10:30 

"Нежелание", снарри, глава 5, в процессе!

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский


Название: Нежелание
Автор: ljnkzncv(~Alena~, феникс)
Бета: 13йЧертёнок
Рейтинг: NC-17
Пейринг: снарри, ДМ/?? и др.
Предупреждения: ООС, АУ, ПостХог
Жанр: Romance, First time
Размер: миди
Саммари: Гарри и Северус после продолжительного выяснения отношений, все же пришли к консенсусу и пытаются жить вместе. И все, казалось бы, шло совсем неплохо, пока Северус окончательно не пришел в себя после пережитого за годы войны, и не начал замечать в поведении Поттера нечто странное: проведя вместе в вынужденном целибате больше года, двадцатитрехлетний Поттер не горел желанием забраться к нему в постель!
От Автора: Эта вещь задумывалась как история о ревности и преданности. Насколько у меня это получилось, судить вам. Хочу сразу уточнить, что не стану подробно рассказывать, как все начиналось. Иначе получится отдельный фик, коих на эту тему полно. Здесь уже завязавшиеся отношения. Экскурс в прошлое состоится, но он очень краткий.







запись создана: 26.12.2014 в 10:26

@темы: R, Гарри Поттер, Нежелание(мое), Снарри, Фанфик, миди

URL
Комментарии
2014-12-26 в 10:27 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 1. Рейды



Северус постукивал пальцами по гладкой поверхности рабочего стола, сверля разгневанным взглядом, лежащий перед ним клочок пергамента.

«У меня рейд. Появлюсь поздно, не жди. Вылазка неопасная».

Ночной рейд у Поттера по определению спокойным быть не может. Не единожды этот недоумок возвращался вместо дома прямиком в Мунго. Северус в бессилии сжал кулаки, и письмо вспыхнуло огнем.

«Нет, ну какого дьявола ему все это нужно?! Горгонов сын… задушу собственными руками, — ярился волшебник, задыхаясь от возмущения. — Только в прошлом месяце вымаливал прощение за встречу с гидрой!».

Встречу, окончившуюся бессонными ночами для Снейпа и невосполнимой потерей ценных ингредиентов, которых в Святого Мунго не нашлось. Целители мастерски колдовали и залечили все раны Поттера, но вот с ядом пригласили разбираться консультанта отдела Тайн и действующего профессора Хогвартса — Северуса Снейпа.

Несмотря на то, что Гарри уже второй год возглавлял Отдел Быстрого Реагирования Аврората (сокращенно ОБРА), перенятый им от бывшего начальника, ушедшего в отставку, он частенько совершал вылазки вместе с прежней группой, которой теперь руководил Рональд Уизли. Всего под началом Гарри семь отрядов, но к своему, конечно, он относился по-особенному.

Прошло почти пять лет, как завершились военные тяготы, и ситуация в Магическом мире сложилась довольно спокойная, но Пожиратели смерти и их последователи периодически напоминали о себе. Подразделение Гарри как раз занималось поиском оставшихся темных волшебников, а сам начальник не отказывал себе в удовольствии побегать за ними лично. Молодая кровь кипела в жилах новоявленного командира, не давая сидеть в тесном кабинете за рутинной работой.

Надежды Северуса на то, что на таком высоком посту Гарри будет более сдержанным, испустили дух, стоило одному из Уизли схлопотать проклятье в Косом переулке. Поттер и так-то не был на седьмом небе от повышения, а теперь впал в совершенное уныние из-за того, что согласился, послушав Северуса. Его присутствие как шефа в полевых вылазках было излишним, что весьма радовало Снейпа, и раздражало охочего до приключений Гарри.

Северус застонал от распирающей грудь злости.

Как обычно, оставалось только ждать утра, чтобы в очередной раз прочистить Герою мозги или... отправиться в Мунго, если в камине появится Уизли с известиями, что его дружок вновь загремел в больницу, и нужна помощь. От этой мысли сводило желудок. Поднявшись из кресла, мужчина обогнул массивный стол и направился в гостиную. Пил он не часто, только когда дожидался свое бестолковое несчастье.

«Надо было послать Альбуса с его чаем. Педсовет и так затянулся», — пройдя в гостиную, он открыл дверку бара.

Внимательный взгляд невольно зацепился за бутылку Огдена, которой тут никак не могло быть. Северус нахмурился, в уголках губ отчетливо проявились хищные морщинки. Взяв находку в руку, он придирчиво рассмотрел этикетку. Напиток оказался очень дорогим... и редким в их с Поттером доме. Вздохнув, Снейп достал бокал.

Оценив вкус безусловно качественного виски, согревшего горло и нутро, мужчина не сдержался и помянул предков Гарри недобрым словом. Мальчишка неспроста поставил тут эту бутылку, так как прекрасно знал, чем Северус пойдет успокаиваться. Значило ли это, что дело, на которое он умотал, не такое уж и безопасное?

Неожиданный хруст в руке привлек внимание. По хрустальному боку молнией расползлась трещина, не выдержав хватки обманчиво тонких пальцев.

— Проклятье, — презрительно выплюнул Северус.

Ему даже не потребовалось тянуться за палочкой, чтобы “исцелить” поврежденное стекло. Поморщившись, он налил себе еще. Мрачно потягивая напиток, Северус старательно отгонял тревогу и непрошеные воспоминания.

Жизнь во всей своей неприглядности никогда не баловала его спокойствием и благополучием. К чему он уже давно привык. Только вездесущие, добавляющие в его чувства нотку горечи, думы порой вскрывали старые раны. Не то, чтобы он намерено предавался меланхолии, просто ничего не мог поделать. Одиночество невольно заставляло впадать в раскаяние и уходить все глубже в депрессию. Наверное, это и было одной из причин, по которой знаменитый мастер зелий не воспротивился компании шумного и неунывающего Гарри Поттера.

Хотя привыкнуть к вниманию мальчишки оказалось не просто трудно — больно. Нет, не физически. Пожалуй, для такого человека, как Северус, вытерпеть Круциатус Темного Лорда было бы проще, чем заботу Поттера. Снейп и сам не мог себе объяснить, почему за волнение и ласку Гарри он злобно желал растоптать его, уничтожить саму мысль, что к нему можно так относиться. У него никогда не было слабостей и никакого сочувствия к себе.

Поттер же упрямо не сдавался и долго «приучал» строптивца-зельевара к новым чувствам, сглаживал острые шипы своего избранника и делал их менее ядовитыми и смертоносными. Северус никогда бы не признал вслух, но был признателен ему за выдержку и интерес. Его-то никогда не беспокоило отсутствие близких людей возле себя, но с появлением Поттера, он неожиданно понял, какие в этом плюсы.

Как итог стараний парня, за алмазной броней, где за десятки лет все покрылось коркой колючего льда, стало зарождаться тепло, а за ним из мертвой почвы потянулись росточки совершенно удивительного и нежного чувства. Северусу было страшно, и он изо всех сил давил это в себе. Однако, чем упорнее он противился, тем сильнее в нем разрасталось «то» чуждое, превращаясь из хрупкого всхода в маленькое гибкое деревце, корнями глубоко уходя в сердце.

И вот теперь, спустя столько лет и целых две войны, которые он прошел и остался жив и относительно в своем уме, он позволил одному лохматому несчастью ворваться к себе в душу и разместиться там вместе с чемоданом, тапками и чертовой метлой, которую он когда-нибудь сломает, чтобы не видеть что Поттер на ней вытворяет!

Как и любому здравомыслящему человеку за сорок, Северусу влюбленность Поттера показалась блажью. Потребовалось действительно много времени, чтобы хотя бы начать воспринимать ее всерьез, но не отвечать. Снейп очень хорошо понимал, что у них не может ничего получиться, с их-то историей, а главное с такой разницей в возрасте и мировоззрении? Из-за того, что Северусу пришлось пройти, он давно ощущал себя уставшим и по-своему старым. В нем давно не осталось непосредственности и бьющей ключом силы.

Полный энтузиазма Поттер, однако, оказался упертым бараном. Он продолжал терпеливо подбираться к неприступной крепости, никогда ничего не требуя, давая незаметную для других, но не для Северуса, поддержку (во время собраний Ордена Феникса, на суде после падения Лорда и в больнице после укуса змеи, когда Снейп смирился с тем, что жизнь ему больше не нужна, ведь война выиграна, и все долги розданы), ненавязчивую ласку и нежность (все в той же больнице, когда Северус делал вид, что спит, боясь пошевелиться и спугнуть гладившую его волосы руку, и теплые слезы, падавшие на щеку), понимание и терпение. Так ведь не бывает? Откуда в Гарри может быть все это?

Даже узнав Поттера чуть лучше, а может и не чуть, мастер зелий никогда до конца не верил, что тот не преследует какой-то своей цели. Червячок сомнений скребся где-то на краю сознания, вопреки тому, что за пять лет Гарри успешно прошел проверку на прочность взрывным темпераментом своего бывшего учителя и его же напускным безразличием. Хотя с последним Северус преувеличивал.

Подозрения Снейпа к собственному ужасу и разочарованию возросли и окрепли после того, как Гарри уже удалось настолько очаровать его и привязать к себе, что он снисходительно, но согласился приобрести совместное жилье. Для Северуса это послужило почти шагом через себя. Не сразу, но они научились уживаться, и даже семейные посиделки перестали вызывать у него кислый привкус во рту, а дни рождения — раздражение. Мерлин, да Гарри удалось на один рождественский праздник затащить его к Уизли. То еще удовольствие! Порой Снейпу казалось, что он по-настоящему, без всяких «но» удовлетворен жизнью. Вот тогда-то все и пошатнулось — он отчетливо увидел, что именно не давало ему покоя.

URL
2014-12-26 в 10:28 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Стоит упомянуть, что именно Северус был инициатором особого временного условия, которое Гарри безоговорочно принял. А именно: за проведенное бок о бок время мужчины ни разу не занялись любовью! Изначально он сам не стремился к близости: воспоминания о пожирательских оргиях отбивали всё желание и попросту вызывали отвращение. Поэтому до того, как отношения могли бы зайти дальше, Снейп оговорил Поттеру все правила и с трудом, но рассказал о милых развлечениях, имевших место быть при дворе Темного Лорда, чтобы тот понимал его отказ, и Гарри отреагировал адекватно и спокойно, без жалости. У Северуса отлегло от сердца. Видимо, парень уже догадывался о чем-то подобном и никогда не стремился перевести их связь в горизонтальную плоскость. Невинные поцелуи в щеку или в лоб, объятья, ласковые прикосновения, но не больше.

И вот Снейп основательно задумался, почему Поттер спустя определенный срок — в таком активном возрасте! — не ноет и не давит на него со своими потребностями? Конечно, понимание пониманием, но гормоны должны как-то проявлять себя. А ведь он не замечал, чтобы Гарри занимался хотя бы самоудовлетворением. Это было весьма подозрительно. Северусу хотелось поговорить об этом, но не было подходящего случая. Постель не была центром вселенной в его жизни, может, и в жизни Гарри тоже?

«Размечтался!»

Неприятные предчувствия, от которых сжималось сердце, вползали в душу и шевелили богатую фантазию. В конце концов, Северус никогда не ограждал Гарри в выборе посторонних связей. Но это было до того, как они стали жить вместе. Он считал, что такой шаг должен был доходчиво объяснить Поттеру, что он теперь не свободен.

Если Гарри перегорел и не хотел его, тогда почему не уходил?

Поставив на полку стакан, зельевар отправился в спальню. Навязчивые в последнее время мысли об измене опустошали его.

Поленья в камине догорали, почти не потрескивая. Дом погрузился в тишину, пугая своей пустотой. Даже шаги мужчины не вызывали скрипов.

«Наверное, давно стоило завести эльфа, — отстранено подумал он, поднимаясь по лестнице. — Или хотя бы кошку».

Их коттедж в Хогсмиде был не слишком велик. Всего два этажа, первый из которых отдан под кабинет, уютную гостиную и кухню, а второй — под две хозяйские спальни и комнаты для гостей. В подвале имелась небольшая лаборатория. Недавно Северус закончил чертеж нового пристанища своих бесценных котлов и ингредиентов, которое будет намного больше прежнего и расположится во дворе. Экспериментировать безопаснее подальше от дома.

Гарри сам выбирал интерьер жилья, хотя было заметно, что он предпочел бы заняться чем-то другим. И именно он предложил раздельные спальни. Если бы Снейп не посчитал это особой проницательностью и заботливым жестом, то еще тогда заподозрил бы неладное.

Нельзя было сказать, что их соседство было простым, хотя оба чувствовали, что нуждаются друг в друге (Северус так точно): ссоры и притирки довольно долго служили хорошим барьером для интима, но не это главное. Мужчины не хотели торопиться и наслаждались обходительными, осторожными, иногда забавными, перетекающими из дружеских в более близкие, отношениями. Прошло время, и Северус начал чувствовать одиночество, то самое, что заставляет тянуться к человеческому теплу, и острое, как шипы хвостороги, желание, особенно по утрам. Прошлое отпускало, это обнадеживало. Он никогда не был озабоченным, даже во времена своей юности, но сейчас начал ловить себя на неожиданных мыслях. Язык не поворачивался первым начать неудобный разговор, тем более, видя, каким замученным возвращался с работы Гарри. Но когда-то нужно было это сделать… и кому-то. Пусть даже если откроется правда, о которой Северус предпочел бы никогда не знать… и которая разрушит все. В конце концов, Гарри мог искать в его лице просто родного человека, вероятнее даже сублимацию отца (это не всегда так очевидно, как кажется), но никак не любовника. Поэтому так просто, а может и с радостью согласился на отсутствие постели.

Это все усложняло. К подобной мысли Северус возвращался не в первый раз.

Правда, случившаяся пару недель назад глупейшая ситуация смогла поколебать его мнение, но не изменить окончательно.

До сих пор вспоминая тот день, ему становилось стыдно.


* * *
— Ты как? – сквозь звон в ушах раздался голос Гарри.

Мозолистая рука ласково погладила темные волосы, отчего Снейп мгновенно очнулся и встретился взглядом с Поттером. Воздух поступал в легкие с трудом, но перед глазами перестали мелькать темные точки. С ответом едва дышащий зельевар так и не нашелся, хотя и осознавал, что только что случилось, но не понимал, как такое вообще могло произойти? К его удивлению, видимо, некоторой информацией располагал Гарри, потому что виновато произнес:

— Сегодня Джинни заходила, я попросил ее помочь с ужином, пока доделывал раму на чердаке. Помнишь, ее ветер часто распахивал? Вот, я чинил...

Снейп настороженно молчал, но ничего другого не оставалось, потому как двигаться он мог с трудом, спина нуждалась в покое, чтобы отойти от удара.

«Вечно со мной случаются нелепые ситуации, когда Поттер рядом! И еще девчонка Уизли до кучи!»

– Я слегка увлекся и решил заняться еще и дверью, она очень скрипит. Джин принесла мне суп, вероятно, немного накапала тут, а ты наступил. Черт, прости, Северус. У тебя и так со спиной проблемы… тут еще это, — в зелени глаз было столько искреннего раскаяния, что хватило бы на десятерых щенят.

Гарри закусил губу и снова провёл ладонью по коротким волосам Северуса, заскальзывая на скулу и щеку.

