 

Yami no Serena
Просто циничный романтик.
ыыыыыыыыыыыыы ну пожалста-пожалста-пожалста)))) Я так люблю, когда Снейп превращается в дикого зверя, когда Гарри в опасности, аж жуть! :)
А-а-а, если речь об этом, то это наиболее вероятно в сюжете.

Не только об этом, а еще классно, когда он переживает и впадает в отчаяние,когда думает, что не смог уберечь Гарри (да, я садистка=)

Только не поняла, то что Северус не "впадает в состояние "не понимаю, как себя вести и что делать дальше"", это недостаток или нет?
Я поняла, что у него было время подумать. Просто обычно, несмотря на разницу в сюжете, в Северитусах есть определенная повторяющаяся линия: узнать правду - впасть в душевную конфронтацию с самим собой - принять правду - наладить отношения - хэппи энд. Да и Северус обычно в эмоциональном плане в период "душевной конфронтации с самим собой" часто выставлен на подростковом уровне. Здесь всё не так, поэтому то и интересно. И, конечно же, интересно = хорошо. А вот окупится такой подход или нет, будет зависеть от дальнейшего сюжета=)

2014-03-08 в 22:14 

ilerena
внутри себя ору как корень мандрагоры (с)
Yami no Serena, Не только об этом, а еще классно, когда он переживает и впадает в отчаяние,когда думает, что не смог уберечь Гарри (да, я садистка=) - я нашла единомышленника), ура)))

2014-03-08 в 22:21 

инна мис
Спасибо. С праздником!

2014-03-09 в 00:35 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Yami no Serena, Не только об этом, а еще классно, когда он переживает и впадает в отчаяние,когда думает, что не смог уберечь Гарри (да, я садистка=) Видимо, я тоже садистка, потому что тоже люблю такие моменты. :cheek:
А вот окупится такой подход или нет, будет зависеть от дальнейшего сюжета=) Конечно, посмотрим.
ИлеРен@, нас таких, видно, много.:-D
инна мис, пожалуйста!:pozdr:

URL
2014-03-09 в 19:49 

Тэмперанс
Аффтор, я вас люблю! Спасибо огромное вам за продолжение замечательного фанфика! Надеюсь на скорую выкладку следующей главы)))
P.S. Лэймин с фанфикс.ми

2014-03-19 в 09:58 

La Fille de Mer
Все течет, все меняется...
Ммм, здорова! Спасибо за сиквел! А на фан-ресурсах начало когда ждать? (ну, просто там потписываться на обновления конкретного фика проще :shuffle: )

2014-03-19 в 12:09 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Тэмперанс, скоро не получится, но буду поторапливать себя.
La Fille de Mer, на фанфикс.ми буду выкладывать, как только напишу пару глав в добавок к прологу.:cheek:

Спасибо за отзывы!:white:

URL
2014-03-19 в 20:21 

_Emanon_
Хорошо смеется тот, у кого поехала крыша.
Автор, я Вас обожаю! Спасибо за чудесный сиквел к великолепной истории.) Буду с нетерпением ждать продолжение. ^^

2014-03-19 в 21:32 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
_Emanon_, :sunny: спасибо)

URL
2014-03-24 в 21:51 

круто-круто-круто :jump4:
спасибо за продолжение, с удовольствием буду ждать, от нетерпения поёрзывать, а потом с наслаждением читать, обожаю такого Северуса ммммммм, вкуснотища...а он такой, такой, такой - сдержанный, но готовый взорваться за своего мальчика в любую секунду
интересно будет следить за отношениями отца и сына...Рождество скоро :shy:

2014-03-27 в 22:26 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
superklevo, пожалуйста! А вам спасибо за комментарий!:red:

URL
2014-04-05 в 22:31 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 1. Запретный лес


До Сочельника остался всего день. Гарри не покинул замок на новогодние праздники, как все прочие студенты, на что Рон долго негодовал.

С того момента, как Поттер начал изучать окклюменцию, Темный Лорд уже не мог запросто наведываться в его сознание, однако попыток не оставлял. В связи с этим Гарри был вынужден укрыться в Хогвартсе, так как Снейп и Дамблдор — одни из немногих, кто в крайнем случае могли его защитить от настоящего вторжения. А вдали от них он стал бы беззащитным, будь вокруг даже самые мощные магические преграды. Природа той связи, что использовал Волдеморт, делала ограждающие барьеры совершенно бесполезными против нее, ее поле действия — сознание, а не материальный мир. Дамблдор оповестил семью Уизли о том, что их гость не сможет в этом году провести с ними время. Вопросы, конечно, были, но быстро отпали, когда те поняли происходящее.

Отсюда следует, что и лгать Гарри не пришлось, хотя он все равно чувствовал вину за то, что не может открыть всей правды. В конце концов, Рон и Гермиона не заслуживали того, чтобы от них что-то скрывали.

— Извини, Гарри... я бы очень хотел остаться! — Уизли не знал, что и сказать, впав в уныние.

— Ничего, Рон, — приободрил его Поттер, похлопав по плечу.

На несколько дней домой возвращается Чарли, оттого в семейном кругу намечалось отдельное празднество по этому поводу. Рон говорил об этом не раз и, несмотря на показное безразличие, ждал с нетерпением этой поездки.

Гермиона тоже выглядела безрадостной. Она собиралась остаться с Поттером, но родители настояли. Они были в курсе происходящего в магическом обществе, так как получали совиную почту и нередко общались с четой Уизли, и пожелали, чтобы их единственная дочка провела каникулы с ними.

Когда Рон немного успокоился, они с Гарри загрузили вещи в багажный вагон.

— Новый год в компании учителей... — скорбно протянул он, с сочувствием поглядывая на Гарри, а потом вспомнил кое-что и скривился: — И Снейп, бррр...

— Я тоже не в восторге, — отозвался Гарри.

— Зато он будет в безопасности, — возразила Гермиона, отстраненно разглядывая идущего по перрону машиниста с колоколом и призывающего занимать свои места.

— Я буду скучать по вам, — тихо сказал Поттер.

Ребята обнялись на прощание, а Гермиона чмокнула его в щеку.

— Не забывай тренироваться и не зли Снейпа, Гарри, — напутствовала она, и в глазах промелькнуло волнение.

— Постараюсь, — в этом Поттер был абсолютно честен.

Они сели на Хогвартс-экспресс, а Гарри остался стоять снаружи. Почти все ученики уже разошлись, поэтому на платформе находилось не так много людей: несколько взрослых волшебников, видимо, из Хогсмида, отправляли своих детей вместе с учениками, и Хагрид, который обычно провожал подружившихся с ним первокурсников.

— Не скучай! — крикнул Рон из открытого окна. — Жди сову!

— Конечно, и ты тоже! — откликнулся Поттер и улыбнулся Гермионе, с расстроенным видом стоявшей возле Рона.

Раздался гудок, и поезд, выпустив из трубы столб дыма, двинулся в путь. Гарри было немного грустно смотреть, как он удаляется. В замке не осталось ни одного ученика, кроме него. Родители и опекуны не желали оставлять детей в школе из-за неспокойной ситуации с Темным Лордом. Некоторые не верили, что Дамблдор все еще может защитить их, а те, кто не сомневался в этом, просто решили подстраховаться и забрать своих чад домой.

Поттер не спеша брёл по дороге. Погода стояла ясная и довольно теплая для заснеженного декабрьского дня.

— Гарри! — окликнули его сзади.

Поттер обернулся. За ним грузно ступал улыбающийся Хагрид.

— Привет, — поздоровался Гарри.

— А ты чего остался? Неужто поссорился с Роном и Гермионой? — новый профессор Ухода за магическими животными и по совместительству — лесник остановился около него.

— Нет, — покачал головой тот, — у меня есть дела.

— Дела? В Сочельник-то? — пробасил Хагрид, и они вместе пошли дальше. — Что можно делать в такой хороший день?

— Ну, не именно в него, — задумчиво пробормотал Гарри. — Профессор Дамблдор попросил меня остаться.

— А, — понимающе протянул полувеликан и ободряюще добавил: — Если заскучаешь, Гарри, приходи ко мне. На той неделе вылупились маленькие соплохвостики, поиграешь с ними. Они сейчас очень милые, — пролепетал он.

Гарри ухмыльнулся сомнительному удовольствию узнать насколько “милыми” могут быть огнедышащие крабы в младенчестве.

— Спасибо, Хагрид, — хмыкнул он.

Дойдя до замка, они распрощались, и Поттер пошел в гриффиндорскую башню. Он не был уверен, что Снейп будет рад видеть его прямо сейчас: на данный момент у деканов очень много дел, нужно сдавать отчетность за прошедший семестр. МакГонагалл тоже не было видно, наверняка засела в своем кабинете с делами студентов.

Назвав Полной Даме пароль, он вошел в гостиную. В камине потрескивал огонь, а из окон лился яркий солнечный свет. Гарри повалился в стоявшее близко к камину кресло и зажмурился — лучи попали ему прямо в глаза. Вздохнув, он заложил руки за голову и насладился теплом. Несмотря на то, что он остался без друзей, Поттер не сильно расстроился, хотя и чувствовал, что будет умирать со скуки. Но зато ему предстояло провести Сочельник и Новый год с... родителем. Своим собственным. Это дорогого стоило.

В прошлые выходные, выбирая подарки, он внезапно понял, что не знает, что делать с профессором. Вообще говоря, Гарри не представлял себе, надо ли что-то дарить ему. Как вести себя в этой ситуации, он понятия не имел. И не было никого, кто мог бы дать совет.

Он не имел ни малейшего представления, как Снейп относится к подаркам, тот не производил впечатление человека, радующегося всяким праздничным мелочам. Да и что мог желать мастер зелий? Ингредиентов? Но это же смешно, кто дарит такое? Или в магическом мире это не вызывает непонимания?

«Он же не только зельями занимается», — вдруг пришло в голову.

Действительно, Поттер почему-то не задумывался ни о чем другом, что могло привлекать внимание Сне... отца.

«Книги? — он выпрямился в кресле. — Да, это подойдет... наверное», — поморщился он.

Почему-то вспомнилась тетя Петуния, наставляющая Дадли, что книга всегда хороший подарок. Оттого ее сынуля к друзьям на дни рождения обычно ходил с энциклопедиями. Вот только мальчишки от этого умнее не становились.

«Вряд ли есть еще книги, которые он не читал, — приуныл Гарри, а потом вдруг хитро прищурился. — Если только Квиддич сквозь века!»

Несколько минут Гарри хихикал, представляя реакцию Снейпа.

На самом деле, от него и не требовалось ничего дарить. С одной стороны он это прекрасно понимал, а с другой — таким образом хотел продолжить сокращать дистанцию между ними. За пару месяцев они с отцом попривыкли друг к другу — и даже общались не напрягаясь, — но все же чего-то не хватало. Уж слишком они оба осторожничали. Гарри спокойно отвечал на расспросы Северуса о детстве, учебе или друзьях, однако сам профессор о себе молчал и только слушал.

А тема о матери Гарри вообще находилась под запретом. Ему конечно же хотелось узнать побольше о ней, однако он понимал, что об этом лучше не допытываться у Снейпа. Чего-чего, но у его родителей не было счастливых отношений, а появление ребенка произошло не более чем по случайному стечению обстоятельств. Пусть это иногда затрагивало в Гарри особо болезненные струны, он не возмущался и не обижался. В конце концов, у отца даже не было причин считать, что у него может быть сын.

Вот только понемногу его стало раздражать, что, изливая душу, он ничего не получал взамен. Это казалось нечестно.

Поразмышляв над этим чуть больше времени и ни раз замечая, как Снейп исчезает из замка по нуждам Темного Лорда, а потом уставший и иногда потрепанный возвращался назад, Гарри перестал обижаться, осознав, почему тот многое утаивает от него. И дело даже не в опасности быть раскрытым в случае, если Риддл прорвется в голову Поттера — тут будет все наверняка, ведь в его сознании хранятся более серьезные знания, чем прошлое Пожирателя Смерти. Поттер был уверен, что Снейпу попросту тяжело говорить о том, как он жил все эти годы, а может даже стыдно.

URL
2014-04-05 в 22:31 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Вспышка в камине привлекла внимание Гарри, и он присмотрелся к пламени.

— Привет! — в нем появилась голова Сириуса.

Поттер оторопело уставился на него.

— Привет, — выдохнул он. — Как ты сюда попал? Камин же не подключен к сети.

— Дамблдор открыл мне его, чтобы я смог с тобой поговорить, — довольный собой, Сириус подмигнул ему. — Почему ты не отправился к Уизли?

Гарри затаил дыхание, а внутри все сжалось от недобрых предчувствий. Блэк пока не догадывается, что от него скрывает Поттер, и последний очень переживал о том, как тот отреагирует, когда узнает правду. Посчитает ли его предателем? Откажется ли от него?

Это было действительно страшно, потому что Гарри успел привязаться к нему.

— А профессор Дамблдор не объяснил тебе? — сдавленно спросил он, стараясь чаще сглатывать и не позволять комку встать в горле.

— Он сказал, что ради твоей безопасности, — Сириус покусал щеку изнутри, всматриваясь в лицо парня. — На Нору наложены чары не хуже, чем на Хогвартс, поэтому я не совсем его понимаю. Что-то случилось?

Гарри глубоко вздохнул, прогоняя ненужные мысли. Сейчас он не чувствовал в себе сил объясняться с крестным, поэтому лучше убедить его в том, что все в порядке.

— Я должен продолжить уроки по окклюменции, чтобы Риддл не залез ко мне в голову, — уверенно пояснил Поттер и невесело ухмыльнулся. — Последнее время он часто пытается туда забраться.

— Он делает тебе больно? — взволновался Блэк.

— Нет, — успокоил Гарри. — Его атаки похожи на дурной сон. Я стараюсь их побороть, закрывая мысли.

— Ты продолжишь заниматься со Снейпом, так ведь? — уточнил Сириус, и его глаза недобро заблестели.

— Да, — коротко кивнул Гарри.

— Я поговорю с Дамблдором, пускай сам тебя учит!

— У него сейчас много дел и без меня, не нужно его просить, — торопливо возразил Поттер. — Снейп достаточно сдержан со мной. Не третирует, не волнуйся.

— Что же это такое с ним случилось? — недоверчиво поинтересовался Блэк.

— Не знаю, — пожал плечами тот. — Может, тоже не до меня.

Некоторое время стояла тишина, и было слышно, как потрескивают поленья.

— Послушай, я хотел сообщить тебе кое-что, — вдруг неуверенно начал Сириус, явно не зная, как сказать.

Гарри прищурился, предчувствуя что-то плохое.

Блэк глубоко вздохнул и вымученно проговорил:

— Я не смогу прийти на Рождество. Дамблдор отправляет меня на задание, — он виновато отвел взгляд. — Прости меня, пожалуйста.

— Сириус, ну что ты! Все нормально, — поспешил заверить его Гарри, которого такое известие успокоило и встревожило одновременно. — Я все понимаю. Надеюсь, ничего опасного на этот раз?

Ни единожды Блэк возвращался в весьма побитом состоянии, поэтому Гарри заранее начинал нервничать едва тот проинформировал об очередном рейде.

— Ну, как тебе сказать, — улыбнулся Сириус и, выдержав драматическую паузу, закончил: — Совсем немного опасно, как раз, как я люблю.

Поттер усмехнулся и покачал головой на неисправимость крестного.

— Я буду ждать тебя, — заверил он и добавил: — Будь осторожен.

— Как всегда, — кивнул анимаг и строго произнес: — Если Снейп все же тебя достанет, иди к Дамблдору. Пообещай мне, что так и сделаешь, хорошо?

— Конечно, обещаю, — закатил глаза Гарри.



* * *

На следующий день, спустившись в Большой зал, Поттер обнаружил за учительским столом только мадам Помфри, Филча и Дамблдора. Это было странно, хотя никто из присутствующих не подавал признаков волнения: видимо, под новый год разъехались не только ученики. Оттого, наверное, директор не стал ставить общий стол.

Поттер совсем приуныл, даже вкусный праздничный завтрак не поднял ему настроения.

Вдруг в окошко влетел маленький реактивный комок перьев и направился прямо к Гарри. Когда птица опустилась перед ним, он распознал в ней Сычика. Запыхавшийся, но довольный собой, он подпрыгнул к получателю письма и протянул лапку. Отвязав свиток, Поттер придвинул сове кусочек печенья.

«Привет, Гарри!

У нас тут полный бедлам. Чарли приехал не один — с девушкой! Представить себе не можешь, как счастлива мама. Она готова на руках носить эту безумную, что отважилась влюбиться в моего брата. Еще он привез кучу всяких интересных штук. Я обязательно захвачу их с собой.

В остальном все как всегда. Я так жалею, что ты не поехал. Без тебя совсем не то. Я подумываю смыться где-то первого января. Отец говорит, что у него как раз дела в Хогсмиде, и он может меня захватить.

Ты как? Отпишись, обязательно. Я велел Сычу, не улетать, пока ты не напишешь ответ.

Рон»


Гарри улыбнулся и поднялся, чтобы пойти в гриффиндорскую башню, но, развернувшись, уперся носом в темную мантию.

— Ой, — от неожиданности он шлепнулся обратно на лавку.

— Мистер Поттер, — проговорил Снейп, одаривая его прохладным взглядом. — Если вас не затруднит, прошу пройти со мной, — бросив это, он развернулся и направился к выходу.

Гарри быстро пришел в себя и, подскочив, побежал за профессором.

Как только они покинули Большой зал, Северус остановился около высокого окна и, достав палочку, очертил вокруг беззвучный барьер.

— У меня появились неотложные дела в лаборатории. Это займет почти все время до вечера. Я могу надеяться, что ты найдешь, чем заняться на это время? — спросил он, закладывая руки за спину и ожидая определенного ответа.

Гарри растерялся, но, когда Снейп выжидающе поднял бровь, запинаясь, выпалил:

— Да, конечно.

— Прекрасно, — коротко кивнул Северус и собрался было удалиться, как вдруг, словно вспомнив что-то, начал: — Я хотел бы... — но на этом замолк, минуту поколебался, будто подбирая слова, и в конце концов свернул фразу: — Нет, ничего. Доброго дня, Гарри.

Снейп ушел, оставив мальчика в недоумении и озадаченности.

«Что это он?..» — нахмурился Поттер.

Собираясь провести пятерней по волосам, он вспомнил о письме Рона. Сычик уже в истерике кружил над его головой, а Гарри не обращал на него внимания, пока не вышел из ступора.

После того, как он поднялся в спальню и написал ответ, то сел на кровать и задумался.

«Может, прогуляться? Все равно времени навалом».

Одев теплую мантию, Поттер решил навестить Хагрида.

Солнце начало скрываться за тучами, и подул легкий, но морозный ветерок. Гарри поправил шарф и побрел к домику на опушке. Под ногами приятно похрустывал снег, воздух освежал голову.

Постучав в дверь избушки, он потоптался у порога, ожидая, пока ему откроют. В доме уже лаял Клык, и слышались гулкие шаги.

— Гарри, проходи, — обрадовался Хагрид, пропуская гостя внутрь.

Поттер вошел и ощутил стоявшую в гостиной духоту, а из другой комнаты раздавалось шуршание и скрежетание.

— Ты куда-то уходишь? — спросил Гарри, заметив на Хагриде теплый кафтан, а на плече висевший тряпичный мешок.

— Да, собирался принести Сопликам немного еды. Они уже начали питаться мясом, — пробасил лесничий, кивнув на дверь.

— Можно, я с тобой пойду? — Гарри был действительно рад составить компанию, все лучше, чем сидеть, ничего не делая.

— Конечно, пошли, — Хагрид перекинул через другое плечо арбалет и вышел на улицу.

Пока они брели по лесу, Поттер молчал, а полувеликан рассказывал ему про своих любимцев. Гарри в пол-уха слушал, между тем размышляя, сможет ли за эту прогулку достать в Запретном лесу какой-нибудь ингредиент.

— Хагрид, — вдруг позвал он, когда друг замолк, — ты все еще видишься с Арагогом?

— Да. Сейчас ему и деткам приходится нелегко, ведь зима, да и неспокойно нынче тут. А ты чего-то хотел? Почему спрашиваешь? — насторожился Хагрид.

— Я слышал, что их яд очень ценен, — с напускным безразличием проговорил Поттер.

В прошлом году, готовясь к испытаниям на турнире, он с друзьями перерыл кучу книг в библиотеке, где не раз натыкался на яд акромантула.

— Да, но просто так они его не отдадут, Гарри, — покачал головой гигант. — Как-то раз профессор Снейп им тоже интересовался, но я не смог ему помочь, — Хагрид остановился и, подняв арбалет, прицелился и выстрелил.

С дерева упало нечто похожее на птицу. Подойдя поближе, Гарри распознал в ней летучую мышь.

— Слишком много их развелось, и я иногда отстреливаю некоторых для кормежки Сопликов, — пояснил лесник.

Поттер поморщился, наблюдая, как он запихивает мертвое животное к себе в мешок. Охота никогда ему не нравилась, пусть даже она направлена на поддержание численности популяции каких-то тварей.

Довольно долго они бродили по лесу. Гарри иногда замечал притаившуюся живность на деревьях, но не выдавал ее. В какой-то момент он глубоко задумался и немного отстал от своего спутника, который продолжал о чем-то говорить, несмотря на то, что на охоте нужно вести себя тихо. Ориентируясь на его голос, Поттер шел и рассматривал причудливо сложенные ветки, в целом напоминающие чьи-то гнезда. Подойдя ближе к одному из них, он заглянул внутрь и замер.

В нем зияла темная яма, дна которой не видать. Нагнувшись чуть ниже, Гарри услышал тихое шевеление. Резко отпрянув, он отошел подальше.

Вдруг над ним что-то щелкнуло. Поттер резко задрал голову вверх и отскочил в сторону. С дерева на паутине спускалось косматое чудище. Оно щелкало хелицерами и быстро перебирало множеством лапок.

— Хагрид!!! — заорал Гарри и рванул в сторону удаляющегося голоса.

Поттер так торопился, что, убегая, не заметил, как под ноги подвернулось странное гнездо.

URL
2014-04-05 в 22:32 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

В чувства его привела острая боль, пронизывавшая левое колено. Какое-то время Гарри не ощущал ничего, кроме нее. Вокруг было темно, но где-то недалеко что-то зашуршало. Поттер замер, прислушиваясь, а потом попытался перевернуться и отползти от источника звуков, но как только предпринял попытку это сделать, то дернулся и застонал.

«О черт, я сломал ногу!» — мысленно запаниковал он.

Гарри бы закричал, но дыхание перехватило. Да и вряд ли его кто-то услышит — слишком уж глубока нора — а вот то, что находилось в непосредственной близости, может найти его и попировать. Удивительно, что оно еще не набросилось на него.

Он трясущимися руками вытащил палочку и прошептал заклинание. Засветился слабый огонек и озарил все вокруг.

В нескольких футах от него лежало несколько больших зеленых в крапинку яиц — звук шел из них. Малыши скреблись внутри. Поттер присмотрелся к скорлупе и заметил очертания будущих новорожденных, они были похожи на ящериц, но довольно больших и каких-то необычных. У них было много ног и... жвала!

Внезапно одно из яиц лопнуло, и из него начал выходить желтоватый газ.

В глазах Гарри резко потемнело, а на языке почувствовался горький привкус. Подросток старался удержаться в сознании и наколдовать воздушный пузырь, но не успел. Яд подействовал мгновенно. Рука с палочкой ослабела и упала. Свет погас.

«Меня съедят!» — промелькнула последняя ужасающая мысль.


* * *

В следующий раз Гарри очнулся тоже в темноте, но в ней были окна, и из них лился лунный свет. Нога не болела, но странное ноющее ощущение в колене присутствовало. Поттер осмотрелся.

«Слава Мерлину, медицинское крыло!» — обрадовался он, успокаиваясь.

Его нашли, его вытащили! Гарри попытался приподняться на локтях и зажмурился от резкой боли, пронзившей голову. Не сдержавшись, он застонал. Из-за болевого шока он не услышал звука открывающейся двери. Только когда возле него замерла темная фигура, Поттер заметил ее. Без очков было сложно сказать, кто это.

— Очнулся, — констатировал знакомый голос.

Гарри на автомате потянулся к тумбочке, куда обычно клал необходимый для него предмет, но сразу же пожалел об этом, потому что все вокруг закружилось.

«Да что же такое!»

Сжав зубы и медленно вдыхая и выдыхая, он пытался перебороть приступ дурноты.

Его сердце пропустило удар, когда большая теплая ладонь накрыла его руку, мертвой хваткой вцепившуюся в одеяло на груди. Поттер распахнул глаза, ощутив, как к его щеке прикоснулись мягкие пальцы. Испуганно замерев, он посмотрел в лицо профессора.

— Сэр? — выдавил он из себя.

— Я дал бы тебе обезболивающее, но нельзя, — тихо и сожалением сообщил Снейп. — Ты сломал колено при падении и заработал сотрясение. Вдобавок, отравился, — он не сдержал раздраженного вздоха, потом качнул головой, словно отгоняя дурные мысли. — Яд удалось нейтрализовать, но в данном случае при восстановлении костей использовать другие зелья опасно. Тебе нужно потерпеть эту ночь. Утром я принесу тебе все остальные лекарства.

Гарри испытал удивление, когда отец, несмотря на недовольство, бережно провел рукой по его лбу, смахивая волосы. Он постарался дышать ровнее, чувствуя, как теплеет в животе.

— Очки, — прохрипел он, скашивая взгляд в сторону тумбочки.

— Они потеряны, Гарри. Времени искать их не было. Те твари уже собрались тобой пообедать, когда я нашел тебя, — отозвался Северус. — Не волнуйся об этом. Завтра я сделаю тебе новые, или, если хочешь, можно заказать их у офтальмолога.

— Спасибо, — прошептал мальчик, устало прикрывая глаза.

— Спи, завтра поговорим, — убирая руки, отступил Снейп.

Гарри чувствовал, что начинает засыпать.

— Не уходи, — слабо попросил он. — Не хочу... один...

— Я буду тут, — странным голосом пообещал Снейп. — Спи.

Больше Гарри ничего не слышал и не видел, потому что уплыл в море грез.

URL
2014-04-05 в 22:32 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Безобидная с первого взгляда прогулка обернулась для Гарри медицинским крылом. Разумеется, не о таком празднике он мечтал. Ну, как всегда, все получается не так, как ему хотелось. В общем-то, Поттер уже привык. В сложившейся ситуации было кое-что хорошее: Снейп находился рядом и проявлял намного больше внимания, чем могло происходить при обычном общении.

Поттер несколько раз за ночь просыпался от боли. Восстановление костных тканей всегда проходило мучительно. Все те разы, что он был выдернут из сна, профессор разговаривал с ним, пытался успокоить, как умел, и даже убеждал, как маленького ребенка, что все пройдет. Утром все это показалось сном: и теплые слова и осторожные поглаживания по голове.

Поттер помнил, как ближе к рассвету зельевар ушел, чтобы не вызывать подозрений со стороны мадам Помфри. Через пару часов он вернулся с зельями и, как ни в чем не бывало, официально поздоровался с Гарри и проехался по его знаменитым мозгам и удачливости.

Поттер даже улыбнулся, потому что для него эти слова теперь ничего не значили, так как он знал, что на самом деле думает отец.

Медиковедьма дала пациенту нужные зелья и наказала еще поспать. На тумбочку она поставила снотворное. Гарри не торопился его пить, поскольку предчувствовал, что ему предстоит отчитаться о своих действиях.

— Я хотел бы побеседовать с мистером Поттером, Поппи. Я прослежу, чтобы он принял зелье Сна-Без-Сновидений, — подтвердил Снейп мысли Гарри.

— Хорошо, только не переутомляйте его, — попросила женщина.

— Разумеется, — коротко кивнул волшебник.

Медсестра ушла, и Северус посмотрел на напрягшегося сына. Достав палочку, он наложил на помещение заглушающие чары, а затем наколдовал себе стул.

— Произошедшее в лесу мне уже известно, — констатировал он. — Утоли мое любопытство и поведай, зачем тебе понадобилось туда идти?

Гарри подавил волну смущения и странного волнения.

— Мне было скучно, я пошел к Хагриду, — пожал он плечами. — Он собирался охотиться, и я напросился с ним. Пока мы бродили по лесу, я заметил странные норы. Мне стало интересно, и я решил осмотреть одну из них, — мурашки побежали по спине Гарри от страшных воспоминаний; чтобы избавиться от наваждения он зажмурился и затем быстро продолжил: — Потом на меня свалился акромантул. Странно, ведь мы были далеко от их гнезда, — он сглотнул, а от буравящего взгляда Снейпа ему стало не по себе. — В общем, я от него убежал, и провалился в яму.

Поттер предпринял попытку не смотреть в темные глаза, чтобы Северус не смог прочитать его мысли. Будет очень глупо, если он узнает, какие идеи бродили у него в голове.

Снейп долго молчал, поэтому Гарри немного осмелел и задал вопрос.

— А как ты меня нашел? Я боялся, что... — он запнулся.

— Это было не сложно, — недовольство слышалось в голосе Северуса. — Твой друг-болван прибежал к Дамблдору с воплями, что ты потерялся. Директор позвал меня, и мы сразу же отправились на поиски. Простого поискового заклинания хватило, чтобы найти ту нору, в которую ты упал. Приземлился ты очень неудачно, — последнее он произнес максимально подавляя эмоции, но отчего-то Гарри чувствовал, что в нем напряжен каждый нерв.

От одного воспоминания об обитателях яиц, у Поттера по коже начинали бегать мурашки. Благодарность к Снейпу затопила его сознание.

— Спасибо, что... Это было жутко страшно оказаться там, — сказал Гарри. — Ты знаешь, кто это был? Как эти существа называются?

— Если мне не изменяет память, то эту гигантскую сороконожку называют Myriapoda Latreille. Не советую больше с ней встречаться.

— Само собой, — хмыкнул Гарри, немного воспрянув духом.

— Я бы хотел, что бы ты в следующий раз не ходил никуда с Хагридом, — после небольшой паузы попросил Снейп. — Он непробиваемый в отличие от тебя, и как ты мог сегодня убедиться, не слишком осмотрительный — даже не сразу заметил, что тебя нет рядом!

— Он хороший друг, — возразил Поттер и опустил голову. — Я сам виноват.

— Он повел с собой в лес студента и потерял его. Ты считаешь, что это нормально? — удивленно приподнял брови профессор.

— Я считаю, что я сам должен был смотреть куда иду, — упрямо проговорил Поттер.

Опять повисла тишина. Снейп сложил руки на груди и, плотно сжав губы, уставился куда-то в сторону. Гарри рассматривал его и заметил, как на бледном виске интенсивно забилась венка. Наверное, не стоило возражать ему, ведь это была первая попытка родительских наставлений с его стороны. Причём Снейп не кричал на него, как делал прежде, когда ловил Поттера за какими-нибудь выходками. Один полет на волшебной машине обрушил на голову гриффиндорца поток угроз и гнева, а пропавшие из хранилища ингредиенты и подавно!

— Ладно, я больше не буду никуда с ним ходить, — примирительно пообещал Поттер. Он не был уверен, что исполнит это, но сейчас важно показать, что он готов следовать советам или просьбам Снейпа. Гарри сам еще не осознавал, но выполнит все что угодно лишь бы быть нужным.

— Хорошо, — с подозрением во взгляде произнес Северус. — Если ты почувствуешь себя лучше, то завтра я могу забрать тебя отсюда. Директор все объяснит мадам Помфри, — вдруг в его интонациях проскользнула неуверенность. — Надеюсь, ты не против провести некоторое время в моих комнатах, а не в гриффиндорской гостиной? — после этой фразы напряженность стала почти осязаемой.

Гарри удивленно поглядел на отца, недоумевая в чем причина его беспокойства.

— Разве не ради этого я тут? — вопросом на вопрос ответил он. — Или ты передумал?

— Нет, — отрезал Северус, и затем более спокойно добавил: — Я уже говорил, что буду рад тебе.

— Тогда не о чем переживать, — заметил мальчик.

— Я и не переживаю, — скривил губы Снейп. — Я предположил, что ты не имеешь особого желания находиться в подземельях. Ты не раз говорил, что там слишком холодно, темно и вообще отвратительно.

— В твоих комнатах намного теплее и уютнее, чем за их пределами, — улыбнулся Поттер. — И вообще достаточно мило, — ехидно добавил он.

Снейп закатил глаза. Чтобы кто-нибудь назвал обиталище декана Слизерина таким эпитетом — верно говорят, что мозг гриффиндорца — это кладезь неожиданностей.

— Если хочешь, я могу принести тебе какую-нибудь книгу, чтобы до завтра ты не мучился от безделья? — предложил он, поджав губы.

— Нет, не нужно. Я бы хотел, чтобы ты не задерживался завтра, — просительно пробормотал Поттер. — Не хотелось бы оставаться здесь слишком долго.

Снейп понимающе усмехнулся и согласно кивнул.

— Хорошо, я приду после завтрака.

Дверь в медицинское крыло распахнулась, и, топая, в нее вошел полувеликан.

— Привет, Хагрид, — улыбнулся Поттер.

— Привет, Гарри. Ну как ты? Напугал ты меня! — попенял тот. — Как тебя угораздило-то провалиться к выводку Бетти?

— Бетти? — не понял Гарри.

— Да, она в норах яйца откладывает...

— Я не заметил... — неуверенно пробормотал Гарри и с опаской посмотрел на отца.

Снейп неприязненно уставился на гиганта, но почувствовав взгляд сына, вернулся к нему.

— До завтра, мистер Поттер, — попрощался он и направился к выходу. — Не забудьте выпить зелье! — настоятельно напомнил он.

Гарри улыбнулся.

— Как там соплохвосты? — спросил он, когда двери закрылись за мастером зелий.

— Хорошо. Наелись, — кивнул Хагрид. — Гарри, прости меня, дурака, я пошел ведь тропами Бетти, я вам про нее еще не рассказывал на уроках. Это большая многоножка, она норы роет для своих малюток.

— Да все нормально, — пожал плечами Поттер. — Я сам виноват.

— Нет, Гарри, я повел тебя с собой, я за тебя отвечаю. Горе-учитель! А профессор-то как на меня кричал, — он нервно посмотрел на закрытые двери.

— Снейп? — недоверчиво уточнил Гарри, сдвинув брови.

— Ага. Я уж думал, проклянет или того хуже! Эдакий взгляд я видал только у рассерженной мантикоры, когда случайно набрел на ее котят. Ох, пришиб бы он меня, не будь с ним профессора Дамблдора, и был бы прав, это моя вина, — удрученно вздохнул полувеликан.

— Не может быть... — пробормотал Гарри.

— Еще как может! Странный он. Вот уж не думал, что ты его так заботишь. Вы же с ним вроде б как не ладите?

— Ну да... — растерянно кивнул мальчик. — Не ладим.

— Он за тобой лазил в нору. Вот уж кто спец в магии. Как он вылетел из нее с тобой, мне даже сначала показалось, что он анимаг или вампир, уж очень был похож на огромную летучую мышь. Весь бледный, как смерть. Мне кажется, что зря ты так скверно к нему относишься. Ты ему вроде б небезразличен. Уж то, как он весь трясся, когда нес тебя до замка, и его загнанный взгляд... — рассказывал Хагрид, а Гарри не мог нормально вздохнуть.

— С ума сойти, — прошептал он, смотря на свои руки и думая о том, что Снейп ничем не выдал и половины того, о чем рассказал Хагрид. Как же сложно было порой понять его.

— Ага, — кивнул полувеликан.

Какое-то время они еще разговаривали, потом Гарри ощутил, что утомился, и глаза начали закрываться. Лесничий тоже заметил это и, попрощавшись, ушел. Поттер с удовольствием перевернулся на бок и заснул.

URL
2014-04-05 в 22:41 

Alanna2202
Никто не умеет жить так, как не умеем мы! Борис Крутиер
Эдакий взгляд я видал только у рассерженной мантикоры, когда случайно набрел на ее котят. Гаари и есть котенок Снейпа. ))))

2014-04-05 в 22:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Alanna2202, пишет:
Гаари и есть котенок Снейпа. ))))
:-D вот и приходится за ним по норам лазить... непоседливый котейка)

URL
2014-04-06 в 00:52 

Здорово,спасибо.

2014-04-06 в 03:45 

Ооо спасибо за сиквел. Может Снейп останется жив, и они раньше справятся с крестражами. Очень интересно.

2014-04-06 в 11:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Veliki Kowk, посмотрим, как карты лягут...;-) Спасибо за отзыв!

URL
2014-04-06 в 22:09 

_Emanon_
Хорошо смеется тот, у кого поехала крыша.
Снейп заботится о Гарри как умеет...Так мило.)
Спасибо за главу.)

2014-04-07 в 00:29 

призрачный волчонок
Вкусно! Еще!)

2014-04-07 в 10:37 

La Fille de Mer
Все течет, все меняется...
Ура, продолжение! Спасибо!

2014-04-07 в 10:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
_Emanon_, угу, правда, он еще и не начал толком заботится. Как раз после произошедшего... молчу-молчу)
призрачный волчонок, :cheek: потихоньку будем писать.
La Fille de Mer, :shuffle: стараемся.

URL
2014-04-07 в 15:42 

Приключения! - радостно завопил Поттер.
Поттер!.. - простонали приключения.
Эдакий взгляд я видал только у рассерженной мантикоры, когда случайно набрел на ее котят. Ох, пришиб бы он меня, не будь с ним профессора Дамблдора :vo:
Хагрид был на волосок от смерти:-D Может хоть теперь будет повнимательнее, хотя бы в отношении Гарри.
Спасибо за новую главу:white:

2014-04-16 в 22:21 

суперррр
спасибо большущее
мммм, какой же Северус здесь няшный :shy:
до он Волдика голыми руками за сына порвет :nun:

2014-04-17 в 21:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Keris Keilen, :-D
superklevo, пишет:
до он Волдика голыми руками за сына порвет
Все может быть... это же Северус:gigi:

URL
2014-04-20 в 21:11 

перечитала еще раз пролог и главу, мммммммм, вкуснотища

2014-06-09 в 00:27 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 2. Письмо



На следующий день в палату Гарри влетела бурая сова.

— Это, видимо, к вам, мистер Поттер. Она следовала за мной от теплиц, — покачала головой медсестра, прикрывая за собой двери.

Птица приземлилась на спинку кровати пациента и протянула лапку. Гарри удивленно рассмотрел гостью. Птица не была ему знакома, поэтому первым делом он подумал, что она от Сириуса. Однако, отвязав маленький свиток, убедился, что это не так.

Здравствуй, Гарри.

Надеюсь, ты не успел позабыть товарища по оружию? У меня плохие новости. Вчера в Варне[1] я видел потасовку волшебников. Они очень походили на Пожирателей Смерти и преследовали одного мага. Они кричали ему “Блэк”. Я подумал, что это тот самый Сириус Блэк, твой крестный. Я вызвал авроров, но к тому моменту, как они подоспели, Пожиратели аппарировали. Вмешаться никак не получилось, силы были уж слишком не равны. Я написал обо всем Дамблдору.
Часов в одиннадцать я буду в Лондоне и аппарирую в Хогсмид. Мы можем встретиться, и я расскажу подробнее.
Буду ждать в Трёх метлах.

Твой друг,
Виктор


Гарри перечитал письмо несколько раз. Сириус скрыл от него, куда отправляется. Но если его схватили Пожиратели, то почему директор ничего не рассказал об этом? Посчитал, что это не такая важная информация для его марионетки?

Взволнованно откинув одеяло, Поттер спустил ноги на пол.

— Куда это вы собрались? — поинтересовалась мадам Помфри, упирая руки в бока.

— Мне нужно срочно поговорить с профессором Дамблдором, — бросил он и поднялся.

Коленка заныла, но не так сильно, чтобы не суметь устоять. Он сделал несколько шагов, проверяя, сможет ли нормально добраться до третьего этажа.

— Профессор Снейп сказал, что придет за вами, — возразила медсестра. — Тогда сможете попросить его сводить вас к директору. До этого момента вы останетесь в постели.

— Это очень важно! — с нажимом повторил Гарри.

— Мистер Поттер, если вы немедленно не вернетесь в кровать, я вас заколдую, — угрожающе невозмутимо добавила мадам Помфри и достала палочку.

Гарри негодующе скривился. Нехотя забравшись обратно на кровать, он демонстративно отвернулся.

— Вот и хорошо, я принесу вам ваши зелья, — хмыкнула ведьма и удалилась в свой кабинет.

Как только дверь за ней закрылась, Гарри ухмыльнулся — терпение не было его отличительной чертой, — спрыгнул на пол, надел тапочки и кинулся к шкафу, где лежали его вещи. Быстро одевшись и сунув письмо в карман, он выскочил из общей палаты.

— Мистер Поттер!!! — услышал он вдогонку возмущенный возглас медсестры и припустил по коридору со всей возможной скоростью.

“Черт-черт-черт...”

Нога взвыла от боли, но останавливаться некогда. Впереди уже показался выход в холл, и Гарри обрадованно ринулся туда. Естественно, он не предполагал, что на пути неожиданно вырастет преграда в виде мастера зелий. Хотя уже надо было привыкнуть к внезапным столкновениям с ним в самые неподходящие моменты! Затормозить мальчик не успел и на всех парах врезался в него. Учитывая комплекции обоих, Гарри отлетел от профессора, как бильярдный шар от бортика. Снейп, однако, лишь слегка пошатнулся и, не растерявшись, ухватил сына за руку, не позволив растянуться на полу.

— За тобой что, толпа Пожирателей гонится? — процедил он, отпуская Поттера, когда тот восстановил равновесие.

— Нет, простите, — пискнул тот, немного испуганно отступив от отца.

— Мистер Поттер, ваше поведение недопустимо! — по коридору от больничного крыла торопливо шла разгневанная мадам Помфри.

Гарри втянул голову в плечи, чувствуя, как от стыда пылают щеки. Невольно он переместился за спину Снейпа. Отчего-то страх перед ним показался наименьшим из зол, учитывая, какое смущение он испытывал перед настигшей его медсестрой.

Северус окинул его удивленным взглядом и бесстрастно взглянул на рассерженную женщину.

— Поппи, что случилось? — спросил он, на удивление Гарри, не делая никаких попыток отойти.

— Мистер Поттер, пренебрегая моим запретом, покинул медицинское крыло!

— Это я уже понял, — снисходительно констатировал Снейп.

— Сова принесла ему письмо, и он решил, что ему срочно нужно поговорить с директором, — ее возмущению не было предела, отчего голос начал разноситься эхом по коридору.

— Учитывая, что он может скакать как заяц, то его состояние вполне приемлемое, — Снейп заглянул за плечо, где на него круглыми от удивления глазами уставился Гарри. — Вы все вещи забрали из медицинского крыла, мистер Поттер?

— Да, сэр, — выдавил тот.

— Хорошо. Я отведу его в башню, Поппи. Не волнуйтесь, он понесет наказание за свое нетерпение.

Мадам Помфри, видимо, пыталась справиться с эмоциями, поэтому раздраженно фыркнула и кивнула.

— Вот, возьмите, — она протянула пузырьки с лекарством. — Думаю, вы знаете, что с этим делать.

Северус поблагодарил ее.

— Идемте, мистер Поттер, — бросил он Гарри, разворачиваясь и направляясь в холл.

Поттер, не поднимая глаз на хозяйку медицинского крыла, все еще прожигавшую его взглядом, побежал за отцом. Они спускались в подземелья в тишине, и Гарри счел за благо не требовать похода к Дамблдору. Снейп ведь мог тоже что-то знать.

“Если он в курсе, то рассказал бы вчера”, — думал Гарри, стараясь не накручивать свою подозрительность.

Все-таки за время их общения он привык, что зельевар один из немногих был полностью на его стороне, пусть и скрывал от него некоторые детали своей жизни. Он знал, что Сириус дорог Поттеру примерно в той же степени, в какой он сам его ненавидел. Возможно, поэтому ему никто ничего не сообщил.

“Пусть это окажется неправдой!” — расстроенно возопило сознание Поттера.

Лестница стала большим испытанием для травмированной коленки, но он достойно справился, не проронив ни слова. А сопровождавший его старший волшебник сделал вид, что не замечает его мучений.

Когда дверь личных покоев декана Слизерина закрылась за ним, Поттер решил сразу же объяснить свои действия в медицинском крыле:

— Я получил письмо от Крама. Он пишет, что видел, как схватили Сириуса. Я хотел узнать у директора, правда это или нет, поэтому и сбежал. Ты что-нибудь знаешь об этом?!

— Это не оправдывает твое возмутительное поведение, — смерил его разочарованным взглядом Снейп, игнорируя вопрос. — Ты заставил бегать за собой пожилую даму. Разве она не заслуживает уважения хотя бы за то, что вылечила и присматривала за тобой?

— Но ведь это срочно! Я хотел знать, что с Сириусом, — возмутился Гарри, непонимающе смотря на профессора.

— Не имеет значения, что ты хотел, — резко ответил тот. — Тебе ничто не мешало попросить, чтобы она позвала директора к тебе. — На пару секунд Снейп замолчал и затем велел: — Покажи письмо.

Гарри расстроено протянул ему свиток.

— Садись, — ему указали на кресло и вручили зелья. — Отпей половину из каждого пузырька.

URL
2014-06-09 в 00:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Поттер покорно повиновался, напряженно смотря, как Снейп читает послание. Спустя полминуты тот уставился на гриффиндорца и сказал:

— Это обман, Гарри. Блэк сейчас в Северной Америке. Вчера мы с директором разговаривали с ним по каминной сети. А мистер Крам в настоящее время на Чемпионате в Египте, — маг сложил письмо вчетверо и убрал во внутренний карман мантии. — Я возьму его, чтобы определить отправителя.

— Но откуда ты знаешь, что Виктор в Египте? — с сомнением спросил Гарри.

— И это говорит мне ловец, — хмыкнул зельевар, потом призвал со стола газету.

Пророк влетел в руки Поттера. На первой странице красовалась фотография большого овального стадиона, на табло которого мигающими буквами было написано имя ловца болгарской команды по квиддичу. Гарри ощутил себя дураком.

«Хорошо, что только из больничного крыла сбежал, а не пошел на встречу», — а ведь такая мысль успела зародиться в лохматой голове.

— Это дело рук Пожирателей смерти? — смущенно спросил он, с опаской поднимая глаза на профессора.

Снейп задумчиво смотрел в камин и долго молчал.

— Какая-то уж очень глупая задумка, чтобы приписывать ее Пожирателям, но не исключено, что это они. Возможно, кто-то из недавно присоединившихся к Лорду. Надеюсь, ты не собирался отвечать на это письмо? — он внимательно уставился на Гарри.

Поттер сразу же отвернулся.

— Конечно, нет. Я хотел поговорить с директором.

— Оно было рассчитано, что ты поверишь автору.

— Я не стал бы писать...

— Гарри, посмотри на меня, — мягко попросил Снейп.

Поттер постарался очистить разум и приготовился мысленно сопротивляться, после чего воинственно поймал взгляд темных глаз. К его удивлению, Северус понимающе усмехнулся и сказал:

— Для того, чтобы знать, что ты думаешь, мне не обязательно читать твои мысли. Я все прекрасно вижу по твоему лицу.

Поттер сложил руки на груди.

— Я говорю правду.

— Несомненно, — хмыкнул Снейп. — Позволь тебя спросить, что бы ты делал, если бы профессора Дамблдора не было на месте? А его сегодня нет.

Гарри замер, ощущая, как внутренности сжимаются в тугой клубок — он скорее всего действительно написал бы ответ лже-Краму.

«Нет, я бы пришел к Снейпу. Я бы спросил его, — упрямо подсказал он себе; холодная волна в душе немного схлынула. — Действительно, что это я? Снейп все рассказал бы, и я избежал бы ловушки».

Но другой голосок вклинился и мерзко напомнил:

«А если бы вас с ним ничего не связывало? Ты бы не пришел к нему и повелся бы на глупую уловку!»

Гарри почувствовал, как кончики пальцев начинает покалывать, голова пошла кругом.

— Ты не должен верить всему, что видишь или слышишь. Тем более странным письмам, — услышал он твердый голос Северуса. — Темный Лорд будет пытаться всевозможными способами выманить тебя из замка или из любого безопасного места. Ты должен быть начеку.

Гарри перевел дух и заставил себя успокоиться.

— Я знаю, как сложно бывает вычислить ложь, но тебе стоит научиться это делать. Или хотя бы иметь людей, которым ты доверяешь настолько, чтобы спросить совета. Мне жаль, что я не вхожу в этот круг, но я рад, что ты додумался спросить директора...

— Я доверяю, — недовольно перебил его Гарри.

— Но я не был первым, к кому ты обратился, — возразил Северус.

Поттер опять потупился, но сразу же вскинул голову.

— Я просто не подумал! — в свое оправдание крикнул мальчик. — Я в любом случае пришел бы, если бы не нашел Дамблдора. Я не лгу...

— Ладно, Гарри, я не хотел начинать эту тему, — сложил руки на груди Северус. — Я хотел сказать, что в следующий раз будь внимательнее и осторожнее. Если еще раз прилетит неизвестная сова, не бери у нее ничего. Письмо может быть порт-ключом. Несмотря на то, что щитовые барьеры не пропускают аппарационную магию, мы не можем наверняка знать, что Темный Лорд не изобрел какой-нибудь обходной маневр.

Поттер почувствовал себя еще хуже, чем при мысли об опасности, что могла настигнуть его. Только что по самой настоящей глупости он прямым текстом сказал отцу, что не доверяет ему. Хотя это была неправда. Да, он хотел выяснить все сам, не задумавшись, что может сделать это не один.

Вместо того, чтобы начать убеждать Снейпа, что тот понял все неправильно, Гарри задал неожиданный вопрос:

— Что было бы, исчезни я из замка? В смысле, если Риддл может прислать мне портал, то не стоит ли мне тоже иметь при себе что-то подобное, чтобы сбежать от него?

— Мысль здравая, — одобрительно качнул головой Снейп и даже уголки его губ слегка приподнялись. — Но порт-ключ может и не сработать. Кто знает, куда тебя перенесет, и хватит ли мощности у портала вернуть тебя обратно.

— Да куда бы не забросило, это будет лучше, чем у Риддла.

Северус кивнул. Он уже пытался уговорить Дамблдора достать межконтинентальный проводник, но старик не очень-то торопился. Видимо, боится, что его герой сбежит с его же помощью.

— Пока ты находишься в замке и не делаешь глупостей, тебе не грозит оказаться среди Пожирателей, — заверил Снейп. — Если мы закончили обсуждать эту тему, могу я рассказать тебе, что наметил на следующие выходные? — приподнял он бровь, садясь в кресло и сплетая пальцы.

Поттер кивнул.

— Я не часто отмечал праздники, тем более в компании с... в такой компании, — запнулся Снейп. — Я хотел предложить тебе прогуляться в одну магическую деревню. Не в Хогсмид, нет.

— Но зачем? — спросил Гарри, которого немного удивило предложение отца. — В смысле, мне же нельзя покидать Хогвартс.

— Нельзя одному, но со мной можно. Тем более, мы пойдем под скрывающими чарами, — пояснил мастер зелий. — Я не знаю, видел ли ты, как в волшебном обществе проводят ежегодные празднества.

— Обычно я был в это время с семьей Рона, — проговорил молодой человек.

“Весело, большой стол, разные вкусности от миссис Уизли, задорные шутки и поздравления, фейерверки на улице, игры в снежки или возведение снежных баррикад и замков”, — Гарри даже стало немного грустно, что в этот раз он не там, хотя и сам отказался.

— Я подозревал, — проницательно произнес Снейп. — Маги, живущие в поселениях, обычно устраивают на площадях своих городков различные гулянья, с представлениями и фейерверками. В общем, это иногда очень захватывающе. Конечно, перед этим мы можем заказать что-нибудь у эльфов, чтобы ты не урчал желудком всю дорогу до Гринхилла.

— А что это за деревня?

Северус пару мгновений думал, прежде чем ответить.

— В ней когда-то жили твои прабабушка и прадедушка.

У Гарри глаза округлились и стали похожи на два галлеона. Снейп никогда не заговаривал о семье.

— Э... они твои или...

— Да, мои, — кивнул Северус. — Принсы.

— О, — Гарри и знать не знал о фамилии родственников. Честно говоря, он вообще мало чего знал о своих предках, да и не интересовался никогда, кроме своих родителей, конечно. Дамблдор говорил, что старшие Поттеры погибли, а про родню по материнской линии Гарри примерно представлял из рассказов тётки.

— Моя мать была из чистокровной семьи, а отец — магглом, — явно без особого желания оповестил Снейп. — У меня... нас имеется дом в Гринхилле. Я подумал, что тебе стоит знать об этом.

— Я считал, что ты живешь в Лондоне...

— Да, там тоже. Не сказал бы, что горю желанием возвращаться в любой из этих домов, но, — у Северуса стал странных взгляд, когда он улыбнулся Гарри, Поттеру даже показалось, что в нем промелькнула радость, — раз у меня теперь пятнадцатилетний сын, то ему нужен простор и свежий воздух.

Поттер ничего не мог с собой поделать и смутился.

— Я буду рад посмотреть на него, — старался не тараторить он.

Северус кивнул.

— Хорошо. Сейчас мы можем заняться твоим обустройством. Я подумал, что на время каникул тебе будет удобнее пожить тут. Безусловно, это зависит только от твоего желания.

— Я — за! — по-детски возбужденно возвестил парень.

— Вот как, — удивился такой бурной реакцией Снейп и поднялся. — Идем, я покажу твою комнату.

Гарри тоже встал. Северус снял чары невидимости с двух резных дверей. Одна из них, сработанная из коричневого дерева, выглядела совершенно новенькой, другая — почти черная и потрепанная временем. Поттер уставился на рисунок, что изображался на светлой поверхности. Это была тоненькая лань, гуляющая среди деревьев. Фигурка животного двигалась плавно, красиво изгибая шею, а листья на деревьях шевелились, словно подхваченные ветром.

— Это твоя комната, — сообщил Северус. — Соседняя — моя.

Гарри не знал, что сказать, а через секунду, затаив дыхание, осматривал убранство своего нового жилища. Оно не отличалось от общей спальни в любом из домов школы, только на одной из стен был нанесен зачарованный рисунок бескрайнего берега и морской глади, и чистого неба с парящими в нем чайками. Где-то вдали мелькали паруса кораблей, пересекавшие блестящее на солнце волнистое покрывало. Даже показалось, что слышно, как плещется вода.

— Как красиво, — завороженно прошептал Гарри, приближаясь к потрясающему пейзажу.

— Да, я подумал, что так тебе будет приятнее сносить мрачность подземелий. К сожалению, окно тут наколдовать нельзя.

URL
2014-06-09 в 00:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Так тоже отлично.

Осмотрев все остальное — небольшой стол и стул, кровать, застеленную алым покрывалом и одинокий шкаф — взгляд Гарри скользнул по толстым коврам таких же гриффиндорских цветов на полу. Чувствовалось, что отец старался, чтобы ему понравилось.

Снейп взмахнул палочкой, и в комнате появился камин.

— Я зачаровал его исчезать, но знай, что он у тебя есть. Если замерзнешь...

— Да, растоплю и согреюсь, — Гарри повернулся к мужчине и сказал: — Мне тут нравится. Спасибо.

— Не за что, — Снейп отвернулся. — Я намерен разузнать, кто прислал тебе письмо, если хочешь, можешь присоединиться ко мне в лаборатории.

— Да, хочу. Только осмотрюсь тут получше.

— Конечно. Лаборатория... — Северус замялся и махнул рукой, — идем, проще показать.

Гарри побежал за родителем.

Как оказалось, в гостиной много скрытых дверей, что невольно подогрело интерес любопытного Поттера. Комнаты определенно были заколдованы, потому что близкое расположение входов в них никак не соответствовало размеру помещений.

Лаборатория оказалась даже больше, чем класс зельеварения. Гарри в жизни не видел столько необычных вещей, коими она была наполнена. Поттер наивно полагал, что туша василиска давно сгнила в Тайной Комнате, ан нет. Иссушенный скелет змея-великана висел во всю немаленькую стену, а под ним стеклянной полосой растянулся аквариум, встроенный в стену и заполненный абсолютно прозрачной водой, подсвеченной водяными мотыльками. Они кружили над лежащей на дне отливающей зеленью чешуей. Кое-где по стеклу ползали гигантские улитки, а рядом с ними дрейфовали вытянутые и похожие на оранжевые водоросли рыбки. То, что это именно рыбы, говорили маленькие волнующиеся плавнички и наблюдательные глазки, вылупившиеся на залюбовавшегося ими Гарри.

— Остаешься или пойдешь обживаться? — насмешливо уточнил Снейп.

— Откуда у тебя василиск? — опешил Поттер.

— Заинтригован? — Северес закрыл дверь.

— Еще как. Я думал, в Тайную комнату нельзя попасть, не зная пароля.

“Странно, что Дамблдор не попросил меня сводить его туда. Василиск же стоит целое состояние”, — отстраненно задумался Гарри; о цене этой твари ему рассказала Гермиона.

Зато теперь стало ясно, отчего тот не продал змея, а отдал своему зельевару.

— Да, но после того, как ты побывал в ней и призвал Фоукса, директор знал, куда перемещаться.

Северус выбрал из ряда различных котлов один маленький и перенес его на рабочий стол. Пока он приготавливал все для будущего зелья, Гарри продолжал осматриваться.

Минуя три или четыре ряда забитых книгами шкафов, которые переливались серебряными нитями защитной магии, он добрался до широкого массивного стола, чем-то напоминающего кафедру в классе; половина его была завалена свитками, а другая — аккуратно сложенными в стопки... кажется, дневниками или журналами. Поттер ни к чему не прикасался, подозревая, что хозяину богатств это не понравится. Обойдя ярусное сооружение, в котором располагались необычного вида растения, зашипевшие на него, когда Гарри пытался разглядеть нежные соцветия получше и закрыл тем самым свет от летающего светового шарика, он направился вдоль другой стены. Она была завешана пучками трав, корней, тяжелых и легких на вид мешочков, связок подвешенных на веревках за длинные горлышки банок и флаконов, в которых распознавались насекомые, летучие мыши, иссушенные тельца магических существ, напоминающих пикси. Хотя это были не они. Полки ломились от тех же банок, но только побольше размером: в них хранили зелья. На полу стояли огромные и средние бутыли: в одних плавали заспиртованные твари, как в кабинете Снейпа, в остальных что-то другое, но такого же неаппетитного вида, по непрозрачной жидкости невозможно было определить, что. Поттер присел около одной и попытался разглядеть.

— Гарри, — уже не в первый раз позвал Северус из-за шкафов. — Только ничего не трогай.

— Я тут, — подал голос Поттер. — И я не трогаю.

Снейп подошел к нему с озабоченным видом.

— Это желчь дракона, — пояснил он, заметив к чему направлен пытливый взгляд мальчика. — Используется в целом ряде зелий. Я вам о ней еще не рассказывал. В следующем году.

— О, — поморщился Гарри. — Я думаю, мне и этого достаточно.

Снейп усмехнулся.

— Какие мы нежные, — подначил он. — Пойдем.

— Что ты собираешься делась с письмом? Разве нет каких-нибудь выявляющих заклинаний на этот счет?

— Конечно есть, — согласился Северус. — Я уже их использовал, когда читал его. К сожалению, автор подумал об этом.

— А как же тогда...

— Если ты не будешь таким нетерпеливым, то все увидишь сам, — чуть строже заметил профессор.

Готовя какое-то на запах кислое зелье, заставившее Гарри зачихаться, он нейтрально напомнил:

— Пока ты не забыл о своем проступке, спешу сообщить, что тебе придется понести за него наказание.

Гарри изумленно воззрился на родителя, забыв про наполненные алой маслянистой жидкостью солнечные часы, появившиеся рядом с котлом, как только зелье начало кипеть.

— И извинишься перед мадам Помфри, — невозмутимо закончил Снейп.

Гарри эта идея не понравилась, больше чем просто отработка. Черт, его это нервировало.

— Может, только первое?

— Нет, — категорично отрезал Северус. — Ты должен отвечать за свои действия. Не маленький уже, — последнее предложение было сказано с усмешкой.

Поттер вздохнул.

— Ладно.

Зелье варилось еще пару минут, и профессор, потушив под котлом огонь, перелил жидкость в прямоугольную стеклянную посудину.

— Посмотрим, — медленно и задумчиво протянул он, разворачивая послание и окуная его в полученный состав.

Гарри внимательно смотрел на постепенно намокающий пергамент. На его поверхности стали проступать пятна, и вскоре стало понятно, что это отпечатки пальцев.

Снейп быстро провел над ними палочкой, с кончика которой срывались плавные лучики магии.

— Писали Прытко-Пишущим пером, — заключил Северус. — Некий Леопольд Рендд.

— Не знаю такого, — растеряно прошептал Гарри. — А можно определить, кто он? А как ты узнал его имя?

— Магия сказала, — отстранено ответил Снейп и напряженно задумался.

— Может, он журналист, я видел такие перья только у Риты Скитер.

— Эти перья не дешевые, но их можно купить в любом канцелярском магазине, — снисходительно отозвался Снейп. — Он не журналист, а идиот. Если хочешь остаться инкогнито, существуют чары, которые непросто распутать. А это, — он цокнул языком, выражая свое пренебрежение и мнение об умственных способностях недальновидного переписчика, — глупо.

Гарри тоже задумался.

Северус наложил консервирующее заклинание на сосуд с письмом и убрал все со стола. Достав из кармана часы, он замер на мгновение, потом взглянул на Гарри, следившего за ним.

— Пойди пока в свою комнату. У меня есть одно дело. Оно не займет много времени. Если чего-то захочешь, позови эльфа.

— Э, ну ладно, — Поттер неуверенно развернулся и побрел к себе.

Едва закрыв за собой дверь лаборатории, он остановился, поймав за хвост мысль, промелькнувшую после слов отца, но не задержавшуюся.

“Дело? Какое еще дело? Риддл? Он же говорил, что на эти дни ничего такого не планируется...”

Гарри крутанулся на месте и вошел обратно.

— Сэр, — начал он и замолк.

Снейпа нигде не было. Быстро обойдя помещение, Поттер нахмурился.

“Разве отсюда можно аппарировать?”

Потоптавшись на месте, он вздохнул и вышел.

В груди поселилось неприятное беспокойство — вдруг Снейп отправился поглядеть на того, кто прислал записку.

___________________________________________

[1] Варна — город в Болгарии

URL
2014-06-09 в 13:05 

Alanna2202
Никто не умеет жить так, как не умеем мы! Борис Крутиер
Теперь он еще и Снейпа побежит спасать. Вот же шилопопик.

2014-06-09 в 13:22 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Вот же шилопопик :lol:
Порой удивляюсь, как люди придумывают такие словечки. :hlop: Определенно про Гарри :gigi:

URL
2014-06-09 в 15:01 

_Emanon_
Хорошо смеется тот, у кого поехала крыша.
А Гарри здесь такой мимимилыый... :3 Как маленький ребенок. Так бы и затискала :squeeze:

2014-11-19 в 20:13 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 3. Первые изменения


Через некоторое время в дверь комнаты постучали. Гарри поднял голову, оторвавшись от колдографий, которые нашел на кровати, повнимательнее осмотревшись в своем временном доме.

— Войдите, — хрипло разрешил он.

Это был Снейп. На мгновение он замер на пороге, заметив, что держал в руках мальчик, но потом, немного расслабившись, подошел ближе.

— Я посчитал, что тебе будут интересны эти снимки, поэтому...

— Они классные, — Гарри испытал облегчение, что профессор вернулся и, вроде бы, в полном порядке. — Я не знал, что мама часто бывала… на вечеринках.

— Это выпускной бал в школе, — пояснил Снейп.

— Да?.. Как-то не очень похоже… на выпускной.

Пристальнее посмотрев на карточку, Северус нахмурился.

— Это было после официальной части. Помнится, у вас на Святочном балу тоже не серенады пели, — о том, сколько потом пришлось разгонять подвыпивших озабоченных подростков из укромных уголков, Снейп умолчал.

Гарри понимающе хмыкнул.

— У меня не так много ее снимков... — кашлянув, продолжил Северус. — Эти, кажется, веселые.

Девушка с зелеными миндалевидными глазами ухмыльнулась, держа в одной руке сливочное пиво, а в другой гитару. Вокруг нее стояли несколько парней, одетые как рок-певцы.

— Понятия не имею, как назывались эти… эта группа, но Лили она отчего-то нравилась, — Снейп поморщился.

— Выглядят круто, — оценил Гарри. — Я думал, что в Хогвартсе только хоры да граммофоны, или ну… оркестры какие-нибудь…

Снейп фыркнул, подумав, что подростки его времени были не менее распущенны, чем нынешние. Хотя он не был таким уж знатоком развлечений молодежи девяностых (слизеринцы оставались также консервативны в этом вопросе, как и старшее поколение), что, вероятнее всего, придется восполнить, учитывая возраст Гарри.

— А остальные фото откуда?

На второй карточке Лили стояла на фоне большого готического собора рядом с тремя миловидными девушками. На губах играла задорная улыбка.

— Она прислала мне ее из путешествия с родителями по Франции, — он задумался, стараясь припомнить год. — Кажется, после четвертого курса.

— А, — протянул Гарри, удивленно обнаружив в одной из девушек тетю Петунью.

«Школьницей она была намного приятнее».

Поттер посмотрел на последний снимок.

— Это с Хэллоуина?

— Да. Не думаешь же ты, что в школе мода такая была? — почти улыбнулся профессор.

— Спасибо, — тихо поблагодарил Поттер. — Я не знал, у кого можно попросить фотографии роди… мамы, — запнулся он и ощутил, как стало жарко от этой оговорки. Снейп сделал вид, что не заметил, и Гарри продолжил: — Хагрид на первом курсе подарил мне целый альбом, но заполненных страниц там немного.

— Чуть позже отыщу что-нибудь еще, — задумчиво протянул Снейп.

— А есть ваши с ней? — вдруг неуверенно спросил Гарри, и рискнул посмотреть на профессора из-под челки.

— Нет, — Северус выпрямился.

Повисла неловкая тишина.

— Куда ты ходил? — поторопился сменить тему Гарри. — Ты говорил, что дел на праздники не будет. И как ты смог аппарировать из лаборатории?

— Очень надеюсь, что, пытаясь это выяснить, ты не разгромил ее? — с толикой беспокойства сурово спросил Снейп и даже оглянулся на дверь.

Поттер весело фыркнул.

— Вот еще! Чтобы потом всю жизнь драить подземелья?!

— Разумно подмечено, — чуть спокойнее ответил Северус. — Я был в Хогсмиде.

Гарри осуждающие насупился, хотя в душе сгорал от любопытства.

— Я так и знал.

Северус закатил глаза.

— Мистер Рендд оказался весьма скучной и не стоящей внимания личностью. Как и его приятели. Я позаботился, чтобы им оказали радушный прием в Азкабане.

Поттер вздохнул с облегчением, а потом озабоченно выпалил:

— А Риддл не узнает, что это был ты? Ну, сдал их. Он же может подослать к ним других Пожирателей под оборотным, и те могут прочитать мысли или просто допросить!

Северус кивнул, с интересом рассматривая сына:

— Конечно, может. И сделает.

— И?

— Считаешь, я настолько глуп, чтобы действовать своими руками? Я отослал патронуса профессору Дамблдору, и он поспешил вернуться. Вряд ли для Темного Лорда будет неожиданностью, что ты пошел с письмом прямо к директору, и тот принял соответствующие меры, — темная бровь многозначительно вздернулась.

Гарри несколько секунд стыдливо разглядывал свои руки.

— Как же ты аппарировал? В Хогвартсе ведь нельзя.

Зельевар помолчал, сверля его взглядом.

— Это что, тайна? — неуверенно уточнил гриффиндорец.

— У меня есть порт-ключ до Хогсмида. Полагаю, пояснять, для чего он, мне не потребуется? Не любопытствуй слишком много, Гарри, — предупреждающе сказал Снейп.

Поттер коротко кивнул и хотел задать еще вопрос, но профессор его опередил.

— Директор изъявил желание увидеться с тобой. Он будет ждать у себя в кабинете.

— О, хорошо.

— По дороге зайди к мадам Помфри и извинись, — строго велел Северус, разворачиваясь и выходя из комнаты.

Гарри недовольно поёжился. Вот угораздило же его вляпаться. А ведь раньше он отделался бы всего лишь баллами или отработкой.

URL
2014-11-19 в 20:14 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

— Сэр, вы хотели меня видеть? — проговорил подросток, входя в тяжелые двери.

— Ты как раз вовремя, Гарри, присаживайся, — Дамблдор отложил документы и внимательно поглядел на своего гостя. — Чаю?

— Да, спасибо, — кивнул Поттер.

В скором времени он держал в ладонях теплую чашку. Не то чтобы ему не терпелось чего-нибудь отведать в кабинете директора, но руки погреть было приятно. Лучше уж что-то в них вертеть, чем напряженно сжимать вспотевшие ладони. Подозрения, что разговор с Дамблдором вряд ли станет приятным, заставили Гарри нервничать.

— Во-первых, я хотел поблагодарить тебя за благоразумие. Пожиратели затеяли опасную игру, и ты не поддался. Ты молодец, мой мальчик.

Впервые похвала старика звучала для него как насмешка. Сейчас Гарри прекрасно понимал, каким был бы дураком, поведись на глупую попытку Рендда выманить его из замка. А Дамблдор называет это подвигом.

— Чтобы тебя успокоить, Сириус сейчас в Америке на задании. Как только оно закончится, я думаю, он захочет провести с тобой несколько дней. После нового года ты сможешь к нему отправиться.

Гарри оживился.

— Я рад, сэр, — новость была отличной, хотя мальчик и ощущал напряжение из-за необходимости скрывать что-то очень важное от крестного.

— Прекрасно. А теперь ко второму вопросу, который нам стоит обсудить. Он касается профессора Снейпа. Северус рассказал мне о вашей небольшой тайне, — маг безрадостно улыбнулся. — Честно говоря, я не ждал подобной новости, да и не сразу поверил, но он привел неоспоримое доказательство в качестве зелья родства. Меня так же удивило, что ты не пришел ко мне, как только узнал о вашем открытии. Мне всегда казалось, что вы с профессором Снейпом, мягко говоря, в не лучших отношениях.

— Простите, сэр. Мне действительно нужно было обдумать все самому, — Гарри старался смутиться как можно правдоподобнее, гоня все мысли — ведь он и вправду не кинулся к директору, как только догадался, о ком говорится в письме мамы. Может, уже тогда он интуитивно сомневался в Дамблдоре?

— Конечно, мой мальчик. Вероятно, тебе стоило немалого труда разобраться во всем. Тем более, что профессор Снейп далек от возлагаемой на него роли.

Гарри сглотнул.

Альбус не отрывал взгляда от подростка.

— Я так понимаю, Северус узнал обо всем случайно, во время урока мыслезащиты. В тот момент у тебя не осталось выбора, кроме как все рассказать ему. Я бы хотел понять — добровольно ли ты согласился поддерживать с ним связь и к каким выводам пришел, пока хранил секрет? — мягко спросил он, отставляя свой чайный прибор и растягивая губы в располагающей улыбке.

— Я не против наших с ним отношений, сэр, — очень осторожно отозвался Поттер.

— Правда? – кажется, ему удалось удивить старика. – Прости, но не мог бы ты пояснить свои слова?

Гарри заставил себя поднять взгляд.

— Я не знаю... сэр, — подчеркнуто вежливо ответил он.

Дамблдор несколько минут молча разглядывал его. Гарри напряженно вертел свою грелку для рук и запрещал себе отпивать, чтобы смочить пересохшее горло.

— Что ж, ясно, — неопределенно проговорил Дамблдор, решивший, по-видимому, не давить. — Знаешь, профессор Снейп, несомненно, человек немалого ума и опыта общения с детьми... Однако, я не помню, чтобы он когда-либо изъявлял желание завести собственного, и мне кажется, что он совсем к этому не готов.

Гарри вздрогнул и заставил себя посмотреть в окно. Вот уж не директору рассуждать о способностях к воспитанию.

— Даже если я ошибаюсь, — проницательно продолжил старик, — то его положение в настоящей войне, которое, как я надеюсь, ты осознаешь, сейчас очень опасно и для тебя, и для него, — он сделал значительную паузу, чтобы продолжить: — Гарри, ты ведь не забыл, что Том не раз пытался пробраться в твой разум?

Неожиданная смена темы и вопрос повергли Поттера в ступор.

— Если Том увидит ваши с Северусом изменившиеся отношения, то шпион в рядах Пожирателей будет потерян.

В голове Гарри сразу же всплыли все попытки Волдеморта прорваться к нему в мысли, и все то, что он мог увидеть там. Не так уж и много, но...

«Мерлин! Почему я раньше не додумался?!» — Гарри нервно заерзал в кресле.

— Я вижу, ты понял причину моей озабоченности, — старый волшебник слегка склонил голову и его очки-половинки съехали на кончик носа. — Мы уже обсудили этот вопрос с Северусом, и он уверил меня, что Волдеморт пока не может проникнуть слишком глубоко в твой разум. Хотя и делает попытки, посылая видения.

— Уже две недели я ничего не видел, — выдавил из себя Поттер и ощутил, как натянувшаяся пружина тревоги внутри расслабляется. — Как только я научился ставить блок, ему стало намного сложнее.

— Рад это слышать, — кивнул Альбус. — Тем не менее, тебе еще нужно поработать над щитом. Волдеморт сейчас очень слаб, но быстро восстанавливает силы. Нам тоже не стоит медлить.

— Я буду стараться, сэр, — Гарри был искренен как никогда.

— Профессор Снейп уже сообщил тебе про зелье для защиты сознания? — голос директора изменился, исполнившись осторожности, и Гарри не сразу понял, отчего.

— Нет…

— Это зелье отличается от того, что ты принимал после первого вторжения. Оно... — Дамблдор на долю мгновения замялся, подбирая слова, — заставит Тома задуматься. — Гарри поймал в выражении голубых глаз хитрый отблеск, и добрая улыбка уже не внушала тепла и спокойствия.

Ему что-то недоговаривали.

— Если я научусь защищать себя, то оно мне не понадо…

— Нельзя быть уверенным наверняка, что Том не подловит тебя тогда, когда ты будешь не подготовлен. Мы не можем рисковать, мальчик мой.

— Хорошо, сэр, — забыв, как дышать от такого напора, согласился Поттер.

Некоторое время помолчали. Гарри поглядывал в окно или на пустую жердочку феникса, стараясь не обращать внимания на пытливые взгляды директоров с картин и того, что сидел за столом.

— Еще пара слов, Гарри, и ты сможешь пойти насладиться заслуженными каникулами, — доброжелательно сообщил некогда такой заботливый и надежный для гриффиндорца человек. — Учитывая ваши прошлые отношения с профессором Снейпом, тебе, наверное, сложно относиться к нему с присущим каждому ребенку сыновним доверием. Если у вас возникнут проблемы…

Поттер заставил себя повернуться и встретиться взглядом с небесного цвета глазами.

— Если появятся любые проблемы, — подчеркнул старик, — я настаиваю, чтобы ты пришел ко мне. Северус крайне нетерпим ко многим вещам, и мне бы не хотелось, чтобы тебе было плохо с ним…

— Он нормально ко мне относится, — повел плечами Гарри. — Не так, как раньше.

Что-что, но Снейп был поразительно спокоен и подозрительно терпелив, даже ни разу голоса на сына не повысил.

— Гарри, я не хочу пугать тебя или оскорбить Северуса, — покачал головой Дамблдор. — Пойми меня правильно. Когда-то мне пришлось оставить тебя с семьей, которая не жаловала тебя, однако они были единственными твоими родственниками, и по нашим законам я не мог отдать тебя кому-то другому или оставить у себя.

Гарри застыл от упавших как камни слов.

Взгляд старика наполнился сожалением и грустью.

— Сейчас я могу уберечь тебя от еще большего зла, потому что могу запретить профессору Снейпу приближаться к тебе. И с точки зрения закона буду прав. Даже если он предъявит права на тебя, в чем я сомневаюсь, совет попечителей не позволит ему. С его прошлым это невозможно.

— Нет, профессор, не делайте этого! — у Поттера волосы на голове зашевелились от обрушившегося на него понимания: он все еще полностью во власти директора. — Я уверен, что профессор Снейп не желает мне зла и… будет заботиться обо мне.

— Хорошо, Гарри, — это успокоило Альбуса, и он поднял руки в знак примирения. — Я просто хотел, чтобы ты знал, что у тебя есть выбор.

— Я понял, сэр. Спасибо, — не очень-то радостно проговорил Поттер.

— Кстати, тебе очень идёт ходить без очков, — усмехнулся маг.

Молодой человек непонимающе уставился на пьющего остывший чай волшебника.



* * *

Когда Гарри вернулся в подземелья, слегка заплутав, он ощущал себя хоть и напуганным, но довольным. Как он мог не заметить, что прекрасно видит все вокруг? Снейп ничего ему не сказал, хотя наверняка обратил внимание, а ему не хватило мозгов отметить для себя этот факт.

К медсестре он зашел и застрял у нее на полчаса. Превозмогая мучительный стыд, он пробормотал извинения и хотел улизнуть, но она задержала его. Ее гнев быстро сменился милостью из-за бледности и вялости студента, и на лице появилось беспокойство.

— С вами все в порядке? Вы приняли зелья?

— Да. Все прекрасно. Я пойду.

— Постойте, я еще раз вас осмотрю, — мягко произнесла женщина, доставая палочку.

У Гарри не было желания спорить, поэтому он смиренно застыл на месте.

URL
2014-11-19 в 20:14 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Спустя пару минут его оставили в покое, но не отпустили.

— Если бы вы не сбежали утром, — мадам Помфри недовольно изогнула губы и уперла руки в бока, — то я смогла бы сообщить вам, что вчера начала углубленный анализ вашей магии и состояния здоровья. Обычно я ограничиваюсь только общим фоном, но заметила, что ваше магическое ядро меняется намного стремительнее, чем у подростков схожего возраста.

Гарри внимательно слушал, понимая, что те преображения, о которых пророчила мама, уже начали проявляться, и восстановившееся зрение — только цветочки. Значит, его отношение к Снейпу действительно стало другим. Эту мысль стоило обдумать тщательнее, но позже.

— Также я обнаружила некоторые неуловимые изменения в вашей внешности. Несомненно, многие молодые люди ближе к совершеннолетию мужают и меняются, но… у вас что-то другое. И, как мне кажется, вы теперь прекрасно обходитесь без очков, раз спокойно ушли и пришли без них.

— Э... да, я гораздо лучше вижу, — скрывать это было бесполезно: из-за глупой радости Гарри не пришло в голову соврать. — А какие еще изменения? Я ничего не заметил, — это было правдой, и он искренне удивился.

— У вас форма лица стала чуть другой, — покачала головой ведьма. — Пока не очень заметно, но я это вижу. Кажется, нос стал больше, брови тоньше, и волосы… они отросли. И вы сами подросли.

Гарри дотронулся до упомянутых частей внешности.

«А я и не заметил... — подумал он, а потом все слова ведьмы дошли до его сознания. — ЧТО?! Мой нос будет таким же огромным, как и у Снейпа?!»

— У вас что-то болело в последние дни? Может, голова или спина?

— Не уверен, — запнулся Гарри, все еще шокированный своим возможным будущим. — Голова — да, болела пару раз. Не так чтобы сильно. Спина иногда ныла, когда я возвращался с тренировок. Но это же нормально!

— В прошлый раз, когда вы прибыли ко мне на попечение после квиддичного матча, я измеряла ваш рост и вес, — задумчиво проинформировала мадам Помфри, убирая палочку в карман фартука. — Если вес изменился незначительно, то в росте вы прибавили почти два дюйма. И это за месяц.

— Это же хорошо, — самодовольно улыбнулся Гарри.

Стать выше для него была давняя мечта. Неприятно было ощущать себя ниже, чем некоторые девушки.

— Хорошо, вот только ненормально, — фыркнула женщина. — Чтобы понять, что с вами происходит, мне нужно понаблюдать за изменениями. Поэтому вы будете приходить ко мне раз в неделю.

«Вот черт!»

— Хорошо, мадам, — согласился Гарри.

— Прекрасно. Если будете чувствовать себя плохо, вы знаете где меня найти.

Гарри попрощался и поспешно ретировался.

* * *

Северус нахмурился и долго молчал, после того, как Гарри рассказал ему о беседах с директором и мадам Помфри.

— Почему ты не сказал мне, что у тебя случаются боли? Я ведь просил, — с явным недовольством поинтересовался он.

Гарри пожал плечами, опираясь спиной о массивный шкаф с кучей книг.

— Я и сам не думал, что это связано с изменениями. У меня и раньше бывали мигрени или ныли мышцы после тренировок.

Снейп не в первый раз осмотрел внешность сына и вздохнул:

— Она прозорлива, даже я не сразу разглядел.