От этой внезапной нежности со стороны юноши Снейп резко втянул воздух через нос — и сразу же пожалел об этом — в груди нещадно закололо.

— Вместо того чтобы разводить трагедию, — прохрипел он, маскируя боль под раздражение, — лучше бы помог мне подняться.

— Конечно, — Гарри просунул руку под плечи страдальца и медленно посадил его.

Мышцы и позвоночник прострелило так, что Снейп невольно зашипел. В глазах потемнело, но реальность быстро приобрела четкость. Только когда Северус увидел перед собой узор из крупных петель вязаного серого свитера, он выдохнул. Поттер придерживал его под спину. Снейп почувствовал, что с силой впился пальцами в предплечье Гарри, оставляя на нем красный след.

— Черт, — он мгновенно выпустил побледневшую конечность. — Извини...

— Ничего. Может, мне тебя левитировать?

— Еще чего, — прохрипел Северус и безуспешно попытался выпутаться из надежных объятий.

Поттер проигнорировал его и, обхватив строптивца за талию, потянул вверх.

— Стой… Пот….

Мало того, что кости жутко заныли, так еще и голова от изменения положения снова закружилась.

— Держись, я помогу дойти до спальни, — сказал Поттер, разворачивая его к лестнице.

— Оставь меня в покое, чертов идиот! Ты что, смерти моей хочешь?! — пророкотал Северус, который ощущал чудовищную слабость и злость на себя. — От твоей помощи только хуже, — он высвободился из сильных рук и уцепился за перила.

Гарри поджал губы, но не стал сопротивляться. Борясь с собой, Северус заставил себя передвигать ноги и начать подъем. Через несколько ступенек Гарри, неустанно следовавший за ним, все же сделал попытку приобнять, поскольку рассерженный мужчина пошатнулся, но получил за это по рукам.

— Что ты в самом деле? — возмутился он, блеснув зеленью глаз.

— Тоже мне, мать Тереза, — проворчал Снейп, с облегчением добравшись до коридора.

Гарри раздраженно вздернул подбородок. Когда они пересекли порог спальни, Северус невозмутимо спросил:

— И давно мисс Уизли помогает тебе по дому?

— Иногда, — буркнул Поттер.

— Почему я не в курсе ее благотворительности? – в голос добавился холодок.

— Я не думал, что тебе это интересно. Ты вообще мало интересуешься моими друзьями… — ворчливо заметил Гарри.

Северус промолчал, поиграв желваками. Парень проводил его до кровати и осторожно задал вопрос о самочувствие.

— Лучше не бывает! – огрызнулся Снейп, держась за поясницу и с трудом садясь.

— Тебе помочь раздеться? – спокойно предложил Гарри. — Может, принести мазь от ушибов?

— Сам справлюсь, — Северус отвернулся.

— Тогда давай, справляйся, а я тебе чаю принесу и уберу то масляное пятно.

Прежде, чем зельевар успел выдать резкий ответ, аврор выбежал из комнаты. Снейп прикрыл веки и перевел дух. Нужно было подавить в себе приступ гнетущей ревности, пока не разгорелась настоящая ссора. Раньше Гарри всегда рассказывал о приходах друзей. Обычно нельзя заткнуть этот словестный поток. И что же теперь? Либо просто забыл, ведь голова-то у него все же дырявая, либо…

«Ну давай, признай это, старый соплохвост! Признай, что в порядке вещей такому молодому парню искать себе любовь на стороне. Особенно когда ему полтора года отказывали. Тут любая любовь затухнет. А Уизли вполне ему подходит. Хороша и в меру умна».

URL
2014-12-26 в 10:30 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Северус сжал зубы и выдворил из головы все эти малоприятные мысли. Параноидальная подозрительность часто играла с ним «веселые» шуточки, враз разрушая взлелеянные крупицы счастья и кажущейся надежности.

Когда Снейп разделся и надел пижаму, — все это удалось сделать с немалым трудом, так как спину он отшиб неслабо, — в комнату постучали. После разрешения войти, Поттер проскользнул в спальню, в руках у него была чашка ароматного чая. Только мальчишка открыл рот, чтобы задать очередной вопрос, как Северус проговорил, уже мягче:

— Все в порядке.

— Точно ничего себе не отбил? – Гарри подошел к нему и внимательно осмотрел.

Северус, стоявший до этого с прямой спиной, нарочито медленно опустился на кровать — надеясь не выдать того, как болезненно взвыли кости — и, глядя в большие красивые глаза, честно солгал:

— Нет.

— Твой чай, — хмыкнул Гарри, кажется, уловивший предупреждение в интонациях Северуса, и поставил чашку на тумбочку перед кроватью. – Не стану допытываться и применять магию. Раз ты уверен, что все в порядке, сделаю вид, что верю. И прости, что все так получилось. И за то, что не сказал про Джинни. Я забыл, это ведь не так уж важно. Она мой друг, поэтому заходит иногда, — пожал он плечами. — В следующий раз пришлю тебе патронуса, если у нас будут гости.

Северуса немного успокоила та непринужденность, с которой говорил Гарри, не было в его манере скованности или попыток что-то утаить. Он бы учуял любую неискренность.

— Мелисса? — перевел он тему, втянув носом расслабляющий запах чая.

— И немного пустырника, — улыбнулся Гарри. — Как ты любишь, — Поттер сложил руки на груди и привалился плечом к кроватному столбику.

— Прекрасно, — хмыкнул Снейп.

Еще какое-то время они помолчали. Северус заметил, что Гарри не торопится уходить, это одновременно вселило надежду и насторожило. Раньше он не задерживался в его спальне, даже иногда поспешно уходил (несмотря на все появившиеся с недавних пор намеки Снейпа).

— Я побуду с тобой еще немного? – прямо спросил Гарри, заметив любопытство старшего мужчины.

— Как пожелаешь, — в голосе Снейпа проскользнуло удивление. – Будешь стоять или сядешь?

— Да, сяду, — неуверенно кивнул Гарри и подошел ближе, но так и не присоединился к нему на мягком покрывале темно-синего цвета. Вся комната Северуса была декорирована в темно-бело-синих тонах и при этом ничуть не казалась холодной.

Северус наслаждался чаем и рассматривал предмет своих невеселых дум из-под прикрытых ресниц. Поттер выглядел напряженным и задумчивым.

— Что-то случилось, Гарри? Почему ты изменил традицию поспешно сбегать отсюда? – не удержался Снейп.

Гарри, к своей чести, не смутился, но и не сразу ответил, продолжая глядеть на Снейпа, и в этом взгляде смешались тревога и боль.

У Снейпа заныло в груди.

— Мне не часто приходилось видеть тебя больным, обычно это я… а ты меня выхаживаешь, — облизав губы, совершенно неожиданно заявил Поттер. Его голос звучал как-то тихо и сдавленно. – Напугал ты меня, вот, — с трудом признался он.

Северус пораженно замер, его брови высоко поднялись. Определенно он не был готов услышать такую экспрессивную чушь. Все что угодно, начиная с того, что у Гарри роман с младшей Уизли, и заканчивая дружеской или, упаси Мерлин, сыновней привязанностью к самому Снейпу. Поэтому он не вполне представлял, как лучше отреагировать. Сразу послать к тестралу под хвост или чуть-чуть подождать?

— Все в порядке, Гарри, — вместо ядовитых эпитетов получилось вот такая растерянная фраза. Снейп даже повел плечами, борясь с желанием скривиться.

Взгляд Поттера изменился. Не успел Северус определить, что он означает, как был заключен в крепкие объятья. И даже задохнулся от неожиданности.

— Теперь ты меня пугаешь, — хрипло известил он, улыбнувшись краешком губ в темные вихры.

Этой ночью Гарри остался с ним... как и во все последующие. Между ними по-прежнему ничего не было. Объятья, совершенно целомудренные поцелуи и только.

Снейп недоумевал и терялся, потому что на все поползновения Поттер делал вид, что ничего не замечает или находил причины, улизнуть в свою комнату. Это было неправильно, и причиняло страдания (особенно, когда стало очевидно, что редкие поцелуи Северуса ему неприятны). Он оставил попытки соблазнения, надеясь, что рано или поздно Гарри сам все расскажет.

Внутренний голос и инстинкты твердили, что он идет против себя. Лжет себе… Это было так.

Возможно после того, как Гарри окончательно разобьет все, что осталось от его сердца, оно больше никогда не побеспокоит его?



* * *
Добравшись-таки до спальни, Снейп зашел в душ. Быстро ополоснувшись, он устроился в кровати с книжкой, которую уже несколько дней читал.

К трем ночи трактат по Дарам Природы Бермудского Треугольника был дочитан и отложен на тумбочку, а Северус все продолжал лежать без сна и смотреть в незанавешенное окно. Не спалось, да и как можно было, когда Поттер шляется незнамо где?

Звук хлопнувшей внизу двери заставил его подскочить и даже спустить ноги с кровати. Но, нащупав тапки, Северус одернул себя.

«Нет, не в этот раз!»

Откинувшись обратно на подушки, он застыл. Прошло несколько минут, а Поттер так и не поднялся. Невольно в груди заворочалась тревога вперемешку с раздражением.

«Он решил пойти к себе? — а следом за первой мыслью, вторая: — Ранен и не может… Мерлин!»

Отбросив одеяло, Снейп вскочил и широкими шагами преодолел расстояние до двери. Распахнув ее, он замер, как вкопанный. Зеленые глаза удивленно встретились со стремительно холодеющими темными.

— Опять ты не спишь. Я же просил не ждать, — Гарри сжимал в руках аврорскую мантию; он явно стоял у двери не первую минуту. Интересно почему? – Могу я войти? — спросил тихо, почти неуверенно.

Снейп справился с эмоциями. Видимых повреждений на теле парня его цепкий взгляд не выявил, лишь круги под глазами, свидетельствующие об усталости.

— Северус? – позвал Поттер. — Можно?

— Проходи, — безмятежно отозвался тот.

На несколько минут повисла напряженная тишина. Снейп вернулся к кровати, но ложиться не стал, только сел. Гарри остался стоять, очень напоминая свою копию из недавнего воспоминания. То же виноватое лицо, и глаза отводит.

— Ты сердишься на меня? – спросил он, повесив на спинку кровати мантию.

— С чего бы? Это твоя работа.

— Все прошло хорошо, правда.

— Поэтому ты поставил в бар бутылку виски? – от усмешки Северуса повеяло арктическим холодом. – Очень предусмотрительно.

— Я… это тебя успокаивает, — мягко сказал юноша.

— Верно подмечено.

— Северус, это моя работа, я не могу иначе, — упрямо повторил избитую фразу Поттер. – Не могу все время командовать и бумажки подписывать! – в голосе уже звучала обида. – Я обещал тебе, что буду осторожен.

Снейп тяжело вздохнул. На самом деле не хотелось ругаться. Он устал от этого.

«Дома, все с ним в порядке, а от ссоры толку не будет».

— Ступай в душ и давай спать, — после недолгого молчания решил Северус. – Я не стану ничего тебе говорить, ты уже давно не ребенок. Я… хм, верю твоему обещанию, несмотря на то, что ты — тупоголовый гриффиндорец. — Слова были не искренними, но пусть будет так.

Поттер не обратил внимания на оскорбление и, довольно улыбнувшись, направился в ванную. Северус посмотрел на закрывшуюся дверь. Обычно все шло иначе: они скандалили, а потом, спустя какое-то время мирились, потому что, так долго молчать не могли, да и обижаться тоже. Хуже всего после этих ссор было ему, так как Поттер уходил спать к себе в комнату.

Когда, спустя несколько минут, Гарри вышел, на тумбочке стояла чашка с дымящимся ромашковым чаем, а возле нее тарелка с сэндвичами.

— Я подумал, может быть, ты проголодался, — заметив удивленный взгляд, пояснил Северус.

— Спасибо, — от души поблагодарил Поттер. — Операция затянулась и оказалась скучнейшей. Так что перекусить не получилось, — подойдя к мужчине, Гарри быстро наклонился и легонько коснулся тонких губ своими. — Сожалею, что пришлось немного схитрить с виски. Северус, правда, прости. Я тебя очень прошу, не надо себя накручивать. Даже покусанный и поджаренный стадом драконов, я вернусь к тебе. Знаю же, что ты из-под земли меня достанешь, чтобы прибить.

Снейп прикрыл глаза, бережно запечатлевая в памяти поцелуй и отгораживаясь от замеченной им морщинки, возникшей на долю секунды на носу Поттера.

— Дракон говоришь? – угрожающе зашипел он, когда смысл слов дошел до его сознания.

Гарри хулиганисто подмигнул.

— Им было три недели, и покусали не меня.

— Поттер-р-р!


TBC

ОТ автора: Всех с Наступающим Новым Годом!!! :xmas::new1:

URL
2014-12-26 в 18:21 

сандра валери
Спасибо за фанфик!!!

2014-12-26 в 21:04 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
сандра валери, пожалуйста.:white:

URL
2014-12-26 в 21:21 

kalhen
интересное начало,спасибо)
з.ы и вас, с наступающим новым годом:pozdr3:

2014-12-26 в 21:36 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
kalhen, старамся.;-)
з.ы и вас, с наступающим новым годом
Спасибо!

URL
2014-12-27 в 07:52 

Снег, с запахом яблок
...если проблема имеет решение — беспокоиться бессмысленно, если проблема решения не имеет — беспокоиться тем более бессмысленно...(с)чьё-то
буду ждать продолжения..)

2014-12-27 в 08:11 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
URL
2015-01-25 в 11:46 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Сегодня намечается продолжение истории. А то я совсем совесть потеряла...:shuffle:
Вечером, как приду, выложу.:cheek:

URL
2015-01-25 в 12:59 

kalhen
ljnkzncv, чудесные новости,спасибо)

2015-01-25 в 19:02 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 2. Назад в прошлое


Сон не шел очень долго, несмотря на то, что Поттер уже с час лежал под боком и тихо сопел. Возможно, стоило воспользоваться зельем, вот только у Гарри частенько случались кошмары, и Северусу приходилось его будить. Все еще шелестевший огонь в камине продолжал «дожевывать» остатки увесистого полена. Взгляд невольно сконцентрировался на нем, как на источнике света. Задней стенки у камина не было, поэтому пламя освещало сразу две комнаты. И та, другая, — некогда служила спальней Гарри. Это «окно» было сделано ненамеренно, скорее по глупости младшего хозяина дома.

Северус, однако, не жаловался, хотя и ворчал поначалу.

Утомленно вздохнув, он тихонько придвинул поближе свое растрепанное чудо. Как бы ему хотелось отбросить все сомнения и домыслы на его счет, но увы, это просто невозможно. Не с навязчивой подозрительностью, которая была его второй сущностью.

Поцелуй Гарри, конечно, согрел его сердце, но ненадолго.

«Может, я действительно не достоин его? – глумливо предположил внутренний голос. — Кто угодно сдался бы на его месте, получая отказы годами».

От передуманных за сутки мыслей разболелся висок. Северус помассировал его пальцем, пережидая минутную мигрень.

«Возможно, стоило остаться в Пемброке, а не идти на поводу у глупого любопытства. Меньше людей в твоей жизни – меньше хлопот».