— Так ты видел и молчал? — удивился Гарри. — И о моих очках, — сварливо добавил он.

— Ты стал меняться еще в прошлом месяце. Твое лицо слегка вытянулось, скулы стали выше. Это почти не заметно, если не приглядываться. Насчет зрения, я полагал, ты сам в состоянии догадаться, — в бархатном голосе появилось снисхождение. — После того, как очки исчезли с твоего лица, я лучше разглядел глаза. Они тоже изменились…

— Что?! — Гарри всполошился и выбежал из лаборатории, где Снейп варил зелье для подкормки своих многочисленных растений.

Не успевший договорить мужчина удивлённо поднял брови, но решил продолжать помешивание, спокойно дожидаясь, пока несносный ребёнок соизволит вернуться.

Ворвавшись в ванную, Поттер подскочил к зеркалу. Он с ужасом ожидал увидеть, что его глаза потемнели, но спустя несколько секунд выдохнул и успокоился. Они остались такими же большими и зелеными, как у мамы. Может даже чуть больше. Как следует их изучив, вплоть до крапинок в радужке, он переключился на все остальное, и с трудом смог различить преображения. Волосы действительно не торчали так, как прежде, став тяжелее и длиннее, нос, если смотреть в профиль, ничуть не изменился. Хотя Гарри никогда не считал его маленьким, он был крупным, но не таким крючковатым, как у профессора. Ровный, с маленькой горбинкой. Скулы на самом деле заострились, но совсем немного, брови… да, были тонкими и черными. Гарри никогда не обращал на них внимания, поэтому не мог ничего сказать.

Все остальное оставалось таким же, как и прежде: губы чуть полные, но если их сжать, то становились узкими, а подбородок с едва появившимся пушком был острым. Можно ли сказать, что Гарри стал менее похож на Джеймса? Наверное, еще нет, но настоящая отцовская внешность уже начала пробиваться сквозь чары.

«Каким же я буду через год?» — вертясь перед зеркалом, размышлял мальчик.

Вздохнув, он открыл кран с холодной водой и умылся.

Когда он, вполне удовлетворенный своим внешним видом, пришел в лабораторию, Снейп добавлял в котел красный порошок. Заметив беглеца, он улыбнулся уголком губ.

— Ничего почти не заметно, — буркнул Гарри, усаживаясь на высокий табурет.

Северус закончил помешивать, убавил огонь и повернулся к сыну.

— Я хотел сказать, что твои глаза стали чуть больше и сильнее напоминают глаза Лили.

— О, — Гарри опять не смог унять чертово смущение.

— Нужно время, чтобы изменения стали более очевидными.

— А как много?

— Трудно сказать, — Северус задумчиво поглядел на шкаф, видимо, уже прикидывая, в каких книгах искать ответ. — Вероятно, через пару лет.

Гарри расслабился. В конце концов, он не был готов превращаться в незнакомца уже сегодня или завтра.

— Что мне делать, если кто-то заметит? Тем более, если мадам Помфри поймет, что со мной происходит?

— Сейчас тебе нечего опасаться, а чуть позже я покажу тебе чары, которыми будешь маскировать лицо, — ответил Снейп. — Что касается мадам Помфри, то с ней поговорит директор.

Гарри кивнул.

Снейп сложил руки на груди, призадумавшись, затем продолжил:

— Что касается мнения Альбуса о моих правах на тебя, то не стоит его разочаровывать, — темные глаза стали непроницаемыми. — Если мы разберемся с пророчеством, я смогу убедить нашего вездесущего старца помочь мне восстановить мое доброе имя и вернуть тебя. — Чувствуя, что Гарри не убеждают его слова, Северус вздохнул и чуть тише проговорил: — Если ты действительно захочешь остаться со мной, то я сделаю все, что потребуется, чтобы так и было.

Пусть Гарри только сегодня понял, как во многом он зависим от директора Хогвартса, в его душе все равно появилась робкая надежда, что и его отец не так прост. Во всяком случае, Снейп еще не давал ему обещаний, которые не выполнял.

— Профессор Дамблдор говорил, что не мог меня забрать… в смысле оставить в Хогвартсе, или передать кому-то под опекунство. Это правда?

— Это сложный вопрос, Гарри. Скорее всего, так оно и есть. В нашем мире главенствует магия крови и родства. Если бы у тебя не было тети и кузена, тогда встал бы вопрос об опеке. Несмотря на то, что твои родственники не волшебники, кровь в их жилах обеспечивала тебе защиту и рост магических сил.

— А если бы их не было? Моя сила бы не развивалась? — не понял Гарри.

— Развивалась, но медленно и не полностью. Понимаешь, семья для не достигшего совершеннолетия волшебника очень важна. Она подпитывает его и помогает раскрыться многим способностям, передающимся из поколения в поколение. Даже, — Северус помедлил, — даже Темный Лорд не посмел отомстить своему отцу, пока не достиг совершеннолетия.

Гарри удивленно распахнул глаза.

— Отомстить?

— Он убил своего отца за то, что тот отвернулся от его матери, а та, не выдержав разрыва, умерла, оставив ребенка в приюте, — нехотя пояснил Северус. — Он сумел поддерживать магическую связь с Риддлом-старшим. Не уверен, как он это делал, и нужно ли это было, поскольку у него имелся живой дядя. Да и отец оказался магглом.

— У Волдеморта есть дядя? — сегодня для Гарри был день неожиданностей.

Снейп дернулся от звука ненавистного имени и потер левую руку.

— Не называй его имени при мне. Я просил, — отрывисто произнес он, почти оскалившись.

Гарри закусил губу.

— Прости.

— Да, у Риддла есть дядюшка, — скривился Снейп. — Он давно коротает свои дни в тюрьме.

Зелье за спиной булькнуло, и профессору пришлось оказать ему должное внимание.

— Может, он не знал, что у него есть родня. Все-таки жил в приюте, — тихо предположил мальчик.

Снейп молча занимался своим делом, говоря тем самым, что поднятая тема неприятна.

Гарри вздохнул и задумался над полученной информацией.

— А о каком зелье говорил директор? Я ведь неплохо ставлю ментальный блок.

Северус снял котел с огня и наложил на него чары, чтобы жидкость спокойно остывала.

— Я не собираюсь следовать его совету. То зелье, о котором он тебе рассказал, небезопасно для здоровья, — мрачно отозвался он. — Мы продолжим наши тренировки в окклюменции. Этого будет достаточно.

Гарри был только «за».

— Я не должен ему ничего говорить?

— Пока не спросит, лучше молчи.

— Без проблем, — кивнул Гарри, но, задумавшись, осторожно пробормотал: — Только, наверное, все равно стоит приготовить зелье. На всякий случай. Вдруг Том станет сильнее.

Северус подозрительно сощурился.

— Я не хочу рисковать, — уже увереннее заверил Гарри.

— Ладно. Но это совсем на крайний случай.

URL
2014-11-19 в 20:15 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *

Следующие пару дней Гарри все еще ощущал себя странно на новом месте и в непривычной компании. Снейп все время был чем-то занят: зельями, разбором каких-то формул, от количества которых на одном свитке у Поттера заболела голова, или выведением новых. Но неизменно был учтив и предусмотрителен, если мальчику хотелось поболтать или сходить куда-то. Он не проявлял раздражения, когда его отвлекали или приставали с “глупыми вопросами”. По крайней мере, Гарри этого не замечал.

Полная противоположность их общению в прошлом году. Хоть Поттер и не в первый и даже не в десятый раз разговаривал с зельеваром в неофициальной обстановке, все равно не мог отделаться от чувства, что перед ним совершенный незнакомец. Он не был добрым или милым. Часто язвил и проявлял свой немалый интеллект, однако Гарри ни на мгновение не ощущал себя униженным или опустошенным. Ему просто было смешно или интересно.

Снейп не был похож на Снейпа-учителя, хотя несомненно был им. Он старался найти с мальчиком точки соприкосновения, которых у них оказалось не так много. Гарри отзывался на любое занятие, будь то игра в шахматы, чтение, прогулка или даже варка зелий.

Если бы не та непринужденность с которой вел себя Снейп, то Гарри ощущал бы себя крайне неловко и потеряно. Книги Северус предлагал разные и совершенно не связанные с алхимией или целебными зельями, коими оказалась забита большая часть библиотеки. В данный момент у Поттера на коленях ютился небольшой томик маггловской фэнтези. Он не раз видел такую литературу у Дурслей или в книжных магазинах, да и у мистера Уизли водилось нечто подобное, однако, казалось необычным, что мастер зелий тоже находит их интересными.

— Ты не против всего маггловского? — спросил тогда Гарри, осматривая слегка потрепанную обложку.

— А должен? — Северус принес себе для изучения лабораторный журнал, который был утыкан закладками и оттого казался раздутым, как праздничный пирог.

— Ну… — было ли разумно напоминать отцу, где он «подрабатывал» на досуге. Гарри уже и не рад был, что задал вопрос.

— Что? — глаза Северуса стали подозрительными. — Я не страдаю предубеждениями. Среди магглов встречаются выдающиеся люди, и их гораздо больше, чем среди магов. Будь волшебники чуть умнее, то давно перестали бы сторониться прогресса большого мира. У магглов есть чему учиться.

— Э, — опять не знал, что сказать Гарри.

— Вернись к чтению, — посоветовал Снейп, тоже открывая журнал.

Гарри так и сделал, но мыслями еще оставался в начатой теме.

Приступив к увлекательной истории про волшебников, прекрасных лесных эльфов и людей, путешествовавших и сражавшихся вместе бок о бок, Гарри забыл обо всех своих проблемах.

«С ума сойти, почему я никогда не покупал себе такие книги?» — искренне изумился он, с предвкушением перелистывая страницу.

Если вспомнить, то все чтиво, которое он держал в руках — это учебники, газеты и, пожалуй, несколько журналов по квиддичу. Когда-то давно у него были еще и сказки, доставшиеся от Дадли, по ним он пытался учиться читать. Но и они потом куда-то пропали.

А ещё было безумно здорово не смотреть на все через призму стекол старых, не раз чиненных велосипедок.

URL
2014-11-19 в 20:22 

Alanna2202
Никто не умеет жить так, как не умеем мы! Борис Крутиер
Сейчас я могу уберечь тебя от еще большего зла, потому что могу запретить профессору Снейпу приближаться к тебе. И с точки зрения закона буду прав. Даже если он предъявит права на тебя, в чем я сомневаюсь, совет попечителей не позволит ему. С его прошлым это невозможно.

Как все это мерзко. И это великий светлый маг!

2014-11-19 в 20:37 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Как все это мерзко. И это великий светлый маг!
Дамбигад, что поделать:nope:.

URL
2014-11-20 в 16:31 

Bi-lance
Не будите во мне зверя, а то он проснется и убежит
Да уж, у Дамблдора похоже духовное родство с Макиавелли

2014-11-20 в 16:31 

Bi-lance
Не будите во мне зверя, а то он проснется и убежит
Да уж, у Дамблдора похоже духовное родство с Макиавелли

2014-11-21 в 10:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Да уж, у Дамблдора похоже духовное родство с Макиавелли
В чем-то вы правы...:)

URL
2014-12-07 в 23:08 

не люблю Дамблдора
а вот Снейпушка такой милый, надеюсь, он Дамби за пояс заткнет, Волдика с лица земли сотрет и будет жить, сына воспитывать (нам еще в дои Принцев ехать), зелья разрабатывать, внуков нянчить

спасибо большое за главу

2014-12-08 в 09:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
надеюсь, он Дамби за пояс заткнет, Волдика с лица земли сотрет и будет жить, сына воспитывать (нам еще в дои Принцев ехать), зелья разрабатывать, внуков нянчить
Тоже на это надеюсь:-D
Спасибо за отзыв!:red:

URL
2015-05-23 в 22:17 

как же хочется узнать, что же предпримет Снейп-папа для защиты сына

здоровья Вам и Вашей малышке, а также вдохновения Вашей музе

2015-05-24 в 00:39 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
superklevo, ничего конкретного сказать не могу. Сейчас стало так мало времени, но я помню и потихоньку продолжаю историю. Рано или поздно глава появится точно. Просто не хотелось делать это через силу, поэтому и не тороплюсь. Надеюсь, вам хватит терпения.
здоровья Вам и Вашей малышке, а также вдохновения Вашей музе
Спасибо. Малыш - мое маленькое чудо! Никак не налюбуюсь))

URL
2015-08-03 в 17:46 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 4. Гринхилл



Шаги заглушал выпавший с ночи снег. Тучи все еще кучковались на небе, но уже не закрывали чистую лазурь, как в дни непроглядных бурь и холодов. Ветер негромко шумел в ветвях деревьев. Всю дорогу до Хогсмида Гарри прислушивался к лесу, но ничего кроме редких птичьих голосов не услышал. Его путь лежал в Хогсмид. После отъезда студентов бегать туда стало почти некому, поэтому Гарри приходилось чуть ли не перепрыгивать, чтобы попасть в огромные следы Хагрида, завсегдатая Трех Мётел.

Довольно быстро он добрался до первой улочки, ведшей прямиком вглубь селения, которое было неплохо расчищено от сугробов. Оказавшись в местной таверне, Гарри стянул шарф и шапку. В любимом месте всех студентов витал запах сливочного пива и печёного мяса, отчего желудок сразу жалобно заурчал. Гарри осмотрелся. За столиком у дальнего окна сидел Рон. Заметив Поттера, он махнул ему рукой.

— Привет, — Гарри уселся напротив и скинул верхнюю одежду. — Давно ждёшь?

— Не очень. Мы только что аппарировали, — сообщил Рон и стянул забытую на голове шапку. — Аппарация — это нечто!

— Я думал, вы камином, — удивился Гарри и усмехнулся на встрепанную прическу друга.

— Если бы, — Рон нагнулся ближе к столу и тихо продолжил, — Дамблдор попросил отца что-то принести из своего отдела. Я не смог расслышать что...

Гарри поднял брови.

— Расслышать?

— Да, стащил удлинители ушей у Джорджа. Вчера вечером как раз опробовал один, когда мама с папой обсуждали дела Ордена в саду.

— Ясно, — Гарри улыбнулся. — Ну и как тебе такой способ перемещения?

Рон задумался.

— Меня чуть не стошнило, но в остальном отпад. Скорее бы уже и нас научили, — завистливо протянул он, как и Гарри вспоминая, как Фред с Джорджем, не обращая внимания на протесты матери, использовали перемещения на каждом шагу. — А ты тут как? Наверное, со скуки на стены лез?

— Ну не совсем, — ухмыльнулся Гарри. — Профессор Дамблдор отменил запрет Амбридж на мое участие в квиддиче. Так что все каникулы я разрабатывал нашу тактику.

— Чёрт, ты должен мне все рассказать, — глаза Рона заблестели.

— Конечно. Я и показать могу, — кивнул Гарри. — А еще, жди запоздалый новогодний подарочек от МакГонагалл.

— Чего? — испугался Рон.

Гарри рассмеялся над его потешной мимикой.

— Она меня спрашивала насчёт инвентаря команды и взяла на заметку, что у вратаря ужасная метла.

Рон подскочил и бросился к барной стойке. Гарри в недоумении на него уставился.

— Это надо отметить! — сообщил друг, вернувшись с двумя кружками сливочного пива.

Гарри с удовольствием поддержал его порыв. Мальчишки чокнулись, рассмеявшись, и отпили из кружек, перемазавшись пышной пеной.

— Я тебе так благодарен, — покачал головой Уизли, словно не веря своему счастью. — Чистомет, конечно, классика, но, кажется, на ней ещё мои родители учились летать.

— Мистер Уизли играл в команде? — попивая пиво, поинтересовался Гарри.

— Па говорил, что когда-то участвовал в отборе, но его бладжером сбило с метлы.

— Не повезло, — поморщился Гарри. Встречи с вышибалами для него никогда ничем хорошим не оканчивались, да и не только для него.

Несколько минут ребята наслаждались вкусным напитком в тишине.

— Тебе Гермиона не писала? — вдруг спросил Рон, рассматривая свою пустую кружку.

Гарри взглянул на него с подозрением. Весь этот семестр отношения его друзей были какими-то натянутыми.

— Писала.

— И?

— Ну, она с родителями в горах. Вроде все в порядке. А что такое? Тебе она не пишет?

Рон поморщился, словно вспоминая что-то малоприятное. Он оставил кружку и наигранно бодро отмахнулся:

— Да, конечно. Не бери в голову. Чем ты тут ещё занимался? Может, прогуляемся по деревне? Жуть как хочу в Сладкое королевство!

— Пошли, — согласился Гарри.

Мальчики вышли на улицу и неторопливо побрели к магазину со сладостями.

Около двери со звонким колокольчиком Гарри притормозил, пропуская друга вперед, а сам задержался взглядом на волшебнике, стоявшем на углу улицы. Темнокожий, в серой мантии, он казался не к месту среди пестро разодетых прохожих и белого снега. Мужчина, заметив наблюдающего за ним Поттера, подмигнул ему и прислонился плечом к столбику на веранде дома. Видимо, неизвестный кого-то ждал. Гарри отвернулся и поспешил за Роном.

Как всегда, слишком торопясь и не смотря вперед, Гарри врезался в одного из покупателей.

— Простите… — выдавил он, потирая лоб.

— Мистер Поттер, вы-то мне и нужны.

Гарри не успел поднять взгляд на говорившего, как его вжали в дурно пахнущую шершавую ткань, а потом у него резко заложило уши, и желудок провалился куда-то вниз.

Пол под ногами материализовался слишком внезапно, и Гарри от неожиданности повалился ничком. Голова пошла кругом. Карман мантии задрожал, и Поттер с запозданием понял, что его палочка покидает свое место и не только она.

— Так-так, порт-ключ… Очень предусмотрительно, но бесполезно, — проговорил сверху все тот же голос.

Гарри посмотрел на своего похитителя, держащего пустой фиал, являвшийся порталом. Это оказался грузный мужчина средних лет, подвязанный засаленным фартуком, на котором виднелись грязные пятна. Глаза мужчины были темно-серыми и почти не видными из-за густых бровей и оплывших щек.

— А вот и наш избранный мальчик, — Гарри резко обернулся.

Со стула возле окна поднялся еще один маг в полностью черной мантии, на вид очень дорогой. Он показался Поттеру знакомым, но вспомнить, где мог его видеть, не получилось. Гарри подскочил на ноги и попятился к стене.

— Кто вы такие? Что вам надо?

— Тебе будет легче, если я отвечу? — улыбнулся “темный”.

Гарри не успел открыть рот, как его отбросило в угол комнаты, больно ударив затылком и спиной. Кулем свалившись на пол, он сжался в комок.

— Надеюсь, глупые вопросы закончились, м-м?

Гарри не сводил глаз с похитителей, с трудом дыша от паники и боли.

Мясник молча наблюдал за горе-героем и, кажется, чего-то ждал. А атаковавший Поттера усмехнулся и, лениво поигрывая палочкой, подошел к Гарри.

— Что-то не похож ты на отважного Гарри Поттера. Небось и заскулишь от первого круциатуса, — и без предупреждения: — Круцио!

Увернуться или защититься у Гарри не было возможности, поэтому, как только луч проклятья ударил его в грудь, он забыл про все на свете от пронизывающий все тело боли. Кровь закипела в жилах, вены вздулись, а кости по нарастающей стало пронзать электрическими разрядами, создавая ощущение, будто они плавятся. Кожа горела и воспалялась. Кричать... хотелось орать во всю глотку, но не получалось. Гарри захрипел пережатым в спазме горлом, выкатывая глаза и корчась в конвульсиях.

— Круцио, — сладко повторил Пожиратель, усиливая проклятье.

Поттер представить себе не мог, что может быть до такой степени больно. Он был готов умолять, лишь бы это закончилось.

Время превратилось в густую смолу, с трудом текущую по ветке. Пот выступил на лбу и висках, по спине пробегала дрожь, намекавшая на развитие болевого шока.

— Хватит, — сумел прохрипеть Гарри, катаясь по полу. — Хва…

— Круцио, — волшебник над ним склонил голову на бок в легком удивлении и энтузиазме.

Гарри взвыл, выдыхая остатки воздуха из груди, отчего легкие прорезало страшной мукой, отдавшейся в голове громовым набатом пульса.


* * *
Гарри лежал без движения больше часа и безучастно разглядывал потолок. Мышцы лица свело, а тело закостенело так, что он не мог пошевелить даже пальцем. Иногда казалось, что все болит, но это ощущение быстро проходило, и было каким-то фантомным. Виски, лоб и затылок нещадно пульсировали, вызывая тошноту. Нужно было встать и позвать кого-нибудь, но Гарри был настолько испуган перспективой встретиться с недавним мучителем, что просто продолжал пялиться перед собой. Морок кошмара еще не отпустил его окончательно, вынуждая напряженно вслушиваться в тишину.

URL
2015-08-03 в 17:47 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Наутро мальчик чувствовал себя совершенно больным. Голова раскалывалась, и почему-то ныли мышцы пресса. Напряжение сковало тело и нервы. Сползая с кровати, он едва не растянулся. Ноги слушались из рук вон плохо. Худо-бедно добравшись до ванной, Поттер включил воду и ополоснул лицо. Из зеркала на него смотрело бледное отражение с тенями под потускневшими глазами.

Забравшись в душ, Гарри долго стоял под теплыми струями, ничего не делая и пытаясь прийти в себя. Было холодно, хотя кожа раскраснелась от горячей воды. Сердце билось ровно, даже как-то чересчур. К горлу подступил ком.

“Это было слишком”, — Гарри зажмурился и обнял себя руками.

Окклюменция помогла вырваться из навеянного врагом леденящего душу кошмара, вот только не спасла от ощутимого урона, нанесенного психике. Еще ни разу в жизни ему не было так плохо и больно, как этой ночью. Даже Дадли не бил его так сильно, чтобы причинить столько мучений, Амбридж не стегала его настолько отчаянно, как делал это персонаж из его “видения”. Все когда-либо сломанные кости не могли посоперничать с тем, что ему пришлось пережить.

Внезапный стук заставил Поттера нервно вздрогнуть и втянуть носом воду, отчего он сразу закашлялся.

— Гарри, через полтора часа нам нужно быть в Лондоне, — раздался приглушенный голос Снейпа.

Поттер стер с лица воду.

— Я сейчас, — крикнул он охрипшим голосом.

Завершив водные процедуры, Гарри принялся вытираться и одеваться в чистые вещи. Под мантию он надел джинсы и рубашку, сверху натянув теплый пуловер от миссис Уизли. Причесав пятерней волосы и глубоко вздохнув, Поттер попытался сделать менее убитый вид. Кажется, ему это удалось, хотя бледность еще выдавала его.

— Привет, — выходя в гостиную, тихо поздоровался он с Северусом, появившимся из своей спальни с небольшим дорожным чемоданом.

— Доброе утро. Твой завтрак у камина. Ты вчера все собрал? — спросил Снейп особо не приглядываясь к молодому человеку, чему Гарри был только рад.

— Да, — Поттер направился к своему креслу, возле которого на столике стояла тарелка с омлетом и бутербродами, а также ароматный чай. В животе заурчало.

Несмотря на треволнения и неприятные ощущения, желудку это не мешало. Гарри принялся за еду, одним глазом наблюдая за действиями отца.

Снейп исчез на несколько минут в лабораторию и оттуда вернулся с маленьким рюкзаком. Гарри даже улыбнулся, заметив торчащие из кармашков горлышки пузатых бутылочек.

— Аптечка? — уточнил он.

— Никогда не знаешь, что может случиться, — кивнул Северус, укладывая запасы в чемодан.

Прикончив завтрак, Гарри почувствовал себя чуточку лучше и решился осторожно попросить:

— У тебя нет зелья от головной боли?

День сегодня планировался насыщенный, и перспектива тащиться сквозь него в состоянии зомби не радовала.

— Конечно. Мигрень? — Северус взглянул на него внимательнее и нахмурился. — Плохо спал?

— Да, — выдавил из себя Поттер.

Северус принес зелье. Достав из ящика на кухне свою чашку, он налил в нее теплой воды и накапал туда лекарства.

— Медленными глотками, — проинструктировал он сына.

Гарри выпил, как было сказано, не поморщившись.

— Это был он? — спросил Снейп, встревоженно вглядываясь в слегка болезненное лицо.

— Нет, — качнул головой Гарри. — Просто кошмар, — во рту пересохло, отчего нечем стало сглотнуть слюну.

Врать было стыдно, но жаловаться еще хуже, ведь придется рассказать, а может и показать отцу все подробности наведенного сна. А это значит признаться, что он настолько не мог терпеть боль, что проснулся на мокрых простынях… Все это было ужасно неловко.

Поттер отвел глаза и пробормотал:

— Я принесу вещи, — и сбежал к себе.

Закрыв за собою дверь, он подошел к так и не заправленной кровати. Белье было сбито, а одеяло свешивалось вниз. Сжав кулаки, Гарри сдернул простынь. Отнеся ее в ванную, он засунул ее в комод для стирки.

“Вот позорище”, — щеки горели от мучительного стыда за себя. Последний раз, когда такое с ним случалось, был в глубоком детстве, и тетя Петунья заставила его не раз об этом пожалеть.

Чтобы не вызвать у Снейпа подозрений, Гарри не стал задерживаться и, схватив собранную в предыдущий день сумку, вышел из комнаты.

— Готов? — Северус стоял у камину и принюхивался к содержимому фиолетового флакона.

— Да, можем идти, — Гарри поставил чемодан перед ним.

— Уменьши и положи в карман.

Гарри так и сделал.

— Готово. Куда сначала полетим?

— В Косой переулок. Но первым делом держи это, — Северус протянул Гарри предмет своего изучения. — Смажь свой шрам.

— Маскировка, да? — усмехнулся Гарри, открывая зелье и макая в него палец. — Какое холодное! — с восторгом заметил он. Головная боль уже начала утихать, но прохлада на лбу успокаивала и приятно освежала.

Нанеся средство, он заткнул колбу пробкой и протянул ее отцу.

— Оставь у себя, может еще пригодиться. А теперь стой смирно, — профессор коснулся макушки Поттера палочкой.

— Ой, — подскочил Поттер. — Это дезиллюминационные чары?

— Точно. Теперь можем идти, — Снейп снял горшочек пороха с полки. — От меня ни на шаг. Я предупрежу, когда будем аппарировать, и тогда ты возьмешь меня за руку. Все ясно?

— Само собой.

— Тогда вперед. Перемещайся в Дырявый котел.

— Есть. Ты только не беги.

— Что?

— Когда будешь идти, делай это не так быстро, как обычно.

Снейп фыркнул и подтолкнул Гарри вперед.

— Учту.


* * *
Гарри старался не отставать от отца. В центре магического Лондона этим утром сделать это было несложно. Хоть и тридцать первое декабря на дворе, но народу в Косом переулке бродило очень мало. Лавки только-только начали открываться. Проходя мимо магазина с квиддичным инвентарем, Гарри тихо спросил:

— А зачем мы тут?

Ответа пришлось ждать целых пять минут, потому что Снейп не промолвил ни слова до самого Гринготтса.

— Несвоевременно ты опомнился, — обронил Северус, входя в высокие двери. — Мне нужно кое-что сделать, и твое участие необходимо.

Гарри был заинтригован, но от дальнейших расспросов воздержался, так как они подошли к стойке с гоблином.

— Честь имею. Я бы хотел посетить свою ячейку, — Снейп положил перед банковским работником ключ. — Пусть вас не беспокоит моя компания. В целях безопасности молодой человек под чарами маскировки.

Гоблин изучил ключ, потом пробуравил взглядом его владельца.

— Личность вашего компаньона? — сухо проскрипел он.

— Гарри Поттер, — ровно отозвался Северус, сверкнув глазами. — Я хочу пройти в ячейку рода Принц.

— Что ж, вы в своем праве. Идемте, — маленькое существо сошло по ступенькам со своей конторки.

Гарри ловил каждое слово из разговора. Когда они небольшой процессией направились в катакомбы банка, он поежился от холода, пронизывающего полумрак туннелей. Впереди предстояла поездка на вагонетке, что не очень-то воодушевляло.

Снейп снял с него чары и велел занимать место в банковском транспорте.

— Не нравится такой способ передвижения? — понимающе улыбнулся он.

— Он ужасен. Разве еще никто не вываливался из этой телеги? — Гарри вцепился в края, стараясь сесть понадежнее.

— Конечно, случались прецеденты, — обрадовал его гоблин и ухмыльнулся, оскалив короткие острые зубки. — Но только с теми, кто приходил сюда не за своим.

Снейп устроился рядом и тихо сказал:

— Здесь чары приклеивания и стабилизации, ты не упадешь.

— А, — Гарри чуть расслабился.

Тележка двинулась в путь. Несколько минут головокружительных виражей с душераздирающим визгом и грохотом колес, и Поттер с удовольствием выскочил на твердую землю.

Гоблин просеменил к старой вычурной двери, неся перед собой масляную лампу. У Гарри уже в носу чесалось от ее запаха.

URL
2015-08-03 в 17:48 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Разве нельзя зажечь Люмос? — спросил он у Снейпа, в ожидании сложившего руки и постукивающего пальцами по локтю.

— Отчего же, можно. Но у работников Гринготтса свои маленькие традиции, — пожал он плечами.

Дверь с гулким грохотом отворилась.

— Прошу, господа, — призывно возвестил гоблин, отступая в сторону.

— Идем, Гарри.

Поттер последовал за отцом, на всякий случай достав палочку. Он собирался зажечь огонь, но Снейп опередил его. Стены сейфа вместе с его содержимым озарил свет десятков факелов.

— Вау, — восторженно выдохнул Гарри.

Перед ним высились горы золота и каких-то очень древних вещей.

— Ни к чему не прикасайся, — своевременно предупредил Северус. — На некоторых предметах лежат сильные проклятья.

Гарри невольно завел руки за спину и кивнул.

Северус уверенно направился вглубь сокровищницы, так окрестил это место для себя Гарри. В его собственном хранилище не было и десятой части того, что находилось тут. Видимо, мама и Джеймс открыли счет на его имя не очень давно. Гарри задумался, а сколько понадобилось денег, чтобы за четырнадцать лет накопилось столько, сколько он имеет…

— Гарри, ступай сюда, — нетерпеливо позвал отец.

Поттер оторвал взгляд от пышного, увешанного цветами и обшитого рюшами платья, видимо принадлежащего какой-нибудь его прапрабабке, и поискал взглядом Снейпа. Тот стоял около стены с гобеленом.

— О, — удивился Гарри, заметив надписи в готических рамках. — Это древо.

— Дай руку, — велел Снейп, доставая из кармана тонкий кинжал.

Гарри поморщился, уже догадываясь, что его ждет.

Кольнув кончиком лезвия палец сына, Северус приложил его к краю древней ткани. Поттер напряженно следил, как от засветившейся надписи с именем его родителя поползла алая нить. Она изменила цвет на изумрудный и образовала овальную кляксу, где проступило: Лили Эванс. Оба имени вспыхнули каким-то розоватым сиянием, и от них отделилась пара ниточек, смешавшихся в еще одну цветную лужицу чуть ниже с надписью Гарри Северус Принц.

— Хм, весьма неожиданно, — изумленно выдохнул Снейп и перевел сияющий взгляд на Гарри. — Фамильная магия уже приняла тебя как наследника.

— Это здорово, наверное, — неуверенно пробормотал Гарри.

— Наверное? — хмыкнул Снейп.

— В смысле…

— Все в порядке, я понял. Ты пока не знаешь. Я объясню, когда мы посетим наш дом, — Северус потрепал его по плечу и быстрым движением палочки залечил порез. — Я не надеялся, что все будет так просто. А теперь уходим. У нас еще есть дела.

Гарри кивнул и в последний раз поглядел на свое имя на гобелене.

“Я ало-изумрудный”, — в душе хихикнул он и побежал за отцом.

Теперь не было сомнений, что Снейп не собирается отступаться от него.


* * *
Из банка они аппарировали в незнакомый Гарри город, а оттуда в маггловкую деревню.

— Отсюда пойдем пешком, — пояснил Северус, оправляя мантию, раздуваемую ветром. — Чары я с тебя снимать не буду, пока не прибудем на место.

— Угу. А почему сразу не туда…

— Все волшебные деревни занесены под купол антиаппарационных чар, Гарри. Гринхилл в получасе отсюда, так что устать ты не успеешь. Не отставай.

Гарри засунул руки в невидимые, как и он сам, карманы, и пошел вперед.

— Уже можно задавать вопросы?

— Если такие имеются, — кивнул Снейп.

— Почему семейное древо в Гринготтсе, а не в доме прабабушки и прадедушки? Древо Блэков висит на Гриммо, вот я и подумал…

— После того, как дом родителей моей матери не раз разрушали, они приняли решение переправить некоторые ценности в хранилище. Я не всё знаю о своих предках, Гарри, так что особого смысла расспрашивать меня нет. В Гринхилле я был несколько раз по молодости, когда еще была жива бабка. Она была не слишком рада полукровному внуку, но за неимением другого, очень скупо рассказывала о семейных преданиях. Мне тогда было все равно, поэтому я не очень прислушивался. Меня больше интересовали алхимические тайны.

— Что же еще… — пробормотал себе под нос Гарри.

— Конечно, — усмехнулся Северус, бросив в него лукавый взгляд. — Род Принцев — потомственные зельевары. Секреты их искусства передаются только из поколения в поколение.

— Я надеюсь, мне не придется тоже их постигать? — в священном ужасе брякнул Поттер.

Снейп прищурил глаза и с удовольствием произнес:

— Почему бы и нет.

— О черт...

Но Северус сжалился над ним и проговорил:

— Чтобы развить навыки и раскрыть талант, тебе нужно было обучаться этому ремеслу с детства, — в его голосе проскользнуло сожаление. — Поэтому вряд ли из тебя выйдет толковый зельевар. А рассказывать тебе информацию, которую ты не способен оценить, я не вижу смысла.

“Слава Мерлину!”

— Какая жалость. А кто из меня может выйти? Я хотел бы стать аврором.

— Очень может быть, — как-то не очень радостно согласился Снейп.

— Ты сразу знал, кем будешь, когда вырастешь? — с запинкой поинтересовался Гарри.

— Да.

— Везет же.

— У меня не было выбора, — вдруг признался Снейп, отвернувшись.

— В смысле? — не понял Гарри.

Северус молчал почти минуту.

— Когда-то я намеревался продолжить учебу в итальянской академии зельеварения и чар. Однако… один не обдуманный поступок изменил мои планы. Думаю, ты способен догадаться, какой, — Снейп предостерегающе взглянул на Гарри.

Поттер опустил голову. Выходит, если бы не Волдеморт, они могли бы и не встретиться с отцом. Тот жил бы где-нибудь далеко и не знал… Да и то, что Гарри наткнулся на письмо мамы, было огромной случайностью. Оно вообще могло сгореть или быть уничтожено еще четырнадцать лет назад.

“Или, если бы мама была жива, то могла ничего не рассказать мне”.

От подобных мыслей стало грустно.

Кажется, Снейп это заметил, поэтому проговорил:

— Как насчет других твоих вопросов?

Гарри вздохнул.

— Род Принцев такой же древний, как и Блэки?

— Несомненно.

Гарри уже представил, на что похож их будущий дом. Знакомство с Гриммо 12 оставило о себе сомнительные впечатления.

— Стенфорд Принц, мой дед, не разделял взглядов Темного Лорда, — неохотно поведал Снейп. — В те времена, когда он был жив, Том Риддл еще не имел широкой славы и влияния. Он, как и моя бабка, умер за несколько лет до его становления. Принцы не были настолько темными, насколько была семья Блэк. Поэтому тебе не о чем беспокоиться.

Гарри понял, что у него все на лице написано и улыбнулся отцу. Они уже оставили позади последнюю улочку деревни и углубились в редкий лес. Идти по протоптанной зачарованной тропе, которую Северус показал Гарри, было удобно. Слышались поскрипывания деревьев от загулявшего между ними ветра, кое-где с веток осыпался снег. Птицы молчали партизанами. Над головой летели целые корабли из туч, на глазах меняя очертания. В теплой мантии и с Северусом рядом Гарри было очень спокойно, и ночные страхи не думали поднимать голову. Снег мягко проваливался под ногами. На душе было легко и безмятежно.

Прошло еще несколько минут, прежде чем Поттер решился на следующий вопрос.

— В банке ты сказал, что меня приняли, и что это получилось легко.

— Ах, да. Я считал, что мне придется вводить тебя в семью с помощью обряда инициации. Но родовая магия ухватилась за тебя даже через древо, — Снейп нехорошо ухмыльнулся. — Видно, род совсем отчаялся.

— Но есть же еще ты, — не понял Гарри.

— Да, есть, — недовольно подтвердил Северус. — Но я не планирую заводить детей. Точнее, не планировал, — быстро поправился он, дрогнув уголком губ в улыбке.

Гарри помолчал, обдумывая услышанное. Размышлял он вовсе не о том, что у отца он случайный ребенок, что тут собственно думать, а о том, как непредсказуемо меняется их жизнь.

— Получается, что род Поттеров прервался, — вдруг расстроенно выдал он.

— Не совсем, — покачал головой Северус.

Гарри нахмурился.

— Ты являешься наследником Джеймса, даже не будучи сыном ему по крови, — задумчиво пояснил Снейп.

— Как все это… Обнадеживает, что Сириус не собирается делать из меня наследника, особенно когда узнает, кто я такой, — невесело выпалил Гарри.

— Полагаю, он не будет в восторге, — казалось, Северус сдерживает злорадство, хотя оно читалось в его взгляде.

Гарри скривился.

— Боюсь представить его реакцию. Мне кажется, он меня просто убьет.

— Скорее меня. Тебя-то за что? — фыркнул Снейп. Его глаза предвкушающе заблестели.

Гарри покачал головой на неисправимость двух старых врагов. Казалось, что отец с Сириусом никогда не смогут забыть свои старые обиды. Что же будет, когда крестный узнает, что его лучший друг был обманут собственной женой. А ненавистный школьный соперник сумел сделать ему такую каверзу.

“Его реакция будет разрушительной”, — поёжился Гарри.

URL
2015-08-03 в 17:48 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Скоро вдали показался просвет, и замелькали крыши причудливых домов.

Гарри заинтересованно начал тянуть шею и вставать на носочки, чтобы разглядеть.

— Почти дошли, — уловил его нетерпение Северус и взмахнул палочкой.

По теплу пролившемуся за шиворот, Гарри понял, что дезиллюминационные чары спали.

— Давай чуть отрастим тебе волосы, — вдруг решил Северус, продолжая водить палочкой над мальчиком. — И…

Гарри невольно прикрыл нос рукой.

Снейп раздраженно закатил глаза.

— Сними очки, умник, — убирая палочку, проворчал он. — Они все равно тебе без надобности.

Гарри растянул губы в виноватой улыбке и последовал его совету.

Волшебники ускорили шаг и скоро добрались до ветхой таблички с названием поселка, покачивающейся между двумя столбиками. Деревенька была похожа на Хогсмид. Занесенные снегом домики, из труб которых струился дым, казались сказочными. На лужайках стояли снежные и ледяные фигурки-украшения в виде магических существ, а кое-где и просто сделанные детьми. Гарри улыбнулся, узнав в одном “произведении” ручной работы садового гнома.

Время уже подходило к обеду, поэтому люди начали покидать теплые дома, навещая соседей, родственников и поздравляя друг друга с наступающим праздником.

Гарри отвлекся на маленькую девочку, тянувшую санки, на которых по-царски восседал маленький шерстяной монстр, при внимательном рассмотрении оказавшийся зрелым книззлом пепельного окраса.

— Валис, какой ты уплямый! Так нельзя, кто тут взлослый? — лепетала девчушка, плохо выговаривая буквы. — Мама велела пловедать бабулю, а ты опять ленишься.

Поттер чуть не засмеялся, углядев лениво-довольную морду пушистого создания.

— Гарри, — окликнул Снейп.

Поттер ускорил шаг. Северус уже дошел до середины улицы и дожидался его.

Обоих преследовали любопытные взгляды обитателей деревни.

— Добрый день, мистер Снейп, — Гарри едва не подпрыгнул, когда за ним и Снейпом внезапно вырос пожилой человек в меховой коричневой мантии и серой шапке. — Давно вас не было видно.

— Здравствуйте, мистер…

— Эндрю Хортон, мистер Снейп. Мы с вашим дедом были старыми друзьями и заядлыми охотниками. Вы, наверное, и не помните меня. Столько лет прошло…

— Прошу простить нас, мистер Хортон, но мы с дороги, — с намеком холодно проговорил Северус.

— О, да, да, конечно. Вы надолго к нам? Неужели этот молодой человек — правнук старины Стенфорда? Какой симпатичный, явно в вашу мать пошел.

Взглядом Снейпа можно было убивать.

— Ненадолго, — процедил он и, схватив Гарри под локоть, потянул за собой.

— Кажется, к вечеру вся деревня будет в курсе, что в их полку прибыло, — хихикнул Поттер.

Снейп поджал губы, выпуская его руку. Дальше они шли в молчании, и никто их больше не задерживал. Уже через пару минут Гарри стоял перед высоким трехэтажным домом с несколькими постройками вокруг. По периметру прилегающей земли шел забор. Из-за главного сооружения выглядывал сад, и в нем оказалось много деревьев, занесенных снежным покрывалом.

Снейп вошел в дом первым, при этом не переставая что-то шептать и чертить кончиком палочки горящие узоры, напоминавшие руны. Гарри даже сумел прочитать парочку из них. Родовое гнездо Принцев встретило его с настороженностью. Стоило переступить порог, как на мальчика обрушилась волна магии, его бросило в жар, а потом обдало холодом, но вдруг все прошло, и словно теплая, ласковая ладонь погладила по щеке, а призрачный голос шепнул в ухо “Добро пожаловать”. Это было необычно.

— Кажется, все нормально, — забывая дышать, вымолвил Гарри.

— Как ощущения? — пряча палочку в крепления, осведомился Северус.

— Много магии, но не враждебной. Здесь... уютно, — Гарри осмотрелся.

Дом был светлым и таким просторным, насколько вообще может быть. Никакой давящей черноты стен, как на Гриммо, и старых ветхих вещей типа подставки для зонтиков в виде ноги тролля или отрезанных голов эльфов. Хотя все это еще может где-то быть (он же не видел всего остального). В прихожей стоял большой шкаф для вещей, рядом на стене ровный ряд вешалок, снизу полочка для обуви и роскошное во весь рост зеркало, где отражались они вместе с отцом. Гарри поймал взгляд Северуса, в котором читался намек, что пора раздеваться.

Стаскивая с себя верхнюю одежду и обувь, Гарри продолжал осмотр. Стоит отметить, что орущих картин тут тоже не было.

Северус провел его в гостиную.

— На днях я заходил сюда, чтобы привести дом в порядок. Стики! — позвал он.

Гарри уставился на появившегося перед ними домового эльфа в темно-синей тунике.

— Хозяин Снейп, Стики выполнил все задания, — поспешило отчитаться маленькое существо.

— Стики, познакомься с моим сыном. Это Гарри.

Большие круглые глаза небесно-голубого цвета обратились к Поттеру.

— Стики рад и приветствует молодого хозяина. Стики будет хорошим слугой молодому хозяину.

— Ты можешь звать меня Гарри, — растерянно пробормотал Гарри.

— Конечно, молодой хозяин Гарри, — радостно залепетал эльф.

— Стики, приготовь для нас обед. Мы пока осмотрим дом.

— Хорошо, хозяин. Будут какие-нибудь распоряжения по блюдам?

Снейп махнул рукой.

— Подумай сам. Что-нибудь сытное.

— Хорошо, хозяин, — домовик поклонился и исчез.

— Итак, — Северус посмотрел на Гарри.

Гарри продолжил осмотр. Огромный камин с горшочком (больше похожим на египетскую урну) летучего пороха, рядом поленница, а на крюках кочерги. Удобные мягкие кресла по обе стороны от очага. Диван стоял в центре комнаты, напротив него небольшой кофейный столик с округлыми боками, на нем корзинка с булочками. Гарри начал подозревать, что в “приведение дома в порядок” отец подразумевал смену его содержимого. Мебель выглядела совершенно новой и не пользованной. Вспоминая пресловутый дом номер 12, где подушки у дивана нашпигованы пружинами, впивающимися в мягкие места, в голову Поттера невольно закрадывались подозрения. На стенах не висело картин, хотя, казалось, кое-где проглядывали характерные следы от них. Видимо, эльф хорошо постарался, чтобы отмыть стены.

— … во-вторых, тебе не следует без разрешения входить в те двери, которые закрыты, — Гарри вскинул голову, понимая, что прослушал “во-первых”.

— Э, да, конечно, — поспешил согласиться он.

— Закрытыми дверями могут быть моя лаборатория и ритуальный зал на нижнем ярусе дома. Я говорю тебе об этом, чтобы ты не возбуждал свое неуемное любопытство. Если лаборатория опасна зельями, в которых ты не смыслишь, то зал полон некоторыми вещами, о которых тебе пока рано знать. Позднее я сам тебе о них расскажу. Пообещай мне, что туда не сунешься, — темный взгляд вперился в Гарри.

— Обещаю, без проблем, — закивал Поттер.

— Гарри, — зарычал Северус, грозно сведя брови.

— Если ты мне потом расскажешь, я обещаю, что сам не полезу, — торжественно поклялся он, в чем был честен. — Я даже в доме Сириуса никуда не лазил.

Снейп выпрямился, кажется, удовлетворившись его ответом или только делая вид.

— Пойдем, покажу твою комнату.

Спальня Гарри напоминала ту, что в Хогвартсе, только в ней было целых три окна! Огромная кровать на столбиках под коричневым с золотом балдахином. Такого же цвета, только темнее, пушистое покрывало имело белый узор из каких-то листьев. Кажется, кленовых. Из-под него виднелась полосочка белого постельного белья. Пол был застелен синим ковром с аналогичным рисунком клена. Стены светлые, с тенями падающими от деревьев за окнами, с которых были раздернуты шторы, хорошо вписывавшиеся в цветовую гамму интерьера. На резном столе стоял красивый светильник, напоминавший подарочный новогодний шар.

Поттер подошел к нему и с любопытством коснулся пальцами. Стекло изнутри вспыхнуло голубоватым мягким светом. Внутри плавали маленькие искорки.

— Если понадобится свет поярче, — Снейп взмахнул палочкой, и на стенах зажглись волшебные лампы, — просто зажги Люмос. Магия дома отреагирует сама.

— Он чудесный, — все еще очарованный шаром, Гарри опять прослушал совет Снейпа.

Северус хмыкнул.

— Чтобы тебя удивить, многого не надо.

Гарри надулся.

— В маггловком мире все иначе.

— Как тебе комната, все устраивает? — окидывая взглядом помещение, спросил Северус.

— Да, мне нравится.

— Тогда давай дальше. Напротив моя спальня. Если что-то понадобится ночью, стучи. Пойдем покажу кухню.

Вот так, переходя за Северусом из комнаты в комнату, Гарри восхищенно знакомился со своим будущем домом на долгие годы.

URL
2015-08-03 в 17:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Скоро вдали показался просвет, и замелькали крыши причудливых домов.

Гарри заинтересованно начал тянуть шею и вставать на носочки, чтобы разглядеть.

— Почти дошли, — уловил его нетерпение Северус и взмахнул палочкой.

По теплу пролившемуся за шиворот, Гарри понял, что дезиллюминационные чары спали.

— Давай чуть отрастим тебе волосы, — вдруг решил Северус, продолжая водить палочкой над мальчиком. — И…

Гарри невольно прикрыл нос рукой.

Снейп раздраженно закатил глаза.

— Сними очки, умник, — убирая палочку, проворчал он. — Они все равно тебе без надобности.

Гарри растянул губы в виноватой улыбке и последовал его совету.

Волшебники ускорили шаг и скоро добрались до ветхой таблички с названием поселка, покачивающейся между двумя столбиками. Деревенька была похожа на Хогсмид. Занесенные снегом домики, из труб которых струился дым, казались сказочными. На лужайках стояли снежные и ледяные фигурки-украшения в виде магических существ, а кое-где и просто сделанные детьми. Гарри улыбнулся, узнав в одном “произведении” ручной работы садового гнома.

Время уже подходило к обеду, поэтому люди начали покидать теплые дома, навещая соседей, родственников и поздравляя друг друга с наступающим праздником.

Гарри отвлекся на маленькую девочку, тянувшую санки, на которых по-царски восседал маленький шерстяной монстр, при внимательном рассмотрении оказавшийся зрелым книззлом пепельного окраса.

— Валис, какой ты уплямый! Так нельзя, кто тут взлослый? — лепетала девчушка, плохо выговаривая буквы. — Мама велела пловедать бабулю, а ты опять ленишься.

Поттер чуть не засмеялся, углядев лениво-довольную морду пушистого создания.

— Гарри, — окликнул Снейп.

Поттер ускорил шаг. Северус уже дошел до середины улицы и дожидался его.

Обоих преследовали любопытные взгляды обитателей деревни.

— Добрый день, мистер Снейп, — Гарри едва не подпрыгнул, когда за ним и Снейпом внезапно вырос пожилой человек в меховой коричневой мантии и серой шапке. — Давно вас не было видно.

— Здравствуйте, мистер…

— Эндрю Хортон, мистер Снейп. Мы с вашим дедом были старыми друзьями и заядлыми охотниками. Вы, наверное, и не помните меня. Столько лет прошло…

— Прошу простить нас, мистер Хортон, но мы с дороги, — с намеком холодно проговорил Северус.

— О, да, да, конечно. Вы надолго к нам? Неужели этот молодой человек — правнук старины Стенфорда? Какой симпатичный, явно в вашу мать пошел.

Взглядом Снейпа можно было убивать.

— Ненадолго, — процедил он и, схватив Гарри под локоть, потянул за собой.

— Кажется, к вечеру вся деревня будет в курсе, что в их полку прибыло, — хихикнул Поттер.

Снейп поджал губы, выпуская его руку. Дальше они шли в молчании, и никто их больше не задерживал. Уже через пару минут Гарри стоял перед высоким трехэтажным домом с несколькими постройками вокруг. По периметру прилегающей земли шел забор. Из-за главного сооружения выглядывал сад, и в нем оказалось много деревьев, занесенных снежным покрывалом.

Снейп вошел в дом первым, при этом не переставая что-то шептать и чертить кончиком палочки горящие узоры, напоминавшие руны. Гарри даже сумел прочитать парочку из них. Родовое гнездо Принцев встретило его с настороженностью. Стоило переступить порог, как на мальчика обрушилась волна магии, его бросило в жар, а потом обдало холодом, но вдруг все прошло, и словно теплая, ласковая ладонь погладила по щеке, а призрачный голос шепнул в ухо “Добро пожаловать”. Это было необычно.

— Кажется, все нормально, — забывая дышать, вымолвил Гарри.

— Как ощущения? — пряча палочку в крепления, осведомился Северус.

— Много магии, но не враждебной. Здесь... уютно, — Гарри осмотрелся.

Дом был светлым и таким просторным, насколько вообще может быть. Никакой давящей черноты стен, как на Гриммо, и старых ветхих вещей типа подставки для зонтиков в виде ноги тролля или отрезанных голов эльфов. Хотя все это еще может где-то быть (он же не видел всего остального). В прихожей стоял большой шкаф для вещей, рядом на стене ровный ряд вешалок, снизу полочка для обуви и роскошное во весь рост зеркало, где отражались они вместе с отцом. Гарри поймал взгляд Северуса, в котором читался намек, что пора раздеваться.

Стаскивая с себя верхнюю одежду и обувь, Гарри продолжал осмотр. Стоит отметить, что орущих картин тут тоже не было.

Северус провел его в гостиную.

— На днях я заходил сюда, чтобы привести дом в порядок. Стики! — позвал он.

Гарри уставился на появившегося перед ними домового эльфа в темно-синей тунике.

— Хозяин Снейп, Стики выполнил все задания, — поспешило отчитаться маленькое существо.

— Стики, познакомься с моим сыном. Это Гарри.

Большие круглые глаза небесно-голубого цвета обратились к Поттеру.

— Стики рад и приветствует молодого хозяина. Стики будет хорошим слугой молодому хозяину.

— Ты можешь звать меня Гарри, — растерянно пробормотал Гарри.

— Конечно, молодой хозяин Гарри, — радостно залепетал эльф.

— Стики, приготовь для нас обед. Мы пока осмотрим дом.

— Хорошо, хозяин. Будут какие-нибудь распоряжения по блюдам?

Снейп махнул рукой.

— Подумай сам. Что-нибудь сытное.

— Хорошо, хозяин, — домовик поклонился и исчез.

— Итак, — Северус посмотрел на Гарри.

Гарри продолжил осмотр. Огромный камин с горшочком (больше похожим на египетскую урну) летучего пороха, рядом поленница, а на крюках кочерги. Удобные мягкие кресла по обе стороны от очага. Диван стоял в центре комнаты, напротив него небольшой кофейный столик с округлыми боками, на нем корзинка с булочками. Гарри начал подозревать, что в “приведение дома в порядок” отец подразумевал смену его содержимого. Мебель выглядела совершенно новой и не пользованной. Вспоминая пресловутый дом номер 12, где подушки у дивана нашпигованы пружинами, впивающимися в мягкие места, в голову Поттера невольно закрадывались подозрения. На стенах не висело картин, хотя, казалось, кое-где проглядывали характерные следы от них. Видимо, эльф хорошо постарался, чтобы отмыть стены.

— … во-вторых, тебе не следует без разрешения входить в те двери, которые закрыты, — Гарри вскинул голову, понимая, что прослушал “во-первых”.

— Э, да, конечно, — поспешил согласиться он.

— Закрытыми дверями могут быть моя лаборатория и ритуальный зал на нижнем ярусе дома. Я говорю тебе об этом, чтобы ты не возбуждал свое неуемное любопытство. Если лаборатория опасна зельями, в которых ты не смыслишь, то зал полон некоторыми вещами, о которых тебе пока рано знать. Позднее я сам тебе о них расскажу. Пообещай мне, что туда не сунешься, — темный взгляд вперился в Гарри.

— Обещаю, без проблем, — закивал Поттер.

— Гарри, — зарычал Северус, грозно сведя брови.

— Если ты мне потом расскажешь, я обещаю, что сам не полезу, — торжественно поклялся он, в чем был честен. — Я даже в доме Сириуса никуда не лазил.

Снейп выпрямился, кажется, удовлетворившись его ответом или только делая вид.

— Пойдем, покажу твою комнату.

Спальня Гарри напоминала ту, что в Хогвартсе, только в ней было целых три окна! Огромная кровать на столбиках под коричневым с золотом балдахином. Такого же цвета, только темнее, пушистое покрывало имело белый узор из каких-то листьев. Кажется, кленовых. Из-под него виднелась полосочка белого постельного белья. Пол был застелен синим ковром с аналогичным рисунком клена. Стены светлые, с тенями падающими от деревьев за окнами, с которых были раздернуты шторы, хорошо вписывавшиеся в цветовую гамму интерьера. На резном столе стоял красивый светильник, напоминавший подарочный новогодний шар.

Поттер подошел к нему и с любопытством коснулся пальцами. Стекло изнутри вспыхнуло голубоватым мягким светом. Внутри плавали маленькие искорки.

— Если понадобится свет поярче, — Снейп взмахнул палочкой, и на стенах зажглись волшебные лампы, — просто зажги Люмос. Магия дома отреагирует сама.

— Он чудесный, — все еще очарованный шаром, Гарри опять прослушал совет Снейпа.

Северус хмыкнул.

— Чтобы тебя удивить, многого не надо.

Гарри надулся.

— В маггловком мире все иначе.

— Как тебе комната, все устраивает? — окидывая взглядом помещение, спросил Северус.

— Да, мне нравится.

— Тогда давай дальше. Напротив моя спальня. Если что-то понадобится ночью, стучи. Пойдем покажу кухню.

Вот так, переходя за Северусом из комнаты в комнату, Гарри восхищенно знакомился со своим будущем домом на долгие годы.

URL
2015-08-03 в 17:58 

Alanna2202
Никто не умеет жить так, как не умеем мы! Борис Крутиер
Спасибо за обновление.

2015-08-03 в 19:09 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Alanna2202, на здоровье)

URL
2015-08-07 в 14:14 

_Emanon_
Хорошо смеется тот, у кого поехала крыша.
Ох, я уже и не надеялась на продолжение! Спасибо, автор, порадовали! Глава, как всегда, великолепна.)

2015-08-07 в 14:43 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
_Emanon_, спасибо :flower:

URL
2015-08-07 в 14:43 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
_Emanon_, спасибо :flower:

URL
2015-08-30 в 18:41 

спасибо большущее за новую главу
перечитала все еще раз, а то некоторые моменты забываются
как же мне нравится здешний Северус, мммммм, и загадок в нем много, уверена ему есть чем ответить Дамблдору, ежели тот захочет Гарьку отнять
вот только Гарри зря не рассказал отцу про сон, надеюсь, что в доме Принцев ему тоже видение будет, отец почувствует и прилетит сына вытаскивать, а еще попутно пристыдит, что чудо лохматое раньше ему ничего не рассказало

2015-08-31 в 13:45 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
superklevo, рада, что продолжаете следить за развитием событий. :red:

URL
2016-03-03 в 23:26 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 5. Доверие



Время до вечера ползло неторопливой улиткой. Гарри успел разложить прихваченные вещи в шкаф, изучить свою комнату, поваляться на удобной кровати и наведаться на кухню, откуда услужливый эльф выпроводил его с тарелкой, полной черничных пирожков. Умяв провизию, Гарри вознамерился побродить по дому. В первой же комнате он задержался надолго. В ней оказалась библиотека. Стройные ряды книг, поднимавшиеся до самого потолка, обступали окна и дверь.

Гарри остановил свой любопытный взгляд на огромном столе с ножками в виде стопок книг и несколькими лампами под синим абажуром. Рядом разместилась пара кресел. Подойдя ближе, мальчик сел в одно и попытался расслабиться, так сказать, проникнуться домашней атмосферой. Затянувшаяся серость за окном навевала грусть, но мягкая тишина, тепло и запах вековых фолиантов заставляли-таки почувствовать себя уютно, и даже захотелось почитать.

Побродив среди шкафов, он мысленно разделил их: на исторические, о зельях, о природе и зоологии в частности, по чарам и по ЗОТС. Были еще книги на подвесных полках, но до них Гарри не добрался. Уж больно сильная защита их окружала.

Выбор был одновременно большим и скучноватым. Тем не менее, Гарри вытянул толстый том о магии волшебных животных. Памятуя о чудесном пособии, по которому приходилось учиться у Хагрида, Поттер с осторожностью приступил к первой главе.

На радость, книжка оказалась прекрасно иллюстрирована. Поэтому статьи в ней Гарри читал, ориентируясь на понравившиеся картинки.

Он не ставил себе целью штудировать свою находку, но оторваться не смог, пока не услышал шаги за дверью.

“А Луна не такая уж и сумасшедшая”, — пришла в голову вялая мысль.

За последний час он с удивлением узнал, что магия, особенно сильная, оказывается, создает в качестве побочного эффекта маленьких призрачных созданий, напоминающих жучков с серебристыми крыльями, которые чаще всего вьются около драконов, сбиваясь в небольшие стайки. Заметить их очень сложно, так как своенравный огнедышащий зверь не имеет привычки подпускать к себе близко любопытного исследователя.

История о пресловутых мозгошмыгах теперь казалась вполне реальной. И напрасно никто не воспринимает слегка странную Луну всерьез. Возможно, стоит дать ей эту книгу.

Поднявшись и размяв ноги, Гарри выглянул в коридор. Видимо, Снейп прошел мимо. Со второго этажа раздавалось шуршание. Ведомый любопытством, новоиспеченный наследник поместья направился туда.

Комната отца была открыта.

Северус показал ему дом и рассказал, кто и где когда-то жил, однако к себе не приглашал. Может, не очень-то любил, когда глазеют на его личные вещи (Гарри и самому подобное не нравилось). Тем не менее, проникать туда не запрещал.

Поттер был уже у двери, когда услышал:

— Любопытствуешь?

Снейп стоял к нему спиной и копался в коробке на столе.

Гарри удивленно моргнул. Спальня оказалась абсолютно безликой и имела минимум мебели. Шкафа для одежды или хотя бы стула не наблюдалось. Словно здесь никто и не живет.

Из шелестящей бумаги Снейп извлек горсть камней, переливавшихся перламутром.

— Если тебе нечем заняться, то я готов найти тебе дело, — сухо произнес он.

— Эм… Могу помочь, если что. А что это такое?

— Буду признателен, если ты возьмешь половину.

Гарри, не задумываясь, протянул руки.

Снейп отсыпал в сложенные лодочкой ладони горсть кристаллов.

— Ступай за мной.

Они молча спустились вниз.

— Будь добр, оденься. Работать будем на улице, — Северус скользнул в теплые туфли и накинул маггловское пальто с шарфом.

Гарри рассовал приобретения по карманам куртки, которую следом надел, и обулся в кроссовки.

Северус как-то странно посмотрел на обувь Гарри, однако ничего не сказал, лишь открыл дверь и вышел наружу. Поттер оглядел свои ноги. Ничего нового. Кроссовки, как кроссовки, маггловские, удобные. Правда, Гермиона не раз утверждала, что они не очень подходят для зимы.

— Так что это за штуки?

Гарри встал рядом со Снейпом, что-то высматривавшим около забора и, кажется, тихо считавшим.

— Сигнальные кристаллы, — коротко пояснил Северус, останавливаясь на цифре восемь. — Их нужно разместить вокруг дома. Они создадут поле, нарушениие которого сообщит мне о проникновении незваных гостей.

— Думаешь, Пожиратели как-то узнают, что я тут? — встревожился Гарри.

— Вполне вероятно, — совершенно спокойно ответил Снейп. — Но к тому моменту мы уже вернемся в замок.

Сердце в груди Гарри поскакало шальным бладжером.

— Они ведь знают, чей это дом…

— Нет причин для паники, Гарри. Если они и выведают, что ты находился тут, то отнюдь не сразу. А это может случиться и через полгода или даже год, — Снейп развел руками и ободряюще усмехнулся. — Никто не курсе, что мы тут, поверь.

— Тот человек, с которым мы разговаривали… мистер Хортон, — возразил мальчик.

— Мистер Хортон большой болтун и достаточно стар, — выразительно поднял бровь Северус. — И видел он только меня. Никаких Гарри Поттеров.

Гарри свел брови, привалившись к столбику на веранде.

— Я не понимаю. Ты стер ему память?

— Предпочитаю действовать тоньше, — лицо Снейпа приняло сосредоточенное выражение, и он сказал: — Закончим с защитой, потом я расскажу тебе чуть подробнее, идет?

Гарри пару секунд просто смотрел на него. Причин не верить у него не нашлось, поэтому он легко кивнул.

— Размести один камень возле правого края ворот, а потом по штуке у каждого столба забора, — велел Снейп, указывая направление.

Некоторое время они расхаживали по территории поместья, пряча необычные артефакты. Когда черед дошел до сада, Поттер задумчиво разглядывал деревья, подстриженные кусты, укрытые льдом и снегом, и овальный фонтан в самом центре. А еще, оказывается, в их доме есть оранжерея. Поход в нее стоило отложить. Затемненные стекла теплиц в некоторых местах не внушали доверия.

— Почему в твоей комнате так пусто? — спросил Гарри, когда они со Снейпом встретились.

— Не люблю ничего лишнего, — не задумываясь, ответил тот и прошептал активирующее заклинание. — Все, давай назад. Ты проголодался?

— Не очень, — Гарри залюбовался тем, как вспыхивает высоко над их головами магический купол, подсвечивая падающие редкие снежинки голубым сиянием.

— Надеюсь, против чая ты ничего не имеешь? Нам нужно обсудить пару тем.

— На него согласен.

Разговор они начали только когда устроились в гостиной с дымящимися чашками. Гарри ощущал себя весьма комфортно на новеньком твердом диване, хотя может, и не отказался бы от продавленного, но приемлемо мягкого, как в Норе, возле пылающего камина. Вместо дружеской шумной компании, напротив в кресле устроился молчаливый профессор Снейп, преспокойно перебиравший конфеты в вазочке.

От такой картины захихикал бы даже Филч.

— За последние несколько уроков я отметил приличный прогресс в твоих ментальных навыках, — начал Северус. — Это, конечно, прекрасно, но все еще не достаточно. Нам стоит продолжить тренировки в более интенсивном режиме.

Гарри ничего против не имел, если бы не случившееся ночью. Молчание затянулось.

— Что скажешь, возражений не будет? — уточнил Снейп.

— Нет, — пробормотал Гарри себе под нос.

— Что-то с тобой сегодня не так, — говоря это, Северус даже не повернул головы. — Не хочешь рассказать, что?

Гарри пожал плечами, по которым расползлось неприятное напряжение.

— Все нормально. Ты обещал объяснить про мистера Хортона.

Северус откинулся на спинку дивана и задумчиво посмотрел на сына.

— С недавних пор ты начал познавать искусство защиты мыслей от легилименции. Поэтому вполне способен сделать самостоятельные выводы, как человек может чего-то не помнить без применения Обливиэйта.

Холодок, повеявший от слов Снейпа, не остался не замеченным. Гарри не планировал раздражать родителя, но развивать тему своего самочувствия он не собирался.

— Ты подкорректировал старику воспоминания?

Снейп коротко кивнул.

— Но мы разговаривали всего пару минут… или меньше…

— Внушение не занимает много времени. К тому же, у меня было достаточно возможностей, чтобы натренироваться в этой области.

Гарри закусил губу, беспокойно заерзав.

— Ему не было больно? Эти изменения…

— Он ничего не заметил, — почти улыбнулся Снейп. — Если действовать аккуратно, то все будет в порядке.

Гарри хотелось в это верить. Вот только после недавних видений у него все болело или казалось, что болело. При одной лишь мысли об этом, Гарри поежился.

— Могу я спросить кое-что? — осторожно поднял он взгляд на отца.

— Не имею возражений.

— Прежде Риддл не насылал на меня никаких проклятий… ну, когда пытался пробраться мне в голову. А что будет, если он захочет наложить Аваду или Круцио. Он сможет?

— Нет. Он не сумеет убить тебя таким образом, — хмуро отозвался Снейп. — Есть много способов причинить боль через ментальную связь, но это требует значительного объема сил. Слишком не выгодно для Риддла. Он обычно вдумчиво расходует магию.

— Он мог бы попросить кого-нибудь.

— Что?

URL
2016-03-03 в 23:27 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Наверное, не только Риддл и ты с профессором Дамблдором — легилименты. Есть же и другие… Риддл способен заставить кого-то еще залезть мне в голову, — разъяснил Гарри, уже и сам боясь своих идей.

— Мерлин, Гарри, — возмутился Северус. — Ты не слушал, что тебе говорил директор? Никто кроме Риддла не может пробраться в твое сознание, находясь далеко за пределами видимости или тактильного контакта. Риддл же действует, исходя из обилия своей магии и благодаря наличию у тебя шрама. В нем хранится остаточная магия от его проклятья. — Снейп на мгновение замолк, что-то обдумывая, потом, успокоившись, продолжил: — Я занялся изучением вопроса вашей странной связи, поэтому пересказываю тебе теорию профессора Дамблдора.

Гарри устыдился, что действительно когда-то кое-что прослушал, видимо, под впечатлением, что Темный Лорд, оказывается, и в мозгах может покопаться. В его в особенности.

— Тебе кажется, что теория директора неправильная? — отгоняя досаду на самого себя, спросил он.

— Нет, она кажется логичной, вот только, насколько мне известно, не существует такого понятия, как связь через непростительное проклятье. Будь возможным проникать в сознание Пожирателей или авроров таким способом, то насколько было бы просто заставить их подчиняться?

— Может, это особенность только Авады…

— Единственная особенность Авада Кедавра — смерть. Никакое другое проклятье мгновенно не убивает. Оно рвет любые связи, Гарри, никак не создает.

Недолго поразмыслив, Гарри озвучил совершено очевидную вещь:

— Может, Риддл сделал что-то еще?

Северус усмехнулся и, поднявшись, достал из шкафа пару бутылок сливочного пива.

— Думаю, сегодня тебе можно... — он поморщился, подбирая нужные слова, — чего-нибудь покрепче чая.

Гарри фыркнул, но промолчал. Ведь отцу не обязательно знать, какими напитками порой балуются бравые спортсмены Гриффиндора.

— Твоё замечание вполне оправданно. Я полагаю, что между вами произошел своеобразный обмен сил, прежде чем Риддл исчез. Директор пытался убедить меня в обратном.

— Убедить? — озадачился Гарри. — Зачем ему?

— Может, я ошибаюсь, так как подобных бесед у нас было немного, но мне показалось, что он старался скорее увести тему в сторону, нежели делиться информацией. Я еще понаблюдаю за ним, — тихо пообещал он, кажется, обращаясь сам к себе.

Гарри отпил из бутылки и посмотрел в окно. Погода менялась, снег напоминал огромные хлопья и падал белой стеной.

Северус щелкнул пальцами, зажигая свет поярче и увеличивая пламя в камине. Позвав эльфа, он распорядился накрыть стол для ужина.

— Мы пробудем тут еще пару дней. Я планировал потренировать тебя в защите и окклюменции. И, если позволишь, мне хотелось бы изучить твой шрам.

Гарри непринужденно кивнул.

— Конечно. Я не против. Да и размяться мне не помешает.

Северус молчаливо провел пальцами по искусно выделанному покрывалу на подлокотнике кресла. От него не укрылись ни напряжение Гарри, ни старательные попытки не встречаться взглядами. Видимо, мальчик все еще опасался за свои секреты. Тем не менее, в свете атак Волдеморта на его неокрепший ум, Северус был бы полным глупцом, если бы замолчал тему.

— Что-то мне подсказывает, что ты не в восторге от мыслезащиты. Не хочешь рассказать, почему? Мне казалось, что мы нашли общий язык.

Гарри неопределенно мотнул головой.

— Я готов заниматься, правда, — как можно увереннее произнес он.

— Считаешь, я могу увидеть то, что вы затеваете с друзьями против мистера Малфоя? — многозначительно сказал Северус.

Гарри от неожиданности даже поднял голову.

— Мы ничего не затеваем. Вот еще.

— Это радует, — тонко улыбнулся Северус и откинулся на спинку дивана, предчувствуя, что дальнейшее выяснение может привести их к первой размолвке. — Все же это не связано со школой. Ты же понимаешь, что своим поведением выдаешь себя? — изогнувшаяся темная бровь заставила юного окклюмента занервничать.

“Чем это я себя выдаю?” — по-детски упрямо хотелось спросить Гарри.

Он медленно втянул воздух и, прежде чем выдохнуть, прикрыл глаза. На все его увертки и отговорки Снейп вряд ли купится. Что делать, Гарри не представлял. Сказать ему о своей слабости… и увидеть плохо скрываемые отвращение или жалось? По спине побежали мурашки от весьма реалистичной картины. Черт, он даже мог додумать, что тот ему скажет. Все же, как бы не изменились их отношения, профессор Снейп оставался собой во всем. И Гарри просто не представлял, как общаться с ним на столь щекотливые темы.

Чуть погодя Поттер набрался мужества и быстро пробормотал, придумывая на ходу:

— Прошлой ночью мне снился ужасный кошмар. Точнее, не совсем кошмар… Все было как со змеей…

— Что, прости?

Северус застыл, прекратив потирать висок.

— Я не смог удержать блок, — выдавил Гарри.

Видимо от неожиданности подобного заявления Снейп не смог сдержать вспышку гнева.

— Почему, спрашивается, ты молчал?! — рявкнул он.

— Я… — Гарри испуганно вжался в кресло.

— Ему удалось что-то выяснить у тебя?

— Ничего, клянусь, — замотал головой Гарри. — Это не был Вол… Риддл. — От волнения вспотели ладони. — Какой-то Пожиратель, разодетый как Малфой, во сне похитил меня в Хогсмиде. Я пришел туда на встречу с Роном. Мы были в маленькой комнате, и он... насылал на меня проклятья. Я… хотел тебе рассказать… — от подробностей сновидения, всплывших в сознание во всей красе, Гарри ощутил, как его мелко трясет.

Снейп поднялся.

Поттер вздрогнул и весь напрягся, боясь новых вопросов. К горлу подкатил ком от удушающих волн необъяснимого страха, а пальцы нервно мяли брюки.

Северус, не проронив ни слова, пошел наверх. Гарри, затаив дыхание, слушал звук его удаляющихся шагов. Не зная, чего ожидать, он тщетно пытался успокоиться и проявить хоть немного благоразумия, чтобы не позориться. Гриффиндорцы не перед чем не трусят, доказанный факт!

— Пей, — через пару минут ему протянули миниатюрный флакон с золотистой жидкостью. — Лишние нервы нам ни к чему, — уже мягче пробормотал Снейп.

Гарри взял зелье. Проглотив его, он все также не мог встретиться с испытующим взглядом.

Северус сосредоточенно рассматривал сына, подмечая каждую его эмоцию и изменение мимики.

— Я должен видеть, кто это был, — очень спокойно и тихо предупредил он.

Гарри протестующе отпрянул, бледнея.

— Я лучше опишу!

— Гарри, это очень важно…

— Пожалуйста!

Снейп в замешательстве даже не знал, что сказать.

Гарри застыл перед ним, словно кролик перед удавом.

— Будь любезен, объясни, почему ты боишься? — подозрительно спросил Северус, стараясь не допускать в голос ни одной эмоции.

— Я не боюсь, — Гарри попятился.

Северус с неохотой поднял палочку, намереваясь воспользоваться сканирующими чарами.

Уловив это движение, Гарри подскочил на ноги. В голове шумело. Не отдавая себе отчета, он шустрым зайцем бросился в сторону кухни: ему отчаянно требовалось время, чтобы собраться с мыслями. И воздух. Реакцию, подобную этой, он не смог бы объяснить даже себе.

URL
2016-03-03 в 23:27 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Далеко уйти ему не дали. В смятении Снейп последовал за ним.

Не успел беглец опомниться, как был остановлен в коридоре твердой рукой, вцепившейся в плечо, а второй подхвачен под локоть, чтобы не дать споткнуться. С недавних пор темпы роста организма вышли на рекорд, у Гарри не раз случались казусы с координацией.

— Гарри... ну что ты... — непривычно мягкие интонации давались Снейпу с трудом. Не часто ему приходилось успокаивать испуганных детей, особенно когда он не знал всех деталей произошедшего. — Все хорошо. Дыши глубже. Я не собирался давить, прости. Пойми, Риддл мог придумать что-то новое. Мог сильно навредить тебе. Я должен знать… Чтобы защитить тебя. Даже если ты что-то рассказал им, это не страшно. Главное, чтобы они не нашли новый путь контролировать твое сознание или того хуже — мучить тебя…

Гарри широко открытыми глазами глядел перед собой и ничего не видел. Мысли путались от паники. Руки невольно противились несильной хватке, хотя ощущение теплой, надежной опоры дарило крупицы спокойствия. Противоборство между желанием убежать и остаться угнетало.

— Гарри, прошу, — Северус позволил себе осторожно обнять сына, и его ладони в этот момент слегка дрогнули.

Поттер шумно сглотнул, бросая все силы, чтобы прийти в себя. Глубоко вздохнув, он перестал вырываться и ткнулся лбом в гладкую ткань отцовского жилета. От него пахло странно, смесью каких-то реактивов и трав. Вообще, приятно. За редкие часы, проведенные в комнатах профессора зелий в Хогвартсе, запах зелий приклеился и к нему. А он даже не замечал, пока однажды по этому поводу не высказался Рон.

— Вот бы не подумал, что львята такие… впечатлительные, — незло усмехнулся Северус. — Пойдем, присядем.

Он отпустил Гарри и подтолкнул к дивану.

В это мгновение раздался хлопок — возник эльф, заставив вздрогнуть обоих.

— Ужин готов, хозяин.

— Мы придем через минуту, — бросил Снейп.

Гарри пытался найти слова, чтобы объяснить свой неожиданный побег, но изумился, услышав:

— Я не стану настаивать на беседе. Только ответь мне на один вопрос.

— Какой?

— С чем связан твой… дискомфорт? — потемневшие глаза Снейпа что-то искали на его лице. — Я осведомлен, какой богатой фантазией обладают мои собратья по увлечениям.

Гарри не очень понял. Опять глубоко втянув воздух, он решился ответить честно:

— Он насылал на меня круциатус. Много раз. И это было очень больно, — Гарри скривился от омерзения и шепотом признался: — мне безумно стыдно, но мой мочевой пузырь не справился. — Лицо и шея залились жарким румянцем. Поттер прикладывал все силы, чтобы подавить неловкость.

Некоторое время стояло тягостное молчание.

— Взгляни на меня, наконец, — просьба ударила Гарри прямо в грудь, заставив затаить дыхание.

Нехотя подняв глаза, он поймал спокойный с толикой недоумения взгляд.

— Это нормальная реакция на продолжительную пытку. Он больше ничего не сделал?

— Нет. Но это было…

— Мучительно, да, — кивнул Снейп, но размышлял он, видимо, уже о чем-то своем, потому что лицо его являло саму сосредоточенность и расчетливость.

— Все болело, после того, как я проснулся.

— Постэффект. Глупый мальчишка, надо было попросить у меня зелье! Но как же, гордость не позволила… — Снейп сдержал чуть не слетевшее с языка ругательства, вызвав у Гарри легкую усмешку. — Отчего ты посчитал, что я стану смеяться над тобой? — недовольно проворчал он и тише, но серьезно добавил: — Я крайне четко представляю себе до чего можно довести человека пытками.

Желудок Гарри подпрыгнул и провалился вниз, а во рту пересохло. Он сжал кулаки и облизал губы.

— Пойдем, тебе нужно поесть, — вдруг сказал Северус. — Потом разберемся с нашей новой проблемой.

URL
2016-03-04 в 04:29 

Все будет хорошо!
Еще не читала, но спасибо за проду!

2016-03-04 в 22:03 

Suhmat
А ты идешь на BJD фестиваль 18 ноября? www.dollparty.ru
ljnkzncv, спасибо за продолжение. Надеюсь Северус сможет убедить Гарри показать все

2016-04-02 в 20:00 

ураааааа
продолжение, удачно я зашла
Северус потрясающим отцом становится, рада, что Гарри ему все рассказал, так потихоньку привыкнет отцу доверять

2016-04-02 в 23:35 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
superklevo, давно ж вы не заходили)) Рада, что вам нравится.

URL
2016-04-17 в 00:06 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 6. Шрам


С ужином было давно покончено, и Снейп предложил выбраться на веранду. Несколько минут Гарри апатично наблюдал за окном напротив, где соседская семья собралась за столом: дети шумели, родители что-то обсуждали, скорее всего работу, и будущий уикенд (Дурсли всегда строили планы во время семейных трапез), а бабушка раздавала угощения и по-доброму журила внуков. Просто идиллия, от которой недавно принятая пища просилась назад.

— Как я уже сказал, ментальное причинение вреда на расстоянии очень затратное занятие, и по плечу немногим, — медленно донесся до Гарри голос Снейпа. — В любом случае, здесь тебе ничего не грозит. Но я все равно хотел бы, чтобы ты показал мне свой сон. Не сейчас, но…

— Ладно, — неопределенно выдавил Гарри. В конце концов, ничего другого он не ожидал.

От внимательного зельевара не укрылось, куда поглядывает его юный слушатель. В темных глазах на мгновение мелькнуло сожаление пополам с досадой.

— То, что родовая магия приняла тебя, безусловно, сыграет нам на руку, так как послужит мощной защитой против любого мысленного проникновения, — лаконично продолжил Снейп. — Разумеется, от армии Темного Лорда она не спасет, но, пока он не имеет соответствующих ресурсов и скрывается, ты всегда можешь найти убежище здесь. Если тебе когда-либо потребуется помощь, позови Стики. Даже в Хогвартсе или в любом другом месте, не огражденном чарами Фиделиуса, она тебя услышит.

Гарри замер от поразившего его понимания, а затем поглядел на облокотившегося на перила отца.

— То есть, мне теперь не обязательно возвращаться к тёте? — надежда, прозвучавшая в голосе, буквально требовала положительного ответа.

Снейп, однако, колебался, поджав губы и покачав головой.

— К сожалению, гарантировать что-то подобное пока не могу. Но дай закончить! — пресек он готового взорваться Гарри. — До тех пор, пока Риддл не знает, что ты — мой сын, — Северус прервал зрительный контакт и отвернулся, — мы не станем нарушать его блаженного неведения. Я вынужден продолжить шпионскую работу, а ты…

— Торчать у Дурслей, — кисло пробурчал Гарри.

Мимолетная радость ушла, оставив полное уныние. Дежавю ситуации привнесло в и без того безрадостное настроение нотки горечи и цинизма. Сириус тоже когда-то предлагал дом. И что с того? Как только сбежал Петтигрю, все пошло прахом. Крестный теперь постоянно в разъездах, и общаться приходится письмами или в редкие встречи. Неужели со Снепом все будет так же?