Когда-то Северус считал это своим кредо, но Поттер заставил сделать исключение. Для него.


* * *
5 лет назад

— Человеку присуще неисчислимое множество качеств, но вы, Поттер, кажется, обладаете самым скудным набором, состоящим только из глупости, заносчивости и безрассудства, — цедил Снейп в лицо стоявшему перед ним семикурснику.

Урок завершился пару минут назад, и профессор задержал ненавистного ему студента для обсуждения отработки. Хотя молодой человек был повинен не столько в пренебрежении учебной программой или безбожно испорченном зелье, а в своих альтруистских наклонностях.

Ночью в кошмарах Поттер снова стал свидетелем собрания ближнего круга Темного Лорда. И поскольку он никогда не отличался терпением и благоразумием, то не сдержался, когда очередь на раздачу пыточных проклятий и сеанса «прочистки мозгов» дошла до Снейпа.

Насколько бы ни доставал профессор Снейп Гарри в школе, для него оказалось слишком неожиданным и неприятным видеть безмолвную агонию на неизменно безэмоциональном лице. Он испугался, что ещё одно «Круцио», и тонкая спина переломится, а чёрные глаза, закатившиеся от боли, навсегда застынут и потускнеют. Иррациональный страх подтолкнул его к тому, чтобы влезть в мозги Темного Лорда и подбросить несколько мыслей насчет других Пожирателей, принесших ему плохие новости. Риддл, на удивление, поддался и переключился на Кэрроу.

— Он все равно ничего не понял, сэр. Даже не заметил толком, что его отвлекло, — убежденно проговорил гриффиндорец.

— Не суйтесь не в свое дело, Поттер, — едва сдерживаясь, чтобы не встряхнуть самоуверенного поганца, зарычал Снейп. — По всей видимости, вам не достаточно уроков окклюменции, раз вы все еще не в состоянии очистить разум перед сном и закрыть...

— Не сделай я этого, вы вряд ли появились бы сегодня на уроках! — перебил его Гарри, закипая.

Снейп до хруста сжал кулаки, стиснув зубы так, что того и гляди раскрошатся, и это подстегнуло Поттера вступить в немедленную конфронтацию. Как всегда, не подумав, он вызывающе вскинул подбородок и дерзко выпалил:

— Разве вам нравится боль, сэр? Не знал, что вы мазохист! Хотя если посмотреть на ваш образ...

Такой непочтительности профессор, естественно, не стерпел. Пылкая речь неожиданно для обоих оборвалась хлесткой пощечиной. У Гарри зазвенело в ушах на пару секунд, и он испуганно отскочил назад, в растерянности прижимая руку к щеке.

Северус побледнел еще сильнее, на краткий миг раскаявшись в содеянном, но затем вернул лицу надменность и скривил губы от отвращения.

— Вы неисправимы, Поттер! Не смейте разговорить со мной в таком тоне. Попробуете еще раз повторить свой идиотский подвиг, и до конца войны будете пить Оквиловое зелье (прим. автора: Зелья для защиты разума. Применяется очень редко из-за своего состава, вызывающего зависимость и побочные эффекты, такие как галлюцинации).

Гарри до сих пор пребывал в ступоре. Ему не доводилось еще настолько доводить Снейпа, чтобы тот перешел грань. Сердце стучало где-то под горлом. Свет в комнате потускнел, воздух сгущался. Вся фигура профессора стала как будто темнее и страшнее, а мантия незаметно колыхалась от едва сдерживаемых потоков силы. Поттеру стало совсем не по себе.

– Если до вашего недалекого ума никак не дойдет — ваши действия могли привести к моему полнейшему разоблачению. Самое малое, что меня тогда бы ждало, это смерть. Но вам же плевать! Тогда подумайте вот о чем — Темный Лорд не глуп и, поймай он вас в своем сознании, вряд ли бы выпустил невредимым. Ментальные травмы крайне болезненны, и залегают глубже, чем физические. Поверьте мне, для того, чтобы навредить легилименту, существует множество экзотических методов, о которых вы, само собой, не подозреваете. — Серьезно и убийственно спокойно сказал Северус. — Разумеется, вам нетерпелось уберечь находящиеся в моем сознании секреты, но поверьте, я в состоянии сделать это сам. Рекомендую направить неуёмное внимание на своих друзей и не соваться туда, где ваши сомнительные способности не требуются!

Поттер поймал себя на том, что не может пошевелиться под воздействием гипнотических черных глаз. Каким же образом ему удалось заговорить в таком состоянии – осталось загадкой даже для него.

— Вы заблуждаетесь! Какой бред! Я хотел помочь, а вовсе не сохранить что-то… Я… Вы все неправильно поняли, — прохрипел он, удивленный, что Снейп именно так истолковал его действия. Продолжение фразы не желало выговариваться из-за перехваченного спазмом горла.

Повисла гнетущая тишина. Оба волшебника сверлили друг друга взглядами. Снейп молчал, а студент, безуспешно сглатывая, пытался продолжить, потому как знал, что еще немного, и его вышвырнут за дверь.

— Если… а если он захочет убить вас?.. Тогда мне тоже просто наблюдать? — ощущая, как тяжелеет в желудке, выдавил Поттер. Он не надеялся, что Снейп спокойно примет его помощь (а еще, он вообще не предполагал, что тот догадается, что кто-то отвлек Риддла). — Разве вы этого хотите? — он из-под челки взглянул на напрягшегося мужчину. — Я всего лишь хотел вам помочь.

Брови на бесстрастном лице чуть дрогнули в недоумении.

— Довольно этой чуши, Поттер, — мрачно отозвался Снейп. — Этим лепетом вы можете кормить Дамблдора. Нам больше не о чем говорить. Я вас предупредил.

Гарри сжал зубы от злости и бессилия.

Северус брезгливо отстранился от него и снял запирающее заклинание с двери.

— Убирайтесь с глаз моих. Проветрите остатки мозгов!

Вот и дождался.

— А как же ваша отработка, сэр? — ехидно спросил Поттер, недовольно нахохлившись и засунув руки в карманы.

— Нет, Поттер, — ВАША отработка! – опять зарычал Снейп, крылья большого носа хищно затрепетали. — Мистер Филч с радостью примет в свои помощники такого старательного студента. Завтра в восемь. И всю последующую неделю. А теперь будьте добры, выметайтесь.

URL
2015-01-25 в 19:03 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Через полгода.

«Как можно быть таким… ублюдком!» — кипел Гарри, вылетая в темный коридор.

Только что закончилось собрание Ордена, на котором из-за метких и въедливых замечаний одного субъекта его лишили первого самостоятельного задания.

Члены тайной организации переговаривались и прощались с ним, пробираясь к выходу из дома, а горевший злостью Поттер шел в сторону кухни, кивая на автомате. Рон с Гермионой должны были скоро прийти туда же. Они еще не допускались до собраний, поэтому Гарри приходилось каждый раз проводить краткий экскурс.

«Ведь сам же, хмырь болотный, и рассказывал мне про эффекты пост-лунного состояния, — Гарри упал на стул за длинным столом, пнув при этом пузатую ножку, словно это она причина всех его бед. — Дураком обозвал у всех на глазах, гад… — При воспоминании об этом гнев заклокотал ещё сильнее. — Что за несносная сволочь, а?! Дурдом какой-то!»

Тихие шаги не привлекли его внимания, а вот смесь тонких запахов кориандра и тмина, свойственный только одному человеку, заставил Гарри мгновенно напрячься и распахнуть глаза. Напротив него с невозмутимым видом на стул опустился профессор зелий.

«О, Мерлин, что ему надо?! Убивать пришел, как пить дать», — поднял панику внутренний голос. Гарри невольно захотелось позвать кого-нибудь (не на помощь! Конечно, нет, а просто, чтобы не оставаться наедине с этим монстром).

Гарри ощутил, как от волнения мелко задрожали руки, и от злости на себя сжал пальцы в кулаки. Лишь недавно, не без помощи прямолинейных «замечаний» Рона и тактичных намеков Гермионы, он понял, что его отношение к строгому преподавателю незаметно переменилось. Несмотря на весь гнев и негатив, что выливал на него этот человек, Гарри не мог отделаться от тревоги за его жизнь, видя, как его жестоко пытают и принуждают делать то, что ему не по душе.

Снейп же с холодным любопытством и подозрением разглядывал юношу.

— Вы что-то хотели, сэр? — голос прозвучал испугано и как-то задушено, и Поттер поспешил заткнуться.

Снейп ответил не сразу, наслаждаясь произведенным эффектом.

— Зачем был весь этот спектакль? Что вы хотели доказать?

— Не понимаю, о чем вы, — Гарри сделал невинное лицо.

— «Единственный, кто здесь рискует жизнью – это профессор Снейп. Почему бы нам не найти еще кого-нибудь для шпионажа!» — повторил зельевар его, Гарри, собственные слова, сказанные совсем недавно Дамблдору. — Вы, Поттер, совсем стыд потеряли! — елейно заметил он.

По спине Поттера побежали мурашки.

— Сэр, я так сказал потому, что действительно считаю, что на вас слишком много навесили, — сдавленно, но искренне признался он, а затем с вызовом произнес: — Вы можете считать меня полным идиотом или… — он скривился, — как вы сегодня выразились, толстолобым троллем, но я вполне могу понять, каково вам. Не спорю, что не настолько глубоко, но все же, — быстро добавил он, увидев, что Снейп приготовился перебить его. – Дамблдор не прав, позволяя вам изо дня в день рисковать жизнью. А остальные просто не видят и не знают, каково это...

— Вы опять подглядываете за Темным Лордом? – прервал его Северус, пропуская мимо ушей нелепую чепуху и выделяя главное. Его лицо исказилось от бешенства.

— Я просто наблюдал, ничего не предпринимая, — кивнул Гарри и, идя против здравого смысла, пробормотал: — Пока вы отправляетесь к нему, я не перестану подглядывать. Если что-то случится, я расскажу Дамблдору…

От этих слов Снейп осатанел окончательно, тонкие губы задрожали, а в глазах заполыхал адский огонь.

— Да какое тебе дело до меня, щенок?! – его голос завибрировал, в посудном шкафу что-то звучно лопнуло.

Гарри от неожиданности вдавился в спинку стула, но это не помешало ему ответить:

— Вам что, наплевать на свою жизнь?!

— Не понимаю, почему тебя она так заботит?! – рявкнул Снейп, резко вскакивая с места, да так, что стул на котором он сидел отлетел назад.

— К несчастью, я открыл в себе мазохистские наклонности, такие же, как и у вас. — вдруг процедил Гарри, тоже оказываясь на ногах с яростно полыхающим взглядом. — Вы не представляете, как важны для нас всех, что бы вы там о себе ни думали!

Выражение глаз Снейпа мгновенно изменилось — стало въедливым с примесью недоверия и странного изумления. Злость рассеялась, оставляя вместо себя замешательство.

Гарри почувствовал, как прозвучали его слова, но ему было все равно, он не собирался отводить взгляд или позорно краснеть. Пусть Снейп знает, что ему не все равно.

— Не представляю какую игру ты ведешь, Поттер, — сурово изрек Северус. – Уясни одно — мне заступники не нужны. Уж точно не в твоем лице, — последнюю фразу он произнес почему-то тихо и еще несколько секунд всматривался в Гарри, прежде чем развернуться и уйти.

Гарри не знал, как реагировать на такую резкую смену настроения, но как только Снейп покинул дом, словно кто-то обрезал ниточки, и он рухнул обратно на стул.


* * *
После войны.

Огромный круглый амфитеатр был заполнен людьми в красных и черных мантиях. Перешептывающиеся и переглядывающиеся присяжные тайными знаками давали понять друг другу о своем мнении насчет поочередно представавших перед ними подсудимых. В большинстве случаев решения принимались единогласно: Пожирателей смерти не щадили.

Очередное слушание затянулось, и почти через час, подводя итог, судья зачитал окончательный список повинностей:

— Северус Тобиас Снейп, вы обвиняетесь в причастности к тайному обществу, исполнявшему приказы темного волшебника, именовавшего себя Волан-де-Мортом. За совершение убийств, пыток и изготовление вредоносных зелий вы проговариваетесь к Поцелую дементора. Приговор поддержан большинством и будет исполнен на рассвете, — стук судейского молоточка заглушился ударом двери о стену и голосом охранника, который пытался задержать вбежавшего в зал юношу.

— Туда нельзя, мистер…

— Я выступаю в защиту Северуса Снейпа! Я — Гарри Джеймс Поттер.

Сидевший в центре зала подсудимый прикрыл глаза от облегчения и без сил откинулся на жесткую каменную спинку.

— Мистер Поттер, заседание уже завершилось, — строго изрек судья, подаваясь вперед. – Мистер Снейп признан виновным по всем пунктам.

Гарри впился взглядом в сидевшего на одной из трибун Кингсли, на что тот беспомощно пожал плечами и кивнул в сторону скамьи со свидетелями. Поттер почти зарычал, видя, что многие пришли поквитаться с опальным шпионом Альбуса Дамблдора.

— Он всегда был нашим человеком в рядах Пожирателей смерти, — громко, чтобы слышал каждый присутствующий, проговорил победитель Тёмного Лорда. — Исключительно благодаря той информации, что он приносил, и тому, что делал, нам удалось выиграть эту войну! Вы не в праве закрыть на это глаза и не можете даже представить, какой выбор пришлось когда-то сделать этому человеку, — Поттер остановился около кресла, в котором сидел Снейп, и бросил на своего бывшего профессора обеспокоенный взгляд. Зельевар был бледен и с закрытыми глазами казался совсем изнуренным, как будто иссохшим. Гарри хотелось дотронуться до его истончившейся руки, но не мог и лишь сжал кулаки. – Альбус Дамблдор как глава Визенгамота может подтвердить, что Северус Снейп был под его началом и входил в Орден Феникса. Не только он может это сделать. Кингсли Бруствер, который находится в этом зале, прекрасно осведомлен об этом.

— Дамблдор еще не пришел в сознание, а мы не можем столько ждать, — сухо возразил судья, даже не взглянув на Кингсли, тогда как многие из комиссии оживились. — Общественность требует действий...

— Я готов поручиться за него, — холодно оборвал его Гарри. — Уверен, когда профессор Дамблдор поправится, вы получите все необходимые доказательства, – припечатал он, обводя пристальным взглядом полный зал магов. Гарри был намерен бороться до последнего. — Или, может, вы готовы, не разбираясь, осудить на смерть героя войны?!

Шепотки пошли гулять среди присяжных, люди занервничали.

— Мистер Поттер, даже если этот Пож… человек шпионил для Ордена Феникса, он давно стал убийцей и причинил много зла, — взял слово маг с правой трибуны.

— Он делал это не по своей воле.

— Мистер Дамблдор никак не причастен к вступлению мистера Снейпа в ряды соучастников Волдеморта. Он пришел туда добровольно, и не имеет значения, что послужило причиной смены его лояльности.

— Можно один раз ошибиться, но платить за это всю жизнь.

— Об этом можно рассуждать до бесконечности, — нетерпеливо вклинился судья. — Мы закончили с этим делом. Введите сле...

— Нет, — резко рявкнул Гарри. — Мы не закончили.