— Тебе там не рады, — тихо произнес Северус с совершенно нечитаемым видом. — Я попробую помочь. Правда, Петуния меня не переносит.

Глаза Гарри округлились и прежде, чем он успел открыть рот, Снейп неохотно объяснил:

— Мы знакомы… давно. И большей частью наши взаимоотношения носят негативный характер, — на плечо Северуса спланировало два маленьких шарика, отбившихся от стайки круживших возле соседского забора. Видимо, магия дала сбой. Снейп абсолютно спокойным движением отогнал их, послав обратно к собратьям.

— Разве кристаллы не должны на них реагировать? — вдруг заинтересовался Гарри, на секунду позабыв тему разговора.

— Простейшее колдовство. Защита его пропускает, но дает понять, что кто-то пересек границу, — недовольно проворчал Северус.

Гарри понимающе ухмыльнулся.

— Тетя мало рассказывала про маму или ее друзей. Она не любит отвечать на мои вопросы.

— Думаю, после смерти Лили она бесповоротно возненавидела наш мир. Петунья обижена на волшебников. Девчонкой она хотела принадлежать миру магии, но увы, из маггла мага не сделаешь.

— Я даже не предполагал, что вы встречались… — на фотографиях, что подарил ему Снейп, он видел тетю, но не представлял, что отец ее знает, и она — его. — Офигеть.

— Следи за языком, — строго пригрозил Северус, поморщившись.

— Пытаюсь, — проблеял Гарри, все еще ошарашенный.

— Пройдемся по площади, — после недолгого молчания сказал Снейп и сбежал по ступеням.

Гарри воодушевленно направился следом.

У ворот они остановились.

— Не отходи далеко, — суровым тоном предупредил Северус, коснувшись растрепанной макушки палочкой. — И ни на кого не наткнись.

— Да, да...

Гарри нетерпелось выскользнуть наружу, поэтому он беспечно пропустил момент, когда на нем закрепились следящее заклинание и зеркальный щит.

Брели по улице в мирном молчании. Гарри глазел на украшения. На пышных ветках ёлочек покачивались живые игрушки в виде птиц, звезд, небесных светил и всевозможных морских существ. Почему морских, он не взялся бы ответить. Низкие заборы утонули в еловой припорошенной свежим снегом бахроме, в которой ловко прятались поющие колокольчики. На газонах кое-где сиротливо, а то и в компании, высились вылепленные из снега или выточенные изо льда скульптуры, наряженные в одежду и шляпы. Волшебники потихоньку выбирались на морозный воздух, чтобы запустить приготовленные фейерверки. До полуночи еще оставалось несколько часов, но селяне не обращали на это внимание. Дети кружили среди взрослых, собираясь в стайки. Гарри с трудом маневрировал, пару раз чуть не врезавшись и не упав.

Спустя полчаса все изменилось. Проникшийся духом празднества и подпевающий снежному зайчику Гарри почувствовал внезапное головокружение. Поначалу он не придал этому значения, засмотревшись на особенно живописный салют, озаривший небосвод. Шрам закололо. Гарри отвлекся от всеобщего веселья и удивленно обнаружил, что пальцы, которыми от почесал лоб, влажные. Догадка настигла его мгновенно. Он зачерпнул горсть снега из ближайшего сугроба и поводил им по саднящему месту.

«Черт!» — подтаявший кусочек с розовыми разводами отправился обратно.

Быстро найдя глазами Снейпа, продолжавшего брести по окраине площади, Гарри бросился за ним. В тот момент, когда он схватился за спасительный черный рукав, в небо взмыли особенно шумные пылающие стрелы. От неожиданности мальчик отшатнулся, едва не натолкнувшись на высокого зельевара. Это подсказало Снейпу, что его невидимый спутник чем-то встревожен: он сразу поймал Гарри за локоть и очертил палочкой вокруг них купол тишины и защитных чар.

— В чем дело?

— Мой шрам болит, — с трудом выдавил Поттер.

Знаменитую метку, оставленную Лордом, припекало, отдавая болью в виски. Удержаться и не начать расчесывать было попросту невыносимо. Гарри подавил глухой стон, приложив ладонь ко лбу.

Без лишних вопросов Северус скорым шагом направился в сторону поместья. Даже не думая выпускать пойманную руку из стального захвата, он сосредоточенно бормотал себе под нос заклинания.

Боль становилась сильнее, но чужое сознание не успело внедриться в мысли. Гарри полностью сосредоточился на ментальном щите и даже не видел, куда идет, не говоря уже о пронизывающих воздух серебристых нитях, обернувших его и Северуса невидимым щитом.

Снейп учил определять личность захватчика по отпечаткам магии. Гарри этим и занимался. Сила Риддла имеет резкий подавляющий оттенок, от которого хочется избавиться, как от знойной духоты. Сегодня был именно Темный Лорд, без помощников.

Только когда за ним закрылась дверь, Гарри облегченно вздохнул: барабанная дробь под кожей стихла.

— Присядь на диван.

Снова став видимым, Гарри уставился на свое бледное отражение в зеркале. Скинув обувь и куртку, он, неуверенно ступая, направился к камину.

— У него вышло? — коротко спросил Снейп, выводя палочкой светящиеся руны. Золотистые значки разлетались в воздухе, проникая в стены, окна и потолок.

— Нет. Повезло, что мы успели вернуться, — голос дрожал, но в нем звучала уверенность.

Закончив колдовать, Снейп подошел к Гарри и осмотрел кровоточащую царапину.

Поцокав языком, он чему-то кивнул и поспешил на второй этаж. Вернулся он очень быстро, на ходу перебирая что-то в сумке с зельями. Гарри убрал волосы рукой, когда кончик темной палочки уткнулся в его лоб. Липкая кровь исчезла, оставив после себя еще более неприятный зуд.

Взяв один из пузырьков, Снейп попросил:

— Закинь голову.

Гарри послушно посмотрел в потолок.

Профессиональным движением Северус сцедил из пузырька идеальные две капли.

— Ай-яй!

— Ну-ну… Не вертись. Если состав попадет в глаза, ослепнешь, — обнадежил он, недобро ухмыльнувшись. Тем не менее, голову сына он держал надежно.

Поттер жмурился и стонал. Шрам щипало и подергивало.

Северус не позволял ему шевелиться до тех пор, пока не удовлетворился результатом действия настойки. Кровоточивость исчезла, как и покраснение. Гарри затих, моргая.

— Ну что, лучше? — снисходительно поинтересовался Снейп.

— Кажется, да.

URL
2016-04-17 в 00:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Северус убрал медикаменты и присел рядом.

— Потерпи еще немного, я понаблюдаю за воздействием Лорда, пока он не выдохся. Это безболезненно, обещаю.

Гарри не сразу сообразил, что от него требуется.

— Расслабься, он сюда не прорвется. Я также не собираюсь проникать в твою голову, — успокаивающе проговорил Северус.

— Я понял. Начинай.

Тихий глубокий голос и легкие волны магии, умиротворяли, и Гарри не заметил, как откинулся на спинку дивана. После пережитого стресса ему было все равно, что делает Снейп.

А тот то хмурился, то настораживался, но не проявлял особого беспокойства. Результаты привели его в замешательство.

— Ваша связь происходит отнюдь не через шрам, — изрек он задумчиво.

— Что? — встрепенулся Гарри.

Снейп, однако, воздержался от ответа, медленно встал и направился к библиотеку.

“Ну отлично… Прямо как Гермиона, когда ей что-то в голову стукнет”.

Гарри остался сидеть на диване, ожидая пояснений или хотя бы разрешения пойти к себе.

“Вот гад, не мог что ли завтра начать свои козни”, — раздраженно подумал он о Волдеморте.

Конечно, лучшего момента для нападения и придумать нельзя. Во время всеобщего веселья и беззаботности.

— Пойди поспи, — Гарри вздрогнул от голоса, прозвучавшего над головой.

Снейп остановился за спинкой дивана с огромной книгой в руках.

— Что там? — Гарри встал и присмотрелся к обложке фолианта.

— Обязательно дам тебе почитать. Завтра. Ступай к себе, Гарри, мне нужно подумать — Северус положил книгу на небольшой столик и позвал эльфа. — Принеси, пожалуйста, кофе, — велел он Стики. — Спокойной ночи, — а это насупившемуся мальчику.

Поттер не стал спорить и побрел к себе, надеясь, что еще сможет посмотреть салют из окна. Размышлять о только что случившемся он не хотел. Голова хоть и не болела, но не была готова к мозговому штурму.


* * *
Первого числа утром прилетела сова от Рона.

Гарри, протирая глаза, кое-как забрал у недовольной птицы неаккуратно свернутый свиток.

“Дружище, ты где? Я приехал в школу, как и обещал. Жду тебя.

Рон”


Сердце Гарри пустилось вскачь. Он страдальчески застонал, вспомнив, что начисто позабыл вчера отправить Хедвиг с письмом о переносе даты встречи. Метнувшись бешеным бладжером в ванную и наскоро приведя себя в порядок, он запрыгнул в чистые джинсы и, причесавшись пятерней, скатился по лестнице вниз.

— Доброе утро. Я уж думал, ты проспишь до обеда, — не поднимая головы от газеты, подивился Снейп.

Облаченный в темно-зеленую рубашку, черный жилет и брюки, Северус сидел в кресле и, перекинув ногу на ногу, покачивал на носке тапок. С первой страницы Пророка на разбуженного спозаранку скалилась его бывшая профессор ЗОТС — Долорес Амбридж. Гарри чуть не забыл, что хотел сказать, засмотревшись на нового заместителя министра.

— Она опять что-то задумала? — брякнул он.

Северус взглянул на фотографию.

— Мадам бывший инспектор обладает отменным аппетитом. Собирается занять место судьи в Визенгамоте.

Гарри перекосило.

— А Дамблдор...

— К сожалению, уже отстранен. Так что же тебя подняло? — Снейп отложил Пророк и переплел пальцы на животе.

— Сова. Я такой дурак, — сокрушенно выпалил Гарри, — забыл написать Рону. Он меня ждет в Хогвартсе.

Можно было сказать, что подобное заявление никак не озаботило Снейпа, однако по слегка скривившимся губам Поттер понял, что сумел поколебать не безграничное терпение.

— Прости, — Гарри проклинал свою забывчивость и неуверенность.

Подперев подбородок рукой, Снейп вопросительно изогнул бровь.

— И что ты предлагаешь?

— Могу я на несколько часов вернуться в школу? — умоляюще затараторил Гарри. — Я постараюсь его убедить, что уехал к Сириусу. А, черт!.. — он вдруг вспомнил, что не переговорил с отцом по поводу крестного, который скоро вернется.

— В чем дело? — напрягся Северус.

— Да ни в чем, — отмахнулся Гарри. — Так что, можно? — проблемы стоило решать по мере их поступления.

Снейпу предложение не понравилось. Это было сложно не заметить по набежавшей на его лицо туче.

— Не имей привычки начинать ложь, если плохо ее продумал. Это, во-первых, — Северус сверлил Гарри прохладным взглядом. — Во-вторых, скажи мистеру Уизли правду, что вынужден заниматься со мной в защищенном месте, о котором распространяться не можешь, так как связан обетом.

Тугой узел в груди Гарри чуть ослаб. Снейп сердится, но готов идти навстречу.

— Спасибо. Я… из-за того сна, я просто не вспомнил о письме…

— Разумеется. В-третьих, Гарри, — черные глаза заставили мальчика затаить дыхание от волнения. — Что там с Блэком?

“А, чтоб тебя!” — мысленно дал себе затрещину Гарри.

— Мы разговаривали перед его отъездом, — нехотя пробормотал он, засовывая руки в карманы. — Он обещал забрать меня после задания.

— Естественно, как я мог забыть, — пренебрежительно обронил Снейп и поднялся. — Блэк вернется шестого января. Думаю, вам хватит времени… насладиться компанией друг друга, — ядовито закончил он и направился в сторону кухни.

— Я не хотел, чтобы все так вышло, но он… — расстроенно проговорил Гарри не зная, что лучше — пойти за Снейпом или остаться на месте.

— Ты позавтракаешь, или уже не терпится убежать? — раздалось из открытой двери.

Гарри снова растерялся и разозлился на себя. Хотелось, конечно, как можно скорее отправиться к другу, но подорвать отношения с отцом из-за собственного идиотизма совершенно не входило в его планы.

— Я…

— Можешь перекусить в Хогвартсе, если хочешь. Мистер Уизли против не будет, я уверен, — раздался насмешливый и, кажется, без сарказма комментарий, и какой-то шум.

Гарри немного осмелел, уловив потепление в голосе Северуса.

— А ничего, если я так и сделаю?

Тишина была ему ответом.

Гарри заглянул на кухню и удивленно раскрыл рот.

Снейп пробовал что-то ароматно пахнущее из небольшой кастрюльки.

— Что это?

— То, что тебе не достанется, — жмурясь от удовольствия, заключил зельевар. — Ирландский шоколад.

Поттер вскинул голову и бойко шагнул вперед, мгновенно позабыв о почти случившейся ссоре.

— Ну вот еще, я хочу попробовать.

— А как же твой друг? — ухмыльнулся Северус и налил густую жидкость в глубокою чашку с толстыми стенками.

— Думаю, пятнадцать минут, он переживет.

Снейп промолчал, наполняя еще одну чашку.

— Какое расточительство...

Что именно имел в виду отец — друга или напиток — Гарри не понял.

URL
2016-04-17 в 00:07 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
— Где тебя носит? — обвиняюще проворчал Рон, спрыгивая с подоконника в гостиной Гриффиндора. — Я уже подумал, что зря пришел.

В комнате стоял стылый воздух, от которого не спасал недавно разожженный огонь в камине.

— Не зря, — расслабленный и накормленный Поттер не стал стягивать с шеи шарф, но откинул капюшон. — Мои занятия по окклюменции перенесли в другое место. Пришлось на это время пожить там.

— Чего же ты не сообщил! Может, прогуляемся и расскажешь? — сразу сменил гнев на милость Рон, натягивая шапку.

— На улицу или по замку?

— А не знаю. Тут такой мороз, что без разницы куда. Может, в Хогсмид сходим? — лукаво усмехнулся друг. — Мантия же при тебе?

Гарри нервно поежился.

— Нет, туда точно не пойдем, — он с подозрением покосился на товарища.

Рон удивился, но, заметив, как изменилось лицо друга, сказал:

— Думал тебя порадовать. Ты же давно там не был. Тогда вокруг замка?

Ребята выбрались из круглого проема и, провожаемые напутствиями Полной Дамы, неторопливо побрели по коридору.

— Занятия проходят не на Гриммо, но говорить об этом я не могу, — ложь Гарри давалась не без труда. — Тайна. Снейп обучает меня ЗОТС и окклюменции. Немного зельям.

— Чего-чего? Ты застрял где-то со Снейпом? — ужаснулся Рон, вцепившись в перила на перемещающейся лестнице.

— Эм, да. Хорошо, что это ненадолго.

— Мерлин, какой кошмар, — искренне посочувствовал Рон с таким лицом, словно его сейчас стошнит. — И как вы не поубивали друг друга? Ничего себе Дамблдор садист!

— Он настоял. Типа так безопаснее, — пожал плечами Поттер и поправил очки (Северус сделал ему пару с обычными стеклами). — Снейп придирается, но не особо. Кроме занятий, мы и не видимся почти.

— Ты знаешь... я заметил, что Снейп, к тебе стал как-то... спокойнее, что ли, относиться. Не глумится почти, не орет, — вдруг огорошил Рон и поморщился. — Тебе не показалось?

Гарри молчал, застигнутый врасплох. Порой Рон умел удивлять не ко времени.

— Немного. Наверное, с ним поговорил Дамблдор.

— Ну может, но все равно подозрительно как-то, — задумался Рон, сузив глаза. — Так, выходит, ты с ним и праздник отмечал? — он вдруг засмеялся, не сдерживаясь, хотя минуту назад пребывал в священном ужасе. — Вот ведь, никогда бы не подумал, что ты попадешь в такую опалу!

Гарри скривил губы в хитрой улыбке.

— Да-а. По-семейному так.

Рон заржал еще пуще.

Гарри фыркнул, в отличие от друга по-настоящему ощущая тепло от своих слов. Чтобы сменить тему, он спросил:

— Как все прошло у вас?

Рон закатил глаза.

— Мама весь праздник подлизывалась к Джудит, девушке Чарли. Честное слово, всех достала. Даже Джинни уже не выдержала и пыталась помочь бедной самаритянке. В остальном все как обычно. Пировали, взрывали новые изобретения Фреда и Джорджа. Прикалывались. Снега у нас в этом году немного, так что ничего не строили. Так жалко, — погрустнел Рон. — А, кстати, Чарли привез Ларец с Чудесами. Интересная вещица. Я захватил для тебя.

— Что это? — заинтересовался Поттер.

Мальчики уже добрались до холла.

— Это шкатулка с мешочками. По одному чуду в каждом. Внутри может быть что угодно. Правда, не очень серьезное. Мне выпала копия квоффла “Пушек Педдл” с подписями всей команды. Офигенная вещь, — глаза друга загорелись фанатским огоньком. — Маме достались новые спицы и клубок пряжи. Она аж завизжала от восторга, — Рон поморщился, видимо, вспоминая. — Фред с Джорджем не признаются, что у них было, только загадочно ухмыляются. А Джинни, — Рон хрюкнул и вдохновленно продолжил: — ей выпало предсказание-пожелание удачной сдачи экзаменов по чарам и зельям!

— Мне бы такое тоже не помешало, — завистливо вздохнул Гарри.

— Выпадет, если очень хочется, — уверил Рон. — Мне, кстати, твой подарок тоже очень понравился. Он занял место старого плаката Пушек.

— Ага. Еще жди... подарка от МакГонагалл, — хмуро повторил недавнюю фразу из сна Гарри.

— Что? — испугался Рон.

— Я сказал ей, что инвентарь команды совсем устарел. Особенно метла вратаря.

— Гарри! — завопил Рон и кинулся обнимать Поттера. — Ты просто настоящий друг! Идем на кухню, надо это отметить.

— Ага, — вяло отозвался Гарри и разрешил утянуть себя в сторону царства эльфов.


* * *
Счастливый и немного замерзший от долгого лазанья по школе, в Принц-мэнор он вернулся только под вечер. Снейп читал в гостиной и заметил его, едва Гарри высадился из камина, громко чихнув.

Отплевываясь, незадачливый путешественник достал палочку и избавился от сажи.

— Ты пропустил урок, — отрывисто сообщил Северус.

— Э, — осоловело захлопал глазами Гарри. — Я… Что? Ты не говорил, что мы начнем сегодня!

— Урок хороших манер. Ты обещал задержаться на несколько часов, а не на весь день.

Гарри вспыхнул и уставился себе под ноги.

— Я заглядывал в замок, — как ни в чем ни бывало продолжил Северус, закладывая книгу пером-закладкой и убирая ее на стол. — Поистине удача, что вам не взбрело в голову уйти дальше ворот или избушки лесника.

— После кошмара меня и не тянет, вообще-то, — пробубнил Гарри.

«Он что меня за дурака держит?» — возмутился мальчик.

— Хоть какой-то толк от Темного Лорда, — фыркнул Северус.

— О, конечно, — Гарри покопался в кармане и торжественно произнес: — Я тебе кое-что принес.

— Неужели? — слабо заинтересовался Северус. — Что же?

Гарри достал маленький бархатный мешочек.

— Брат Рона привез семье восточную шкатулку, исполняющую желания. Вот одно. В нем ничего опасного нет. Мне вот что попалось, — он раскрыл вторую ладонь, в которой лежал флакон с изумрудного цвета зельем.

— Что в нем? — Северус нахмурился.

Гарри рассмеялся.

— Обычный сок для освежения дыхания. Я понюхал.

Снейп решил увериться в этом сам.

Выжимка из смеси трав. Действительно, ничего особенного.

— Это твой, — Гарри положил еще одно “чудо” на стол.

— Спасибо, Гарри, но не стоит, — Снейп незаметным движением убрал палочку в рукав.

— Почему? — недоуменно спросил Гарри, пытаясь отделаться от ощущения пустоты в районе живота.

Снейп поднялся и убрал том в шкаф.

— Мой лимит чудес на эту жизнь уже израсходован.

— Но это просто для веселья, — растерялся Гарри.

Снейп поднял мешочек и вложил в ладонь сына.

— Спасибо за заботу. Правда, — непроницаемый взгляд избавил расстроенного дарителя от дальнейших расспросов.

Северус развернулся и ушел в лабораторию, но, прежде чем закрыть дверь, предупредил:

— Я приду через час. Поужинаем.

Гарри печально смотрел на крохотный мешочек.

Ничего себе.


* * *
Пятого января пришло время возвращаться в школу. Гарри с грустью осознал, что ему никуда не хочется ехать.

Не успел мальчик бросить на кровать в гриффиндорской спальне сумку, как явился эльф с посланием от Дамблдора. Директор хотел его повидать.

Устроившись в мягком кресле и получив горячую чашку чая, Гарри долго не мог понять, что от него хотят. Дамблдор ласково улыбался и походя рассказывал о планах на новый семестр, о предстоящих СОВах и насколько усердно пятикурсникам стоит к ним готовиться, о вакантных местах в грифииндорскую команду, появившихся из-за Фреда и Джорджа, решивших закончить школу пораньше. И вскользь он задал несколько вопросов о том, как прошли каникулы.

— У меня болел шрам. Недолго. Профессор Снейп мне помог, — пожал Гарри плечами, умолчав о страшных видениях. — В остальном все прошло хорошо. Профессор научил меня трем видам защитных чар. Он сказал, что, в принципе, у меня они получаются, но нужна тренировка, — недовольно проворчал он. — Мы вместе сварили зелье для защиты мыслей и практиковались в окклюменции. У меня выходит все лучше, — и этим Гарри гордился.

— Поздравляю тебя, мой мальчик, — задумчиво улыбнулся директор, разглядывая собеседника поверх сползших на нос очков. — Я вижу некоторые изменения в твоей внешности. Поразительно. И прекрасно. Ты проникся к Северусу некоторой симпатией... Кто бы мог подумать, — глаза Дамблдора лукаво блеснули. — Возможно, я должен предупредить тебя, — вдруг произнес он. — Сириус завтра будет в Лондоне и наверняка захочет повидаться. Его отношение к Северусу довольно бурное. Будь осторожнее в выборе слов, когда соберешься объясняться с крестным.

Гарри напряженно передернул плечами.

— Я еще не думал, как сказать ему.

— Не торопись. Сириус вспыльчив и порой эксцентричен, но он любит тебя и должен понять.

Гарри мог бы поспорить, но не стал.

— Профессор, я хотел бы сказать своим друзьям. Рон уже начал что-то замечать.

— Правда? — удивленно проговорил Дамблдор. — Мистер Уизли всегда был поразительно внимателен.

Гарри мысленно прыснул.

“Ну-ну… Слышала бы Гермиона”.

Как бы смешно это ни казалось, но именно Рон стал тем, кто заметил не изменения Гарри, а перемену отношения к нему Снейпа.

Несколько минут директор размышлял над ответом.

— Не думаю, что Том станет утруждать себя проникновением в сознание твоих друзей. Да у него на расстоянии это и не выйдет. Но есть и другие способы, как он сможет вытянуть информацию. Ты это знаешь, Гарри. Неужели тебя не беспокоит, что станется с мисс Грейнджер и мистером Уизли, если они ненароком окажутся у Пожирателей Смерти?

— Конечно я боюсь, сэр. Но в любом случае их не ждет ничего хорошего, если они попадутся.

— Да, но они смогут утянуть за собой профессора Снейпа, — старик подался вперед.

Гарри закусил губу. Он уже размышлял об этом, но не мог прийти к согласию с собой. Врать близким людям не в его стили. Это поставит между ними стену из недосказанностей, а затем непонимания. Это слишком.

— Вы правы, сэр. Но что же делать?

— В твоем возрасте молодые люди меняются…

— Рон заметил не мою внешность, сэр, — мотнул головой Поттер. — Он сказал, что отношения профессора Снейпа ко мне другое.

— Это не сложно исправить, — Дамблдор погладил свою роскошную бороду. — Тебе стоит сообщить об этом допущении профессору, и вопрос решится, — улыбнулся он.

Гарри недовольно кивнул. Что еще стоило ожидать от дорогого директора? У него всегда все просто.

На этом радушный прием закончился.

TBC

URL
2016-05-04 в 19:43 

спасибо большое за продолжение
рада, что Гарька стал немного разумнее, а то аж испугаться успела, что он в Хогсмид пойдет
а Севушка изумителен, в Хогвартс смотался))))) беспокоится

2016-05-04 в 20:58 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
рада, что Гарька стал немного разумнее, а то аж испугаться успела, что он в Хогсмид пойдет
После наглядных снов, Гарри резко прозрел. А как иначе...)
а Севушка изумителен, в Хогвартс смотался))))) беспокоится
ха, да, ему тяжко приходится...
Спасибо за отзыв. Рада, что продолжаете следить за сюжетом.:sunny:

URL
2016-05-04 в 23:40 

Suhmat
А ты идешь на BJD фестиваль 18 ноября? www.dollparty.ru
ljnkzncv, продолжаем, продолжаем. Я тут практически мертвая душа, но читаю и слежу

2016-05-06 в 21:51 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Я тут практически мертвая душа, но читаю и слежу
Очень хочется, чтобы мертвые души порой воскресали ненадолго и оставляли отзывы. Рада, что вам нравится))

URL
2016-08-05 в 10:21 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 7. Муки совести



“Привет, малыш!
Сегодня залечу за тобой вечерком. Будь готов.
Бродяга”


Гарри со вздохом убрал в сумку письмо, принесенное Кричером. Уже две недели, как начались занятия в школе, а встретиться с Сириусом так и не удалось. В свете мирно прошедших каникул в Гринхилле, за исключением некоторых омрачающих моментов, Поттер не особо огорчился.

— Это то, что я думаю? — спросил Рон, намекая на убранное послание.

— Да, сегодня иду в гости, — натянуто улыбнулся Гарри.

— Завидую тебе, дружище. С удовольствием тоже оказался бы подальше от школы, — мечтательно проговорил Рон.

Ему не следовало посылать домовика. Многие могут знать, какой семье он принадлежит, — неодобрительно прокомментировала Гермиона, игнорируя гримасы Рона.

Гарри самого тревожила та же мысль. Хорошо хоть, урок Чар был не с курсом Слизерина, и никто кроме Невилла не заметил угрюмого почтальона.

— Тебя не будет все выходные, — задумчиво произнесла Гермиона и, подняв бровь, поинтересовалась: — Как же ты будешь готовиться к урокам? Вряд ли Сириус планирует тихие посиделки перед камином.

— Ну… — а ведь и правда, стоило до ухода позаботиться о домашнем задании на понедельник. — Навещу после ужина библиотеку, — решил он.

— Интересно, как он тебя найдет в замке? — брякнул Рон, недовольно поглядывая на Гермиону.

В конце коридора возле лестницы в башню образовался ежедневный затор, из-за которого ребята сбавили шаг и остановились неподалеку, дожидаясь, пока “пробка” рассосётся.

— Скорее всего, он прибудет к директору, а тот тебя позовет, — не задумываясь, тихо подсказала Гермиона.

— Да, наверное, — отстраненно согласился Гарри, бросив взгляд в окно; с одной стороны был виден догорающий нежно-розовый закат, но на темнеющем небе уже собирались тяжелые снежные тучи, предвещая сильную бурю. Одолеваемый странными предчувствиями, Поттер поежился.

Наконец добравшись до гостиной, Гарри и Рон сразу зашагали в спальню, а Гермиона застряла возле старшекурсников, шумно обсуждавших какой-то проект по Астронимии.

— Ты чем-то недоволен? — Рон не стал спрашивать об этом при подруге, посчитав, что наедине сможет выяснить больше. — Не хочешь идти к нему?

— Очень хочу, — пожал плечами Гарри. Он сам не знал, что его так сильно беспокоит: необходимость лгать крестному, или ощущение, что он не заслуживает его внимания.

— Тогда что не так? — Рон закинул мантию в сундук, даже не подумав ее сложить, и выудил оттуда плотную куртку и перчатки.

— Наверное, просто настроения нет. Я рад с ним повидаться, но всего два дня... этого не достаточно.

— У вас все еще впереди, — философски заверил Рон. — Может, Дамблдор разрешит тебе летом остаться на Гриммо.

Неожиданное заявление вывело Гарри из себя.

— Это дом Сириуса, Дамблдор не может запретит мне бывать там, — резко осадил переодевающегося товарища Гарри, задетый тем, что ему действительно придется спрашивать разрешение у директора.

— Ты чего? — сделал большие глаза Рон.

Гарри скрутил мантию и кинул ее в сундук.

— Ничего.

— Правда?

— Дамблдор может отослать Сириуса с очередным заданием, как две недели назад, и скажет, что на Гриммо слишком небезопасно и некому за мной присмотреть, — как на духу выпалил Поттер. — Ну, пусть не отошлет, но обязательно придумает другую причину. Я уверен.

— Ну к нам же ты ездишь, и ничего. Почему же на Гриммо нельзя?

— Это другое.

— Тогда ты можешь погостить у нас. Уверен, мама с папой не будут против, чтобы Сириус навещал тебя.

— Рон, пойми пожалуйста... Раз у меня появился крестный, то я хотел бы лучше узнать его. У вас мне очень нравится, и твои родители чудесные люди…

— А-а, я тебя понял, — Рон подсел к нему на кровать и отобрал плащ, по ошибке вытянутый Гарри вместо куртки. — Ты все еще обижен на Дамблдора за то, что он оставил тебя одного на все лето?

Гарри немного помолчал, удивляясь непоследовательной логике друга, прежде чем ответить:

— Я не понимаю его, но уже почти не сержусь, — вздохнул Поттер и посмотрел в голубые глаза: — Я просто думаю, что директору в действительности нет до меня дела, и мои проблемы нисколько его не волнуют.

— Это не так, Гарри. Он заботится о тебе. Даже я это вижу. Иначе зачем бы приставил к тебе охрану и отряд, чтобы забрать в штаб Ордена?

— Послушай, это все... Ты не понимаешь, — расстроился Гарри из-за того, что тяжелая тема всплыла мимоходом, словно они обсуждали впечатления от квиддичного матча, где можно отделаться короткой фразой. — Мне снился Седрик каждый день. Его смерть и воскрешение Риддла. Дурслям было наплевать… они ругали меня за то, что я бужу их криками, а Дадли издевался, называл извращенцем. Мне совершенно не с кем было обсудить все это. Дамблдор ведь запретил писать вам письма. Я медленно сходил с ума, а ты говоришь, какой директор молодец, что наконец соизволил вспомнить обо мне и забрать. К тому же, миссис Фигг с трудом тянет на охранницу.

Рон нахмурился. После недолгого размышления, он с укором проговорил:

— Почему тогда ты молчал?

— В смысле? Я говорил, что было тяжело…

— Гарри, тебе всегда было не сладко у Дурслей, но ты никогда не был насколько зол, как сейчас. Причем, винишь ты, по всей видимости, не их, а директора.

Поттер удивленно открыл рот, но не знал, как реагировать.

— Они… никогда не хотели меня, поэтому нет смысла их винить. А Дамблдор...

Дверь в спальню распахнулась, прерывая разговор. Вошли Невилл с Симусом, тоже собираясь переодеться перед уроком.

— Эй, вы на обед идете? Гермиона просила вас поторопить.

— Да, уже спускаемся, — раздраженно буркнул Гарри, выдергивая нужную одежду и беря сумку.

Рон, хмурый и молчаливый, последовал за ним к выходу.

URL
2016-08-05 в 10:23 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
— Мистер Поттер, вас желает видеть директор, — раздался отрывистый голос в тишине библиотеки.

Гарри с Гермионой от неожиданности подскочили на стульях, а Поттер еще и рефлекторно прикрыл голову рунным словарем, с помощью которого переводил названия ингредиентов для зелья.

Снейп в недоумении поднял бровь. Гарри почувствовал себя по-дурацки и поспешил спрятать книгу.

— Конечно, сэр, — он так заторопился вылезти из-за стола, что, отодвигая стул, проскрипел им по полу.

— Сама грация, мистер Поттер, — съехидничал Северус. — Если вы закончили ломать школьное имущество, за что ваш факультет лишается пяти баллов, то следуйте за мной, — он развернулся и направился к выходу.

Гарри неаккуратно сгреб книги в кучу и просительно зашептал Гермионе:

— Расставишь их по местам?

— Конечно. Только ты не закончил эссе…

— В понедельник доделаю. Все равно зелья только во вторник, — отмахнулся Гарри, убирая домашнее задание в сумку и закидывая ее на плечо. — Вернусь сама знаешь когда. Пока.

— Хорошо провести время! — улыбнулась Гермиона, не заметив, с каким недоумением на нее покосились сокурсники с другого конца стола.

Гарри выбежал за уже скрывшимся за пределами библиотеки учителем.

Они шли на третий этаж молча. Попадавшиеся на пути студенты с жалостью поглядывали на излюбленною жертву профессора Зелий. Гарри даже почувствовал стыд за свой вид.

Бросив пароль гаргулье, Снейп жестом пригласил своего спутника ступать вперед. Гарри послушно прошмыгнул на лестницу и замер, ожидая, когда она задвижется. Расслабившись, он вздрогнул от неожиданности, когда на его плечо легла рука, слегка сжав. Ступеньки зашевелились, плавно поднимая волшебников к кабинету директора.

— В твоем кармане пара флаконов. Зелье Сна-Без-Сновидений и Защитное от ментального вторжения. Второе на самый крайний случай, ясно? — серьезно прошептал Северус, склоняясь к темным вихрам сына.

— Да, — отозвался Гарри.

Снейп на пару секунд помедлил, прежде чем отстраниться, и толкнул тяжелые двери. Гарри, приободренный до сих пор непривычной для него заботой, уверенно расправил плечи.

Оказавшись в круглой комнате, он не сразу приметил крестного. Тот стоял возле витражного окна. Высоко поднятый ворот дорожного плаща придавал ему таинственный вид, что смотрелось довольно эффектно. Однако Гарри на секунду помедлил, сбитый с толку неприязненно-брезгливым взглядом и злой усмешкой. Ему понадобилось немного времени, чтобы сообразить, что Сириус смотрит на Снейпа, а не на него.

— Привет, малыш, — Сириус развел руки для объятий, и Гарри, больше не задумываясь, влетел в них.

— Я скучал, — вдруг понял Поттер, утыкаясь носом в широкую грудь.

— И я, — улыбнулся Блэк. — Готов отдохнуть от школьной суеты? — спросил он, отстраняясь, и погладил Гарри по отросшей шевелюре.

— Еще как, — неведомо как при взгляде в светящиеся радостью синие глаза волнение мгновенно рассеялось, и грудь наполнилась теплом.

— Тогда не будем задерживаться.

Дамблдор поднялся из своего кресла и подошел ближе.

— Так приятно видеть воссоединение семьи, — Гарри не заметил любопытный взгляд старика, украдкой брошенный в сторону Снейпа. Директор был доволен сложившейся ситуацией, поэтому добродушно продолжил: — Помните, мальчики, что выходить из дома вам нельзя. Шпионы и Пожиратели Тома рыщут по всему Лондону. Если что-то случится, то...

— Конечно-конечно. Мы будем паиньками, — фыркнул Сириус. — Гарри под надежной защитой.

— Я надеюсь на тебя, Сириус, — Дамблдор посмотрел на Блэка поверх очков, и Гарри почудился в этом взгляде холодный предупреждающий блеск.

Сириус всего лишь ухмыльнулся и подтолкнул крестника к камину.

— Жду вас после ужина в воскресенье, — сказал директор им в спину.

Гарри обернулся, чтобы попрощаться, но наткнулся на внимательный взгляд отца, застывшего мрачной тенью возле стеллажа с тяжелыми книгами и Распределяющей шляпой. Как всегда мужчина был невозмутим, сцепив руки за спиной. Казалось, его не очень интересует происходящее, но вот в черноте глаз мерцало самое притягательное для Гарри чувство — едва заметное беспокойство. Наверное, Снейп, так же как и директор, не очень доверял Сириусу. Увидев, что Гарри смотрит на него, Северус поджал губы и кивнул на прощание.

Гарри втянул воздух через рот и подавился сажей. Этим, к сожалению воспользовался Сириус, чтобы подтолкнуть его вперед. Поттер не успел опомниться, как исчез в зеленом пламени и после непродолжительной круговерти вывалился в мрачном кабинете.

Блэк задержался всего на пару секунд, чтобы бросить напоследок пару слов, и переместился вслед за своим гостем. Гарри откашлялся, сидя на полу, и обернулся, чтобы заметить злорадно-победную улыбку на губах крестного, правда тот ее сразу стер.

— Любишь поесть угольков? — с доброй насмешкой спросил он, помогая ему подняться.

Гарри отфыркивался.

— Мое любимое блюдо, ты не знал? — из-за падения заныла недавно сломанная коленка.

— Вот как? Может, чего-нибудь повкуснее поедим? Я голоден как волк.

— Я не прочь попить чаю.

— Кричер! — крикнул Сириус, стаскивая с себя тяжелый плащ и бросая на руки появившегося слуги. — Подай нам ужин, — приказал он, мрачно разглядывая старого эльфа. — Накрой в гостиной.

— Да, хозяин, — проскрежетал тот.

— И приготовь для Гарри комнату. Ту, что рядом с моей. Никаких сюрпризов, понял? Иначе пожалеешь! — пригрозил Блэк.

— Бедный Кричер стар, но не глуп. Как пожелает хозяин, — еще гнусавее протянул эльф и с громким хлопком исчез.

— Вы всё ругаетесь?

— Нет, что ты, — беспечно махнул рукой Сириус и, подмигнув, добавил: — Меня же не было дома.

Гарри хихикнул.

Волшебники покинули кабинет и разместились в гостиной.

— Как прошли каникулы? — спросил Сириус, когда Гарри плюхнулся на старый диван рядом с ним.

— Скучные. Мы все время занимались, — попытка напустить в голос побольше тоски и недовольства провалилась, потому что Гарри не мог отделаться от глупого счастья, поселившегося в сердце. Но, кажется, Сириус не заметил плохой игры.

— Альбус говорил, что Волдеморт пытался проникнуть в твое сознание… — обеспокоенно произнес крестный, а между выразительных бровей залегла резкая морщина.

— Пытался, — не стал отрицать Гарри и весело заметил: — Он уперся в мой щит. Поскребся о него и отступил.

— Ого. Да ты у нас герой! Немного волшебников способны сопротивляться ему, — гордо сказал Сириус, хлопнув себя по коленям.

— Мне еще многому нужно учиться, — решил все же проявить скромность Гарри.

— Ерунда. Начало уже положено. Ты, как и отец, быстро схватываешь знания.

Гарри несмело улыбнулся. Похвала была приятной, независимо от того, к какому отцу она на самом деле относилась.

На столе появился ароматно пахнущий ужин.

— А вот и еда!

URL
2016-08-05 в 10:24 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Выходные с крестным прошли выше всех похвал. Гарри даже было жаль, что они так быстро закончились. Сириус знал толк в развлечениях, а еще в чарах. После недолгих уговоров он согласился объяснить, как создавалась карта Мародеров. Как оказалось, все основывалось на разновидности следящих чар, пропитке зельем Истины и умении подробно рисовать. Лили тоже поучаствовала, именно она варила зелье; Джеймс и Ремус рисовали и искали нужные заклинания, а Сириус колдовал.

Гарри нетерпелось рассказать об этом друзьям. И, может, тоже попробовать сделать что-нибудь свое. Например, описать тропы в Запретном лесу, чтобы обходить опасные места стороной, а еще можно было срисовать улочки Хогсмида с тайными ходами и злачными местечками. Сириус выдал ему нужные записи и рецепт зелья, поощряя крестника к действиям.

О своем задании Сириус рассказал немного, отшучиваясь и старательно меняя тему. Но Гарри удалось узнать, что через пару дней он куда-то отправится вместе с Ремусом. И писать письма ему не стоит.

— Пойми, Тот-Кого-Нельзя-Называть что-то планирует. И мы не должны бездействовать. Я рад, что Альбус не заставляет меня тут отсиживаться. А то я бы сошел с ума наедине с Кричером и маман, — косо ухмыльнулся Сириус; заметив погрустневшую мордашку Гарри, он погладил его по волосам и прижал к себе. — Не расстраивайся. Я еще не обсуждал тему летних каникул с Альбусом, но, думаю, он не станет возражать, если мы куда-нибудь с тобой съездим.