Спор затянулся еще на несколько часов, но к его финалу Поттер добился, чтобы Снейпа оставили в тюрьме при Аврорате. Вплоть до выздоровления Дамблдора он внимательно следил за Визенгамотом, затевая все новые разбирательства, лишь бы не позволить упечь Северуса в Азкабан или совершить над ним самосуд (так как Снейпу вменяли в вину много чего лишнего).

Видеть его почти не позволяли, поэтому Гарри пришлось научиться манипулировать своей славой. Обращались с заключенным не лучшим образом, но исправно лечили. Поттер подослал доверенного целителя, а потом добился и того, чтобы Снейпа перевели в Мунго. Раны после укуса все еще кровили и из-за яда плохо поддавались лечению, поэтому требовался серьезный уход, а не постоянное донорство, на котором он и держался.

Прошло полгода, прежде чем едва оправившегося Снейпа выпустили из-под стражи. Какое-то время он все еще был ограничен в передвижениях, но через несколько месяцев и это неудобство сняли. Дамблдор просил его не покидать школу, даже если он не захочет преподавать, но Северус отказался: ему требовалось время, чтобы прийти в себя от того безумия, в которое превратилась его жизнь.

Когда он последний раз разговаривал с Поттером, тот был заметно расстроен его отъездом, хоть и пытался это скрыть. Гарри не стал переубеждать или навязывать свои чувства (которые Северус невозмутимо игнорировал), только попросил беречь себя и может быть когда-нибудь вернуться. Просьба прозвучала для Снейпа ожидаемо, но не вызвала особых эмоций, кроме насмешки.

URL
2015-01-25 в 19:05 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Обосновался он в Пемброке, где у него с недавних пор появился дом (тот, что в Лондоне, он продал). Там было замечательно прежде всего тем, что с обновленным имиджем Снейпа мало кто узнавал, поэтому не приходилось сталкиваться с предубеждениями. Травить себя оборотным — слишком напряжно, особенно имея и без того пошатнувшееся здоровье. Поэтому Северус просто подстриг волосы, а через некоторое время отпустил усы. Они немного смягчили его резкие черты, хотя взгляд все также отпугивал желающих поболтать.

Потекли месяцы, а затем и годы, наполненные бытовой рутиной и работой. Министерство не лишило его накопленных средств, на которые он смог приобрести небольшую маггловскую аптеку. Правда, частенько, к его немалому удивлению, все еще не брезгавшие его услугами сквибы и оборотни, реже маги, обращались к нему как к зельевару.

Говорят, время лечит, но, похоже, не всякая душа поддается исцелению. Многое стиралось из памяти, облегчая совесть и позволяя хоть иногда спать без кошмаров, но не всё. Жизнь становилась какой-то пустой и безрадостной. Когда-то его неизменными спутниками были гнет Темного Лорда, ненависть по отношению к пожирательским обязанностям и людям, постоянная опасность и боль, а сейчас... Северус словно перестал дышать, а в крови больше не гулял адреналин. Неужели когда-то он мечтал о спокойной жизни? Какой дурак. Чувствовал он себя так, будто умер вместе с Волдемортом, когда добился своей единственной цели — покончил с этим монстром навеки.

Спустя почти три зимы, гуляя по осеннему пригородному парку, Снейп решил передохнуть на лавочке рядом с небольшим прудом. Взгляд случайно скользнул по мусорному бачку и зацепился за лежавшую в нем газету. Тихо вздохнув, мужчина отвернулся, уставившись на плавающих невдалеке уток. Магическую прессу он не читал довольно давно, предпочитая по возможности не связываться с волшебным миром. Ингредиенты для зелий он не покупал, не желая обновлять связи со старыми поставщиками (дабы не привлекать внимания Аврората), он добывал их сам. Обычно ничего серьезнее микстур от простуды или от легких сглазов готовить не приходилось, а для Аконитового зелья он просил заказчиков самих озаботиться о некоторых компонентах. Исследователь в его душе обходился лишь теоретическими изысканиями, что иногда очень удручало и выводило из себя. Но это было малой платой за покой.

Письма из Министерства он также игнорировал. Единственный, кому он отвечал — был Альбус. Старик, если хотел, умел не навязываться, но тогда становился до отвращения нудным. В последний раз он вскользь упомянул Поттера.

Северус не хотел признаваться даже себе, но время от времени думал о мальчишке. Отчего-то особенно докучливыми и раздражающими оказались наполненные теплом зеленые глаза и неуклюжие, так бесившие его, попытки сблизиться.

Безумие конечно, но, однажды, проснувшись утром, он понял, что нужно что-то менять: оттого и решился навестить Альбуса и узнать, как продвигаются дела в школе.

— О, Северус! – к неудовольствию гостя, Дамблдор заключил его в крепкие объятья. — Тебя и не узнать! Это у тебя настоящие усы?

— Добрый день, Альбус, — Снейп, как всегда, был скуп на эмоции и угрюм. — Не имею привычки навешивать на себя чужие волосы.

— Тебе очень идет, мой друг, — искренне одобрил старик. — Я так рад тебя видеть. Присаживайся-присаживайся. Чаю?

Северус согласился, осматривая не особенно изменившийся кабинет.

Когда оба волшебника расселись с горячими чашками, зельевар спросил:

— Как продвигаются дела в школе? Гриффиндорская башня ещё стоит?

— О, все замечательно. Я наконец-то нашел достойного профессора ЗОТС. Очаровательная дама и не из Министерства, что немаловажно! Кто бы мог подумать, что такую дисциплину после Долорес будет вести еще одна женщина, — директор был явно впечатлён и доволен своим новым преподавателем.

— И кто же столь загадочная персона, Альбус? – без энтузиазма спросил Северус.

— Ее зовут Амарис Лесвуд. О, вам нужно познакомиться, — подмигнул Дамблдор. — Может быть, она тебе понравится.

— Исходя из ваших восклицаний, могу точно сказать, что вряд ли, — ухмыльнулся Снейп.

— Ну, что ты, мальчик мой, не нужно делать поспешных выводов. Ты так же и про Гарри говорил, — лукаво заметил Альбус, блеснув глазами, — а потом смотри, как вы подружились. Он не перестает справляться о твоем здоровье. Ей богу, не понимаю, почему не проще самому тебе написать, — вздохнул старик и залюбовался потолком, будто там были нарисованы расписные узоры.

– И как же там дела у нашего героя? – с нарочитой скукой поинтересовался Снейп, не отрывая глаз от чашки.

— А ты разве не слышал? Во всех газетах писали! – оживился директор.

— Я не читаю этих бумагомарателей. Так что там с великим мессией? Женился? – честно говоря, задавая этот вопрос, Северус неслабо напрягся.

— Да нет, наш Гарри поразительно не влюбчив. Кажется, даже мисс Уизли его не дождалась. Но случилось нечто другое. Его просят стать главой одного из отделов Аврората, — Дамблдор сиял, как начищенный пятак.

Снейп поморщился. Это известие, несмотря на показное безразличие, его не порадовало, особенно в свете закончившейся войны. Когда-то Поттер говорил, что ему ненавистно видеть страдания и убийства. Кажется, он хотел размеренной жизни. По всей видимости, за прошедшие годы многое изменилось.

«Размеренная жизнь не всем по вкусу, тебе ли не знать», — мысленно попенял Снейп.

— Что ж, мистер Поттер будет вечно хранить наш покой, — иронично изрек он, посмотрев в окно. Как раз на подоконник села белая сипуха. – Вам письмо, Альбус.

— Наш мальчик, как чувствовал, что ты приедешь, — радостно заключил Дамблдор, впуская «почтальона» в кабинет. – Чем порадуешь на этот раз, красавица? – спросил он Хедвиг, и та протянула ему лапку.

Распечатав письмо, Альбус углубился в чтение, а Северус украдкой следил за выражением его лица. Птицу он узнал, и было любопытно, что там такое пишет объект их беседы.

Густые брови Дамблдора сошлись на переносице, являя собой высшую степень хмурости. Снейп замер, ощущая легкую тревогу.

— Что-то случилось, Альбус? – пересилив себя, спросил он.

— Да, Гарри в Мунго, — коротко сообщил тот.

— Что, позвольте спросить, он там делает? – кашлянув, поинтересовался Снейп, игнорируя колющее чувство в груди, и поставил чашку на стол.

— Прочитай, — Альбус протянул ему письмо.

Северус взял послание. Почерк был не Поттера, больше смахивал на Грейнджер. Написано в спешке и, видимо, дрожащей рукой:

«Профессор Дамблдор!
С Гарри беда! Срочно нужна ваша помощь.
Во время рейда на него наслали несколько проклятий. Почти все сняли, но одно – «Завеса мрака» — никак не удается. В Мунго делают все необходимое, но магия уже успела полностью поразить затылочные доли мозга.
Гермиона Уизли».


Северус поднялся из кресла.

— Идемте. Поттер опять в за… попал в переделку, — недовольно проворчал он. – Я знаю, как это вылечить. Когда-то варил антидот для Люциуса.

Дамблдор тяжело вздохнул.

— Гарри не ищет неприятностей, ты же знаешь.

— Да-да, как всегда просто мимо проходил, — фыркнул Снейп, вступая в камин.


* * *
За окном шумела листва, в палату проникал осенний еще теплый ветерок, шевеля отросшие темные пряди молодого мужчины. В тонкой больничной пижаме, поверх которой был надет теплый халат, волшебник сидел за столом и, почесывая перевязанную голову, слушал голос, читавший ему написанный на листе диагноз. Целитель никогда бы не позволил себе такой оплошности и не оставил медицинскую карту в палате, если бы знал, что пациент, лишенный зрения и палочки, сможет ее прочитать.

Открылась дверь, и Гарри быстро отменил заклинание чтения, уже приготовившись услышать причитания медсестры, но пространство вокруг наполняло только чириканье птиц и шелест листьев. Он отчетливо ощущал, что кто-то стоит на пороге и разглядывает его. Нос уловил знакомый аромат трав, вызвав внизу живота трепет и робкую надежду, сердце предательски подпрыгнуло и сжалось от безумной догадки.

— Здравствуйте, профессор? — почти вопросительно проговорил он.

— Здравствуйте, Поттер, — также тихо ответили ему бархатным голосом, и раздался звук шагов. – Опять вляпались?

— Есть немного, — улыбнулся Гарри, глупая мышца в груди заметалась пойманной птицей. – Не ожидал, что вы соберетесь меня проведать...

— Не обольщайтесь. Я навещал профессора Дамблдора, и так звезды сложились, что ваша сова прилетела именно в этот момент. Я знаю, как вам помочь.

— Я рад, — Гарри положил руки на колени. — Очень.

— Я еще вас не вылечил, — снисходительно проронил Северус.

— Мне приятно, что вы тут, — Гарри опустил голову, стараясь унять по-идиотски счастливую улыбку, но получалось откровенно плохо.

— Давайте разбираться с вашей проблемой, Поттер, а не болтать по пустякам, — чопорно отозвался зельевар, уверяя себя, что ему безразлична откровенная радость молодого человека.

— Давайте.

URL
2015-01-25 в 19:08 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
Спустя несколько месяцев.

— Поттер, вы совсем стыд потеряли? — недоуменно вопросил Северус, созерцая у себя на пороге в восемь утра Гарри-Чертова-Поттера.

— Я не знал, во сколько вы встаете, поэтому между шестью и восемью выбрал среднее, — на физиономии паршивца расцвела довольная ухмылка. — О, а что стало с вашими чудесными усами? Они здорово вам шли! — возмутился наглец. — Ну, хоть прическу оставили...

— Прошу пояснить, по какому такому вопросу вы соизволили меня тревожить? — начал злиться Снейп.

— Я слышал, что вы решили снова преподавать, — в руках Гарри держал бумажный пакет, от которого подозрительно пахло кофе и свежей выпечкой.

— Поздравительную открытку могли бы и почтой послать.

— Зачем? Я сам хотел зайти. Я принес вам завтрак, — торжественно сообщил он.

Северус сложил руки на груди и мысленно досчитал до десяти. Вот за каким чертом он пошел на поводу Дамблдора и влез в это болото снова?

«Чтобы присматривать за несносным созданием перед тобой, — язвительно напомнил внутренний голос. — И почувствовать себя хотя бы немного живым и нужным», — решил он добить своего хозяина.

Парень улыбался мастеру зелий так, словно перед ним был не Снейп, а как минимум победительница конкурса Мисс Вселенная… или Мистер Вселенная.

— Зачем это? — решил все же уточнить Северус, надеясь, что Поттера сюда привело еще какое-то дело.

— Ну, вы же завтракаете по утрам? — разбил его мечты Гарри и раскрыл пакет. — Тут двойное экспрессо, как вы любите, и парочка булочек с корицей. За них я ручаюсь, очень вкусные, — не унывая, продолжал он.

— Неужели вы всерьез думали, что я с вами стану завтракать? — Северус посмотрел на него как на душевнобольного, в самом деле озабоченный его словами. Поттер же не настолько глуп, чтобы считать, что они теперь друзья?

«Хотя о чем это я. Это же Поттер. Наверняка все еще чувствует себя обязанным».

Со дня выписки главы ОБРА из больницы прошли почти три месяца. Он пару раз пытался отблагодарить Северуса за исцеление, приглашая на ужин или в бар, но получал сдержанные отказы. Несмотря на то, что надежды Снейп Поттеру не давал, внимательные и пропитанные лаской письма сумели зацепить какую-то частичку его души в обход здравому смыслу и несгибаемой логике. Отчасти поэтому он оставил свою аптеку на недавно нанятого ассистента и ответил согласием на предложение Альбуса.

— Идите отсюда, Поттер! — добродушно посоветовал Северус. — Не стоит злить меня с самого утра, студенты вам спасибо не скажут.

Плечи Гарри поникли.

— Хотя бы возьмите то, что я принес, — обижено попросил он, в его глазах промелькнула грусть, и Северус понял, что тот не рассчитывал на положительный ответ (значит, все же не дурак!), но все равно пришел.

Гарри, приняв молчание за отказ, со вздохом попрощался и пошел по коридору.

— Поттер, — про себя матерясь, окрикнул Снейп.

Аврор без особой надежды обернулся, готовясь к сопроводительному комментарию.

Честно говоря, Северус собирался этим и ограничиться, но в последний момент протянул руку. Он знал, что пожалеет об этом.

Глаза Поттера снова заискрились радостью. Он подскочил к профессору и отдал пакет.

— Спасибо, — сказал он так, словно ему оказывали честь.

— Пожалуйста, — оскалился Северус и закрыл дверь прямо перед знаменитым носом.


* * *
На следующей неделе Поттер снова заявился к нему с тем же набором провизии. Только причина для этого была другой, они всегда были разными. Северус не преминул излить на незваного гостя все свое негодование и прогнать, но, открыв дверь, чтобы пойти на уроки, наткнулся на левитирующий пакет под согревающими чарами.

— Что за наглец, решил меня как собаку подкармливать? — недовольно заворчал мужчина, подхватывая подношение. На душе, однако, стало тепло.