— Ты серьезно? — глаза Гарри восхищенно загорелись.

— Почему нет?

Гарри в восторге засмеялся и прижался к Сириусу еще теснее.

Вернулся он под конец воскресного дня, тепло распрощавшись с крестным. Дамблдор радушно поприветствовал прибывшего милой улыбкой и, особо не расспрашивая, отправил на ужин. Гарри был только рад, поэтому незамедлительно побежал в Большой зал. Рон и Гермиона сидели там.

Пока он шел к своему месту, украдкой поискал взглядом Северуса за профессорским столом. К сожалению, место отца пустовало. Видимо, опять предпочел коллегам компанию какого-нибудь суперважного зелья. Или отдавал должное тихому ужину и умной книге в качестве “собеседника” в своих апартаментах. Жалко.

— Эй, Гарри, ты где пропадал? — заметив его, спросил Невилл.

— Ездил к родственникам, — Гарри сел между друзьями, с готовностью подвинувшимися в разные стороны. Такая согласованность их действий немного удивляла.

Какая удача, что не все знали “замечательное” семейство Дурслей. Представители клана Уизли понимающе промолчали, только Фред с Джорджем не сдержались:

— Как там дорогая тетушка?

— Наверное, слезы льет по племянничку?

Гарри хрюкнул в кубок с вишневым соком.

— Ну да. Я не успевал ведра подставлять, — протянул он.

Гриффиндорцы, поняв, что они шутят, начали улыбаться.

Еще на несколько вопросов Гарри ответил в той же манере, после чего ребята перешли на школьные разговоры. Рон пожаловался на унылое шатание в одиночестве по Хогсмиду, на которое его обрекли друзья, и долгое торчание в библиотеке, куда он пришел, чтобы поболтать с Гермионой. Девочка фыркала, однако предпочитала не комментировать Рона, из-за которого мадам Пинс вчера выгнала из своего царства тишины их обоих. Гарри подозрительно поглядывал на ребят. Кажется, между друзьями возникла напряженность.

“Поругались, как пить дать”

Уже укладываясь спать, Гарри утомленно уставился в потолок, глаза слипались. В сознании еще промелькнула мысль, что нужно было заглянуть к отцу и лично сообщить о своем возвращении, но, заболтавшись, он совсем забыл.

Закрыв глаза, Гарри начал избавляться от посторонних мыслей, упрочняя свой ментальный щит. Как заснул он не заметил.


* * *
Утро понедельника настало слишком быстро. Гарри едва не оступился на лестнице, пока спускался. Ночь прошла в сумбурных снах, наполненных напряжением и тревогой. Он совершенно не выспался и ощущал противную пульсацию в висках.

Рон, позевывая, плелся за ним.

— Рон, Гарри! — позвала Гермиона, помахав им из столпотворения, образовавшегося возле доски объявлений в гостиной.

Гарри нахмурился, уже предчувствуя тяжелый день, и начал пробираться к вызвавшему столько внимания объявлению. Прежде чем он успел спросить, что происходит, к нему с довольной улыбкой повернулся Дин и объявил:

— Расписание поменялось. Оцените, зелий не будет вплоть до четверга. Бог на свете есть! Их даже не заменили ничем.

— В среду ЗОТС поставили, — снисходительно поправила его Парвати.

Восторги Дина разделяли почти все.

Гарри смотрел в расписание с пустыми графами и не мог пошевелиться. Кто-то толкнул его в плечо, но, вместо того, чтобы обернуться, Поттер, не разбирая дороги, двинулся к выходу из башни.

Там его догнали Рон и Гермиона.

— Ты думаешь, Снейп на задании? — напряженно, будто в предчувствии чего-то страшного, зашептала Гермиона.

— Не знаю, — бесцветно отозвался Гарри, плохо соображая из-за гудящей головы.

— Какая разница, — выпалил Рон. — Вы что, не рады, что у нас нет уроков? Можно отдохнуть.

— Потом нагонять придется. Ты не подумал об этом? — любезно заметила Гермиона. — Да и чего ты радуешься…

— Пфф, я радуюсь свободе, — легкомысленно пропел ей Рон и, оттянув ремень сумки на манер тетивы лука, шлепнул им себя по груди. — Больше часов для блаженного сна и квиддича! Мы же пойдем полетать, Гарри?

— Ты невозможен, — с презрением выплюнула лучшая ученица потока и отвернулась.

Гарри почти не слышал их.

— Мы разве не на завтрак? — недоуменно спросил Рон, когда Гарри завернул в коридор третьего этажа.

— Идите, я вас догоню, — бросил Гарри, не оборачиваясь.

— Гарри? — забеспокоилась подруга, но не стала его останавливать.

Друзья разошлись.

Гарри добрался до каменной статуи и понял, что не знает пароля в кабинет директора. Напряженно меряя шагами коридор, он перебирал вслух все сладости, какие только вспомнил. Ничего не выходило. Дамблдор мог уже уйти на завтрак.

Видимо, так оно и было, поскольку спустя десять минут гаргулья не пошевелилась.

Гарри разозлился на себя и уже бегом припустил вниз. Заглянув в Большой зал, он с облегчением увидел восседавшего в центре стола Дамблдора, державшего в руке чашку чая. Гарри надеялся перехватить его взгляд, но старик то что-то искал среди угощений, щедро расставленных на преподавательском столе, то отвлекался на разговоры с профессорами.

Гарри опять толкнули в плечо, и в этот раз довольно грубо.

— Чего застыл, Поттер? Ждешь официального приглашения? — буркнул Малфой с гнусной улыбочкой. — Или Чанг потерял? Еще бы! Она не дура, чтобы на сумасшедшего повестись.

— Пошел ты, Хорек, — почти беззлобно отозвался Гарри. Его сейчас меньше всего волновали тёрки с Малфоем.

Развернувшись, Гарри хотел уже двинуться в подземелья, когда здравый смысл остановил его. На глазах у трепавшихся о чем-то слизеринцев он не мог туда сунуться. Это вызвало бы массу подозрений.

“Нужно дождаться Дамблдора”, — разумно решил он и, не обращая внимания на Малфоя и его дружков, проскользнул в зал.

Друзья смерили его взглядами — один непонимающим, другая встревоженным.

— Знаешь, ты странно себя ведешь, — шепнул Рон, когда Гарри сел.

— Мне нужно поговорить с директором, — угрюмо пояснил Гарри.

— Из-за Снейпа?

— Да, — нехотя выдавил Поттер. — У нас с ним занятия. Прерывать нельзя.

— Вот черт, я забыл, — досадливо поморщился Рон. — Может, Дамблдор сам с тобой позанимается?

“Нет уж”, — чуть не ляпнул Гарри.

— Я и хочу узнать, — кивнул он.

Есть расхотелось совершенно. Налив немного чая, Гарри медленно отпил, не сводя взгляда с преспокойно жующего старика. К тому, что тот вдруг вскинет голову и внимательно посмотрит на него, Гарри оказался не готов. Глоток горячего напитка застрял в горле, заставляя закашляться. Директор сузил глаза и качнул подбородком в сторону двери, затем поднялся из-за стола и, попрощавшись с профессорами, вышел из столовой через боковую дверь.

Гарри тоже засобирался.

— Предупредите МакГонагалл, что я опоздаю, — бросил он друзьям, и, не дожидаясь ответа, ретировался.

Директор дождался его около своего кабинета и проводил наверх. Шелестя длинной мантией, он проследовал к гостевому креслу и предложил ученику сесть напротив.

— Я так понимаю, тебя интересует исчезновение профессора Снейпа?

— Да, сэр.

— Сегодня ночью его вызвал Том. Северус прислал сообщение, что будет отсутствовать до пятницы.

— С ним ведь все в порядке? — слова с трудом выговаривались из-за перехватившего дыхания и от приступа острой вины, что вчера так и не навестил отца.

— Думаю, ничего серьезного. Порой Том нуждается в услугах профессионального зельевара, поэтому не отпускает Северуса несколько дней. Такое уже бывало.

Слова директора немного успокоили.

— Разве Волдеморт не понимает, как это подозрительно выглядет, что его шпион пропадает из вашего поля зрения?

Директор ласково улыбнулся.

— Конечно, понимает. Мы оба знаем, что Северус шпион, Гарри. Поэтому твоему отцу так сложно.

— Что? Но как же…

— Том считает, что Северус фанатично предан ему. И поверь мне, всегда тщательно проверяет его искренность.

Слова, сказанные спокойным, будничным тоном, подняли дыбом все волоски на теле Гарри. Страшно представить, что подразумевалось под этими проверками, уж точно ничего хорошего.

— Сегодня ты можешь прийти ко мне на занятия по окклюменции, так же как и в другие дни, что у тебя назначено. Только давай перенесем время. Скажем, перед отбоем в восемь часов, как тебе?

— Э, да, сэр, хорошо.

— Замечательно. Не переживай за Северуса, Гарри. Он обязательно вернется.

— Надеюсь, сэр. Хорошего вам дня.

— И тебе, мой мальчик.

Поттер в растрепанных чувствах побрел в гриффиндорскую башню, совсем забыв про Трансфигурацию. Голова кружилась, а на языке чувствовался привкус желчи.

URL
2016-08-05 в 10:25 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Вечером после тренировки Гарри бодро шел к замку. Мороз пощипывал разгоряченную кожу, изо рта вырывался пар, оседая изморозью на шарфе и куртке.

— Гарри! — звонко окрикнули его. — Подожди меня, пожалуйста.

Поттер удивленно обернулся и заметил бегущую за ним по расчищенной дороге Гермиону. Ее выглядывающие из-под шапки волосы забавно подпрыгивали в такт шагам.

— Извини, я не знал, что ты наблюдала за тренировкой, — смутился Гарри, чуть опустив шарф, чтобы свободно разговаривать.

— Честно сказать, я не собиралась, — пожала плечами Гермиона, щеки и нос ее раскраснелись от холода; она пыталась улыбаться, но Гарри видел какую-то затаенную печаль в глубине ее глаз.

— Что-то стряслось? — поинтересовался он.

Гермиона вздохнула, и Гарри показалось, что она хочет что-то сказать ему, но не может.

— Наверное, да… — выдавила подруга.

— Расскажешь? — Гарри поудобнее перехватил Молнию.

— Не знаю, Гарри… Ты не хочешь прогуляться куда-нибудь? Я не хочу идти в школу…

С минуту Поттер вглядывался в худенькое лицо с большими карими глазами.

— Может, до озера?

— Хорошо.

Друзья свернули на тропинку к замерзшему водоему. Некоторое время стояла тишина. Гермиона собиралась с мыслями, а Гарри не мешал, разглядывая темные прогалины во льду. Ему было любопытно, не замерзает ли кальмар зимой или, может, впадает в спячку, как многие наземные животные и рептилии? А как насчет русалок? Вряд ли у них есть теплая одежда, и уж точно они не греются у огня. Не заметив, Гарри озвучил последнюю мысль.

Гермиона удивленно вскинула брови.

— Ты же был на дне озера на турнире.

— Да, но тогда зима заканчивалась, да и снега почти не было.

— Я читала, что вокруг деревни подводного народа стоят климатические чары. Они немного адаптируют пресную среду, но не сильно согревают. Температура тела русалок напрямую зависит от температуры воды. Она опускается и поднимается, не причиняя им вреда.

— Интересно, а кровь у них такая же зеленая, как их чешуя?..

Девушка посмотрела на Гарри в ужасе, но заметив, что тот едва сдерживает смех на ее реакцию, тоже рассмеялась.

— Такими вопросами ты меня в гроб вгонишь.

— Зато ты развеселилась.

Казалось, Гермиона вздохнула свободнее и решила все же признаться, что ее мучает:

— Не знаю, замечал ли ты. Мы с Роном какое-то время пытались встречаться. Недавно разругались.

— Я подозревал что-то такое… Кем же ты меня считаешь, раз думаешь, что я не способен заметить, как вы милуетесь по углам?

— Это обернулось катастрофой. Отношения. Он не понимает, что девушка и друг — это не одно и тоже.

— Правда? — поддразнил ее Гарри.

Гермиона растерялась, а потом сурово свела брови.

— Ты что, тоже не видишь разницы?!

Гарри хитро ухмыльнулся и перевел взгляд на предлесье, около которого они оказались. Почему-то щекотливая тема не доставляла ему особых неудобств, что нельзя было сказать о прошлом годе, когда он изо всех сил себя подбадривал, чтобы пригласить партнершу для танцев на бал и робел, едва завидев Джоу. Наверное, дело привычки.

— Как думаешь, пауки Хагрида впадают в спячку? — вдруг спросил он все еще ждущую ответа Гермиону.

Подруга фыркнула и решила поддержать тему. Видимо, ей не настолько хотелось разбирать причины расставания с Роном, как казалось на первый взгляд. Так они прогуляли еще час, после чего заглянули в Хагриду на чай.

URL
2016-08-05 в 18:44 

Suhmat
А ты идешь на BJD фестиваль 18 ноября? www.dollparty.ru
Надеюсь со Снейпом все будет ОК и он не придушит Гарии за идею летом довериться Сириусу

2016-08-05 в 21:33 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Suhmat, ну Гарри лучше не рисковать своими нервами, рассказывая Снейпу все, что они с Сириусом обсуждают)))

URL
2016-09-08 в 21:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 8. Защитить себя



В четверг ночью сильно разболелась голова. Гарри то проваливался в сон, то резко просыпался в поту и с колотящимся сердцем. В мутных обрывках сновидений он бежал от кого-то через темный коридор с отражающими стенами, попадал в множество комнат, имеющих причудливый вид и цвет, а под конец тонул в ярких вспышках заклинаний или чего-то похожего на них. Шрам пульсировал, влажная простынь и одеяло неприятно липли к коже — нестерпимо хотелось в душ. Как только за окном чуть просветлело он с трудом всунул ноги в тапки и поднялся. Не сделав и шага, неловко пошатнулся и едва не рухнул на пол. Под руку удачно подвернулся кроватный столбик.

“Лишь бы не стошнило прямо тут”.

Перед глазами все плыло: поход в ванную занял несколько минут. Плеснув в лицо пригоршню ледяной воды, он заморгал и начал хватать ртом воздух. В висках застучали сотни невидимых молоточков, заставляя зажмуриться и застонать.

“Болеутоляющее было в тумбочке...”

Капли воды стекали по щекам к подбородку, необъяснимо нервируя. Боль накатила с новой силой. Пришлось опереться локтями о бортики раковины и некоторое время просто стоять, пережидая приступ. К шраму словно приложили раскаленный прут, и сознание помутилось. Гарри застонал и зажмурился. Мир медленно закружился, путая ощущения.

“Мерлин”, — осторожно дыша, Поттер упал на колени и заскулил; желудок сжался, исторгнув из себя желчь, отчего Гарри подавился и закашлялся.

Плотно сжатые ресницы намокли от навернувшихся слез; заныли живот и горло, но это было меньшее из зол.

Гарри-и… — эхом в голове раздалось оглушительное шипение.

Поттер похолодел и перестал дышать.

Впусти меня… Разве ты хочешь напрасно страдать?

Гарри выгнулся, хрипло зовя на помощь — в череп будто ввернули тонкое сверло, разрывая кость и ткани. В нос ударил острый запах, а на языке чувствовался привкус крови.

“Он меня убьет, убьет...” — в отчаяньи Гарри забился затылком о кафель.

Глупый, маленький Гарри, — насмешливо сказал Волдеморт, продолжая методично вскрывать щиты своего противника.


* * *
— Гарри!.. — голос доносился как сквозь толщу воды.

В голове была приятная пустота: последние мысли покинули ее вместе с болью и спаленными нервными окончаниями.

— Гарри, ты слышишь? Сейчас… мадам Помфри уже…

Гарри плохо разбирал слова склонившегося над ним Невилла. Однокурсник был в пижаме и взлохмачен со сна, лицо испуганное, но решительное.

— Мистер Поттер! — теплая рука накрыла лоб; Гарри приподнял воспаленные веки чуть выше, чтобы разглядеть взволнованную МакГонагалл. — Что тут произошло, мистер Лонгботтом? Как это…

Гарри попытался произнести ненавистное имя Волдеморта, но неповоротливый язык отказывался повиноваться — из горла вырвались только хрипы. Спина ужасно замерзла и промокла, выведя Гарри из оцепенения. С трудом получилось сконцентрироваться на пришедших помочь. Через пару мгновений к ним присоединилась медсестра. Поняв все по лицам присутствующих, она взмахнула палочкой над едва шевелящимся Поттером. Побледнев от полученных результатов осмотра, медсестра сообщила, что немедленно забирает Гарри в госпиталь и левитировала его с ледяного пола.

Профессор МакГонагалл отослала Невилла заниматься будничными делами и попросила не поднимать шума, а сама поспешила за директором.

Уже лежа на мягкой койке в общей палате, Гарри судорожно проталкивал воздух в легкие. Не верилось, что все закончилось. Том очень постарался просветить Гарри о функционировании каждого участка мозга. Он словно препарировал его, задевая один нерв за другим, поэтому ничего удивительного, что пострадало все тело. Немыслимо и ужасно. Северус не предупреждал, что существует воздействие такого рода. А может, и не знал сам, иначе бы точно придумал, как оградить Гарри.

“Почему же тогда Волдеморт не убил меня, если может проворачивать такое? Вряд ли решил пощадить, — лениво следя за суетой медсестры над ним, думал Гарри. — Сначала отрабатывал на мне непростительные через своих слуг, а теперь пытается буквально копаться у меня в мозгах”.

Тщательное обследование повлекло за собой вливание в Гарри внушительного количества зелий, названия которых он не запомнил — на вкус они показались чем-то ранее не пробованным; а также он послушно вытерпел целый комплекс чар, неприятно покалывавших разные участки тела и внутренности.

— Можете шевелить руками и ногами, мистер Поттер? — поинтересовалась мадам Помфри, тщательно выводя палочкой над его головой рунические символы.

Гарри подвигал ногами и поднял кисти, сжав пальцы: мышцы слушались неплохо, но как части давно не смазанного механизма.

— Прекрасно, — медсестра была довольна результатом, — держите. Поможет вам взбодриться.

Ему вручили теплую кружку с напитком медового цвета. Цветочный аромат показался заманчивым. Зеленые глаза распахнулись после первого глотка, горло приятно обласкала сладкая жидкость. В голове начало светлеть, а по телу побежали согревающие волны. Гарри выхлебал все, что было до последней капли, и повалился на подушку.

— А нет еще? Так вкусно! — естественная реакция на единственное зелье, которое не вязало во рту и не вызывало рвотных позывов.

— Концентрированные бодрящие настои нельзя принимать больше одного раза в сутки, мистер Поттер, — объяснила мадам Помфри, отмечая в карте принятые пациентом лекарства и стадии восстановительного процесса. — Я бы и сейчас не стала вас поить этим средством, но скоро придет директор. Чтобы прояснить, что с вами случилось, — а с вами обычно происходят события, не терпящие отлагательств — вы должны быть в своем уме и твердой памяти.

Гарри нахмурился, уловив неодобрение в ее голосе, и сжал кулаки, заподозрив, что Дамблдор мог дать насчет него особые распоряжения. После изучения зелья для ментальной защиты он искал подвох везде. Как не прийти в ужас от количества токсинов и психотропных веществ, входящих в состав, а ведь господин директор чуть ли не настаивал на его непременном применении!

Двери с тихим шорохом открылись, впуская в светлое царство чистоты и здоровья главу Хогвартса и его заместителя.

— Ты стал частенько заглядывать сюда, мой мальчик, — мягко проговорил Дамблдор — едва ли его улыбка могла обмануть Гарри, видевшего насколько сосредоточен и расчетлив его взгляд. — Что же с тобой приключилось? — поддельная тревога в голосе заставила Гарри испытать резь в животе.

Поттер собрался с мыслями и не торопясь пересказал ночные события. Не то, чтобы там было много информации. Но даже то немногое стоило Гарри больших усилий. Память — удивительная штука: буквально минуту назад он мог поклясться, что не сумеет сложить увиденное в логичную картину, но потом ум сам скорректировал обрывки. Видимо не зря мадам Помфри дала ему то бодрящее.

Помимо снившегося, Гарри сообщил о попытках Риддла побеседовать. Но умолчал о том, как это происходило. Решил доверить это только отцу.

Дамблдор слушал, не перебивая, и поглаживал бороду с непонятным выражением на лице. Нет, с него, конечно, не сползала маска вежливого внимания, но было что-то еще. Когда Гарри закончил пересказ, директор повернулся к профессору МакГонагалл и осведомил, что освобождает его от занятий до понедельника. Возражений на этот счет не последовало. Декан Гриффиндора была так озабочена состоянием подопечного, что приберегла все вопросы на потом.

— Выздоравливайте, мистер Поттер. Вашим одноклассникам я сообщу, где вы, чтобы избежать вопросов.

— Спасибо, профессор, — пробормотал Гарри, испытывая настоящую признательность.

Уголки губ МакГонагалл дернулись кверху, а потом она бросила нечитаемый взгляд на Дамблдора и, попрощавшись, ушла.

— Поппи, думаю, молодому человеку не помешает позавтракать, — Альбус присел на кровать Гарри — уходить он не торопился.

Мадам Помфри встрепенулась и поспешила в свой кабинет, чтобы организовать пациенту надлежащее питание.

— Вы поняли, чего он добивался, сэр? — негромко спросил Гарри, нервно взлохмачивая волосы. — До моих воспоминаний он не добрался. Я уверен, — зеленые глаза лихорадочно заблестели.

Гарри отчего-то был уверен, что Волдеморт, помимо пыток, преследовал ещё какую-то цель, раз показал ему нечто отвлеченное.

— Ты упомянул мерцание заклинаний, напоминающих шаровые молнии, в темной комнате, — мягко сказал директор, картинно взмахивая ладонью с длинными узловатыми пальцами. — Попытайся припомнить, было ли там что-то еще. Знакомые люди или вещи… любые мелочи.

URL
2016-09-08 в 21:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Пожирателей я не увидел, — Гарри сосредоточился, выуживая из сознания мелькающие эпизоды снов; они оказались такими разрозненными, что все время перемешивались и наслаивались один на другой. — Коридор, кажется, отражал свет, хоть был и темным, холодным и, кстати, очень похожим на тот, что вел в... зал суда, — Гарри задумался: ведь именно через такой он шел на разбирательство из-за дементоров. — Еще там были двери… и золоченые рамы. Там висели картины.

— Ты видел, кто на них изображен, Гарри? — отрывисто уточнил Дамблдор, вот только взгляд у него был бесстрастным, словно ответ для него не имел значения или уже известен. — Это очень важно.

— Я не знаю, сэр, — пробубнил Поттер, отворачиваясь и стараясь сделать вид, что его абсолютно ничего не задевает — получалось, конечно, плохо. — Я не рассмотрел. Запомнил только раму.

Дамблдор выпрямился и тепло улыбнулся.

— Не волнуйся, мой мальчик. Он не смог ничего тебе внушить. Это главное.

Гарри поднял на него деланно доверчивый взгляд, показывая, что приободрился похвалой. Дамблдор улыбнулся шире и похлопал по ноге, накрытой одеялом, а Гарри порадовался, что релаксанты, данные ему мадам Помфри, уже подействовали.

— Тебе придется немного отдохнуть здесь. Мадам Помфри полностью убедится, что ты здоров и обязательно отпустит на выходные, — кажется, разговор подходил к концу.

Гарри открыл рот, чтобы попрощаться с поднявшимся Дамблдором, вот только что-то царапнуло на периферии сознания.

“Выходные…”

Пока он соображал, что же с этой мыслью не так, Дамблдор пожелал ему скорейшего выздоровления и удалился на завтрак.

— Сегодня же пятница! — Гарри откинулся на подушку и обреченно констатировал: — Какой я дурак. Не спросил...

Через несколько минут вернулась мадам Помфри, неся поднос с едой. Водрузив его на колени расстроенного подопечного, она велела:

— Поешьте, мистер Поттер. Потом посмотрим на ваше давление и остальные показатели.

— Спасибо. Вы разве не собираетесь в Большой зал? — с надеждой взглянул на медсестру Гарри.

— Пока не удостоверюсь, что вы все съели, — наставительно проговорила она.

Гарри вздохнул и взял ложку. Желудок вел себя послушно, поэтому управиться со всем, что располагалось на подносе, не составило труда, хотя особого удовольствия он не получил.

— Отлично, — улыбнулась мадам Помфри. — Теперь полежите спокойно.

Гарри безучастно уставился в окно, где маленькие пухлые облака летели по небу. День предвещал быть солнечным. Мысли в голове точно перистые сгустки холодного воздуха, лениво плыли себе, не обременяя хозяина усиленной работой мозга. Наверное, это последствия стресса, а может выветривалось энергетическое зелье.

— Физически вы еще не в порядке, мистер Поттер, магически наблюдается истощение, — волшебница вздохнула и достала из кармашка фартука бутылочку со знакомым лекарством. — Восстанавливающий эликсир. После него вы поспите некоторое время, это только на пользу. Если повторное обследование покажет улучшение, я назначу вам оздоровительный курс и выпишу. Вам придется приходить ко мне каждый день за зельями и на осмотр.

Гарри не возражал против сна, так как почувствовал первые признаки накатывающей усталости, обо всем остальном он подумает потом. Выпив лекарство, он устроился поудобнее и смежил потяжелевшие веки. Беспокоиться расхотелось совершенно, ведь если отец вернулся в замок, то, наверное, найдет его сам.

Мадам Помфри тихо удалилась к себе, чтобы отправить на кухню посуду.


* * *
Полчаса спустя, когда Гарри мирно посапывал, завернувшись в одеяло, двери в медицинское крыло резко распахнулись, разгоняя застоявшийся воздух, и едва не ударились о стены. Это нисколько не потревожило сон больного. На мгновение профессор Снейп застыл на пороге, обводя помещение хмурым взглядом, после чего зашагал к свернувшемуся на кровати мальчику.

— Гарри, — прошептал он, невесомо дотрагиваясь до волос и плеча сына; ребенок пошевелился, но не проснулся.

— Уже в порядке, Северус. К чему такая спешка? — за ним шла запыхавшаяся медсестра. — Я была совершенно не против допить свой чай.

Зельевар ее не слушал, вытаскивая волшебную палочку и колдуя над сыном, чтобы самолично убедиться в нанесенном уроне. Его сердце до боли сжималось, а вот лицо оставалось сосредоточенным и не выдавало посторонних эмоций.

— Какие зелье ты ему прописала? — медленно спросил он, заканчивая диагностику, от которой пришел в бешенство. Риддл зашел чересчур далеко!

Если в прошлый раз Северус посчитал, что Волдеморт недостаточно силен, чтобы самому проводить сессии ментальных атак, для которых воспользовался помощью подручных легилиментов, за соединение с мозгом хозяина и его недругом расплатившихся жизнью, то теперь Снейп осознал свою ошибку, стоившую немалого здоровья Гарри. Непростительная оплошность.

Сжимая кулаки от с бессильного гнева, Северус повернулся к медсестре и выгнул бровь в ожидании ответа на вопрос.

— Думаю, ты сам догадываешься, проверив, что с ним сделал Тот-Кого-Нельзя-Называть. Повреждение суставов, мышц и нервных окончаний. Я даже боялась, что он не сможет встать, но обошлось. А что стало с глазными нервами! У него полопались сосуды. Хорошо, что он не видел, а я не стала акцентировать на этом внимание, — мадам Помфри от переживаний приложила руку к груди и тягостно вздохнула. — От капель я отказалась, но дала ему заживляющее, основанное на крови. Он даже не заметил, как я взяла ее... шрам ужасно кровил.

Снейп заскрипел зубами, отводя потемневший взгляд:

— Выдай ему первостепенный набор лекарств и список. Остальные я сварю сам.

— Так и сделаю, не беспокойся.

— Могу я попросить лист бумаги и перо? — после недолгого молчания произнес Снейп, взглядом вернувшись к Гарри.

— Конечно, сейчас.


* * *
Зевая и потягиваясь, как сонный котенок, Гарри открыл дверцу шкафа, чтобы забрать принесенную эльфами одежду. Натягивая джинсы, он чуть не упал, а застегивая рубашку, пропустил пару пуговок. Ему-то казалось, что он выспался, но все тело ломило. Навязчивая мигрень тоже не прошла до конца.

Усевшись на постель, он принялся обувать кроссовки. Мадам Помфри принесла бутылочки с разными зельями и выстроила рядком на тумбочке и протянула рецепт с порядком приема.

— Не забудьте вашу записку, мистер Поттер, — вдруг указала она на свернутый пергамент на столике.

Гарри обернулся, недоумевая, как мог не заметить.

— Зелья принимайте перед едой. Соблюдайте рекомендации неукоснительно.

— Спасибо, мадам, — вяло отозвался Гарри, потирая лицо.

Взяв записку, он развернул её. Знакомым почерком там было выведено лаконичное:

“Жду вас в моем кабинете после ужина, Поттер. Не опаздывайте!
Профессор С. Снейп”


Сердце Гарри радостно подскочило. Едва не забыв забрать лекарства, Гарри окрыленный побежал в подземелья. На его счастье ужин уже подходил к концу. Однако студенты еще не успели разбрестись по замку, поэтому в коридорах гулял только ветер. Без мантии, конечно, было холодновато, но Гарри это не остановило.

До кабинета зелий он домчался в считанные минуты и, чуть успокоив дыхание, вежливо постучал.

— Мистер Поттер, — сухо поприветствовал его Снейп, оглядывая внимательным взглядом. — Почему вас не было на ужине?

Гарри змейкой проскользнул в кабинет и радостно ответил:

— Я проспал.

Северус плотно прикрыл дверь, накладывая заглушающие и запирающие чары, после чего поинтересовался:

— Как ты себя чувствуешь? Утром директор рассказал мне, что Риддл опять пытался проникнуть в твое сознание, — его голос казался привычно бесстрастным, как и вид.

Гарри разглядывал отца, выискивая последствия многодневного пребывания в непосредственной близости от Волдеморта. Видимых изменений, кроме изнуренности, не наблюдалось.

— Уже лучше, — говорить о страшных пытках Риддла расхотелось и вдруг как-то стало неудобно. — Том опять устроил мне просмотр некачественного кино, — решил сострить Гарри и, обдумывая каждое слово, пересказал увиденное во сне, осторожно обходя тему ощущений.

— В этот раз обошлось без проклятий? — с подозрением уточнил Снейп, сопоставляя слова сына с рассказом Дамблдора, и с тем, что он сам выяснил при осмотре.

— Э, да, — Гарри улыбнулся, в силу своего возраста быстро забывая все невзгоды, и с сияющими глазами добавил: — Я так рад, что ты вернулся. Я волновался...

Между черными бровями залегла глубокая морщина, когда Снейп выразительно свел их, выказывая свое сомнение. После чего он фыркнул и сошёл с места, на котором не шевелясь простоял все это время.

— Не стоило. Я довольно часто отлучаюсь по нуждам Лорда. Правда, это никогда еще не случалось посреди учебной недели. Очень неосмотрительно с его стороны... — Северус замолк, посмотрев на Гарри с задумчивой тревогой.

Раз сын не хочет говорить о случившемся, то не стоило его торопить. В конце концов, Снейп и так все знал, поэтому учтиво перевел тему:

— Ты ведь не понял, для чего он показал тебе зал с пророчествами?

— Что? — распахнул глаза Гарри. — С пророчествами?

— Я так и подумал, — высокомерно усмехнулся Северус, но, несмотря на тон, продолжил пояснять: — Риддл желает заманить тебя туда, чтобы ты помог взять для него сферу с предсказанием. Мы уже обсуждали его с тобой. Только я не упомянул — воспоминание об этом дне хранится в Отделе Тайн.

URL
2016-09-08 в 21:29 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Я… даже не подозревал. Надо рассказать директору, — голос от испуга сел, и Гарри взъерошил без того непричесанные волосы.

— О, несомненно, он в курсе, — в задумчивости Снейп провел пальцами по губам. — Не рассчитывал же ты, что Альбус расскажет тебе о пророчестве, о котором даже не пытался тебя предупредить?

Наверное, стоило обидеться на насмешку, прозвучавшую в голосе зельевара, но Гарри почему-то воспринял ее спокойно.

— Ты прав.

— Разумеется. Сегодня в восемь я жду тебя на занятие по окклюменции. Сообщи своим друзьям, что на выходные тебе… тебя забирает крестный. Мы отправимся в Гринхилл, там ты сможешь нормально выспаться и не беспокоиться о внезапном нападении.

— Хоро… шо, неожиданно только, — на самом деле предложение было классным, и Гарри в душе ликовал.

— А сейчас ступай отдыхать. В связи с отлучкой у меня появилось много неотложных дел, в том числе и в лаборатории.

Уходить не хотелось, Гарри сам не понимал почему. Вроде убедился, что Северус жив-здоров, так чего же так крутит желудок от мысли подняться в гриффиндорскую башню? А ведь там друзья, которые наверняка волнуются и истомились уже от неизвестности.

— Я могу посидеть с тобой, пока ты варишь? Мешать не буду, обещаю, — проговорил он, не глядя на отца.

— Я тебя не гоню, — удивленно проворчал Снейп, выходя из кабинета.

Гарри молча последовал за ним. Так же тихо он нашел себе местечко в лаборатории возле благоухающего лотка с цветами и стал меланхолично гонять свето-шарики, витавшие над горшочками.

Работая, Северус иногда бросал взгляд на притихшего мальчика, смутно догадываясь, почему он не уходит. Наверное, это бремя всех детей, живших в одиночестве — они все время сомневаются в своих опекунах, проверяют их на прочность и верность.

Доварив восстанавливающее зелье в размышлениях, но полностью сосредоточившись на технике, он поставил котёл на поддон у стены, остывать.

— Пойдем, Гарри, — бросил он.

Через несколько минут они устроились на диване в гостиной. Северус заставил Гарри съесть пропущенный ужин.

— Как погостил у Блэка?

Не то, чтобы вопрос стал неожиданным, но Гарри напрягся.

— Неплохо, — осторожно ответил он.

— Как немногословно. Чем-то занимались? Гуляли? — миролюбиво поинтересовался Снейп, отпивая из чашки с чаем.

Вопрос был с подвохом, и поэтому Гарри состроил суровую рожицу.

— Мы сидели дома, как и обещали. В основном болтали, играли в шахматы и карты.

— Наверное, и задания Блэка обсуждали? — смотря куда-то в потолок вставил Северус.

— Нет, — буркнул Поттер. — Сколько я ни допытывался, он переводил тему.

— Какой ответственный, — капнул ядом Снейп и ухмыльнулся.

Гарри насупился, раздражаясь от очередного выпада в сторону крестного. Хотя он понимал, что, если бы Снейп хотел по-настоящему оскорбить Сириуса, то сделал бы это в не менее мерзких выражениях, чем сам Блэк отзывался о бывшем однокашнике. Глубоко вздохнув, Гарри отставил тарелку и поблагодарил за ужин.

— Я не хотел тебя расстраивать, — с трудом произнёс Северус, прекрасно понимая, что неосторожно задел чувства Гарри.

— Ваше недовольство друг другом чертовски непросто для меня, — горло перехватило спазмом, но удалось пересилить себя, чтобы продолжить: — Он добр ко мне и постоянно рассказывает про Джеймса... сравнивает нас. Это так странно… я не знаю. Мне порой становится стыдно, что я… — Гарри сглотнул, потеряв мысль.

На беду, его недосказанность Северус истолковал по-своему.

— Что ты — что? Не сын Джеймса? — резко уточнил Снейп, голос и взгляд его заледенели. — Сожалею.

— Что? — испугался Гарри, прирастая к дивану. — Нет-нет, я не это имел в виду, — мысли в панике попрятались по углам. — Я… Мне стыдно, что я обманываю его!

“Ну вот”, — глубокий вдох и медленный выдох.

Снейп на мгновение смежил веки; а когда открыл, то уже смотрел спокойно, холод из глаз ушел, оставив смирение и, ставшую с недавних пор привычной, располагающую к общению внимательность. Гарри не представлял, как можно так быстро менять эмоции, и какие из них настоящие. А еще его печалило, что отец готов спокойно принять то, что сын его стыдится. Это казалось неправильным и ужасным.

— Не желаешь партию в шахматы? — донеслось до Гарри.

Северус не собирался продолжать зашедшую в тупик тему.

— Давай, — вздохнул Гарри.


* * *
— Мне это кажется неразумным, — возмущалась Гермиона, услышав рассказ Гарри и известия, что он опять собирается к Сириусу. — В Хогвартсе все же безопаснее, чем на Гриммо. Дамблдор что, не понимает?

— Не очень-то ему это помогло ночью, — возразил Рон. — Повезло, что Невилл наткнулся на него раньше, чем все остальные. Представляешь, какая бы паника поднялась?

— Сириус в любой момент может связаться с директором, Гермиона, — Гарри собирал рюкзак и слушал мнение друзей.

О произошедшем с ним знает только узкий круг людей, профессор МакГонагалл позаботилась об этом.

— Ты в понедельник вернешься? — спросил Рон, серьезно смотря на Гарри.

— Перед завтраком, — кивнул Поттер.

— А как же…

— Эссе по трансфигурации я почти дописал, а на Чары я что-нибудь наскребу в библиотеке Блэк-хауса, — снисходительно отрапортовал Гарри.

Гермиона насупилась, но потом усмехнулась.

— Ладно, выпендрежник. Не скучай, — проговорила она и легонько стукнула Гарри по плечу. — Не опоздай на завтрак.

— Пока, — улыбнулся Гарри, закидывая сумку на плечо. — Тоже не скучайте.

Рон с Гермионой переглянулись и отвернулись друг от друга с одинаковыми выражениями сожаления, а Гарри, задумавшись, вышел из спальни.

URL
2017-01-22 в 12:48 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 9. Странный вопрос



После ужина Гарри отправился к себе в комнату, чтобы отдохнуть. Выходные дома мало чем отличались от школьных будней, может, только тем, что внеплановые занятия проводил исключительно профессор Снейп. И Гарри это полностью устраивало. Особенно замаскированные похвалы его успехам в защите разума.

— Ты начинаешь действовать интуитивно. Рискну предположить — просыпаются гены, — с кривой усмешкой прокомментировал Северус.

Большую часть времени они потратили, обсуждая тему физических повреждений, которые можно нанести, если использовать легилименцию во вред. Гарри сначала с ужасом слушал, не понимая, зачем ему такие подробности, тем более, что он и так испытал все это на своей шкуре.

— Вопреки устоявшемуся мнению, ходящему среди студентов, я не стремлюсь к бессмысленному запугиванию детей. Мы углубились в основы медицины и психологических патологий лишь затем, что Риддл продолжает опровергать устоявшиеся аксиомы, — Снейп внешне остался невозмутимым, хотя в голосе присутствовали сердитые нотки. — Травмы, которые он нанес тебе, нельзя осуществить на расстоянии, мы это уже обсуждали. Даже если закрыть на это глаза, Темный Лорд как-то сумел проникнуть в твой разум, минуя наложенные мною чары. Они, по неведомой мне причине, пропустили его и не поставили меня в известность.

— Я не знал… о твоих чарах.

— Тебе и не следовало, — отозвался профессор. — Я многое рассказал тебе о вреде столь необычного соединение разумов лишь затем, что хочу использовать твой личный опыт — ощущения, возникающие во время вашего с Лордом контакта, — чтобы выяснить, каким образом он имеет над тобой власть.

Гарри постарался вновь воссоздать в памяти все детали ночного мучения. Причина, по которой Северус не взял у него нужное воспоминание и не избавил от нервотрепки, крылась в типичном помутнении рассудка во время сильной ментальной атаки.

— Я упоминал, что он говорил со мной?

— Да.

— В этот момент я, кажется, слышал свой голос.

Северус поднял бровь и задумался. Похоже, Гарри дал ему пищу для размышлений.

После тренировок профессор некоторое время заклинал шрам Гарри, наблюдая за вспышками света, меняющими оттенки, и рунами. На вопросы о результатах своих исследований он ответил только спустя сорок минут, когда закончил.

— Никогда не сомневался в способностях Лорда. Подозреваю, он изобрел какой-то новый обряд связи, который с тобой и проделал. Информация о шраме должна подсказать нужное направление в моих поисках.

— Значит это не из-за Авады? — Гарри поерзал в кресле.

Северус несколько долгих секунд смотрел на него, старательно обдумывая ответ.

— Возможно, непростительное сыграло немаловажную роль. Как и жертва.

Гарри застыл взглядом, догадавшись какую жертву имеет в виду Снейп, затем опустил голову. Образовавшуюся тягостную тишину нарушил зельевар, попросив:

— Пойди на кухню и разведай, готов ли ужин, мне необходимо сделать записи в журнале. — Отстраненный больше, чем обычно он, оставил Гарри в одиночестве, и удалился в кабинет.

“Может это вовсе не мама! Он мог провести обряд на кладбище в прошлом году. Ведь Седрика он тоже убил. Точнее Питер убил, по его приказу”, — озадаченный Поттер побрел на кухню. — И Питер же колдовал над котлом… брал мою кровь! На его ноже она осталась, если только он не смыл ее, когда отрезал себе руку”, — Гарри содрогнулся, вспомнив то леденящее душу зрелище.

Кухонный инвентарь бренчал, повинуясь эльфийской магии. Гарри втянул носом запах жаркого и специй, приятно щекочущих нос.

— Стики готов накрывать! — пропищал повар, водружая на большой поднос блюда с едой и соусники.

— Мы придем через пару минут, — не удержавшись, Гарри залез кончиком пальца в густой крем и, облизав, восхищенно замычал. Чесночный соус!

По пути в кабинет отца он жевал добытый на кухне пирожок. Стики, как исполнительный слуга, знал, чем порадовать молодого господина.

— А что если Риддл использовал мою кровь? И обряд провел во время своего возрождения, — прямо с порога начал Гарри, желая поделиться своими умозаключениями с Северусом и отряхивая с себя крошки. — Питер Петтигрю порезал мне руку на кладбище. Он же убил Седрика Диггори, — к сожалению в душе не было такой легкости, с которой он произнес эту фразу.

Сидевший за столом Снейп откинулся в кресле и отложил перо.

— Такая мысль приходила мне в голову. Однако, располагай он столь ценным ингредиентом, как кровь, ему не было бы нужды лезть в твой разум. Кровное проклятье действует безотказно.

— Тогда почему он не заставил тебя принести ее? — буркнул Гарри и вопросительно уставился на удрученно качающего головой старшего мага.

— Это загадка для меня ничуть не меньшая, чем ваша странная связь. Почему-то Темный Лорд не использует столь очевидные пути убийства.

— Ему что-то нужно от меня?

— Вероятно. Но сомневаюсь, что все дело в пророчестве. Слишком мелко, да и бессмысленно.

— Почему? Разве оно для него не важно? Он же боится, что я и правда его убью, в пророчестве может быть сказано как!

Северус перевел взгляд на собственные записи, некоторое время подбирая слова.

— На свете существует столько способов отправить человека в иной мир, что мне не хватит дня, чтобы перечислить их. Поверь мне, Риддлу они тоже известны. Он достаточно благоразумен, чтобы не сходить с ума по пророчеству, учитывая, что он может каждый день подсылать к тебе убийц. Бесспорно, оно его интересует, но не более.

Гарри привалился плечом к косяку, так и оставшись стоять в дверях. Некоторое время он обдумывал услышанное, потом спросил:

— А как же Дамблдор и все остальные, кого Риддл хочет убить? Они разве не опасаются кровного проклятья?

— Разумеется, — кивнул Снейп. — Любой уважающий себя волшебник всегда трепетно относится к таким вопросам. К примеру, зельевару доверяют чужую кровь только через клятву. Кто боится неприятелей и завистников — принимают зелья, защищающие кровь или делающие ее бесполезной для использования в темной магии.

Гарри оторопел.

“Отчего Дамблдор не сказал, что я должен защищать свою кровь?”

Как следует обдумав эту мысль, он решил выбросить ее из головы, потому что нет смысла обвинять человека, который ничего ему не должен. Взглянув на внимательно следящего за ним отца, он кисло заключил:

— Наверное, мне стоит принять такое зелье. Давно следовало использовать его. Я не знал… В общем, вдруг Риддлу надоест заморачиваться…

Северус тихо рассмеялся, вызвав удивление Гарри.

— Именно потому, что может настать столь примечательное “вдруг”, зелье Скорпье уже несколько лет как течёт в твоих венах, — со снисходительной насмешкой отозвался Северус и поднялся.

Гарри удивленно распахнул глаза и не нашёлся что ответить.

— Как только возникли первые признаки возвращения Лорда, я попросил кухонных эльфов Хогвартса подлить его тебе в сок. — Северус издевательски изогнул бровь, забавляясь растерянным видом мальчика. — Так что тебе не о чем беспокоиться.

Учитывая взаимную неприязнь между ними, имевшую место быть ещё полгода назад, Гарри с трудом понимал этого человека. Выходит, что, даже ненавидя, Северус его все равно защищал. Это оказалось неожиданно и странно, и заставило устыдиться всех своих выходок и сказанных когда-то слов.

Северус тем временем указал на пергамент на своем столе.

— Директор Дамблдор сообщает, что сегодня состоится собрание Ордена Феникса. Я не хочу оставлять тебя одного, поэтому пойдешь со мной.

— Правда? — все еще под впечатлением вяло порадовался Гарри. — Здорово. Может, Сириус…

— Он будет дома. — Снейп скривился, убирая журнал, в котором вел записи о своих наблюдениях и экспериментах. — Как там наш ужин?

— Наверное, стоит на столе, — пробормотал Гарри рассеянно, — пойду посмотрю, — и буквально сбежал из кабинета.

Правда, ненадолго: через несколько секунд он вернулся. Северус как раз дошел до двери.

— Что еще? — недовольно спросил он, наблюдая обвиняющее выражение на лице сына.

Гарри обуревали странные чувства, скорее всего, он не нашел бы точных слов, чтобы выразить их, однако кое-что он мог.

— Иногда я чувствовал в соке какой-то неприятный привкус… А это все ты…

— Ну уж извините, мистер Поттер, — закатил глаза Северус.

— Спасибо тебе, — смущенно выговорил он. — Ты многое для меня сделал… и делаешь…

— Тебе не следует за это благодарить, — ощетинился Северус.

— Ты ошибаешься, — мягко запротестовал Гарри и нахально улыбнулся. — Я заметил, что тебе трудно забыть “мистера Поттера”. Даже у профессора Снейпа есть дурные привычки?

Северус сложил руки на груди.

— Минус десять баллов, мистер Принц.

— Какое счастье, что такой субъект не учится в Хогвартсе, — удовлетворенно парировал Гарри и не по-гриффиндорски быстро ретировался.

Северус покачал головой и последовал за ним.

URL
2017-01-22 в 12:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Спустя час за окном разыгралась метель. Уличные фонари утонули в мечущейся снежной крупе. Удивительно, что находился хоть кто-то, отважившийся выйти прогуляться. Сосед упорно пробирался по дороге, таща на поводке упирающегося бульдога. На собаке пестрел красный шарфик, а на лапах — того же цвета носки. Гарри нахмурился, рассматривая это безобразие. После того, как несчастное создание село в снег и заскулило, хозяину пришлось взять его на руки.

— Замечу, что у тебя уже есть питомец, — Северус подошел бесшумно.

— Уверяю, заводить нового я не планирую, — Гарри закрыл штору.

Северус внимательно посмотрел на его.

— Тебя что-то беспокоит? — он забрал из рук сына утренний журнал по алхимии, который тот, не глядя, прихватил с журнального столика, чтобы нервно потрошить.

— Мы вместе придем на Гриммо, это… вызовет вопросы, — Гарри размышлял, что расскажет Сириусу — до боли не хотелось снова врать.

— Каминная сеть намеренно не сообщает хозяину, откуда прибыл его гость. У Блэка нет причин считать, что ты проводишь выходные где-то вне Хогвартса. Альбус предупредит его, с кем ты появишься, — успокоил Северус. — Будь по-прежнему внимателен к деталям ваших бесед. Блэк, к сожалению, не совсем дурак… и в последнее время сам не свой.

Гарри скривился, переведя взгляд на камин.

Снейп оценил его сдержанность и поэтому не стал ничего больше говорить. То, что Гарри успел сильно привязаться к Блэку, не беспокоило его настолько, как могло бы показаться. Злая ирония, но ему не привыкать. В конце концов, какая разница, если Гарри жив и здоров? Блэк сколько хочет может проводить с ним время и рассказывать свои идиотские истории, если в итоге Гарри будет считать домом то место, где находится Северус.

Через пару минут они вместе шагнули в пламя. Весь головокружительный путь Снейп придерживал Гарри за локоть, но, стоило перед ними оказаться просторной гостиной дома номер 12, отпустил.

— Пошевеливайтесь, Поттер, — поторопил он.

Мальчик вздрогнул от ледяного тона и отстранился. Его сразу сгребли в крепкие объятия.

— Привет, — обрадовался Сириус, похлопывая по спине. — Прошло всего-то… — он запнулся на слове, кажется, силясь вспомнить которое сегодня число. А Гарри сглотнул, пытаясь не закашляться от ударившего в нос запаха виски. — Я успел соскучиться! — выпустив помятого крестника из рук, он повел его к дивану, даже не взглянув на Снейпа.

— Я тоже рад тебя видеть. Что-то случилось? — Гарри краем глаза заметил, как Северус выскользнул в коридор, и ощутил себя неуютно.

Сириус ухмыльнулся и взмахом палочки захлопнул за профессором дверь.

— Нет, все как обычно, — проговорил он и чуть тише добавил: — Рассказывай. Как ваши тренировки? С чего эта Летучая мышь вызвалась тебя доставить?

— Ну, директор попросил его. Тренировки проходят неплохо.

— Дамблдор рассказал, что с тобой случилось, — мгновенно забыв о своих претензиях к Снейпу, проговорил Сириус и покачал головой. — Мне так жаль, малыш, что я не могу оградить тебя от нападок этого змеемордого гада. Я перерыл все семейные архивы, но не нашел ничего, что могло бы помочь. Будь ты моим сыном, то магия рода вступилась бы за тебя, — лицо волшебника исказила гримаса боли. — Но для тех, кто не имеет поддержки семьи, все очень плачевно. А ты вообще особый случай.

Гарри свел брови, услышав последнее замечание. Даже Сириус считал его Избранным.

“О защите рода уже можно не волноваться”, — язвительно заключило внутреннее я, чем подняло Гарри настроение.

— Уроки по окклюменции мне помогают, — монотонно отозвался мальчик, отводя взгляд, чтобы не показать своего разочарования. — Наверное, если бы не они, Риддл давно сломал бы меня. А ты разве не должен присутствовать на собрании? — уточнил он, оборачиваясь к двери.

— Я уже в курсе всего. Я говорил тебе, довольно скоро мне придется уехать. Возможно, на несколько недель.

Голос Сириуса стал холоднее и мрачнее от упоминания о задании.

— Куда на этот раз и зачем? — не особо надеясь на ответы, поинтересовался Гарри.

— С каждым разом все дальше и дальше, — проворчал Сириус и махнул рукой: — Не беспокойся за меня. — Несмотря на свое не совсем трезвое состояние, он ласково потрепал его по волосам и позвал Кричера: — Принеси нам чаю.

Домовик привычно скривился, но через пару минут на низком столике стоял сервиз с горячим чайником и разной снедью.

Поведение крестного все больше тревожило Гарри. Чувствовалось в нем затаенное напряжение, движения были дергаными, а взгляд уставшим. Может отчасти это воздействие алкоголя, но что-то подсказывало Поттеру, что Сириус сильно подавлен и поэтому воспользовался единственным доступным лекарством.

— Гарри, пока я не уехал… У меня есть к тебе дело. Хотел спросить тебя... Только об этом не должен знать никто. Даже Рон с Гермионой, — вдруг тихо вымолвил любитель самолечений, меланхолично рассматривая пар поднимающийся над чаем.

Гарри опустил фарфоровую чашку на колени и моргнул.

— Конечно, в чем дело?

Крестный почти минуту молчал, собираясь с мыслями.

— Директор Дамблдор, Гарри… Речь о нем, — Сириус пожевал щеку и продолжил, на удивление, тщательно подбирая слова: — Не просил ли он у тебя что-нибудь сделать для Ордена? — мышцы на лице Блэка свело, и щека судорожно дернулась.

— Что? — не понял Гарри.

Сириус еще немного подумал и наклонился ближе:

— Не просил ли он о какой-нибудь услуге или… может, говорил об особом задание для тебя лично? — взгляд мужчины потемнел, и Гарри показалось, что его затягивает в эти черные дыры. По спине побежал пугающий холодок.

— Н-нет… Он настаивал на освоении окклюменции, чтобы защититься от попыток Риддла атаковать мой разум. Это моя основная задача.

Сириус чуть выпрямился, недоверчиво вглядываясь в озадаченные зеленые глаза.

— Ты уверен?

— Да.

— Тогда хорошо, — Сириус обмяк на диване и провел рукой по лицу и волосам. — Прости, если напугал. Трудные времена, много всего непонятного творится. Извини.

— Почему ты спросил об этом? И что творится? — затараторил Поттер, ерзая на диване. Таким взвинченным он видел Блэка только когда тот сбежал из тюрьмы.

— Гарри… Я знаю, ты умный парень. С некоторых пор я мало доверяю Дамблдору и тебе не советую.

“Что-что?!” — хотелось воскликнуть Гарри.

Не Сириус ли еще недавно подобно Хагриду был готов всеми правдами и неправдами защищать честь директора Хогвартса и спорить до хрипоты, какой тот великий маг!

Чем внимательнее Гарри вглядывался в лицо сидевшего рядом с ним человека, тем больше понимал, насколько запутан мир вокруг. Неужели прежде он был слеп и не видел все эти маски? Что же случилось?

“Сириус чего-то боится!” — Гарри почувствовал себя идиотом.

— Я понял тебя, — без лишних вопросов прошептал он. — Буду осторожен.

Сириус прижал его к себе и погладил по голове. Видимо, реакция Гарри его не удивила, а, может, действительно тот сильно вымотан и не замечает ничего.

— Я не могу сейчас все объяснить. Прошу, поверь, что я хочу тебе добра.

В коридоре послышались шаги. Сириус отстранился и взял в руки чашку. Гарри последовал его примеру, чем вызвал одобрительную улыбку.

В гостиную вошли Кингсли и Ремус. За ними разбредались члены ордена. Кажется, совещание закончилось.

— Здравствуй, Гарри, — приветливо улыбнулся Люпин. — Рад тебя видеть. Пришел нас навестить? Как там Хогвартс?

Гарри пожал руки гостям.

— Отлично. Готовимся к матчу и учимся — все, как всегда.

— Не без приключений, уже наслышаны, — ухмыльнулся Кингсли. — Кажется, в школьной программе есть много пробелов.

— Ох, прекрати, — возмутился Ремус, видимо эта тема уже послужила поводом для спора на собрании.

— Альбус слишком самонадеян. Я остаюсь при своем мнении, — упрямо проворчал Кингсли и раскланялся, чтобы удалиться на службу.

Гарри не стал выспрашивать, о чем шла речь. Мыслями он был далеко.


* * *
Следующая неделя началась с оранжереи профессора Стебль. Гарри и добрая половина курса отбивались от плюющихся семечками вьюнов. Какое же было удовольствие срезать спелые плоды и слышать возмущенный писк коварных снайперов. Гарри весь чесался, стаскивая с себя ветки наглого растения.

— Не волнуйтесь о царапинах. Колчан Зерновой не ядовит, его сок замечательно влияет на обновление крови.

— Какой сюрприз, — язвительно буркнул Рон, сдирая с себя остатки вьюна; веснушчатое лицо было на славу разукрашено царапинами, кое-где даже выступила кровь.

— Все ранки затянутся, не успеете вы дойти до замка, — снисходительно пропела профессор, услышав высказывание Рона.

Урок завершился, и ребята шумной гурьбой двинулись отдыхать в свои гостиные.

Гарри разговаривал с Невиллом, когда заметил закутанную в плащ фигуру возле ворот Хогвартса. Снейп уходил по дороге в Хогсмид.

Гарри так и не рассказал ему о странном разговоре с Сириусом. Пока что он сам не мог объяснить себе поведение крестного. Могло ли так случиться, что он выяснил содержание пророчества и перестал из-за этого верить директору? Или причина было в чем-то другом?

URL
2017-01-22 в 12:49 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
— Может, стоит сходить к мадам Помфри за снотворным? — предложил Рон.

Поттер потер глаза рукой и устало отмахнулся. Заснуть никак не получалось: он читал книгу почти до трех, а когда потянулся ее положить, то не рассчитал и, уронив, разбудил Рона.

— Извини, что потревожил.

Одеяло на соседней кровати зашевелилось — Рон что-то проворчал, переворачиваясь на другой бок.

Гарри приглушил тусклый свет и откинулся на подушку. Сна не было и в помине.

После нескольких долгих минут рассматривания потолка, он смирился с бессонницей,устало вздохнув, надел тапки и пошел в душ. Возможно, горячая вода настроит на нужный лад.

В ванной комнате всегда горели зачарованные свечи. Открыв дверь, Гарри свободно прошел внутрь, ни обо что не споткнувшись. На плече висело полотенце.

Принимая водные процедуры, он упорно очищал сознание от лишних мыслей. Дышал ровно и глубоко, и напряжение медленно покидало тело. Звук текущей воды успокаивал и расслаблял. Капли приглушенно били о стены и пол, вводя в сонный транс.

“Тук-тук”.

Гарри распахнул глаза.

“Пора продолжить нашу беседу, мальчик”, — в мозгу сработал защитный рефлекс.

Гарри зажмурился и мгновенно сосредоточился на блоке.

Сознание Волдеморта всей своей силой обрушилось на него. Гарри не устоял на ногах и упал, больно ударившись голыми коленями о кафель.

“Иди вон!” — мысленно закричал он.

Риддл больше не разглагольствовал, делая попытки пробить защиту Гарри, скользя по ней, словно заточенный клинок по льду.

Гарри метался по скользкому полу, пару раз стукнувшись головой о стену. Его блок стоял, но давление было настолько колоссальным, что не было сомнений — он не выдержит. Гарри вывалился из кабинки и схватил халат. Кое-как завернувшись в него и с трудом различая предметы перед собой, он кинулся в спальню.

Споткнулся о чей-то сундук, упал, быстро поднялся и выдернул ящик тумбочки. Руки тряслись, стараясь откупорить склянку с дурманящим сознание зельем.

— Гарри? — раздался хриплый голос Рона.

Гарри не слышал, уставившись на стеклянное горлышко и не решаясь выпить. В голове эхом раздавался голос Риддла, зовущий и насмехающийся. Голова разрывалась от боли.

— Давай я помогу, Гарри, — вдруг проговорил Рон совсем рядом.

Он стоял на коленях и пытался забрать у него флакон.

— Нет, — Гарри резко отпрянул.

Зелье упало на пол и разлилось.

Схватившись за голову, Гарри отчаянно усилил сопротивление сознанию Темного Лорда, выталкивая его, — причиняя себе страшную боль, разрывая магические путы и переплетая — выстраивая из них новые барьеры. Эти четкие и быстрые действия помогли ему методично выдворить агрессора. Долгое время он не двигался с места, уйдя глубоко в себя, борясь. Его никто не трогал, хотя вокруг творилась суета. Кто-то звал МакГонагалл, кто-то директора и мадам Помфри.

В какой-то момент ему показалось, что он видит мелькающие дома и лица людей, слышит звуки оркестра и хлопки аппарации, хор голосов, скандирующих и приветствующих кого-то, ощущает отголоски чужих чувств. Очень глубоких и пропитанных ненавистью и болью. Когда он попытался внимательнее все это понять и посмотреть, по глазам будто полоснули раскаленным ножом.

Истошный крик вырвался из его горла.

“Я не оставлю тебя, Гарри. Я буду навещать тебя чаще. Ты возопишь от боли и будешь умолять о смерти, — ласково прошептал Темный Лорд. — Приди ко мне — я убью тебя быстро, без мучений. Выбор за тобой”.

Мир погрузился во тьму.

URL
2017-01-22 в 12:56 

Элана Алд
ljnkzncv, спасибо за продолжение!

2017-01-22 в 13:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Элана Алд, рада стараться)

URL
2017-01-22 в 14:10 

Alanna2202
Никто не умеет жить так, как не умеем мы! Борис Крутиер
Такое ощущение, что директору многие перестали слепо доверять. Ну, Сириус давно должен был думать мозгами, а не залитым внутрь огневиски. Но ведь и Кингсли что-то свое думает .

2017-01-22 в 14:53 

Suhmat
А ты идешь на BJD фестиваль 18 ноября? www.dollparty.ru
ljnkzncv, спасибо. Всегда с нетерпением жду продолжения

2017-01-23 в 08:37 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Такое ощущение, что директору многие перестали слепо доверять.
Не все, но ключевые герои стали внимательнее.
Ну, Сириус давно должен был думать мозгами, а не залитым внутрь огневиски. Но ведь и Кингсли что-то свое думает .
Согласна)

Suhmat, спасибо, что ждете. :)

URL
2017-01-24 в 12:59 

Mishel_7
Спасибо)))

2017-01-24 в 14:34 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Mishel_7, пожалуйста))

URL
2017-01-24 в 16:54 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Mishel_7, пожалуйста))

URL
2017-03-08 в 22:37 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 10. Блуждая в темноте




Сочно-зеленая листва шелестела над головой, солнечные лучи путались в ветках и слепили глаза Гарри, заставляя довольно щуриться. Грудь наполнил свежий воздух с тонким ароматом цветения.

“Как здесь здорово”.

Мелодичный свист соловья подстегнул его поискать взглядом талантливого исполнителя. Увы, тот не пожелал показаться, ловко скрываясь в густой кроне.

“Хитрец. Не ты ли пел мне каждое утро?” — мысли унеслись на Тисовую улицу, в дом номер 4. Привычная серая комната с выцветшими обоями и потрепанным ковриком у кровати. До боли привычный вид из окна с решетками и музыка, доносящаяся из комнаты кузена.

Гарри прогнал видение.

Порыв ветра легко толкнул его в спину, будто старый друг просит посмотреть назад.

Оказалось, невдалеке разлилось море, омывая горы и простираясь до горизонта. Огромным движущимся зеркалом оно уносило на своих волнах мириады солнц.

Забыв о непослушных волосах, отросших настолько, что лезли в глаза, Гарри уставился на потрясающий пейзаж. Никогда прежде ему не приходилось видеть столько воды. В небе парили чайки.

Ветер подул снова. Гарри с трудом заставил себя повернуть голову.

Теперь перед ним во всем своем великолепии предстал Хогвартс.

Снежный ковер выбелил неровные северные земли, а порывистый ветер могучим завывающим зверем носился между деревьями и холмами. Воздух потрескивал от мороза. Небо расцвечивали кривые красные молнии.

Гарри задрожал, покрываясь холодным потом.

“Что происходит?”

Его спину согревало летнее морское солнце, а в лицо веяло холодом. Мысли напряженно зашевелились в голове. Гарри заозирался, пытаясь понять происходящее. Все еще был слышен звук прибоя, но как же это возможно, если перед ним возвышалось здание школы? С раскатом грома пришли головные боли, концентрируясь в затылке. Гарри стало тяжело дышать.

С дерева, под которым он стоял, посыпались листья, на лету закручиваясь и высыхая — превращаясь в труху. От страха Поттер попятился назад и, споткнувшись о корень, упал. Небо над головой заклубилось облаками, скрывая ясную лазурь. Из самого центра перистого сгустка заветвились длинные молнии. Грянул ещё один раскат грома, отдавшийся вибрацией в сознании Гарри. По его спине побежали мурашки.

“Это сон! Я должен проснуться”, — пришло осознание.

Со страшным низким ревом, от которого замирают сердце и душа, все вокруг погрузилось в темноту.

Боль перетекла в виски. Гарри потянулся к ним, чтобы хоть немного облегчить свое положение, и дернулся, нащупав на голове тугую повязку.

“Что это?..” — кажется, он больше не спал.

Перевязочная ткань была странной на ощупь: гладкой и состоящей из тонких веревок. С растущей паникой Гарри подробно ощупал ее. В области глаз обнаружились примочки. Пальцы вымазались в маслянистой пропитке. Почему-то специфического запаха не чувствовалось, что довольно необычно. Гарри поспешил вытереть руки и с удивлением выяснил, что лежит в кровати.

Не жалея себя, Гарри что есть силы ущипнул собственную ногу и едва не заорал.

“Я не сплю. Что же тогда?.. А-а… — память вернулась значительно быстрее, стоило новой волне боли полоснуть воспаленные нервы. — Волдеморт”.

В ушах застучал пульс, дышать стало сложнее.

“Черт возьми, он ослепил меня!” — содрогнулся Гарри.

Не слишком аккуратно исследуя свои ранения, он случайно сдвинул бинт с одного уха. Оказалось, что не зря, так как слух сразу уловил приглушенные голоса. Гарри замер, прислушиваясь.

— Поверь мне, внушения будет достаточно… Это прекрасная уловка.

“Дамблдор где-то рядом. Я в Хогвартсе”.

Если даже старый волшебник был недалеко, Гарри, судя по всему, он не видел, потому что не заметил, как тот пришел в себя.

Медленно сев, он некоторое время не двигался, сжимая обеими ладонями голову. Затем со скоростью улитки спустил ноги на пол и нащупал тапки. Судя по тактильным ощущениям, комната напоминала палату в больничном крыле: скромная койка с жестким матрацем, рядом знакомая квадратная тумбочка и тапки из грубой шерсти. Поднявшись и держась за металлическую спинку, Гарри не мог двинуться с места. Пространство медленно раскачивалось. Шум голосов стал его проводником, и он двинулся на него.

Его мотало, как мореплавателя в шторм. Чудом ни на что не налетев, Гарри добрался до двери — узкой, кое-где обветшалой, с медной кривой ручкой, — за ней велся разговор. Услышав холодный сосредоточенный голос отца, он благоразумно не стал входить.

— И сколько по-вашему потребуется времени? День-два или недели? Это неприемлемо, — Снейп был категоричен.

Гарри обмяк, привалившись к шероховатой поверхности. Голова сильно закружилась.

— Я понимаю твои опасения, Северус. Я сам их испытываю. Но пойми, в противном случае он просто сведет мальчика с ума. Уверен, ты этого не хочешь, — мягко переубеждал Дамблдор.

Где-то звякнуло стекло, и раздался скрип ножек стула по полу.

— Я хочу, чтобы Гарри остался в своем уме. А зелье навредит ему не меньше Темного Лорда.

— Не преувеличивай. Ты сам не раз пил его.

— Поэтому знаю, о чем говорю. Он еще ребенок.

— Он сильный человек.

— Нет.

Отрывистый гневный протест Северуса напугал Гарри, так же, как и реакция Дамблдора. Тот молчал, и тишина звенела от напряжения.

— Требуется лишь ваше согласие, — настаивал Снейп. — Мой план сработает.

— Северус, — предостерегающий тон Дамблдора почему-то заставил волоски на затылке Гарри зашевелиться.

Еще один скрип и звон опущенной на блюдце чашки.

— Твоя просьба повлечет много неудобных вопросов.

— Я уверен, вы найдете, что на них ответить.

В наступившей тишине Гарри услышал стук собственного сердца.

— Если у тебя не выйдет, Северус, мы поступим по-моему.

— Я уверен в успехе.

— Будь по твоему, — снизошел Дамблдор, явно раздраженный принятым решением. — В башне Гриффиндора есть круглая комната. Камин в ней подключен к общей сети. Оттуда… твой сын сможет перемещаться к тебе.

— Прекрасно, — без капли признательности протянул Северус.

Видимо, разговор был окончен. Раздались шаги.

URL
2017-03-08 в 22:38 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гарри поспешил убраться от двери, страшась быть застигнутым за неблаговидными занятием. Предсказуемо, что ничего не видя и, мягко говоря, пребывая в не лучшем состоянии, он налетел на угол незамеченного ранее стола. От боли и испуга он потерялся в пространстве и развалился на полу. В голове помутилось от резких движений и падения, к горлу подступила желчь.

Придавленный чувством собственной беспомощности и приступом тошноты, неудачливый шпион лежал на месте и тихо поскуливал.

Только ощутив, как его переворачивают на спину, он опасливо затих. Рядом вздохнули. Раздалось шуршание мантии и тихий звон стекла.

— Пей, — голос прозвучал настойчиво, но в тоже время просяще.

К губам Гарри прижалось горлышко пузырька. Он, стуча зубами о стекло, покорно проглотил жидкость, не почувствовав вкуса. Мелкая судорога свела тело. Вспотевшие ладони наконец ощутили холод каменного пола, заставляя поежиться.

Сильные руки быстро подняли его с пола. Гарри не успел смутиться, как его уже опустили на постель.

— Мы тебя разбудили? — поинтересовался Северус. — Тебе не следовало вставать.

— Я ничего не вижу. Что с моими глазами? — Гарри натянул на себя одеяло. Из-за слабости и сидения на полу его начало знобить.

Северус чем-то гремел невдалеке от его кровати.

— Глазные нервы повреждены. Но не волнуйся, это поправимо. Еще день на восстановление, и все будет в порядке. Голова, полагаю, уже не так болит?

В самом деле, боль и головокружение стали отступать.

— Да.

Тихие шаги приблизились. Гарри повернулся на них и замер, а затем едва не задохнулся от удивления. Тонкие пальцы бережно проникли в его волосы.

“Я... что...” — Гарри обмер от смеси восторга и смущения.

Мурашки сыпались за шиворот, невольно бодря.

— Объясни мне, как ты умудрился расколоть головой бутылку с зельем? — пробормотал Снейп, аккуратно перебирая вихры сына.

Гарри не нашелся что ответить, захваченный ощущениями.

Снейп, удовлетворенный осмотром, оставил его в покое.

— О чем вы говорили? — без обиняков спросил Гарри, когда к нему вернулась способность говорить. — Я немножко услышал… — краснеть под повязкой можно было сколько угодно.

Снейп хмыкнул, но, кажется, не был зол.

— Тебе придется пожить у меня до тех пор, пока Темному Лорду не надоест тебя терроризировать.

Гарри не смог сдержать улыбки.

— Из-за этого директор был недоволен? — теперь стал ясен спор взрослых.

— Отчасти, — уклончиво отозвался Северус. — Скажи мне, Лорд предпринимает попытки проникнуть в твой разум днем?

— Нет. Ночью только, — боль в затылке совсем прошла, и Гарри расслабленно вытянулся на кровати. Немного саднил ушибленный бок.

— Хорошо. Директор обещал предоставить тебе комнату, откуды ты по камину сможешь перемещаться в мои апартаменты. Друзьям не говори об этом.

— Ладно, — неуверенный голос Гарри вызвал сомнения у Снейпа.

— Ты точно согласен? Ты сможешь посещать занятия как обычно и видеться с друзьями. Ничего не изменится.

— Вряд ли мне это поможет, но я рад жить у тебя.

— Мы обговорим все подробнее, когда тебе станет лучше. Ты голоден?

Есть не хотелось, но перспектива остаться наедине с темнотой пугала больше, поэтому Гарри кивнул.

— Я принесу.

Несколько минут, которые Гарри пробыл один в безмолвии, он весь извелся. Если ему предстоит еще целые сутки провести слепым, то это просто катастрофа. Неопределенность в пространстве нервировала.

— Мистер Поттер, как вы себя чувствуете? — в палате появилась мадам Помфри.

— Нормально.

— Нет смысла что-то утаивать, молодой человек, — строгая медсестра поставила на тумбочку поднос и чем-то зашуршала.

Гарри ощутил теплую волну, прошедшую по телу. Ощупав грудь, он поднял голову, собираясь спросить, что происходит.

— Ваше состояние выше среднего. Мелкие ранки затянулись. Ну и заставили вы нас потрудиться, выбирая стекла, — цокнула она языком. — Процесс восстановления глаз продвигается успешно. Тем не менее, постельный режим вам необходим.

Послышались тихие шаги. Гарри мгновенно определил по ним личность вошедшего и повернулся.

— Северус, я бы все же советовала мистеру Поттеру задержаться тут. Вдруг глазное давление повысится, или сосуды…

— Мы уже обсуждали это, — Снейп не был расположен к спорам.

— Ну хорошо, — удивительно быстро смирилась мадам Помфри, видимо, они действительно успели прийти к консенсусу чуть ранее. — Мистер Поттер, выпейте эти зелья, — она вкладывала Гарри в ладонь пузырьки, а тот послушно осушал их. — А теперь я помогу вам поесть.

На колени к мальчику приземлился миниатюрный столик. В нос ударил аромат курицы со свежими овощами. Видимо, до сего момента на еду были наложены чары, не пропускающие запах и поддерживающие температуру.

— Я сам, — возразил Гарри, когда мадам Помфри звякнула ложкой.

Наверняка взрослые на него смотрели, и есть под их пристальным контролем было неприятно. Но желудок, почуяв пищу, подавил в своем хозяине чувство стыда.

— Вы заберете его после отбоя? — поинтересовалась мадам Помфри.

— Да. Как только иссякнет толпа гриффиндорцев, — Гарри мог точно сказать, что в этот момент отец морщится от раздражения.

Медсестра еще несколько минут последила за процессом питания, потом удалилась.

Гарри тихо, как мышка, жевал. И успел прикончить все, что было на подносе, даже ничего не уронив и почти не измазавшись. Тяжесть с колен исчезла, как только пропала в ней необходимость, и в ладонь ему перекочевал стакан.

— Тыквенный сок. Я добавил туда зелья Сна-Без-Сновидений. Через четыре часа я помогу тебе добраться до наших комнат.

— Уже так поздно? — удивился Гарри, отпивая глоток.

— Почти семь вечера. Думаю, после отбоя к тебе заявятся вездесущие друзья.

— Ты же не оштрафуешь их за это? — встревожился Гарри. — Они волнуются…

— Надеюсь, что к тому моменту, как я приду, их тут не будет, — с намеком заметил Северус.

— Понял, — кивнул Гарри.

Прежде чем уйти, Снейп некоторое время молчал, после чего сказал:

— Сегодня мы переместимся в мэнор. Там Темный Лорд не сможет тебя побеспокоить, и ты как следует вылечишься и отдохнешь.

— Мы будем туда часто возвращаться? — комната в мэноре ему нравилась, и он был не прочь как следует обжить ее.

— Не всегда. Мои обязанности декана не позволяют надолго покидать пределы школы. Только если возникнет особая необходимость. Выходные дни, думаю, мы сможем проводить в Гринхилле, — Снейп забрал стакан и помог Гарри лечь. — Теперь засыпай.

Гарри ничего не имел против сна. Все равно делать было нечего.

URL
2017-03-08 в 22:38 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Скрип двери вывел Поттера из дремы.

— Он тут? Видишь его?

— Да. Гарри, — позвал девичий голос. — Боже, что с твоей головой!

Гарри постарался сесть, с трудом приподнимаясь на локтях.

— Привет. Я так рад вас слышать.

— Как ты, друг? — хрипло выдохнул Рон, остановившись справа от кровати.

— Ходили разные слухи. Ужасные, — Гермиона была слева.

Гарри ощутил, как тонкие пальцы обхватили его руку.

— Со мной все в порядке. Теперь. — попытка успокоить друзей вышла неудачной — голос прозвучал печально и неуверенно. — На выходные мне придется опять уехать.

— Еще бы. Сириус тебя подлечит, — одобрил Рон. — Дома лучше. И под присмотром будешь. Жаль, что нам с тобой нельзя.

— Лучше бы ты тут был, — грустно произнесла Гермиона, затем возмущенно вспыхнула: — Откуда Сириусу знать, как тебя лечить! Или что делать, если ОН опять нападет!

— Все будет хорошо. Дамблдор сказал, что обо всем позаботится.

— Он придумал, как еще можно защитить тебя? Окклюменция не помогает от… — Гарри показалось, что Гермиона едва сдерживает всхлип, но дальше она продолжи почти спокойно: — от того, что Волдеморт делает.

— Это не так. Она помогает.

Возразив, Гарри вспомнил, что ему действительно удалось дать хороший отпор своему врагу. Теперь и впрямь есть чем гордиться.

— Он делает тебе больно раз за разом! В чем же тут помощь?

Тяжело было говорить, не видя выражения лиц друзей. Хотя некоторые нюансы эмоций становились ясны по интонациям.

— Профессор Дамблдор пытается найти выход, — мрачно рассказывал Гарри, параллельно размышляя, стоит ли упоминать про зелье. — Он полагает, что мне следует принять одно средство, которое на время помутит мое сознание. Тогда Волдеморт не сможет навредить мне или выведать информацию.

— Это… — с подозрением начала Гермиона, но Рон перебил ее.

— Дамблдор это предложил? Оно не вредно?

— Ну… в небольших количествах нет. Но в моем случае требуется сильная доза.

— Звучит так, словно ты говоришь о наркотике, — пробормотала Гермиона.

Гарри невольно закусил губу. Он не знал, известно ли Рону маггловское определение дурманящих веществ, но подруга точно знала.

— О, боже, — обреченно простонала она, видимо прочитав все по его лицу. — Тебе стоит отказаться.

— Что я и сделал, — Гарри скривил рот в подобии улыбки.

— Директор, скорее всего, не предложил бы такое зелье, если бы не был уверен в его безопасности, — веско заметил Рон.

— Я справлюсь сам. У меня отлично получается. Может, в следующий раз Риддл вовсе не проникнет в мое сознание.

Гермиона вздохнула и присела на кровать. Гарри робко улыбнулся: она дотронулась до его замотанной головы.

— Что с твоими глазами? Рон сказал, что ты был весь в крови. И не только из-за разбитого зелья, — тихо сменила она тему.

Гарри услышал, как неодобрительно засопел Рон, но не понял, из-за чего.

— Повреждение нервов, да еще сосуды лопнули, — затаив дыхание ответил Гарри. Теплая рука Гермионы все еще лежала в его, и этот жест уже мало напоминал дружеский. Сердце в груди забилось сильнее.

— Ты бы видел, какие на тебе повязки. Я таких никогда не встречала.

— Что там? — насторожился Поттер.

— Напоминает тонкие кожаные жгуты или… мышцы, плотно намотанные в несколько слоев. Кажется, это какое-то растение. Красное.

— О. Невилл наверняка знает, что это. Он недавно мне лекцию читал об океанических полипах, которые способны восстановить девяносто процентов кожи при сильных ожогах.

— Что это, полипы? — удивился Рон.

— Я до конца не понял, вроде цветы какие-то, — пожал плечами Гарри. — Я отвлёкся, когда он рассказывал, наверное, и пяти минут не прошло.

Рон хихикнул, а Гермиона фыркнула.

Из глубины замка раздался глухой звон часов, оповещающий студентов в их гостиных, что пришло время ложиться спать.

— Вам пора уходить, — спохватился Гарри. — Мадам Помфри придет меня проверять.

— Она уже ушла к себе, — буркнул Рон.

Гермиона ласково провела по волосам Гарри, заставив того взволноваться, и соскочила с кровати.

— Тебе действительно нужно отдыхать. Береги себя, Гарри.

— И вы себя. Увидимся в понедельник.

Друзья растворились в тишине, оставив его одного, лелеять в душе робкую надежду на то, что знаки внимания подруги являются чем-то большим.

В следующий раз дверь заскрипела лишь через полчаса. Гарри ничуть не спал. Подскочив — хорошо что голова совершенно не болела и не кружилась — он едва успел заткнуть себе рот, чтобы не дать сорваться с языка совершенно детской глупости.

— Ты готов? — спросил Северус, не заметивший замешательства Гарри.

— М… да-да.

“С ума сойти, я чуть не назвал его!.. Не назвал... слава Мерлину. Он бы посчитал меня совсем сопляком”, — умирал со стыда Гарри.

Да, его внешность стала меняться, тем самым подтверждая — он смирился с правдой и принял Северуса. Однако это не значило, что он готов открыто называть его папой или отцом. В мыслях порой он награждал его таким статусом, но вслух никогда.

— Тогда вставай. Я принес твои вещи.

— Отлично, — излишне радостно отозвался Гарри. — Было бы холодно идти так.

— Разумная мысль.

В руки ему всунули два свертка. Гарри в недоумении ощупал брюки из какой-то толстой теплой ткани и свитер с высоким воротом.

— Вот это тоже надень, — задумчиво добавил Снейп, и на колени Гарри приземлилась футболка.

Мальчик поднял голову и если бы мог, то недоуменно вскинул бы брови.

— Что это? У меня нет таких...

— Теперь есть. — Отрезал Снейп и велел: — Одевайся.

Судя по звукам он взметнул полы длинной мантии и удалился в холл медицинского крыла, чтобы не смущать сына.

Гарри с минуту сидел, не шевелясь.

“Он купил мне вещи?” — в каком-то отупении подумал он. В груди что-то противно заныло, вызывая дискомфорт. К горлу подкатил ком.

Примеряя обновки, Гарри старательно ощупывал швы, дабы не перепутать и не надеть наизнанку. Он едва не вскрикнул, когда о щиколотки стукнулась коробка.