То же самое повторилось еще несколько раз, после чего терпение Снейпа лопнуло:

— Довольно уже, Поттер! — рявкнул он на этого ненормального (собственные студенты уже начали шептаться о похождениях национальной знаменитости в гости к их декану. И слухи расползшиеся по школе отнюдь не были хотя бы немного приличными), но, заметив, как Гарри вздрогнул, спокойнее и с немало толикой усилий добавил: — Я согласен на ужин. Эти утренние поклонения моей двери выглядят неуместно и порядком достали.

Гарри на несколько секунд застыл столбом и даже не моргал.

— Правда? — осторожно спросил он.

— Если это избавит меня от наших утренних встреч, то — да.

— Я… — Поттер не знал что сказать, открывая и закрывая рот. Кажется, он и не надеялся, что Снейп так быстро сдастся.

— Дышите, Поттер, — издевательски посоветовал ему тот. — Еще не хватало обморока от такой радости.

Гарри действительно глубоко вздохнул и на глазах преобразился. Ушли неуверенность и смятение, он сразу подобрался.

— Простите. Это было неожиданно, — улыбнулся он кончиками губ. — Я закажу нам столик в ресторане, если вы не против?

— Как будет угодно, — Снейп сложил руки на груди. — Только не сегодня. Завтра, часов в семь. Вечера, Поттер!

— Да, конечно, — хмыкнул Гарри. — Я пришлю вам сову с запиской о месте встречи или заскочу по каминной сети.

— Лучше совой.

«Еще не хватало, чтобы Дамблдор знал!»


* * *
Минуло полгода

Раут по случаю удачно прошедших выборов Министра магии отмечался с размахом. Кингсли сохранил за собой кресло.

— Дамблдор как-то обмолвился, что ты собираешься вернуться, но не ожидал, что в этом году, — буднично протянул Малфой, словно они не виделись не несколько лет, а пару дней. — Да еще и в школу.

— Как видишь, я тут, — спокойно ответил Северус, отпивая немного из своего бокала и морщась. — Печально, что министерство не пользуется твоими услугами. Божоле из твоих запасов мне нравилось больше, чем эта бурда.

Люциус ухмыльнулся.

— В скором будущем ты, возможно, еще попробуешь его. У Драко свадьба в конце года, и мы надеемся, что ты осчастливишь нас своим присутствием.

Северус тихо фыркнул.

— Посмотрим. Кто же эта счастливица?

— Астория Гринграсс. Представить себе не можешь, каких трудов мне стоило уговорить Драко.

— Мисс Гринграсс — достойная партия. Красива, не глупа, чистокровна. Что ему не по нраву?

Люциус печально усмехнулся.

— Не тот набор половых признаков.

Снейп изогнут бровь.

— Не верится, что Драко питает иллюзии о супружеской верности.

— Не в этом дело. Он несколько лет добивался другого и надеялся, что тот ответит взаимностью. Я, честно говоря, даже был не против. Союз такой силы влил бы в наш род небывалое могущество.

Северус не заметил, как напряженно выпрямился. Что-то ему подсказывало, что он догадывается о кандидатуре в мужья младшего Малфоя, поскольку по-настоящему сильных молодых магов сейчас было не так много.

— Неужели этот таинственный возлюбленный не оценил всех прелестей Драко?

— Таинственный? — изумился аристократ, окинув Снейпа недоверчивым взглядом. — Ты в какой глуши жил? Я о Поттере говорю.

«О ком же ещё ты с таким трагизмом сокрушался бы...»

— И что же сподвигло нашего героя совершить такое вопиющее преступление? — в ровном голосе слышалась ядовитая насмешка.

Но Лорд Малфой не обратил на такую мелочь внимания.

— Я не в курсе, а Драко молчит. Размолвка у них вышла серьёзная. Я никогда ещё не видел сына настолько подавленным и разбитым. Собственно, поэтому я и затеял свадьбу с Гринграссами, чувствуя, что с Поттером ничего не выйдет. Чета Гринграсс совершенно не была против, несмотря на нашумевший роман Драко. — Глава семейства задумчиво поиграл вином в бокале. — Может, это и к лучшему. Я всегда был за чистоту крови наследников. Астория родит ему настоящих Малфоев, пусть и не таких могущественных. А Драко… может наслаждаться обществом Поттера и будучи женатым.

Северус вопросительно поднял тонкую бровь.

— Тот только за, — пожал плечами блондин и ухмыльнулся. — Эльфы сообщили, что вчера он был в особняке сына до самой ночи.

«Поттер, Поттер... А с виду невинная овечка», — презрительно подумал Снейп, впервые сожалея, что не читал пестрые заголовки прессы, попадавшиеся на глаза. Не чувствовал бы себя сейчас таким дураком, ведущимся на внимание и влюбленность малолетнего обольстителя. Кажется, вином этот вечер не ограничится.

Люциус переключился на обсуждение дел Министерства. Снейп слушал его в пол-уха, обводя зал мрачным взглядом и выжидая оставшиеся полчаса, после чего его роль на этом сборище лицемеров будет исполнена, и можно будет потихоньку улизнуть. За одним из столиков удобно устроились Дамблдор, Бруствер и несколько членов попечительского совета. Хогвартсу всегда что-то требовалось, вот директор и не дремал.

— Добрый вечер, сэр, — раздался за спиной доброжелательный голос.

— Ничего доброго я в нем не вижу, — даже не посмотрев в сторону Гарри, ответил Северус. Во рту образовался привкус горечи, вот теперь точно нужно скорее убираться.

Поттер обогнул надменного профессора и остановился напротив.

— Кто-то успел испортить вам настроение? — поинтересовался он, осматривая собравшихся, видимо, искал в толпе своих друзей.

URL
2015-01-25 в 19:09 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Северус смерил его пренебрежительным взглядом, только заметив, что Люциуса поблизости нет. Изумрудно-черная парадная мантия Поттера, обшитая серебром, была расстегнута, давая возможность разглядеть под ней дорогой костюм, выгодно подчеркивающий все достоинства гибкой, стройной фигуры. Молодой, избалованный славой красавец, выросший из тощего, вечно взъерошенного гадкого утенка, которого Северус помнил по школе, притягивал всеобщее внимание, что еще сильнее выводило из себя.

— Вы сегодня без сопровождения? — убийственно спокойно заметил Снейп. Выражение его лица не предвещало его собеседнику ничего хорошего.

Гарри нахмурился, опустив поднесенный к губам бокал.

— А вас это так волнует?

«Вот как!»

Северус ожидал растерянности, волнения, заиканий, но точно не легко склоненной набок головы и внимательного взгляда. Особенно учитывая, насколько Гарри удалось продвинуться в их отношениях. За последние пару месяцев Снейп все больше проникался к нему симпатией и с осторожностью начинал отвечать на неторопливые ухаживания. Видимо, зря.

— Разумеется, нет, — резко процедил Снейп. — Всего хорошего, мистер Поттер, — Оставив бокал на столе, он направился к выходу.

Продолжать беседу было бессмысленно: если Поттер намерен так разговаривать, это могло кончиться плачевно.

У Гарри же было на этот счёт своё мнение. Поэтому, когда Северус уже вышел на свежий воздух, то услышал за собой лёгкие шаги, а затем ощутил прикосновение к плечу.

— Я чем-то обидел вас, Северус? — понизив голос, спросил Гарри. В зеленых глазах плескалось беспокойство.

— Вы слишком бездарны, Поттер, чтобы суметь меня обидеть, — Снейп остановился, резко развернувшись.

— Тогда почему вы злитесь на меня? — Гарри подошёл неприлично близко, отчего старшему магу пришлось сделать шаг назад.

— Я не люблю лжецов, Поттер, — рыкнул зельевар. — А вы решили поиграть со мной в кошки-мышки. Я больше не желаю вас видеть у себя дома.

— Северус, — рука Гарри легла на локоть Снейпа, не давая уйти. — Что случилось? Я не понимаю...

— Для чего вы втираетесь ко мне в доверие, Поттер? — как-то зло и устало спросил Снейп.

— Вы не безразличны мне, — медленно и искренне ответил Поттер. — Разве это не очевидно? Или вы считаете, что я перед каждым готов так распинаться? — его губы изогнулись в ироничной улыбке, которую Северус прежде не видел.

Прямой ответ потряс его.

— Но это не помешало вам утешаться в компании Драко Малфоя, — холодно констатировал он.

Лицо Гарри стало немного замкнутым, он сложил руки на груди.

— Вот оно что. Давайте присядем, я вам все расскажу. Позвольте мне эту малость, прошу вас.

Мастер зелий с минуту прожигал его сомневающимся взглядом, после чего все же принял предложение. Не в его правилах убегать.

Волшебники прошли в освещенный фонарями парк и расположились на резной скамеечке.

— Я считал, что вы в курсе того, что мы с Драко некоторое время встречались. Вы всегда так агрессивно меня отталкивали, — осторожно напомнил Гарри. — Поэтому я не поднимал никогда этой темы. Это было бы весьма неразумно.

— Не льстите себе, Поттер. Я не вхожу в круг ваших фанатов, следящих за каждым вашим шагом, — выплюнул Снейп.

— Конечно, нет, — качнул головой Гарри. — Что касается Драко, то мы давно не вместе.

«Точно, со вчерашней ночи…» — скривил губы Северус и отвернулся.

В душе назревала настоящая буря. Ложь он не выносил абсолютно. И Поттер мог болезненно поплатиться за нее.

— Северус, — Гарри опять взял его за руку.

Снейп выдернул ладонь и зашипел:

— Вы мне противны, Поттер. Не унижайте меня своей ложью!

— Я честен с вами, — неподдельно изумился тот, и от него повеяло силой.

Северус раздраженно выдохнул и поднялся с места.

— Постойте, Северус. Что мне сделать, чтобы вы поверили? — уже гнев и мольба в голосе.

— Прощайте, Поттер, — маг двинулся в сторону аппарационной площадки.

Мальчишка, видимо, совсем отчаялся, потому что совершил полное безрассудство, за которое Снейп готов был огреть его хорошей порцией пыточного проклятья. Он схватил мастера зелий за мантию и дернул на себя. Все равно, что таскать мантикору за хвост. Северус не ожидавший такого, потерял равновесие и, понятно дело, упал. Прямо на руки Гарри.

— Упрямец, — коварно произнес Поттер прямо на ухо ошарашенного Снейпа и аппарировал их обоих прямо через многослойные щиты поместья Министра магии.


* * *
Два месяца спустя

— Профессор Снейп! – раздался оглушительный вопль из гостиной в апартаментах декана Слизерина.

Северус от неожиданности выронил черпак. Тот громко звякнул о каменный пол. Помянув предков неожиданного визитера недобрым словом, и не одним, Снейп притушил огонь под котлом и наложил на варево консервирующие чары. Выйдя из лаборатории, он приготовился покарать незваного гостя самой страшной смертью.

— Огнекраба вам в печенку, Уизли! Зачем так орать? Неужели взорвали Министерство? – зло вознегодовал профессор. — В этом случае, вряд ли я могу помочь.

— Нет, сэр. Гарри прокляли чем-то мерзким! Он в Мунго, целители не могут идентифицировать проклятье. Помогите! – бледный, как полотно, Рон Уизли умоляюще смотрел на него.

Пытаясь скрыть эмоции, Снейп усилием воли призвал упавшее сердце выровнять ритм:

— Вон из камина, Уизли! — процедил он.

— Сэр?!

— Я буду в больнице через минуту!

— Спасибо, сэр!


* * *
Долгие часы он молча и неподвижно сидел, смотря в одну точку. Ночь давно наступила, но целители не спешили тревожить его. На улице мерцали оранжевые фонари, на ветке совсем близко к окну ютилась белая сова и тихонько ухала. Северус не обращал на нее внимания, хотя и чувствовал взгляд больших янтарных глаз. Друзья Поттера ушли несколько часов назад, когда стало ясно — с ним все будет в порядке.

Северус потратил много сил на лекарство, поэтому от усталости опустился в кресло прямо в палате. И сам не заметил, как задумался.

За минувшее немалое время Поттер совершенно перестал напоминать ему Джеймса. Внешне, конечно, похож, но вот характер и отношение к самому Северусу были другими. И, как выяснилось, юноша ничуть не обманывал его, когда говорил, что между ним и Драко ничего нет.

На губах появилась довольная улыбка от воспоминания, до какой степени ярости он тогда дошел, обнаружив себя у Поттера в квартире. Его похититель оказался настолько смел, что умудрился ловко поцеловать уже выхватившего палочку Снейпа. Досталось Гарри тогда по полной, но он все же сумел доказать свою честность и расположение.

С шальным взглядом и подбитой скулой, Поттер в отчаянии и обиде выкрикнул в лицо разъяренного Северуса, обличавшего его во всех грехах, что до сих пор девственник. И подкрепил слова легилеменцией.

Признание и свободный доступ в разум парализовали Снейпа поэффективнее любого проклятья. Он-то уже, навешавший на встрепанное недоразумение множество ярлыков, собирался как следует проучить его. А тут такое дело.

После своих излияний Поттер настолько смутился, что не мог поднять глаз на старшего мага. Мило краснел и прерывисто дышал. Северус же так и стоял с занесенной палочкой последи разгромленной гостиной.

После этого, они не виделись неделю, а потом Снейп сам пришел к горе-Герою, прихватив из Хогвартса пирог с почками, подававшийся на ужин. Мальчишка любил это блюдо, и почему-то Северус это помнил.

Тогда они поцеловались во второй раз, и уже не Гарри был инициатором.


* * *
Через полгода.

— Поттер, сколько можно?! – пронзительно вскричал, изменяя своему тихому и спокойному поведению, Северус. Перед ним на больничной кровати ежился Гарри: его голова, грудь и кисти были обмотаны бинтами, а на предплечьях заметны мелкие царапины еще не затянувшихся ран. На этот раз причиной его болезни стало выпускающее кровь проклятие (отличающееся от Сектусемпры тем, что раны безостановочно появляются и исчезают по всему телу. Контрзаклятья к нему не существует, а вот антидот — да), которое едва не оказалось последним в его жизни. – Ты больше никогда не пойдешь на эти рейды! Иначе я наложу на тебя приклеивающие чары, и кроме потолка в своей комнате ты ничего не увидишь!

— Прости, Северус, — с сожалением прохрипел Поттер, посмотрев на мечущегося по палате, как тигр в клетке, Снейпа. – Их было так много, и все накинулись на Ремуса. Они чуть не убили Тедди! Что я должен был делать?

Снейп резко развернулся.

— Что ты должен был делать? – неприятно передразнил он и рявкнул: — Думать головой, а не бросаться наперерез проклятьям! Ты аврор или кто? Любой щит на выбор, и ты смог бы отразить его от ребенка, но зачем самому-то кидаться?!

Видя неизменно упрямое выражение лица Гарри, Северус раздул ноздри и медленно подошел к нему. Наклонившись над робко приподнявшим голову парнем, он глухо, почти шепотом, спросил:

— Скажи мне правду, я действительно что-то значу для тебя?

— Что… — растерялся тот. — Конечно, Северус! О чем ты говоришь? – Гарри пробрал ужас от такого вопроса, и он даже схватив Снейпа за рукав мантии, боясь, что тот собирается уйти.