Взяв ее в руки, он достал пару зимних меховых ботинок.

Спустя десять минут он покинул палату.

— Все подошло? — полюбопытсвовал Северус.

Скрипнули деревянные ножки. Гарри понял, что отец ожидал его в том же кресле, где недавно разговаривал с директором.

— Да. Спасибо за вещи, — пробормотал Гарри, чувствуя себя не в своей тарелке.

Снейп не ответил.

Прислушиваясь к шагам, Гарри вздрогнул — огромными крыльями ему на плечи опустилась мантия, крупные пуговицы стянули ткань на груди.

— Давай руку, — подходя ближе, велел Северус. — Я не пойду быстро. Так что шагай спокойно.

Гарри кивнул и протянул ладонь.

В коридорах замка гулял ветер, но холодно не было. Гарри немного нервничал, впервые путешествуя вслепую. Снейп предупреждал о поворотах и лестницах. Подземелья замка даже на звук и запах отличались от наземных этажей. На пути им не встретилось никого, или профессор заведомо выбрал маршрут, который исключал нежелательные контакты.

— Мы на месте. Садись на диван, он слева, в шаге от тебя, — проинструктировал Северус. — Я возьму сумку с зельями и отправимся в мэнор.

— Хорошо.

URL
2017-03-08 в 22:38 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Гарри присел, куда велели. В нос проник едва заметный запах виски. Принюхавшись, он решил, что ошибся. Алкоголя он здесь никогда не встречал. Кроме сливочного пива, пожалуй.

Заслышав приближающиеся шаги, он поднялся.

— Руку.

Снейп отвел его к камину.

— Перемещаемся, — коротко предупредил он его и крепко обнял за плечи.

Поддержка оказалась не лишней. Оттого, что их зевертело и выплюнуло в другой точке планеты, Гарри испытал такой приступ паники и дурноты, что рухнул бы вниз, отбив свои многострадальные колени.

— Ты как? Тошнит?

По голосу казалось, Северус обеспокоен.

Гарри глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Хорошо, что еда успела перевариться, и исторгать было нечего.

— Садись, — Снейп потянул его за руку и толкнул на диван.

Гарри старался успокоиться. Паника уже отступила, но голова кружилась.

— Возьми, Гарри.

Он понял, что проигнорировал просьбу отца, потому что тот взял его ладонь и заставил принять стакан.

— Это вода. Пей понемногу.

Северус заходил по дому, делая какие-то дела и разговаривая со Стики. Гарри постепенно приходил в себя и стянул обувь и мантию.

— Сам не ходи, — крикнул с верхнего этажа Северус, видимо заметивший намерение сына найти вешалку.

— Что мне тогда делать? — проворчал тот.

— Я почти закончил. Имей терпение.

Через несколько минут Снейп вернулся в гостиную.

— Чем ты занимался?

— Повязку мы снимем только к вечеру завтрашнего дня, поэтому я убрал лишнюю мебель в твоей комнате и тут. Будь аккуратен на лестнице, не отпускай перила при спуске и подъеме. Ориентируйся по стенам или мягкой мебели. Быстро не ходи, — Снейп замолк, видимо, обдумывая, что еще нуждается в уточнении. — Само собой, на улицу ни ногой. Если что-то потребуется, зови меня или Стики.

— Хорошо-хорошо, — такая предупредительность со стороны Снейпа была приятна, поэтому Гарри не вклинивался с вопросами.

Еще пару минут Северус потратил на напоминание, какие предметы где находятся, вплоть до подсчета шагов до них. Гарри мало что запомнил, решив действовать на удачу и ощупь. В конце концов, его слепота ненадолго.

— Я намерен попробовать на тебе новые чары защиты перед сном. Если ты готов лечь спать, то я тебя провожу.

— Э, да, хорошо. Заняться все равно нечем, — пожал плечами Гарри.

Они медленно добрались до комнаты наверху.

— Тебе нужно в ванную? — вдруг поинтересовался Северус.

Гарри покраснел.

— Не помешало бы.

— И чего ты молчишь? — раздалось раздосадованное бормотание. — Пошли.

Гарри закусил губу. Он собирался посетить уборную самостоятельно.

“Надеюсь, он не пойдет со мной”.

Северус заставил его остановиться и, взяв за руки, положил их на гладкую поверхность раковины.

— Дальше сам справишься? — серьезно спросил он. — Справа ванна, позади туалет. На раковине шампунь, мыло и зубной порошок со щеткой. Чистые вещи в тумбочке под раковиной.

— Да, все нормально, — торопливо буркнул Гарри.

— Только не убейся тут, — попросил Северус. Гарри удивленно ощутил теплую волну, охватившую все тело. Кажется, какие-то чары.

“Он что, всегда следит за мной?” — вдруг пришло в голову.

— И не намочи повязку! — сурово крикнули ему из-за двери.

Гарри хмыкнул. Водные процедуры затянулись на полчаса, но окончились благополучно. Пару раз он чудом не вывалился из скользкой ванны, потеряв равновесие. Чистка зубов только нервировала. Он был уверен, что испачкал бинты, поэтому долго старался аккуратно протереть их.

“Что за наказание!” — расстроился он, бросая это дело и вытираясь полотенцем.

Облачившись в пижаму, Гарри наконец-то выбрался в спальню.

— Я просил не мочить, — хмуро заметил Снейп.

— Я нечаянно, — повел плечами Гарри.

— Ложись в кровать, — сдерживая раздражение, Снейп прошелся по комнате. Гарри отчетливо слышал его шаги, а еще ощутил резкую сухость во рту и необычный привкус, в носу защекотало, и материал на нем высох.

“Это высушивающее заклинание так ощущается? Круто”.

— Постарайся не шевелиться, я наложу чары, — уже спокойнее попросил Северус.

Гарри мужественно приготовился снести все круги ада и не двинуться с места. Еще одна покалывающая волна охватила кожу головы и шеи. Отчего мальчик чихнул.

— Я не специально, — на всякий случай извинился он.

Снейп молчал.

Гарри тоже затих, считая, что отец продолжает колдовать. Вдруг начало дергать шрам.

— Нет, это заклинание не подходит, — напряженно, с долей удивления произнес Северус.

— Что-то не так? У меня шрам защипало.

— Как сильно?

— Да не очень. Кажется, проходит.

Послышались нервные шаги. Гарри машинально хотел поднять брови, но из-за бинта не преуспел.

Через несколько минут Северус поинтересовался:

— Все еще болит?

— Почти нет.

— Ложись спать, Гарри. Завтра нам предстоит обсудить все произошедшее во время нападения Лорда. Постарайся отдохнуть.

Не сказав больше ничего, он унесся к себе в кабинет. То, что отец отправился именно туда, Гарри понял по звуку хлопнувшей двери где-то внизу. Правду говорят об обострившихся чувствах. Гарри стал потрясающе хорошо слышать.

Умостившись на мягкой постели, он долго размышлял. Сначала о Волдеморте и увиденном в его воспоминаниях, а потом как-то так вышло, он стал перебирать события прошедшего дня. Проявления заботы и внимания Северуса должны были ободрить его и порадовать, но почему-то вызвали какие-то противоречивые чувства. Миссис Уизли тоже тревожилась о Гарри: кормила и дарила свитера, старалась показать ему, что он не чужой. Вот только...

К ней Гарри испытывал теплую признательность, а... к Северусу что-то другое. Гарри только сейчас это понял. Он резко перевернулся на бок и поджал под себя ноги. В груди щемило, а глаза под слоями лекарственных листьев жгло.

“Почему мне больно?”

К горлу подступил ком, а в голове плодились вопросы, на которые он не знал ответов. Ему хотелось уткнуться в подушку, но от этого кольнуло внутри глазниц и пришлось лечь на спину.

Нужно было перестать об этом думать.

“Гермиона”, — эта тема определенно лучше.

Сердце перестало сжиматься и мучить, застарелая пронзительная тоска отступила.

URL
2017-03-08 в 23:00 

Suhmat
А ты идешь на BJD фестиваль 18 ноября? www.dollparty.ru
Спасибо. Надеюсь у Северуса получится и они не будут поить Гарри этой какой

2017-03-08 в 23:02 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Suhmat, Снейп обычно уверен в своих силах)) Мы с Гарри в него верим. :sunny:

URL
2017-03-08 в 23:36 

Alanna2202
Никто не умеет жить так, как не умеем мы! Борис Крутиер
“Почему мне больно?”

Почему-то Маугли напомнило: И тут что-то начало жечь Маугли изнутри, как никогда в жизни не жгло

2017-03-09 в 00:55 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
URL
2017-08-01 в 07:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 11. Глаза отца



Уже несколько минут Гарри механически тер щеткой зубы, особо не заботясь о внешнем виде бинтов. Ночь была утомительной, его мучили смутные сны о Сириусе и Отделе Тайн.

Глухой шум из-за плохо закрытой двери привлек внимание.

“Гости в такую рань?” — усомнился он.

Поставив щетку в стаканчик и отвлеченно промакнув лицо полотенцем, Гарри тише мыши выбрался в коридор.

Поверхность стен была приятна на ощупь и холодила пальцы. Гарри даже понравилось это ощущение. Аромат кофе перемешался с чайным и определенно доносился из гостинной. В желудке у Поттера заурчало.

Внизу в самом деле присутствовал посторонний человек. Гарри прислушался и, к своему огорчению, понял, что это профессор Дамблдор.

“Может, есть новости о Сириусе?” — мелькнуло в голове.

Гарри нащупал рукой перила и намеренно шумно стукнулся о деревянную палку коленом.

Волшебники внизу замолчали, по всей видимости, заметив его.

— Доброе утро, мальчик мой, — поприветствовал Дамблдор. — Как ты себя чувствуешь?

Гарри осторожно переступил на следующую ступеньку.

— Лучше, сэр, спасибо.

— Подожди, я помогу. — Послышались мягкие шаги.

Гарри не знал, сколько еще осталось до конца лестницы и куда пойти сесть, чтобы не попасть в неловкое положение, поэтому был признателен Северусу за то, что тот помог сориентироваться в пространстве и добраться до дивана.

— Профессор Дамблдор пришел проведать тебя. Надеюсь, ты в самом деле хорошо себя чувствуешь и сможешь рассказать нам о случившемся, — голос Северуса был как обычно спокоен, фразы лаконичны. Гарри сразу настроился на длительную беседу.

— Да, могу… — пробормотал он не совсем уверенно.

— Но сначала завтрак, — кажется, эти слова Северус адресовал больше директору, чем ему. — Стики, — позвал он.

Появление эльфа показалось Гарри оглушительным, отчего вспотели ладони. По телу прошла теплая волна, спугнувшая приступ паники.

“Магия эльфов...” — с любопытством Гарри прислушался к шороху маленьких ножек, бегающих у стола. Эльф занимался сервировкой.

Необычная способность чувствовать волшебство казалась непривычной, но ничуть не отталкивающей. Гарри не считал себя особенным в плане потенциала, но теперь ему казалось, что чем-то эдаким не обделен и он.

Вдруг захотелось спросить Северуса о своем новом даре. Может ли тот пропасть после того, как вылечатся глаза?

“Но лучше потом, когда мы будем одни”, — мудро рассудил он.

— Что ты думаешь об этом доме, мой мальчик? Здесь довольно мило, — прервал мысли Гарри Дамблдор.

Гарри поднял голову, наклонив ее чуть в бок.

— Тут уютно, сэр, — сообщил он без выражения.

— Рад слышать. Профессор Снейп постарался устроить тебя с удобством. А поместье, скорее всего, только способствует этому?

Гарри призадумался, прежде чем открыть рот. Вопрос показался ему непростым. С точки зрения магического мира принятие дома приравнивается к принятию в род. Когда-то Гарри с радостью поведал бы обо всех своих ощущениях, но не теперь. Северус говорил — директору не обязательно много знать об их взаимоотношениях и планах. Если он сам не рассказал ничего о новом имени Гарри и принятии в семью, то ему уж точно не стоит упоминать об этом.

Поэтому Гарри со всей непосредственностью ответил:

— Здесь интересно, сэр. Дом очень светлый и просторный. Мне понравился сад, фонтан. Правда, под снегом мало что видно, но летом, я думаю, будет красиво, — от собственных слов стало грустно,и он добавил: — Я бы хотел посмотреть на него летом, сэр.

— Понимаю, Гарри, — сочувственно вздохнул Дамблдор и укоризненно добавил: — Согласись, что, если ты здесь останешься, мы не сможем избежать огласки вашего с Северусом родства. К тому же, разве твои дядя с тетей не будут скучать по тебе?

Снейп кашлянул и вкрадчиво посоветовал:

— Этот вопрос нам стоит обсудить ближе к каникулам. Гарри, еда перед тобой, — кажется, последней фразой он намекнул сыну помалкивать.

Поттер закусил изнутри щеку, удерживая в себе возмущение.

— Чаю, директор? — за излишне любезным тоном Северус определенно скрывал раздражение. Если уж Гарри смог это почувствовать, то директор и подавно.

— Не откажусь. Хотя третья чашка будет последней, — пробормотал старик, уловив эти интонации.

Пока Гарри ел, разговоры велись о школе и Министерстве.

— Мистер Норидж не изъявил желания остаться на следующий год, — попенял директор. — Я подумываю предложить должность по Защите тебе, Северус. Что скажешь?

— Я удивлен.

Гарри показалось, что отец не то что не удивлен — ему абсолютно плевать.

— Надеюсь, не слишком.

— Могу я узнать причины столь кардинальной перемены мнения? — голос Северуса излучал прохладу, в нем чувствовалась давнишняя обида.

— Не стоит так красноречиво прожигать меня взглядом, — рассмеялся старик. — Ты прекрасно осведомлен — хороший мастер зелий на вес золота, и найти его труднее, чем профессора ЗОТС.

— По всей видимости, вам удалось? — ехидно ввернул Снейп.

— Во время каникул я собираюсь навестить старого знакомого. Надеюсь, в трудные времена он не откажет мне в помощи.

— Если вы о Горации Слизнорте, то сомневаюсь, что ваша просьба будет удовлетворена. Он предпочитает тихую и комфортную жизнь. Без ежегодных встрясок. — Гарри показалось, что отец на что-то намекает. Или на кого-то.

“Не на меня ли! — возмущенно подумал он. — Я же не виноват, что каждый год Волдеморт… А, ладно”. — Гарри быстро дожевал кусок яичницы и запил все соком. Гордость была уязвлена.

— Ты готов, мой мальчик? — уточнил Дамблдор, обращаясь к Гарри.

— Да, сэр.

Желания говорить стало еще меньше.

— Замечательно, — старик отставил пустую чашку на столик. — Сначала я бы хотел узнать, как ты ощущаешь влияние Темного Лорда, находясь здесь?

Гарри не сразу нашелся что ответить.

— Он не может до меня добраться, сэр. Кровная магия работает. Еще профессор Снейп хорошо защитил нас.

— Я не сомневаюсь в способностях профессора Снейпа, Гарри. В Рождественские праздники ты подвергся нападению, и я хотел бы знать… детали.

— Это случилось на улице, — медленно ответил Гарри. — Мы сразу же вернулись в дом.

— Ты мог не чувствовать боли, но, вероятно, ты мог ощущать присутствие Темного Лорда, будучи здесь, — терпеливо переформулировал свой вопрос директор, видя, что его не совсем поняли.

Гарри поднял голову, вникая, к чему клонит собеседник.

— Когда Том хочет поговорить, он не причиняет боли, сэр. Я чувствую его в любом случае, — ответил он. — Вы считаете, что он может наблюдать за вами через меня. Это не так. Я бы узнал.

— Это хорошо, Гарри, — удовлетворенно произнес старик. — Я надеялся на это. Профессор Снейп очень рискует, находясь с тобой рядом… — голос его был заведомо встревоженным и серьезным.

— Альбус, мы уже все решили, не так ли? — Северус громче, чем положено, звякнул чашкой о блюдце.

— Это так. Однако, Гарри должен понимать риск, — мягко возразил директор.

— Он не навредит. В любом случае, я смогу все...

Кажется, Дамблдор каким-то образом прервал Снейпа без слов.

URL
2017-08-01 в 07:50 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Я понимаю, Северус, — растекся мёдом старик. — Оставим это. Гарри стоит начать рассказывать. Прошу, Гарри. Мы тебя слушаем.

В полной темноте и тишине говорить было страшно. Перед слепыми глазами как наяву проносились красочные картины. Пару раз он пытался потереть лоб, но пальцы натыкались на повязку. Когда Гарри дошел до воспоминания о голосах людей, звуках музыки и незнакомых местах, то сам не понял, как погрузился в транс.

В приглушенном свете ярких ламп белели лица богато одетых женщин и мужчин. Со всех сторон лилась обволакивающая музыка оркестра. Сидевший рядом господин повернулся к нему и учтиво предложил сигару.

Собственные руки показались чужими.

“Благодарю, Нотт. Мой любимый сорт табака”.

“Господин, прошу прощения, что прерываю”, — раздалось позади.

Отодвинув алую штору, в ложу заглянул невысокий мужчина в черном фраке. Его пепельного цвета волосы были стянуты в тугой хвост, на лице застыло вежливое ожидание ответа.

“Что там, Бастион?”

“Прибыл Лорд Малфой”.

Гарри почувствовал удовлетворение и на мгновение вернулся взглядом к сцене, на которую вышла невиданной прелести нимфа. Ее кожа мерцала в лучах магических ламп, а взгляд приковывал к себе. Она запела, и показалось, весь мир померк перед такой красотой.

“Господин?” — позвал Бастион, не поддавшийся чарам прелестницы.

“Сирены слишком пользуются своим положением”, — с ухмылкой протянул Гарри, поднимаясь из кресла.

Он кивком предложил своему сопровождающему следовать за ним.

Алый ковер под ногами уводил их дальше по коридору, украшенному картинами и вычурными резными барельефами.

“Рад вас видеть, лорд Малфой”, — глубоким голосом обратился Гарри к высокому аристократу.

“Польщен, мистер Риддл. Чем обязан?” — Абрахас Малфой, отдавая должное этикету, заставил себя кивнуть. Лицо его выражало ледяное безразличие, однако во взгляде блестели искорки любопытства.

“Ваш сын убедил меня в вашей заинтересованности грядущими переменами... ”

Гарри вскрикнул от испуга — в лицо плеснули холодной водой.

— Эй!..

— Ты в порядке, Гарри? — взволнованно спросил Дамблдор.

Очень хотелось сказать что-то неприличное, но Гарри сдержался. И обратил внимание на ладонь, требовавшую не вставать. Когда он успел развалиться на диване? В кончиках пальцев и висках закололо.

— Что случилось? — спросил он, крутя головой.

— Что ты видел, Гарри? — резко спросил директор, колдуя над ним.

Гарри выровнял дыхание и пересказал мелькавшие перед его внутренним взором видения. Пока он говорил, чувствовал волны магии, сменяющие друг друга. Виду он не подавал, что улавливает их, и не возмущался.

— Невероятно, — изумленно выдохнул Дамблдор.

— Что это значит, сэр? — спросил Северус. — Он не затратил на проникновение в сознание Лорда ни капли силы. Это невозможно. Даже давление не поднялось. Ничего, — в его голосе слышалось недоумение пополам с гневом.

— Невиданная сила, Северус. Гарри не перестает нас удивлять, — как само собой разумеющееся изрек старик. — Думаю, ты должен радоваться, что у тебя такой способный сын.

— Кто бы сомневался, — скептицизм Снейпа заставил Гарри обидеться. — Тут дело не в силе.

— Магическое воздействие не всегда так прозрачно, как хотелось бы, Северус, — утомлённо напомнил Дамблдор. — К тому же шрам — неплохой проводник к сознанию Тома.

Гарри заинтересованно навострил уши. Снейп говорил, что директор проводит собственное исследование.

— Тебе, как большому эрудиту и ученому, хорошо известно понятие коалесценции сознаний, — пояснил директор, видимо говоря это больше для младшего слушателя. — Сознания Гарри и Темного Лорда на сверхтонком уровне могут перекликаться между собой. Распространенными причинами такого явления служат сильнейшее потрясение для обоих людей, большей частью горе, или врожденная идентичность магических ядер. Скорее всего последнее и есть наш случай. Да, Гарри и Том не близнецы и нисколько не родственники. Однако, их первая встреча в Годриковой впадине могла сыграть весомую роль. Каким-то непостижимым образом их магии перемешались. Я склонен полагать, что в тот момент у Гарри случился спонтанный выброс магии. Известно, что такая магия способна привести к необычным последствиям.

На некоторое время образовалась тишина. Гарри пытался понять сказанное и сформулировать вопрос.

“Мы с ним — магические двойняшки, — обалдело думал он. — Не это ли он имел в виду, говоря из головы Квиррела, что мы с ним похожи?”

— Есть ли возможность разорвать эту связь? — спустя несколько минут раздумий спросил Северус. — Я накладывал на Гарри родовые чары, но шрам воспротивился этому и отразил заклинание.

— Боюсь, что действенный способ неизвестнен. Никому не приходило в голову лишаться такой обоюдной способности поддерживать друг друга, — вздохнул директор.

— Я надеюсь, вы приложите все усилия, чтобы помочь отыскать его?

Гарри ощутил образовавшееся между взрослыми напряжение всей кожей.

Раздался шорох мантии и скрип кресла.

— Непременно. У меня есть пара идей для размышлений, поэтому прошу простить меня, — проговорил Дамблдор. — Жду вас обоих в понедельник на завтрак.

Директор как-то поспешно отбыл через камин, оставив домочадцев одних. Гарри даже не удивился, что тот предпочел ретироваться.

— Нас будет тянуть друг к другу? — через пару минут спросил он Северуса.

— О чем ты? — задумчиво протянул Снейп, кажется, все еще пребывавший в своих мыслях.

— Меня будет тянуть к Лорду. Мы как два магнита?

Северус помолчал.

— А ты ощутил что-то подобное, когда встречался с ним на кладбище? — уточнил он довольно спокойно.

— Не знаю. Все так быстро случилось, — Гарри наморщил нос, вспоминая. — Мне было страшно, и я думал, как сбежать.

Северус понимающе хмыкнул.

— Ты все рассказал нам? Ничего не забыл?

— Да, вроде.

— Поздравляю тебя, Гарри.

Северус определенно умел шокировать — от этой фразы Гарри потерял дар речи.

— Способность сплетать нити сознания и магии в прочный барьер — слишком трудная задача для твоего возраста. Ты сделал это, чтобы выгнать Риддла из своей головы, — продолжил Северус. — Мне очень жаль, что для этого тебе пришлось пройти через такую боль.

Гарри, не доверяя голосу, просто кивнул. Отголоски того кошмара еще были свежи, чтобы чему-то радоваться. Хотя похвала Северуса была ужасно приятной.

— Пока не забивай себе голову мыслями о вашей связи, — вдруг посоветовал Северус. — Директор определенно что-то недоговаривает. Я…

На пару мгновений он замолк, словно сомневался, стоит ли говорить, но потом уверенно продолжил:

— Смею заверить, что имею солидный опыт общения с Темным Лордом. Его магия существенно отличается от твоей.

Гарри прикусил губу от сдерживаемых эмоций. Прежде всего благодарности.

— Его магия всегда казалась мне удушливой и неприятной, — запинаясь признался он.

— Это правда. Объем силы Лорда велик, и он не стесняется показывать это, — согласился Северус.

— Ты чувствуешь магию? — уже не так скованно поинтересовался Гарри, доверие отца подбодрило его.

— Разумеется.

— Я тоже стал ее ощущать, — обрадовался Гарри. — То, как ты колдовал надо мной, или мадам Помфри в больничном крыле. И эльф… Это потому, что я теперь Принц? Или из-за моей слепоты? А можно это как-то оставить, когда глаза заживут? Я очень хочу...

— Гарри, — Северус, очевидно, улыбнулся, потому что голос его прозвучал очень мягко. — Это не из-за глаз. Ты научился этому сам.

— Как? — Гарри даже не слышал ничего о таком.

Северус тяжко вздохнул, мысленно сетуя на неосведомленность некоторых гриффиндорцев.

— К каждому волшебнику это приходит по-разному. Обычно при достижении совершеннолетия, но может и раньше. Осмелюсь предположить, что у тебя это связано с сильным напряжением нервной системы. Некоторые отделы мозга вынуждены были развиться слишком быстро. Темный Лорд чрезмерно давил на тебя, а ты защищался. Отсюда и новые возможности. Твой разум просто научился обороняться и предчувствовать беду. Это неплохо.

— Не скажу, что я Риддлу благодарен, — проворчал Гарри и упрямо сложил руки на груди.

— Не удивительно. Сегодня займешься очисткой сознания и блоком, — напомнил Северус, переходя к делам насущным.

— Хорошо.

— Потом потренируемся в легилименции.

— Серьезно? — восторженно выдохнул Гарри, растеряв всю озабоченность. — Ты хотел начать в следующем году.

— Раз ты так продвинулся, что без труда можешь навестить сознание одного из сильнейших магов современности, то пора показать тебе, как ускользать оттуда незаметно.

— Ого, потрясно! — возопил Гарри, уже предвкушая новые умения.

— Тут нечему радоваться, Гарри, — осадил его Северус. — Темный Лорд может сильно навредить тебе. Не пытайся больше лезть ему в голову, ясно?

— Словно я специально, — обиженно промычал Гарри.

— Вот и постарайся воздерживаться, как бы то ни было.


* * *
Урок легилименции прошел... напряженно. Сознание Северуса оказалось крепким орешком. Гарри чувствовал, что все сильнее запутывается в мелькающих образах и все делает не так.

— Твои действия лишены изящества, — ядовито прокомментировал Северус. — Разве я непонятно объясняю?

Гарри стушевался. В груди неприятно кольнуло, а желудок свело. В школе последние месяцы, когда Северус отчитывал его на уроке или отзывался о качестве сваренного зелья, Гарри не испытывал злости или обиды, понимая, что это игра, но когда дело касалось личных занятий, ему становилось страшно, что Северус разочаруется в нем.

— Не получается. Видимо, я все же непроходимо глуп, — стараясь не показать, что подавлен, Поттер отвернулся.

Северус издал неопределенный звук и сжалился:

— Ладно. Давай передохнем. Скоро нам предстоит снять с тебя повязку.

— Может, сделаем это сейчас? — Гарри потрепал волосы, топорщившиеся над бинтами.

Северус задумчиво прошелся по гостиной.

— Благоприятнее было бы выждать еще час, но, если ты пообещаешь провести это время под моим наблюдением, то можем сделать это сейчас.

Гарри широко улыбнулся и показательно выпрямился.

— Я готов.

— Хорошо, принесу все необходимое, а ты постарайся не умереть от нетерпения, — поддел Северус и пошел наверх.

URL
2017-08-01 в 07:51 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Следующим вечером Гарри сидел возле камина в гостинной Гриффиндора и вертел в руках потрепанный конверт.

— Привет, — Рон подошел к Гарри и уселся рядом на диван. — Что-то случилось? Ты не обмолвился и парой слов за весь день.

— Нет настроения, — кисло буркнул Гарри, убирая письмо от Люпина в карман.

— Может тогда расскажешь, отчего?

Гарри посмотрел на друга ясными зелеными глазами и пару раз моргнул.

— От Сириуса снова нет вестей.

Не такая уж и ложь. Крестный проигнорировал уже два письма. А Ремус пишет, что все в порядке, и волноваться не о чем, вот только когда Сириус вернется, он не говорит.

— Ты же только что от него? — недоуменно поднял брови Рон.

— На самом деле, я был один на Гриммо. Просто не хотел вас беспокоить, — нехотя ответил Гарри, отводя взгляд.

— Я не понимаю. Совсем один? Почему ты здесь не остался? Кто-то же тебя лечил? — праведно возмутился Рон.

— Профессор Дамблдор. Он лечил меня. Но по большей части я просто спал.

— А-а. — Рон сел на диван рядом с Гарри и вдруг кивнул. — Оно и к лучшему. Тут был бедлам. Но тебе все равно стоило нам сказать!

Гарри отвернул лицо от пышущего жаром камина. За окном завывал ветер, стекло залепил снег, и почти ничего не было видно снаружи. В груди у Поттера творилось что-то подобное — бушевали мысли и сомнения. Большей частью страх, что Сириус не вернется. В прошлую их встречу он был совсем странный. Возможно, стоило рассказать об их разговоре Снейпу.

— Хотел прогуляться к Хагриду, но, видимо, не получится, — невпопад отстраненно пробормотал он.

Рон смотрел на него с озабоченностью.

— Давай поднимемся на Астрономическую башню после отбоя? Подышим свежим воздухом, — предложил он осторожно. Состояние Гарри ему не нравилось.

Поттер посмотрел на обеспокоенного друга и благодарно улыбнулся.

— Ты что-то узнал от Дамблдора? — тихо прошептал Рон, поглядывая на ребят за столом.

— Да, — поджал губы Гарри. — Он считает, что мы с Темным Лордом схожи... магическими ядрами.

— То есть? — определенно не понятие “ядра” ввело Рона в замешательство. — Он думает, что вы как магические близнецы? Фред с Джорджем такие.

— Чего?

— Ты не знал? — удивился Рон, потом отмахнулся. — Это очень крепкая связь между волшебниками. Поэтому Фред с Джорджем так хорошо друг друга понимают. Практически читают мысли и настроение. Они могут создавать двойные заклинания и чувствовать друг друга на расстоянии, — он сделал паузу чтобы набрать в грудь воздуха. — Как вы можете быть близнецами с Темным Лордом?

Гарри пересказал слова директора и, в полнейшем согласии с шоком на лице Рона, в заключение добавил:

— Да... Я в заднице.

Рон озадаченно молчал несколько минут. Затем прищурил глаза, кажется, придя к какому-то выводу.

— Не посчитай меня ненормальным, но — нам надо в библиотеку, — покивал он головой, словно пришло его время оправдать надежды Гермионы.

— Что я слышу! — раздался девичий голос позади ребят. — Рон Уизли заговорил на нормальном языке.

Рон закатил глаза, оглядываясь на Гермиону.

— Где ты была? — проворчал он.

— У меня проект по Травологии с Невиллом. Мы были в теплицах. Я кое-кому говорила об этом за завтраком, — сдержанно возмутилась она и поставила рядом с собой сумку. Та тяжело бухнула о пол, сообщая окружающим, что у нее внутри не только перья и чернила.

— Пойдешь с нами? — предложил Гарри, робко улыбнувшись подруге. — Расскажем тебе все по дороге.

Гермиона смерила его озабоченным взглядом и, разумеется, согласилась.

— Подождите меня, отнесу книги в спальню.

Она ушла.

Гарри проводил ее грустным взглядом. От длительного смотрения в одну точку заслезились глаза.

Через пару минут ребята направились в библиотеку. Гарри пересказал все Гермионе. Та внимательно выслушала, не прерывая, что случалось с ней редко, и в конце сообщила:

— Глупости. Я читала, что магические близнецы — это родные братья или сестры. Вы с Волдемортом, насколько мне известно, таковыми не являетесь.

Гарри развел руками. Гермиона еще глубже ушла в мысли. Ведь сам директор считал идею о смешении магий разумной. Значит, нужно найти больше информации.

В библиотеке они просидели до отбоя. Выяснили, кажется, буквально все о магических ядрах, магии и кровной связи.

— Наверное, собранная здесь информация неполная или описывает только общие свойства, — заключила Гермиона, откладывая последнюю книгу. — За конкретикой надо ехать в Лондон.

— Молодые люди, — раздался за их спинами голос Мадам Пинс. — Библиотека закрывается. Поспешите в свои гостинные. Отбой через полчаса, — строгая библиотекарша наклонила голову и сурово нахмурила брови.

Рон и Гарри помогли Гермионе быстро расставить книги по местам, после чего все втроем убежали в Гриффиндорскую башню.

— Завтра попрошу разрешение у профессора МакГонагалл посетить Запретную секцию. Там определенно можно найти что-то еще, — лучшая ученица настроилась идти до конца.

— Спасибо, — кивнул Гарри. — Я попробую заказать книги в магазине.

— Это тоже хорошо. Только надо знать автора и название книги, — ухватилась за идею Гермиона. — Нам может помочь профессор Флитвик. Расспросим его в среду после пары?

— Давай. — Ее мысль Гарри понравилась. — Только нужно не вызвать подозрений, зачем нам такие подробности. Не хочу, чтобы наше маленькое исследование начали обсуждать среди преподавателей.

Гермиона понимающе кивнула. Рон тоже.

— Тогда до завтра. Ты не хочешь, чтобы мы с тобой посидели? — вдруг быстро предложила она.

Гарри покачал головой.

— Устал за сегодняшний день. Наверное, быстро засну. Но спасибо за предложение, — улыбка в этот раз получилась искренней.

— Выспись, друг. В субботу у нас игра, ты не забыл? — напомнил Рон.

— Черт, забыл, точно, — Гарри взлохматил волосы от досады.

— Из-за всего, что произошло с тобой, тренировок в выходные не было. Но мы хотим устроить их в среду и в пятницу. МакГонагалл уже дала разрешение.

Гарри облегченно выдохнул.

— Ты все устроил? — в глазах Гарри светилась признательность за такую заботу.

— Кто-то же должен был, — пожал плечами Рон.

URL
2017-08-01 в 07:51 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Они остановились возле двери новой комнаты Гарри.

— Не представляю, что бы я без вас делал. Увидимся завтра, — крупицы счастья посыпались в невидимую копилочку личных ценностей, немного поднимая Гарри настроение.

— Мы зайдем за тобой, когда будем спускаться на завтрак, — на прощание пообещала Гермиона.

— Я его пропущу, хочу выспаться, — хитро улыбнулся Гарри и махнул рукой, перед тем как закрыть дверь.

— Сонная барышня! — услышал он и улыбнулся.

Бросив сумку на кровать, он повалился рядом. День закончился лучше, чем начался. Гарри не хотел задерживаться тут надолго. Вот только занывшая под конец дня спина умоляла полежать еще чуть-чуть, по телу растеклась блаженная расслабленность. Через несколько минут Гарри глубоко уснул.

Снился ему полет на метле. Странно только, что не было упоительного чувства радости и свободы. Минуты бесцельного движения сменились напряжением, а затем и беспокойством. Стало чудиться, будто еще немного, и метла под ним исчезнет, и он упадет. Едва такая мысль оформилась в голове, как мощный порыв ветра снес его в сторону и выбил метлу из рук.

Поверхность земли, к которой он стремительно приближался была черной, словно ее только что вспахали. Ни одного дерева или травинки. Только влажный грунт и камни.

“Как близко!” — ужаснулся он.

Сотня футов отделяла Гарри от смерти, когда он разглядел гладкий гранит надгробного камня, к которому, собственно, и летел . Вокруг стояли такие же ровные прямоугольники с именами покойников.

В панике Гарри выставил перед собой руки, закрывая лицо от удара.

И когда он уже приготовился встретиться с гибелью, его тронули за плечо.

Он в ужасе заорал и подпрыгнул на постели.

В комнате горели свечи, давая возможность вспотевшему и взъерошенному Поттеру понять, что он сидит на своей кровати и безумными глазами смотрит на Снейпа. Все что он видел — могилы и падение — ему только приснилось.

— Ты в порядке? — спросил Северус, выпрямляясь. — Я пришел узнать, почему ты не пришел. Не хотел тебя будить, но, кажется, ты видел что-то неприятное.

— Кошмар. — Быстро пробормотал Гарри, вытирая пот с лица. — Это не был Волдеморт.

— Понятно. Раз ты проснулся, пойдем вниз. У меня нет желания ночевать тут, — вздрогнул Северус и отошел, чтобы дать место Гарри подняться.

— Ты бы остался тут? — выпалил Гарри, не успев подумать.

Северус посмотрел на него тяжелым взглядом, говорящим лучше любых слов. Поэтому Гарри счел за лучше потупиться:

— Весь день болела спина, едва я прилег на кровать — уснул, — объяснил он зачем-то.

— Ничего, — смягчился Снейп и подозвал его к камину.

Они переместились в подземелья.

— Присядь в кресло. Думаю, твои глаза уже готовы к завершающей процедуре.

Гарри поежился. Вчера они успешно сняли повязку и убедились, что глаза в полном порядке. Только цвета не имеют. Радужка приобрела мутный оттенок белого. Северус успокоил, что в этом нет ничего страшного и вполне закономерно. Цвет появится.

Они решили, что в школе Гарри пробудет с маскирующим заклинанием.

Домовой эльф принес какао. Оно было лучшим успокоительным, и Гарри с удовольствием его выпил. Ощущать тепло в животе было приятнее, чем пустоту от сна.

Снейп принес зелье. Кажется, Гарри начал привыкать к обилию лекарств и относился к ним как к чему-то неотъемлемому в своем рационе.

— Оно последнее, — успокоил Северус, заметив смирение во взгляде сына. — Пей и закрой глаза.

Гарри так и сделал. Заклинание Северус произнес вслух, после чего велел:

— Можешь открыть.

Подняв веки, Гарри выжидательно уставился на Снейпа. Заметив, что отец как-то помрачнел, он невольно забеспокоился.

— Не получилось? — Гарри подумал о худшем.

Северус убрал палочку и как-то опустошенно вздохнул, сев в кресло.

— Я этого не ждал. Вероятно, ты будешь разочарован, — скупость слов, лишенных эмоций, еще больше насторожила Гарри.

Без лишних вопросов Поттер отправился к себе в комнату.

С тяжелым сердцем подойдя к зеркалу в ванной, он вгляделся в свое отражение.

Краснота обновленной кожи сошла полностью. К сожалению, Волдеморт сумел повредить и ее, когда полосовал глаза Гарри. Зрачок из-за яркого света стал очень маленьким. Да Поттер почти и не обратил на него внимания, отдав предпочтение темной радужке.

— У меня его глаза, — шокировано произнес он, притрагиваясь к нижнему веку пальцами.

Лицо казалось выразительней и серьезней. А еще — бледнее! Взгляд приобрел особенную пронзительность и глубину.

“Разочарован?” — сам себя ошалело спросил Гарри, вспомнив слова Северуса.

Когда-то совсем недавно он боялся лишиться того, что связывало его с матерью. И даже не скрывал это. Но сейчас, видя себя в зеркале... пополам с грустью в душе поднялась щемящая нежность. Всю жизнь ему говорили, что у него глаза матери. Красивые и огромные, ЗЕЛЕНЫЕ. И никто даже не задумывался, что говоря это, они раз за разом напоминают, что она мертва. Он был один, как перст.

Гарри не торопясь умылся, успокоил колотящееся сердце и вернулся в гостиную.

— Они чёрные. — Констатировал он, не смотря на Северуса.

Северус помолчал немного и сделал попытку как-то сгладить ситуацию:

— Возможно, они еще изменятся. Не о чем волноваться.

— Мне придется ходить под заклинанием? — поинтересовался Поттер, с легкостью забираясь в кресло. Боль в суставах уже прошла, и хотелось устроиться поудобней и насладиться жизнью. — Это может затянуться надолго, если цвет не изменится.

— Можно объяснить всем, что это эффект темной магии. Она могла повлиять на пигменты радужки глаз, — повел плечами Снейп и сжал руками подлокотники.

Гарри улыбнулся своим мыслям и пониманию, что отец нервничает.

— Не думаю, что это надолго, — постарался убедить его Северус.

Гарри поймал его непонятный взгляд и припечатал:

— У меня твои глаза. Я хочу оставить их.

Такое плохо скрытое, а значит, искреннее, недоумение вкупе с болезненной надеждой на лице Снейпа Гарри наблюдал не каждый день. Конечно, долго в таком состоянии Северус себе оставаться не позволил.

— Раз так, — тонкая улыбка тронула его губы. — Тогда давай избавимся от твоих очков. Скажем, что магия подкорректировала зрение. Как тебе?

— Разумно, — согласился Гарри, ощущая, как распирает грудь от сдерживаемой радости.

Снейп поднялся из кресла и протянул Гарри руку. Помогая встать, он придвинул сына к себе и убрал с его лба волосы, чтобы еще раз внимательно осмотреть лицо.

— Я рад, — тихо признался он.

Гарри постарался запомнить этот момент. Теперь никто не скажет ему, что он один.

URL
2017-08-01 в 14:44 

Suhmat
А ты идешь на BJD фестиваль 18 ноября? www.dollparty.ru
*уперла в норку до вечера*

2017-08-01 в 15:18 

roadtsatory
Замечательно написано. Большое спасибо.

2017-08-12 в 12:37 

в цветочках я, в цветочках.
Замечательно!!! Так тепло. Спасибо!!!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Квинтэссенция

главная