— Тогда почему... зачем ты заставляешь меня так переживать? Ты хочешь, чтобы я заработал сердечный приступ или поседел? Или то и другое сразу, а? – слова давались Снейпу с трудом, так как в груди ворочалось совершенно странное чувство. Никогда он не говорил ничего подобного и ожидаемо поразил тем самым Поттера. Но терпеть такого отношения к себе больше не мог, нервы в последнее время и так не к черту. Если уж не на кнут, то на пряник Гарри должен был отреагировать. Северус всматривался в по совиному огромные глаза, пытаясь самостоятельно найти в них ответ.

— Северус, прости… Мерлин, прости меня, пожалуйста. Я действительно не подумал… — Гарри задыхался оттого, что сердце стало неимоверно большим, поэтому потянул к себе взвинченного мужчину.

Снейп нехотя поддался и сел на кровать. Гарри обнял его и прижался щекой к теплому плечу. Руки ничего не ощущали через слой бинтов, но он все равно поднял одну и провел ей по так и не отросшим волосам старшего волшебника.

– Я обещаю, что больше никогда не буду рисковать. Пожалуйста, поверь мне.

Зельевар тяжело и раздраженно вздохнул, и Поттер обнял его еще крепче.


TBC

URL
2015-01-26 в 18:48 

сандра валери
Спасибо за продолжение!!!:red::red::red:

2015-01-26 в 22:36 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
сандра валери, пожалуйста:white:

URL
2015-01-30 в 01:40 

Murna Ben C
Людей с высоким интеллектом посещают крайне извращенные фантазии... я знаю, о чем говорю. (c)
:red::red::red:
Автооор, Ищщщщооооо :beg:

2015-10-04 в 15:09 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 3. Правда



Гарри все больше отягощали минуты молчания в моменты, предназначенные для вспышек желания и взаимного удовольствия. А ведь есть еще утренние часы. Ничего кроме усталости они не приносили. Северус предпочитал благородно замалчивать тему. Это было до смешного нелепо. Пусть Снейп мастер менять маски, но скрыть что-то от человека, с которым живешь и делишь постель, не всегда по плечу даже ему.

«Ничего, уже скоро», — подавил вздох Гарри, а затем повернул голову в сторону соседней половины кровати.

Щемящая нежность заставила уголки его губ приподняться. Обняв подушку и от души зарывшись в нее лицом, Северус спокойно сопел. Невольно залюбовавшись им, Гарри не заметил, как поддался сиюминутному порыву и потянулся к темным волосам. Подушечки пальцев невесомо прошлись по затылку, желая зарыться в коротких прядках.

Равномерное глубокое дыхание спящего вдруг стало почти неслышным и это спугнуло ласковую ладонь. Снейп обычно спал очень чутко. Отстраняясь, Гарри случайно задел одеяло, и оно сползло вниз, открывая взгляду бесстыдно обнаженную шею и спину. У Поттера перехватило дыхание.

«О, нет».

Когда они с Северусом укладывались спать, на нем совершенно точно присутствовала одежда. Кажется, тот стянул верхнюю часть пижамы во сне. Может, случайность, но скорее всего, очередной намек.

Поттер прикусил губу, стараясь не идти на поводу у искушения. Было так просто, когда Северус сам отказывался от близости, хоть за такие мысли приходилось себя ругать. Но сейчас… это настоящая пытка. Ирония в том, что теперь отказ в подобных контактах шел от Гарри.

К счастью, Снейп не догадывался, чего ему стоят их невинные поцелуи и редкие объятья.

Гарри многое бы отдал, чтобы хоть раз перешагнуть порог дружеских отношений, но это пока невозможно. И дело отнюдь не в болезненности полового акта, в чем он сильно сомневался, учитывая опыт и щепетильность Снейпа. Дела обстояли иначе: стоило ему начать возбуждаться, как низ живота обжигало болью. Это было проклятьем в прямом и переносном смысле.

Поведать об этом Северусу Гарри не решался. Отчасти виной тому стало чистое упрямство, но и намерение разобраться с проблемой самому сыграло не последнюю роль. Ведь Северусу и так приходилось вытаскивать его чуть ли не из каждой серьёзной переделки (о чем он не забывал напоминать). Поттер знал, что зашел уже далеко в своем утаивании, но обещал Снейпу, что больше не заставит его волноваться. Он обязан доказать, что держит свое слово.

Пока застигнутый врасплох разум отвлекался на мысли и воспоминания, тело жило своей жизнью. Уж слишком долго оно не получало воли. Взгляд не мог оторваться от вожделенной плоти, запоминая каждую ямочку, изгиб и родинку. Родимых пятен на теле Северуса было меньше, чем шрамов. Видеть его голым Гарри приходилось не часто, и он сам избегал неосмотрительных разглядываний. Это могло дать пищу для фантазий и привести к плачевным результатам. Окклюменция очень помогала сдерживать себя, отсекая желание на корню. Раньше искусство защиты мыслей сильно выматывало и вынуждало мучиться мигренями. Теперь же он научился контролировать чувства на таком уровне, что Северус мог бы им гордиться. Будь он в курсе, конечно.

Самое большое испытание приключилось с ним во время первой совместной ночевки. Не сомкнув глаз, Гарри сбежал под утро к себе в комнату и в полуобморочном состоянии долго отмокал в прохладной воде, чувствуя, как расслабляются сведенные мышцы пресса, бедер и спины, и раскручивается тугой узелок в желудке. Избежать наблюдательного взгляда Северуса и вопросов, конечно, не удалось, поэтому пришлось изо всех сил врать про отравление. Никак сыграло роль знаменитое везение, так как сканирующие чары и впрямь показали непорядок с пищеварением и лёгкое истощение.

Сутки после этого Гарри едва ходил, что породило массу шуточек друзей и некоторых новобранцев, которые прежде не сталкивались с гневом начальника. А тогда он был сильно не в духе.

Малейшее возбуждение — и паутина боли оплетала все тело. До тех пор, пока Северус не вернулся в Англию, Гарри и не подозревал, что его болезнь может стать поистине подавляющей. С Драко никогда не удавалось возбудиться от одной лишь мысли или запаха. Требовалось время, и очень много, чтобы привыкнуть к такой реакции. Увы, не смотря на горький опыт, иногда эмоции преобладали, находя слабые места в прочных стенах сознания.

Гарри вздохнул. Видимо, сегодняшний день обернется очередным срывом.

Несомненно, разумнее было бы рассказать все Снейпу. Вот только, если подумать, то лучше точно не станет. Момент давно упущен. А сейчас Северус без сомнений утопит его в море словесного яда и гнева, что наименьшее из зол, потому что самое ужасное — он закроется настолько, что лишит Гарри так нужного ему ощущения близости и семьи. Несмотря ни на что, он наверняка проявит заботу и попытается его вылечить. Но ни ласки, ни прикосновений, не говоря о совместном сне, больше не случится. Пусть сейчас больно, но Гарри готов мириться с этим, лишь бы не оказаться вне личного пространства Северуса.

Не видевшая загара кожа была преступно мягкой, а мышцы, несмотря на суховатость, упругими и манящими. Гарри, чуть не рыча, склонился к ним и потерся лицом, вдыхая запах и впитывая тепло всем свои существом. Будь его воля, он бы как книззл по весне ластился к своей паре.

Не уследив за распутной рукой, уже отправившейся в путь по изгибам любимого тела, Гарри обреченно ждал боли. Глаза жадно следили за пальцами, легко скользившими по линии позвоночника, представлявшей собой небольшое углубление вдоль всей спины. Все-таки несколько лет хорошего питания благотворно сказались на внешности зельевара-затворника. Хотя Гарри не мог сказать точно, ведь в свои семнадцать он не имел возможности заглянуть под все те слои плотных одежд, в которые кутал себя Снейп. Горячий бархат поясницы и пояс пижамных брюк заставили сердце колотиться быстрее.

Лишь на короткое время Гарри ощутил покалывание и томление в паху… после чего боль нанесла прицельный удар.

Ногти едва не поцарапали Северуса. Дернувшись, Гарри откатился подальше и, сжавшись, старался не закричать.

«Нет… не поворачивайся! Только не поворачивайся,» — от усилий подавить стон Поттер перестал дышать. Из-за того, как резко он отскочил, кровать заметно качнуло, и пружины слегка скрипнули.

Спустя минуту усиленной работы мозга, вышвыривавшего опасные мысли и упорядочивавшего сознание, волна малоприятных ощущений схлынула. Гарри облегченно выдохнул и обернулся, чтобы убедиться, что не выдал себя. Северус напряженно продолжал лежать в прежней позе. Гарри поднялся с кровати и, тихо ступая, направился в ванную. Открывая дверь он почувствовал на себе взгляд.

Прислонившись спиной к стене душевой и совсем не ощущая ее холода, Поттер долго и глубоко дышал.

«Кого я обманываю, он точно что-то подозревает, — понимание легло на сердце тяжелой виной. — Конечно, подозревает, не дурак же. Ждет, когда сам расскажу. Или… а к черту!»

Отлепившись от кафеля, он подошел к кранам и пустил холодную воду. Прогоняя остатки возбуждения, он все больше злился на себя.

— Он меня прибьет, если разузнает обо всем сам, — прикрывая глаза пробормотал Гарри.

«Надо перепрятать письма», — напомнил он себе.


* * *
Северус перетек от сна к яви, когда ощутил легкие прикосновения к волосам. Нежность растеклась приятной лужицей в груди.

«Гарри», — восхитительная мысль.

Мозолистые руки очертили его мышцы и начали спускаться к пояснице. Мурашки удовольствия и возбуждения рассыпались зерном по телу. Северус боялся вздохнуть или пошевелиться, зная, что выдает себя таким неестественным поведением, но ничего не мог поделать. Гарри желал его! Кровь моментально вскипела в жилах и устремилась во вполне определённом направлении.

В душе тая и преисполняясь робкой радостью, Северус уже собирался перевернуться и ответить на инициативу, но в этот момент Гарри резко отдернулся, сдавленно чертыхнувшись. Для Снейпа это стало хуже пощечины.

На какое-то время оба замерли. Пружины матраса тихо скрипнули, оповестив, что один участник немой сцены решил сбежать. Снейп в растерянности посмотрел ему вслед.

URL
2015-10-04 в 15:10 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
* * *
— Доброе утро! — осторожно улыбнулся Гарри.

Северус в накинутой на плечи пижамной куртке стоял около открытого шкафа. На кровати в этот раз лежал сюртук, а не жилет, и это говорит от том, что сегодня мастер работает дома.

Снейп повернулся к Поттеру и, пригладив все еще всклокоченные со сна волосы, недовольно проворчал:

— Порой мне кажется, что ты вознамерился утопиться.

— Тогда почему ты не рвешься меня спасать? — отшутился Гарри.

— Возможно, не хочу мешать.

Смерив Поттера нечитаемым взглядом, Снейп отправился приводить себя в порядок, а Гарри посчитал за лучшее приготовить завтрак.

Одевшись, он спустился на кухню и сразу же поставил вариться кофе и жариться тосты. Как же порой ему хотелось купить кофеварку, чтобы не следить за этим капризным напитком самому. Северус наотрез отказался терпеть на своей кухне маггловскую технику. Словно Гарри не такой же полноправный хозяин этого дома, как и он. Из холодильного шкафа было извлечено масло, джем и несколько вчерашних сэндвичей. Не густо, следовало бы пополнить запасы. Эльфов в доме не водилось, поэтому продукты закупали сами владельцы. Правда, иногда Северус призывал кого-нибудь из обслуги Хогвартса, но исключительно ради того, чтобы передать что-нибудь директору или старостам своего факультета.

Когда хлеб поджарился до золотистой корочки, а кофе покрылось пенной шапкой, в дверях показался Снейп. Он почти полностью оделся, только сюртук остался не застегнут. Видимо, запах еды выманил его, не дав полностью экипироваться. Влажные волосы придавали ему домашний вид.

Гарри поставил две аккуратных чашечки с блюдцами на стол и разлил в них горячий напиток. Рядом разместил тарелки со съестным.

Снейп молча сел и, поблагодарив, принялся за еду. Когда Поттер уселся напротив, его взгляд зацепился за болезненную морщинку, залегшую между подвижными бровями. Обычно она становилась глубже, когда у Северуса болела голова.

— Мигрень? — отстраненно поинтересовался Гарри, надеясь, что не его утренний побег стал ее причиной.

— Нет повода для беспокойства, — коротко ответил Снейп. — Сегодня я намерен поработать с экспериментальным зельем. Рекомендую не прерывать меня.

— Хорошо, — кивнул Гарри, покусывая губу. — Я схожу в магазин, а потом займусь делами в кабинете. Надо накатать отчет по вчерашнему рейду.

Северус скривился от неуместной фразы, больше подходившей какому-нибудь студенту, нежели начальнику отдела. Он давно махнул рукой на манеры Гарри, успокоившись тем, что тот ведёт себя так исключительно в узком кругу близких людей.

Поттер расстроился, уловив, как Снейп морщится, и как появляются бороздки вокруг его глаз, когда тот прикрывает веки. Почему-то Гарри ощутил иррациональную вину за это.

«Черт, Северус», — он медленно и тяжело вздохнул, звонко ставя чашку на стол.

Снейп вопросительно взглянул на него, а потом настороженно замер, когда Гарри молча соскользнул с табурета и приблизился к нему.

— Что... — удивление в его голосе быстро сменилось безразличием. — Что ты хотел?

Мелькнувшая в чернильных глазах печаль остудила порыв Гарри. Однако он не привык отказываться от намеченного, поэтому склонился и, мягко обхватив лицо руками, поцеловал уголок губ Северуса, а затем, немного подумав, и болящие виски, где заметно забилась синяя венка.

Северус сжал кулаки и отвернулся, вырываясь из его пальцев.

— Это лишнее… — едва не добавил жесткое “Поттер”.

Гарри от неожиданности отступил.

— Почему?..

— Удачного дня, — зельевар встал и, не говоря больше ни слова, вышел из кухни.

Гарри не мог пошевелиться.

«Ну вот и назрело».


* * *
«Здравствуйте, мистер Поттер.

Ваша проблема, к счастью, не нова. Попытаюсь вам помочь.

Я давно изучаю воздействие остаточной магии темных проклятий. Обычно с этим сталкиваются авроры или, в недалеком прошлом, жертвы Пожирателей смерти. В вашем случае, думаю, болезнь развилась из-за третьего непростительного, нацеленного на разрушение души и магического ядра. Вылечить это, увы, пока еще не удалось, но надеюсь, когда-нибудь...

Носители очага такого заболевания проживают в лучшем случае лет тридцать, в худшем десять. Это зависит от того, где сосредотачивается отдача от проклятья: если в конечностях, то вам повезло, и вы останетесь калекой. Простите мне профессиональный цинизм, но это действительно везение, так как “чума” во внутренних органах грозит разными неприятностями, от которых уже не избавиться.

Ваша, будем называть это опухолью, пока небольшая и почти незаметна для сканирующих чар. Мы можем попытаться ее уменьшить. Это сложная операция, но безопасная. Она позволит вам зачать наследника, но в очень ограниченные сроки. Поэтому советую вам позаботиться о супруге. Приходите завтра в приемную, и мы все обсудим.

Профессор С. Э. Кортелус»


Гарри отложил письмо трехлетней давности, спрятанное в книге по законопроектам. Именно тогда он впервые обнаружил "подарочек" Риддла. За последние несколько месяцев Севастьяну удалось добиться значительных успехов в разработке действенных заклинаний. Поттер помогал ему добывать мощные артефакты, с которыми процесс пошел намного быстрее. Профессор оказался добрым малым, хоть по возрасту был старше Снейпа на пять лет, но Гарри с ним оказалось очень просто и довольно интересно. Он чем-то даже напоминал ему Северуса.

Проблема, с которой пришлось столкнуться Гарри, была не из легких и затрагивала весьма личные стороны жизни. Он был даже согласен никогда не иметь детей, и, не будь у него сердечной привязанности, то отсутствие постели не так уж и страшило его.

Сокращение жизни, конечно, тоже не радовало, но с его любовью попадать в разного рода передряги, не факт, что он вообще дотянет до старости.

Операция, что намечалась тогда, оказалась безуспешной. Опухоль стала меньше, но избавиться от нее полностью не удалось.

Стук в окно прервал мысли Гарри. Он забрал последнее письмо и бросил его в сундук к остальным. Наложив на свой тайник защитные заклинания, он пошел встречать почтальона, который принёс вести от Кортелуса. Поттер их ждал.

— Ты очень вовремя, — аккуратно отвязав мешочек от лапки, он предложил ей переместиться на каминную полку, где было тепло, и стояло блюдце с печеньем.

В короткой записке содержались рецептура и время следующей встречи. Профессор желал удачи в тестировании зелья. Гарри усмехнулся и отнес семь флаконов в ванную.

Северус туда никогда не заходил.

От обдумывания планов на вечер аврора оторвала ощутимая вибрация под ногами. У камина из паза выскочила и с грохотом упала кочерга.

«Это что взрыв?..» — пришла смутная догадка, и в следующую секунду Гарри выронил из рук записку, бросившись в подвал.

Приблизившись к темной двери в конце короткой лестницы, он увидел, как из щели под ней струится дым. Взмахнув палочкой, Гарри не без труда пробрался внутрь, ощутив на себе обжигающий поток пара.

«Чертовы эксперименты!»

URL
2015-10-04 в 15:11 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Закрывая нос длинным воротом свитера, он повел палочкой, собирая в нее едкий дым. Буро-серая завеса начала таять, давая разглядеть пахнущее смолой и чем-то горьким помещение. Среднего размера медный котел стоял на подставке, огонь под ним погас, залитый содержимым. Потеки на металле были белесого цвета и покрывались синеватым инеем. Зельевара, устроившего все это безобразие, Гарри обнаружил около разломанного стола.

Гарри широким шагом пробрался к нему, но в полуметре от растянувшегося тела он наткнулся на сильное магическое поле.

«Успел защититься, — с облегчением подумал он. — Значит, и отключился после падения».

Убрав щит, Поттер опустился на колени и прощупал пульс. Когда понял, что сердце бьется ровно, то спокойно осмотрел повреждения. Видимых ран не наблюдалось, сканирующие чары не выявили отравления, только ушиб спины и легкое сотрясение. Наложив заклинание невесомости, Гарри с легкостью поднял Северуса на руки.

— Надеюсь, ты об этом не узнаешь, — хмыкнул Поттер.

Устроив свою ношу на кровати наверху, он стянул с нее мантию и сюртук, оставив лежать на боку. Кожа Северуса всегда поражала Гарри своей тонкостью. Синяки на ней появлялись довольно быстро. Как и сейчас. На пояснице расползалось болезненное темное пятно. Гарри провел по нему кончиками пальцев. Нужно поискать мазь от гематом. У него этого средства хранилось в достатке, причем несколько видов. Во время операций или на тренировках всегда что-то случалось, как с самим Гарри, так и с его ребятами.

Пока Снейп приходил в себя, Поттер покинул спальню, чтобы открыть окна и проветрить дом от паров зелья, которые витали везде, даже в кладовой и в холодильном шкафу.

«Придется мыть все комнаты, начиная с подвала, — в душе застонал молодой человек. Если пар осядет на вещах, то можно случайно отравиться. — Надо попросить эльфов из Хогвартса».

Когда дом наполнился запахом осенней листвы и начинающегося дождя, Гарри заварил чашку душистого чая, добавив туда пару ложечек мёда, и отправился наверх, прихватив по ходу средство от ушибов. Он, не стуча, вошел в спальню. Снейп уже очнулся и сидел на кровати, вцепившись рукой в поясницу.

— Северус, лучше не двигайся, — Гарри водрузил чашку на тумбочку и скомандовал: — Ложись на живот, намажу тебе спину.

— Покопался в моих запасах? — недовольно проворчал Снейп, устремляя цепкий взгляд на руки Гарри.

— Нет, в своих.

— Хм, — Северус узнал банку и без вопросов медленно перевернулся.

Гарри покачал головой, присаживаясь рядом.

— Что случилось с твоим зельем? — спросил он, чтобы чем-то заполнить образовавшуюся тишину.

Снейп не заговаривал почти пару минут, и его собеседник безропотно наносил приятно пахнущее средство на повреждённые участки бледного тела.

— Сегодня состав должен был вступить в нестабильную фазу. В расчетах я допустил... ошибку со временем, — через силу признался Снейп. Гарри давно понял — Северуса может заставить рассказать о чем-то только он сам. — Интуитивно я понял, что пора добавлять порошок из костей солнечника с каплей вытяжки плода черного дерева, что и проделал. Реакция из-за этого пошла быстрее, и я не успел стабилизировать её огнецветом. За что и поплатился.

Между ними повисла тишина. Гарри слегка улыбнулся и принялся за оставшуюся часть синяка. Маленькое, но такое значимое достижение — Северус все чаще стал признавать свои ошибки вслух перед Гарри.

— Ты, вроде, собирался идти прогуляться, — через какое-то время, чуть расслабившись, напомнил Северус.

— Я не успел.

— Думаю, я составлю тебе компанию. Начинать эксперимент по-новой бессмысленно.

— Почему? — Гарри почти закончил свое приятное занятие, с сожалением ощущая, как опять нахлынуло недомогание. Он убрал руки и отвел взгляд.

— Нужно ждать следующего полнолуния, — неохотно пояснил Снейп и осторожно сел. Мазь впитывалась быстро, видимо, одна из экстренных.

Заметив, что Гарри смотрит куда угодно, но только не на него, Северус скривился и быстро принялся одеваться.

— Как твоя голова? — осторожно поинтересовался Гарри, поднимаясь и отступая к двери. — Я принес тебе успокаивающего чая.

Северус не проронил ни слова, продолжая облачаться.

Гарри казалось, что с каждой новой вещью мужчина все больше дистанцируется от него. Это оказалось чертовски неприятно. Поттер сглотнул и через силу подступил к нему, чтобы коснуться плеча, но его остановил предостерегающий рык.

— Не трогай.

— Северус…

— Что не так, Поттер? К чему все эти дозированные знаки внимания, если тебе даже смотреть на меня противно?

— Мне не противно! — опешил Гарри.

— Оно и видно, — еще холоднее процедил Снейп, застегивая пуговки у шеи.

Он обошел Поттера и скрылся в коридоре.

На этот раз Гарри догнал его в гостиной и схватил за руку, не позволив спустился в подвал.

— Северус, я понимаю о чем ты.

Снейп развернулся и сложил руки на груди.

— Что же ты понимаешь?

— Я обидел тебя.

— Блестяще, но мимо, — в черных глазах вспыхнуло разочарование.

— Извини…

— Почему ты сбежал утром? Вспомнил, что лежишь не с тем, с кем хотелось бы? Так знай, я тебя не держу.

Гарри смотрел на него в недоумении.

— Я… я всегда знаю, с кем лежу в постели, — сказал он, удивляясь почему вопрос именно такой.

— Вот оно как, — бровь Северуса взлетела вверх. — И как же часто ты лежишь с тем, кого знаешь?

Воздух начал пощелкивать от сгустившейся магии. Гарри ощутил поднимающуюся в душе ярость, когда смысл слов и жалящих интонаций Северуса полностью до него дошел.

— Да как ты… С чего ты взял?! — рявкнул он своим командным голосом. — Я столько времени завоевывал твое внимание!

URL
2015-10-04 в 15:11 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Вот и мне интересно, для чего? — ничуть не поколебался Северус, взгляд его все также был прохладным и настороженным.

— Ты просил меня не торопиться, и я следовал твоей просьбе… — выплюнул Поттер.

— Гарри, — всего лишь имя, но сказанное спокойно, даже мягко. — Я не слеп.

Из Поттера словно выпустили весь воздух. Он поджал губы и опустился в кресло. Через томительные несколько минут, он почувствовал на плече теплую руку и поднял глаза.

— Расскажи.

Гарри судорожно соображал. Выходило, что Северус считает, будто он кого-то себе нашел. А это было совершенно неприемлемо. Он усмехнулся, а потом рассмеялся.

Северус напрягся.

— Мерлин… Как ты мог верить, что я тебе изменяю? Это же смешно, — фыркнул Гарри.

— Я так не считаю, — Северус очень хотел накричать на мальчишку, чтобы тот не трепал ему нервы и сказал все, как есть.

— Северус, у меня кроме тебя никого нет, и не было, — сказал, как отрезал Гарри. — Об этом даже не беспокойся.

Снейп чуть успокоился и присел на диван.

— Могло показаться, что я тебя избегаю, — медленно начал разъяснения Гарри, одновременно просчитывая, как лучше это сделать, — но лишь потому, что я не хотел, чтобы ты чувствовал притеснение. Я могу быть весьма настойчивым и знаю это, поэтому приходилось бить себя по рукам и задействовать все навыки твоей любимой окклюменции. Я просто хотел оградить тебя от своих поползновений. — Гарри улыбнулся.

А вот Северус не поверил. Он откинулся на спинку и задумчиво принялся изучать своего когда-то не слишком усердного ученика и нынешнего возлюбленного.

— Это очень мило с твоей стороны, но разве некоторые действия не должны были служить достаточным подтверждением, что тебе уже не стоит так усердствовать в воздержании? — уточнил Северус.

Гарри отмахнулся достаточно правдоподобно.

— Знаешь ли, я бываю редкостным болваном, особенно когда нужно читать по твоему лицу.

Северус хмыкнул. В чем-то Гарри был прав.

Поттер быстренько поднялся и примостился рядом со Снейпом. Закинув руку на спинку дивана, он ласково погладил Северуса по волосам, перебирая пальцами пряди.

— Мне так часто хотелось это сделать. Ты даже представить этого не можешь, — по-секрету поделился он.

— Почему же, вполне себе представляю, — чуть потерявшись от чудесных ощущений, прошептал Снейп. Он повернул голову к Гарри, чтобы сказать пару язвительных фраз в адрес такой неумелой попытки поменять тему, но не тут-то было.

Поттер улыбнулся ему яркой, совершенно сводящей с ума улыбкой, и пружина сдержанности и благоразумности с протяжным звоном лопнула. Не задумываясь больше о приличиях, Северус подался вперед и впился в розовые губы.

Гарри сначала испуганно замер, но не дольше, чем на пару секунд, после чего приоткрыл рот, позволяя Снейпу убедиться, что ему позволено все.

Северус давно такого не испытывал. Казалось, его кто-то околдовал. Сердце колотилось, как ошалелое, кровь неслась по жилам с огромной скоростью, отчего сразу стало тесно в брюках. Губы Гарри, его податливое тело. Руки скользили по тонкой футболке, норовя пробраться под неё, прижимая сильнее к груди. Северус не мог насытиться вкусом губ молодого мужчины и насладиться твердостью перекатывающихся под пальцами мышц.

Поттер отвечал ему с не меньшим энтузиазмом, несмотря на пронизывающие его лучи острой боли, давившей возбуждение. Вытерпев разумное количество горько-сладкой муки, он все же оторвался от тяжело дышащего Северуса и, игриво чмокнув его в нос, выдохнул:

— Сначала душ, потом продолжение. На нас пары от твоего варева...

В глазах Снейпа появилось странное выражение, смесь надежды (дикого огня, порожденного многолетним голодом по чужому теплу) и беспокойство за недосмотр в плане безопасности.

— Верно, — пришлось ему согласиться и нехотя отпустить Гарри. Сразу же пришло ощущение холода и пустоты в душе. — Нужно проветрить все и прибрать в лаборатории.

— Проветрить — сделано. А с уборкой, может, подождем? — Гарри сделал щенячьи глазки, но на самом деле он не мог встать и поэтому оттягивал время. Ему требовалась еще хотя бы пара минут, чтобы мышцы спины расслабились.

— Хорошо, — задумчиво ответил Снейп и позвал домовика.

С хлопком появилась Винки.

— Будь добра, вымой все комнаты и шкафы в этом доме, начиная со спален, — блеснул он глазами и поглядел на Гарри.

Поттер впился ногтями в ладонь, чтобы не выказать ни грамма настоящих эмоций. На его лице по прежнему сияла улыбка.

Северус покусал щеку, заметив напряженность Гарри, но списал все это на волнение перед предстоящим. Мальчишка вел себя естественно, но что-то казалось ему все же не так.

Эльфийка исчезла, и Северус поднялся.

— Идем? — он протянул руку Гарри.

— Ступай, я навещу ванную комнату в своей спальне. Так быстрее.

Северус не стал говорить, что они могли бы принять душ вместе, и просто кивнул. Помедлив, он погладил Гарри по щеке. Хотелось что-нибудь сказать, как-то выразить свою благодарность, но слова, предатели, не шли. Столько времени он мучился в догадках, подозрениях, а всего лишь нужно было спросить. Гарри не обманывал, его мальчик все еще его. Точнее станет полностью его сегодня.

— Не задерживайся, — с любовью произнес Снейп, лаская взглядом и пальцами.

Гарри не смог пошевелиться от такого теплого голоса и пронизанного нежностью взгляда.

— Ни на минуту, — пообещал он, когда Северус уже скрылся на втором этаже.

URL
2015-10-06 в 17:57 

инна мис
Спасибо.

2015-10-18 в 13:17 

Murna Ben C
Людей с высоким интеллектом посещают крайне извращенные фантазии... я знаю, о чем говорю. (c)
ОМГ!!! Тупоголовый гриффиндорец!!! Хватит мучить Севушку своими баснями!!! Сдавайся уже!

:red:ljnkzncv :red: Дооозууу Прооодуу!

2016-01-31 в 22:41 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
Глава 4. Все не так просто


Северус постучал в комнату Гарри и задумчиво сцепил руки за спиной. Прошел почти час, но будущий любовник так и не явился. Конечно, в первые десять минут, в течении которых Снейп в предвкушении тщательно мылся, надежда кружила голову, но чуть погодя, в расстеленной кровати, а затем меряя спальню нервным шагом, он почувствовал, как радость поутихла, сменившись беспокойством. Окно в камине оказалось скрыто заклинанием, не позволяя увидеть соседа. Возможно, Гарри требовалось больше времени? Может, сомневается в правильности...

— Входи, — сбило его с мысли хриплое разрешение.

Снейп мягко толкнул дверь и проскользнул внутрь. Вид бледного, полулежащего на постели объекта его дум выдворил из головы все лишнее. Гарри держался за живот, болезненно кривя губы и прерывисто дыша. Примерзший на целое мгновение к полу, Северус молнией метнулся к нему.

— Что с тобой? — длинные пальцы пробежали по неровно вздымавшейся груди и остановились на вцепившейся в халат ладони. — Тебе плохо? — в голове приносились возможные последствия отравления.

— Прости, — тихое на выдохе извинение опровергло все идеи начавших формироваться планов в деятельном разуме Северуса. Гарри отстранился. — Просто нервы. Ничего… ничего страшного.

— Ты весь бледный. Гарри, это чересчур. Я же не монстр в конце концов, — расстроенно произнес зельевар, выпрямляясь. Его взгляд искал в лице молодого мужчины брезгливость, отвращение или… жалость, но находил лишь плохо скрытый испуг и страдание. Совершенно не понимая, Северус тихо прошептал, стараясь успокоить: — Тебе нечего бояться. Я скорее отгрызу себе руки, чем наврежу тебе.

— Я не сомневаюсь. Мерлин… дело не в этом, — раздраженно вырвалось у Гарри.

Зелье почему-то еще не подействовало, и внутренности от малейшего движения резало словно на живую. Возбуждение давно прошло, но, как всегда, оставило после себя неприятный долгоиграющий эффект. Северус появился не кстати. Хотя... Гарри отвернулся, чтобы не видеть встревоженного взгляда, и негромко начал:

— Я задолжал тебе одно объяснение. Это совершенно тебя не обрадует, — с трудом ему удалось сесть.

— Ты меня все же обманывал и на самом деле предпочитаешь женщин? — иронично проронил Северус и картинно вздохнул.

— Нет, — фыркнул Поттер. — Конечно, нет. Сядь.

Снейп с минуту внимательно смотрел на него, затем выполнил просьбу.

— Рассказывай, — сухо посоветовал он.

Гарри кое-как поднялся и сходил в кладовку, где стоял сундук с заключением от целителя и подробностями экспериментов. Не наклоняясь, чтобы сильнее не растревожить болезненные ощущения, он развеял защитные чары и призвал пару конвертов. Погладив истрепавшиеся уголки гладкой бумаги, Гарри развернулся к наблюдающему за ним Северусу.

— Прочитай. Только, не сердись... слишком уж сильно, — он сглотнул. — Знаю, что виноват, я не хотел настолько затягивать. Думал, справлюсь сам.

Снейп не усидел и, вскочив, выхватил злосчастные пожелтевшие прямоугольнички.

— Что там еще такое, Поттер, — проворчал он, потроша пухлые конверты и впиваясь острым взглядом в содержимое.

По мере того, как темные глаза пробегали ровные строчки текста, лицо волшебника становилось все белее, а руки сильнее стискивали пергамент.

Гарри кусал губу и ждал грозы. Даже спазмы показались ему не такими нестерпимыми, как напряжение, залегшее в груди и мешавшее спокойно проталкивать в легкие воздух.

Когда Снейп отложил последний листок и взглянул на окаменевшего Поттера, тонкие губы кривились в надменной усмешке.

— Как познавательно.

Поттер со страхом считал секунды до своего приговора. По спине уже побежали мурашки.

— Прости… — более глупого слова и придумать нельзя.

Выражение глаз Северуса изменилось слишком быстро, чтобы это заметить: трескучий лёд надломился в момент перевоплощаясь в адово пламя. Бесстрастное лицо дрогнуло вслед за выражением глаз, словно запуская невидимый механизм. Между бровями прорезалась глубокая морщина, а у губ расползлось множество мелких, но острых, как иглы; крылья носа угрожающе затрепетали, будто собирались исторгнуть клубы дыма и огня. Гарри стало душно и не по себе. Волшебная мощь Снейпа развернулась широким гибким плащом, обдавая обоих ощутимым теплом и легким ветром. Волосы на затылке Поттера зашевелились.

— Опухоль, какая мелочь, да, Поттер? — прогремело в ушах приговоренного. — Воздействующая на брюшную полость и всю половую систему. Вот это да! Годы на экспериментальные зелья и операции. Спрашивается, какого Мордреда ты молчал?! И как ты представлял мою реакцию на ЭТО?! — Северус начал наступать на него, заставляя позорно пятиться.

Сердце Гарри больно бухало о ребра, вызывая привкус желчи во рту.

— Я думал, что смогу разобраться сам, не вовлекая тебя.

— Ты смертельно болен, болван, и врал мне! — с совершенно бешеным взглядом, возмутился Снейп. — Эгоистичный мерзавец, как ты посмел?

— Северус…

— Молчать! — возбужденно прошипел он, нависая над Гарри во весь свой немаленький рост, который сейчас казался просто немыслимым. — Я столько лет тянул тебя за уши с того света, а ты собрался загнуться из-за самонадеянности? Ты понимаешь, что творишь?!

— Ничего я не собрался!... — выкрикнул Гарри, но сразу же заткнулся, заметив опасные всполохи за спиной рассерженного зельевара, но потом все же продолжил: — Ну прости… пожалуйста. Я узнал об этом, когда ты уехал. Общался с кучей специалистов. Проблема не казалась неразрешимой. К тому же, когда ты вернулся, не было причин беспокоиться. Ну ты же ничего не хотел... в смысле близости. Опухоль не развивалась. Я собирался вылечиться к тому моменту, как ты оправишься.

Снейп резко отвернулся, чтобы не снести лохматую голову, и грозным зверем заметался по комнате. От горечи и пожирающей душу ненависти он почти рычал. Хотелось выместить хоть немного злости на обидчике. Каким же слепцом он себя чувствовал! Столько мучиться догадками, а ответ оказался прост — болезнь. Мысль о том, что Гарри все же не преследовал никаких злых целей на его счет, оказалась ничтожным утешением.

Как же хотелось ударить этого идиота, разбить его виноватое лицо, не видеть потускневших зеленых глаз...

Но вместо этого с губ сорвался страшный вопль, Северус, не помня себя, кинулся к Гарри и, противореча развернувшемуся внутри смерчу, с силой вжал в себя.

— Подлец, — зло прошипел он, до синяков стискивая дрожащие плечи. — Сердце бы вырвал.

— Мое принадлежит тебе, поступай как знаешь, — ни жив, ни мертв прошептал Поттер. Грудь Северуса нещадно пульсировала, отчего Гарри стало ещё хуже. Пусть останутся следы от вцепившихся в него рук, он даже рад был. Все лучше, чем безразличие.

— Я про свое говорю, глупец, — с жалостью пояснили ему.

Северус зажмурился, машинально пропуская непослушные вихры через пальцы. Он гнал от себя опасную ярость. Нельзя. С Гарри так нельзя. Обманувший его мальчишка, не стал менее любимым. Ещё не поздно, он начнет работать над лекарством, и все исправит.

В какой-то момент Снейп понял, что не столько злость владеет им, сколько испуг.

Простояли они так довольно долго. Гарри прикипел к Северусу, немного умиротворенный лаской после шокотерапии и ждал вердикта.

— Опиши подробно зелье, что дал тебе Кортелус, — отпуская помятого и неуверенно стоявшего на ногах Гарри, потребовал Северус.

Он еще не полностью успокоился, но уже не чувствовал потребности размазать обманщика по стенке. Его немного начало потряхивать, поэтому он счел за лучшее не показывать этого.

— Я могу дать тебе флакон для исследования. Хотя, если ты хочешь, профессор сам все расскажет, — заметил Гарри, опускаясь на постель. За переживаниями он почти не заметил, как боль в животе утихла. Кажется, лекарство дало надлежащий эффект, а это значит… появился шанс унять тревоги Северуса.

— Непременно побеседую с твоим целителем, — опасно ласково пообещал зельевар и строго приказал: — Неси зелье, Поттер.

— Северус, знаешь… не нужно спешить. Я же не умираю прямо сейчас, — неуверенно улыбнулся Гарри и похлопал рядом с собой.

— И что ты мне предлагаешь? — насторожился Снейп, складывая руки на груди.

— Садись. Давай проверим, — предложил Поттер.

— Ты уже выпил его? — рассерженной коброй зашипел Снейп.

— Северус…

— Чертов идиот, отвечай!

— Да, выпил, — уныло вздохнул Гарри, прислушиваясь к своим ощущениям, а еще к крепким, но несомненно метким, словечкам, которыми его виртуозно награждал личный Страж.

Северус призвал себя к спокойствию. С минуту он стоял, не произнося ни звука и сверля понурившегося героя суровым взглядом. Гарри даже почудилось, что еще немного, и у того над головой вырастет грозовая туча.

— Ляг, — сквозь зубы велел Страж.

Поттер не подумал ослушаться. Забравшись на кровать с ногами, он откинулся на подушку. Снейп сел с краю и прохладной рукой откинул полы халата пациента, открывая голый живот (к счастью, на бедрах у Гарри были пижамные штаны, однако это не скрыло особой заинтересованности в таком осмотре).

— Поттер, если это такая шутка, я откручу тебе голову и все остальные невостребованные части тела, — сказал Северус, отметив реакцию Гарри.

Тот заставил себя не смущаться, но с румянцем на щеках так просто не поспоришь.

URL
2016-01-31 в 22:41 

ljnkzncv
"Воображение важнее, чем знание". А. Эйнштейн, "...величайшее умение писателя — это уметь вычеркивать". Ф.М. Достоевский
— Я бы никогда не стал так шутить. Тем более с тобой.

Ловкие пальцы прикоснулись к животу, отчего Гарри вздрогнул. Северус посмотрел ему в лицо:

— Какие-то особые ощущения?

— Ничего… то есть, не больно.

— А обычно больно? — резко уточнил он, отчего его щека дернулась. — Тебе больно, когда тебя касаются?

— Нет, только когда это делаешь ты. В смысле, когда я возбуждаюсь.

Северус замер от слов Гарри и убрал ладонь. Опустив взгляд, он начал читать заклинание. Поттер сначала прислушивался к низкому тембру, но потом перестал. Эти чары ему были хорошо известны. Позволяя Северусу все, что он хочет, Гарри просто наблюдал за сосредоточенным лицом. Жизнь преподнесла ему самый удивительный подарок, одарив любовью этого человека.

Через несколько минут Снейп отвлекся от своего занятия.

— Зелье заблокировало нервные окончания вокруг очага. Сейчас это хорошо, но с частым использованием приведет к их отмиранию, — задумчиво заключил он. — Не знаю, предполагал ли это твой целитель, но нам с ним нужно обсудить эффекты. Учитывая результаты, зелье неплохое, но нуждается в доработке. Сколько раз ты принимал другие экспериментальные составы?

Гарри еще был под впечатлением от слов Северуса, поэтому ответил не сразу:

— Около сотни.

— Плохо, — поморщился Снейп, а потом вдруг обмер и прошипел: — Как же вы их с профессором проверяли?

Гарри с непониманием уставился на него. Вокруг Северуса опять заклубилась магия, а выражение лица застыло нечитаемой маской. Тишина явно затянулась и смущенно-непонимающий вид Поттера кажется не вносил ясность в ситуацию.

— Северус! — возмутился Гарри. — Он не заставлял меня ничего такого делать.

— Совсем ничего? Может, он все сам делал?..

Повисло еще более неприятное молчание. Гарри удивленно рассматривал раскрасневшегося друга, а потом внезапно захохотал.

— Мерлин, ты такой!..

— Я смешон? — оторопел Северус, неосознанно сжав запястье Гарри.

— Нет, — самоубийцей Поттер, конечно, не был. Погладив ревнивца по напряженной руке, он мягко произнес. — Извини. Все зелья я принимал дома. За исключением первых двух, но тогда для проверки я рассматривал журналы.

— Дома, один?

— С тобой, — улыбнулся Гарри, с нежностью во взгляде. — Ты иногда так смотришь на меня, что можно кончить только любуясь.

— Ладно, — чуть смягчился Северус, хотя наметил себе проверить мысли целителя; запахнув халат Поттера, он чуть отстранился. — Сколько времени длится эффект зелья?

— Ну, я выпил целый флакон. Значит, часа три.

— Ты хотел попробовать? — поколебавшись уточнил Северус.

— Это очевидно, — вздохнул Поттер.

— А ты его… именно этот вариант, уже опробовал при менее требовательных… хм, при легком возбуждении? — запнулся он, потом напряженно добавил: — Что бы ты делал, если бы зелье не сработало?

— Я бы все тебе рассказал. Собственно, что и случилось, — заверил Гарри. — Поверь, мне было не просто скрывать от тебя правду. Я чувствовал, что тебе совершенно не радостно от непонимания, почему я не отвечаю на твои… знаки внимания. Я сам очень желал секса. С тобой, — на всякий случай добавил он и, сев, потянулся к Северусу. Хотелось поцеловать строптивца, в первый раз не отвлекаясь на боль. Однако, Снейп не дался.

— Гарри, я еще не простил тебя, — он перехватил загребущие ручки и отвел их. — Если ты думаешь, что можешь вывалить на меня всю эту информацию, а потом спокойно заняться любовью, то ты крайне ошибаешься.

— Конечно, нет, — Поттер серьезно посмотрел на него, а потом, смутившись, произнес: — Я не уверен, что даже с зельем у нас получится. С моим-то опытом…

— О да, с таким богатым опытом мог бы уже давно перестать попадать в опасные ситуации. Лучше бы проявлял неуверенность, выбирая сделать очередную глупость или нет, а не перед дверью в мою спальню! — иронично сказал Северус. — Уверяю тебя, сегодня у нас точно ничего не будет, — задумчиво помолчав, он продолжил: — Но потом, когда мы разберемся с лекарством, и я смирюсь с твоим поступком, — он приложил палец к губам Гарри, останавливая его, готового опять извиняться, — тогда, без сомнений, тебе не придется бояться, что у нас что-то не получится. Я гарантирую, — это было многообещающим утверждением, поэтому Поттер прекратил свои поползновения.

— Хорошо, — спокойнее выдавил он.

— А теперь неси зелье.

Гарри поднялся и, улыбнувшись, спросил:

— Могу я тебя попросить?

— Что еще? — вздохнул зельевар.

— Поцелуй меня. Я никогда не чувствовал нашего поцелуя без боли, — Поттер умоляюще посмотрел на него.

Северус с минуту думал. Просьба была простая, и ему даже очень хотелось ее исполнить. Однако было весомое “но”. Гарри его обманывал и не заслужил поощрение за это. Поэтому Снейп сурово заметил:

— Нет, Гарри. Ступай.

По выражению лица Поттера было понятно, что он обиделся, но быстро справился с собой. Северус криво улыбнулся и, протянув руку, на удивление самому себе, нежно погладил его по щеке. Гарри прикрыл глаза, получая удовольствие от ласки. Это и впрямь было удивительно, особенно при отсутствии боли. В животе словно порхали бабочки, и от этого хотелось петь. А что их ждет, когда они наконец займутся...

— Зелье, — прервал его мечты властный голос.

Гарри вздохнул, прогоняя наваждение, и отправился в ванную.

URL
2016-02-01 в 12:29 

Murna Ben C
Людей с высоким интеллектом посещают крайне извращенные фантазии... я знаю, о чем говорю. (c)
ЭЭЭэээхх, когда же? когда? :itog:
Буйно злобствующий Севушка мой новый кинк :peshi:

2016-02-01 в 13:35 

Mishel_7
Спасибо)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Квинтэссенция

главная